• «Подъём» с Сергеем Доренко от 10 сентября 2018 года

    08:30 Сен. 10, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Понедельник. 10 сентября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте все! Это радио «Говорит Москва»! «Говорит Москваааа»! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: А чего, я уже что-то на YouTube выложил? Вместо того, чтобы готовиться, я уже чего-то на YouTube выложил. Вот дурак-то, господи, помилуй. Где был я вчера, надо вспоминать. Кто чего делал вчера, расскажите нам про вчера. Вчера большой день был. Я покупал шлем Arai. Правда. А люди в этот момент митинговали, ходили голосовать и так далее.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы шопились.

    С.ДОРЕНКО: Я шопился, но так, не дошопинг. Несколько открытий произошло. Во-первых, у меня не 59 голова, а 61. А голова толстеет?

    Э.ХАСАНШИНА: Так это мозг растет.

    С.ДОРЕНКО: Мозг не может расти, он растет вниз. Мне кажется, кожа нарастает, какая-то кожа становится слоистая как у буйвола. Потому что у меня 59, мне кажется, может быть, я ошибаюсь, была голова в армии. А сейчас 61. Мне чувак вчера говорит: да XL в чистом виде. Я говорю: а почему я Marushin покупаю L и Shoei покупаю L, а почему Arai должен быть XL? Нет, мне не понравился Arai, я не человек Arai. Надо для себя решить, кто ты. Это в мотоциклетном деле все решается. Ты должна один раз для себя решить. Зависит от формы черепа. Если у тебя, допустим, азиатский череп…

    Э.ХАСАНШИНА: Азиатский.

    С.ДОРЕНКО: Это значит без затылка, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Скошенный такой.

    С.ДОРЕНКО: У меня в Arai, даже в самом XL, торчит нос за стекло. Понятно, да? Я тебе объясню. Мотоциклетные азиатские шлемы, в Marushin я могу вот так губами, языком потрогать шлем, потому что он рядом со мной, вообще никакого расстояния, он прижат ко рту. В Arai то же самое, но еще хуже. В Arai я еще не могу даже стекло закрыть, потому что у меня нос торчит. Они сделаны для плосколицых. Нужны плосколицые курносые люди без затылка. Должны одновременно удовлетворять следующим требованиям: не должно быть затылка, не должно быть носа и так далее. Такой железный дровосек должен быть. Но на меня не получается. Я железный дровосек наоборот, в другую сторону. Я шоевский, я могу только Shoei надеть. Marushin и Arai не могу. Ну все, плевать. «Сколько можно про мотоцикл?» В каком смысле? Ну подождите, дайте снег выпадет, мы перестанем, Владимир, про мотоцикл.

    Э.ХАСАНШИНА: Дайте последние дни порадоваться.

    С.ДОРЕНКО: Почему последние дни? Мы еще будет радоваться и радоваться. Вы видели погоду? Погода такова, что единственное, чего мы лишимся в ближайшее время, это женщин в шортиках.

    Э.ХАСАНШИНА: Днем, конечно, тепло, а вот утром и вечером прям зябко становится.

    С.ДОРЕНКО: «Девочки, шорты вам к лицу», я написал у себя в сетях, люди смеются. Это правда. Сегодня 23, завтра 24, а вот со среды 19, 20, 20, 19, 19, 19, 20, 20, 20, 20, 19. На 15 дней. До 24-го числа, 24 сентября будет 19 градусов, ночью 8. Почему это не мотоциклетное время? Самое мотоциклетное.

    Э.ХАСАНШИНА: Прохладно, наверное, ехать-то, ветерок поддувает.

    С.ДОРЕНКО: Как тебе сказать? Если ты идешь по шоссе 150, ясень пень, что холодно. Поэтому надо ветрозащиту ставить и теплозащиту ставить. Но если ты не по шоссе, а по городу, я умоляю, ничего страшного.

    Хорошо. Расскажите мне про выборы. Кто-нибудь ходил же выбирать. Я тоже, как все. Расскажите про выборы. Кто был? Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я ходил вчера на выборы, проголосовал на выборах мэра Москвы.

    С.ДОРЕНКО: Вы в каком районе? Как все было устроено? Были ли цыгане с медведями, что-нибудь такое?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы находимся в районе Косино-Ухтомское. Ощущение, что власть пыталась превратить выборы в праздник. Там ярмарка, мороженое.

    С.ДОРЕНКО: Так это же был День города одновременно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот так продумали. На самом деле у нас уже второй раз такое. На президентских выборах то же самое было. На участке праздник, флаги. Но меня удивило, знаете, что? Результаты сегодняшнего утра я уже посмотрел. Я не теряю надежду в наш народ, потому что во многих регионах «Единая Россия», проигрывает с треском.

    С.ДОРЕНКО: В Москве 72 или 74? Сколько процентов?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Было с утра 69 с копейками.

    С.ДОРЕНКО: Нет, по-моему, за 70. Давайте посмотрим, когда будет уже окончательно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смысл в том, что я рад, то «Единая Россия» начинает проигрывать. И самое главное – они отказались в этот раз от образа Медведева и Путина. Хотя Медведев является главой, как я понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Надо сказать, что они давно это делают, не первый раз. Они это делают не первый раз. Спасибо. Косино-Ухтомское ужасное местечко? Ну скажите правду: да. Связь прекратилась. При слове «Медведева и Путина» связь прекратилась. 95%, 69,7.

    Э.ХАСАНШИНА: 92% подсчитано.

    С.ДОРЕНКО: 69,7 у Собянина. Все равно это очень хороший результат. Это абсолютно серьезный результат. Это результат, который похож на 70. Все, у кого 70 и которые такие центральные, ну понятно, что 70 где-нибудь в Магадане никого не парит, 70 в Москве – о-ля-ля. И кто теперь преемник? И кто теперь преемник, скажу я. Вот по этому поводу надо написать еще один видос. Ну правда. Ну а кто теперь преемник?

    Э.ХАСАНШИНА: Кто?

    С.ДОРЕНКО: «А я в «Максимуме» андалузцев с ахалтыкинцами смотрел», - говорит сантехник. Почему андалузцы могли сойтись с ахалтыкинцами? В каком смысле андалузцы могли вообще попасть рядом с ахалтыкинцами? Ахалтыкинцы маленькие, крошечные, сидишь как заборе, такие кошечки. А андалузцы, наоборот, крепыши, с большим корпусом. Они же совершенно разные абсолютно. «Почему Косино-Ухтомский плохой район?» Я не говорю, что он плохой. Я сказал, ужасное местечко! Ужасное местечко! «70% у Собянина, но явка-то всего лишь 28. Значит, большинство против него», - говорит Неймлос. Нет, ровно неправильно. Давайте простую вещь скажем. Неправда. Не против него. Если вы знаете, что ваши пошли в магазин, вы делаете семейный праздник. Вам в субботу шашлыки, гости, еще что-то. Ваши пошли в магазин, племянница пошла и дочка пошла. И жена вам говорит: Неймлос, сходи, пожалуйста, проследи, чтобы они нормально купили, ну, купят хрень какую-нибудь. Вы говорите: я умоляю, зачем? Я доверю племяннице и дочке. Я доверю. Они абсолютно клево в тот раз купили, они все время покупают правильно. Вы говорите. А в чем они могут ошибиться, вы спрашиваете жену. Тебе не нравится, сама сходит. Она говорит: да я, в общем, тоже доверяю. То есть те, кто не ходят, это значит, доверяют. Неймлос, это доверяют. Вы поймите, если вы не пошли, кто-то не пошел, он доверяет большинству. Соответственно, если ваша дочь и ваша племянница пошли в магазин покупать на шашлык хавку, а вы не пошли, это значит, вы доверяете. Либо, Неймлос, вы чудовище, которое копит потенциал упрека. А… две дуры, покажите, что у вас в пакетах. То есть вы говноед тогда, Неймлос, в хорошем смысле. Вы такой: покажите, что у вас в пакетах, чего, ума не хватило взять кетчуп, все за вас самому делать. И вы такой с говноедским лицом идете второй раз в магазин. Такое бывает, Неймлос. Но в демократиях это не так работает. Если вы не пошли, значит, вы доверяете. Вот и все.

    Э.ХАСАНШИНА: А Мишка вот вам пишет: «А я проспал весь день, хотя хотел сходить. Кто я тогда?»

    С.ДОРЕНКО: Не надо, кто вы такой есть. You Hibernated too Early, вы слишком рано впали в спячку, Мишка. Впадать в спячку надо ближе к ноябрю. Спокойно, еще можно кормиться в лесу. «Так графы «против всех» нет, и он так протестует», - говорит Неймлос. Нет, вы не можете протестовать так. Тот, кто не пошел, отдал свой голос большей частью за большинство. Большей частью за большинство. Вот и весь сказ. Вы не пошли, значит, отдали свой голос большей частью за большинство. «Ты сам говорил, что феодализм». В России феодализм. Конечно, феодализм, я не спорю. Хоть что-нибудь вам оспорило мое утверждение? Хоть одну секунду вы усомнились, что у нас феодализм? «Был на рыбалке. Голосовал против действующего мэра мысленно», - Алекс. Ну хорошо. «28 - это не большинство». Остальные просто делегировали… Вы не можете этого понять? Я пытаюсь вам объяснить.

    Э.ХАСАНШИНА: Я совершенно согласна. Еще в юности мне сказали эту фразу, я ее очень хорошо запомнила: если ты не решаешь, значит, будут решать за тебя.

    С.ДОРЕНКО: Конечно.

    Э.ХАСАНШИНА: Если вы не сделали этот выбор, значит, вы отдали этот выбор кому-то другому сами, сознательно.

    С.ДОРЕНКО: Если вы не идете голосовать, это не значит, что вы против. Если вы не идете голосовать, это значит, что вы делегируете право выбора тем, кто пошел. Например, у меня консьержка пошла. Я не спросил у нее, за кого, но это называется делегировать право выбора. То есть вы для себя говорите: я примерно понимаю, за кого большая часть людей, и я им доверяю осуществить выбор за меня. Это больше ничего не значит. Если вы не пошли, это ровно вот это. Другое дело… говорит, это такая гражданская абстиненция, потому что он говорит: я не хожу по другой причине, потому что все делают за меня и без меня, и мое слово ничего не значит. Все делают за меня и без меня, и мое слово ничего не значит. Не знаю. Условно говоря, вы повторяете лозунг «Красного мая» Париж. «Красный май», Париж, 1968 год. «Глупо подчиняться начальству, еще глупее – его выбирать». Помнишь этот лозунг? По-моему, было: «Глупо подчиняться боссу, еще глупее его выбирать».

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но подчиняться придется. А еще можно подчиняться и вздыхать, как это глупо. Потому что бездействие не равно протесту. Это не так работает.

    С.ДОРЕНКО: «Скажите, сколько в штуках». Я очень хочу с вами поспорить. Давайте спорить. Юрий Силаев мне пишет: «Скажите, сколько людей конкретно проголосовало за Собянина». Я очень оспариваю эту концепцию. Апатия и доверие, не надо их путать. Бывает апатия, бывает доверие. Если люди считают, что дела идут хорошо, они другой раз просто не вмешиваются, как бы все клево, ну клево и все, а чего лезть. Другое дело, когда апатия, когда такой могильный какой-то холод и так далее. Давайте поспорим. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, меня Федор зовут. Я хотел вам возразить.

    С.ДОРЕНКО: Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Приведу простой пример. Я не ходил. Мне абсолютно все равно. Простой пример. Жена затеяла ремонт, мучает меня, какую плитку купить. Я говорю: мне абсолютно все равно, бери любую. Она взяла любую, мы положили, и мне нравится.

    С.ДОРЕНКО: Так. Ну это доверие или апатия?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы натягиваете. Это не апатия и не доверие, мне реально все равно.

    С.ДОРЕНКО: То есть «все равно» - это апатия. Вот это звучит как апатия.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы натягиваете, это неправда. Апатия – это когда «делай, чего хочешь». Нет, мне не «делай чего хочешь», вот купи, какая тебе нравится. Вот она купила. Это не то, что доверие, недоверие, мне все равно, какая тебе понравится, такую и купи.

    С.ДОРЕНКО: Это инфантилизм или опять подтягивание?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Какого человека мне власть даст, мне все равно.

    С.ДОРЕНКО: Вот и хорошо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Я чувствую близость к вам. Я термина с латинским корнем еще не нашел для вас специального, но мне кажется, инфантилизм, и мне кажется, что я близок к вам. Я близок к вам по характеру.

    Э.ХАСАНШИНА: История в том, что когда вы этот выбор не делаете, и все вроде как-то идет, вы надеетесь, что просто к вам не будет государство никак вмешиваться, в вашу жизнь. Но, когда оно начинает вмешиваться, и вам это не нравится, вы сразу начинаете возмущаться. А до этого что было?

    С.ДОРЕНКО: «Будущее России решается не на выборах», - говорит 35-й. Неправда, 35-й, разрешите поспорить. На выборах будущее России решалось, в 90-м году 5 миллионов человек, это было в людях, в абсолютных цифрах, проголосовали за Ельцина. 5 млн мск, московитов. 5 миллионов. И это было будущее России. Вот оно ровно тогда и решилось, в 90-м году, совершенно верно. Я тогда пришел к нему на пкф в Госстрой, это теперь Совет Федерации, к Ельцину, встал и спросил: «Вы взяли 5 миллионов голосов, вы человек номер два в России. Когда вы свергните человека номер один?» Мой вопрос был простой: когда вы свергните человека номер один? Он ткнул в меня пальцем, я сидел на третьем ряду, совсем рядом, он видел меня, ткнул в меня пальцем и закричал: это провокатор, это провокатор! Ельцин. И сразу же, вот это очень удивительная вещь, какие-то бабушки сзади стали рвать мой пиджак. Зачем? Почему надо текстиль портить? Они стали рвать мне пиджак. У меня там был разрез на пиджаке сзади, они стали тянуть в сторону, пытаясь разорвать.

    Э.ХАСАНШИНА: Они в крючки играли.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Какие-то были бабушка-с, ельцинистские такие бабушка-с специальные, демократична бабушка, и они рвали пиджак. Странно так. А он кричал: это провокатор! Потом он снял человека номер один довольно быстро, но я это сразу понял. А как может еще поступить человек, получивший 5 миллионов голосов в Москве? Как он еще может поступить? Очевидно.

    Э.ХАСАНШИНА: Но пиджак вам так и не зашили.

    С.ДОРЕНКО: «Кстати говоря, сколько у Собянина?» Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виталий. Я сам занимался подсчетом голосов.

    С.ДОРЕНКО: Ой, интересно ужасно, расскажите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам так скажу: ситуация на этих выборах такая, что власть поменяла тактику. Сейчас считают правильно, честно. Результат, который выдает Мосгоризбирком, абсолютно честен. Действительно явка низкая, действительно такое количество голосов за Собянина. Но выборы – это не выборы. У вас был выбор? Вы видели, кто там в списках?

    С.ДОРЕНКО: Я весь день выбирал шлем Arai в магазине «Ямаха», поэтому выбор был так… А что такое выбор?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, вот именно власть поменяла тактику, она не допускает людей до выборов. Понимаете, Собянин даже Митрохина испугался.

    С.ДОРЕНКО: Подумайте о том, что такое выбор как таковой. Выбор – это выбор из того, что вам предлагают?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот так и получается.

    С.ДОРЕНКО: Не получается. Я говорю это многократно в течение своей работы на радио, уже 13 лет. Когда вам говорят, чай или кофе, это выбор?

    Э.ХАСАНШИНА: Выбор.

    С.ДОРЕНКО: Нет, это не выбор.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: А я хочу морковный сок.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну и что? Дайте шанс чаю.

    С.ДОРЕНКО: С какой стати чай? Вот куда я ни войду, сразу вхожу, меня спрашивают, чай или кофе. Я говорю, ну что ты будешь делать, морковный сок. Ха-ха! Ну правда. Выбор – это что? Вы ходите, 20 сортов чая и 200 сортов кофе или наоборот. Тебе говорят: вот видите, выбор. Я говорю: да, конечно, строго говоря, да, но, строго говоря, нет.

     

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Владимир Захаров, которому, наверное, совсем мало лет, говорит: «Доренко, вы шестерите любой власти». Вы знаете, я критикую любую власть всегда. Всегда, сколько властей было на моей жизни, столько я и критиковал. Но стараюсь это делать аккуратно, таким образом, чтобы не оказаться в эмиграции. Но тем не менее не всегда у меня получается и часто я заступаю черту. И, заступив черту, я даже оказываюсь в эмиграции. Бывает такое, что мне нелегко вернуться, против меня ведут уголовные дела, всевозможные, не только мотоциклетные. Налоговые и другие. Поэтому я аккуратно стараюсь критиковать, чтобы не оказаться в эмиграции. Сказать, почему? Мне не хочется в эмиграцию. Как-то там непривычно.

    Э.ХАСАНШИНА: Тоскливо душе русской.

    С.ДОРЕНКО: Да. Не знаю, меня набаловали любящие меня на улицах люди, которые встречают меня и так далее. В эмиграции не так. Хотя на Бруклине не так, но все-таки все равно это не то. Иннокентий Веганский дает нам несколько цитат. «Я не всегда могу выбрать, но я должен знать, что даже в том случае, если я ничего не выбираю, я тем самым все-таки выбираю», Жан-Поль Сартр. Марк Твен прекрасный. Иннокентий, спасибо. «Если бы от выборов что-то зависело, то нам бы не позволили в них участвовать», Марк Твен. Видите, в чем дело? Выбор заключается в том, что мы выбираем из того, что предлагают. У нас есть иллюзия выбора. Мы заходим, есть 30 сортов кефира. Во-первых, это смущает, потому что ты начинаешь сомневаться, потому что это тяжеловато. Ну 30 сортов, валится на тебя необходимость выбирать. Это подбешивает, если честно, просто подбешивает. Пусть выбор будет более разумным, например, 5 сортов кефира. А почему вообще кефир, а не кокосовое молоко? Вот почему? Я не знаю. С какой стати кефир? У нас всегда есть иллюзия выбора, мне кажется. Мы выбираем из того, что предлагают. Но предлагает жизнь, в общем, конечно. Жизнь предлагает. В одном месте предлагает кокосы жизнь, а в другом месте жизнь предлагает кефир, а в третьем месте… и так далее. В каждом месте жизнь предлагает что-то. Надо, может быть, принять это, сказать, что это специфика этого места. Вот в этом месте это устроено так.

    Э.ХАСАНШИНА: В этом месте предлагают только кокосы, а в том предлагают только репу.

    С.ДОРЕНКО: Давайте честно скажем: в этом конкретном месте предлагают это, и мы выбираем. В этом конкретном месте вообще ничего не предлагают, а в этом, другом месте, предлагают то. Ну хорошо. Между тем и этим большая дистанция, там выбирают то, тут выбирают это. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу, почему не кефир, а кокосовое молоко. Мы выбираем конкретный продукт, называется он «выборы мэра». Мы выбираем из продукта качественный продукт. То есть здесь мы выбираем только кефир. Вот и все. А нам выбор качественного продукта не предоставляют. То есть нам предлагают три сорта кефира паршивых. Ну так зачем на эти выборы ходить, если заранее известно, каким кефиром нас будут поить?

    С.ДОРЕНКО: Почему паршивые?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Паршивые.

    С.ДОРЕНКО: Ну прошу вас, обрисуйте паршивость.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Паршивость в том, что налит-то кефир, но на одну треть он жидковат.

    С.ДОРЕНКО: У меня был знакомый, с которым я, помнится, в 99-е, может быть, в 2000-м, выпивал, какой-то праздник. И он мне говорит: а ты обрушился на нашего мэра, а ты понимаешь, что как только он уйдет, старикам не будут платить повышенную пенсию, с транспортом будет черте что и так далее, как только он уйдет - город падет. Его звали Боря, это не Березовский, нет. И он мне такой говорит, говорит, говорит. Я ему говорю: слушай, наоборот, за столицей будут еще сильнее следить, когда поставят нового, на столицу будет особое внимание. И вот мы спорили. Я думаю, что у вас сейчас… Я не знаю, вы выбираете не комфорт, то есть у вас нет ощущения, что надо просто выбрать комфорт, когда вы голосуете в городе?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, у меня нет. Я москвич, и мне жить в городе должно быть комфортно. Это не внешняя оболочка, не улицы. Мне должно быть комфортно ходить к врачу, мне комфортно должно лечь в больницу и так далее. Этих вещей нет. Мне комфортно нужно ходить летом по улицам, гулять в парке. Мне не нужна показуха, вот эти бордюры, эти парки, которые на все лето закрыли… десять раз эти площадки переложить. Это мне не надо.

    С.ДОРЕНКО: Я вам даю высказаться, и вы высказались. Тут вы не можете меня упрекнуть, что не давал высказаться. Позвольте мне сказать. Вы звучите противоречиво. Мне кажется, с точки зрения комфорта, позвонивший нам товарищ звучит противоречиво. Если мы выбираем не политическую линию, не судьбоносное движение России, великой страны и так далее, а типа выбираем просто мэра города, то есть комфорт (конечно, этот город субъект Федерации, это я все понимаю), то выбор очевиден. Что тут еще добавить? Выбор комфорта – это выбор Собянина.

    Э.ХАСАНШИНА: Согласна. Хотите опять ларьки с грязной шаурмой, в которых нет туалета и раковины, везде понатыканные у метро.

    С.ДОРЕНКО: Выбор комфортного, красивого города – это выбор Собянина. Простите меня, пожалуйста, но это ровно так. Там есть какие-то другие материи, вы хотите развития страны и так далее, есть поле для спора, я готов спорить. Но если это тупо выбор комфортного и красивого города, по-моему, все очевидно.

    Э.ХАСАНШИНА: Ярослав пишет: «Два часа на работу в душном метро каждый день – это комфорт?»

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Ярослав, а два часа на трех автобусах и между ними еще по 20 минут стоять на улице, ждать их где-нибудь в Оренбурге, это будут не автобусы с кондиционерами, это будут ПАЗики, в которых дерматиновые сиденья, это хорошо? Имеется в виду, с чем сравнивать.

    С.ДОРЕНКО: Товарищ, в хорошем смысле, сейчас не спорю, то, что вы два часа ездите на работу в мегаполисе, это ужасно, это очень плохо. Очень плохо. Но значит, у вас есть экономическая выгода. Значит, есть выгода. У меня у знакомых, на Мальборо Плаза жили они, рядом с Мальборо Плаза, а дочка ездила недалеко работать. Штат Нью-Джерси, Garden State, садовый штат, девчонка (они выходцы из России) ездила на работу минут 35. У нее BMW M5, по-моему, был. В Америке все очень дешево, и девчонка, начинающий компьютерщик, начинающий айтишник, получив работу в каком-то банке, она купила BMW M5 сразу, потому что это доступно абсолютно, для ребенка приличная машина. Она на своей M5 ездила 35 минут. Она мне потом говорит: я потом встаю из-за джетлэга, встаю в 6 утра, в 4 утра встаю, Лилька собирается. Ее зовут Лилька. Лилька собирается. Я говорю: Лиль, ты чего? Она говорит: да мне на работу два с половиной часа ехать. Два с половиной часа. На север штата, внимание. Мальборо Плаза, на девятке. Она мне говорит: мне фигачить сейчас по девятке до Гарден Стэйт, потом Торен Пайк и так далее, потом на север штата и так далее, а потом еще в сторону. Я говорю: а зачем ты выбрала эту работу? Она говорит: у меня есть основания. Она свободный человек в свободной стране. Почему она ездила 35 минут до работы, а стала ездить два с половиной часа? Я не знаю. Она иногда даже брала там гостиницу, чтобы не ехать домой, ну дешевый мотель. Ехать домой дофига долго, она брала там гостиницу. Заезжала в мотель, просто останавливалась. Лилька. Вопрос: чего вы ездите два часа? Значит, у вас экономическая выгода. Вы же можете работать в соседнем доме. Вот ваш подъезд, выходишь и работаешь в соседнем доме. Вы говорите: неа, я не такой дурак, я лучше два часа буду ехать до работы. Правильно? Старик, ну молодец, значит, нашел хороший баблос, значит, нашел хорошую карьеру, значит, нашел что-то, что открывает для тебя горизонты. Значит, нашел сумасшедшую самореализацию. Ну молодец, езди два часа, езди три часа, езди четыре часа. Почему я должен жалеть чувака, который лететь как ракета вверх, для кого разверзнуты горизонты? Я не жалел Лильку, которая стала ездить в какой-то банк на север штата Нью-Джерси. Она решила так, что это правильный шаг в карьере, и ездит. Ну ездит и ездит, молодец. Чего я буду жалеть-то? Она может в соседнем доме работать уборщицей.

    Э.ХАСАНШИНА: 76-й говорит: «Это не выгода, по-вашему, а отсутствие выбора». Вот уборщицей работать в своем районе или за хорошие деньги, но дальше.

    С.ДОРЕНКО: Я еще раз вам говорю про Россию, и про США, и про что хочешь. Если вы выбрали работу в двух часах от дома, значит, в этом есть выгода. Выгода. Ну вы ездите за зарплатой, вы ездите за карьерой, вы ездите за самореализацией, вы ездите за тем, чтобы быть в топе. Вы не станете ездить за какой-то дрянью. Вы это понимаете или нет? Вы понимаете, что разница? Что тут такого-то? Я ездил на работу 46 километров, я лично, вот сюда, на это радио. 46 километров сюда, 46 километров назад. Почему? Потому что мне нравилось жить на травке с собаками и есть яблоки, срывая их с дерева. Я срывал с дерева и ел яблоки.

    Э.ХАСАНШИНА: Красота.

    С.ДОРЕНКО: Я так жил. Сейчас мне так неудобно, я переехал в город. Ребят, вы делаете то, что вы хотите. Вы просто попробуйте думать. Я что вам, этот Робин что ли? Я должен вас мотивировать? Вы делаете то, что вам удобно. Вы делаете то, что вам по кайфу. Или я ошибаюсь? Или вы тут в рабстве все находитесь. Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей, 63. Вы говорите, выбор. Смотрите, какая вещь. Собянин был выбран до этого, он там бордюры и прочее, прочее. А кого он спрашивал? Кого он спрашивал, что надо расширить бордюры для пешеходов? Почему он не спросил водителей, оставить такими же, и дорога больше была бы, и прочее? Этих вопросов можно было набрать, знаете, сколько, а ответов на них нет.

    С.ДОРЕНКО: Есть. Ответы есть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну как, есть? Англичане… Вы же за границей были.

    С.ДОРЕНКО: Много.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Англичане дороги там строят, где протаптывают дорожку, а не там, где хочет мэр, Тереза Мэй или кто. Вы согласны с этим?

    С.ДОРЕНКО: Нет. В Англии центр платный. Вы чего?! Центр платный! Знаете, сколько стоит в центр въехать? Тысячи две, ни меньше. Сколько там, 15 фунтов, я сейчас не помню. Чтобы въехать в центр, вы платите там так, в Лондоне. Существует наука градостроительная современная, Собянин… Если вы хотите, чтобы я был адвокатом Собянина, пожалуйста, я могу. Обратите внимание, что защищать Собянина очень легко, потому что у него нет никаких скрытых мотивов. Он приглашает сюда людей из Сингапура, из Гонконга, из Лондона и так далее, которые вместе все это обсуждают. Это просто обычная наука. Въезд в центр Лондона, сколько стоит? Я не помню. Там электронная карточка тебе ставится на лоб и она считывает постоянно. Напиши, пожалуйста, добренькая Элеонорушка: въезд в центр Лондона. «Центр Лондона уже бесплатный», - пишут. Не знаю. Я в Лондон очень часто ездил 10 лет назад, каждые два месяца. Но сейчас не могу сказать точно. Въезд в центр Лондона. Пошлины направлены на уменьшение заторов… была расширена в западной части Лондона. Плата взимается каждый день с понедельника по пятницу с каждого автомобиля за въезд в платную зону с 7 до 18. 10,5 фунтов стерлингов. В случае использования автоматического взимания – 14 фунтов стерлингов при оплате на следующий рабочий день по телефону или через интернет. Штраф за неуплату составляет: 65 фунтов стерлингов, если штраф не оплачен в течение 14 дней, 130 фунтов стерлингов, если штраф оплачен в течение 15-28 дней, 195 фунтов стерлингов… Forexpf.ru, по-моему. Если вы про Лондон мне хотите рассказать. Я не понимаю, где вы выдумали, что теперь его нет, этого сбора. Я не помню, чтобы его отменяли. GBP стерлинг USD 1,29. Условно говоря, если вдруг посчитать 70 доллар, а он 69,95, то прибавьте одну треть от 70,33, получите 100 рублей за фунт, на самом деле больше. 100 рублей за фунт, значит. Въезд – 10,50. То есть 1050 рублей въезд в Лондон, если вы оплачиваете через автоматическую систему взимания платы. Понятно? А если вы назавтра оплачиваете через интернет, то 14, 1400 рублей. Въезд в Лондон. Ну давайте будем серьезными. И штраф 19 тысяч 500, если вы просрочите 28 дней. 19500 рублей. 6500 – если вы успеете в 14 дней уложиться, 19500 рублей штраф… Ребят, ну зачем?

    Э.ХАСАНШИНА: Серьезные цифры.

    С.ДОРЕНКО: Ну давайте не будем. Что значит, Лондон? Вот вам Лондон. «Нам плевать на Лондон, придурок». А почему вам плевать на Лондон? В Лондоне те же законы физики, то же количество автомобилей, те же придурки, как вы, такие же в Лондоне, может, чуть меньше, чем здесь у нас. Мне кажется, у нас все-таки в этом смысле пощедрее земля. «Лондонские кэбы диких денег стоят». Да, это правда, ужасно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Анатолий. Очень понравился мне разговор по поводу тысячи рублей. Вас не смущает, что 650 рублей я сейчас заплатил за то, чтобы подъехать к Москве, в Солнечногорск? 650.

    С.ДОРЕНКО: Можно я скажу? Я считаю, что на этой платке цены абсолютно дикие, несоразмерные с услугой. Ощущение, что вас грабят постоянно. Вот у меня эта платка вызывает гнев настоящий, М11.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Я согласен. Просто, когда вы говорите про деньги, я хотел бы вам напомнить, сколько машин и сколько жителей в Лондоне.

    С.ДОРЕНКО: Напомните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Никакого отношения к 12 миллионам, которые в Москве, там нет.

    С.ДОРЕНКО: Вы сказали, «я напомню», и не напомнили.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Лондоне порядка 4 миллионов. Не 12 миллионов, а 4 миллионов. А если вы были в Лондоне, то вы знаете, место, о котором они говорят, о том, что они там за въезд берут, оно проходится за 15-20 минут пешком. Что вы можете пройти за 20 минут в Москве.

    С.ДОРЕНКО: Я вам скажу, что. Это точно Садовое. Что вы, Якиманку не пройдете за 20 минут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы пройдете от Савеловского вокзала до Добрынинской за 15 минут?

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, от центра, от Кремля, до Серпуховской, Октябрьской площади, вы за 20 минут точно пройдете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы говорим о том, что центр закрыт. В Лондоне закрыта только одна западная часть, а не весь центр.

    С.ДОРЕНКО: Он расширен на западную часть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это первое. Второе. Когда вы заходите туда, вы заходите для чего? Для того, чтобы проехать. Потому что в Москве через центр проехать, другой дороги нет, только через центр можно проехать.

    С.ДОРЕНКО: А сейчас Моховую закрыли, и все как-то ездят по-другому, и Большой Каменный освободился из-за этого.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По поводу платной дороги. Знаете, что сейчас Собянин с помпой открыл проезд до Дмитровки. Там вот там 4-5 полос, которые подъезжают к Дмитровке, я там 15 минут простоял только для того, чтобы подъехать.

    С.ДОРЕНКО: Это ад настоящий. Я на мотоцикле проехал. Я по этой М11 взялся проехать, когда я ездил 400 километров от Москвы. Я подъезжаю к тетке, говорю: а с мотоцикла какая плата? Та же самая. Я говорю: а почему? Ну какое-то абсолютное зверство. Ощущение, что они, честно говоря, как разбойники, честное слово.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вы помните, что эта платная дорога, которая построена, до Солнечногорска, государственное участие, то есть гособеспечение этого договора составляет 92%.

    С.ДОРЕНКО: Ведут себя чисто как разбойники.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А после этого 8% были взяты кредит под, по-моему, 2% годовых на 25 лет.

    С.ДОРЕНКО: Меня начинает тошнить. Дайте нашатыря. Нет, это дорога – скотство чистое. Спасибо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста.

    С.ДОРЕНКО: Чистое скотство эта дорога. Я приехал на мотоцикле, заправок ни хрена. Я говорю, у меня топлива осталось на 50 километров в мотоцикле, еще «Бонневиль» был. Она такая: была заправка тогда-то, тогда-то. Когда-то. Я говорю: мать, я умоляю, хотя бы каждые 20 километров нужна заправка. Каждые 20 километров. Там есть места, где пописать, есть, и там действительно народу полно. Но заправок нет, ни черта нет. С мотоциклов берут деньги, как со всех. Я говорю: ребята, что вы делаете, где же ваша совесть? Причем берут такие деньги, которых у русского человека быть не может. Давайте просто скажем прямую вещь: не может у русского человека быть столько… это неправильно. Мы работаем же за другие как бы… у нас другие зарплаты. С хрена ли такие деньги платить? Если это для иностранцев, специальная дорога для иностранцев, тогда прямо напишете, что для иностранцев дорога, для других не надо, русские, пожалуйста, езжайте по старой. Я не знаю, как-то странно. Я уехал на родную свою ленинградочку, вот эту ужасненькую, с гусями, прокаженными и так далее, как-то очень мило все, и там есть заправки, там все хорошо.

    «В Южном Судане уволено правительство», - пишет нам Владимир из Дубая. Это вас немножко отвлечет от Москвы. В Южном Судане уволено правительство. Экономический кризис… Судан 17 сентября приезжает в Москву, межправительственная комиссия, где будут русских бизнесменов звать к себе. «Только что в Южном Судане разбился самолет, 17 погибших», - рассказывает Владимир из Дубая, который внимательно следит за ситуацией. В Южном Судане разбился самолет. Там наши-то есть или самолет наш, или чего? Почему нам это интересно? Тебе интересен Южный Судан? До известной степени.

    Э.ХАСАНШИНА: Всегда о нем думаю.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Вы как-то незаметно с проблемы выборов перешли.

    С.ДОРЕНКО: Давайте вернемся на проблему выборов. Вы будете очень правы, если меня вернете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я постараюсь. Я, например, вчера ходил голосовать. Знаете, меня что удивило в моем личном примере? В прошлом году моя дочь меня сама потащила на выборы, когда президента выбирали. Мы сходили, проголосовали. А вчера меня удивило, что она не пошла на выборы. В субботу я играл в Царицыне на площадке, там была молодежь, почти все говорили, что голосовать не пойдут.

    С.ДОРЕНКО: Как бы все понятно. Спасибо.

    У меня вопрос на самом деле к слушателям. То есть звонят только недовольные? А, может быть, их число, например, 100. Или все-таки много недовольных? Это важный, с моей точки зрения, вопрос. Звонит кто-то издалека. Здравствуйте. Откуда вы звоните, Владимир прекрасный?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Из Праги.

    С.ДОРЕНКО: Прошу вас, выскажитесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смысл не в том, что Собянин сделал хорошего для Москвы. Люди смотрят на то, что происходит в стране, в Москве, и как эта красота, которая в Москве… Я в Москве часто бываю. Действительно город стал лучше, прекрасно стало приехать, прекрасно добраться до центра, прекрасно в отель. Очень много хорошего. Много бизнесов. И люди понимают, как вся эта красота достигается, за какие бабки, сколько это стоит. И вот этим люди недовольны. Вот поэтому они не пошли на выборы.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, еще 10 лет назад… Я не знаю точно, но я знаю, что говорят, в том числе власти, что уже не нефтяные доходы, а большая часть доходов Москвы…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не говорю о нефтяных доходах. Я говорю о контрастах, которые получаются.

    С.ДОРЕНКО: Это вы правы. Здесь вы правы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот в этом речь. Люди прекрасно понимают.

    С.ДОРЕНКО: Вы правы, что диспропорция в развитии гигантская. Вы правы абсолютно. Я вспоминаю фразу, которую сказала одна моя коллега в 1995 году: всего 100 километров от Москвы – и вы в России. Всего 100 километров от Москвы - и вы в России.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня друзья… и я иногда туда езжу.

    С.ДОРЕНКО: Я согласен. Залипает звук. Извините, пожалуйста, вы сейчас услышите меня по радио, у вас залипает звук, поэтому я вас отключил. Диспропорции абсолютно гигантские, это правда. Всего 100 километров… Как же ее звали-то? Деваха была из Калининграда. Забыл имя. Видишь, у меня имена начинают выпадать. Да и пошли они нафиг. Ну правда, она сказала гениальную фразу: всего 100 километров от Москвы – и вы в России. На самом деле раньше, еще раньше. Вы в Россию попадаете чуть раньше, не 100 километров. Я хочу проголосовать. Звонят только сердитые? То, что звонят очень сердитые люди. Для меня важно понять, вы чувствуете себя… Дай мне два слова. Каким? Вы чувствуете себя каким? Мы дадим разные номера. Вы чувствуете себя разочарованным…

    Э.ХАСАНШИНА: Расстроенным.

    С.ДОРЕНКО: Вы чувствуете себя расстроенным. «Расстроенным» хорошее слово. А второе: вы не чувствуете себя расстроенным. Тогда у нас негативистский какой-то опрос. Расстроенным или наоборот? Вы чувствуете себя жизнеутверждающе или вы чувствуете себя расстроенным? Это что значит, жизнеутверждающе? Так бывает по-русски?

    Э.ХАСАНШИНА: Не уверена, что так бывает.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет. Ваше настроение сегодня…

    Э.ХАСАНШИНА: Когда вы говорите «ваше настроение сегодня», вы что имеете в виду?

    С.ДОРЕНКО: Еще точнее поставим вопрос. В Москве прошли выборы. Вы в целом довольны и процессом, и результатом? Надо три тогда. Вы в целом довольны и процессом, и результатом? Вы скорее довольны процессом? Вы скорее довольны результатом?

    Э.ХАСАНШИНА: А недовольных нет?

    С.ДОРЕНКО: Недовольных нет. Тогда странно. Подождите. Дай мне сформулировать. В Москве прошли выборы. Тогда надо несколько голосований.

    Э.ХАСАНШИНА: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Ребят, напрягитесь сейчас. В Москве прошли выборы. Только те, кто доволен, тоже звоните, а то у меня дофига недовольных получается. Вы довольны и процессом, и результатом. 134-2135. Нет, недовольны, неважно, или процессом, или результатом – 134-2136. Я продублирую потом в «телеге», в «телеге» тоже можно будет проголосовать. В «телеге» хорошо, удобно, можно сколько хочешь вариантов.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам пишут: чувствуете себя обманутыми.

    С.ДОРЕНКО: «Чем-то недовольны», уже сформулировали. В Москве прошли выборы. Вы довольны и процессом, и результатом. Вы чем-то недовольны: то ли процессом, то ли результатом, то ли тем и тем. Может такое, что ни тем, ни тем недовольны, ничем недовольны. А, может быть, чем-то одним недовольны. А вот чем недовольны, мы проголосуем во втором голосовании. У меня 28 на 72, сейчас 27… Останавливаю. Стоп. 25 на 75. Вы довольны и процессом, и результатом – 25%, чем-то недовольны – 75%.

    Второе голосование, очень простое. Вы недовольны результатом - 134-2135, вы недовольны процессом – 134-2136. Если вы чем-то недовольны на выборах, то вы недовольны результатом? 134-2135. Или процессом? 134-2136. Уже 40 секунд, я опять подожду полторы минуты, у меня 300 человек сейчас уже, летит быстро, разгоняется. Если вы чем-то недовольны в процессе выборов в Москве, то вы скорее недовольны результатом или процессом? Вы скорее недовольны результатом – 134-2135, а если процессом – 134-2136. То есть результат, например, хороший, но организовано все черте что и сбоку бантик, не до конца довольны вы. У меня 60 на 40, 59 на 41, 60 на 40. Мы перевалили за полтыщи.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам пишут: «Результатом, как следствием процесса».

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что если ты недоволен процессом, то чаще всего ты недоволен результатом.

    С.ДОРЕНКО: 59 на 41. Еще раз. Это важно. Мы задали два вопроса. В Москве прошли выборы. Вы довольны и результатом, и процессом. То есть политическим процессом, спором, дискуссией, предложением горизонтов будущего. Вы довольны и результатом и процессом – 25%. Вы чем-то – либо результатом, либо процессом – недовольны – 75%. Теперь из этих 75-ти, которые недовольны, скажите, пожалуйста, а вы недовольны результатом - 59% или процессом - 41%, то есть и результатом тоже. Сказать, что я озадачен – ничего не сказать, но я озадачен. Правду говорю. Где вы живете, я не понимаю. Это чего вдруг, Исландия, которая перенеслась сюда, в Москву, какая-то? Вы что, исландцы? Вы здесь живете тысячу лет, может быть, не тысячу, чуть меньше, тысячу лет ровно это, теперь в Москве жить по кайфу стало, нет, им что-то не нравится. Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Константин, Митино. Вчера был на выборах, процессом доволен, результат предсказуемый. Хотел сказать по поводу скорости движения. Я 5 лет езжу в одно и тоже место, из Митина в Перово.

    С.ДОРЕНКО: Ого.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скорость движения выросла. Если я раньше выходил в 6 утра из дома, теперь могу выйти в 7.

    С.ДОРЕНКО: Но ведь там есть как-то волнообразно: если в 6 еще все едут, то в 7 уже все стоят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я в 7 встаю, потихонечку, к 9 успеваю на работу. А раньше я в 6 выходил и не успевал.

    С.ДОРЕНКО: Жесть какая. Чего вы на метро не ездите? Я прям не понимаю этого упрямства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что у меня развозная работа, я приезжаю к поставщику, забираю товар и поехал по маршрутам.

    С.ДОРЕНКО: Понял. Спасибо. Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Деревенский парень. Не только в Москве проходили выборы, еще были в Подмосковье. Я из Подмосковья. Давайте я вам расскажу.

    С.ДОРЕНКО: Давайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Выбирали губернатора. Великолепно. Играла музыка, зашли – я, жена, ребенок. Ребенка отпустили, учится в Москве в военном институте. Зашли. Мне сразу чего не понравилось? Не было пирожков с горохом.

    С.ДОРЕНКО: Не было?!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не было! С горохом именно, которые я люблю.

    С.ДОРЕНКО: А туда кладут чуть-чуть копченой свинины?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Чуть-чуть, если только для запаха.

    С.ДОРЕНКО: Горох должен быть с копченой свининой!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да. Зашли туда. Два полицейских. Здравствуйте, здравствуйте. Все вежливые. Сидят люди. Кстати, Сергей, у нас появились говорящие автоматы, которые здороваются. Представляете? Паспорт дали, дали значки, все великолепно, всех поздравили.

    Э.ХАСАНШИНА: Крышки дали вам?

    С.ДОРЕНКО: Крышки для закатки, чтобы закатывать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Губы закатывать что ли?

    С.ДОРЕНКО: Нет, крышки для консервов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А я думал, губы закатывать после выборов. Не-не, только значки дали. Нормально. Сергей, это одно. Но второе. Я разочаровался, знаете, в чем еще, кроме пирожков? Я вам скажу. Очень мало проходила предвыборная кампания. Я себя очень великолепно чувствую, когда они начинают… Я бы вообще предложил им от выборов до выборов проводить эту кампанию. Потому что они столько обещают, столько делают.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо на сердце.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно! Придешь в клуб, сядешь, они перед тобой распинаются, да мы тебе это, да мы тебе то, а ты сидишь, чешешь одно место и думаешь, давай, давай, все равно ты меня обманешь. Зато мне приятно в этот момент!

    С.ДОРЕНКО: Другой раз и другое почешешь что-нибудь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да!

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Какой он красочный. «Ваши слушатели не такие мещане, как ожидалось. Я рад», - говорит Карманный слон. «Я ходил в 19.00...» «Мы читаем вас в Telegram». Telegram govoritmskbot. «Я ходил голосовать в 19.00 в 14-подъездном доме. Видел книгу для голосования. Всего пять подписей стояло. Добавил свою». Может, на той странице было пять подписей, Алексей. Вы здесь чуть-чуть более драматичны, чем… «Добрый день, - Антон пишет. - Хотел высказать свою позицию. Мне абсолютно симпатичен Собянин в качестве мэра. С момента начала его работы я чувствую, что город растет и развивается вместе со мной». Надо сказать, что Антону 28 лет. А Собянин, в каком году пришел? Кажется, что вечно, но это не так. В 2010 году. Сергей Семенович с 2010 года. Значит, тогда, когда он начал, Антону было 20 лет, а теперь ему стало 28. «Я чувствую, что город растет и развивается. Сначала ушла реклама и визуальный мусор, потом стали улучшаться и расцветать парки, общественные зоны, дороги, платные парковки, каршеринг. Все эти вещи изменили город для молодых ребят типа меня. А звонившие старперы…» Имеется в виду старые пердуны. Товарищи, вы – старые пердуны. По правде сказать, я здесь с Антоном до известной степени солидарен. «…которые не хотят меняться (вы не хотите меняться), мне крайне непонятны. В задачу Собянина не входит работа по регионам или другим городам, и он здорово справляется со своей работой. Выступаю за повышение цен в центре на парковке и за платное Садовое кольцо. Антон. Москвич. 28 лет». Антон, аплодирую. Почему? Цены на парковку должны быть 500 рублей, мне кажется. Ну правда. Потому что мы с резидентными разрешениями не можем встать, все загажено забульварышами, засадовышами и замкадышами. Забульварыши к нам приезжают. Забульварыши, засадовыши и замкадыши, чего вам надо в центре, объясните? Чего вы сюда приехали? Как хорошо без вас, если бы вы знали. «Люди хорошо поняли, что ничего не решают, после референдума о сохранении СССР», - Андрей Спасатель. Референдум наоборот, показывает, что все эти решения людей ничего не стоят на самом деле. «В Молжаниновском районе Москвы был бесплатный шашлык, плов, гречка с тушенкой и так далее».

    Э.ХАСАНШИНА: Тоже бесплатные? Да вы что?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: С ума сойти.

    С.ДОРЕНКО: «Тонкой иронии человек позвонил». Не такой уж тонкой, согласитесь. Карманный слон: «Я уже выходил после голосования, автомат только начал здороваться, пришлось вернуться. Сказал, до свидания, и снова вышел». «Pocket Elephant сменил ник?» Нет, он остался Pocket Elephant, позвольте мне иногда называть его карманным слоном. «Не были допущены реальные кандидаты». «У нас в Крыму все за Собянина. Дело чести – Крым». Это хороший ответ, но рано. Рано, товарищи. Рано. Собянин может стать преемником. Собянин может стать преемником. Вы чувствуете это или нет? Я серьезно сейчас говорю. Человек с 70%.

    Э.ХАСАНШИНА: Люди, которые сейчас негативно говорили о Собянине, запомните эту фразу. Запомните и расстройтесь.

    С.ДОРЕНКО: Послушайте меня, я присматриваюсь к Дюмину и Собянину. Правда. Присматриваюсь. Почему? Дюмин, потому что он такой, военная косточка, бывший адъютант президента, который решал очень и очень интересные вопросы. Очень интересные вопросы, в том числе деликатные вопросы. А Собянин, он такой вящий успех. Он просто вящий успех.

    Э.ХАСАНШИНА: Да он просто Геракл, расчищающий авгиевы конюшни.

    С.ДОРЕНКО: Предположим, что Собянин ведет президентскую кампанию федеральную. Ну предположим, такая фантазия. Что он говорит? Он говорит простую фразу вам в Оренбурге, Плешанове и всем другим прекрасным местам: ребята, хотите как в Москве?

    Э.ХАСАНШИНА: Мы такие: хотим! Хотим «Зарядье»!

    С.ДОРЕНКО: Он говорит: я знаю, как. Выбираете меня, я сделаю, просто сделаю и все. Хотите как в Москве? Простой вопрос. Пожалуйста, любому, Хабаровску: хотите как в Москве? Да, да, да. Человек говорит: ну чего, я же могу, я умею, я знаю как. И все! И они у него в кармане. Потому что он действительно знает. Он действительно знает. И вся остальная фигня неинтересна. Это так.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, у него лицо страны в руках.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Вот и все. Я считаю, это очень легкая конструкция на самом деле. Я не знаю, как там кланы, силовик-с, этого я не знаю, но я знаю, что если да, то – да. Если да, то он просто как ракета взмывает вверх. Очевидно. Москву видели по телевизору? Видели. Хотите так? Да. Все, я ваш, а вы мои. Вот и весь сказ. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это опять Деревенский парень. Вы же меня не отключили.

    С.ДОРЕНКО: Что вы говорите? Давайте отключу. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я доволен результатом, но недоволен процессом.

    С.ДОРЕНКО: Поясните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если помните прошлые выборы, у нас такая была интрига с Навальным, когда ему подкинули голосов, каждый шел, было соревнование, как вы говорите, молодежи, стариков, был действительно сюжет, битва. А сейчас, видно, они проанализировали прошлые выборы, эти его 30%, 29 и решили подстраховаться…

    С.ДОРЕНКО: Позвольте, на прошлых выборах 27 было у Навального.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У Навального. Это было в какой-то степени сенсацией.

    С.ДОРЕНКО: Не 30, а 27. Это очень много.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 27. Тем не менее это было вкусно, с перчинкой. А сейчас… Я за Собянина. Молодец, конечно, город хороший, все прекрасно. Но убили вот эту интригу. Там, если помните, сняли несколько борзеньких. Я сейчас не в теме особо. Вот это меня немножечко расстроило. Хотелось бы, конечно, борьбы.

    С.ДОРЕНКО: В 2013 году … 13-й год был сразу после 12-го. В 2012 году, как мы помним, 6 февраля было «Белое кольцо», 6 мая было кидание пустой пластиковой бутылки в ОМОН и так далее, была Болотная, были всякие большие события. После этих больших событий не побоялись бороться с Навальным. Да, это очень интересно. Я думаю, что сейчас по другой причине. Не Собянин побоялся, нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: А я знаю, я вам говорю, не Собянин побоялся. Рассуждение могло быть другое. Если бы сейчас Навальный вышел бы, например, на такую кампанию, он бы делал уже не московскую, а федеральную карьеру со всей очевидностью. Это не вопрос к Собянину.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы, Сергей, правы.

    С.ДОРЕНКО: Навального тогда не побоялись выпустить, в 2013 году, по той простой причине, что тогда надо было показать, что «вы, так сказать, белоленточники, вы белоколечники, «Белое кольцо», белые ленты, все это хорошо, вы молодцы, вы сахаровцы, вы болотники, а мы все равно типа вас делаем». Сделали. Но у Навального 27%, это очень большая цифра. Очень большая. 27%. А сейчас, я не думаю, что Собянин побоялся Навального. Абсолютно так не думаю. Я думаю, если бы был Навальный, Собянин все равно победил бы в первом туре, не с 70%, нет, а 50 с чем-то он бы победил все равно, но точно побеждал. И Собянин, вообще говоря, такой задиристый чувак, он бы не побоялся драться с Навальным, не побоялся никак. Тогда Навальному, если вы помните, помогали. Ему собирала голоса, там подписи какие-то нужны муниципальные. Навальному в 2013 году, я спешу вам напомнить, подписи собирала «Единая Россия». Просто важно, чтобы вы вспомнили. Важно, чтобы вы не делали вид, что вы дети и не помните, что было до обеда или до полдника. В 2013 году Навальный взял 27%, это правда, и также правда то, что, чтобы он обязательно участвовал, ему подписи муниципалов собирала «Единая Россия».

    Э.ХАСАНШИНА: Помогали, да.

    С.ДОРЕНКО: Это тоже важный аспект. Сейчас, я думаю, что не Собянин испугался конкуренции. Я думаю, что это скорее федеральная политика, потому что Навальный как бы не нужен на федеральном поле скорее, а не на московском вовсе.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Все, и жополиз я, и так далее. Ребятки, ребятки вы мои, хорошие вы мои, вам хорошо писать правой рукой большим пальцем. Молодцы. Я вам говорю, что Собянин преемник. Я серьезно сейчас.

    Про деньги. 69,83. Мы когда работали с вами полчаса назад, мы когда Лондон считали, было 69,95. Сейчас 69,83. 80,57, евро под 81 гуляет. Нефть Brent – 77,44. Главная пара – 1,1540.

    «Вот так открытие». Какое открытие? «Дюмин преемник». Дюмин тоже преемник. Есть группа преемников и есть группа преемников. Конечно, после этого результата Собянин, конечно, преемник. Очевидно. Очевидно, что его надо либо двигать, либо… закапывать. Ну Кремлю чего-то надо с ним делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Зачем закапывать-то?

    С.ДОРЕНКО: Либо двигать, либо закапывать, чего-то надо делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Что у вас за трагичные сценарии?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе просто объясняю. Например, у меня появляется зам какой-то, какой-то абсолютно такой, что понятно, что он все, а я ничто вообще. Мне надо либо его двигать, либо закапывать. Чего еще делать-то?

    Э.ХАСАНШИНА: А если он работник хороший, зачем его закапывать?

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю. А я кто тогда?

    Э.ХАСАНШИНА: А вы начальник.

    С.ДОРЕНКО: Я почетный председатель. Тогда надо другую роль. Тогда мне надо конфигурацию власти поменять. Это и называется двигать. Поменять конфигурацию власти, меня сделать почетным основателем радиостанции, почетный основатель и председатель попечительского совета. Почетный основатель и председатель попечительского совета тогда я. Правильно? И все. Я меняю конфигурацию власти, Конституцию… не Конституцию, не знаю чего. И тогда действительно мой зам, который охренительный и так далее, становится главным редактором всего-навсего, а я целый попечительский совет возглавляю, в котором я один и заседаю все время. Я один заседаю, и нанять мне несколько мисс Молдавия, несколько сразу за три года мисс Молдавия, чтобы они ходили в коротких юбках без исподнего. И все. Вот так, мне кажется. Это можно сделать действительно. Я тебе серьезно говорю. Это все равно изменение власти, это все равно изменение конфигурации.

    Э.ХАСАНШИНА: Да скукота это, а не изменение.

    С.ДОРЕНКО: Это изменение все равно конфигурации власти. Все равно изменение. Поэтому есть высоты, с которых человека либо надо двигать, либо задвигать, что-то одно из двух. Ладно, поехали дальше.

    Я хочу вам рассказать анекдот из русской жизни. Вы русскую жизнь вообще не знаете, близко даже. Вы в России-то не были. Сидите здесь на паркетах на своих московских.

    Э.ХАСАНШИНА: Не на паркетах, а на плитке.

    С.ДОРЕНКО: На паркетах это называется, «служить на паркетах» в армии называется. Служить на паркетах. Мы, дальневосточники, мы, сибиряки, мы, волжане (ты знаешь, что я школу закончил в Волгограде), мы вас презираем. Но вы не знаете России. Сейчас я вас познакомлю с Россией.

    «Авито». Участок 10 суток, ИЖС (индивидуальное жилищное строительство). Объявление на «Авито». Стоит 1 миллион 985 тысяч. Цена указана в долларах, поэтому там все время скользит цена. «Московская область, Московский, Москва. Поселение Филимонковское». На «Авито» висит объявление: «По бросовой цене продаются дома с земельными участками в деревне Бурцево. Поселок Филимонковское, ТИНАО. Вид разрешенного использования по выписке ЕГРН ИЖС. Благодаря покровительству, самоуправству мошенников, сотрудниками прокуратуры Щербинского и Чертановского суда и ОВД города Московский, администрации поселения Филимонковское данная часть деревни выведена из юрисдикции Москвы и Российской Федерации на 49 лет. У вас, если вы купите мой участок, будет уникальная возможность стать одним из соседей следующих персонажа: прокурора, судьи, уголовника, депутата и так далее. Став членом НКО, ассоциации владельцев, или же напротив, как жителем… Или же напротив, как и жителем знаменитой станицы Кущевская, вкусить прелести проживания в настоящей деревне, вдали от органов власти РФ, под произволом мошенников. Сэкономленные на покупке недвижимости денежные средства вы внесете в ассоциацию владельцев земельных участков Бурцева…» И так далее. Одним словом: вы хотите пожить среди бандитов, депутатов, прокурора и судьи, вне российской власти, покупайте этот участок. Это прекрасное объявление висит на «Авито» за номером 887650561, размещенное вчера в 9.08. Скажите, что это шикарно. Вот она, Россия!

     Э.ХАСАНШИНА: 36-й пишет: «Я там живу».

    С.ДОРЕНКО: Чистый Гоголь абсолютно. «А что смешного?» - говорит Бонифаций. Простите. Прячу улыбку, Бонифаций.

    Э.ХАСАНШИНА: Это истерический смех.

    С.ДОРЕНКО: Это истерический, конечно. Это был смех сквозь слезы, Бонифаций. А кто там живет? Это Московская область, Московский, Москва, поселение Филимонковское, коттеджный поселок Лесная Слобода. Кто там живет, скажите, пожалуйста? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Василий. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Этот человек говорит чистую правду. Беда, Сереженька, в стране, беда. Все остается по-прежнему в России.

    С.ДОРЕНКО: Так это может хорошо. Мы же очаг стабильности, великая энергетическая держава.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Посмотрите, в руководстве остается все та же шайка.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …Памфиловы, Жириновские вот эти.

    С.ДОРЕНКО: Василий, на коленях перед вами стою. Хороший. Люблю вас. Вы знаете, как я вас люблю?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы мне не дадите сказать.

    С.ДОРЕНКО: Но сегодня не скажу. Василий, сегодня не дам, а другой раз вы скажете. Ну пожалуйста. Василий должен тоже как перчик, его надо не так много. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Молжаниново, Бурцево, Мелькисарово - это три деревни, которые находятся с левой стороны международного шоссе, если ехать в аэропорт Шереметьево-2. Они в свое время были введены в состав города Москвы и стали называться просто улицами.

    С.ДОРЕНКО: Да, это Новобурцевская улица как раз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Замечательное место, рядом пруд. То есть де-факто находишься в Москве, но дом у тебя стоит в деревне. Вот такая казуистика. Поэтому он пользуется успехом.

    С.ДОРЕНКО: А почему человек дает объявление, что там бандиты, прокуроры, судьи, уголовники, депутаты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь немножко утрирует, я думаю. Я недавно был на одном объекте арт-недвижимости, где такой украинский прораб, показывающих квартиры, заявил: вы знаете, у нас прокурор 10 квартир купил. То есть у некоторого маргинализированного слоя населения ощущение к близости к прокурорам и судьям, которые покупают по 20 квартир, в общем-то, делает их людьми...

    С.ДОРЕНКО: Но это выдуманные персонажи, «прокуроры, покупающие 10 квартир»?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, да, это такой некий фольклор. Может они и покупают, но нам-то этого не знать, правильно, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Нет, мне интересно тем не менее. Если я вдруг создавал бы сценарий фильма, какой-нибудь «Красный воробей», существуют такие прокуроры, которые покупают по 10 квартир, или нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, уже нет.

    С.ДОРЕНКО: Уже не стало. А как они сохраняют деньги? Раньше в первую голову они в офшоры переводили, потом в латвийские банки, потом на Кипр, а потом, мне кажется, в недвижку сейчас остается только.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Недвижимость сейчас отслеживается, все это заметно очень хорошо.

    С.ДОРЕНКО: А что делать? Надо разоблачиться перед партией.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В квартиры вкладывать, в общем-то, Путин известен, оттуда оно все и родится. Номинальные потребности обычного советского гражданина очень простые: 5 квартир, 10 машин, любовницы, жены, дети обеспечены. Пресыщение наступает очень быстро. Если у тебя нет возможности каким-то образом тратить средства за рубежом, то в России это сделать достаточно сложно.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я первый раз сподобился в Сочи съездить, в Красную поляну, на лыжах покататься, в начале марта этого года. Я был очень удивлен тем людям, кто там в принципе отдыхает. До этого я выезжал в более благополучные страны. И я понял, что это такой заповедник, анклав, тех, кого… им же где-то надо существовать.

    С.ДОРЕНКО: Мне говорят, что поселение Филимонковское находится под Калужке. Может такое быть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. Я знаю, что Бурцево, Новобурцевская улица, это на Международном шоссе находится.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я снова прочту. Мне пишут, а я пишу, что я в эфире. Поселение Филимонковское. «Данная часть деревни Бурцево». Я попробую снова. Адрес: «Московская область, Москва, поселение Филимонковские, коттеджный поселок Лесная слобода, 4-й Новобурковский переулок». Бурцево, Новобурцевская. Рядом с ними, как они пишут, Саларьево, Рассказовка, Валуево, Середнево-Марьино, река Десна. Десна же на юге.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам пишут: «Бурцево на Киевском шоссе».

    С.ДОРЕНКО: Десна. Ключевое значение имеет река Десна, как вы знаете, на которой погибал в Горах ленинских Владимир Ильич. Великая река Десна, там недалеко, можно добежать. Река Десна. И он бегал все время, Владимир Ильич, бегал, бегал, за известковавшимся мозгом другой раз сбегает на Десну. Десна. Это значит юг, не может быть никак на севере. Десна, Калужка. Ну хорошо. Кто там живет-то? Расскажите, почему там бандиты одни. Что там за сплошь бандиты?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владлен, Москва. Бурцево это рядом с Киевским шоссе, город Московский, где я родился. У меня там у друга какая-то есть постройка такого типа. Это на Киевке.

    С.ДОРЕНКО: Что там за сочетание депутатов, бандитов, прокуроров, судей и так далее? Мне кажется, что им должно быть уютно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Город Москва, город Московский, поселение Филимонковское, близ деревни…

    С.ДОРЕНКО: А нынешний бандит, он настолько благородное существо на самом деле.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там да, у нас детей нет, квартир нет для многодетных, ничего нет, но все есть.

    С.ДОРЕНКО: Я хочу сказать, что бандит прежних времен и современный бандит… Современный бандит, он бреется, меняет носки раз в неделю и так далее, как бы приличный человек.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, такой анклав у нас.

    С.ДОРЕНКО: Ездит он на «Майбахах». Прокурор меняет носки реже, чем бандит. Бандит все-таки снимает носки раз в неделю, он спит в них и все, а прокурор раз в две недели, мне кажется. Положено раз в 10 дней. Положено раз в 10 дней и все.

    Э.ХАСАНШИНА: Зато там судья есть.

    С.ДОРЕНКО: Судья есть, он чистит зубы по понедельникам…

    Э.ХАСАНШИНА: От судей, мы видели, в Краснодарском крае свадьбы.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю судей. Они чистят зубы по понедельникам, потому что надеются начать новую жизнь. Потом все-таки во вторник понятно, что новая жизнь не состоялась, все пропало, нет никакого смысла. Здравствуйте. Вы оттуда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Смотрите, там, в общем, ходят такие слухи у нас, что Михайцев, это солнцевский, вроде бы как-то договорился по деньгам, чтобы это не было Москвой. Я не знаю, из каких соображений, но вроде бы так.

    С.ДОРЕНКО: Не Москвой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не Москвой, да.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Но там интеллигентная публика подобралась, которая друг друга подпирает и все хорошо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, за 10 соток два миллиона не дороговато?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю. У нас там дача, мы не в курсе, у нас простенькая дача, дешевая.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Живите дальше, хорошего вам. В надежде начать новую жизнь. «У нас на острове тоже присутствуют все эти досточтимые джентльмены». На каком острове, сантехник Сан? Мне известен всего один остров… На самом деле есть еще один, в Нагатине, там островок. Мне известен Болотный остров в Москве. В Москве главный остров – Болотный остров, как мне представляется. Нет? Не знаю. Витинево. Сантехник Сан, Витинево – это за пределами карты, вы какой-то забульварыш, я думаю. Вы забульварыш. Хорошо. Поехали дальше.

    Остров Балчуг. Ну он же Болотный. Балчуг, это по-татарски болото. Болотный остров и остров Балчуг – одно и тоже на самом деле. Зависит оттого, говорите ли вы по-татарски или по-русски.

    Тем не менее давайте вернемся… «Балчуг». Мне все время напоминают низкие берега вот эти, они в древности, в старые времени, да что в старые времена, Марк Твен, по-моему, вспоминает, как он охотился на индейку на месте, где сейчас Секокус в Нью-Джерси. Низкий берег. Он такой затапливаемвый, вечная там всякая хрень, болото, и там охотятся на птицу. Я думаю, что Балчуг тоже был таким, этот остров, где охотились на птицу. Потому что болото в самом деле.

    Э.ХАСАНШИНА: Каких-нибудь рябчиков, перепелок.

    С.ДОРЕНКО: Я хочу про Роскосмос сказать. Как это может быть? Я никогда не вел бетонных работ, товарищи, но я опасаюсь их. Под основанием стартового комплекса для ракет-носителей… А стало стыдно перед археологами будущего, я думаю. Что за притча?

    Э.ХАСАНШИНА: Как так вообще получается?

    С.ДОРЕНКО: Легко. Кто-то из строителей нам может рассказать. Роскосмос нашел пустоты, товарищи, пустоты, под стартовым комплексом космодрома Восточный. Американцы из Калифорнии провели дырку и забрали землю и туда, назад, в Калифорнию утащили.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам уже слушатели пишут, что это все тот же нигерийский астронавт, теперь уже вот, на Восточном у нас сверлит.

    С.ДОРЕНКО: Под основанием стартового комплекса нашли пустоты. Ну нашли и все, забудьте их, я не понимаю, зачем докапываться. Какой-то ужас.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну как? У них же теперь госзаказ на то, как закопать эти пустоты.

    С.ДОРЕНКО: Как это неправильно.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что они же не могут перенести целый космодром, теперь надо с ними что-то делать.

    С.ДОРЕНКО: Что бы я делал, если бы я нашел пустоты? Я бы сказал: закройте и все, прекратите, идите к черту.

    Э.ХАСАНШИНА: Там же дорогое оборудование.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что? Как говорил мне один прораб, взвесив меня взглядом… Я прораба спросил… Кстати, в Нью-Джерси тоже. Почему сегодня я вспоминаю все время Нью-Джерси? Одного прораба я спросил. Дом построен плохо, я ему сказал. Я говорю: сколько простоит, по твоему расчету? Он посмотрел на меня с ног до головы и сказал: 30 лет. Я сказал: почему 30? Он сказал: через 30 ты умрешь. Я говорю: и? Он говорит: тебе будет насрать, что там насчет дома, тебе будет насрать, что там с домом, поэтому 30 лет тебя должны устроить. Я говорю: понятно. Я как начальник Роскосмоса подошел бы к Байконура или Восточному, я бы сказал: ребята, 30 лет простоит? Они говорят: хорошо, да. Я сказал: да и пошел он. Правильно? Ну в хорошем смысле.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, неправильно.

    С.ДОРЕНКО: Да я умоляю, 30 лет простоит и простоит. Зачем он нам потом, когда мы умрем? Мы что, с Восточного что ли стартуем в вечность? Нет. Мы прямо на месте пам и все. Понятно? Хорошо. Они сейчас будут бурить его, ломать по новой и так далее. Мне кажется, действительно осваивают деньги. Сейчас какая-то благовещенская фирма на 4,57 миллиона рублей станет его заделывать. Что за безобразие?

    Э.ХАСАНШИНА: Рабочие места зато созданы.

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Привет. Это обычная практика, когда проектирование у нас происходит уже после начала строительства или уже вообще…

    С.ДОРЕНКО: Выяснилось.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Любой федеральный объект возьмете, куда ни ткни, проекта утвержденного нет, что со стадионами. Вот я сейчас строю ЦКАД, такая же петрушка. Должны запустить к 2019 году, проекта еще нет.

    С.ДОРЕНКО: А потом, в конце, когда построите…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потом это все подрисовывается.

    С.ДОРЕНКО: Откуда там пещеры могут быть, какие пустоты?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Карстовые пустоты, какие угодно. Вода уходит, остаются пустоты.

    С.ДОРЕНКО: То есть мы с вами льем бетон, потом там земля начинает жить сама собой, образуются пустоты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они должны были сделать геологию. Набурить скважин, целое поле скважин. Скорее всего это не успевали сделать, надо было выходить на работы. Либо количество скважин сделали не такое, в 10 раз меньше, несколько набурили скважин, узнали геологию, начали делать. Сейчас выяснилось, что там карстовые пустоты.

    С.ДОРЕНКО: Теперь другой вопрос, совсем простой. Хорошо. Давайте оставим их, и пусть они будут.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это же провалится космодром куда-нибудь или как бы ракет вбок чуть-чуть будет.

    С.ДОРЕНКО: Мальца вбок.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Другое дело, чего-то денег мало они на бетон просят, смешные какие-то 4 миллиона.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Нищие, побирушки.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это больше похоже на… Что такое 4 миллиона? Это фундамент надо кому-то в доме забетонировать.

    С.ДОРЕНКО: Там пустота размером с банку из-под растворимого кофе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, там пустота как раз кому-то под дом. Как раз фундамент кто-то померил, такая пустота получается.

    С.ДОРЕНКО: Ходит там по совещаниям, говорит: такая пустота.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да, это мелкий кто-то. А там еще, может, потом и линолеум нужно будет туда запихать.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Это хорошо. Кстати говоря, запретят всю эту хрень алюминиевую. Ты мне прислала. Очень смешно было.

    Э.ХАСАНШИНА: Госзакупки, да.

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете, что алюминий теперь будет только русский. «Все дома в Америке рассчитаны на 30 лет, под срок выплаты ипотеки», - говорит 14-й. Наверное, может быть, я не знаю. Я знаю, что американцы в среднем раз в 7 лет (когда-то давно я читал статистику) меняют жилище. Может быть, сейчас изменилось.

    Э.ХАСАНШИНА: Анна нам написала: «Я работала в дирекции космодрома Восточный. Строительство объекта опережало проектирование объекта». Подтвердила.

    С.ДОРЕНКО: Да. «Наклон ракеты регулируется шайбами», - говорит Синграйтер. Можно же шайбу подложить.

    Э.ХАСАНШИНА: Зачем шайбу? Можно газетку свернуть.

    С.ДОРЕНКО: Все это по волей божьей случается. Я не понимаю, товарищи. Господь захочет - ракета полетит. Зачем вам все старания ваши эти, нелепые, пустые какие-то. «У вас опечатка. 4,6 миллиарда». 4,6 миллиарда, у вас опечатка! Это я кричу в ньюсрум. Спиченку подложить. Конечно. Это очень смешно все.

    Я хотел сказать, что алюминий будет запрещен иностранный. А как мы определим? А если Дерипаска продаст сначала в офшор, а потом купит, это будет русский алюминий или нерусский алюминий?

    Э.ХАСАНШИНА: Все, что из рук Дерипаски, оно уже наше.

    С.ДОРЕНКО: Я бы не сказал. Они когда работали с Левой Черным, у них была другая схема. Лева Черной, Лев Черной когда работал с Дерипаской, Дерипаска был маленький мальчик, Лев его всему учил. Ладно, потом расскажу как-нибудь. Новости.

    Продолжаем. Хватит смеяться. Все смеются и смеются, мне просто стыдно становится за себя. Честно говоря, за себя, потому что я поддаюсь этому вашему прекрасному настроению.

    Э.ХАСАНШИНА: В этот пасмурный понедельник можно немножко порадоваться.

    С.ДОРЕНКО: Сегодня понедельник, пасмурный, притом сегодня первый день, когда пришел и с полным основанием включил свет в кабинете, везде. Почему? Было полное для этого основание. Было темно, какое-то началось ужасное время.

    Э.ХАСАНШИНА: Я сегодня утром поняла, что очень все-таки наступила.

    С.ДОРЕНКО: Все. Все. Нет, ездишь все равно. Я хотел сказать про печенье «картошка» в Томске. Томск – это место, где живет интеллигенция, вы знаете. Я спрашивал когда-то у кого-то из видных политологов русских: скажите, а где еще в России прилично и народ интеллигентный. Он сказал, как ни странно, Магадан и Томск.

    Э.ХАСАНШИНА: Из Томска периодически всякие научные новости приходят.

    С.ДОРЕНКО: Потому что туда ссылали ученых из-за репрессий, и так далее и там образовалась какая-то прослойка интеллигенции небольшая, совсем крошечная. Томская кондитерская в День томича, это подтверждается тем, что там 150 килограммов «картошки» швыряли в толпу, пирожное «картошка». 150 килограммов. 30 минут швыряли «картошку», и люди ловили, жрали, с земли поднимали и так далее. На фестивале была праздничная атмосфэра. Люди были рады и даже пытались поймать пирожное, сообщают источники оттуда, из Томска. Они были все рады. «Сладкий урожай из 150 килограммов «картошки» был изготовлен ради кулинарного… в рамках «Вкусное местное». Из желающих попробовать «картошку» собралась целая толпа, и организаторы просто кидали пирожные людям». Кидали в воздух, а люди ловили! У меня собака в старые времена, у меня была овчарка когда, у меня было много разных овчарок, в частности, у меня была черная овчарка Винтура, та, которая мужчин за яйца кусала. Она ловила мороженый минтай на лету тоже, умела. Я абсолютно был потрясен. Берешь минтай, подбрасываешь, а она «клац». Я тебе хочу сказать, два укуса, и нет минтая, до свидания. Мясо она разлагала на молекулы взглядом, не надо было даже кусать. Она взглядом разлагала мясо на молекулы просто. Я думаю, если томичам кидать мороженого минтая, интересно, они смогут так сделать, как моя овчарка. Из желающих попробовать «картошку» собралась целая толпа. Организаторы кидали пирожные в толпу, в воздух, а люди ловили в воздухе. Некоторым удавалось схватить сразу несколько пирожных, сообщает местная пресса.

    Э.ХАСАНШИНА: Но большую часть этих пирожных они хватали уже с земли, судя по видео.

    С.ДОРЕНКО: С земли, они все нагибаются и собирают с земли пирожные. Как это прекрасно. Как это все-таки свидетельствует о величии духа. Потому что здесь в данном случае дух побеждает материальный мир, дух побеждает плоть.

    Э.ХАСАНШИНА: Никогда не жили так хорошо и вот опять.

    С.ДОРЕНКО: Дух побеждает плоть. Почему? Потому что, если бы плоть побеждала дух, то они бы думали, что пирожные испачкались и так далее. А поскольку это была духовная субстанция, то она не могла испачкаться.

    Э.ХАСАНШИНА: Как символ единения, надо было вкусить это, плоть «картошки».

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Когда ты берешь с земли пирожное «картошка», оно же сверху в шоколадной крошке, и оно падает в пыль, в грязь, на площадь, может быть, там был асфальт, я не знаю, и оно обваливается во всем этом, и человек материальный, он побрезговал бы. Он бы сказал, что-то налипло. А по-настоящему духовный человек, он понимает, что все мы одно, и грязь одно, прах есьмь и во прах возвращаюсь. Таким образом, я сам прах, и пирожное прах, и к ней налип прах. Ну и что? Еще есть такая русская пословица прекрасная: зараза к заразе не пристает.

    Э.ХАСАНШИНА: Или: для иммунитета.

    С.ДОРЕНКО: Для иммунитета. Люди русские, я много видел, когда с земли едят, они говорят: зараза к заразе не пристает. Как-то по-доброму все-таки, мне кажется, правда же. Это прекрасно. Это Россия, 21 век.

    А что лутц? Дайте мне про лутц. Скажи, пожалуйста, а что, мужчины до этого не прыгали лутц? У нас есть блистательные девочки, новые какие-то. Последняя, которую я видел, была Липницкая…

    Э.ХАСАНШИНА: Потом была Медведева. Вы же сами болели между Загитовой и Медведевой.

    С.ДОРЕНКО: Последний раз я на работе случайно… Как я мог болеть? У меня нет телевизора. В смысле, есть, но там iTunes идет, Apple TV, там такое покажут, что не дай бог. Там покажут то, что я делаю… со своего компа, поэтому я не знаю, что по другим телеканалам показывают. Но я последний раз смотрел Липницкую, как мне кажется, такая была трогательная и такая была триумфальная, это был февраль 2014 года. Февраль 2014 года, когда нам все еще везло. Но везло, как выясняется, химически, не безупречно, неважно. А сейчас мировой рекорд, пожалуйста. Александра Трусова летает, куда хочет. Во время выступления в рамках этапа юниорской серии Гран-при в Литве, на чужом, враждебном, натовском, на натовском льду, льде, на землях… Ей 14 лет. Рекорд, может быть, много лет теперь продержится. «Говорит Москва» говорит Андрей Журанков, спортивный комментатор: «Я думаю, это исключительно останется в истории, как рекорд Александры Трусовой. Вряд ли мы видим тенденцию на будущее (неплохо сказано). Мы просто видим суперодаренного ребенка, суперталантливого и уже опытного тренера Этери Туберидзе. Они выдают такой результат, потому что сейчас все для этого есть. Есть маленькая, очень сильная, худенькая, талантливая, много работающая девочка». Боже, как он говорит о ней. Я цитирую, товарищи, это не мои слова, это слова Андрея Журанкова. «…которая не боится прыгать четверные прыжки». Она потом сделается толстой коровой, которая будет бояться. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Она не сделается, она спортсменка. А вот мы, все остальные, сделаемся.

    С.ДОРЕНКО: Что говорит Журанков? «Есть маленькая, очень сильная, худенькая, талантливая, много работающая девочка, которая не боится прыгать четверные». Однако чуть позже она сделается невероятно неопрятной коровищей, которая станет бояться прыгать даже одинарные прыжки.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы как-то неправильно цитируете.

    С.ДОРЕНКО: Она получила 8,02 балла. Чисто исполненные элементы оцениваются в 11,5 балла, потому что она не докрутила четверной лутц. А мужчины крутят эти лутцы?

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели нам говорят, что да, что мужчины прыгали.

    С.ДОРЕНКО: Мужчины прыгали. Правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, мужчины прыгают, женщины не прыгают такие лутцы. Она прыгает каскады. Что поразительно? Она четверной уже прыгнула, а сейчас она начала уже летать каскадами. То есть она четверной, потом тройной прыгает и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Как в фильме «Герой». Помните фильм китайский «Герой», где они летают, летают, летают. «Меч судьбы».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, вы знаете, с ней что-то произошло. Потому что, вы посмотрите, Этери говорит еще два года назад, когда их никто не знал, она говорит: Саша, Алина, Первый канал приехал, быстрее сюда подъехали. И вот когда Загитова взяла эту Олимпиаду, она же подружку этой Трусовой, ну, не подружка, подружка у нее Медведева, а Загитову она так, не любит Загитову, ей Медведева все мишки дарит… И когда Загитова стала олимпийской чемпионкой, эта Трусова просто в ярость пришла, потому что Алина имеет все, а Саша не имеет ничего. И Саша начала вообще такое вытворять на этом льду, она эту Загитову по ходу вообще возненавидела. И теперь, в общем, Алина падает, а Трусова начала летать по льду, чтобы забрать у Загитовой все, что можно. А Медведева вообще уехала.

    С.ДОРЕНКО: Сама легкость ее, то, что говорит, маленькая, легкая очень, это что-то означает? Условно говоря, она сможет прыгать такое в 16, а в 26?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что такие рекорды, конечно, она уже не будет в 26.

    С.ДОРЕНКО: И в 16 не будет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы посмотрите, даже Загитова подросла, все равно не то уже. Вот она чуть-чуть выросла, и она уже не такая.

    С.ДОРЕНКО: Уже не такая. Боже, ваши слова в прокуратуру. Это ужасно. «Она подросла и стала уже не такая». Это ужасно.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но я понимаю этого слушателя.

    С.ДОРЕНКО: Я про другое хочу сказать. Устройство туловища… Согласись, что женщина тяжела внизу по природе. Устройство туловища пока подростковое совсем, может быть, ей легче это делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Не только женщина, мужчины тоже с возрастом перестают.

    С.ДОРЕНКО: Неправда. Мужчины перестают годам к 70 только.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну прям.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Потому что мужчины набирают плечи, они ему не мешают прыгать.

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть. И тем не менее из спорта они уходят молодыми, из разных видов.

    С.ДОРЕНКО: Прыжковые?

    Э.ХАСАНШИНА: Неважно. Я имею в виду, что все спортсмены, у них век короткий.

    С.ДОРЕНКО: Я тебя поправлю. Сейчас футболист этот, Жирков, не Жирков, сколько ему, 39.

    Э.ХАСАНШИНА: Не Жирков.

    С.ДОРЕНКО: Вот этот чувак был, которому 39, который за сборную играл.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это редкость.

    С.ДОРЕНКО: Давай прямо скажем, 39 редкость, а 30-35 уже не редкость. Ну неважно.

    Э.ХАСАНШИНА: Игнашевич.

    С.ДОРЕНКО: Игнашевич. Спасибо за Игнашевича, Григорий. Мужчины дольше держатся. Поскольку они бессмысленные существа, мужчины, ввиду бессмысленности, ввиду биологической бессмысленности… Женщина, она биологически оправдана. Мужчина практически нет, его необходимость не очевидна. Поэтому женщина все равно должна служить своему биологизму.

    Я вчера посмотрел фильм, мать, фильм вообще улетный. Можно, я посоветую вам фильм? Я знаю, что вам плевать на кинематограф, но я посоветую вам фильм. «Талли». Боже. У меня снесло бошку. Ты не посмотрела «Талли»?

    Э.ХАСАНШИНА: Я его посмотрю. Он у меня в списке тех фильмов, которые я буду смотреть. Потому что когда он только выходил и до того, как он вышел, я активно его ждала.

    С.ДОРЕНКО: Посмотри, пожалуйста, «Талли», я тебя очень прошу.

    Э.ХАСАНШИНА: Посмотрю. Вы даже можете меня не уговаривать.

    С.ДОРЕНКО: Почему я хочу уговаривать? Потому что я хочу с тобой обсудить. А с тобой невозможно.

    Э.ХАСАНШИНА: Со мной невозможно обсудить, потому что я его так хочу посмотреть.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю, почему с тобой невозможно обсудить. Ты вообще не понимаешь, про что это, вот в чем дело.

    Э.ХАСАНШИНА: Как я не понимаю, про что это?

    С.ДОРЕНКО: Потому что ты не понимаешь, потому что ты никогда не была вот этой фабрикой-кухней, из которой сочится молоко.

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть, именно поэтому я особенно ее и понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты не можешь ее понять.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Когда ты сделаешься фабрикой-кухней, на которой женщина молодая, вот она бежит… Есть сцена, где она бежит, она решила поправить тело, такое тело водянистое становится, болтается, живот, все болтается, после того, как ребенок вышел. Она пытается поправить. Она начинает бежать по парку и пытается обогнать молодую девчонку, японистую какую-то, китаистую, китаяночку, и падает. А та совсем молодая. И та ее спрашивает: с вами все в порядке? Та говорит: все в порядке. И та смотрит с ужасом на грудь, на майку, она мокрая вся. Говорит: вы знаете, это я произвожу молоко. Произвожу молоко. И та делает такое лицо, с очень деликатно скрываемой оторопью, с какой-то оторопью, китаянка эта, и бежит дальше. Ты не поймешь, потому что… Она чувствует ужас от всего, это кошмар. Посмотрите «Талли», это что-то улетное. А развязка, я просто торчу. «Ночная няня». Меня подмывает всем рассказать, но я не могу.

    Э.ХАСАНШИНА: Не рассказывайте, нет.

    С.ДОРЕНКО: Меня подмывает всем рассказать. Вы понимаете, что мне тяжело. «Я надеюсь, Шарлиз Терон дадут за «Талли» Оскар. Это фильм про феминизм здорового человека», - говорит Pocket Elephant. Абсолютно с вами согласен. Но скажите, развязка, Pocket Elephant. Скажите, какова развязка. «Талли». Еще посмотрите «Возлюбленный» 2014 года, старый фильм. Обалдеть. Я не имею права рассказывать. Посмотри «Возлюбленный». Посмотришь? Мы обсудим.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Не будешь смотреть?

    Э.ХАСАНШИНА: Не буду. Вот эти истории про взаимоотношения…

    С.ДОРЕНКО: Вообще про другое.

    Э.ХАСАНШИНА: …в одной семье, в другой семье, между друг другом меня не интересуют.

    С.ДОРЕНКО: Все очень просто. Сразу я дам финал. Он понимает, что она - это не она, он понимает, в момент, когда она говорит: яичницу с бэконом.

    Э.ХАСАНШИНА: С беконом.

    С.ДОРЕНКО: С беконом. Ну хорошо, с беконом. Она говорит: яичницу с беконом. Он понимает, что это не она.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы сейчас про какой фильм говорите?

    С.ДОРЕНКО: Про «Возлюбленный». Он понимает, что это не она, и буквально, почти произносит «да и насрать». Понимаешь, да? То есть баба не та, да и плевать. Не та баба? Ну и все. Какая разница? И вот это очень интересно.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот вам и книжки о любви.

    С.ДОРЕНКО: «Возлюбленный», 2014 год, посмотри. Это улетная фигня. Pocket Elephant, да, конечно, «Талли». «Возлюбленный» 2014 года посмотрите и «Талли» посмотрите. «Сколько спойлеров?» Нисколько не спойлеров. «Яичница с бэконом. Пришлось закрыть уши», - говорит Неф. Он говорит: ага, хорошо. «Смотреть противно. Длинноногое уродство, оформленное, гадкий утенок», - говорит 27-й. Про какой фильм, про «Талли»? Вы просто вообще ничего не понимаете. Вы вообще ничего не понимает. Все, товарищи, все, кто смотрел «Талли» и кому не понравилось, идите и повесь… нет, я не должен рекомендовать. Я бы сказал вам, если бы не было Роскомнадзора, идите и повесьтесь. Но я так не скажу, я никогда так не скажу. Я скажу, вы сами знаете, что делать. Зайдите в туалет, найдите что-нибудь крепкое на потолке и дальше вы сами знаете, что делать. Или вам нравится «Талли»! И тогда оставайтесь с нами.

    Минкульт собрался ограничить прокат зарубежного кино в России. Это очень выгодно и правильно. Знаешь, почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Перестанут дублировать, матерные переводы я не слушаю, будем слушать просто на английском языке. Перейдем на ангельский язык все постепенно.

    Э.ХАСАНШИНА: А как это связано? Этих фильмов будет меньше?

    С.ДОРЕНКО: Фильмов будет больше, фильмов будет всегда очень много, эти уроды перестанут, в хорошем смысле, ввозить их в Россию. Мы будем их смотреть в интернете, но на другом языке, на английском языке. Не будет дублежа. Дубляж будет только матерный, я его не слушаю никогда. Соответственно, я буду смотреть по-английски.

    Э.ХАСАНШИНА: Между прочим, хороший матерный дубляж – это редкость.

    С.ДОРЕНКО: Хорошего матерного дубляжа не существует. Потому что, я тебе много раз говорил, я филолог, а ты – нет.

    Э.ХАСАНШИНА: А я – нет.

    С.ДОРЕНКО: И вот как филолог я тебе объясняю, буквальный перевод это «черт»…

    Э.ХАСАНШИНА: Не поверите, я фильмы смотрю не как филолог, не как нефилолог, а просто как человек.

    С.ДОРЕНКО: Филология изучает просто людей. Вы для нас морские свинки. Ты для меня морская свинка, ты этого не можешь понять. Вы для нас, филологов, в момент, когда вы изрыгаете речь, вы предмет исследования. Вы для нас морские свинки лабораторные. Ты вот сейчас говоришь, ты для меня морская свинка. Когда ты это поймешь, ты поймешь, что ты предмет науки, а я ученый, я тебя изучаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Что же вы тогда кастрированных каких-то свинок изучаете?

    С.ДОРЕНКО: Боже милостивый.

    Э.ХАСАНШИНА: О-ля-ля.

    С.ДОРЕНКО: О-ля-ля. Хасаншина сейчас много раз завуалировано сказала, что ей нравятся матерные переводы. Спокойно. Продолжим.

    Э.ХАСАНШИНА: Не завуалировано, я об этом прямо говорю.

    С.ДОРЕНКО: Тебе надо было просто манифестировать эту фигню. Молодец. Сказала? Будь довольна, заявила что-то о себе. Хорошо.

    Показ иностранных картин планируется сократить до 35%, я читаю Минкульт. Об этом сообщили Ленте.ру источники, близкие к Минкульту. То есть сократить иностранные фильмы. За единичное нарушение правил планируется установить штрафы от 100 до 200 тысяч рублей, за повторные – 500 тысяч рублей. Мне кажется, правильно, надо Михалкова всюду ставить. Никиту Сергеевича поставить везде, 65%, пусть он идет и все, и все, молотит воздух.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно. Прекрасные фильмы у него.

    С.ДОРЕНКО: У нас какое-то было требование, сейчас забыл, давно на радио, мы все это ставили на 4 утра. Тоже самое в кинотеатры. Там же не сказано, в какое время. Например, Михалкова ставить с 2 часов ночи до 6 утра, 4 часа подряд Михалков. Один за одним идут. Потом, пожалуйста, можно нормальное кино показывать. Ну это обязаловка. Контролировать будет Роспотребнадзор. В Минкульте считают, что такая мера создаст благоприятные условия для застоя в российском кинематографе, в смысле, развития, простите. Аналогичную инициативу выдвигали и 2017 году, она была на федеральном портале. Законопроект разработан в целях создания благоприятных условий для доступа граждан и так далее. Понятно, что кино русское от этого пострадает, оттого, что запретят иностранные.

    Э.ХАСАНШИНА: Пострадает.

    С.ДОРЕНКО: Да. Но нам плевать давно уже на Минкультуры и на Роскомнадзор… Это Роспотребнадзор, вы не путайте, Джозеф. Мне тоже плевать, но, Джозеф, проблема другая. Проблема в том, Джозеф, что нам не с кем будет поговорить, Джозеф, нас маловато. Джозеф, послушайте меня. Главная проблема заключается в следующем: нам надо все время, чтобы кто-то был, с кем поговорить. Москва, она такая воронка, в нее въезжают люди всякие светлые, из разных, из Омска, Новосибирска, Воронежа, да из Оренбурга, пожалуйста, приезжают какие-то люди светлые, не матерщенники, нет, эти светлые люди немножко здесь побудут и уезжают дальше. Они уезжают дальше в Торонто, вы знаете сами, в Оттаву, в Торонто, в Калифорнию, куда-то еще. Вот эти люди пуляют дальше. А нам надо, чтобы было здесь, с кем поговорить, вот эта фигня заботит по-настоящему. Вы тогда должны заботиться о чужих, как бы поймите, о сырье. То есть сырье - это те, кто к нам в Москву приедет. Вот сейчас они народились где-то там, в Новосибирске, еще где-то, в Иркутске, и они приедут еще в Москву. Они через 10 лет приедут в Москву. Нам надо, чтобы они были такие, чтобы нам с ними было, о чем поговорить.

    Э.ХАСАНШИНА: Согласна.

    С.ДОРЕНКО: А для этого им надо показывать нормальное кино. Не российское, а нормальное. Не российское, внимание, это очень важно, потому что российское в основном бездарное. И если Минкульт кастрирует их интеллектуально и этически, и эстетически, Минкульт кастрирует и превратит их в бандерлогов, в животных, то когда потом они приедут в Москву, нам не с кем будет поговорить. Понимаете, в чем дело? Это большая проблема. Попробуйте ее осознать. Тяжелая тема на самом деле.

    Хорошо. Мы пойдем и проживем его, этот понедельник, 10 сентября.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus