• «Подъём» с Сергеем Доренко от 14 сентября 2018 года

    08:30 Сен. 14, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Пятница, 14 сентября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: У нас много всего вчера напроисходило. Давайте смотреть этих прекрасных людей, Боширова с Петровым. Они позвонили Марго, Маргарите Симоньян. На самом деле это практически невозможно. Просто невозможно и все. Они позвонили ей на мобильный. Это опять невозможно.

    Мы просто долгое время работаем в прессе и все время звоним Маргарите… Мы, радио «Говорит Москва», мы все время звоним Маргарите Симоньян. И это невозможно. Мы знаем, что у нее добиться комментариев практически невозможно, дозвониться невозможно, мобильный телефон…

    Э.ХАСАНШИНА: Во-первых, его сначала надо найти.

    С.ДОРЕНКО: Добыть невозможно. Но если даже ты его добудешь, она вообще никогда не берет трубку.

    Э.ХАСАНШИНА: Скорее всего, есть определенное количество записанных номеров. С незнакомых она не берет.

    С.ДОРЕНКО: Может быть она с определяемых номеров берет. Но мы знаем, что мы, радио, звоним ей постоянно… В отличие от всех, у нас есть настоящий ее действительный,  фактический телефон, мы знаем, что она его никогда не снимает, никогда не берет. А если вдруг раз в полгода кто-то отвечает по этому телефону, то это бывает кто-то из помощников. Видно, она просто просит рядом помощника: ну, ответь, скажи, что меня нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Либо оставляет ему этот телефон.

    С.ДОРЕНКО: Вряд ли. Скорее всего, видит, что человек настойчив, и она дает помощнику, говорит: ответь, скажи, что меня нет. Так что позвонить ей невозможной и это, конечно, изначально сразу неправда. Предположим, что существует фантастический вариант, когда это возможно. Этого не может быть, но вдруг.

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть какой-то посредник, которого она хорошо знает, чей номер у нее определяется.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже думаю. Во многих странах все делается через одноклассников, да? Какие-нибудь одноклассники чего-нибудь, да? Может быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Предположим. Хотя это уже сразу фальшак, звучит как фальшак, но хорошо. Давайте послушаем этих прекрасных людей. «Они звонили с Лубянки или Знаменки, этот телефон она не могла не знать». Нет, я не думаю.

    «В новостях сказали, что мужчины были подписаны на ее канал в сети. Ей написали в чат, она увидела сообщение, сама вышла на связь. Извините», — говорит Алексей. Вы знаете, в новостях может быть такое сказали, но сама Маргарита такого не сказала. Она сказала, предваряя интервью, что ей позвонили на мобильный, просто они его нашли. И она сказала, что это самый распространенное явление в стране, потому что ее мобильный знают все, включая курьеров по доставке цветов. Вообще все знают ее телефон, и она всегда снимает трубку. Это ее версия.
    Давайте не будем выдумывать каких-то глупостей, давайте просто скажем, что она сказала это. А теперь в новостях говорят нечто иное, чтобы у нас создалось впечатление, что лгут, неправда ли? Вообще говоря, это впечатление может быть ей невыгодно, не знаю.

    Мы сейчас попробуем поставить, потому что нам надо вырвать звук, но у нас некому это сделать. У нас есть надежда, что кто-то придет?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, конечно. Она идет.

    С.ДОРЕНКО: «Теоретически Симоньян можно позвонить в Facebook-мессенджер», — говорит Александр. «Не надо переделывать это интервью, необходимо ей самой…» Передергивать может быть вы имеете в виду? «Ей необходимо самой…» Я не знаю, о чем вы сейчас говорите.

    Э.ХАСАНШИНА: Очевидно, что этот выбор неслучаен, они неслучайно пришли к Симоньян.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, так я тебе скажу, если бы я был обычным русским, вот нам с тобой надо что-то заявить. И точно, что нас ищут. Извини, президент сказал: ребята, откликнитесь. Мы такие сидим… Не знаю. Мы с тобой обычные бизнесмены, ну, мелкие бизнесмены и т.д. Знаешь, что бы я сказал? Поехали в Останкино.

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Я бы тоже сказала: на Первый канал.

    С.ДОРЕНКО: Никакой Первый, десятый, неважно. Я бы поехал в Останкино, это самый знакомый, известный адрес — Останкино, башня, рядом телецентр. Заходим в фойе. Здравствуйте. Там огромными буквами «Бюро пропусков».

    Э.ХАСАНШИНА: Если нас охранники не пустят?

    С.ДОРЕНКО: Никто бы и не пустил. Мы вошли в бюро пропусков слева от входа.

    Э.ХАСАНШИНА: Я Петров.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Мы говорим: «Здравствуйте. Вы знаете, нам надо позвонить». Пусть будет Первый канал. Почему мы должны на Десятый? «Первый канал». — «А что такое?» — «Да мы вот то-то, то-то. Нас ищут. Президент. Мы Петров, Боширов. Мы на Первый канал хотим». Бюро пропусков. Там сидят тетеньки.

    Э.ХАСАНШИНА: Тогда они бы сделали с вами огромное шоу, да?

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет, нет.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы бы хотели.

    С.ДОРЕНКО: Условия-то ставим мы, причем тут шоу? Мы сказали бы: нет, мы хотим интервью. О чем ты говоришь?

    Э.ХАСАНШИНА: Мы хотим 10 минут в эфире.

    С.ДОРЕНКО: Там сидят тетеньки, это не уборщицы, они разбираются во всем, на Первом канале. Опытные люди, они сидят там целый день, отвечают. У них есть начальница, еще более опытная женщина, которая скажет: ого, вот это да! Дайте приемную в новости, приемную программы «Время», информации. Хорошо, позвонит туда. То есть, если бы я был бизнесмен, хоть сколько-нибудь понятный, хоть сколько-нибудь обычный бизнесмен, я бы поехал в Останкино, у меня никаких других мыслей не было. Правда.

    Э.ХАСАНШИНА: Они продвинутые люди, они читают Telegram.

    С.ДОРЕНКО: Неправда.

    Э.ХАСАНШИНА: Они ездят по заграницам.

    С.ДОРЕНКО: Неправда. Они очень не продвинутые люди. Они говорят о том, что они торгуют (я чуть не сказал «удобрениями») вот этой хренью всякой, белками для качков.

    Э.ХАСАНШИНА: Какие-то консультации еще проводят.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Они не ведут активной фейсбучной жизни. Если бы они были действительно этими бизнесменами, которые заняты вот этой всей историей, насчет качков, насчет бодибилдинга, у них бы были активнейшие аккаунты в соцсетях.

    Э.ХАСАНШИНА: Подождите, мы не знаем название их компании. Вполне возможно, что их компания ведет активную фейсбучную жизнь, вот эти претензии несостоятельны.

    С.ДОРЕНКО: Претензии очень состоятельны. Мы точно знаем, что люди, которые…

    Э.ХАСАНШИНА: Не обязаны со своей настоящей странички вести какую-то активную фейсбучную деятельность.

    С.ДОРЕНКО: Они не ведут никакой фейсбучной деятельности. Иначе бы они сразу сказали: да мы вот они. О чем ты говоришь?

    Э.ХАСАНШИНА: Да мы просто об этом не знаем. Они себя сейчас позиционируют как очень закрытые люди, которые боятся проникновения в личную жизнь.

    С.ДОРЕНКО: Таких не бывает бизнесменов, которые занимаются бодибилдингом.

    Э.ХАСАНШИНА: Если у них очень состоятельные клиенты, они может быть за них переживают.

    С.ДОРЕНКО: Сделаем звук. Нет, у меня не будет передачи сегодня, сейчас я закрою эту чертову лавочку и уйду домой. Сейчас мы попробуем сделать. Мне нужно вырвать звук. Мне нужен этот звук, яркий, четкий, большой. У меня его нет. Он должен быть, точка.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, все посмотрели это интервью. Редкие люди посмотрели его в нарезке по телевизору. Я надеюсь, что все посмотрели его все-таки в оригинале, в полном времени.

    С.ДОРЕНКО: В полном времени 25 минут. Это тяжеловато. Я думаю, что все равно очень…

    Э.ХАСАНШИНА: Для того чтобы понять суть, надо посмотреть все, мне кажется. Потому что нарезка на телеке — это немножко другое.

    С.ДОРЕНКО: Посмотрите все.

    Э.ХАСАНШИНА: Выбираете самое вкусное, у тебя не могут не возникнуть вопросы. А вопросы есть к этому видео.

    С.ДОРЕНКО: У тебя какие?

    Э.ХАСАНШИНА: Они ведут себя довольно странно. Я не знаю, многие говорят, что им нельзя верить. Они действительно не вызывают какого-то особенного доверия. Но, с другой стороны, вот то, что они показывают себя таких, как будто очень боящихся за свою жизнь и за свой бизнес людей, я их понимаю, потому что я сама закрытый человек.

    С.ДОРЕНКО: Мы должны начать передачу были сегодняшнюю, это планировалось, с того, что мы дали бы людям послушать. Мы этого не сделали, потому что у нас нет технических условий для этого, а именно мы не можем поднять звук, мы этого не можем сделать уже 20 минут.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно включить с мобильника.

    С.ДОРЕНКО: Что с мобильника? На мобильнике?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Это будет как-то очень странно. Звука нет, ничего не поделаешь. Это делается на пульте, это можно сделать и, конечно, это всегда делается, но в этот раз не получается. Мы не можем, по существу, вести передачу, мы заняты черте чем. Тем не менее, давайте обменяемся впечатлениями. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Я думаю, что, может быть с другого конца зайти? Президент сказал, что мы их нашли, мы знаем, кто это. Я думаю, что люди, которые пришли и сказали «вот мы вас нашли», имеют право опасаться и вести себя немножко скованно.

    С.ДОРЕНКО: «Люди, которые их нашли». Как бы вам сказать? Два чувака, которые торгуют биологическими добавками для тренинга, это ультраобщительные… Вы понимаете, в чем дело?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, понимаю. Я тоже торгую, но не такими вещами, но торгую.

    С.ДОРЕНКО: Вот вы общительный человек.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда сталкиваешься с более высоким уровнем, который выше твоего контроля, то немножко…

    С.ДОРЕНКО: А зачем тогда… Предположим, вы один из них, ну, например, а я второй из них, вот нас двое. Нас нашли люди президента. А кто эти люди? Наверное, какой-нибудь участковый. Не будут же к нам посылать кого-то из администрации, правильно? Какой-нибудь участковый.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что кто-то из органов, не участковый.

    С.ДОРЕНКО: Не участковый, а кто-то повыше, какой-то товарищ майор из областного… правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: К нам подошел, говорит: слушайте, ребятки, а это же вы. Мы такие говорим: «О'кей, мы, да. А чего надо?» — «Да мы бы хотели, чтобы вы как-то позвонили в прессу». А этот человек не сообщает им телефон, потому что Маргарита Симоньян конкретно объясняет, что они взяли телефон, потому что он есть у всей страны, она это объясняет. То есть им не дали телефон Марго Симоньян, им просто сказали про прессу. Дальше они просто зашли, погуглили, что вранье, нашли телефон Симоньян, что вранье, позвонили ей, что вранье. Потому что она никогда не снимает трубку, а мы ей звоним уже годы. И после этого, дескать, она сделала интервью. Вот здесь уже пошла полная нестыковка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Симоньян тоже большой человек в вашей сфере. Я думаю, что она спонтанно просто могла сказать, что вот наш телефон.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Большие люди в нашей сфере знают цену слов, слова значат.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Значат.

    С.ДОРЕНКО: Слова значат, да. Легенда заключается в следующем: их кто-то нашел, и никто им ничего не сказал. Если бы им сказал полковник, зачем бы это повторял президент? Им ничего никто не сказал. Их просто увидели, кто они и где они, молча. Но вот нас с вами увидели молча, после чего нам президент говорит: ребята, выйдете на встречу с прессой, ну, кончайте. Мы слышим президента, берем телефон Симоньян, что неправда, звоним ей, что неправда, она снимает трубку, что неправда. Это неправда. Просто я вам говорю по опыту, потому что мы много лет это делаем. Мы это делаем много лет, и на никогда не снимает трубку. Товарищи дорогие, ну, давайте.

    Там получается следующее. Есть два бизнесмена. Их нашли, говорит Путин. Ну, нашли и нашли. То есть знают, кто это, и знают локацию. Мы ходим просто по улице, а нас уже нашли, то есть примерно знают, где мы прописаны, чего.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Что мы в Москве. Что мы не пересекали границу в очередной раз. Кстати говоря, они ездили непрерывно, постоянно за границу. Непрерывно. И перестали ездить сразу после отравления Скрипалей. До этого они непрерывно ездили за границу, постоянно. А как только были отравлены Скрипали, они перестали ездить, они изменили хабитус. Почему? А почему они перестали ездить? Это случайность? Они постоянно ездили за границу. Там всю зиму они ездят, всю осень ездят то в Женеву, они непрерывно кружат по загранице. Как только отравлены Скрипали… А они же не знали, что это они отравили Скрипалей. Но они не знали, что это они, почему они перестали ездить за границу?

    Э.ХАСАНШИНА: Может, они не каждый месяц ездили, а тут вот эти БАДы не выходят новые, они же говорят, что за всякими новинками ездили в Европу.

    С.ДОРЕНКО: И оттянуться.

    Э.ХАСАНШИНА: Не каждый же месяц оттягиваться.

    С.ДОРЕНКО: А в одном месте он говорит: а что, человек, ездящий в Женеву, это плохо? Это нормально. Нормальный человек, ездящий в Женеву — это нормально, говорит он.

    Э.ХАСАНШИНА: Они вообще все время говорят это слово: это нормально, духи у мужика — это ненормально.

    С.ДОРЕНКО: Да. Они постоянно ездили. Когда кто-то отравил Скрипалей, а они же об этом не знали, что это они, им же в голову не могло прийти. Например, кто-то отравил Скрипалей, мы же с тобой не знаем, что это мы. Нет. Значит, если мы с тобой ездили за границу, мы продолжаем ездить.

    Э.ХАСАНШИНА: Они такие: батюшки, вот мы только там были, а там в это время Скрипаля отравили.

    С.ДОРЕНКО: Поехали смотреть чего-нибудь, не знаю, 1 апреля, что там хорошего, не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Собор. Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: В Нью-Джерси вишни цветут. Поехали? Ты говоришь: айда. И поехали.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам пишет Николай: «Телефон Симоньян легко найти в справочнике индивидуальных предпринимателей, ЕГРЮЛ». Но этот телефон не работает, Николай. Он действительно есть, его можно найти, он не работает. Тот телефон, который работает, мы про него уже говорили…

    С.ДОРЕНКО: Мы говорили вам, что есть телефон, есть.

    Э.ХАСАНШИНА: Но она его не берет.

    С.ДОРЕНКО: Она никогда не берет трубку. Это, вообще говоря, не существует, такого варианта не существует.

    «Не пали контору. Ну, что ты?» — Мих Мих. Ха-ха-ха-ха! «Может быть они сочетались браком в том соборе?»

    Э.ХАСАНШИНА: Фотографии тоже. Она им сказала: «Покажите тогда фотографии из этого собора». И камера резко переходит на нее. И этот вопрос остается без ответа. Должны появиться в сети снимки.

    С.ДОРЕНКО: Да. Но их нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть после монтажа появятся.

    С.ДОРЕНКО: Нет, они не дошли до собора, говорят англичане.

    Э.ХАСАНШИНА: Они дошли? Они были в этом соборе. Они сказали, что у них есть фотографии из этого собора. Они там были. Причем, в первый день они не дошли до этого собора, потому что якобы была там жижа, снег и все такое, не смогли туда пройти. А во второй день они туда сходили, они там были, гуляли по этому собору. И она им тогда сказала: покажите фотографии, у вас есть фотографии? Они сказали: да, есть фото. Но не показали.

    С.ДОРЕНКО: Англичане сказали, что они не ходили ни в какой собор вообще.

    Э.ХАСАНШИНА: Англичане по этому поводу ничего не говорят.

    С.ДОРЕНКО: Говорят! Они дают их маршрут.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Они дают их маршрут.

    Э.ХАСАНШИНА: Там про собор не было речи.

    С.ДОРЕНКО: Мы сейчас звонили Симоньян довольно долго, потратили довольно много времени, телефон вообще напрочь выключен.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели нам говорят: докажите, позвоните в эфире Симоньян. Вот мы сейчас пытаемся — ничего.

    С.ДОРЕНКО: Если она увидит мой номер, она возьмет трубку, потому что это мой номер. Что тут объяснять? Вот она возьмет трубку. Ну и хорошо. Кстати, спросим ее, ей-то понравилось? Видит мой номер и не берет все равно. Давайте после новостей вернемся.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Пятница, 14 сентября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Давайте послушаем этих прекрасных людей. Мы звоним Маргарите Симоньян с редакционного номера и звоним с моего мобильного. Я думаю, что мой мобильный она видит. И потом, если она видит, он такой клевый и очень красивый, но меня сбрасывают. Это ее телефон абсолютно личный. Мы знаем, что он всегда при ней, и она никогда не берет трубку. Во всяком случае, последние несколько лет она не берет трубку никогда,  либо ее помощник берет. Прикинь, что я из ГРУ ей звоню, чтобы сдаться. Я из ГРУ и есть. Ты же знаешь, что я гэрэушник.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не знаю. Вы же отказались.

    С.ДОРЕНКО: Когда это я отказался?

    Э.ХАСАНШИНА: Вы же не пошли. Вас же хотели…

    С.ДОРЕНКО: Что значит «хотели»? Я принимал на плацу около Подольска присягу воинскую в ГРУ.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и все.

    С.ДОРЕНКО: Что «все»?

    Э.ХАСАНШИНА: На этом все и закончилось.

    С.ДОРЕНКО: Я карьеру там не сделал действительно, меня забрал ПВО потом, но я присягу принял в ГРУ. Нет, я не уходил в СВР, я ушел в ПВО, ку-ку! Я механик по турбовинтовым самолетам ПВО.

    Э.ХАСАНШИНА: Да вы что! Вы механик?

    С.ДОРЕНКО: Я механик по турбовинтовым самолетам. Но я принимал присягу в ГРУ. Меня загребли в ГРУ, я принял присягу в ГРУ, после чего батя приехал из Монголии, посмотрел на меня и сказал «поехали» и забрал меня в ПВО.

    Э.ХАСАНШИНА: Теперь вместо «как дела?» я буду спрашивать «как там турбовинтовые вертолеты?»

    С.ДОРЕНКО: Самолеты, дорогая. Я механик Ан-26 и Ан-12. «Как же вас в Анголу с такой присягой отпустили?» Я был в Анголе до присяги. Меня загребли после Анголы. В нас же не было в РУДН никогда военной кафедры, поэтому мы служили рядовыми в ГРУ. В основном весь РУДН служил рядовыми в ГРУ. Если бы батя не забрал меня в ПВО, я так и трубил бы в ГРУ. Мне повезло и так далее, потому что там не давали спать. «Мы солдаты ПВО». Да, да, спасибо Степ. 

    Давайте вернемся к этим прекрасным людям. Давайте вернемся к Симоньян и к ее интервью.

    ЗАПИСЬ ИНТЕРВЬЮ М.СИМОНЬЯН С А.ПЕТРОВЫМ И Р.БОШИРОВЫМ

    — А как бы вы выглядели, когда вашу жизнь раз и перевернули с ног на голову.  

    С.ДОРЕНКО: Она говорит им, что они сдержаны и скомканы.

    М.СИМОНЬЯН: На этих записях, которые мы видим из Лондона, где вы ходите в этих уже знаменитых пуховиках, кроссовочках по Солсбери, это вы?

    — Да.

    — Да, это мы.

    М.СИМОНЬЯН: Что вы там делали?

    А.ПЕТРОВ: Друзья нам давно уже посоветовали посетить этот прекрасный город.

    М.СИМОНЬЯН: Солсбери? Прекрасный город? А чем он прекрасен?

    А.ПЕТРОВ: Да.

    Р.БОШИРОВ: Да. Это туристический город. Там есть знаменитый собор, Солсберецкий собор.

    С.ДОРЕНКО: Солсберецкого собора не существует. Я просто говорю для людей. Они читали «Википедию» перед тем, как говорить с Симоньян, вероятно, и потом переделали. Соловецкий, Солсберецкий…

    Э.ХАСАНШИНА: Люберецкий.

    С.ДОРЕНКО: Да, Люберецкий собор.

    Э.ХАСАНШИНА: Они, во всяком случае, рассказывают, что они обычные люди, обычные предприниматели средней руки, они не обязаны знать правила произношения. Они могут называть Монблан Монбланком. Почему нет? 

    С.ДОРЕНКО: По их словам, они «приехали оттянуться в Лондоне, оторваться», поэтому они два подряд ездят в Солсбери. Они два дня подряд туда ездят.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что в Лондоне скукота.

    С.ДОРЕНКО: Потому что в Солсбери делать нечего (они говорят сами об этом), там только Солсберецкий собор с высотой шпиля 123 метра, который надо обязательно, непременно посмотреть. И первый раз они приехали на электричке. Они очень экономные люди, они ездят на электричке, поэтому у них на два разных числа обратные билеты были. Мать, если ты экономная женщина, ты делаешь билеты себе на два разных числа? У них были обратные билеты на два разных дня, в зависимости успеют они Солсберецкий собор увидеть или не успеют. 

    Э.ХАСАНШИНА: Может, они их купили уже когда приехали. Приехали, поняли, что нечего в этой жиже делать, и сразу купили два обратных.

    С.ДОРЕНКО: Неправда. Можно поменять со штрафом, 100 долларов заплатить.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, они уезжают обратно, а чтобы на следующий день вернуться, сразу покупают еще один билет туда-обратно. 

    С.ДОРЕНКО: Я тебе говорю: на самолет у них было два билета, на самолет обратно в Москву.

    Э.ХАСАНШИНА: А я думала, вы про электричку.

    С.ДОРЕНКО: Нет. У них было две пары билетов на самолет, на один день и на второй. Они улетели по первому билету, а был запасной второй билет. Значит, они ездят на электричке, при этом покупают парами билеты на два разных дня. Можно тебя спросить: это дешево или дорого? Если ты билет в один конец купишь, ты знаешь, сколько ты будешь платить? Как туда-обратно! То есть если ты купишь билет в один конец, ты в любом случае 500 долларов или 600 заплатишь. Значит, они покупают один билет туда-обратно, а второй билет — только обратно, отдельный. И они платят почти как за «бизнес», но они при этом ездят на электричках. Солсберецкий собор, Люберецкий собор, Ярополецкий собор, хорошо, поехали дальше.

    А.ПЕТРОВ: …посетить этот прекрасный город.

    М.СИМОНЬЯН: Солсбери? Прекрасный город?

    А.ПЕТРОВ: Да.

    А.БОШИРОВ: Да. Это туристический город.

    М.СИМОНЬЯН: А чем он прекрасен?

    А.БОШИРОВ: Там есть знаменитый собор, Солсберецкий собор. Он знаменит не только во всей Европе, он знаменит, я так думаю, даже во всем мире. Он знаменит своим шпилем 123-метровым. Он знаменит своими часами, самыми первыми часами, которые были изобретены в мире, которые до сих пор идут.

    М.СИМОНЬЯН: То есть вы поехали в Солсбери посмотреть на часы?

    А.ПЕТРОВ: Да нет, с самого начала мы планировали приехать в Лондон и оторваться, грубо говоря. Это была не бизнес-поездка, сейчас. И мы распланировали так, что мы и в Лондоне побываем, и съездим в Солсбери. Естественно, это все должно быть одним днем. Но когда мы туда прилетели, у нас даже самолет, мы думали, что не с первого раза посадят, потому что в Англии 2 и 3 числа был просто транспортный коллапс.

    С.ДОРЕНКО: Я чуть-чуть приглушу и перемотаю, если позволите.

    А.ПЕТРОВ: 2-го числа мы прилетели, приехали на вокзал посмотреть расписание.

    Э.ХАСАНШИНА: Это все про снег.

    А.БОШИРОВ: Вообще-то, планировали одним днем приехать.

    А.ПЕТРОВ: Собор.. Но этого не получилось, потому что там была жижа, город был в полной жиже. Мы промокли, вернулись на вокзал и на ближайшей электричке уехали обратно. Минут сорок мы провели на вокзале в кафе.

    А.БОШИРОВ: Пили горячий кофе, потому что вымокли все. Мы максимум провели третьего числа час.

    А.ПЕТРОВ: Может быть час, час с лишним. И то, потому что электрички ходили с большим разрывом именно наверное из-за транспортного коллапса. Мы вернулись в Лондон и продолжили наше путешествие.

    А.БОШИРОВ: Мы гуляли по Лондону.

    М.СИМОНЬЯН: То есть в Солсбери вы провели всего час?

    А.ПЕТРОВ: Третьего числа да, потому что невозможно было никуда пойти.

    М.СИМОНЬЯН: А другого числа?

    А.ПЕТРОВ: А четвертого числа мы вернулись, потому что в Лондоне все растаяло, была теплая погода.

    А.БОШИРОВ: Солнце светило.

    А.ПЕТРОВ: Целенаправленно хотели посетить Old Sarum и собор. И решили завершить это дело 4-го числа.

    М.СИМОНЬЯН: «Завершить это дело» — это какое дело?

    А.ПЕТРОВ: Посетить достопримечательности.

    А.БОШИРОВ: Посмотреть.

    С.ДОРЕНКО: «Завершить это дело».  Ха-ха-ха-ха! А вы не видите, как Маргарита улыбается.      

    Э.ХАСАНШИНА: Иронично.

    С.ДОРЕНКО: Она издевательски улыбается. «Завершить это дело» какое? Она издевательски на них смотрит.

    А.БОШИРОВ: Собор очень красивый. Там очень много туристов, там очень много русских туристов, там очень много русскоговорящих туристов.

    А.ПЕТРОВ: Кстати, из собора должно быть очень много фотографий.

    М.СИМОНЬЯН: Вас в том числе?

    А.БОШИРОВ: Которые должны были наверно показать…

    М.СИМОНЬЯН: Вы же фоткались, наверное?

    А.БОШИРОВ: Конечно.

    А.ПЕТРОВ: Фоткались.

    А.БОШИРОВ: Мы сидели в парке, мы сидели пили кофе. 

    С.ДОРЕНКО: «Сидели в парке» — это как два бандита из «Залечь на дно в Брюгге».

    Э.ХАСАНШИНА: Да, да.

    С.ДОРЕНКО: «Мы сидели парке, мы сидели пили кофе». Я перемотал немножко.

    А.БОШИРОВ: Эти все вопросы… Я бы не хотел, чтобы пострадали люди из числа наших клиентов, чтобы пострадали те люди, с которыми мы работаем. Я бы не хотел углубляться сюда, внутрь.

    М.СИМОНЬЯН: Британцы утверждают, что за последние пару лет вы чуть ли не десятки раз были в Европе, в первую очередь в Швейцарии. Что вы там, как люди, занимающиеся фитнес-тренингами и наращиванием мышц, делали?

    А.БОШИРОВ: Британцы много чего утверждают.

    М.СИМОНЬЯН: То есть вы не были в Европе?

    А.БОШИРОВ: Они утверждают, что мы жили в номере, который показывают там одноместную кровать. А то, что соседние номера двухместные и трехместные… И это нормально для туриста, нормально для приезжего — приехать и заселиться в одном номере двухместном, двухкомнатном номере и жить, экономия денег. 

    С.ДОРЕНКО: Они рассказывают, почему они всегда жили вместе. Как бизнесмены, они могли, конечно, не двухместный… Ты знаешь, что двухместный номер — это полулюкс или люкс, когда ты берешь двухкомнатный. Вот он сейчас сказал «двухкомнатный». Двухкомнатный номер с прихожей: у тебя прихожая, у тебя мягкая мебель, диван, а потом у тебя спальня отдельно. Этот номер стоит ровно столько же, сколько два обычных. Даже бывает так, что два обычных со смежной дверью, можно пройти. То есть они говорят, что это «экономия денег». Я не уверен. Может быть, они знают что-то секретное, что я не знаю.

    Я хуже знаю Швейцарию, намного хуже. Ночевал как-то в Женеве и один раз ночевал на границе с Германией, когда освещал форум в Давосе, а потом мы не успели в аэропорт и поехали на границу с Германией. Все искали гостиницу в Цюрихе, не нашли, и поехали на границу с Германией. Там остановились в каком-то городочке, название даже не знаю. Мы остановились, где дальнобойщики какие-то ночевали.

    Я не знаю этих обычаев, но я знаю точно, что мы всегда хотели сэкономить, телевизионщики. Почему? Потому что, на самом деле, были хитрости (уж я тут откроюсь) — можно было с хозяином гостиницы как-то договориться и так далее. Например, когда мы освещали визит Горбачева в 1989 году, мы жили под Барселоной, и мы договорились, что хозяин нам выпишет единый чек на гостиницу, но включит ужин. Нам хотелось поесть и не хотелось трогать суточные. Потому что суточные, всегда ты думаешь, что это может сгодиться на сувениры, какие-то покупки. И мы говорим: брат, выпиши так нам. Он фактуру нам выписал и за это нас покормил.

    И когда мы ели в разных местах других, в гостиницах, никогда нам не приходило в голову сэкономить, взяв полулюкс. Если ты берешь полулюкс, то ты, скорее всего, не сэкономишь, а истратишь больше. Но у этих ребят другая действительность. Я не хочу спорить. Может быть, они знают что-то, чего я не знаю. Это звучит не естественно.

    А.БОШИРОВ: Просто это быт, жить вместе веселее, это проще.

    С.ДОРЕНКО: «Жить вместе веселее».

    А.БОШИРОВ: Это нормально для любого человека.

    М.СИМОНЬЯН: Это вы можете даже не оправдываться, односпальная у вас была кровать или двуспальная, вот это сейчас весь мир волнует меньше всего, я вам честно скажу. Вы в Европу ездили за эти пару лет?

    А.ПЕТРОВ: Конечно. В основном это именно по бизнесу.

    М.СИМОНЬЯН: В основном в Швейцарию? Это так и есть?

    А.ПЕТРОВ: Нет, не в основном в Швейцарию.

    А.БОШИРОВ: Это все преувеличено по количеству.

    А.ПЕТРОВ: Если не изменяет память, мы пару раз в Швейцарию в этом году залетели, Новый год в Швейцарии справляли.

    М.СИМОНЬЯН: А что вы там делали? Как ваш бизнес связан? Я понимаю, вы не хотите раскрывать своих клиентов, названия, еще что-то, но как ваш бизнес связан с Европой и Швейцарией?

    А.ПЕТРОВ: Не всегда по бизнесу мы летаем. Именно в Швейцарию мы летали на отдых. Ну, по бизнесу тоже там были, но, дай бог памяти, когда это было…

    А.БОШИРОВ: Прилететь в Женеву — это не означает... Это нормально.

    С.ДОРЕНКО: Вы были в Женеве, нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Я — нет.

    С.ДОРЕНКО: Я был в Женеве, я гулял там, и вокруг озера, и везде. Я был в Женеве, и я ночевал в Женеве. В этом отличие Женевы от Цюриха, где я никогда не ночевал, я именно рядом с Цюрихом ночевал, Женева — это абсолютно пропащее, скучное место.

    Э.ХАСАНШИНА: Да?

    С.ДОРЕНКО: Я чуть севернее озера был. И кроме каких-то чернокожих проституток после семи вечера я вообще никого не видел. Там, где рестораны, там есть люди, совсем у озера кто-то сидел, я помню. А где кварталы, там какие-то черные были, простите, я без расизма, наоборот, с восхищением, черные проститутки, пара теток была. Причем проститутки интересные в Европе — лет сорок им. Они какие-то сморщенные, с точки зрения Астахова, какие-то не юные, а такие явно не юные. Ну, такие порочные, они так призывают. Как можно оттянуться в Женеве, отдохнуть?

    Э.ХАСАНШИНА: Другое дело в Солсбери! Там Солсберецкий собор, там есть, где оттянуться!

    С.ДОРЕНКО: Женева может служить, если тебе хочется оттянуться, как аэропорт промежуточный, чтобы потом помчаться во Францию. Там действительно есть, где оттянуться, там есть горнолыжные курорты и все.

    Э.ХАСАНШИНА: В самой Швейцарии тоже есть маленькие городочки, куда можно путешествовать.

    С.ДОРЕНКО: В Женеве можно сдохнуть.

    Э.ХАСАНШИНА: Не в Женеве, а рядом.

    С.ДОРЕНКО: А что там рядом? Где видеооборудование производится, где Smoke on the Water они увидели. Deep Purple, Smoke on the Water.

    Э.ХАСАНШИНА: В принципе, чтобы поездить по стране, почему бы не остановиться в Женеве, если деньги позволяют. 

    С.ДОРЕНКО: А я думаю, что нет. В Женеве можно залечь на дно. Женева — это ужасно скучное место! Я знаю Женеву, как я ее знаю, это абсолютно скучное место. Можно поехать во Францию, на какие-то курорты, это еще как-то, но Женева абсолютно скучное место. Говорить, что «можно поехать отдыхать в Женеву, в смысле оттянуться», товарищи, так Москва в тысячу раз…

    Владимир из Дубая пишет: «В девять вечера вообще все закрыто». Владимир из Дубая, можно я вам скажу: я ходил в восемь вечера; кроме двух черных проституток лет под сорок, которые меня активно зазывали, такие порочные тетки, я вообще никого не видел. Ни одного живого человека там нет! Женева вымирает к вечеру! Они работают, они рано встают, они в гробу видали все это, у них развлечений там нет. То, что они отдыхали в Женеве, это очень странно. Думаю, что это необычное место для отдыха.

    А.БОШИРОВ: Прилетел в Женеву, это ближайший путь доехать до Момбланка.

    С.ДОРЕНКО: «До Момбланка». То есть они ездят на Момбланк из Женевы, вот в чем дело.

    Э.ХАСАНШИНА: Так я вами и говорю, почему бы не остановиться в Женеве, чтобы путешествовать по стране, по каким-то ее маленьким деревушкам, по горам, по другим местам менее туристическим? 

    С.ДОРЕНКО: Ну, может быть. То есть они едут на Момбланк. Секундочку, я посмотрю, где этот Момбланк находится. Должен сказать, что как дайвер я чужд Момбланку. Ближайший Момбланк на улице Ильинка, может быть, это кафе. Момбланк бутик, Кудринский переулок. Момбланков сколько хочешь, на улице Казакова. А, Монблан — они имеют в виду!

    Э.ХАСАНШИНА: Да! Они имеют в виду Монблан!

    С.ДОРЕНКО: Ах вот оно что. Так это на границе Франции и Италии.

    Э.ХАСАНШИНА: Он поэтому и говорит про Францию.

    С.ДОРЕНКО: А, так они ездят туда. Другое дело! Ребята, сразу проехали. Женева хорошая, но полное говно с точки зрения отдыха. Но они ездят на Момбланк, вот оно что. И там они ни разу не слышали, как называется гора. 

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, не довелось, ну что вы пристаете к людям.

    С.ДОРЕНКО: Вот это да!

    А.БОШИРОВ: Поехать по Францию, посетить Францию, это удобно.

    М.СИМОНЬЯН: Так вы по бизнесу летали или отдыхать?

    А.ПЕТРОВ: И так, и так. В основном по бизнесу поездки.

    М.СИМОНЬЯН: А как ваш бизнес с Европой стыкуется?

    А.ПЕТРОВ: Именно по спортивному питанию, в Европе продаются препараты, витамины.

    М.СИМОНЬЯН: То есть вы покупаете там питание и привозите сюда?

    А.ПЕТРОВ: Не то, что мы их покупаем, складируем в сумки и привозим. Изучаем рынок, смотрим новинки из БАДов, из аминокислот, из витаминов, из микроэлементов. Выбираем самое необходимое, приезжаем сюда и решаем вопросы, как доставить новинки этого рынка сюда. 

    С.ДОРЕНКО: Давайте теперь пообсуждаем. Я все-таки не хотел бы, чтобы мы лишались нашего телефонного обсуждения. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил, Москва. Что мы там обсуждаем спортивное питание. Русская классика дает короткие инвективы, у Галича: «Ты же точно хочешь драпать, это ж видно без очков» или «Преступление и наказание»: — А кто же убил-то? — Да ты и убил. Дело вот в чем, все семь знаменитых отравлений и покушений, начиная от Раскольникова; похищение Миллера, пять человек свидетелей и русскую речь слышали; Сташинский, который убил Бандеру; он был сотрудник НКВД, и сам же остался невозвращенцем; взрыв коробки конфет — Коновальца в Вене, по-моему, там ребенок чуть не был убит. Все было грязно, топорно. И укол зонтиком Маркова.

    Самое главное другое, десять дней не было таких людей. Первый канал конкретно нам давал информацию, что это придуманные имена английской разведкой, что эти люди совершенные фрики, их не существует. Соловьев тоже под этим подписался. Оказывается, они существуют. Все это амикошонство в очередной раз. Всем все понятно, все будет забыто. Лаборатория, которую Платов курировал, видимо, еще существует или ее запасы существуют: все эти стрихнины, яды и стреляющие авторучки, которые Сташинский использовал. Поэтому все в общем-то понятно.

    С.ДОРЕНКО: Мне один из слушателей (но мы не проверяли этого) кинул прогноз погоды на 3-4 марта в Солсбери — было +5, переменная облачность, солнце. Осадки были 2 марта, когда они прилетели в Лондон. Но 3 марта осадков не было. Ну, неважно. Может, действительно на земле была жижа какая-то.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем, я хотел бы услышать вас. Я не хочу долго заниматься критикой этих двух господ. Изначально все это не понятно, для кого. Потому что если для англичан — они не верят, если для нас — то, это вызывает улыбку.

    Э.ХАСАНШИНА: То мы посмеиваемся.

    С.ДОРЕНКО: Улыбку в Маргариты Симоньян, то есть она им не верит. Она им не верит, она улыбается сардонической улыбкой. Сардонической или саркастической, я знаю точно. Я думаю, что в данном случае она улыбается сардонической, а через секунду саркастической.

    Скажите, а вы им верите? Да — 134-21-35. Нет, не верите — 134-21-36.

    Вы верите Петрову и Боширову, которых посадили перед вами в интервью Маргарите Симоньян? Да, вы верите им  — 134-21-35, это обычные бизнесмены, которые торгуют биодобавками для фитнеса, когда качаются. Нет — 134-21-36.

    У нас сейчас голосование полетело вверх и очень хорошо: 15% на 85% было.

    Есть еще более решительные люди, которые говорят, что это вообще не те люди. 

    Э.ХАСАНШИНА: Да, потому что сразу начинаешь сравнивать фотографии.

    С.ДОРЕНКО: Есть телеканал «360», который призвал физиогномиста Олега Воеводина, который сказал, что это не те люди, которые изображены на фото. Проверяя родинки и деление лица, я хочу сказать, это не те люди с британских камер вообще. У Петрова квадратная мочка уха, которого нашли англичане.

    Э.ХАСАНШИНА: Он даже мочку уха увидел.

    С.ДОРЕНКО: У Петрова на английском снимке квадратная мочка уха, а у человека, который пришел в студию — срощенная мочка. Это точно означает, что это два разных человека. У британского Петрова на сером фоне линия волос идет полукругом, а у российского Петрова широкая линия волос буквой М. Кроме них отличаются цвет волос и брови. У человека, снятого у стены, они прямые; а у человека в студии — ломаные. На фотографии британской Петров имеет карие глаза, у человека в студии они голубые. Крылья носа не совпадают, у одного есть горбинка, у другого — нет. Есть различие в длине рта, в веках, в расположении родинок. За неделю это не выведешь. Это вообще другие люди.

    На британском снимке нос и макушка подозреваемого уходит в строну правой руки, в студии макушка и подбородок Боширова уходит в сторону левой руки. Это абсолютно два разных человека. Мочки ушей тоже абсолютно разные. Брови, цвет волос и родинки на лице указывают, что это два разных человека. То есть ни Петров, ни Боширов вообще не те, считает физиогномист, который работал для телеканала «360» Олег Воеводин.

    Э.ХАСАНШИНА: Тут история еще с именами. Ни в жизни не поверишь, что сотрудники ГРУ под настоящими именами, с настоящими паспортами въехали в страну, чтобы устраивать отравление шпиона.

    С.ДОРЕНКО: Ты не поверишь, а я поверю.

    Э.ХАСАНШИНА: Что сотрудники под своими настоящими именами идут на дело?

    С.ДОРЕНКО: Да. А какая проблема? А у них, может быть, в жизни это единственное большое дело, а потом они спокойно будут сидеть где-нибудь и работать.

    Э.ХАСАНШИНА: Я не верю, что у сотрудника ГРУ такое распространенное имя как Александр Петров.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе со всей серьезностью скажу: если бы я руководил ГРУ, я бы отправлял людей, конечно, с российскими паспортами. Я бы сделал несколько слоев: группы, которые работают под своими собственными именами. А что мне скрывать? Вот они сделают дело, как они сказали «мы приехали завершить дело» на второй день, 4 марта. Вот у меня завершат они дело, ну я им найду работу здесь, я тебе серьезно говорю. Где-нибудь при Генштабе они будут работать.

    Э.ХАСАНШИНА: А зачем, если можно им дать не настоящие имена и в других местах или внутри страны использовать?

    С.ДОРЕНКО: Не могу, потому что их камеры сняли уже, они паленые. Дело же не в именах. Помнишь еврейский анекдот: бьют-то не по паспорту. Уже сняты лица.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы хотите, чтобы соседи приходили, тыкали в них пальцем и говорили «а, этот тот самый Петров, а это тот самый Боширов».

    С.ДОРЕНКО: Какие соседи? Все нормально с соседями. Они живут в доме, где живут такие же как они. Дом где-нибудь в Ясеневе или еще где-то, который их дом. Все там нормально.

    Э.ХАСАНШИНА: Кстати да, тот факт, что они вообще не говорят о своей семье, даже намеком, есть ли у них родители, дети, хоть кто-то.

    С.ДОРЕНКО: После училища женились, как все. Нормальные ребята. Я тебе просто объясняю: если бы я руководил ГРУ, у меня было бы несколько слоев сотрудников. Первый слой, который работал бы под своими именами, все чин-чинарем. У обоих не биометрические паспорта. Это для людей, часто путешествующих, странно. Потому что не биометрические паспорта делаются с малым количеством страниц. Это абсолютно неудобно для путешествий. Потому что для путешествий выгоднее иметь большой биометрический паспорт со множеством страниц новый, но они предпочитали ездить по старому, не биометрическому паспорту, в котором мало страниц.

    Люди, которые совершают десятки поездок, просто так постоянно летают на Момбланк (как они говорят), должны были бы озаботиться количеством страниц. Это практичнее. Но они люди, которым плевать, и они не делали биометрического паспорта, то есть они не давали свои размеры врагу, от уголка глаза и так далее. Он в этом смысле они строгие. У них паспорта отличаются на одну цифру: у одного «четверка», у другого «семерка».

    Э.ХАСАНШИНА: Да, многие ждали этого вопроса.

    С.ДОРЕНКО: Они получали паспорта, сдавали на паспорта, все делали вместе, ходили вместе, всюду не разлучаясь. Так как они за границей ходят плечом к плечу, так они и дома ходят плечом к плечу, строем.

    Э.ХАСАНШИНА: А почему нет?

    С.ДОРЕНКО: Потому что «нет».

    Э.ХАСАНШИНА: Мы, например, с подружкой…

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты бизнесмен.

    Э.ХАСАНШИНА: Хорошо, мы с партнером по бизнесу…

    С.ДОРЕНКО: Со мной.

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Мы предполагаем, что в следующем году у нас будет много поездок. У меня истек паспорт, у него — нет. Я говорю: давай вместе поменяем на пять лет. И мы идем вместе в один день.

    С.ДОРЕНКО: А почему у нас так совпало? У меня паспорт еще черт знает еще на сколько лет.

    Э.ХАСАНШИНА: Например, у меня с подружками почти у всех срок годности паспорта одинаковый, просто потому что мы начали их делать примерно в один и тот же год. Условно, выпустились из универа, подумали, что куда-нибудь поедем, начали делать паспорт. Соответственно, они истекут плюс-минус год. А если мы хотим куда-то вместе поехать, то почему бы нам сразу не поменять паспорт на больший срок.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо, хорошо. Поэтому у вас одинаковые куртки, одинаковые кроссовки, одинаковые джемпера, все у вас одинаковое, вам выдавали в казарме. Сейчас не об этом разговор. Я тебе толкую, что эти люди избирают паспорта, которые не удобны для путешествий, не биометрические.

    Э.ХАСАНШИНА: Согласна. Даже я считаю, что это неудобно. 

    С.ДОРЕНКО: Ты мне не даешь договорить! Я начальник ГРУ, я самый главный в ГРУ. У меня были бы агенты, которых бы я держал для одной операции, разовые агенты, потому что они уже все равно попалились на камеры. Пусть они работают под своими именами. На фиг мне какие-то другие имена, что за притча? Это первый слой.

    Второй слой: у меня были бы работники, которых я вместе с МИДом забрасываю в посольство, которые занимаются там детально, сидят в кабинетах под видом дипломатов. Он бы занимались у меня детальным изучением технологических прорывов, чтобы украсть все это для Родины. А почему нет? Композитные материалы, что там делает Илон Маск и так далее, это бы воровали добрые люди. Сидели бы в посольстве, аккуратные, в костюмчиках с галстуками. Третий слой у меня были бы люди, которых я забрасываю полностью с чужой идентичностью.

    Э.ХАСАНШИНА: И бросаете навсегда.

    С.ДОРЕНКО: Практически навсегда. Пока я их потом в отставку не выведу, лет в 45. То есть я их забрасываю с полностью чужой идентичностью. Для этого, конечно, я должен отобрать людей с соответствующей внешностью, забросить их сначала в одну страну, забросить в школу, где запретят русский, то есть они должны начать думать на языке. Потом я их должен забросить в страну на какую-то мелку работу, где они не очень должны общаться. Хорошо когда была Куба, с испанским языком все было проще. Можно было забросить на Кубу. Но у меня нет такой Кубы, сейчас нет ГДР. Я мог забросить в ГДР для Германии, сейчас не могу, потому что ГДР нет.

    Мне нужна какая-то среда, я должен туда забросить молодых ребят, с третьего курса. Они там должны поступить в университет и прочее. И там я их должен пошвырять, пошвырять, пошвырять, и они должны обрести полностью чужую идентичность. Они должны вообще не помнить (помнить, но не часто) свои настоящие имена. Полностью чужие документы. Такие вещи легко делать через страны, из которых большая эмиграция, бегство. Назвать?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: ЮАР. Из ЮАР много бежит белых. Значит, я могу через юаровские документы это делать. Мои «юаровцы» якобы (в кавычках) бегут в Англию. Ферму помним, носорога помним, там все легендировано, все четко. Эти люди у меня аккуратненько растут, растут, вырастают, обрастают связями и выпытывают, кто, чего намерен делать и так далее. Толку с них не так много, честно говоря. Надо сказать по правде, и расходов нет. Потому что мы их поддерживаем в ключевые моменты, а они сами зарабатывают и прилично зарабатывают, они университетские люди. Они нормально зарабатывают, где-то на кафедрах читают лекции. То есть не надо им перебрасывать какие-то конверты. В ключевые моменты может быть надо подтянуться, помочь, но редко.

    То есть я бы имел три слоя. Поэтому думать, что я должен придумать какие-то другие имена для разовых людей, я умоляю! Разовые люди делают четко конкретную вещь, и все. А то, что они по Европе ездят перед этим… Например, почему бы у меня агенты могли перед этим десять раз ездить в Европу? Они могли бы просто закладывать закладки. 

    Э.ХАСАНШИНА: Ну да.

    С.ДОРЕНКО: Там не палевно, там чисто, спокойно. Ну и видели их в парке, ну и что, гуляют два педика.

    Э.ХАСАНШИНА: Пьют кофе.

    С.ДОРЕНКО: Они оставили закладку там, нужный человек забрал. Вот они двадцать раз у меня съездили в Европу, а потом я их отправляю на палевную операцию. Почему на палево? Потому что Скрипаль должен умирать долго, как Литвиненко. Пойти язвами, чтобы все будущие, кто хочет перебежать, знали — вот как умирают предатели. Посмотрите, как умирают предатели. Думаете, им кайфово, когда они облезают, с живых кожа слезает? Нет, им не кайфово. Вот, предатели, знайте про это, пожалуйста.

    Поэтому просто нанять араба, который чпокнет его мачете на пороге дома, нельзя. И сбить машиной нельзя. Потому что надо, чтобы предатели все видели, что случилось со Скрипалем. Поэтому я отправляю своих ребят.

    Э.ХАСАНШИНА: То есть вы думаете, что это демонстрация?

    С.ДОРЕНКО: Я говорю про себя. Я не знаю, как работает ГРУ в принципе. Я принял там присягу, после чего меня тотчас забрал папаня. Я тебе рассказываю про то, как я бы действовал, если бы я был начальником ГРУ. Я бы этих ребят отправлял на закладки долго для своих агентов, двадцать-тридцать раз, они бы у меня все исколесили. Почему вдвоем? Потому что они следят друг за другом. Почему спять вдвоем? Тоже по этой же самой причине. Почему они не могут два одноместных? А мало ли кто там что сольет, они должны следить друг за другом. Должны быть в одном номере, даже если это дороже, а люкс стоит дороже. Он же говорил «мы двухкомнатные берем, потому что вместе веселей» и «экономия средств» тотчас говорит. Экономии средств не бывает, когда ты берешь люкс. А просто, чтобы они следили друг за другом. Я бы так делал. И не надо мне никаких других имен. Все такие хитрые.

    У нас было голосование. 15% на 85% запиши, пожалуйста. Извините, что я не подвел итоги голосования немедленно, как я это обычно делаю. Запамятовал, простите, пожалуйста. 15% верят Петрову и Боширову из Russia Today; 85% не верят. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Это «липа» полная, не те ребята, по разговору слышно. Они неуверенно отвечают как-то, без эмоций, ровные. Если бы это они были, они бы более эмоционально рассказывали.

    С.ДОРЕНКО: Представляете себе людей из мира фитнеса, как они качают, как он убеждают. Они же вам должны продать чертовы добавки.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Естественно. Это сто процентов «липа».

    С.ДОРЕНКО: Они вам говорят: это не производится вашим организмом, этот белок вы должны купить у нас, потому что у нас лучшая очистка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Еще по фотографиям: у них такие мордочки — мужчины в возрасте, а по голосу ребята молодые. 

    С.ДОРЕНКО: Может, просто не курят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наверно. А как они попали на Russia Today? Кому это выгодно?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, как-то так. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей. Коновалец был убит, Бандера был убит и болгарин тоже, все были убиты, задачи были выполнены. Криво не криво, все было решено.

    С.ДОРЕНКО: А я разве против.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Второй момент, это нашему другу я хочу ответить.

    С.ДОРЕНКО: Михаилу. Но Михаил говорит, что человек, убивший Бандеру, задачу решил, после чего слился и остался на Западе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Через восемь лет женился и прожил пять лет в ГДР. Давайте тоже говорить правду. Он сначала женился на немке, потом прожил там пять лет, потом только ушел на Запад. И он уже не был действующим агентом. Если правду говорить, то давайте до конца.

    Теперь по поводу этих ребят. У меня есть мое соображение. Я думаю, что эти ребята, конечно, были под колпаком. Не знаю, курьеры, кто угодно. То, что они служивые, не вызывает у меня лично никаких сомнений. Что они там делали, что они в Швейцарию ездили? Сейчас же опубликуют, сколько раз они были в Швейцарии, где они были, сейчас все полезет. Но дело в том, что эти данные, скорее всего, были у пиндосов.

    С.ДОРЕНКО: Мы все-таки поднимем уровень передачи, мы будем американцев называть американцами.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Американцы, видимо, нашли, своим глазом посмотрели по датам и увидели, что эти ребята были там и слили это англичанам. Потому что, скорее всего, у этих нет этой информации. И их подвязали под Скрипаля, под это конкретное дело. Иначе бы это все вылезло сразу. Американцы проверили, аналитики посмотрели, включили компьютеры: увидели, что двое ребят, которые связаны непонятно с кем и непонятно с чем, и ездят в Европу курьерами. И их решили подвязать под это дело. 

    С.ДОРЕНКО: Как подвязать? Попросили кого-то из своих агентов в русской разведке отправить их в день отравления Скрипалей?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет! Они были по какому-то другому делу в Англии.

    С.ДОРЕНКО: И в Солсбери по другому делу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: И ходили по улице, где Скрипаль, по другому делу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А это не доказано, что они там ходили. Американцы их слили англичанам, и это вылезло.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай. Я бы конечно, как вы рассказываете, не сделал бы никогда. Я бы отправил бы с английскими паспортами и с теннисными ракетками, в шортах.

    С.ДОРЕНКО: А где вы таких возьмете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я утрирую немножко.

    С.ДОРЕНКО: Николай, мы с вами должны зайти сейчас…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы не поняли юмор!

    С.ДОРЕНКО: А, я не понял юмор. Тогда надо двадцать австралийцев с длинными ногами зачислить в институт военных переводчиков, потом завербовать и так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда с Ближнего Востока ребят поймали с теннисными ракетками, которые не умели их держать в руках, с английскими паспортами настоящими, вы же помните.

    С.ДОРЕНКО: Но в трениках! Они были в трениках!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дайте я на другую тему перейду! Конечно, люди служивые, тут говорить не о чем. Конечно, смежный номер нужен, как Ваню Солнцева, на веревочке друг друга держать, потому что они пристегивали друг друга, чтобы ни один не ушел. Это понятно. Конечно, весь интернет обсуждает, что не только они не похоже, даже и Путин сам на себя не похож.

    С.ДОРЕНКО: Ну все, не надо. Мне бы хотелось, чтобы вы начали с конца.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы рассказываем: и то мы сделали, и се. Укола зонтиком не было. Это была маленькая пневматическая винтовочка. И почему попали? Потому что стреляли крошечной платиновой пулечкой отравленной. Это настолько было искусное оружие, что никому и не снилось, никто не мог представить.

    С.ДОРЕНКО: Вернемся в сегодняшний день. Николай, вы считаете, что они служивые, и они не имеют отношения к Скрипалю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, они очень не подготовились, мало времени было. Путин приказал…

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю, опять начинается у вас Путин! Я вас забаню в очередной раз. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Максим. Я в первые секунды начал смотреть: абсолютно два вежливых человека. Мне, как патриоту, очень жалко, что задачу не выполнили. 

    С.ДОРЕНКО: Но теперь если поехать, уже надо других посылать, потому что эти попалены.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже не надо никого посылать.

    С.ДОРЕНКО: «Жалко, что задачу не выполнили». Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Привет. Они же приехали 4-го числа посмотреть собор и поняли, что собор уже кто-то посмотрел.

    С.ДОРЕНКО: (Смеется)

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они как бы приехали посмотреть — посмотрели собор или нет. Есть такая книга «Оперативный псевдоним» Корецкого, там описываются нелегалы, парни, которые работают. Тематика примерно такая же, примерно то же самое как этих ребят показывали. У меня вызывает большой вопрос: зачем Маргарита Симоньян эту лажу выпустила? Она не могла сделать не лажу?

    С.ДОРЕНКО: Какой материал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Либо нельзя было слепить конфетку из того, что предоставили.

    С.ДОРЕНКО: Я вам скажу, в чем дело. Если бы мне их дали, то я бы их двое суток гонял.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что она специально не сделала. Сказала — кого вы дали, я ничего думать не буду, я приму у них интервью.

    С.ДОРЕНКО: Она ведет интервью брезгливо. Если бы мне их дали, насадили, то есть если бы они были насажденные гости, то я бы тоже вел интервью брезгливо. А если бы я был внутри команды, я бы с ними два дня работал. Она ведет интервью брезгливо, это бросается в глаза. Она, как русская пианистка Кэт, дает понять, ставя точку или, наоборот, не ставя точку в последнем предложении, что она работает под контролем.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Пятница, 14 сентября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: 68,21. 79,81. Мы видим на хороших уровнях рубль. В смысле на позорных, но хороших, по сравнению с тем, что было, согласитесь. 68,21 это уже серьезная коррекция и т.д. На два рубля даже больше. 79,82 сейчас мы видим… Кстати говоря, тренд заключается в том, что доллар хочет снова немножко отрасти, я вижу по стрелке. Нефть 78,38. Это прекрасные сведения для наших нефтяников, для нашего бюджета. Дешевый рубль, дорогая нефть — то, что нужно стране. 1,1702 главная пара. Как видите, она нам дала понюхать 1,15, 1590, и снова на 1,17.

    Я хотел сказать, что будет с рублем сегодня, во многом решается. И мне кажется, то, что рубль немножко подрастает, может быть до известной степени связано с ожиданиями, что совет директоров Центрального банка сегодня повысит ключевую ставку. Есть такие ожидания. Если ключевая ставка будет повышена, то, соответственно, рубль будет укреплен.

    Я думаю, для чего Центробанк может повысить ключевую ставку? Во-первых, повышать чуть-чуть почти бессмысленно, да? Повышать надо серьезно, чтобы восстановить керри трейд. Потому что русская экономика во многом держалась не на производительности труда русских людей, не на наших недрах даже, а экономика и валюта наши держались на керри трейд. То есть люди заходили сюда, брали в кредит вот эти самые рубли… За кредиты в рублях, давали много денег, это было выгодно иностранцам. И Россия стояла на керри трейд несколько лет, довольно много лет. Я сейчас не могу проанализировать, мне кажется, что это были годы, в любом случае, лет 5 как минимум.

    Если Центробанк хочет восстановить керри трейд, то надо повышать сразу намного, драматически надо повысить ключевую ставку. Но это потеря лица, это как юбки задирать, нехорошо. То есть Набиуллина хочет привлечь, я думаю, керри трейд снова, но совсем уж неприлично это делать, бесстыже, это нехорошо. Надо как-то чтобы аккуратно, и что бы случилось… не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Но нам-то, обычным людям от этого как-то не очень.

    С.ДОРЕНКО: Экономике от этого будет хуже. Но если… керри трейд, то рубль усилится и так далее. Мы по-прежнему зависим от иностранцев в гораздо большей степени, чем мы готовы это признать публично. Посмотрим, что сегодня будет на сайте директоров Центрального банка.

    Андрей Костин развеселил всех и в то же время привел всех в ужас тем, что рассказал, что существует план отказа от доллара. На самом деле все, что он говорил… С огромным уважением к нему, признать, что полная чушь, потому что представить себе государство, которое будет волевым образом переходить из денег в мусор, я не могу.

    Например, мы знаем, что турецкая лира подешевела на 40 процентов. Представь себе, что мы с тобой государство, ну, все умерли, а мы с тобой решаем, ЦБ, я в Минфине. Мы что-то купили у турок, вернее продали туркам за их лиру. Сидим в лире, у нас в лире какие-то получались запасы. А она тает на 40 процентов в год. На 40! Ты слышишь меня?

    Э.ХАСАНШИНА: Это печально будет для нас.

    С.ДОРЕНКО: Эль, мы половину потеряли.

    Э.ХАСАНШИНА: Так мы постараемся побыстрее сбыть.

    С.ДОРЕНКО: Что?

    Э.ХАСАНШИНА: И перейти в то, что не тает.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе в какой-то момент говорю: Эля, на хрена нам это говнище? Зачем нам лира? Просто я спрашиваю с уважением огромным. Может нам назад в доллары или в евро куда-то пойти? Я говорю: зачем мы мусор-то набрали?

    Э.ХАСАНШИНА: Я говорю: нет, а как же поддержка дружественного государства?

    С.ДОРЕНКО: И?

    Э.ХАСАНШИНА: Это надо как-то поддерживать, гуманитарно так сказать.

    С.ДОРЕНКО: Так я не понял. Мы должны поддерживать собственных детей, я вот исхожу из этого. Я должен поддерживать своих собственных детей, вот это принципиальная позиция моя. Я их поддерживаю, детей поддерживаю. А что турки, я их усыновил что ли? С какого черта они мне сдались, эти турки, я не понимаю. Почему я должен поддерживать?

    Э.ХАСАНШИНА: Тогда они нас сожрут.

    С.ДОРЕНКО: Да пусть сожрут. Я не понимаю, как они сожрут, у меня пограничники.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы же зависимость потеряем финансовую.

    С.ДОРЕНКО: Давай так, очень простая вещь, либо мы переходим в деньги, то есть доллары или евро, либо мы берем мусор, то есть их валюту. Зачем нам мусор? Костин говорит: давайте юани брать. Я отвечаю: юани надо брать, да. Я вам сообщу, почему юани надо брать. Потому что юани решением политбюро ЦК КПК привязаны к доллару. То есть юань — это привязанная валюта к доллару, которая предсказуема, дорожает с восьми до шести и т.д. решением политбюро. Понятно? На 0,27%. Знаешь, почему на 0,27? Всегда все ставки повышаются или понижаются в Китае на 0,25, не знаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему? Красивое число?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Потому что китайцы читают через девятку, потому что это число белого тигра. Девятка — это вершина свойств. 27 — это три девятки, это очень важное число. На самом деле 18 еще лучше. 18 лучше, знаешь, почему? Потому что оно удовлетворяет как янскому началу, это две девятки, так и иньскому, это три шестерки. Здесь три шестерки, три раза инь, и два раза ян, в этом смысле 18 лучше. Но они идут через 27, неважно.

    Так вот Андрей Костин говорит: давайте тогда через юань. Я говорю: хорошо, давайте через юань. Потому что юань крепко привязан к доллару, это более-менее приличная валюта. Но, Андрей Костин, мы идем к валюте, крепко привязанной к доллару, как более-менее серьезному деривативу, правильно я рассуждаю? О'кей. А почему тогда к доллару не идете?

    Китайцы идут к доллару, а вы идете к китайцам. То есть китайцы признают свою вторичность, а вы признаете свою третичность, правильно, Андрей Костин? И в этом ваша большая независимость, что вы вторичны ко вторичному. Вы вторичны ко вторичному. Есть вторичные, а есть вторичные ко вторичным, и это вы, Андрей Костин. И вы говорите: мы дико будем независимые, если будем шестерками у шестерок. Молодец. Мы не будем подчиняться господину, мы будем подчиняться его слуге. Охренительно, считаю, это правильно. Правильно же?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Подчиняться слугам — это лучше, чем подчиняться господину. Я считаю, очень правильно, молодец.

    А еще страшнее, он сказал, что про личные счета. Но тут уже все его дезавуируют и говорят, что это он ляпнул сгоряча, насчет личных счетов, что личных валютных счетов не будет у граждан, что их конвертируют в рублевые. Это он как бы сгоряча, все говорят. Вот, Андрей Костин, на самом деле вряд ли сгоряча, наверняка, чего-то он пронюхал.

    Э.ХАСАНШИНА: Да нет! Что вы нас пугаете?

    С.ДОРЕНКО: Ой, пронюхал. Ой, у меня есть деньжата.

    Э.ХАСАНШИНА: Думаете, там и так жить легко?

    С.ДОРЕНКО: Да, у меня есть. Я сейчас не помню, у меня тысячи полторы евро есть в одном банке. Надо это самое…

    Э.ХАСАНШИНА: В носок надо переложить.

    С.ДОРЕНКО: Снять надо.

    Э.ХАСАНШИНА: В матрас.

    С.ДОРЕНКО: Надо снять, да пропить, чего? Как честный человек. Я как русский человек, должен все снять, все пропить и тогда чувствовать себя…

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, как русский человек, вы должны снять, сказать: это я откладываю себе на то-то, а потом пропить.

    С.ДОРЕНКО: Вот! Совершенно справедливо. Недоработка на 43 трлн. Это РБК. «Эксперты оценили потери российской экономики от спада производительности труда». Оказывается, у нас падает производительность труда, чтоб вы знали. Я не знал, например. У меня только повышается. Кризис, какой-то кризис существует. Я не знаю. Наоборот, мы очаг стабильности. Кризис лишил российскую экономику 43 трлн рублей добавленной стоимости, подсчитали эксперты Института экономики роста имени Столыпина. Может быть Столыпин всем виной? Дайте я прочитаю подробнее.

    Э.ХАСАНШИНА: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: В 2017 году, по подсчетам экспертов, выработка добавленной стоимости на одно рабочее место сократилась на 41% по сравнению с уровнем 2014 года. То есть вы в четырнадцатом как-то там работали, а в семнадцатом стали работать чуть не вдвое хуже. Что это такое, товарищи?

    Э.ХАСАНШИНА: Лениво стало.

    С.ДОРЕНКО: Да? Ленивовато как-то.

    Э.ХАСАНШИНА: Погодка вроде ничего такая.

    С.ДОРЕНКО: 43 трлн рублей — объем добавленной стоимости, которую недополучила экономика (из-за того, что вы ленивые барбосы), это почти половина годового ВВП страны. Понятно? А почему она сокращалась, мне интересно. Причина какая-то должна быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Как может быть так, что рабочий в шестнадцатом выпиливал 6 деталей, в семнадцатом 3? Что случилось?

    С.ДОРЕНКО: С огромным удивлением об этом слышу. Почему эти столыпинцы пишут? Почему это РБК… Как менялась производительность труда, количество рабочих мест, добавленная стоимость…

    Э.ХАСАНШИНА: Ярослав нам пишет: «Так зарплата снизилась в два раза».

    С.ДОРЕНКО: Ну и что?

    Э.ХАСАНШИНА: Расстроились люди.

    С.ДОРЕНКО: Товарищи, столыпинцы нахомутали чего-то, они говорят, что мы потеряли 43 трлн рублей на том, что вы и без того были, нельзя сказать, честно говоря, по-русски, нельзя сказать, кто вы были, а сейчас вы еще хуже.

    Наилучшую динамику производства показало… Рыболовство показало? Смотрите, ребята, рыболовство показало наилучшую динамику. Рыба пошла крупнее.

    Э.ХАСАНШИНА: Им повезло просто.

    С.ДОРЕНКО: Толсторожие такие, все толстолобики пошли и все, понимаете? … снизилось из-за низкого платежеспособного спроса, низкая инвестиционная активность, платежеспособный спрос низкий, все низкое, производительность низкая, ужас какой-то. Товарищи! Когда вы за ум возьметесь? Нет, не станете? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. На самом деле сейчас, я вам честно скажу, как человек в этой всей коммерческой отрасли народного хозяйства по майнингу денег, сейчас какая-то очень странная, суперстранная ситуация такая идет. Вообще все ощущают какой-то кризис. И он такой вяло текущий, как весеннее обострение соседки, вроде как бы она живая, а вроде как чушь какую-то несет, это как бы очень важный момент. А с другой стороны, все у всех растет. Как? Оно растет не из-за того, что растет, а из-за того, что очень много компаний банкротятся… К примеру расскажу. Например, существует 10 компаний. У 10 компаний оборотка месячная, предположим, 100 млн у каждого. Но тут три компании вылетают с рынка, и у всех резко возрастается оборотка. С точки зрения десяти компаний, теперь их осталось 7, кризис повлиял, народ выключается. С точки зрения этих семи все хорошо. Это первый момент. Второй момент, сейчас капитально Центробанк, и большое им спасибо за это, они выжимают все вот эти серые компании.

    С.ДОРЕНКО: Да, это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас, чтобы вообще зарегистрировать компанию, нужно на собеседование в налоговую сходить. Я считаю, что это очень круто и очень правильно, просто супер. Третья сторона, новая волна кризиса и вот эта вся шушера с рынка просто улетит, которые занимались не увеличением…

    С.ДОРЕНКО: А куда они улетят? В Калифорнию?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они пойдут работать в найм, потому что…

    С.ДОРЕНКО: То есть они вытеснят таджиков?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: До 1 января 2019 года существовало очень много компаний, я ошибки не делаю, коммерческое преимущество которых заключалось в том, что они на очень низкой маржинальности работали, потом майнили наличку через подставные конторы, и все у них хорошо. Хотя расходов по, например, основным средствам, у них просто не было. Зачем? У них стол, стул, компьютер.

    С.ДОРЕНКО: Так хорошо же.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А сейчас, после того, как будет 20% НДС, нет сейчас налички, эти все улетят с рынка. И для них безумный кризис.

    С.ДОРЕНКО: Куда улетят?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они пойдут работать.

    С.ДОРЕНКО: А куда? Так мест нет. Они что, вытеснят таджиков, пойдут с лопатами? Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

    С.ДОРЕНКО: Знаете, куда они пойдут? Они пойдут на улицу. А на хрена они нам нужны, вот объясните. Лучше бы работали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они будут с утра звонить вам в эфир.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! Спасибо. «Производительность убили. Отчего они вылетают?» — спрашивает Юстас. Спасибо большое, Юстас, за вопрос. «У нас математики в бизнесе плохие. Чтобы продать, нужно денег дать».

    Vesti.ru пишут, что в обшивке «Союза», пристыкованного к МКС, обнаружены новые следы повреждения обшивки. «Вести» пишут, и ТАСС пишет, а РИА опровергают. Таким образом, с этой новой дыркой РИА опровергает, а ТАСС и «Вести» наоборот — утверждают. Но это новая дырка якобы существует в месте, которое находится сразу под метеоритной защитой, как бы очень далеко. То есть это точно на Земле просверлено. Вот если эта новая дырка действительно существует, и РИА ошибается, а ТАСС прав, например, по какой-нибудь причине, то эта новая дырка изобличает Землю, потому что эта новая дырка находится настолько в дальней обшивке, которую достать изнутри корабля вообще нельзя, вот как-то так. Посмотрите, как много людей звонит. Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Полина. Реутово. Я думаю, что производительность труда падает прежде всего из-за того, что уровень жизни падает. Когда у человека в принципе не все хорошо, то он с меньшим удовольствием и с меньшей энергией вообще чем-нибудь занимается, впадает в апатию. Я полагаю, что это взаимосвязанные процессы. И в первую очередь, наверное, нужно думать в ту сторону, чтобы как-то повышать уровень жизни населения.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А из-за того, что последние процессы, какие у нас происходят в мире, в принципе, вежливо говоря, возвращаясь немножко к теме, которая была у вас вначале эфира, вежливо говоря, если годик назад процентов бы 40-30 кивнули, сказали бы «да», то сейчас кивнут максимум процента 4. И это большая беда на самом деле.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, Полина. Это была Полина из Реутова. Ты смотришь ТАСС, просто проверяешь? РИА смотришь?

    Э.ХАСАНШИНА: РИА.

    С.ДОРЕНКО: Проверяешь, что там хорошего. «План Костина по отказу от доллара направлен на независимость банков РФ», — говорит Аксаков. Я еще раз говорю, ребят, вы всегда, когда вы уходите от доллара, вы уходите служить слугам. И быть холуем у холуев плохо. Вам не нравится ваша униженная позиция по отношению к господину. Есть господин, и вы говорите: мы не хотим служить господину, мы пойдем служить его слугам. Ну, это похоже на независимость, да, совершенно верно. Но это, как бы это сказать, похоже на независимость тем, у кого зрение сантиметров 20.

    Если у вас не сантиметров 20, а вы можете увидеть всю картину, вы отходите от ствола… Есть ствол дерева. Вы говорите: ствол плохой, он господин. О'кей, плохой, да. Хорошо, пойдемте на ветки. Вы говорите: да, но на ветках плохо, потому что они сидят на господине, все это дерьмо полное. Тогда спрыгнем с ветки куда-нибудь. Прыгайте, давайте, молодцы. Причем вместе с русской экономикой. Я считаю, что вы очень правы. Хорошо будет, правда же? Я надеюсь. Но не знаю, посмотрим.

    — Черт, какой ты умный!

    С.ДОРЕНКО: Холостяков в России вдвое больше, чем незамужних женщин. Вы знаете, что время от времени проводятся эти опросы. На самом деле холостяков в России 16%, незамужних женщин 7%. Время от времени это всегда подтверждается, что мужчины при равных обстоятельствах чаще, если их анкетировать, отвечают, что они свободны. Они свободны в душе.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Мы неоднократно уже подходили к этому в программах, в том числе с участием Элеоноры, и Элеонора всегда говорит, что социум диктует мужчина неприродное поведение. Но мы знаем также, что также природа диктует мужчине природное поведение.

    Э.ХАСАНШИНА: Безусловно.

    С.ДОРЕНКО: Социум диктует мужчине одно поведение, а природа диктует природе мужчине другое несколько другое поведение. И несколько другое поведение мужчины можно назвать коротко одним словом экспансия. То есть мужчина — это экспансия. Коротко, что такое мужчина: мужчина — это экспансия. И в этом смысле они считают себя свободными для экспансии. И отвечают, соответственно, 16% мужчин — холостые, и только 7% женщин — незамужние. Забавно.

    Знаешь, что мне кажется интересным? Невероятно интересная научная статья в TJ: научные журналы отказались публиковать математическую статью (это математическая статья) о распределении затем, чтобы не задеть чувства молодых впечатлительных девушек. То есть как бы не обидеть девушек, из-за политкорректности. Но эта статья изобличает невероятную математическую модель, которая может показаться некоторым обидной.

    Существует биологическая теория, согласно которой разнообразие самцов выше, чем разнообразие самок. Это понятно, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Это подтверждал еще Чарльз Дарвин.

    С.ДОРЕНКО: Это любой из вас подтверждает, глядя в окно. Мужчины бывают чаще гениями и идиотами, чем женщины. Женщины, в общем, ровненькие и, в общем, все вменяемые. Ну, почти все. Ни гениев, ни идиотов среди них почти нет, да? То есть они ровненькие, вменяемые, четкие. Четкие чувихи, можно так сказать, нет? А мужчины, они как раз то гении, то идиоты, то одновременно гении и идиоты, то вчера гений, а сегодня идиот и т.д., то есть мужчины не ровные.

    Для чего это происходит? Эта биологическая теория подтверждена Дарвином и т.д. Эту гипотезу неоднократно подтверждали. Сам Дарвин объяснял это тем, что более сильные различия среди особей мужского пола позволяют им лучше адаптироваться к условиям изменяющейся среды. В сущности, понятная идея, что мужчинами эволюция пробует горячее, холодное, теплое, мокрое, сухое.

    Э.ХАСАНШИНА: Разные пути развития.

    С.ДОРЕНКО: Мужчинами пробуют приспособиться к изменяющейся среде. Женщины сидят в середине стаи, они спрятаны, как самое дорогое, что есть у стаи, ими не жертвуют. Мужчинами жертвуют легко, охотно, с удовольствием и т.д., потому что они пробуют. И более успешные экземпляры оставляют потомству, все понятно.

    Американский математик Теодор Хилл заинтересовался этим предположением и решил изучить вопрос подробнее. Его статью можно прочитать на сайте препринтов Arxiv.org.

    Сейчас я скажу упрощенно, никто ничего не поймет. Внимание. Но я скажу. Специально, чтобы вы не поняли, и поняли, как далеко вы отстаете от Теодора. Теодор рядом с вами как орел какой-то анский, который парит в небе.

    Внимание, есть два пола A и B. Запоминайте. А — избирательный пол: представители избирательного пола А отказывают в спаривании более чем половине представителей другого пола, В. В данном случае А — это женщина. Они могут отказывать в спаривании.

    Это еще щадящий показатель. У морских львов, например, только каждый 25-й самец, то есть 4 из 100 могут оставить потомство, 96 из 100 гуляют лесом вообще, самки им отказывают.

    Предположим, что пол B (это мужчины) состоит из групп B1 и B2. Средняя привлекательность у обоих полов одинаковая, но у B1 больший разброс в том, что пол A считает привлекательным. Тогда среди группы B1 будет больше самцов, кто оставит потомство.

    Однако, если пол А будет менее избирательным, то уже группа B2 получит преимущество. Я, к сожалению, не успею до новостей. Понимаете смысл? Смысл в том, что если… Подведи короткий итог: если самки более избирательны,

    Э.ХАСАНШИНА: То они выбирают тех, у кого вариабельность выше, то есть те, кто покрасивше.

    С.ДОРЕНКО: А если самки не избирательны, например, после какой-нибудь войны, они выбирают всех подряд, то есть середнячков. И, соответственно, их дети потом середнячки, так?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: После новостей продолжим.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Теодор Хилл вместе с соавтором Сергеем Табачниковым подали статью, о которой рассказывал перед новостями, в математический журнал Mathematical Intelligencer. Редактор оценила работу положительно и приняла ее в печать. Затем у авторов начались проблемы. Ассоциация «Женщины в математике» связалась с ними и предупредила, что публикация «нанесет вред впечатлительным молодым женщинам» «потенциально сексистскими идеями». То есть эти идеи сексистские. Дальше. Она распространяет псевдонаучные идеи.

    Попытка номер два, они пытались ее в New York Journal of Mathematic опубликовать эту статью. Материал опубликовали и удалили через три дня. Половина редакционной коллегии New York Journal of Mathematic пообещала уволиться, если статья не будет отозвана.

    Примечательно, что никто даже не критиковал научную ценность статьи, просто сказали: она вредная, потому что сексистская, точка.

    И, тем не менее, я повторю эту теорию, она очень простая, если существует пол, который избирательно разрешает или отказывает в спаривании… Существует пол, какой-то пол, который избирательно может разрешить или отказать в спаривании.  

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: И другой пол, противоположный пол, который хочет спариться, он разделится на две группы. На самом деле можно на две, можно на десять. Но на две. Одна из них: вариативная, где есть амбалы, герои, поэты, странные всякие чуваки, прикольные чуваки; а вторая В2 группа, где все средние. Вот Петров с Бошировым и вся казарма, вот это будут средние. Да? На Монблан ездят, нормально все. Если количество отвергнутых повышается, то пол А (мы не говорим женщины, мужчины), который может решать, спариваться или нет, выбирает, как правило, всяких с прибабахом мужиков. Не мужиков, а пол В, простите.

    Э.ХАСАНШИНА: Особи, обладающие исключительными свойствами.

    С.ДОРЕНКО: То есть, если можно выбирать, то пол выбирающий, разрешать спаривание или нет, выбирает более исключительных особей. Если выбирать не из кого, то пол А выбирает середняков. И, таким образом, посредственное потомство их становится нормой. 

    Э.ХАСАНШИНА: Менее вариативно. Средние значения у них остаются теми же, ну, в этой массе…

    С.ДОРЕНКО: То есть их потомство становится менее вариативным, оно становится более шаблонным как бы. То есть, все понятно. В хорошем смысле, не пытаюсь никого задеть этой информацией, но те, кто рождаются после возвращения армии, когда женщины не выбирают, когда мужиков мало, они менее вариативны, среди них больше посредственности.

    Э.ХАСАНШИНА: Но они устойчивее.

    С.ДОРЕНКО: Почему они устойчивее? Может быть, кстати говоря.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что не 20 процентов сопьется, а 5.

    С.ДОРЕНКО: Я полагаю, ты в массе права. То есть в массе посредственности более устойчивы, поскольку у них меньше всяких экстравагнтностей и всяких выходок, всякой подобной мерзости, правда же? Таким образом, они, конечно, устойчивее.

    Скажи, пожалуйста, что с Верзиловым? Он как-то очень странно пытается умереть.

    Э.ХАСАНШИНА: Попал в реанимацию.

    С.ДОРЕНКО: Но я смотрю на него, смотрю на все его фотографии, в том числе в суде, в последнее время, он кажется таким человеком, здоровым. Не выглядит, человеком, предрасположенным к болезням.

    Э.ХАСАНШИНА: Но они говорят, что это началось недавно. Там несколько было вариантов. Сначала его родственники сказали, что его отравили, потому что сам он никаких медицинских препаратов, с такими симптомами, не принимал. Стали проводить лабораторные исследования, написали СМИ, что не нашли каких-то следов отравления. Но родственники продолжают настаивать на этом. Медики сказали, что это похоже на предынсультное состояние, а родственники говорят, что нет, что это невозможно.

    С.ДОРЕНКО: Полагает кто-то… Холиноблокаторы, полагают… Кто? Врачи в качестве одной из версий называют антихолинергические препараты, например, атропин. Атропин на самом деле, циклодол и димедрол…  Атропин ведь использовался в старые времена, в совсем старые времена в качестве яда здесь, в Советском Союзе. Да. Сейчас не помню. Кто же мне подскажет? Мне кажется, что кофе с атропином давали, чтобы человека бабахнуло прямо на месте, в старые времена.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот и попил кофе, да?

    С.ДОРЕНКО: В Советском Союзе. Может, я ошибаюсь, товарищи? Напомните мне, может быть я ошибаюсь, может быть я что-то не то вспомнил вдруг. Я сейчас наберу DuckDuckGo, я не пользуюсь Google, «кофе с атропином». По-моему давали кофе с атропином гэбушники. Разве нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Нам пишет Александр Фельдман: «Применяют атропин при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки».

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, что кофе давали.

    Э.ХАСАНШИНА: Ряд заболеваний — астма…

    С.ДОРЕНКО: Кофе с атропином. Человек пил кофе, атропин не чувствуется в кофе. Что будет, если выпить кофе с атропином? По-моему, вот это давали… та еще история, советская.

    Я не очень помню эти истории. Далекое мое детство советское, я родился, все еще застал Советский Союз в последние годы. И далекое мое детство донесло до меня каким-то эхом вот эти чудесные истории про кофе с атропином. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: «С клофелином кофе давали».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кофе в сочетании с холинолитиками, а именно циклодолом так называемым, это препарат группы А. Он выдается строго по рецептам для паркинсонетиков и как купирующее средство к нейролептикам для шизофреников. То есть вот этот самый тригексифенидил на черном рынке, у бабок на базаре, можно приобрести. И эффект антихолинергический заключается в целом комплексе симптомов, в частности, вызываемом галлюцинозы. Это совершенно точно. И все зависит от… У меня бабушка использовала, у нее была болезнь Паркинсона, она как раз буквально сидела на этих препаратах.  

    С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, а кофе с атропином в советской действительности вы не помните? В недрах КГБ функционировала секретная лаборатория, алколоиды… давали вместе с кофе, например, нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не в курсе. Замечательный режим, который известен своим романом, описывает, как их обзывали «желудками», и фирменный коктейль от ГКБ был следующий: это очень крепкий кофе и коньяк, как ни странно.

    С.ДОРЕНКО: Кофе с коньяком.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кофе с коньяком, такая их «Маргарита».

    С.ДОРЕНКО: Интересно. Я помню, все равно помню. «Атропин только возбудит, клофелин — подавит». «Вспомните фильм “Скала”, когда в наркотранспорт попадает ракета с зарином и герой Николаса Кейджа выживает после инъекции атропина в сердце». Может быть. «Звонят одни и те же», — говорит Т. Позвоните, Т. Дорогая Т., почему бы вам не позвонить?  

    Э.ХАСАНШИНА: Пайк тут шутит: «Это значит, что Верзилова отравил ветеран спецслужб».

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Я знаю, что подозревают… Почему? У внешне здорового человека начинается предынсультное состояние, как бы признаки инсульта, нарушение речи.

    Э.ХАСАНШИНА: Галлюцинации.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Атропин даже при небольших дозах может дать такое делириозное состояние, типа белой горячки. Он достаточно токсичен. Как яд, его все-таки использовали давно, потому что он выявляется, и клиника очень четкая отравления атропином.  

    С.ДОРЕНКО: Так что вряд ли, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Но вы слышали тоже когда-нибудь в детстве о том, что кофе с атропином давали в КГБ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, атропин я в детстве слышал только, что окулисты, в глаза закапывать.

    С.ДОРЕНКО: Я что-то слышал. Я настолько не уверен в этом своем воспоминании, что я думал… Я думал по-настоящему, что я забыл, а все помнят. Но нет, как видите, никто не помнит подобного ничего. Нечего подобного не было. Значит, я придумал. Может, это мне приснилось. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Эльвира, здравствуйте. Я могу просто вспомнить, очень похожий случай был, Владимир  Кара-Мурза-младший. Подобные симптомы. В итоге ему пришлось бежать на Запад.

    С.ДОРЕНКО: Да. И Владимир  Кара-Мурза-младший сейчас находится в США, как мы знаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже просто в сетях поднимались подозрения, что это ему такая месть спецслужб за то, что он так их сильно опозорил на мундиале, на финальном матче.

    С.ДОРЕНКО: Ага. Ну, ладно!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так что вполне возможно.

    С.ДОРЕНКО: От чего умер Леня Чокнутый, вы не помните?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    С.ДОРЕНКО: А вот интересно тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На месть какого-то мелкотравчатого товарища майора очень похоже.

    С.ДОРЕНКО: Но Леня Чокнутый как-то тоже умер внезапно. Нет? Вот этот, который прыгал по машинам ФСО здесь, около Кремля. Леня. Мне очень жаль, я не могу произнести его имя в силу воспитания и привычек, оно матерное. Леня, который прыгал по машинам, помнишь? С ведром на голове скакал по машинам с мигалками. Он же очень скоропостижно тоже как-то умер. Я не знаю. «Леня упал с дерева», — говорит Игорь Беспрозванный. Ах, вот оно что. На Леню упало дерево, либо он упал с дерева. «Николаев Леонид  Львович». Не будем усиливать.

    За Верзиловым следим. «Отпиливая ветви деревьев. Погиб 22 сентября 2015 года», — дает справку мне Даниил Волков. Спасибо вам огромное, Даниил Волков. Георгий: «Почему никто не ставит на человеческий фактор? У меня коллега в 35 лет умер из-за тромба. Никогда серьезно не болел». Но вы знаете, он потерял дар речи и стал шататься, этот Верзилов, не может встать с кровати, и все это вдруг.

    Э.ХАСАНШИНА: Сначала он вставал, размахивал руками, кричал, что он ничего не видит.

    С.ДОРЕНКО: Он не видел ничего.

    Э.ХАСАНШИНА: Потеря зрения и слуха началась и бред.

    С.ДОРЕНКО: Начался бред, галлюцинации, потеря зрения и слуха.

    Э.ХАСАНШИНА: Потом он попал в реанимацию без сознания.

    С.ДОРЕНКО: Это участник арт-группы «Война», также он организатор Pussy Riot. И вот теперь с ним такая беда приключилась, притом что он внешне выглядит прямо вот атлетически как-то, атлетически правильно. Мы продолжим следить за ним, договорились? Мы не будем бросать эту тему.

    Очень интересная статья, которая не совсем сегодняшняя, на «Медузе». Сегодня 14-е, а она вечерняя 12-го. Но мне все равно интересно рассказать о ней. О предрассудках. Есть предрассудки, что бумажные пакеты экологичнее обычных, а электромобили спасают от глобального потепления. И вот «Медуза» дает статью, которая это разоблачает. Давайте разбираться с мифами.

    Э.ХАСАНШИНА: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Электромобили помогут остановить глобальное потепление. Потому что ездить на электричестве лучше, чем на углеводородах. Тезис. Транспорт — источник трети парниковых газов. На 1000 россиян приходится 293 легковые машины. Если перейти на электромобили, то можно остановить глобальное потепление.

    На самом деле электромобили экологичнее в момент использования только, когда ты едешь конкретно. Однако процесс производства электрокаров наносит существенный вред окружающей среде. Например, увеличение мировых объемов добычи никеля, который нужен для батарей электрокаров, связано с потеплением, это связано с процессом переработки. То есть само изготовление этих батарей неэкологичный процесс. Кроме этого существует много токсичных отходов от этого производства.

    Проблемы есть и с переработкой батарей электромобилей. Для того чтобы их перерабатывать, вырабатываются при этом токсичные газы, пока нет таких технологий, которые позволили бы делать это безвредно. Кроме этого, это электричество вырабатывается зачастую с применением углеводородов.

    Синтетика намного экологичнее натуральных тканей. Тезис. Если натуральные ткани производить, то наносится вред окружающей среде. Хлопковые и льняные поля обедняют почву, а пестициды загрязняют реки и грунтовые воды.  Это все ужасно, поэтому лучше носить синтетику.

    На самом деле нет. Одежда влияет на окружающую природную среду уже после того, как ее выбросили. И, соответственно, синтетика влияет на окружающую среду самым ужасным образом.

    Энергосберегающие лампы безопасны для окружающей природной среды. Тоже такой взгляд есть. Как вы помните, президент Медведев в пору своего президентства переводил нас на энергосберегающие лампы. Они экологичны, реже ломаются и экономят энергию, поэтому людям надо полностью перейти на энергосберегающие лампы, отказаться от ламп накаливания.

    На самом деле нет. Энергосберегающие лампы экономят до 80% энергии, но этот свет энергосберегающих ламп дезориентирует животных. Например, детеныши морских черепах и т.д. Потому что сам свет от ламп накаливания другой, другого цвета. Кроме этого интенсивное ультрафиолетовое излучение ламп последнего поколения может быть причиной возникновения рака груди у женщин. Кроме этого, и особенно если искусственные источники света используются ночью, может повредить клетки кожи. Кроме этого, ртуть и фосфор, которые входят в их состав, засоряют почву. В бытовых отходах, например, в Китае, до 20% объема ртути из энергосберегающих ламп.

    Бумажные пакеты лучше, чем обычные. Пластик — угроза жизни на планете. На самом деле нет. Не все биоразлагаемые пакеты разлагаются полностью. В пакеты добавляют материалы, которые разлагаются под воздействием кислорода и солнечного света быстрее пластиковых. Но все эти материалы, которые используются при производстве биоразлагаемых пакетов, после того, как они разложились, попадают в воду и Мировой океан. Та же самая мерзость, вид сбоку. Только они разлагаются на молекулы и попадают в воду. Поэтому если этот поганый пакет в пластике лежит 10 тысяч лет и не разлагается, может быть это и лучше, потому что его молекулы не попадают в воду. А эти попадают в воду. Понятно? И это, конечно, совсем нехорошо. Водоемы отравляются и т.д.

    «Лучше матерчатую сумку носить, вообще без всяких пакетов», — вот советуют.

    Э.ХАСАНШИНА: Из натуральных тканей, как мы поняли из предыдущих абзацев.

    С.ДОРЕНКО: Из натуральных тканей, да, абсолютно верно. Вот такие предрассудки развенчиваются в статье, которая мне очень понравилась. Но это правда смешно, согласитесь.

    «Писал статью лошара», — сказал Сергей Матвеев. Хорошо. «Заряжать машину тоже надо, и это работа электростанции на газу, коих больше остальных». «Повторите, где статью почитать». На «Медузе». «На диоды надо переходить», — говорит Эд. Я с удовольствием покупаю энергосберегающие лампы, если говорить обо мне.

    Э.ХАСАНШИНА: Про диоды нам уже слушатели писали, что они тоже не очень хорошие, на зрение они плохо влияют, еще что-то.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да. Ребят, давайте скажем так, что… Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Жизнь — вредная штука.

    С.ДОРЕНКО: Нет, давайте исходить все-таки из удобств, но все-таки читать, что там медики советуют. Договорились?

    Еще одна вещь, которую я хотел с вами обсудить, если мы успеваем. Россиянин убил напавших на его дом разбойников, получил уголовное дело. Это Бугульма, Республика Татарстан. Господин Евгений Деданин. Смотрите, что происходит. Он живет, насколько я понимаю, в собственном доме. Два человека ворвались в его дом утром 12 сентября, вот сейчас. Два человека ворвались в дом с пистолетами. Связали 41-летнего хозяина, его жену и гостя. То есть в доме было три человека. Они ворвались, я так понимаю, таким образом, что все это было неожиданно, либо ночью и т.д. Хозяин сумел освободиться. Может быть его связали не совсем плотно, он сумел выскользнуть. Схватил нож, внимание, и напал на налетчиков.

    Э.ХАСАНШИНА: Они его повели сигнализацию отключить.

    С.ДОРЕНКО: Они его освободили, чтобы отключить сигнализацию. У них были камеры наблюдения. И он когда шел, чтобы отключить сигнализацию, схватил нож.

    Э.ХАСАНШИНА: Два, во всяком случае писали, что два.

    С.ДОРЕНКО: Они пытались в него стрелять, но оружие дало осечку. Это абсолютная случайность, что они его не застрелили. В результате он порубал ножами, порезал, двух человек, вот этих налетчиков, после чего вызвал полицию. Один из них приезжий из Самарской области и т.д.

    Смысл в чем? Что его теперь осуждают за то, что он…

    Э.ХАСАНШИНА: Пишут, что дело прекращено.

    С.ДОРЕНКО: Прекращено?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Но понимаете, в чем дело, я хотел бы, тем не менее…

    Э.ХАСАНШИНА: Но у нас эти истории на самом деле периодически появляются, потому что мы не в Америке, у нас нет законов про то, что ты в своем доме полный хозяин. 

    С.ДОРЕНКО: Да! Александр пишет нам: «В загнивающей Америке он был бы героем и сейчас бы получал благодарность от губернатора штата или от мэра города». Ну, да, абсолютно верно.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто есть истории, на которые СМИ обращают внимание, и дело в итоге прекращают или заканчивают. А есть истории, которые СМИ могут и не увидеть, не обратить внимание.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Превышение самообороны и т.д.

    С.ДОРЕНКО: Александр удивляется: «Насмерть порезал обоих». Ну, конечно, конечно. А почему нет? Вы понимаете, человек в состоянии подобного стресса способен на невероятные вещи.

    Э.ХАСАНШИНА: Им еще повезло, что детей дома не было. У него двое детей, мальчик и девочка. 

    С.ДОРЕНКО: Да. Вы понимаете, что один удачный удар первому, и ты просто уже один на один со вторым. Если ты один на один со вторым… Например, первого пистолет. И вот один удачный удар, например, вырубает первого. Ты один на один со вторым, у которого нет пистолета, который просто с голыми руками. В своем доме, это же твой дом. «Один дома», помните? Как там, «один дома»?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Вспомните фильм «Один дома». Это же твой дом. Дом за тебя. Ты же в своем доме. Он повел их выключать сигнализацию, может быть кладовочки какие-то, еще что-то. Ты один в своем доме, и дом за тебя. И ты уже один на один с человеком, у которого нет оружия. Почему его не вырубить? Другое дело, что русский закон, в отличие от американского, португальского например, я уже приводил пример, и многих других стран запрещает тебе… Как бы в этот момент угроза исчезла типа, ты должен второму сказать: ну, братан, давай.

    Э.ХАСАНШИНА: Господин, не хотите ли покинуть мой дом?

    С.ДОРЕНКО: Русский закон таков. Вот смотри, какой русский закон, я тебе просто расскажу про русский закон. Русский закон такой: в тебя стреляют — ты оружием более низкой опасности можешь обороняться. Например, в тебя стреляют, и ты бьешь его в сердце ножом — это нормально. Но с этого момента, например… А пистолет отброшен в сторону, не представляет опасности. С этой секунды против тебя второй разбойник, второй человек, у которого нет ни ножа, ни пистолета. А ты с ножом. 

    Э.ХАСАНШИНА: Там в принципе будет оцениваться реальность угрозы. Например, они пришли с пистолетом, но убивать тебя не собирались, значит угроза была не настолько серьезной, чтобы убивать этих людей.

    С.ДОРЕНКО: И в то же время ты бросился на них — он начал стрелять.  Это потому, что ты бросился, не надо было бросаться. А потом второй был без пистолета и без ножа. То есть ты мог ему просто сказать: Иван Иванович, вы идите, а я пока полицию вызову. А ты убиваешь второго, и здесь, с точки зрения русского закона, безусловно, ошибка, ведь у него не было ни ножа, ни пистолета, ни намерения тебя убить. Значит, ты превысил пределы самообороны. Вот это глупость (извините, это моя оценка) нашего закона, она все еще не решена, эта глупость по-прежнему торжествует.

    Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 14 сентября.

     

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus