• Чрезвычайный и полномочный посол Республики Сербия в РФ в программе «Умные парни». 08.10.2018

    15:00 Окт. 8, 2018

    В гостях

    Славенко Терзич

    Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации

    В.КАРПОВ: 15 часов 6 минут. В эфире программа «Умные  парни». У микрофона Владимир Карпов. И с нами сегодня Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. Господин посол, здравствуйте.

    С.ТЕРЗИЧ: Добрый день. Спасибо за приглашение. 

    В.КАРПОВ: А мы всегда рады вам.

    С.ТЕРЗИЧ: Но я первый раз с вами в новом помещении. Поздравляю, это очень хорошее помещение.

    В.КАРПОВ: Мы старались для вас.

    С.ТЕРЗИЧ: Спасибо.

    В.КАРПОВ: Давайте теперь о менее хороших вещах, менее светлых. Учения «Сербия-2018», которые проводит Североатлантический альянс на территории Сербии, выглядят несколько вызывающе. И визит господина Столтенберга, который пытается объяснить произошедшее в 1999 году заботой о мирном населении Сербии. В общем, как-то странно всё это. Как вы на это смотрите?

    С.ТЕРЗИЧ: Я ничего не могу сказать больше, чем в ваших и наших СМИ. Визит Столтенберга, да. Он выступил на филологическом факультете Белградского университета. Сегодня вместе с президентом Вучичем открыл учения. Это не является классическим армейским учением, но учение по чрезвычайным ситуациям. Сербия, как вы хорошо знаете, член Партнерства за мир, как и Россия тоже. У России есть тоже свой формат Россия—НАТО. Но кроме России, у нас тоже много совместных учений, мы проводим учения вместе с НАТО или участвуем в некоторых учениях. Насколько я знаю, хотя я не в курсе этой темы совсем, это первые учения такого масштаба, где участвуют более 30 стран. Но, повторяю, это учения по чрезвычайным ситуациям: транспорта, наводнения, землетрясения и так далее.

    А что касается его объяснений о причинах бомбардировок, это другая тема, и об этом я могу сказать свое личное мнение. 

    В.КАРПОВ: Давайте. Вот здесь уже личное мнение. Не как посла, а именно личное мнение Славенко Терзича.

    С.ТЕРЗИЧ: Я считаю, что бомбардировки НАТО 1999 года — это было серьезное преступление, прежде всего, против международного права. НАТО бомбило одно суверенное государство, тогда Союзная Республика Югославия, на самом деле Сербия и Черногория, но прежде всего Сербию. Огромные силы НАТО бомбили одно суверенное государство мимо всех принципов международного права и мимо устава ООН. Это серьезное преступление против международного права.

    Второе, что мне кажется является еще более серьезным. Почему НАТО бомбило Сербию и Югославию? НАТО бомбило Сербию и Югославию ради поддержки одной террористической, сепаратистской организации, которая называлась UÇK или так называемая Освободительная армия Косова. Даже американцы до этого поставили эту организацию в список террористических организаций. Абсурдно, что огромные силы НАТО бомбят одно суверенное государство ради поддержки одной террористической организации.

    В.КАРПОВ: Спустя годы это уже выглядит не так абсурдно, мы как будто бы к этому привыкаем.

    С.ТЕРЗИЧ: Еще более страшно: силы НАТО тогда бомбили многие гражданские объекты — больницы, школы. Пострадало, кроме военных, очень много гражданских, детей. Наверно всем известны два случая, когда в пригороде Белграда — Батайнице — погибла маленькая девочка 2-3 лет Милица Ракич или в городе Варварин бомбили мост, погиб прекрасный студент математики (не помню сейчас имя). Или, например, поезд на Грделица, это такое ущелье, ниже города Лесковац, когда было очень много невинных гражданских жертв, которые были в пассажирском поезде. Есть много таких случаев. Если мы говорим об агрессии НАТО на Югославию, тогда мы должны говорить о серьезном масштабном преступлении против одного суверенного государства.

    В.КАРПОВ: Когда я был в Сербии, я хорошо ощутил, что ни в Белграде, ни в Ужице, не забыли это. И когда Столтенберг приезжает туда и пытается объясниться, я не очень понимаю, на что он рассчитывает в этот момент. И у Сербии, получается, положение не очень завидное по той простой причине, что не сотрудничать возможности нет, а сотрудничать полноценно как будто бы не получается.

    С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете, что Сербия является в военном смысле нейтральным государством, что Сербия не готовится и не будет никогда готовиться стать членом НАТО. Это первое. Второе, поддержка членства в НАТО в анкетах очень слабая. Мне кажется, большинство народа в Сербии все-таки серьезный народ, у сербов сохранилось это историческое самосознание, что сербы не простят такие страшные преступления. Тем более, что не было никакой серьезной причины. Потому что Сербия защищала свои территории против террористических акций так называемой Освободительной армии Косова. Вы знаете хорошо, что Косово и Метохия, как сердце старой Сербии, являются центром духовной основы нашего государства. Поэтому, мне кажется, что сербский народ не забыл и не забудет никогда.

    Все-таки жизнь идет вперед, надо сотрудничать. И у вас тоже сотрудничество, хотя этот формат немножко заморожен, Россия—НАТО. У нас тоже идут разговоры. Но что касается самого членства, я думаю, что и президент Вучич, и наш министр иностранных дел Дачич, и многие другие, повторяю, что Сербия военно-нейтральная страна и что никогда не будет членом НАТО.

    В.КАРПОВ: То есть вы верите, что нейтральный статус сохранить удастся Сербии?

    С.ТЕРЗИЧ: Я верю в это.

    В.КАРПОВ: Сложно будет в таких условиях, потому что периодически подталкивают к тому, что вы примете решение и сделаете выбор.

    С.ТЕРЗИЧ: Владимир, вы хорошо сказали, точно. Наша геополитическая ситуация очень сложная и надо это иметь в виду. Около нас почти все государства НАТО: Черногория (в прошлом году), Албания, Греция. Говорят, что Македония будет. Это увидим, пока не знаем еще. Болгария, Румыния, Венгрия, Хорватия. Сербия остается как остров в этой геополитике. Но все-таки, мне кажется, наша позиция в этом смысле четкая и ясная.

    В.КАРПОВ: Еще немного про ваших соседей. Выборы прошли в Боснии и Герцеговине и сразу громко заговорили об укреплении позиции России на Балканах. Так, по крайней мере, трактовали результаты выборов здесь в России, подобные заголовки я встречал. Как бы вы оценили?

    С.ТЕРЗИЧ: Это касается выборов в другом государстве. Хотя я скажу, что Сербия является гарантом Дейтонского соглашения. Я могу, как зритель из Москвы, сказать, что выборы были регулярные, нормальные, народ сказал свое слово. Это, мне кажется, самое важное. И что выборы прошли без инцидентов, без серьезных нарушений выборного процесса. Мне кажется, очень важно. Потому что Сербия сама старается, чтобы мир и стабильность были сохранены не только в Боснии и Герцеговине, но и во всем Балканском регионе. Нам это очень важно. Что касается влияния России…

    В.КАРПОВ: Что касается укрепления позиции России?

    С.ТЕРЗИЧ: А, позиции России.

    В.КАРПОВ: Не влияния, про влияние это несколько другая история.

    С.ТЕРЗИЧ: Трудно об этом сказать. Мне кажется, что надо иметь в виду, что какого-то долгосрочного, серьезного, организованного влияния России на Балканах, к сожалению, нет. Россия, мне кажется, больше реагирует на действия другой стороны. Поэтому говорить, что Россия там влияет, там влияет, повсюду влияет…

    В.КАРПОВ: Здесь укрепляет позицию, в Черногории…

    С.ТЕРЗИЧ: Дело совсем в другом: дело в истории сербского народа. Люди с Запада часто или не знают, или не хотят знать. В истории сербского народа Россия имела особую позицию, потому что столетиями, во время османского ига или австро-венгерского было единственным государством, которое поддерживало освобождение и объединение сербского народа. Благодаря этому сохранилось такое самосознание, что Россия имела особую роль в процессе освобождения сербов от османского или чужого ига. И в Первой мировой войне роль Николая II, и во Второй мировой войне, хотя это уже был Советский Союз. Как вы хорошо знаете, сопротивление нацизму в Югославии у сербов было очень сильное. Советский Союз тоже дал огромные жертвы в борьбе против нацизма. Поэтому Россия объективно имела большую роль в процессе борьбы сербского народа столетиями, даже в XX столетии.

    В.КАРПОВ: Сейчас это влияние или позиция России они только с историей связаны или, если говорить о неком сотрудничестве, укреплении связей, то это тоже есть и как-то влияет на происходящее?

    С.ТЕРЗИЧ: Россия присутствует в Балканском регионе, прежде всего в Сербии, Боснии и Герцеговине. Хотя, когда говорим о Сербии, на первом месте между нами существуют отношения стратегического уровня, стратегического партнерства и, я бы сказал, очень хорошие политические отношения. Об этом свидетельствуют визиты, встречи. Недавно был визит президента Вучича. 

    В.КАРПОВ: 2 октября буквально.

    С.ТЕРЗИЧ: Да. Три встречи нашего министра иностранных дел с министром Лавровым. Кроме политического высокого доверия взаимного, у нас развиваются очень хорошо экономические отношения. Они могут быть лучше. Например, товарооборот между Сербией и Россией движется к 3 млрд долларам, хотя он реально может дойти до четырех и больше миллиардов долларов. Судя по статистике, товарооборот постоянно растет, он идет выше. Это очень хорошо, хотя простора для развития экономических отношений очень много. Есть энергетический фактор. Русский газ очень важен для всех Балкан, для Европы.

    В.КАРПОВ: «Южный поток» уже не состоялся.

    С.ТЕРЗИЧ: К сожалению. Вы знаете, что Сербия ожидала очень много от «Южного потока», сейчас он закрыт. Сейчас идет так называемый «Турецкий поток», идут переговоры на всех уровнях. Недавно был министр Дачич здесь, встречался с президентом «Газпрома» Миллером, с министром энергетики Антич встречался. Идут серьезные разговоры о строительстве «Турецкого потока» через Болгарию, скорее всего, хотя трасса точно еще не определена. Через Болгарию, Сербию, Венгрию и дальше Австрию.

    Кроме этого, между нами существует очень серьезное военно-техническое сотрудничество. Мы очень благодарны за поддержку, которую Россия показывает этим подарком — шесть МиГ-29. Между нами проводятся учения «Славянское братство» и другие военные учения. Кроме Сербии, есть сотрудничество и с другими странами. С Боснией и Герцеговиной, особенно с Республикой Сербской, ну и с другими государствами, с Венгрией. Даже с Венгрией больше, чем с нами. Я думаю, товарооборот между Россией и Венгрией идет около 6 млрд долларов. 

    В.КАРПОВ: На октябрь 2018 года что вы бы назвали главным препятствием для укрепления сотрудничества России и Сербии?

    С.ТЕРЗИЧ: На политическом уровне, мне кажется, препятствий нет. Я хочу еще один раз повторить огромную благодарность, которую наше правительство показывает России в вопросе сохранения территориальной целостности нашего государства. Имею в виде, прежде всего, Косово и Метохию. На всех международных площадках: ООН, Интерпол, Всемирная таможенная организация, ЮНЕСКО — Россия нам показывает четкую и ясную поддержку. И мы выражаем огромную благодарность за это.

    В политических отношениях я не вижу никаких препятствий. Мне кажется, очень важно сейчас развивать масштабное экономическое сотрудничество. Поэтому Сербия — страна, которая пережила в последние 30 лет очень много испытаний. Имею в виду, прежде всего, гражданскую войну на нашем просторе; имею в виду ужасные санкции против Югославии тогда и Сербии; потом бомбардировка НАТО. Многие другие вопросы. Много наших заводов было разрушено агрессией НАТО, много мостов было разрушено. Всё это надо восстанавливать. В этом смысле экономическое сотрудничество более широкое, более долгосрочное я вижу как гарант нашего стратегического партнерства в будущем. Я имею в виду, экспорт продуктов из Сербии.

    В.КАРПОВ: Кстати, часто встречаю в магазинах сербские фрукты и овощи.

    С.ТЕРЗИЧ: У нас очень хорошая, органическая пища. Надо просто сократить препятствия на таможне, на границе, чтобы экспорт наших продуктов шел беспрепятственно. Это первое. Второе, мы ожидаем инвестиции российские, это было бы очень интересно. Например, продаются многие наши заводы, продаются лечебные курорты, горнолыжные курорты, много гостиниц. Мне кажется, было бы в интересах и Сербии, и России, если бы было больше российских инвестиций в Сербии. Я знаю, что у нас нет моря. Русские любят море и едут… 

    В.КАРПОВ: К вашим соседям в Черногорию.

    С.ТЕРЗИЧ: Или в Хорватию, особенно в Турцию. Все-таки, мне кажется, у нас есть большой потенциал в развитии туризма. Мы ждем русских туристов. Я перечислю: паломнический туризм… Вы сами были, Владимир, хорошо знаете. 

    В.КАРПОВ: Да.

    С.ТЕРЗИЧ: Охотнический туризм, горнолыжный туризм. У нас Копаоник, Златибор, хорошие горы.

    В.КАРПОВ: В Златиборе я был, правда, летом.

    С.ТЕРЗИЧ: Зимой надо поехать.

    В.КАРПОВ: На велосипедах там тоже хорошее.

    С.ТЕРЗИЧ: Есть очень много потенциала в области туризма. Было бы очень хорошо, чтобы больше сербских туристов пришло в Россию. Всего у нас огромный интерес. Кроме этого, я вижу много простора в области научного сотрудничества, культурного, чтобы больше наших коллективов приезжало сюда. А русские и так приезжают. Чтобы здесь был открыт сербский культурный центр.

    В.КАРПОВ: Связи тесные есть, но внешняя конъюнктура подсказывает, что сотрудничество вряд ли будет сейчас бурно развиваться, по крайне мере в ближайшей перспективе. Или у вас несколько иной взгляд на происходящее?

    С.ТЕРЗИЧ: Я не скажу «бурно», но что будет развиваться, я уверен.

    В.КАРПОВ: Вас же тоже могут поддавливать, я имею в виду Сербию.

    С.ТЕРЗИЧ: Могут. Вы думаете, что не поддавливают?

    В.КАРПОВ: Я думаю, что поддавливают.

    С.ТЕРЗИЧ: Например, санкции против России. Вы знаете, что Сербия, вопреки давлению, все-таки не присоединилась и не будет присоединяться к санкциям против России. Это тоже говорит об уровне наших отношений. Сербия имеет свою политику, начиная от наших национальных интересов. Нет национальных интересов в Сербии, чтобы мы портили наши столетние дружеские отношения с Россией. Я считаю, что и в будущем это направление останется приоритетом в нашем отношении к Российской Федерации.

    В.КАРПОВ: Если позволите, хотелось бы прояснить ситуацию, которая была накануне визита Александра Вучича в Москву. Это напряжение вокруг ГЭС «Газиводе». Стали говорить даже и о вооруженном противостоянии, и тогда якобы был запрос из Белграда в Москву о возможной военной поддержке, по крайней мере, так это доносилось до средств массовой информации. Что реально произошло и что происходит сейчас?

    Сегодня открываешь заголовки: по сведениям некоторых информисточников, 7 октября в Белград из сербского города Ниша был перекинут крупный армейский контингент на 20 грузовиках и автобусах. Подобные действия могут быть реакцией сербских властей на провокацию косовских силовиков близ «Газиводе». Что там сейчас происходит?

    С.ТЕРЗИЧ: На самом деле, я не в курсе всех деталей. Объясню, в чем там дело. Косово и Метохия являются частью территории Республики Сербия. На этой территории после 1999 года существует временная администрация косовских албанцев под эгидой Объединенных Наций. С 2008 года, как вы хорошо знаете, эта часть нашей территории провозгласила независимость.

    В.КАРПОВ: И много кто эту независимость признал.

    С.ТЕРЗИЧ: Около ста стран, прежде всего, западных и их союзники признали. Скажу важное, Россия не признала, Индия не признала, Индия не признала, Китай не признал, Бразилия не признала. Половина не признала. Между ними очень большие, огромные силы, как Китай, как Россия.

    Что там происходит, там временная администрация. Сразу после прихода сил НАТО с нашей территории было выгнано больше 250 тысяч сербов. Сербы, которые там остались, а их примерно 130 тысяч, испытывают почти каждый день разные формы насилия, особенно южнее от реки Ибар. Их грабят, уводят коров, нападают на людей, иногда убивают. Сербы проживают там в форме гетто. Международные силы не реагируют на это.

    В этот день, о котором вы говорите, это была серьезная провокация. Так называемый президент временной институции пошел погулять по гидростанции «Газиводе», которая является объектом стратегического значения для Сербии. Он пошел погулять, якобы кофе попить в сопровождении ста охранников и спецназа. Это, несомненно, было провокацией.

    Реакция с нашей стороны была очень серьезная и ответственная. Президент и главнокомандующий Сербии Вучич поднял боеготовность нашей армии, полиции до самого высокого уровня. Они были там полчаса или час и ушли. Но все-таки вызывает заботу нереагирование международных сил KFOR, которые там находятся.

    В.КАРПОВ: То есть KFOR вообще никак не комментировал происходящее.

    С.ТЕРЗИЧ: Да, он не реагировал. Некоторые западные дипломаты сказали, что президент так называемого Косова имеет право гулять по территории Косова. Хочу подчеркнуть, территория Косова и Метохии — часть суверенной территории Сербии и по резолюции 1244 и по Конституции Сербии. И дополнительно хочу сказать, опыт 2004 года, когда произошел погром над нашим народом, помните. К сожалению, после прихода KFOR на Косово  и Метохию было разрушено около 150 сербских церквей и монастырей. Это говорит о характере этой миссии на этом просторе.

    В.КАРПОВ: Я напомню, с нами Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич.

    НОВОСТИ

    В.КАРПОВ: 15 часов 35 минут. В эфире программа «Умные парни». У микрофона Владимир Карпов. С нами Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. Еще немного про Косово, про «Газиводе». Так все-таки Сербия обращалась за поддержкой к Российской Федерации или это скорее домыслы медиа?

    С.ТЕРЗИЧ: У меня нет такой информации.

    В.КАРПОВ: Визит Александр Вучича был давно запланирован, это никакого отношения не имеет?

    С.ТЕРЗИЧ: Да, он был запланирован раньше, несомненно. Насчет Косова и Метохии хочу еще несколько слов сказать. Вопрос Косова и Метохии — это не только вопрос суверенитета Сербии на своей территории. Это очень серьезный геополитический, даже экономический, культурный, вопрос безопасности не только Сербии, но и всех Балкан. Надо просто иметь в виду несколько проблем. Первое — это вопрос радикального ислама, который, к сожалению, Европа почти игнорирует или забывает. После событий в 90-х годах, что происходило в Боснии, в Сербии, в Македонии, мы сейчас имеем ситуацию, что очень много боевиков на Ближнем Востоке воевало в рамках ИГИЛ…

    В.КАРПОВ: Запрещенной в России организации.

    С.ТЕРЗИЧ: Запрещенной в России. Воевало из Боснии, из Сербии, в том числе из Косова особенно, Албании, Македонии и других районов. Радикальный ислам серьезно угрожает безопасности не только Балканского региона, я бы сказал, всей Европы. И мы видим, что очень много боевиков, и повторяю, с нашей территории — Косова и Метохии — воевало в ИГИЛ. Это очень серьезный вызов безопасности не только нам, но и всей Европе.

    В.КАРПОВ: Можно я по этому вопросу уточню: вы как-то отслеживаете, кто именно воевал? Имеете ли вы возможность применения каких-то санкций в отношении этих граждан или нет?

    С.ТЕРЗИЧ: Я думаю, хотя у меня точной информации нет, что нашей спецслужба наша и других государств региона отслеживает. У нас существует такая информация: сколько, из каких районов. Могу вам сказать, что они возвращаются под прикрытием мигрантов. Я считаю, что серьезные службы этим занимаются.

    Второй вопрос — это вопрос проекта «Великой Албании». Это вопрос тоже как-то игнорируется. Даже много раз представители наших сербских албанцев и других албанцев из региона повторяют, что они хотят объединяться в одно государство. Уже сейчас мы видим некоторые шаги правительства Албании во главе с премьером Рамой. Например, открыта граница между Сербией и Албанией, в том числе Косово. Говорят, что будут отменять пограничный контроль. И этот проект «Великой Албании» (даже этнически чистой «Великой Албании, это еще хуже) угрожает территории не только Сербии, то и Черногории, и Македонии, даже и Греции. Если мы говорим о стабильности Балканского региона, проект «Великой Албании» серьезно угрожает миру и стабильности этого региона. К сожалению, этот проект имеет поддержку некоторых серьезных факторов на Западе.

    И может быть не последнее, Косово и Метохия являются черной дырой Европы: торговля наркотиками, оружием, людьми, даже человеческими органами. Помните, этот «Желтый дом» на севере Албании. Это ужасные, дикие преступления, которые происходят перед лицом всей Европы и всего мира. Поэтому если мы говорим сейчас о Косове и Метохии, это не только интерес Сербии. Представители Сербии сейчас ведут переговоры под эгидой Брюсселя, чтобы урегулировать отношения с нашим меньшинством. Но вопрос касается более широкого Балканского региона и Европы тоже.

    В.КАРПОВ: Это было предметом переговоров Александра Вучича и Владимира Путина или нет? Потому что та информация, которая просочилась в медиа, была достаточно сухой. О чем реально удалось договориться Вучичу и Путину?

    С.ТЕРЗИЧ: Формат переговоров был «тет-а-тет». Я не присутствовал на этих переговорах. Но могу сказать, то, что сам президент Вучич сказал и что было на сайте Кремля, что президент Вучич и президент Путин дошли до полного взаимопонимания. Вучич сказал, что президент Путин понял все его аргументы и что в будущем мы можем ожидать поддержку России, как это было и до сих пор, на всех международных площадках. Мы ожидаем визит президента Путина (пока еще нет точной даты, может до конца года, может позже). Все-таки этот визит говорит о том, что между нашими руководителями существует взаимное понимание. Я повторю еще не раз, что Россия понимает полностью проблему косовско-метохиевского вопроса. Она поддерживает нас. Я считаю, что этот разговор, эта встреча была в рамках этого направления.

    В.КАРПОВ: Гипотетически предлагаю, очень осторожно, надеюсь, что этого не произойдет, но если вдруг проект «Великой Албании» начнет реализовываться, если сербы увидят в этом опасность, кому все-таки Сербия будет апеллировать к России, Североатлантическому альянсу, с которым тоже сотрудничество есть, или будет справляться своими силами?

    С.ТЕРЗИЧ: Наверно Сербия будет, прежде всего, справляться своими силами. У нас есть хорошо подготовленная армия и наши спецсилы, наверно мы будем реагировать своими силами. Руководство Сербии, тоже говорю гипотетически, в этом случае будет опираться на международное право, на резолюцию 1244, на суверенитет Сербии над этой территорией. Если это произойдет, не дай бог, пригласят всех международных факторов, чтобы гарантировали стабильность в этом регионе. Что может быть дальше, если ситуация будет эскалироваться, мне трудно сейчас сказать.

    Я исхожу из того, что Сербия будет делать всё, чтобы сохранился мир и стабильность в регионе. Но мы видим, что со стороны албанцев этого не делается, провокации продолжаются, эти провокации имеют поддержку. Существует так называемые косовские силы безопасности, что они хотят сейчас создать из этого какую-то армию в Косове. Сербия абсолютно против этого. Считаем, что это грубое нарушение всех международных договоров, и надеемся, что этого не произойдет.

    В.КАРПОВ: Я предлагаю сейчас подключаться нашей аудитории. Напомню, с нами сегодня Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. Перед тем, как мы перейдем к вопросам нашей аудитории, известно ли вам что-то о съемках фильма о марш-броске наших десантников на Приштину. Говорят, что это совместное творчество России и Сербии. Это при вашем содействии?

    С.ТЕРЗИЧ: При содействии нет, но я в курсе этого. Наш известный актер Милош Бикович.  

    В.КАРПОВ: Российский известный актер Гоша Куценко.

    С.ТЕРЗИЧ: Мы это поддерживаем. Я знаю, что Бикович, который и у вас тоже известен, очень серьезно занимается этим проектом. Очень много тем, где можно сделать прекрасные фильмы. Я бы насчет темы графа Вронского. Вы знаете, что образ графа Вронского — полковник Раевский, который погиб в Сербско-Турецкой войне. История графа Вронского может быть основой для прекрасного сценария. Еще граф Милорадович, граф Савва Владиславич и многие другие в Первой мировой войне и дальше.

    Мне кажется, между нашими народами очень много общего и очень много общих тем сотрудничества и взаимного понимания. 

    В.КАРПОВ: Сейчас будут вопросы нашей аудитории. Начнем с Алексея, он написал следующее: «Сербия что дальше будет делать с Косово? Оно вроде как государство. Непризнание и не сила будет дальше?»

    С.ТЕРЗИЧ: Мы не признаём и не будем признавать никогда сепаратизм частью нашей территории. Вы знаете, что идет процесс, что некоторые государства по каким-то причинам признали «одевают» признание, например, Суринам, еще некоторые государства. Наш министр иностранных дел Дачич заявил, что число государств, которые признали, будет ниже ста.  

    В.КАРПОВ: Внутри Сербии, господин посол? Я еще обращаю внимание и на разницу в восприятии исторических событий, в том числе поколенческую разницу восприятия. Молодые люди уже несколько иначе к этому относятся или нет?

    С.ТЕРЗИЧ: Нет, наоборот. Я думаю, что молодые люди очень близко понимают эту тему. Даже ребята, которые родились в 1999 году и которые только слушали и читали, понимают, что такое Косово и Метохия для Сербии. Сербы, как народ, в культурном, духовном, цивилизационно-религиозном смысле, это суть нашей идентичности.

    Я прошу понять одну разницу. Албанцы, как народ, имеют свое государство — это Албания. Часть албанского народа осталась жить в соседнем государстве, в том числе и в Сербии. И мы сейчас, когда говорим об албанцах, говорим об албанском меньшинстве в Серии. В любом государстве существует меньшинство. Венгрия, Румыния, Болгария, в каждом. Если вы будете таким образом инструментализировать вопрос меньшинства…

    Я часто цитирую Генри Киссинджера, который в 1998 году на форуме в Праге, когда обсуждался вопрос агрессии на Югославию, сказал: «Если НАТО будет защищать меньшинство в любом государстве, как сейчас в Сербии, какой мир будет завтра?» Поэтому почти в каждом государстве есть этот вопрос. Испания, Барселона, Баския; Франция, Корсика; в Бельгии тоже.

    Мы считаем это частью нашей территории, переговариваем с представителями меньшинства. Готовим представить самый высокий уровень автономии этому меньшинству. Но отказаться от суверенитета Сербия не готова. Молодые люди этот вопрос принимают очень серьезно.

    В.КАРПОВ: Антон в продолжение: «Правда ли, что намечается обмен территориями между Сербией и Косово?»

    С.ТЕРЗИЧ: У меня такой информации нет. Пресса пишет об этом, идут разговоры об этом. Как это может произойти, я не знаю. У меня, как посла в Москве, такой информации более точной об этом нет.

    В.КАРПОВ: 7373-94-8. Здравствуйте, слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Господин посол, 2 октября, на мой взгляд, вы выступили со скандальным заявлением

    С.ТЕРЗИЧ: Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Господин посол, 2 октября, на мой взгляд, вы выступили со скандальным заявлением, и я бы хотел, чтобы вы его дезавуировали. Говоря о сотрудничестве, вы сказали следующее «наши сербские мужчины и ваши русские женщины». Мы не экспортируем женщин, господин посол. Где ваши женщины? К слабым убежали, в Албанию? Почему вы выделяете такой момент?

    В.КАРПОВ: Я не знаю, о чём речь.

    С.ТЕРЗИЧ: Я первый раз слышу. Никогда я не выступал с таким заявлением.

    В.КАРПОВ: Про русских женщин никогда не говорили? А про сербских мужчин?

    С.ТЕРЗИЧ: Нет, нет, никогда. Особенно 2 октября, в день визита президента Вучича, я никаких заявлений не давал.

    В.КАРПОВ: 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ростислав. Глядя в новостях на довольно молодого президента Сербии, я хочу спросить: а как сейчас в Сербии политики относятся к временам Югославии? Ваша элита Социалистическую Федеративную Республику Югославию бывшую хвалит или ругает сейчас? Как в Сербии относятся к тому, что у нас многие политики ностальгируют, идеализируют СССР, и сами они выходцы из СССР?

    В.КАРПОВ: Спасибо, принимается. Есть ли ностальгия?

    С.ТЕРЗИЧ: Сербский народ был огромным большинством для сохранения Югославии. Это государство он принимал как свое государство. К сожалению, другие народы такого отношения не имели. На данный момент, после войн и столкновений, мне кажется, серьезной ностальгии у сербского народа нет. Идея возрождения или воссоздания Югославии не является реальной на данный момент и в Сербии и у сербского народа.

    В.КАРПОВ: То есть, полагаете, по Югославии уже нет ностальгии?

    С.ТЕРЗИЧ: Существует более взрослая генерация, как хорошо мы жили. Это как бы на ежедневном уровне. Но если говорить более серьезно, на основе фактов, видно, что Сербия и сербский народ в этом югославском государстве не был равноправным с другими народами. Это сложный вопрос. Только Сербия имела два автономных края — Воеводину и Косово и Метохию. Мне кажется, на данный момент это существует на более ежедневном романтическом уровне, а на более серьезном уровне я не вижу никакой идеи воссоздания.

    В.КАРПОВ: То есть политика, в которой бы серьезно разыгрывали монету «давайте вернем Югославию», нет.

    С.ТЕРЗИЧ: Нет, я не вижу.

    В.КАРПОВ: Хотя на бытовом уровне — действительно. Сколько видел сербов с флагами, например, армии Югославии. За то, что ты знаешь этот флаг, — тебе всё время наливают. Это из моих путешествий по Сербии, воспоминания. Просто помню хорошо, с какой теплотой вспоминали Югославию обычные рядовые сербы. С.ТЕРЗИЧ: Сербы были за сохранение, но к сожалению, словенцы начали развал, потом хорваты и другие народы. После всего, что сербы пережили, я не вижу, что эта идея существует серьезно.

    В.КАРПОВ: Лариса пишет: «Почему при всем историческом опыте, поддержке, лояльности, дружбе и реальном сотрудничестве русские теряют вековых партнеров? Как возможно было перечеркнуть близость и переметнуться в НАТО? Как это случилось на обывательском уровне?»

    С.ТЕРЗИЧ: А кто?

    В.КАРПОВ: Возможно, ваши ближайшие соседи.

    С.ТЕРЗИЧ: Может быть. Словения, Черногория. Может пример Черногории она имеет в виду. Хорватия тоже. Сейчас говорят про Македонию. Да, это вопрос серьезный. 

    В.КАРПОВ: У вас, как у человека, который интересуется историей, есть ответ?

    С.ТЕРЗИЧ: Я историк по образованию.

    В.КАРПОВ: Я поэтому и говорю. Есть ли у вас ответ?

    С.ТЕРЗИЧ: Вы помните, НАТО в своем уставе было оборонительной организацией.

    В.КАРПОВ: Да.

    С.ТЕРЗИЧ: Помните, где была восточная граница НАТО 1990 года, а где она сейчас. НАТО просто расширяется на восток. НАТО мобилизует огромные силы, и политические, и другие, чтобы расширяться на восток. Почему так делает? Мне кажется, ответ сам по себе известен.

    В.КАРПОВ: А вы исключаете масштабную информационную кампанию после визита Йенса Столтенберга проведет Североатлантический альянса в Сербии, и отношение к Североатлантическому альянсу поменяется?

    С.ТЕРЗИЧ: Нет, я не вижу, что поменяется. Что происходит публично: и президент, и все наши руководители повторяют, что Сербия будет оставаться военно-нейтральным государством. Это первое. Второе, я вам уже сказал, что после бомбардировок НАТО поддержка членства в НАТО Сербии минимальная. Я не верю, что она будет повышаться. 7373-94-8. Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По первому вопросу уточнение. Вы заявление это сделали на канале «Звезда» 2 октября. Вы вдавались в историю, а в конце передачи о дружбе. 

    В.КАРПОВ: Мы попытались ответить на этот вопрос, но у нас не очень получилось.

    С.ТЕРЗИЧ: Я не понял до конца.

    В.КАРПОВ: Выступали вы 2 октября на телеканале «Звезда»?    

    С.ТЕРЗИЧ: В этот день я не выступал.

    В.КАРПОВ: Напомню, как можно с нами взаимодействовать: телефон прямого эфира 7373-94-8; SMS +7-925-8888-94-8; работает наш Telegram govoritmskbot. Константин интересуется: «Сербские туристы готовы ехать в Крым»?

    С.ТЕРЗИЧ: Это определение каждого человека. Я не знаю, у меня нет данных таких, может быть и едут. Просто я этим не занимался.

    В.КАРПОВ: Каких-то рекомендаций, запретов со стороны внешнеполитического ведомства Сербии не существует?

    С.ТЕРЗИЧ: Я не в курсе этого.

    В.КАРПОВ: 7373-94-8. Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Рогожин Николай. Будьте любезны, хотел узнать, как здоровье Радован Караджича? Где он находится?

    С.ТЕРЗИЧ: Это очень известный факт: он находится в Гаагском трибунале, идет судебный процесс. Я не могу точно ответить, но насколько я вижу, он в хорошем состоянии.

    В.КАРПОВ: 7373-94-8. Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Михаил. У нас в Сербии очень много друзей, мы там много бываем, часто отдыхаем в Копаонике. Почему Сербия активно не рекламирует свои туристические возможности?

    С.ТЕРЗИЧ: Очень хороший вопрос. Я разделяю стопроцентно мнение вашего слушателя. Я не знаю, почему, не могу ответить. Знаю, что мы должны быть более активны в этом вопросе. Этим занимается туристические организации Сербии. Или у них нет денег, или нет сил, или нет подготовленных специалистов. Но все-таки мы должны более активно быть на русском рынке.

    В.КАРПОВ: Может, русские просто нецелевая аудитория для Сербии, есть поближе соседи, хотя у них тоже свои горы есть.  

    С.ТЕРЗИЧ: Число русских туристов в Сербии выросла достаточно серьезно. Но 60-70 тысяч — это очень мало. Я считаю, что реально может быть 150-200 тысяч русских туристов ежегодно. В этом смысле виновато рекламирование. Многие русские не знают, у нас безвизовый режим. У нас четыре рейса каждый день: два «Аэрофлот», два Air Serbia; и подключилась компания Red Wings — два раза в неделю. Русских встречают в Сербии доброжелательно. Поэтому есть много причин, чтобы реально было намного больше русских туристов у нас. 

    В.КАРПОВ: В качестве иллюстрации: в городе Ужице, где я был, небольшой город по российским меркам, там есть сумасшедшие красивые места, есть где прокатиться на велосипеде. Так вот я был первым человеком, кто арендовал в городе Ужице велосипед для того, чтобы проехаться на нем по этому сумасшедшему горному маршруту, очень красивому. Но это вообще никак не развито. Вот загадка. А посмотреть есть что.

    С.ТЕРЗИЧ: Есть очень много таких мест. Поэтому реально мы можем ожидать 150-200 тысяч русских туристов. Президент Вучич подарил президенту Путину книгу «Моя прекрасная Сербия». Это ваш издательский дом «Вече», авторы русские, очень хорошая книга. Там можно прочитать очень много о Сербии.

    В.КАРПОВ: И вдогонку к тому, что прозвучало только что. «Люблю Сербию всей душой, часто у вас бываю. Счастья и процветания вашей стране. В Копаонике — супер!» — написал 552-й.

    С.ТЕРЗИЧ: Спасибо.

    В.КАРПОВ: С нами был Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. Спасибо, господин посол, приходите еще.

    С.ТЕРЗИЧ: Спасибо, Владимир, всегда рад.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus