• Интервью с губернатором Архангельской области после теракта в здании ФСБ от 01.11.2018

    14:00 Ноя. 1, 2018

    В гостях

    Игорь Орлов

    Губернатор Архангельской области

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Вы говорите, что «взрослым необходимо осознать, что молодёжь сегодня подвергается очень жёсткому, беспринципному воздействию со стороны различных сил». Что это за силы?

    И. ОРЛОВ: Совершенно очевидным образом мы сталкиваемся с тем, что молодёжь, которая сегодня не имеет ещё ни политического, ни общественного, ни жизненного, в конце концов, опыта, стремительно вовлекается в различные протестные акции, которые в основном, носят очень специфический характер и носят характер необходимости соответствующих знаний, прежде чем в них участвовать.

    Их вовлекают тусовкой, возможностью поругать кого угодно, и за это ничего не будет, дискредитацией основополагающих основ нашего государства и так далее. Это деформирует сознание, это заставляет человека метаться, думать о том, что всё в этой жизни не так. Это такой удар по неокрепшему разуму.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Кто наносит этот удар?

    И. ОРЛОВ: Я знаю, что хорошо бы звучало, если бы мы ткнули в кого-то пальцем. Речь идёт о том, что мы должны понимать, что этот процесс идёт. И он носит достаточно хорошо организованный характер. Вы посмотрите, у нас на ряде протестных митингов принимали участие школьники. Не студенты училищ, а школьники. И это делается не для дела, а для массы, чтобы потом красиво выглядеть перед заказчиками подобного рода мероприятий.

    Конечно, мы не собираемся тыкать в кого-то пальцем, но мы у себя в обществе должны говорить, что молодёжь – это наше будущее. И разумный диалог с ней, разумное общение, разъяснение ситуации для нас сегодня становится предельно важным, тем более на фоне таких кричащих событий, когда 17-летний мальчишка обрывает связь с великой Вселенной, миром, который перед ним открывался, и уходит совсем в никуда.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Как предотвратить, чтобы внешние силы не попадали в Россию?

    И. ОРЛОВ: Чтобы они не добирались до неокрепших умов. Мы считаем, что нам нужно как можно содержательнее и как можно более открыто вовлекать нашу молодёжь в те проекты и те процессы, которые реализуются на территории Архангельской области. Они должны становиться участниками больших дел, а не чувствовать себя стоящими в стороне и ожидающими, когда их пригласят в то или иное дело.

    Мы сейчас перед собой ставим задачу именно дать им возможность принять участие в больших и важных делах, которые ведутся в регионе во всех направлениях.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: В Архангельской области есть организации, которые могут негативно влиять на умы молодёжи, школьников, студентов?

    И. ОРЛОВ: У нас есть те организации, которые относятся к иностранным агентам, у нас есть деструктивные секты, с которыми мы боремся, у нас есть общественные движения, которые в качестве своих постулатов проповедуют негативное отношение к действующей власти.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Каким образом?

    И. ОРЛОВ: Существуют правила. Разъяснение, суд и так далее. Все те действия, которые позволяет нам законодательство, Конституция Российской Федерации. Мы действуем всегда в рамках. А они действуют за пределами, считают для себя возможным. Мы действуем в рамках действительно правового поля.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Это может быть какой-то заговор?

    И. ОРЛОВ: Тут теории заговора нет. Это в условиях сегодняшнего мира. Мы же все понимаем, что гибридные формы противостояния присутствуют постоянно. И мы понимаем, что нам нужно сегодня особо отнестись к нашей молодёжи, к молодым людям, которые определяют свой путь в жизни, и не дать им испортить мировосприятие.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Вы сами упомянули взрыв в здании ФСБ, который устроил 17-летний парень, что-то новое известно о нём? Какие-то подробности появились?

    И. ОРЛОВ: Известно, что он хороший мальчик, хорошо учившийся, ничем не отличающийся от тех, кто учился с ним рядом. Но, повторюсь, в определенный момент попавший в другое измерение, другую систему ценностей. И мы не смогли это предотвратить.

    Человек перешёл в другую систему ценностей. Но сказать чего-то больше… Прошли только сутки. Я знаю, что работают специалисты, очень высококвалифицированные, которые дают оценку и рассматривают все аспекты того, что могло привести к такой трагедии. Сейчас, наверное, даже бессмысленно…

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Это понятно, да. Но ещё говорят – ведь всё идёт из семьи, из детства. Те же психологи скажут. А у него какая семья?

    И. ОРЛОВ: Я, конечно, семью не знаю. Но по той оценке, которая нам даётся… Такая российская семья, со своими трудностями, со своими проблемами. Но сказать, что трагедия выросла из семьи, наверное, это было бы неправдой. Я не готов это утверждать. Хотя личность человека формирует общество и семья. Это две главные составляющие.

    Вы знаете, человек – это настолько сложная материя… Мы не создали дорогу каждому. Или такую дорогу, на которую спокойно мог бы выйти каждый молодой человек и прийти к контакту с себе подобными, с идеями, с реализациями, с проектами. Мы много работаем над этим, у нас много молодёжи вовлечено в те или иные проекты. Но дорога, может быть, недостаточно описана, недостаточно открыта для всех, чтобы они понимали, что по ней можно идти. Их всё время почему-то иногда заводит в сторону. Мир не становится добрее. Он становится жёстким, требовательным. И не каждый находит точку опоры. Наверное, из-за этого.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus