• «Подъём» с Сергеем Доренко от 28 ноября 2018 года

    08:30 Ноя. 28, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Среда, 28 ноября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Извини, подцепил от твоего обзора печати, что ли, вот информация от Мишки-Ромашки, который смеется-смеется и весь заходится. «Купить шпионское оборудование случайно? Что? Смеяться захотелось. Смеюсь, смеюсь». Бедный Мишка-Ромашка, его колбасит, бедного. Дайте ему пощечину. Мишка, вас надо отрезвить каким-то образом. Вы понимаете, что вплоть до детских игрушек, пишут? Вплоть до пылесосов самоуправляемых? У Оношки там какой-то пылесос ездит взад-вперед сам, пугает кошек. И тоже что-то пишет. Умный дом пишет, холодильник пишет, видит. Ваш телевизор пишет.

    Э.ХАСАНШИНА: Часто люди, когда заказывают ручку-диктофон, они не очень понимают, что это тоже относится к шпионскому оборудованию.

    С.ДОРЕНКО: Ваш телевизор пишет, как вы с женой… вы с женой перед телевизором, а он пишет вас, понятно? Он пишет вас, и вы не очень красивый. Жена красивая… всегда, когда пишут, помните Касьянова? Жена всегда красивая, а вы нет. Не знаю, почему в сценах секса мужчины никогда не бывают красивыми, если только они не какие-нибудь… да никогда

    Э.ХАСАНШИНА: Да ладно, там все очень нелепые.

    С.ДОРЕНКО: Мужчины нелепые, женщины ничего. Телевизор вас пишет, когда вы с женой. И когда вы без жены, телевизор вас тоже пишет. И когда вы с другой женщиной, телевизор вас тоже пишет через камеру. Да, дорогие, вас пишет ваш мобильный телефон. Вас пишет iPad. На микрофоны, на видеокамеру. Вас пишет утюг. Вас пишет всё, что существует в доме. Вы говорите, что нет шпионского оборудования, которое вы купили бы случайно? Да у вас нет нешпионского оборудования. Всё стало шпионским. Все, что Samsung, работает на жесты. Ты заходишь в зал и пытаешься почесать за ухом — он включает какой-нибудь канал и пишет тебе текстом «чего изволите дальше»? Но ты просто хотел почесать за ухом. Ты отключаешь чертовы жесты. Ты заклеиваешь скотчем камеру. Но он продолжает реагировать на твой голос. И ты кричишь ему: Хватит! Стоп, стоп! И он останавливается или нет. Или он спрашивает, чего мне надо. Потому что я заклеил камеру, и он не видит моих жестов. Но теперь он работает на голос, черт бы его задрал. И так далее. Ребят, вы чего?

    А теперь скажите, почему ФСБ, вообще говоря, протолкнуло этот закон? Этот закон существует, о шпионском оборудовании. Ты знаешь, да? Проблема в том, что ФСБ хочет защитить свою монополию на оперативную деятельность. Это же оперативная деятельность, если ты скрытно за кем-то наблюдаешь. Например, ты не знаешь, что я тебе пишу. Я тебе пишу. А где у меня камера? В глазу, щелкнул глазом.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы что, киборг?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Я же робот. Это же скоро будет. Элементы в глазу будут и так далее. Достаточно будет один раз увидеть, чтобы воспроизвести любую таблицу, любой текст. Просто просмотреть текст, не читать даже. Я сейчас просмотрю, а потом закрою глаза и почитаю, ты захочешь так. Сейчас эту книжку быстро просмотрю, а потом мне лететь десять часов куда-нибудь в самолете, и я ее почитаю, закрыв глаза. Вот будет ровно так. Или ты захочешь, чтобы это читалось не твоим голосом, а чьим-то голосом или текстом, или как-то. И это будет воспроизводиться прямо у тебя в мозге. Это очень скоро произойдет. Мы не знаем, что мы стоим на пороге будущего.

    Э.ХАСАНШИНА: Тогда обучение перестанет быть нужным.

    С.ДОРЕНКО: До известной степени умение манипулировать… умение синтетически воспринимать информацию, и аналитически. Восприятие информации станет творческим актом. Я говорю об этом, между прочим, 15 лет. Творческий акт восприятия, а не создания контента. Я говорю 15 лет, никто меня не слышит. Я тебе больше скажу: еще десять лет никто меня не услышит. И больше того, когда меня услышат, какие-нибудь люди родятся и скажут: восприятие превратилось в творческий акт, синтезирование имеющихся фактов, синтезирование из имеющегося превратилось в творческий акт. Тогда все скажут: черт, мы чего-то выдумали! Слушайте, а этот придурок, который 15 лет это уже говорит? Чего, кто? Никто не вспомнит, никогда. Потому что я говорю это не вовремя. Мои современники слишком тупы, чтобы понять меня. Вот в чем проблема. Мои современники слишком отсталые, включая тебя. Извини, просто по-хорошему.

    Э.ХАСАНШИНА: Печально вам жить в обществе узколобых современников. 

    С.ДОРЕНКО: Мне печально жить среди вас, в этом обществе отсталые дезактуализированных лошар. Это правда. Поехали дальше.

     

    С.ДОРЕНКО: Это запас. Это огромное пузо у инопланетного робота. Огромное ли оно? Я видел пуза и побольше.

    Инцидент в Керченском проливе продолжает развиваться. Они подают в суд на нас, мы подаем в суд на них. Весь Запад называет нас провокаторами. Мы провокаторами называем украинцев. Наша подружка из Австрии, к которой Путин летал на свадьбу, я так и не запомнил ее имени. Вы помните, министр иностранных дел Австрии, дама, к которой Путин летал на свадьбу? И возил к ней, чтобы потрясти, удивить и показать наше радушие, выездное радушие, кубанский казачий хор. Она вчера заявила, что обязательно будет настаивать на санкциях. Обязательно будет наказывать Россию за агрессию и провокацию в Керченском проливе. Понятно, да? Я просто, чтобы вы понимали, как это происходит. Это происходит вот так. Мы им кубанский казачий хор, все лучась улыбками, лучась счастьем, лучась доброжелательностью, будто солнышко весеннее, теплотой душевной. Она вчера заявила, она лично, она сказала, что Россия ответит за провокацию в Керченском проливе. Вот и все. Наша подружка. Она же подружка наша или что? Ну, я был потрясен.

    Кроме нее очень многие. Европа требует санкций против России, усиления санкций против России за провокацию в Керченском проливе.

    Как отмечается, соратник канцлера Германии Ангелы Меркель, член Христианско-Демократического союза Норберт Редкен сообщил, что Европе может потребоваться ужесточение ограничительных мер против Москвы. Министр иностранных дел Австрии (вот эта наша подружка и подружка нашего президента) Карин Кнайссель сказала, что опираясь на факты, дальнейшее поведение обеих сторон, то есть России и Украины, Евросоюз рассмотрит вопрос об усилении санкций против России. Новые антироссийские санкции, о готовности поддержать эти санкции заявил президент Польши Анджей Дуда. Замглавы МИДа страны Чичкория отметил, что Россия по-прежнему ошибочно убеждена, что реакция Запада не унифицирована. Позиция едина. Министр обороны Эстонии заявил о поддержке ограничительных мер. Санкции будут мощным способом сообщить российскому руководству, что мы серьезны (страны Европы). 10 декабря будет обсуждаться вопрос об усилении санкций против России за, по их мнению, российскую провокацию.

    Послушай меня. Ну, я думаю, черт! Провокация, я сейчас говорю о термине. Представим себе, что я инопланетянин — а я и есть инопланетянин — слово «провокация» означает «побуждение к действию». Ты возьмешь сейчас, кинешь в меня стакан, например, или плеснешь водой. Это что?

    Э.ХАСАНШИНА: Это провокация.

    С.ДОРЕНКО: Провокация. Это провокация — побуждение к действию.

    Э.ХАСАНШИНА: Я жду какой-то реакции.

    С.ДОРЕНКО: Так кто побуждал к действию: русские или украинцы?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, украинцы.

    С.ДОРЕНКО: Давайте без знаков плюс и минус. Например, они молодцы. Мы сейчас математическую задачу решаем, нет хороших и плохих. Просто чисто математическая задача. Мы говорим: провокация есть побуждение к действию. Окей, всей согласны. Украинцы согласны, русские согласны, австрийцы согласны, и наша подружка, которая теперь нас проклинает, из Австрии, тоже согласна. Побуждение к действию произвел кто? Украинцы. Я не говорю, хорошо или плохо, молодцы или наоборот. Неважно. Побуждение к действию кто произвел? Украинцы. Тогда причем тут русская провокация? Я теряюсь.

    Э.ХАСАНШИНА: Они считают, что это мы побудили их корабли быть обстрелянными.

    С.ДОРЕНКО: Они шли и шли, а мы их побудили? Я еще раз говорю, я не хочу знаков — ни плюс, ни минус, ни молодцы, ничего. Но провокация есть побуждение к действию. С моей точки зрения, украинцы побудили нас к действию. Украинцы побудили к действию, а провокаторами называют нас. Я, может быть, до известной степени поплыл здесь, не до конца понимаю.

    Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. У меня такое предположение. Если эти страны, которые сейчас высказывают недовольство и готовы ввести санкции…

    С.ДОРЕНКО: Это не эти страны, это просвещенный мир, вся Европа. Это то, откуда к нам пришло все, вообще все. Это Европа, это великая часть света.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Якобы можно предположить, что если они не признали российской территорией Крым, они могут…

    С.ДОРЕНКО: Российской территорией Крым не признают Белоруссия и Казахстан. Никто не признаёт. Просто чтоб вы знали.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему мы вообще обсуждаем мнением оккупированных стран? Это же просто территории, на которых американские военные базы. 

    С.ДОРЕНКО: Насколько я припоминаю, в Австрии не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Японцы говорят: мы не хотим санкций, но американцы могут разрушить нашу финансовую систему за день. То же самое в Германии. Вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Германия действительно полна американских баз. Я сейчас сказал вам о нашей подружке из Австрии. Что вы скажете о нашей подружке из Австрии, куда ездил кубанский казачий хор, который ей пел только что, в соплях.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Она сказала: рассмотрим факты, потом будем решать.

    С.ДОРЕНКО: Она призвала к санкциям вчера. Вы, наверное, плохо ориентируетесь в политике. Она призвала к санкциям, она атакует.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мы три соседа на одной площадке. Один младшего брата говорит: иди ко второму соседу, ему наделай на коврик. Сосед ловит за руку младшего брата и выходит третья соседка и говорит: ой, вы тут провоцируете маленького ребенка.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. У вас бойко живется на площадке. Я ни разу не жил на таких площадках.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Москва, Алексей. Мне кажется, если бы казаки сплясали не с шашками, а с пультами от боеголовок, было бы интереснее.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не было бы интереснее. Считали бы идиотами. Хотя и так считают идиотами. Если бы с пультами, то тогда бы идиотами считали окончательно.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. У меня такое ощущение, знаете, в шахматах есть положение такое цугцванг — что бы мы ни делали, мы всегда будем во всем виноваты и всегда будем в проигрыше.

    С.ДОРЕНКО: А выигрыш тогда где? Все равно нельзя играть с проигрышем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как бы ни банально это звучало, выигрыш — чтобы все хотели ехать к нам. Не в Европу работать, не в Америку, а к нам в Россию. Тогда мы будем в выигрыше. А так ничего мы не сделаем.

    С.ДОРЕНКО: А как этого достичь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть рецепты — демократия, независимый суд и так далее.

    С.ДОРЕНКО: А как этого достичь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, надо, чтобы наша элита, которая нами правит, не была национал-предателями. Чтобы бабки у них были здесь, жены у них были здесь, дети учились здесь. Этого не будет никогда.

    С.ДОРЕНКО: Сразу ошиблись. Ваша главная ошибка — вы сразу сказали про элиты. А надо было говорить про народ. Народа-то нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Народ не правит. Правят…

    С.ДОРЕНКО: Нет. Не правит там, где не правит. Степень манипулирования народа везде неравная. В Зимбабве одна, в Исландии другая. Можно с севера на юг, Зимбабве взять с диктатором Мабуту и Исландию. Несколько разные устройства общественные, согласитесь. Попробуйте изучить.

    Товарищи, все у нас хорошо, насколько я понимаю. Но проблема в том, что нас обвиняют.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Михаил, Владимир. Вы еще насчет реакции иностранных стран… Мне представляется ситуация так. Мы для ведущих стран мира вообще представляемся мертвецом. Его можно поминать, его можно любить. Но мы настолько большая, у нас тело настолько большое, что нас никуда не деть. Поэтому нас то любят, то поминают, то плохим словом поминают.

    С.ДОРЕНКО: А почему мертвецом? Мы же деятельны.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы больше, наверное, источаем какой-то запах, всем неудобно от нас.  

    С.ДОРЕНКО: Но мы деятельны, мы что-то делаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разве что в нашей комнате, которую мы полностью заняли и на которую претендуют все остальные. Слишком сложно с нами.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я недопонял. Метафору не понял. Откровенно, извините. Я просто не понял метафору.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Деревенский Парень. Темный угол, два выхода: либо в морду бить, либо бежать. Либо сдаваться, третий еще есть.

    С.ДОРЕНКО: Да. Трамп сказал, что он подумает, встречаться ли с Путиным в Аргентине. Последнее его высказывание.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я читал. Он сказал, мне, говорит, не нравится, господа, что вы шалите. Это словно как у нас в деревне: выпускают молодежь, кого-то надо приструнить, а старшие стоят сзади. И посмотрят, чего будет.

    С.ДОРЕНКО: Заявил о возможной отмене. Мне кажется, что Трампу все равно хочется поговорить и интересно поговорить с Путиным. Мне кажется, что Трампу интересно и хочется поговорить с Путиным. Но есть некая атмосфера, в которой, может быть, ему выгоднее политически отказаться от встречи с Путиным. Но ему интересно. Поэтому он такой «я бы возможно…» не знаю. А если сегодня Порошенко отправит еще катер? Прямо сегодня?

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Терпсихора пишет: «Пришла в школу, стало плохо, ушла с первого урока. Из плюсов то, что «Подъем» в прямом эфире услышу». Терпсихора, рекомендуем эту прекрасную программу после 16 лет. Когда вы становитесь старухой, циничной. Исполнилось ли вам 16, дорогая?

    Э.ХАСАНШИНА: Может, она учительница?  

    С.ДОРЕНКО: А вдруг учащаяся? Мадемуазель, мадам, пожалуйста, вернитесь в школу. Не слушайте ни в коем случае эту программу. «Мне 16, уже можно», она пишет. Всё, вы циничная тетка. Я понял. Хорошо, тогда можно.

    Тогда мы вправе узнать, что письма на фронт все-таки пишут. Вчера на меня обрушилась какая-то шелупонь, мне хочется сказать, какая-то мерзкая перхоть интернета написала, что «Говорит Москва» ошибается, что это фейк — новость про письма на фронт папе. Это мерзкая перхоть интернета получила от нас ответ. Мы нашли несколько ссылок, где родители обсуждают между собой, на родительских форумах, как им написать письмо папе на фронт, потому что папу забрали на фронт. И детям задание писать папе на фронт, в четвертом классе. Кроме этого, мы нашли учебник, в котором требование есть, педагогическое требование — заставить детей писать письма папе на фронт. Папу мобилизовали, папа на фронте, и надо папе писать на фронт. Есть учебник, и он опубликован у нас в Телеге. Вы можете зайти в Телегу и посмотреть. Кстати, и на сайте тоже govoritmoskva.ru. А также в Телеге на радио «Говорит Москва», а также в моей Телеге на Rasstriga вы можете найти этот прекрасный учебник, где на 82-й странице предписано писать папе письмо на фронт. И там даже дана модель: «Любимый папочка. Скучаю. Как дела на фронте?» Есть модель, как пишутся письма папе на фронт.

    Э.ХАСАНШИНА: Мало того, даже комитет по образованию петербургский на это отреагировал. Они объяснили, почему такое задание в книжке. 

    С.ДОРЕНКО: Надо писать папе на фронт? Да, надо, сказал петербургский комитет по образованию. Поэтому мерзкая перхоть интернета, которая позволила себе упоминать наши имена и наше священное для каждого русского человека название радиостанции, эта мерзкая перхоть попятилась назад туда, откуда она выползла.

    Дети продолжают писать письма на фронт. «Дорогой папа. На 90 процентов тебя убьют», — пишет один из четвероклассников. Вот. «Дорогой папа! Мне так жалко, что ты на войне. Потому что 90 процентов, что тебя убьют, и 10 процентов, что ты вернешься». «Здравствуй, папа! Как ты себя чувствуешь? Скоро ли кончится война? Кто у вас готовит? Не подбили ли тебя фашисты? Как аппаратура на самолете? Или ты уже не пилот? А кто ты, если не военный летчик? Дома все хорошо. Кошка спит, попугай кричит. Я стараюсь учиться хорошо. Мы очень соскучились. Ты приедешь на каникулы?» За это письмо пятерка. Это уже пройденная работа, это мальчик написал письмо папе на фронт. Пожалуйста, знайте, что это действительно существует, это просто школа.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Параллельно немножко этой теме. Меня постоянно удивляет, когда идет какая-то документальная хроника, и письма, допустим, немецких солдат с фронта. И там они смело описывают, как плохо, как им тяжело, как ужасно. Наши же письма, от наших солдат — ну, просто рай кругом. Это пропаганда так работала?

    С.ДОРЕНКО: Просто сажали, если ты писал сколько-нибудь не горделивое, радостное письмо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, да. Как когда кто-то сказал, что немецкий приемник очень хороший, ему за это лет десять впаяли. Такое было.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому мы должны были выражать восторг. Такой хорошо вышколенный восторг.

    Если уж мы работаем для Терпсихоры, которой 16 лет, мы должны сказать ей, что запрещен в Перми концерт IC3PEAK.

    Э.ХАСАНШИНА: «Айскпик» в основном говорят. Пишется он вот так — IC3PEAK.

    С.ДОРЕНКО: IC3PEAK. Я вижу три горы.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, это слишком глубоко.

    С.ДОРЕНКО: Почему глубоко? Так написано. Я тупо читаю, как написано. Ты знаешь, что я робот. Я тупо читаю ровно то, что написано. Надо читать «Айспик». Хорошо. Я хочу сказать, что их запретили. И сегодня есть несколько интервью в разных изданиях, где их расспрашивают, почему, что, как это происходит и зачем их запрещают, и что они об этом думают.

    Надо сказать, что все исполнители, которых сегодня расспрашивают, я вот на Ленте.ru читаю, все рэперы работают на Украину — так объявлено было кем-то из чинов, что рэперы — это Украина, поэтому надо их запрещать. Настя и Коля из «Айспик». «У нас цензура, своеобразная охота за художниками, музыкантами….» Я прочитал целую кучу интервью рэперов, художников, людей, связанных с искусством, по поводу вала запретов. Их везде запрещают в провинции. В провинции велено их запрещать. А кто велел, непонятно, а как отменить, непонятно, и что делать, непонятно.

    Э.ХАСАНШИНА: Есть ощущение, что они… по Хаски, во всяком случае, видно, что это связано не с политикой, потому что у него была такая политика продонбасская и так далее, с Моторолой дружил. Связано с тем, что власти наконец-то увидели в молодежи опасную для себя силу.

    С.ДОРЕНКО: Власть увидела, что молодежь способна где-то собираться. Если власть увидела, что молодежь способна вообще где-то собираться. 

    Э.ХАСАНШИНА: Не только собираться. Вот этот парень из Архангельска, который пришел в приемную ФСБ.

    С.ДОРЕНКО: Взрывался? Но это нечто другое, нет?

    Э.ХАСАНШИНА: У него были определенные взгляды. Вообще, молодежь сейчас, обладающая какой-то гражданской позицией, становится опасна. Если для этого, в предыдущие годы это так не рассматривалось…

    С.ДОРЕНКО: Молодежь всегда была опасна, всегда и везде. Молодежь не должна увидеть друг друга. Дело в том, что провинциальные власти не понимают простой вещи. Что молодежь на самом деле сегодня имеет гиперплощадку, гигантскую виртуальную площадку в интернете. Когда вы запрещаете в реале, люди остаются в виртуале. Виртуал больше реала. Реал — это такой выплеск. А виртуал — это каждую минуту. Они каждую минуту вместе, там, в виртуале.

    И еще вещь, на которую я хотел обратить внимание. Что ребята, когда дают интервью по поводу запретов, они тоже не политизированы. И мне кажется, что это до поры, до времени. Они пока очень мягкие. Они говорят: черт, ну, такие потрачены усилия, такие деньги, мы хотели, старались. Ну, ладно, что. Дело в том, что в России с ее сомнительным авторским правом, с отношением скверным к авторскому праву, есть проблема зарабатывания. Наши коллективы чёсом зарабатывают. Они выпускают песню. Если ты выпускаешь в Америке, где есть авторское право. Одной Америки достаточно, чтобы сделать тебя миллиардером. Я знал лично человека, который изобрел гнущуюся трубочку. Трубочку, из которой ты пьешь коктейль. Гнущаяся трубочка. Трубочки были только прямые, никакой гофры не было. Это испанец, который был медбратом. И он не знал, как поить лежачих больных. И он сделал такие надпилы, чтобы трубочку не просто гнуть, тогда через нее плохо течет, а он начал делать такие как бы надпилы, чтобы аккуратненько ее согнуть, для лежачих больных. Чувак переехал в Калифорнию и стал мультимиллионером. Америка защищает авторское право. И поэтому в Америке, если ты что-то запатентовал, ты мультимиллионер сразу почти. И это тебя будет кормить, а может быть, и твоих потомков.

    Но в России это не так. Поэтому коллективы должны зарабатывать чёсом. Они должны ездить и выступать, потому что они от концертов живут. А так у них все воруется. И в этом, конечно, проблема. Вот этот «Айспик».

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Прекрасная музыка, на мой взгляд. Не знаю, я, может быть, не настолько большой… именно в музыке у меня есть образовательные лакуны абсолютно сущностные, которые не позволяют мне судить о музыке профессионально. Но мне нравится именно музыка и, конечно, стихотворение.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, текст интересный.

    С.ДОРЕНКО: Стихотворение здесь блистательное. И оно пропитано, я бы, может, рискнул с удивлением сказать, что оно пропитано Серебряным веком. А почему нет? Почему не Велимир Хлебников какой-нибудь? Это Серебряный век, это люди, которые много читают. Люди, которые это пишут, они много читают. Это прекрасные, образованные молодые люди. Может быть, я ошибаюсь. Я ни в коем случае не претендую на то, чтобы вас агитировать или убеждать в чем-то. Я говорю о том, что я полностью захвачен этой прекрасной музыкой и, безусловно, этими роскошными стихотворениями.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Это разве не прекрасно?

    Э.ХАСАНШИНА: Это интересно. Те клипы, которые я видела, они в очень необычном стиле, для меня. И их интересно было смотреть до конца. В них есть какой-то магнетизм.

    С.ДОРЕНКО: Я также хотел бы предложить вам прекрасную вещь про русские сказки. Русские сказки для меня, я придумал когда-то слоган — не бойся сказок, жизнь страшнее. Мне кажется, что они меня будто услышали. Я говорил этот слоган семь лет назад. Не бойся сказок, жизнь страшнее. Они как будто услышали меня и сделали вещь эту прекрасную. Это удивительно, для меня это важно. Я хочу угостить еще этой вещью. Пожалуйста.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, я сравниваю, да простят меня замечательные рэперы русские, вот это мне близко. Этот «Айспик» мне близок.

    Э.ХАСАНШИНА: Если бы им не запретили выступать, на закрыли бы площадки, мы бы про них не услышали. А они причем довольно популярны в Европе.

    С.ДОРЕНКО: Я бы не узнал о них. Слава богу, узколобая пермская деревенщина запретила им выступление. Это восхитительно. Спасибо, узколобая пермская деревенщина, вы позволили мне узнать о творчестве этих замечательных, выдающихся людей. Я даже не знал, что это существует. Но теперь я вдохновлен, потому что это действительно высокая музыка, это хороший вокал, это абсолютно серьезная обработка.

    Э.ХАСАНШИНА: Пермь это не первый город, где им запрещают. До этого в Казани у них проблемы были, в Нижнем Новгороде, по-моему.

    С.ДОРЕНКО: Очень хорошо. Да, звонят из ФСБ, из пожарной службы, из МЧС, дают настоятельные рекомендации не проводить концерты под угрозой, что у владельцев клубов будут проблемы. Владельцам проблемы не нужны. Это рассказывает Коля из этой группы. Это прекрасный вокал. Где-то имитация народных голосов, сейчас про русскую сказку. Это волшебный вокал. Мне очень нравится. Это мое искусство. И я бы о нем не узнал, что поразительно, если бы узколобые идиоты не запрещали им концерты. Видите, какой симбиоз? Мы доставляем друг другу удовольствие. Узколобые идиоты доставляют удовольствие себе. Мы доставляем удовольствие… и так далее.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Благодаря вам тоже впервые услышал «Айспик», хотя слушаю рэп уже лет 20, самые странные московские группы.

    С.ДОРЕНКО: Это скорее не рэп. Ведь это же не рэп?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это уже смесь жанров. Все очень быстро меняется. Мне почему-то мне это очень напомнило Die Antwoord, южноафриканскую группу, которая захватила некоторое время назад благодаря Лепре нашу молодежь. В целом да, это очень интересно.

    С.ДОРЕНКО: Чем-то мне напоминает ранних Dead Can Dance и так далее. Мне так стыдно, я не очень разбираюсь в музыке. Помните, Dead Can Dance — «Мертвецы могут танцевать», эту группу? Это 90-е.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Для меня это слишком рано.

    С.ДОРЕНКО: Да что вы! Я вас угощу. Меня научил слушать Dead Can Dance Дёма Кудрявцев. Дёма Кудрявцев, хозяин «Ведомостей». Он научил меня двум жанрам, двум вещам. Он научил меня слушать Земфиру. Мы ехали куда-то в графство Кент в Лондоне, и Дёма посадил меня в свой Мерседес с левым рулем. Само по себе это тогда производило на меня, это был один из моих первых приездов, я потом зачастил в Лондон, но тогда это был один из моих первых приездов. И я сел в его Мерседес, и он поехал не по правильно стороне дороге, что само по себе… я сидел рядом на правильном сиденье водительском, и чувствовал кожей, всем своим телом, что я идиот, как будто я веду машину не по правильной стороне, и сейчас кто-нибудь впилится в меня и будет ужасно. Когда ты в такси едешь, в кэбе, в Лондоне, ты сидишь сзади. И тебе плевать, что вытворяет водитель. Ты понимаешь, что он едет по неправильной стороне. Но тебя это не так, как бы это сказать, беспокоит. Но когда ты сидишь на водительском сиденье в Англии впереди, и ты понимаешь, что ты ведешь машину по неправильной стороне, это, конечно, отдельная фигня. Это просто вштыривает по-полной     .

    И Дёма ставил мне тогда Земфиру. И я сказал: что это за чудесное стихотворение? И он сказал: ну, да, мы нашли, «Наше радио», Костя Эрнст, по-моему… кто же еще? Миша Козырев. Мы нашли такую девчонку. Это очень здорово. И он мне дал наколочку, дал то ли диск, то ли что-то с этой самой Земфирой. И он же дал мне наколочку на Dead Can Dance, я очень отчетливо это припоминаю. Конечно, они нашли Земфиру. А где они ее нашли? Откопали на помойке, где-то в Уфе или, может быть, в Благовещенске или в каком-то Мухосранске. Ну, где-то нашли.

    Я Dead Can Dance всем очень рекомендую.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Трамп в своем репертуаре. В интервью «Вашингтон Пост» он усомнился, что встреча с Путиным   в Буэнос-Айресе состоится. «Вашингтон Пост», напомню, это очень серьезное издание. По его словам, он ждет окончательного доклада о российско-украинском инциденте. И когда он получит этот доклад, то это будет определяющим для него для принятия решений. «Возможно, я даже не буду встречаться (с Путиным — имеется в виду)». Заодно Трамп осудил российскую агрессию. «Мне не нравится эта агрессия (имеет в виду, что Россия провела). Я вообще не хочу, чтобы она была, совершенно. И кстати, Европе тоже не должна нравиться эта агрессия. И Германии не должна нравиться эта агрессия».

    Э.ХАСАНШИНА: Есть в этих словах какое-то предписание.

    С.ДОРЕНКО: Незыгарь пишет, что это стиль изложения… хотя они из России в глобальной политике это перекачивают, как у подросткаа-аутиста, такой где-то.

    Говорят, тоже Незыгарь пишет прямо здесь, что Владимир Соловьев… Владимир Соловьев — это человек в утреннем эфире где-то, категорически опроверг размещенную у Незыгаря информацию о наличии у него израильского гражданства. Не знаю. You never know. Ты никогда не знаешь. Я вчера встречался с человеком, вообще просто на тротуаре. Я стою на тротуаре, он идет, снег такой был мокрый. Я ему кричу: эй, вы похожи на пленного немца. А он идет в какой-то такой странной шапочке и так далее. Я ему кричу: вы похожи на пленного немца, это вы? Он мне говорит: о, надо же какая встреча. Я не буду имя называть. Он говорит: сделал израильское гражданство. Я говорю: не знаю, я ничего такого не делал. Но мне-то гиюр еще радо проходить, это дико хлопотно, надо сдавать экзамены эти все, Тору изучать. Он говорит: а я-то по рождению имею право получать израильское гражданство. Я говорю: окей, вам повезло. Я знаю одного приятеля, у которого брат, который сын генерал-майора КГБ СССР, у которого брат купил на Украине метрику за 400 долларов еврейскую, что у него мама еврейка, и поехал в Германию. Пожалуйста, это все делается. Сейчас, я думаю, труднее, может быть. Не знаю. Сейчас, мне кажется, Донбасс, такая территория свободы, там можно купить любую метрику, что у тебя мама еврейка… что хочешь. В Донбассе сейчас какая-то территория свободы до известной степени, где можно подзагулять с документами. Но мне кажется, что и посольство не очень будет верить. Надо какую-то желтую бумаги найти. Насчет желтой бумаги, можно, скажу. Мне чувак один говорит: какого тебе года бумагу? Я просто… Ты чего, смеешься? Любого. Есть чел у него, который сам эксперт, для МВД экспертизу делает, какого года документ. У этого чела, у этого же самого эксперта, что охраняем, то и имеем, у него полный гараж бумаги по годам. Причем он разворашивает ее, чтобы кислород действовал, чтобы не очень она плотно лежала, а такая разворошенная, понимаешь, чтобы воздух заходил. Вот бумага 1976 года и пачка ручек 1976 года, потому что паста тоже отличалась в разное время. Вот бумага 1982 года и пачка ручек 1982 года. Я клянусь! Чувак — эксперт МВД по этим всем вещам. Графология, это все. У него полный гараж лежит. Бумага 1990 года, ручки 1990 года. Он тебе захреначит сам, нормальные деньги берет, но он тебе захреначит такую бумагу, какую хочешь. У него там чернила, туши, которые для печатей, разных годов. Причем он точно знает, что если у него есть 1976-го, то 1978-го не надо, например. Он знает, когда состав поменялся. В 1980-м поменялось то-то. И него все там есть. Старый хрыч, он торгует этим делом. Ребят, я прусь от него. Чувак реально может составить договор тебе какого хочешь года на правильной бумаге, с правильными чернилами. Просто ураган!

    Ладно, это я отвлекся. Про евреев. Можно было, конечно, зафигачить мамину метрику 1985 года какую-нибудь, на правильной бумаге. Но это надо хлопоты…

    Короче, я не знаю, Володя Соловьев имеет израильское гражданство. Я не знаю просто, простите. Но я знаю, что он эмигрировал в Америку по, насколько я понимаю, еврейской визе. То есть он как еврей эмигрировал через Вену или через Рим в Соединенные Штаты Америки. То есть он не поехал в Израиль, потому что там надо служить в армии. Он эмигрировал в Америку и был американцем. Он американец. Но я не знаю, он успел получить документы или он на грин-карте. Но он американец, который вернулся назад в Россию. Он русский еврей, который эмигрировал по израильской визе, но поехал, как многие русские евреи, поехал не в Израиль, а в Америку, в 1989 году там манифестации были, ты знаешь? Они сидели в Риме, мои друзья сидели в Риме тоже, в 1989 году, и их не пускала Америка, говорила: идите в Израиль. Они не хотят в Израиль, потому что там армия, и все, и на фиг надо, война, арабы, да пошли они к черту. Так они ходили манифестациями… они жили в Остии, это на море, если Фьюмичино взять, то правее будет Остия. И они ходили манифестациями на американское посольство, чтобы им дали визу в Америку. Наконец за ними прислали самолет, они улетели все в Америку, счастливые, довольные, все, чего хочешь. И Володя был где-то среди них. И таким образом, он реэмигрант из Америки. Я не знаю, какое у него гражданство, если честно. Да какая мне разница? Я не интересуюсь этим.

    Гражданство Великобритании… У всех там… Я последний русский, можно я скажу честно?

    Э.ХАСАНШИНА: Я думала, вы кельт.

    С.ДОРЕНКО: Я кельт, абсолютно. И в качестве кельта я последний русский. Потому что больше никого нет с русским гражданством. Ты встречаешься в приличном обществе, и ты обнаруживаешь, что ты единственный гражданин России здесь. Я тебе серьезно говорю.

    Э.ХАСАНШИНА: Есть же в этом какое-то лицемерие. Я имею в виду коллег-журналистов.

    С.ДОРЕНКО: Я ставил группу, меня спрашивает 400-й, Dead Can Dance — «Мертвецы могут танцевать». А «Русские сказки» это «Айспик». Нет, у меня нет венесуэльского паспорта, никогда. Меня когда-то выгоняли с работы за работу в январе 1991 года в программе «Время» и ТСН, ведущим. И там же были литовские события. Потом начались рижские события. И мне как-то литовские депутаты, выходили на меня в 2004-м, если не ошибаюсь, году, и предлагали литовское гражданство на том основании, что я что-то сделал, с их точки зрения, для их независимости и так далее. И я сказал: исследуйте этот вопрос. Поскольку они больше никогда на меня не выходили, я не знаю, чем дело кончилось, честно слово. Я пил за обедом с приличными людьми где-то в Яффе, в порту в Израиле, и со мной были какие-то литовцы. Они говорят: слушай, давай мы разведаем. Давайте, пожалуйста, разведайте. И кроме этого, я собирался эмигрировать в Канаду, это было в 90-е тоже, и я написал в 1996 году: прошу аннулировать мой кейс.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: I don’t want. Боря Березовский меня уговорил остаться. Я говорю: Борь, я получил… Борис, тогда мы на «вы» еще начинали, я говорю: знаете, я получил документы на эмиграцию в Канаду. Он говорит: выкинь их немедленно в мусор. Сережа, какая, на хрен, Канада? Сережа, здесь мы будем заниматься, творить историю этой страны. Мы будем творить чертову историю этой страны, Сережа. А в Канаде ты будет черт пойми кто, ноль без палочки. Я говорю: в принципе, в Канаде ноль без палочки — сытно, хорошо, снегокаты, морозец, все это. Неплохо там ноль без палочки. Он говорит: Сережа, перед тобой необъятная Россия и ее история, и мы сделаем эту чертову историю. Надо сказать, мы так и поступили.

     

    С.ДОРЕНКО: Чего, правда же? Мы сделали чертову историю. На свою голову. В смысле, до известной степени. Ладно.

    Я хотел сказать, что мы двигаемся дальше. И про телеведущего Брилева. Он признал, что он гражданин Великобритании.

    Э.ХАСАНШИНА: Как видите, его это не смущает и не мешает ему нести идеологию, патриотизм.

    С.ДОРЕНКО: И правильно делает. И нас это не смущает. И больше того, ты будешь потрясена до глубины души, что ничего не случится с телеведущим Брилевым. Он будет по-прежнему заниматься патриотизмом и так далее. С русскими очень просто. Поскольку это народ-ребенок, я в хорошем смысле, товарищи, на самом деле. Народ-ребенок, народ – геройский ребенок, то им, в общем, все равно. Им покажут макаку в телевизоре — они будут слушать. Я сейчас не шучу. Покажут макаку, которая будет сидеть и мастурбировать, это будет самец мамаки. Будет сидеть и мастурбировать, дергать себя за пенис. Они скажут, главное рассуждение простого человека: черт, ему же можно, а нам нельзя? Нет, подожди, подумай об этом. Вот его посадили дергать себя за пипиську в телевизоре, а нас не посадили. Значит, ему почему-то можно, а нам почему-то нельзя. Эрго — он круче нас. Подождите, но это просто макака, которая просто мастурбирует. Нет, Сережа, это неправда. Нас-то с тобой не пустили туда, а его пустили, значит, он крутой. Да нет, это же макака. Они не согласны. Люди не согласны. Они говорят: нет, его пустили в телевизор, значит, он крутой. И все. Поэтому какое у него гражданство, вообще ничего никогда этой политической нации не интересно. Политической нации интересно следующее — его пустили в телевизор? Ну, да. А вас пустили? — Нет. Окей, вывод сделан, товарищи.

    Присяга преданности Соединенному Королевству и королеве, которую давал Брилевю. Вот что говорил Брилев во взрослом возрасте, он же не родился в Великобритании. Он давал клятву. Здесь перевод какой-то такой немножко странный. Но вы поймите, это подстрочник с английского. Брилев говорит: «Я, Сергей Брилев, клянусь всемогущим богом, что при в момент, когда я стану британским гражданином, я буду преданным и сохраню истинную преданность, верность Ее Величеству королеве Елизавете II, ее наследникам и преемникам согласно закону. Подтверждение верности Соединенному Королевству и королеве я, Сергей Брилев (то есть вторая клятва) торжественно, искренне и честно объявляю и подтверждаю, что в момент, когда я стану британским гражданином, я будут верным и сохраню истинную верность Ее Величеству Елизавете II, ее наследникам и преемникам. Я даю зарок преданности Соединенному Королевству и королеве. Я, Сергей Брилев, сохраню лояльность (верность) Соединенному Королевству и буду уважать его права и свободы. Я поддержку его демократические ценности, я буду искренне блюсти его законы и выполнять мои обязанности и обязательства как британский гражданин». Человек во взрослом состоянии клянется в верности, которая, эта клятва, естественно, зачеркивает любую другую верность. Ты понимаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Я понимаю, да. Но он теперь может сказать: это все было на английском, я не знал, что говорил.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит на английском. Если бы он попросил, ему бы перевели.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, он понимал, что он говорит.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит на английском. Для него это никакая не проблема. И он поклялся в верности другой стране. Это клятва верности со всей очевидностью отменяет любую другую верность. То есть он не верен России. Он не предан России. Он не лоялен России. Он дал клятву верности другой стране. Что это значит? Это значит не двойную лояльность, а единственную лояльность. Он верен Соединенному Королевству. Никакой двойной лояльности нет. Здесь прямая лояльность Соединенному Королевству.

    Кстати говоря, в американской клятве человек отрекается еще от предыдущей страны. Отдельно он говорит: я отрекаюсь от верности всем монархам или республикам или всем властям во всем мире, кроме Соединенных Штатов Америки. Еще есть специальный абзац отречения. Здесь в английской клятве отречения нет. Но подразумевается, что ты этой клятвой с этой секунды клянешься Соединенному Королевству. Следовательно, предыдущие клятвы отменяются. Это подразумевается. Человек во взрослом виде это делает, в сознании полностью. Значит, он точно понимает, что он с этого момента верен своей новой стране и не верен никакой другой. Все. Чего тут понимать-то? И таких, как говорят, много у нас очень.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Ростислав. Я Брилева пять минут видел в субботу. По-моему, он же потускнел. Кстати, было бы хорошо провести голосование, имеет ли он моральное право учить патриотизму.

    С.ДОРЕНКО: А может, он нас великобританскому патриотизму учит?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он же делал передачу про управление нелегалов СВР, я их называют «за дона Педро», он даже одного показал со спины. Но с лица-то он его видел. И хочу сказать Сергею Евгеньевичу Нарышкину — ха-ха-ха у тебя проверка доступа в СВР.

    С.ДОРЕНКО: Очень странно, согласитесь. Странновато. Я думал, что они все знают.

    Э.ХАСАНШИНА: Да они и знают, конечно. Никита спрашивает: о чем вообще разговор? Они же журналисты. Нет никакого прямого запрета.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что, что журналисты? А если он намажет какое-то вещество типа «Новичка» на президента? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дело не в том, что он намажет. А это, к сожалению, мы когда с вами разговаривали в прошлый раз про комсомольских вожаков, я хочу сказать, что вот это все воспитание Советского Союза, которое Сережу Брилева воспитало. Оно такое есть, лживое. Он же из номенклатурной семьи, отец всю жизнь в КГБ служил. Вы понимаете, о чем это говорит. Лживость абсолютная этих людей, которые нам говорят про патриотизм, любовь к родине, еще что-то, а сами держат фигу в кармане.

    С.ДОРЕНКО: Вот мне прислал Александр, наш слушатель, часть клятвы Соединенных Штатов Америки. У нас есть и американские граждане, кто работает, в том числе, в МИДе. Я их знаю. Я думаю, никто не отрекался от американского гражданства. Вот часть. «Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которой я был до сего дня. Я буду поддерживать и защищать конституцию и законы Соединенных Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних. Я буду верой и правдой служить Соединенным Штатам. Я возьму в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединенных Штатов, когда я буду обязан сделать это по закону. Я буду нести нестроевую службу в Вооруженных силах США, когда я буду обязан сделано это по закону. Я буду выполнять гражданскую работу, когда я буду обязан сделать это по закону. И что я произношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерений уклониться от ее исполнения. Да поможет мне богу».

    Здесь главное вот это — «абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности кому бы то ни было еще. Соединенные Штаты требуют отречения, формального отречения. А Великобритания полагает, что формальное отречение происходит в момент новой клятвы. Ты клянешься в верности, и в этот момент происходит формальное отречение от России. То есть ты отрекся от России, точка. Ну, и все. 

    Э.ХАСАНШИНА: Некоторые слушатели нам пишут: ну и что, клятва? Это же просто слова.

    С.ДОРЕНКО: Клятва — это просто слова, правда. А знамя — это просто, как это сказать, трикотаж или что это? Знамя — это текстильное изделие. То есть для вас символов не существует и слова не значат. А есть много людей в мире, которые думают, что слова значат. Видите, как у вас не совпадает.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Константин зовут. По поводу всей этой истории с гражданством. В свое время все очень бурно реагировали на сериал «Спящие». А оказывается, что зря казалось. Оказывается, что все герои не такие уж и вымышленные.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Но я последний русский, я тебе серьезно говорю, в этой чудесной стране. Здесь у всех чего-то есть. Если не гражданство, так вид на жительство. Если не вид на жительство, так квартира. В Аликанте квартирка. Товарищи, я вам скажу так: мне больно чувствовать себя белой вороной. Я чего-нибудь куплю. Но я сомневаюсь. Ты знаешь, почему я сомневаюсь? Очень просто, у меня простое соображение человеческое. Если я что-нибудь куплю, я как хохол должен буду об этом заботиться. Я очень люблю заботиться о моем мире. Мой мир, я люблю о нем заботиться, его обихаживать, сорнячки вырывать, в палисадничке возиться. И поэтому я думаю, я стараюсь мой мир делать поменьше.

    Э.ХАСАНШИНА: Потом вас за этот ваш заграничный кусочек можно будет дергать периодически.

    С.ДОРЕНКО: У меня была яхта, как вы знаете. Тунцелов. Неплохая. Я имел обыкновение держать ее в Эстепоне, Андалусия. В Эстепоне, между всем этим, Соте Гранде, в тех краях. Ходил в Гибралтар на ней и прочее. И вот я тебе хочу сказать, ты летишь на Красное море, я яхта твоя справа по борту. Куда бы ты ни летел, ты в Америку летишь, у тебя яхта слева по борту. То есть ты чувствуешь… это как корова, если ты заведешь недвижку там или яхту, неважно. Сейчас у меня ничего нет, а тогда было. И я думал: черт, вот моя яхта, как же я мимо нее лечу? Мне обидно было. И так же, если у меня будет квартира, дом, вилла, не знаю, я все время буду думать: а что же там, а как же там? Хосе полил палисадник мой или нет? И я буду ему звонить: Хосе, сделал ты ирригацию? Он скажет: да, сеньор. Я скажу: покажи мне, сними на камеру, пришли видео. Мне будет горько и обидно, поэтому я ничего не завожу. Потому что если заведу, надо заботиться. А заботиться не хочется. Мне хочется сузить круг заботы, а не расширить. Я сейчас собираюсь на Филиппины. У меня на Филиппинах нет никакой даче. И мне плевать. А была бы дача, я бы мучился, чего это я лечу на Филиппины мимо собственной дачи. А у меня нет дачи, и хорошо. Полечу на Филиппины, в Гонконг и так далее. А в следующий раз, чем черт не шутит, может быть, в Бразилию. А вот будь у меня дача, я бы всегда летал на дачу.

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. «Да, ребята, буквально за 20 минут я и три моих товарища подсели на «Айспик». Это все вы. Спасибо», — говорит 13-й. 13-й, я вас научил Zap Mama слушать, я вас научил Dead Can Dance из 90-х слушать. Видите? Братцы, на Kaleo. Я почти два года назад сказал: надо слушать Kaleo. Это был январь 2017-го, когда я сказал «надо слушать Kaleo. Потом я поехал в Нью-Йорк, заставил всех своих друзей в Нью-Йорке слушать Kaleo. Не друзей тоже, нашел адвоката какого-то, с которым мы ели устриц на Central Station. Я ему сказал: слушать Kaleo. Официантке сказал… надо бы, кстати, проверить, слушает ли официантка. У нас была прекрасная ирландская тетка, и я ей сказал: мать, надо слушать Kaleo. Она так очень вежливо сказала: угу. И надо поехать мне снова на Central Station, попробовать заказать снова устриц хороших и спросить ее. Надеюсь, эта ирландка там работает.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы должны какую-нибудь строчку сказать, и если она продолжит, то слушает. 

    С.ДОРЕНКО: Там есть строчки, которые можно перепутать. No Good есть у Эми Уайнхаус.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы выберете такую, какую не перепутать.

    С.ДОРЕНКО: У Kaleo есть No Good, и у Эми есть No Good. Я надеюсь, что вы начнете слушать Dead Can Dance. Три секунды дам насладиться народу. Очень прошу.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Хорошо или нет, скажи мне быстро?

    Э.ХАСАНШИНА: Мне нравится, да.

    С.ДОРЕНКО: Насколько нравится? Я не вижу восторга настоящего в глазах. Вы не фанатеете.

    Э.ХАСАНШИНА: Kaleo для меня все-таки круче.

    С.ДОРЕНКО: Чертовы миллениалы не способны на восторг.

    Э.ХАСАНШИНА: Я просто не очень люблю такую размеренную музыку. Она вгоняет меня в транс, а я не очень люблю это чувство.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Не любишь транса? Дорогая моя…

    Э.ХАСАНШИНА: Я и так…

    С.ДОРЕНКО: Я и хотел сказать: дорогая моя, ты и так с утра до вечера в трансе, какой тебе еще транс.

    Э.ХАСАНШИНА: Поэтому мне больше печали не надо.

    С.ДОРЕНКО: Я ее бужу тут с утра, по башке бью и так далее, чтобы она проснулась. Хасаншина всегда в трансе.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Я вас научил. Слушайте Dead Can Dance, пожалуйста. Zap Mama, я тоже учил вас, не забывайте слушать. Сегодня проходим пройденное. Я чувствую, что вы начинаете забывать. Пожалуйста, я очень прошу. Zap Mama. Вы должны послушать. Abadou. Мы дадим что-то арабское, потому что мы теперь дружим с арабами. Вы забыли, что мы практически сделались арабами?

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Чувствуешь, что ты была арабкой в древности? Я чувствую. Одно из моих рождений было тут. Я еду на лошади, я въезжаю в поселок на лошади, я слышу эти женские крики, вот этот шум деревни. Однажды я был арабом, товарищи. Но сейчас нет. А тогда был. Хабиби, они мне кричат. Хабиби, это я. Это по-нашему, по-арабски Сережа значит. Если вы говорите Хабиби, это значит Сереженька. Меня так жена встречает, когда я прихожу, до сих пор. Но я не на лошади, а на лифте приезжаю.

    Нравится или нет, скажи мне?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Я знал, что вы в душе арабы все. Некоторые из вас прикидываются евреями, но это все равно. Пустыня в крови у нас у всех. Кто-то арабы, кто-то евреи, но пустыня в крови у нас. Юрий Николаевич и тот наш человек, я думаю. Все, не будем дальше.

    Еще есть про валютный курс песня. У них же, у Zap Mama. Мы должны сейчас сказать про доллар, и нам нужна какая-то песня, которая характеризует состояние доллара, рубля и русской экономики.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Я знаю, что напевает Кудрин, когда едет на работу. Кудрин, он сказал, что мы в какой-то дырище и что-то непотребное сказал. Как сказал Кудрин? Мы в застойной яме, сказал Кудрин. А на самом деле, он пел «Лодка идет ко дну». Песенка Кудрина, назовем ее. The Boat Goes To The Bottom.

    66,92 — доллар. 75,53 — евро. 61,00 — нефтьица-то какая. Она умница, она нас любит! Мы русские, с нами нефть! Это мой лозунг тоже, извините. Простите меня, пожалуйста, я иногда выкрикиваю лозунги, у меня что-то включается внутри. 61,00. Это лучше, чем 59.

    Э.ХАСАНШИНА: И сразу мне хочется сказать строчки из стихотворения: «Надолго ли? Без цели, без усилья, дышать хочу…»

    С.ДОРЕНКО: Ты заметила, что доллар растет? 1,1288. Мы вчера его видели на 1,13. На прошлой неделе 1,14. Сейчас уже 1,12. В главной паре растет доллар. И 4 тысячи 38 это у нас биток. Ну и черт с ним.

    Я хотел сказать про застойную яму, раз уж мы говорим про Кудрина. Раз уж Кудрин у нас поет практически у нас в программе. Российская экономика, судя по темпам своего роста, попала в серьезную застойную яму, впервые с послевоенных лет. Обратите внимание, что Кудрин…

    «Скажите еще раз про нефть». Я сказал: 61,00. Брентьица, кормилица, заступница. И сейчас она такова: 61,00.

    «Way down we go…  Может быть, вот эту песню напевает Кудрин?» Раз уж мы сегодня музыкальную программу ведем, помните, в Kaleo Way down we go есть слова we got we were great. Мы получили то, что мы заслуживаем. Ты не помнишь этих слов прекрасных? Я вам напомню. Простите меня за мою приверженность музыкальным высказываниям сегодня в этот прекрасный день. Я склонен к музыкальным высказываниям.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Скажи, папа, мы получили то, что заслуживаем, и мы идем вниз, в ад. Однажды мы пойдем вниз, в темноту. Мы будем идти вниз, до падения, провалимся в ад. Сегодня чего-то позитивный денечек такой, да? Я думаю, из-за погоды.

    Главное, что мы этого заслуживаем, было сказано.

    Что говорит Кудрин? Ну что вы, говорит, это же не я. «Вообще, хочу сказать, — сказал Кудрин, — что после Второй мировой войны у нас такого длинного периода в истории России, что мы жили больше десяти лет с такими темпами роста экономики 1 процент, нет. То есть со Второй мировой войны такого нет. Мы, в общем-то, попали в серьезную такую застойную яму. Серьезную», — сказал Кудрин. По его словам, общий потенциал роста, даже в успешные годы, с небольшим темпом роста экономики составляет всего 1,6 – 1,8. А в этом году, наверное, примерно будет 1,6, ниже официального прогноза. А на следующий год, кстати говоря, еще ниже прогноз, на следующий год будет хуже. И вот негативное влияние оказывают западные санкции, он говорит. Может быть, преувеличивает. Потому что санкции еще только будут. То, что было, это же разогрев.

    А чего Кудрин это говорит? Просто от того, что он человек с мозгом ученого, он как ученый, правильно же? Видит и говорит, правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Просто непривычно. Обычно нам говорят: но вот сейчас немножечко не очень, но все будет отлично.

    С.ДОРЕНКО: Но есть же вещи, которые не зависят от санкций. Вот не зависят от санкций говноделы, которые сделали космодром Восточный с трещиной. Как это зависит от санкций? Товарищи, можно я спрошу. Как зависит от санкций то, что критический дефект выявлен на стартовом столе космодрома Восточный? Есть стартовый стол, это, на самом деле, бетонная фигня, такая площадка. У нее сделано там, чтобы вода стекала, чтобы лед, тыры-пыры, гидро всякая штука, подушка, еще что-то, я не разбираюсь. Я думаю, что это сложная бетонная фигня, которую могли сделать люди в Древнем Вавилоне, у Гильгамеша. Гильгамеш, он периодически делал стартовые площадки для космодромов. Правда, он же там трамбовал все время чего-то, помните? Ходил все время драться с каким-то чудиком, а потом с ним подружился. Ребята, вы лучше меня знаете историю, почему я должен к вам приставать с историей? Гильгамеш мог бы сделать нам космодром Восточный, если он трамбовал глину. Я очень хорошо помню этот эпизод. Мы выходим, нам не нужна технология, нам не нужна Америка, нам не нужна ни Европа никакая, не ангельские никакие инженеры, ничего. Мы выходим. Идиоты, залейте бетон. Идиоты говорят: хорошо, чего. Они заливают бетон. Теперь слушайте. «На стартовом сооружении космодрома Восточный выявлен критический дефект. Работы выполнены не по проекту. Обнаружены протечки через швы бетонирования, через отверстия крепления опалубки». Нарушения в изготовлении стартового стола выявлены на центральном распределительном пункте, где для соединения арматуры идиоты применяли сварку вместо муфты. А также в резервуарах-накопителях дождевых вод, где идиоты делали все неправильно. При этом акты свидетельствования идиотов предоставлены другим идиотам раньше получения результатов испытаний, которые провели бы третьи идиоты. Нормально. В хорошем смысле.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы же понимаете, как это делается. Сначала одни чуть повыше начальники воруют деньги, пускают их в оборот…

    С.ДОРЕНКО: Какие деньги? Зря ты надеешься на их ум. Никаких денег никто не крал, в том-то и дело. Был перерасход.

    Э.ХАСАНШИНА: Да на Восточном только и делали…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Чему вы удивляетесь?

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте, Сергей. Я удивляюсь Эльвире, которая думает, что при этом были украдены деньги. А я убежден, что доплачивали из своего кармана. Потому что украсть они не догадались. Там же были космические идиоты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, немножко не так. Серьезно. Давайте мы поймем, что у нас страна двоечников и троечников.

    С.ДОРЕНКО: У меня хорошая страна. Гении. С кем не выпьешь — все гении.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все хорошисты и отличники уехали.

    С.ДОРЕНКО: Еще нет. Я остался.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы единственный. И я тоже. Больше никого…

    С.ДОРЕНКО: Я сидел с Навкой, и она сказала, что она закончила физматшколу. И я. Нас двое осталось.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я закончил.

    С.ДОРЕНКО: Нас трое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что дело же не в оценках. Это образ жизни, это способ мышления и поведения. Троечник и двоечник. Это отношение к жизни, ко всему.

    С.ДОРЕНКО: Они не крадут. Они не умеют красть, они идиоты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело не в деньгах. Дело в отношении к делу. Кудрин неправ, санкции здесь ни при чем. В стране не останется очень скоро нормальных людей, с которыми можно что-то сделать и построить. Их просто нет. И поэтому будут санкции или не будут, это неважно. Печаль в этом. А все нормальные хорошисты и отличники сразу сваливают. Заканчивают школу, институт и сваливают сразу. И это страшно.

    С.ДОРЕНКО: Что вы говорите!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А разве нет? Посмотрите где угодно, куда угодно, в любую отрасль. Надо быть полным дебилом, космическим, как вы говорите…

    С.ДОРЕНКО: Почему они не сделали чертовы швы правильно? Им говорят: ребята, лейте бетон вот так, а не так. Они берут и делают наоборот.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не специалист в стройке, но там надо было проложить какую-то тряпку специальную. Просто перед тем, как лить, какую-то тряпку на шов. А потом ее вынуть. А они и этого не знают. Условно я говорю. Прокладку какую-то. Они просто не знают, что надо класть, потому что они троечники, они забыли все.

    С.ДОРЕНКО: Это правильно. А, я вспомнил, кто гений, который приглашает меня выпить. Он ирландец, он не русский. Так что ваша версия подтвердилась. Мне пишет мой сосед, Ричард, у меня сосед Ричард, я сейчас не шучу.

    Э.ХАСАНШИНА: Сосед где?

    С.ДОРЕНКО: В подъезде. Он мне пишет: Hi, Sergey. Thinking of drinking tonight. Серьезно говорю. Причем он пишет в WhatsApp. Thinking of drinking tonight or before long would we be good to join forces. Соединим наши усилия в выпивке. Я ему пишу, я сижу дома. I’ll be upset, sorry. Я не пью. Он мне пишет All good. Catch yon next time. У меня в подъезде живет ирландец, он все время предлагает мне join forces and drinking.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Преступление было совершено в селе Новокижингкинского района, сообщает официальный сайт республиканского управления Следственного комитета в Бурятии. 19-летний местный житель влюбился в 30-летнюю односельчанку. Ну, что, хорошая небось. Она жила с кем-то другим.

    Э.ХАСАНШИНА: У нее был гражданский брак.

    С.ДОРЕНКО: Хахель был у нее. С хахелем жила она. И двое детей. От кого, не знаем. Может, от хахеля, может, еще от кого. Но она решила ответить ухажеру 19-летнему взаимностью. И стала тайно с ним встречаться. Можно, я скажу правду, как мне кажется? Да растлила она его.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну ладно вам. Ему 19 лет. Он только и мечтал, чтобы его кто-нибудь да растлил.

    С.ДОРЕНКО: Ничего подобного. Был робкий шахматист и очкастый виолончелист. Он был очкастый скрипач. А она ему говорит: у меня тут этот самое… Она насмотрелась, наверное, киношек про водопроводчиков, есть такой жанр, водопроводчик. И она позвала его, говорит: у меня тут труба течет, то се… Она его растлила, я понял. И с тех пор он и влюбился, естественно. Он был дитя 19-летнее. Он не был циником. Он был романтик.

    Э.ХАСАНШИНА: Романтик с молотком, да.

    С.ДОРЕНКО: Молоток потом обнаружился. Потому что она его позвала чинить трубы, поэтому он ходил с инструментом все время якобы. Она его растлила, я думаю, так не написано, и стала с ним встречаться. Когда тебе в 19 лет постоянно дают, зрелая женщина и так далее, это клево для молодого мужчины, мне кажется. Он довольный такой и все на свете. Потом она ему сказала: все, до свидания, я уехала в Кострому. Она ехала в Кострому! Вот это местечко. Кострома — это просто какая-то Италия, в этой Костроме, там постоянно какие-то страсти невероятные. Брошенный 19-летний водопроводчик, очкастый шахматист он же и скрипач, долго переживал, писал ей письма, звонил почти каждый день. Это не считается. Надо было каждый день восемь раз. Ну, неважно. Просил вернуться, но каждый раз получал отрицательные ответы. Тогда он решил убить родителей этой женщины. Потому что он подумал, что если убить родителей, то она вернется. Подожди, она уехала в Кострому из Бурятии. Где Бурятия, и где Кострома? Я все время думал, что они поодаль друг от друга.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и есть.

    С.ДОРЕНКО: Да? Спасибо. Потому что сейчас я испугался, подумал, что это по-соседски до известной степени. Уехала из Бурятии в Кострому. С моей точки зрения, это не так уж близко. Потом он прокрался во двор к пенсионерам. А они смотрели телевизор, то есть были патриоты. Мне кажется, патриоты обязаны смотреть телевизор, потому что там засирают правильно мозги им. Незваный гость выманил 70-летнего отца возлюбленной на улицу, прогнув на крыше дома телевизионную антенну. Он надругался. Потом и натовцы так будут делать. Натовцы будут прыгать по крышам и ломать антенны, мне кажется. Это натовская выходка. Спрыгнув с крыши, юноша нашел молоток и спрятался у крыльца. Как только хозяин вышел, молодой человек нанес ему удар молотком по голове. Тому было 70 лет, и с ним ничего не сделалось, потому что он был крепкой советской закваски. Его бьют молотком по голове, а он говорит: Петя, ты чего? Ой, Петь, ты заблудился? Потом чайку попьем. И он стал многими ударами молотка добивать. Потому что старику сначала ничего не было. С первых 20 ударов ему ничего не было. Он говорит: Петь, я вижу, как в замедленной съемке, я будто Нео в «Матрице», мне кажется, ты машешь рукой. У тебя что-то болит в плече? А тот его лупит молотком по башке. А старик не понимает. Ты скажи, чего случилось-то? Ну, ладно, неважно. Потом он дождался, когда выйдет жена погибшего. Накинул ей на шею шнурок. Вот это, пожалуйста, «Клан Сопрано», «Крестный отец», люди смотрят кино. Со шнурком бы он иначе не догадался. И стал им душить. 

    Э.ХАСАНШИНА: Он какой-то уж больно изощренный.

    С.ДОРЕНКО: Кино насмотрелся. Для мужика молоток. Потому что он его нашел. Молоток был брошен в снегу. Ты не прочитала. Он нашел возле дома молоток, потому что возле любого русского дома рассыпаны молотки, плоскогубцы, отвертки какие-то, монтировки. Это все валяется возле любого русского дома. Лопаты какие-то валяются. Все время ты ломаешь себе ноги, лоб сшибаешь. Обязательно грабли, как будто это фильм Гайдая, ты должен наступить на грабли. Тяпки, топоры. Все это рассыпано вокруг дома. Он нашел молоток абсолютно случайно. Он собирался старика душить. Но нет. Пожалуйста, она вышла. Он стал душить ее шнурком. Долго душил. Но женщина была тоже советской закваски. Она ему: Петь, ты, может, в дом зайдешь? — говорит она ему. Он ее душит-душит. Тогда он взял ее в заложники. Говорит, мать, тебя не убить — а ее никак не убить, у нее стальные жилы вот здесь. Он душит-душит, а она смеется. Говорит, я убил твоего мужа. Она: ну, слава богу. А, нет. Он завернул труп в покрывало и бросил в подпол. А пленницу он увел в лес, как Крошечку-Хаврошечку. И посадил там в Мицубиси Паджеро Спорт. 

    Э.ХАСАНШИНА: И потом катал.

    С.ДОРЕНКО: Зачем?

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что он не продумал свой план.

    С.ДОРЕНКО: Посадив женщину… ты знаешь, что «паджеро» по-испански значит? Онанист. «Пахеро» — это косарь или онанист. За то, что косарь и онанист делают одинаковые движения. Мицубиси Онанист Спорт тогда, такая модель. Поэтому в Америке и Латинской Америке его продавали под именем Монтеро, как Горец. А в России — как Онанист. Ну, нормально, ничего страшного.

    Усадив женщину, он позванивал в Кострому и рассказывал, что отца убил, мать захватил. Возвращайся, говорит, я без тебя столько дней. Затем всю ночь он возил пожилую женщину в машине. Идиот полный, мне кажется. Он умный человек?

    Э.ХАСАНШИНА: Ему 19 лет. Конечно, нет.

    С.ДОРЕНКО: Можно, я скажу. Опасаясь судебных исков, я скажу, что он выглядит неумным. И конечно, он выглядит глубоко аморальным человеком. Напуганная дочь звонила в полицию. Какую полицию? В Костроме или в Бурятии? Мне кажется, если ты не в Москве, то звонить в полицию бесполезно. Ни в Костроме, ни в Бурятии никакой полиции нет. Они там ловят рэперов и так далее. Или они пьяные уже давно все. Были начаты поиски подозреваемого. Увидев патрули, юноша бросил машину вот эту онанистскую, и убежал в лес, который стали прочесывать с привлечением кинологов с собаками, волонтеров и охотников. Однако выйти на след не удалось. А потом пришел к маме, за теплой одеждой. Говорит: мамо, дайте одежу, я в бегах. Его тогда взяли. Товарищи, просто это жизнь, Россия, 21 век. Когда вы удивляетесь чему бы то ни было, подумайте, что вот эти люди и есть ваши соплеменники. Когда вы это поймете, вам станет легче жить. Потому что всякий раз, когда они не бросаются на вас с молотком, вы сейчас идете и идут какие-то люди, и не бросаются на вас с молотком — это само по себе чудо. Это чудо. Это счастье ваше.

    Я хотел про других соплеменников. Сегодня в «Эль Паис», это газета, написана статья, как живут 200 человек из племени вот этих сентинелов, которые на Сентинельских островах, куда забрел этот чувак, американец, которого они убили стрелой, миссионер. Как они живут. Оказывается, это племя… но никто не знает, во-первых. Начинается статья с того, статья довольно большая, написана в Бомбее. Анхель Мартинес сидит там, сам он на Сентинелах никогда не было. Никто про них ничего не знает. Но знают примерно рыбаки, которые иногда приближаются, но очень боятся, потому что рыбаков тоже обстреливают. Они обстреливают всех, кто приближается. Это остров, на котором люди живут десятки тысяч лет, одинаково все время, 72 километра квадратных, Андамантское море, на восток от Индии. Их всего 200 человек. Они занимаются собирательством и охотой и рыбалкой. У них три промысла. Это джунгли. Они занимаются собирательством, что найдут — червячка съедят, жучка какого-нибудь, личиночку можно съесть, что-то вкусненькое. Это самое сладенькое. А если кого-то завалят, обезьянку можно съесть какую-то вкусненькую, по-всякому. Что найдут, то и едят. А мы им возим кокосы, говорит один из рыбаков. И мы оставляем их у впадания их речки без проблемы, и всегда мы приходим и уходим мирно. Совершаем обмен и расползаемся, говорит господин по имени Падит.

    Э.ХАСАНШИНА: А что они получают взамен?

    С.ДОРЕНКО: Взамен они получают мертвых обезьян… не знаю, чем они платят. Чем-то платят. Может, колдовством каким-то? Может быть, правительство дает деньги, чтобы им возили кокосы туда. Я не знаю. Это вот такое маленькое племя. Вот это племя мы уважаем за то, что они дикие? Мы их уважаем за это. А вот этого чувака, который убил отца и возил мать в Паджеро-Онанист, мы не уважаем. Почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что он живет в нашем обществе.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, он тоже дикий? Ты была в Забайкалье? Ты была в Бурятии?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: И я не был. Я проезжал на поезде и пролетал несколько раз на самолете. Красивые места. С десяти километров, когда летишь из Пекина, как раз пролетаешь эти чудесные места. Боже, как там волшебно! Но я не видел там ни одного человека. С десяти километров их не видно. И на поезде я проезжал Комсомольск-на-Амуре – Москва. Тоже видел в зипунах каких-то старух, которые продавали нам вареную картошку с укропом. Это было очень вкусно, они были милые. И довольно дешево, я должен сказать. Никаких убийц не было. Я тебе другое хочу сказать. Почему мы относимся к дикости в племени в Индийском океане нормально, а к дикости в России ненормально? Почему? Надо уважать дикость. Это их модус вивенди, они так привыкли, им так нравится. Не надо лезть к людям. Ты похожа на американцев. Американцы всюду несут свою правду, в бога, слово божье, свободы какие-то. Все такие: о, господи, как надоело. А ты будь как русская, как индуска — уважай дикость. Это нормально. Это их обычай.

    Э.ХАСАНШИНА: Так мы не несем никуда. Это наша страна, наша территория.

    С.ДОРЕНКО: Ты зря. Ты должна уважать людей. Они так родились, они такие дикие. Они мочатся в своих подъездах, они такие. Их надо уважать за это. Вот Александр, он жил, я знаю, мне звонит человек, который жил там в дикости. Вы жили в дикости, вы жили в одном из племен. Вы жили в Кузбассе. В каком племени? 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Алтай. Я могу в оправдание нашей дикости пояснить, что сентинельцы дикие изначально.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. И мы тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Нас пытались 70 лет сделать европейцами.

    С.ДОРЕНКО: Чего это? Могилу Канта краской залили. Давайте уважать дикость. В медцентре «Бестклиник», расположенном рядом с метро «Бауманская», выполняют операции по отрезанию клитора, малых половых губ, больших половых губ (они срезают большие тоже) или зашивание влагалища. Сейчас! Пока мы говорим, в данный настоящий момент кому-то отрезают клитор здесь, в Москве. О чем вы говорите? Какой Алтай? Это здесь, в Москве. 21 век. Давайте уважать дикость. Здесь все вокруг нас сентинельцы. И мы должны их уважать. Что, нет? Я пытаюсь понять. В Бурятии чувак убивает отца молотком, звонит девушке и говорит: ну теперь-то ты приедешь, я же убил твоего папу? Это нормально, он считает, это естественный аргумент. Я не могу судить, я не могу знать, может быть, у них в Бурятии так положено. Мы этого не знаем. Я не был там, я их не обнюхивал. Как они там живут, я просто не знаю. Может быть, они вот так живут — убивают папу, говорят: слушай, я убил твоего папу. Это как приглашение приехать. Приезжай, мать. Любимая, я убил твоего папу молотком, старик недолго мучился, я ударил его всего 30 раз. Ты приедешь или нет? Купить билет? Я сейчас душу твою мать шнурком, он ей говорит. Мать, прохрипи своей дочери, чтобы она приехала. Все, видишь, я ее душу, вожу по лесу. Черт, может быть, и стоит приехать, говорит возлюбленная. Правильно? А почему это отличается от сентинельцев, объясните мне? Сентинельцы тоже дикие. Их там 200 человек, занимаются собирательством, едят обезьян и личинок. Мы их уважаем. Почему мы не уважаем этих людей? Надо уважать. Зачем вмешиваться?

    В Москве на Бауманской режут клиторы. Это обычай народа. Товарищи, почему вы не уважаете это? Вы что, дикие? Где в вас терпимость, где толерантность, где образованность. Уважайте. Они этого хотят. Они себя режут. Пусть режут, вам жалко? Почему жалко? А, режут детей, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Во-первых, режут детей, и они на это не соглашались. А во-вторых, сентинельцы, если что, изолированы. Они не приходят на материк и не начинают стрелять во всех встречных.  

    С.ДОРЕНКО: Была информация, что девочек, которых режут у нас на Бауманской, от пяти до 12 лет. То есть до пяти лет не режут, а после пяти уже режут.

    Э.ХАСАНШИНА: Они потом удалили это описание. Они еще написали, что это по религиозным… а потом стали говорить, что это только по медицинским показаниям.

    С.ДОРЕНКО: Четыре способа. Четвертый способ — вообще зашить на хрен все.

    Э.ХАСАНШИНА: Это третий. Когда отрезают большие и малые половые губы и сшивают.

    С.ДОРЕНКО: Сшивают начисто. Но фишка в том, что гинеколог уже никак не разберется там. Там может быть эрозия, еще что-то, микрофлора, микрофауна, там хрен пойми. Гинеколог уже никогда не залезет, потому что это зашито нитками суровыми. То есть они срезают большие половые губы, потом им дают срастись. И потом когда девочку выдают замуж — это сейчас, в Москве, в вашем городе. Я хочу, чтобы вы проблевались. Это сейчас в вашем городе. Им отрезают клитор. Потом отрезают малые половые губы. Но этого недостаточно. Потом отрезают большие и сводят их мясо к мясу и зашивают, чтобы они срослись. Оставляют снизу маленькую дырочку, чтобы истекало там чего-то, не знаю, моча. Слушайте дальше. Когда ее выдают замуж, ее вспарывают опять скальпелями, чтобы образовалось место для услаждения господина. Ну, услаждать господина надо же как-то, правильно? То есть до замужества она просто зашитая полностью. И больше того, она срослась. У них зарастает все это. Во! Это сейчас, Москва, ваш любимый город. Идите проблюйтесь!

     

    С.ДОРЕНКО: Кстати говоря, человек, который это защищал, работает до сих пор, представляет… секундочку, был господин Камиль Бекяшев, который… а нет, не Бекяшев, извините, пожалуйста. Был другой господин, который нам давал интервью, который сказал, что всем надо отрезать, всем женщинам на планете Земля. Чем больше женское обрезание пройдет, тем лучше. Он говорил это радиостанции «Говорит Москва». И он продолжает работать сейчас в какой-то общественной организации при… здесь, в Москве. Он представляет ислам и так далее. Исмаил Бердыев. Муфтий Северного Кавказа. Он сказал, что чем больше пообрезать девочек, тем лучше. Председатель координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердыев выступил за обрезание женщин. Надо всех женщин обрезать, всех женщин на земле обрезать, чтобы разврата не было на земле, чтобы сексуальность уменьшилась. Обрезать и зашить, я считаю, нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Это же женщины вынуждают всех, доводят до греха. 

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. А вот так зашьешь их, Исмаил Бердыев, а они анал начнут практиковать. Там зашьешь, он орал начнут. Зашьешь рот тогда. А как тогда. Надо разрезать тогда губы, чтобы они срослись, и зашить. Правильно, Исмаил? Я не уверен, что я правильно понял. Но я задаю вопрос, мне интересно. Просто зашить все, что есть. Зашить уши тоже, мне кажется. Ноздри зашить. Все зашить к чертовой матери. Мало ли что-нибудь. И глаза зашить. И очень хорошо будет.

    ГУЛАГ — вещь хорошая, заявил уральский депутат. Система ГУЛАГ в сталинские времена была лучше, чем нынешняя пенитенциарная система, заявил депутат городской думы Екатеринбурга от КПРФ Андрей Пирожков. «ГУЛАГ — хорошая вещь, на самом деле. Раньше людей отправляли под надзор работать на благо общество, от них была польза. ГУЛАГ — хорошая вещь», — заявил депутат в Екатеринбурге. Эй, ребят, я хочу, чтобы вы услышали.

    А дальше. Кант Иммануил. Он жил под российской властью, кстати говоря, во время Семилетней войны, и писал Елизавете, императрице, прошение, чтобы его сделали завкафедрой. Он жил в России России. Потому что эта часть Пруссии была в России во время одной из войн. Но поскольку у него вражье имя — был бы он Иван Иваны Кантов. Кантиков. Был бы он Иван Иваныч Кантиков, его бы именем, может быть, назвали аэропорт. А так нет, все протестуют. Вокруг памятника разбросаны листовки, в которых называют Канта врагом, поскольку он немец. И надо вымарывать чуждое имя из документов, срывать таблички с именем немецкого философа. То есть Калининград должен срывать таблички с именем Канта и вымарывать его имя, потому что его имя вражеское. Он враг. Его могилу залили краской, его табличку на университете залили краской. Университет имени Канта требует — требует, я хочу, чтобы вы услышали — университет требует, чтобы аэропорту не давали имя Канта, потому что он не наш, Кант. Чего еще сказать? 

    Э.ХАСАНШИНА: В университете хотят быть единственными?

    С.ДОРЕНКО: Дело не в этом. Им просто стыдно. Даже они, мне кажется, поменяют все-таки имя.

    Э.ХАСАНШИНА: Весь мир будет читать «Критику чистого разума», а мы будем открещиваться.

    С.ДОРЕНКО: Кант говорил о моральном императиве и о том, что нужно относиться к людям, как к себе, в частности. Это все, конечно, устаревшие идеи.

     

    В ДВИЖЕНИИ

     

    С.ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем ее, эту среду, 28 ноября.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus