• Город дорог от 29.11.2017

    13:30 Ноя. 29, 2018

    В гостях

    Наталья Евлапова

    Муниципальный депутат района Замоскворечье, член рабочей группы по развитию парковочного пространства при Департаменте транспорта Москвы

    С.РЫБКА: Приветствую всех! 13 часов 35 минут на часах в студии «Говорит Москва». Меня зовут Сергей Рыбка. И мы беседуем сегодня с депутатом Совета депутатов муниципального округа Замоскворечье Натальей Евлаповой. Наталья, здравствуйте.

    Н.ЕВЛАПОВА: Добрый день.

    С.РЫБКА: Кроме того, вы ещё и член окружной комиссии по градостроительству и землепользованию Центрального административного округа города Москвы.

    Смотрите, есть целый набор новостей, но они в основном такие околонаучные, что ли, исследовательские. Эксперты РЭУ имени Плеханова всё высчитывают загруженность уличных парковок и приходят к выводу, что те обращения, которые от граждан поступают с просьбой выделить места под ещё больше резидентских парковок, что обращения оправданы. Цифры я чуть больше назову. А может, вы нам сейчас назовёте. Смотрите, Замоскворечье — это где мы сейчас находимся буквально.

    Н.ЕВЛАПОВА: Да.

    С.РЫБКА: Шесть лет уже почти платные парковки в Москве существуют.

    Н.ЕВЛАПОВА: У нас — около пяти лет.

    С.РЫБКА: Вы уже были в депутатах, когда запускали проект?

    Н.ЕВЛАПОВА: Да.

    С.РЫБКА: Уже были тогда?

    Н.ЕВЛАПОВА: Да, я стала депутатом в 2012 году, а парковки стали… как бы эксперимент пошёл в 2013 году.

    С.РЫБКА: За это время по части парковок какие самые принципиальные вехи — вот с чего началось, как развивалось, на каком этапе сейчас находится? Я имею в виду статистику: количество парковочных мест, из них для кого и какое количество предназначено.

    Н.ЕВЛАПОВА: Если по количеству… Знаете, если просто какой эффект как для жителя (а я житель в районе), то с первого дня, когда ввели парковочное пространство, ещё только внутри Садового кольца, знаете, это был шок для всех, что стало возможно ходить по тротуарам, машины по-другому поехали. Вы знаете, как глоток воздуха глотнули. Все не ожидали, что будет такой эффект, во-первых.

    С.РЫБКА: И водители тоже глотнули воздуха?

    Н.ЕВЛАПОВА: И водители. Я в первый же день поехала по всем нашим улицам и переулочкам. Сначала у нас ввели во внутренней части (наш район и за Садовым кольцом), сначала только до Садового кольца, потом через год примерно дальше пошли. И машины поехали. Раньше парковали как? Тротуар занимают и часть дороги, с двух сторон, поэтому ехать было невозможно, а ходить — тем более. Поэтому…

    К статистике. Наш район — единственный, может, из всех районов, который сразу и полностью вошёл всеми улицами. Сначала, я говорю, приказом вошла, скажем, наша центральная часть, до Садового кольца. Район у нас небольшой, у нас Пятницкая, Ордынка — все знают, да? — Пионерская, Новокузнецкая и несколько переулков, поэтому все улицы вошли в Садовое кольцо.

    С.РЫБКА: То есть на протяжении этих почти шести лет ничего не добавлялось? Я имею в виду — количество мест не добавлялось?

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет, места добавлялись. Сейчас расскажу. Когда уже готовилось расширение парковочного пространства за Садовое кольцо, там жители уже заранее к нам обращались, то есть каждый писал свою улицу, что он видел. И получилось, что жители захотели, чтобы все улицы вошли. Мы так и написали список всех улиц района, чтобы вошли. Поэтому мы сразу вошли, мы сразу стали все резидентами, потому что… Вы знаете, что где парковочного пространства не было в районе, там люди сначала не считались резидентами, да?

    С.РЫБКА: Ну да.

    Н.ЕВЛАПОВА: У нас такая тема была. С первого дня… А мы изучили ещё проект заранее и уже вносили свои изменения даже в проект, до введения, чтобы где-то добавили парковочные места, где-то их, допустим, с целью, чтобы больше мест было, развернули их под углом, перпендикулярно. То есть у нас очень активно…

    С.РЫБКА: Объясните, как это работает? Вы всё время говорите «мы», «у нас». Имеется в виду что? Что жители пишут в адрес муниципальных депутатов некое обращение, и там просто в свободной форме, что называется, излагают: «Знаете, у нас есть парковка, но мы стоим вдоль, в ряд, хотели бы поперёк ставить автомобили»? То есть в свободной форме так это всё и делается, так и пишется?

    Н.ЕВЛАПОВА: Это сейчас всё стало более спокойно, в свободной форме. Приходят на приёмы, звонят (мы же муниципальные депутаты), пишут письма. Они и не только нам пишут, а они пишут напрямую в Департамент транспорта, в АМПП, и на бумажном носителе, и ходят на приёмы, у нас жители очень активные, и отправляют через mos.ru обращения, очень их много, статистика по нашему району очень большая. То есть это так делается.

    Мы, соответственно, все муниципальные депутаты, тут тоже живём, мы это видим. Сосед тебя остановил и сказал: «А вот здесь можно места сделать». Вот сейчас пришла такая статистика, что… Потому что у нас жители уже нас забросали просто (и нас, и департамент) обращениями, чтобы места непосредственно перед домами сделать резидентскими, потому что невозможно подъехать просто, знаете, так скажем, ненадолго.

    С.РЫБКА: А в принципе хватает резидентских мест? Я имею в виду — тех, которые, например, даже за шлагбаумами находятся. Кстати, у вас шлагбаумы все вы за свой счёт ставили, или субсидировалось это как-то? В городе это по-разному везде бывает.

    Н.ЕВЛАПОВА: Наш район очень активный, поэтому мы здесь были впереди планеты всей. Мы стали ставить шлагбаумы, ещё как только появилась возможность, а субсидирование пришло позже. Сначала — 50 тысяч, а сейчас Собянин увеличил сумму, и 100 тысяч на шлагбаум субсидируют. Поэтому большинство…

    С.РЫБКА: Опять вы хвалите себя, свой муниципалитет. Допустим, чтобы добиться…

    Н.ЕВЛАПОВА: Я наших жителей хвалю в первую очередь.

    С.РЫБКА: Чтобы добиться таких субсидий, тоже нужно действовать через депутатов, то есть жители должны писать депутатам: «Мы хотим, чтобы город субсидировал установку такой-то конструкции». Вот так это работает? Просто чтобы люди понимали на перспективу.

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет, механизм другой. Когда ввели парковочное пространство, даже ещё накануне, было постановление, подписанное Собяниным, «О порядке установки ограждающих устройств» — 428-ПП известное, сейчас все его уже знают. И там был порядок, что жители — первое — принимают на собрании решение, что хотят установить ограждающее устройство. Второе — где? Только на границах своей придомовой территории. Для этого делается межевание, установлены границы. Потом они идут с этим заявлением к нам, и мы обязаны в месячный срок рассмотреть на собрании, возможно это или нет. Если это по закону, на их границах — мы согласуем, если причин для отказа нет. Если там несколько дворов, то чтобы они вместе согласовали. Вы знаете, общий проезд бывает, да? Вот такие темы.

    После решения — всё. Они сами выбирают себе подрядную организацию, сами собирают денежки и устанавливают. Вот такой порядок, очень лёгкий и простой. Потом пошли субсидии. Сейчас — 100 тысяч рублей.

    С.РЫБКА: Вернёмся к тому, о чём вы начали говорить — о том, что жители просят сделать резидентные парковки и вдоль дорог, вдоль проезжей части, вдоль основных дорог, которые здесь есть.

    Н.ЕВЛАПОВА: На парковочном пространстве платном, да, городском.

    С.РЫБКА: То есть парковочное пространство изъять из вот этой области платной и перевести в область резидентскую, правильно?

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, оно не изымается как бы, просто особый статус, что только для резидентов. Устанавливается дополнительный знак, что только для владельцев резидентских парковочных разрешений. Несмотря на то, что мы это инициировали, когда начался проект, у нас была небольшая такая обида на Департамент транспорта, потому что наш район не попал в этот эксперимент. И только где-то года полтора назад, год назад даже, скорее всего, у нас первые парковочные места, пять мест установили вот здесь, на Черниговском переулке.

    С.РЫБКА: Вы, кстати, присматриваетесь у себя здесь в районе к каким-то табличкам, которые не буквально резидентские, а, например…

    Н.ЕВЛАПОВА: Социальный объект?

    С.РЫБКА: Парковочные места для сотрудников такого-то и такого-то учреждения/предприятия.

    Н.ЕВЛАПОВА: Очень присматриваемся! Особенно вот здесь рядом есть такая площадь, и у нас просто каждый раз жители поднимают эту тему.

    С.РЫБКА: Поднимать-то поднимают, но к чему движется?

    Н.ЕВЛАПОВА: Мы обращаемся. Знаете, как только пошло парковочное пространство, я вам говорила, к нам два раза ещё в те годы … Сейчас просто уже такой как бы диалог и работа такая обыкновенная, так скажем, с Департаментом транспорта и структурами, а тогда мы требовали. Вот как раз на комиссии я выражала мнение наших жителей и депутатов, чтобы комиссия к нам пришла в район. И Дептранс организовывал. Это не только в нашем районе, сразу скажу, а потом это по всем районам тиражировали. Департамент собирал представителей, АМПП, ЦОДД, ГАИ тогда была очень активная, префектура, управа, институт, который составляет проекты эти…

    С.РЫБКА: РЭУ имени Плеханова? Плехановский?

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет-нет-нет. Сейчас, забыла. Поляков его возглавляет, Александр Сергеевич. Забыла. Ну, короче, составляет все схемы по дорожному движению. И в этом полном составе, плюс депутаты, плюс активные жители. Заранее согласовывали все свои проблемы на местах, по проблемным местам составляли маршрут, как мы будем идти. И ходили все. Протокол — что мы хотим там изменить, что добавить, что убрать. Всё это писалось и рассматривалось на комиссии, на рабочей группе депутатской в Департаменте транспорта.

    А потом они уже там мониторили, специалистов подключали, экспертов. Сейчас вот Плешка подключилась. Были голосования на сайте ЦОДД, потому что мы не только дополнительно парковочные места, мы ещё просили… У нас вот, видите, такие маленькие переулочки, типа Вишняковского. И многие эти переулочки стали односторонними как раз в рамках всей этой нашей работы.

    С.РЫБКА: Я понимаю, что я сейчас, наверное, уже на третий круг примерно с одним и тем же вопросом выхожу…

    Н.ЕВЛАПОВА: Извините.

    С.РЫБКА: Нет, штука вот в чём. Вы это описываете всё-таки с позиции муниципального депутата, который на протяжении уже более пяти лет внедрён в эту систему.

    Н.ЕВЛАПОВА: Да.

    С.РЫБКА: Всё-таки рядовой житель, когда он, просто наблюдая что-то, понимает, что здесь было бы лучше организовать иначе, он же не может сам один собрать все эти комиссии, всех этих специалистов, оценить собственную идею с их помощью и, может быть, её внедрить. Он пишет вам, муниципальным депутатам, эту идею излагает?

    Н.ЕВЛАПОВА: Да. И напрямую в Департамент транспорта. Обязательно…

    С.РЫБКА: Слушайте, я просто подозреваю, что там таких писем — сотни, а, скорее всего, тысячи. Именно поэтому, имея перед глазами муниципального депутата, я представляю, что, наверное, проще через своего депутата действовать.

    Н.ЕВЛАПОВА: Знаете, как я советую, когда обращаются жители? Да, депутаты должны знать. Кроме того, хорошо, чтобы и управа знала, потому что они по своим каналам…. Кругом всякие совещания, есть возможности высказать мнение, высказать предложение, контролировать его. Но в Департамент транспорта мы отправляем все равно своё письмо, плюс прикладываем обращения жителей с их схемами, чертежами (у нас некоторые рисуют).

    С.РЫБКА: Ну, наверное, шансов больше, что письмо депутатов рассмотрят в порядке более внимательном, чем письмо от одного из тысячи граждан. То есть депутатов скорее почитают внимательнее. Нет?

    Н.ЕВЛАПОВА: Знаете, учитывая то, что я этой темой занимаюсь, потому что я автовладелец, мне это интересно с таких ещё позиций, чтобы нам можно было ездить и парковаться, я это контролирую и слежу, насколько могу. Вот жители обращаются — и их слышат. Они ходят на приёмы — их принимают. Просто на самом деле, как вы правильно сказали, обращений много, Москва большая. Иногда, знаете, должна какая-то скопиться…

    С другой стороны, мы резидентские требовали сразу. Мы-то их только полтора года назад примерно ввели, не было раньше возможности. Город изучает. Знаете, мы ещё на первых рабочих группах по просьбе жителей просили и требовали даже, чтобы соседние районы объединили как бы, чтобы мы со своим резидентским номером могли парковаться в соседнем районе — с одной, с другой стороны. У нас инфраструктура — школы, детские сады.

    С.РЫБКА: Кстати, кстати.

    Н.ЕВЛАПОВА: Это очень важная тема.

    С.РЫБКА: О том, насколько удачно сочетаются вот эти маршруты, которые возникают естественным образом из-за шлагбаумов, из-за территорий, выделенных под парковку, слушатель Дмитрий спрашивает, он пишет, возмущается: «Слушайте, вы достали со своими шлагбаумами! Не проехать из одного двора в другой». Это, в принципе, как-то учитывается? И можно, например, если уже со шлагбаумами какой-то маршрут сложился, можно это всё отменить и откатить назад, если вдруг становится понятно, что, правда, не проехать просто? То есть бывают случаи, когда решения по парковкам или по шлагбаумам принимаются, а потом отменяются? Можете такое припомнить?

    Н.ЕВЛАПОВА: Знаете, я могу сказать, что с введением парковочного пространства у нас сократилось на некоторых улицах количество парковочных мест — что возмущало жителей нашего района. Но сейчас они поняли уже все механизм. И сейчас окраинные районы, куда приходит парковка, они сначала теряются: «Здесь стояли машины, мы все помещались, а сейчас вы нас хотите сократить, по два места». Но это по закону, по нормативу, по ширине дороги. Поэтому меняется.

    А что шлагбаумов касается. Видите, я-то ещё член комиссии, где межевание, градостроительство, то есть мы изучаем все территории придомовые. У нас жители стали как бы собственниками своих домов — приватизировали, кто-то купил, да? У нас общедолевая собственность. И теперь как бы каждый объект недвижимости должен иметь какую-то территорию. Кому как повезло — больше, меньше.

    Вот наши жители активно принимали участие в межевании, и у каждого появилась какая-то придомовая территория, где это возможно, поэтому шлагбаумы стоят не на проезжей части. Раньше мы ездили двориками, я тоже из своего двора могла в арку соседнего дома проехать. Сейчас этого нет. Где-то у нас есть, объединились дворы — там общая территория. Извините, так получилось.

    С.РЫБКА: Это вопрос, скорее, от человека пришлого. Понятно, что вы интересы своих здешних жителей отстаиваете, но приезжим тоже как-то нужно пробираться сквозь это.

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, мы не называем приезжими. В принципе, это гости Москвы, кто работает.

    С.РЫБКА: Мы понимаем, что мы тут все москвичи.

    Н.ЕВЛАПОВА: По-хорошему, в принципе, подсказываем и объясняем, куда и как проехать, как пройти куда-то. Летом, вернее, в выходные дни, если вы заметили, часто бывает, что жители поднимают шлагбаумы у своих ворот, в выходные дни, чтобы можно было припарковаться.

    С.РЫБКА: Ну, не то чтобы я замечал и обращал на это внимание.

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, бывает. И офисы некоторые в выходные открывают, и жители. Это их решение. Другие не закрываются. Знаете, никакой обиды нет, но не просто же мы стали просить шлагбаумы. Вот я, допустим, живу, у меня дом, и с одной стороны Садовое кольцо. Ну, все ехали. Я-то заезжала во двор, а за мной двадцать машин заезжали — они думали, что я пробку объезжали. Заезжали в наш дом…

    С.РЫБКА: Я понял, да.

    Н.ЕВЛАПОВА: А ехать больше некуда — всё, все попали, все встали. И второе — они запарковывали наши подъезды, забывая, что мы там живём. Знаете, из подъезда можно было не выйти. Потом, когда как бы стали чуть заниматься дворами, люди, которые годами парковались там, они просто наезжали на жителей. Вот тогда были войны, когда люди не хотели понять, что люди живут и что не надо им перегораживать подъезды. Сейчас всё у нас устаканилось.

    С.РЫБКА: Я начал с того, что опубликовано исследование экспертов РЭУ имени Плеханова. Они там прицениваются, возможно ли приравнять цену парковки в центре города (наземной парковки, плоскостной) к цене паркингов подземных — то есть, например, если плоскостная парковка будет стоить 400–500 рублей в час, соответственно, для пришлого приезжего. Понятно, что вас как местных это, может быть, не очень волнует…

    Н.ЕВЛАПОВА: Нас очень волнует. Мы, во-первых, тоже ездим везде, работаем.

    С.РЫБКА: А во-вторых, это в бюджет района, муниципалитета поступления?

    Н.ЕВЛАПОВА: Да, наш бюджет с момента введения парковочного пространства очень увеличился — в 10 раз. И все эти деньги идут на благоустройство дворов.

    С.РЫБКА: Ну, сколько? В 10 раз — это сколько?

    Н.ЕВЛАПОВА: Вначале я говорила, что мы каждый раз согласовываем, сколько денег выделяется на благоустройство, которые приходят нам. Если вначале это было четыре тысячи, потом три пришло, было самое большое — двадцать выделили, что-то такое, мы удивились. А потом, после парковочного пространства, буквально за первый отчётный период (это не год, а это, по-моему, полгода или сколько-то там, не знаю, ну короче, год, наверное) пришло 95 миллионов или около этого, 90 с чем-то миллионов. Представляете?

    С.РЫБКА: Я правильно понимаю, что схема работает так, что в бюджет района поступают ровно те деньги, которые с парковок в этом районе собраны? То есть это не такое равномерное распределение?

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет. Вот район, где вы сейчас работаете, Замоскворечье, и ещё два района — мы по сравнению с остальными семью районами ЦАО…

    С.РЫБКА: Приносите гораздо больше.

    Н.ЕВЛАПОВА: …больше денег получаем, гораздо больше денег.

    С.РЫБКА: Это потому, что приносите больше. Я имею в виду — с точки зрения парковок.

    Н.ЕВЛАПОВА: Потому что на нашей земле, да, паркуется больше машин. Мы доброжелательные. Мы постоянно обращаемся, и сейчас тоже рассматривается в департаменте. Уже комиссия сюда опять выходила и исследовала, потому что жители наши и мы с ними, конечно, отправили обращение, мы его поддержали. Жители схему нарисовали, где можно сделать ещё дополнительные парковочные места для всех, просто платную парковку.

    С.РЫБКА: И об этом спрашивают жителей?

    Н.ЕВЛАПОВА: Жителей.

    С.РЫБКА: То есть, например, не собственников или владельцев, руководителей предприятий, которые здесь работают?

    Н.ЕВЛАПОВА: Они тоже заинтересованы, они тоже обращаются.

    С.РЫБКА: А они могут поучаствовать в этом разговоре?

    Н.ЕВЛАПОВА: Конечно, могут поучаствовать. Мы сейчас ходим и выискиваем, где ещё можно сделать парковочные места. Мы обнаружили, мы это уже отправили в департамент ещё летом.

    С.РЫБКА: Вы говорите «мы ищем». Это из жадности, чтобы ещё больше заработать?

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет. Ну, во-первых, знаете, всё-таки главное — это безопасное и комфортное жильё, проехать, пройти, припарковаться удобно, чтобы к тебе подъехали — от «скорой помощи» до гостей. Поэтому мы смотрим и пишем предложения. Мы же лучше знаем. Комиссия приехала… А мы видим закоулочек. Если нельзя — нельзя. Но мы всё равно настаиваем и второй раз можем попросить, чтобы посмотрели, чтобы сделать дополнительные места. Это во-первых.

    От нас предложений много ушло. И сейчас у нас будут дополнительные на Садовнической, на Первом Новокузнецком мы ожидаем, на Втором. И также жители просят, сейчас пошло много обращений у нас, три адреса уже рассмотрели. Сейчас там проводится мониторинг, чтобы возле их домов сделать по несколько резидентских мест. Это Первый Новокузнецкий, Черниговский опять же.

    С.РЫБКА: Разумеется, это двойного назначения резидентские места?

    Н.ЕВЛАПОВА: Резидентские, только для резидентов.

    С.РЫБКА: Только резидентские?

    Н.ЕВЛАПОВА: Да. Знаете, проблемы бывают. У нас даже такая группа есть активных — это мамочки. Ребёнка в садик, ребёнка в школу, вернулась домой, приготовила щи быстренько — место уже занято, всё. И оно будет до вечера занято. Они настаивают на резидентских местах, хоть несколько.

    С.РЫБКА: Вы сказали, что вас волнует в том числе и судьба тех, кто приезжает сюда, в район. Если, например, попытаться порассуждать, если стоимость парковки плоскостной будет доведена до тех сумм, которые просят за подземную парковку здесь же, в центре, то есть полтысячи рублей за час, — просто вот так по-человечески, по-обывательски как вы это оцените?

    Н.ЕВЛАПОВА: Я считаю, что они круто загнули. Почему? У нас полтора года назад было последняя корректировка?

    С.РЫБКА: Да.

    Н.ЕВЛАПОВА: В принципе, она помогла нам сделать некоторые улицы доступными, чтобы припарковаться там, знаете, иногда на 10 минут, чтобы забежать и выбежать куда-то. Поэтому я сама на себе испытала. Я ехала и думаю: Господи, хорошо, что здесь 200 рублей! Я могла хоть поставить машину, сделать своё дело, потом сбросить таймер через 10 минут и уехать дальше.

    500 рублей — это круто, я думаю. Нужно постепенно повышать. И во-вторых, хочу обратить внимание, что речь не может идти… Я как бы общаюсь с коллегами, кто этим делом занимается. Это они написали, что это тотальное повышение. Такого быть никогда не может. И когда в прошлый раз корректировали… Речь может идти (и Департамент транспорта такую политику уже ведёт, насколько я знаю), что только там, где участки дорог перегружены, где машину поставили — и с утра до ночи. То есть, чтобы путём повышения цен хоть кого-то, знаете, «выбить», чтобы хоть одно-два места освободилось, чтобы оно было в обороте, чтобы могли приехать и гости, и жители, и кто угодно.

    С.РЫБКА: Кстати, когда вы говорите, что новые какие-то места под парковку планируются в районе, речь идёт в цифрах о скольких? То есть это десяток, несколько десятков новых мест?

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, резидентских…

    С.РЫБКА: В самом таком оптимистичном сценарии.

    Н.ЕВЛАПОВА: Нет, к сожалению, Москва не резиновая, центр — тем более. А наше Замоскворечье с его переулочками… Ну, около 30 мест мы хотим получить.

    С.РЫБКА: Ну, 30 — это уже впечатляет. Тут новости пишут…

    Н.ЕВЛАПОВА: Да. 34.

    С.РЫБКА: 34?

    Н.ЕВЛАПОВА: 34, да, если точно.

    С.РЫБКА: Иногда в заголовках новостей даже считают необходимым писать. Если уж плюс 60 вообще в целом по Москве появилось, то уже большое дело.

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, 34. Из них получается у нас в одном месте около пяти, а два дома имеют побольше мест рядом и хотели бы, конечно, чтобы по максимуму дали. Знаете, когда даже мы на собрании… Обязательно совет депутатов утверждает это решение, согласовывает, когда уже департамент нам пришлёт, что да, мы можем сюда и сюда, к нам присылают. Почему? Потому что места резидентские — значит, мы свой бюджет теряем. Понятно, да?

    С.РЫБКА: Да.

    Н.ЕВЛАПОВА: Места не в обороте.

    С.РЫБКА: Кстати, тоже из области слухов и денег, слухов о деньгах. Стоимость резидентской парковки, вы не знаете, планируют корректировать, менять? Я понимаю, что речь идёт…

    Н.ЕВЛАПОВА: Вот слухи поползли, слухи поползли такие. Об этом речи никогда не велось. Знаете, я хочу вам сказать, что многое из того, что сейчас делается — это то, что рассматривалось на рабочей группе с депутатами тогда, где мы приносили предложения от жителей, в те годы ещё. Вот многие наработки просто реализуются позже. Знаете, не всё сразу можно сделать. А резидентские — никогда и никто не предлагал, никогда не будет.

    Мало того, будут со временем рассматривать вариант, чтобы вообще его снижать или убирать, то есть в перспективе. Просто сейчас как бы дисциплинируют жителей. Да, сейчас 3 тысячи заплатил в год — паркуйся по всему району. Я всегда оплачиваю. То есть повышения никогда не будет. Я сейчас это переуточняла уже, изменилась ли политика. Никакая политика не менялась категорически. Резидентские повышать не будут, а со временем рассматривают возможность вообще их уменьшения.

    С.РЫБКА: Я понимаю, что для такого центрального района, как Замоскворечье, это, может быть, не самая актуальная проблема, но слушатель, который называет себя Автотир, восклицает: «Уберите автохлам, который крадёт два-три места!» Имеются в виду автомобили, которые брошены более одного года.

    Н.ЕВЛАПОВА: Я понимаю.

    С.РЫБКА: У вас есть всё-таки такая проблема здесь?

    Н.ЕВЛАПОВА: А я вот хочу сказать, что у нас автохлама было дополна, в каждом дворе по одной машине, а иногда и по две было. Ну, берите с нас пример.

    С.РЫБКА: А было — это вот когда?

    Н.ЕВЛАПОВА: Сейчас…

    С.РЫБКА: Нет-нет-нет, вы говорите «у нас было». Это какой период?

    Н.ЕВЛАПОВА: У нас сейчас, может, где-то единичная машина, может найтись. У нас сейчас нет таких машин. И не только со двора, а у нас с улиц сейчас машины увозят, потому что фотографируем, всё отправляем на сайт, управу долбим, мы кругом пишем. Просто у нас то, что было, и сейчас… Если где-то найдут — бежим все фотографировать и писать письма во все инстанции. Поэтому если он в нашем районе нашёл — пусть напишет сразу.

    С.РЫБКА: У нас не так много времени остаётся. Мы всё вокруг парковок разговор ведём. Какие принципиальные какие-то свершения, завоевания муниципальных депутатов здесь, в Замоскворечье, в этом году вы готовы отметить? То есть, в принципе, что важного такого вами сделано?

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, в этом году, кроме того, как я говорю, что как раз в течение года мы получили резидентские места одни из первых. Второе — уже рассмотрены на всех инстанциях и ждём окончательного решения, ещё по трём адресам резидентские места. Плюс нам рассмотрели уже, вероятно, сейчас мониторинг проводят, чтобы никому не помешало, дополнительные места на Садовнической, на Первом Новокузнецком, ещё адреса мы смотрим. Я вам говорила, что мы просили расширять зону действия резидентского парковочного разрешения на соседние районы.

    С.РЫБКА: Я понял, да.

    Н.ЕВЛАПОВА: Вот в этом году у нас с одной стороны Южный округ и улица Павла Андреева: у нас — сплошные жилые дома, а у них — сквер. Ясно, что мы были заинтересованы в тех местах. Они тоже паркуют, но и нам теперь бесплатно можно там парковаться.

    Сейчас у нас улица Ордынка, которая с Якиманкой тоже граничит. На нашей стороне сделали велопарковку — мы все места потеряли, хотя у нас там больше десятка жилых домов. А на стороне Ордынки — там только офисные здания.

    С.РЫБКА: Велопарковка сколько мест может отнять?

    Н.ЕВЛАПОВА: А просто сейчас там нет мест.

    С.РЫБКА: Вообще нет?

    Н.ЕВЛАПОВА: Ну, велопарковка в нашей зоне, у нас мест просто нет. Поэтому мы всегда как бы разевали рот, извиняюсь, в ту сторону. Нас включили в приказ 1 сентября по Павла Андреева. Теперь мы написали: «Пожалуйста, дополните всё-таки Большой Ордынкой, расширьте зону действия нашего резидентского туда». Это мы ожидаем, его рассматривают в ближайшем штабе. Просим, чтобы нас услышали.

    В этом году у нас, допустим, благоустройство проходило: сделали 28 дворов, сделали новую собачью площадку, воркауты новые. Около 200 миллионов уже пришло в наш район на благоустройство. У нас, конечно, и другие поступления ещё есть, но поверьте, что половина или большая часть — от парковочного пространства.

    С.РЫБКА: Значительная часть — это именно от парковок.

    Н.ЕВЛАПОВА: Поэтому мы всех ждём в гости, пожалуйста. Мы просим о том, чтобы повышали цену на парковку там, где машины стоят с утра до ночи, понятно, чтобы хоть кого-то «выбить», чтобы могли припарковаться — и мы, и вы, и гости, все. Только речь идёт о точечном повышении парковки.

    С.РЫБКА: Последний вопрос — всё-таки опять же про гостей. Вы говорите, что вы просите, чтобы вам расширили зону действия резидентного разрешения…

    Н.ЕВЛАПОВА: Да.

    С.РЫБКА: Но вы при этом с коллегами из других районов взаимодействуете? Они к вам тоже просятся, чтобы их разрешения тоже расширили?

    Н.ЕВЛАПОВА: Вы знаете, несколько районов. Кто хочет — пишут. Вот надо в первую очередь… Вы спрашиваете о жителях, да? Надо быть активными, писать депутатам своим, в управу, в префектуру и в организацию ведомственную.

    С.РЫБКА: Это Наталья Евлапова, депутат Совета депутатов муниципального округа Замоскворечье, член окружной комиссии по градостроительству и землепользованию Центрального административного округа. Спасибо. Приходите ещё.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus