• «Подъём» с Сергеем Доренко от 3 декабря 2018 года

    09:00 Дек. 3, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Понедельник, 3 декабря. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро всем.

    С.ДОРЕНКО: Four Seasons. На Красной площади найден мертвым один из гостей. Он отравился паленым алкоголем. Как интересно! Фейковая алкашка в Four Seasons. Может быть, мы не знаем. Нет, может быть, он нашел где-то в урне. Он живет в Four Seasons, но пошел в соседний подъезд и нашел в урне, а не в Four Seasons. Всякое бывает, конечно.

    Пермский край. Ребята, вы сейчас будете смеяться. Пермский край обратился ко мне официально, на уровне какого-то суда или МВД, я сейчас уже не помню, с просьбой объяснить, почему я назвал в какой-то момент… я сказал, что мне показалось, они кажутся, некоторые люди в Пермском крае, мне кажутся узколобой деревенщиной. Что вы думаете? Они обратились ко мне официально, чтобы я разъяснил, почему они, некоторые из них, кажутся мне узколобой деревенщиной. Скажите, пожалуйста, кто может обратиться с объяснением, почему некоторые люди кажутся мне узколобой деревенщиной? Они самые и обратились. Но я сказал, что они соленые уши. Пермяки соленые уши. Это их официальное название. У них в Перми стоит памятник, что они соленые уши. Там памятник соленым ушам, любой пермяк может засунуть туда голову и с солеными ушами сфотографироваться.

    Теперь дальше слушайте. Соленые уши и некоторые кажутся мне узколобой деревенщиной. Некоторые кажутся. Некоторые, подайте, пожалуйста, в суд.

    Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Пермскому краю произвело проверку всего Пермского края — всего, вытряхнули и под юбки заглянули, все вытряхнули, абсолютно последнее, крошки из карманов, нет ли чего-нибудь импортного. И нашли. Я знал, что найдут. Они хотят понравиться Путину. Ты понимаешь, в чем дело — это поиск любви. Пермский край недолюбленный, они хотят, чтобы их любили. 

    Э.ХАСАНШИНА: А кто у нас долюбленный?

    С.ДОРЕНКО: Сочи долюбленный. Сочи перелюбленный. Мсоква перелюбленная, она брезгует любовью. Москва настолько перелюбленная, что она брезгует, фу на вас на всех. Сочи — фу на вас на всех. Пермский край недолюбленный. И вот эта недолюбленность явлена нам в примере. Они хотят, чтобы их полюбил президент. Поэтому в целях исполнения требований указа президента Российской Федерации от 6.08.14 №560 и постановления правительства Российской Федерации по недопущению оборота госинспекторами отдела ветеринарного контроля управления Россельхознадзора по Пермскому краю, при проведении совместных проверочных мероприятий с пермской таможней выявлена запрещенная к ввозу продукция, а именно нарезка хамон серано, пресерва, 100 граммов, страна происхождения Испания. Испания — южный фланг НАТО, очень правильно, что поймали испанский хамон серано, товарищи. Ведь это из НАТО к нам заслали. Зачем? Чтобы через пищеварение, через микрофлору в желудке и кишечнике сделать нас, как бы это сказать, податливыми к натовской пропаганде. Вот именно так мы и страну просрем. Вы знаете, я никогда не ругаюсь. Но именно когда про страну, мне хочется усилить немножко, понимаете. Секундочку. А также сыр твердый пармезан, 954 грамма, без маркировки. Это тоже. Пармезан, в сущности, может быть от этого чувака с Новой Риги, не помнишь, Сирота его зовут? Есть чувак, который справа когда по Новой Риге едешь в Вазузу, там справа написано «Сыр» на холме. Это вот, по-моему, Сирота. И у него тоже бывает пармезан. Но, в сущности, пармезан — это южный фланг НАТО. Это Италия. Они в НАТО вступили еще при Цезаре. Цезарь же вступил в НАТО, да? Может, я ошибаюсь? Может быть, Тиберий? Я сейчас не помню, кто из них вступил в НАТО. Но они вступили в НАТО давно. И поэтому пармезан тоже отравляет русские души. Паскудство, как будто в чистую речку… можешь себе представить чистую речку, ручей хрустальный? Аленушка и братец ее Иванушка сидят на берегу ручья, и он хрустальный, через снежок. Они сидят в кокошниках все. И льется чистая-чистая водичка, она еще не замерзла, потому что это быстрый ручей и он не сразу замерзает. И вдруг какая-то дрянь с глазами алкоголика подходит и в этот ручей из бутылки пластиковой льет солярку, нет, мазут. И этот мазут течет поверх ручья, капельки, струйки вот эти мазута. А Иванушка, он хочет испить водицы, он подходит к ручью, а Аленушка говорит ему: не пей, Иванушка, натовцем станешь. А ему говорит: паскуда, изыди (это натовец был).

    Слушайте, Пермский край, можно скажу? Толпы узколобой деревенщины, нет, может один-два, я не знаю, ну, кто-то, исследовали весь Пермский край. А это Европа, Пермский край — это Европа, я хочу остановить ваше внимание на том, что это Европа. Они исследовали в Европе, в Пермском крае, все до стелек в домашних тапочках. Нашли! Нашли! Аспиды проникли на сердце Руси, аспиды натовские! Нашли 954 грамма сыра пармезан неизвестного происхождения. Сыра 954 грамма, все силовики вместе. Почему не бросить туда армию? Шойгу? Где армия? Чем вы занимаетесь, товарищ министр, где ваша совесть? Верните группировку из Сирии! Бросить ее на Пермский край. Там 954 грамма сыра найдено. Товарищи, можно ли так жить теперь? Я не знаю, зачем я пришел на работу? Я не пойду на работу больше. Так нельзя.

    Теперь дальше слушайте. И 100 граммов хамон серано. 100 граммов, вы понимаете? Как, кто? Может быть, тайно где-нибудь пронесли? Аспиды проникли на сердце твое, Русь-матушка. Аспиды ядовитые! Держитесь, братцы!

     

    С.ДОРЕНКО: Пригрели на груди, ты понимаешь? И ведь кто-то пронес в эту Пермь. Пермяк не мог. Это был не пермяк. Это был агент ЦРУ какой-нибудь. Пермяк никогда, они патриоты, соленые уши. Чтоб они пронесли? Тьфу на вас. Засланцы. Мне говорят: «Когда переведутся дегенераты?» Никогда. Never forever. «А у нас был корпоратив в эти выходные в Малаге», — говорит Дмитрий Карпачев. Карпачев, я на вас донес. «Ели санкционный хамон и пюре с гарниром из мяса». Ну, что ж вы так? Там можно было хорошо поесть, в Малаге. В малаге я бы заказал персебес. Никто не знает? Я всегда говорю в программе, и никто их не ест, обрати внимание, кроме меня. Персебес — отрубленные пальцы автослесаря. Просите отрубленные пальцы автослесаря либо персебес на выбор, все равно вас поймут. Это такие штучки. Неважно. Никто не пробовал их.

    Э.ХАСАНШИНА: А на самом деле?

    С.ДОРЕНКО: Персебес? Это моллюск. Похожий на отрубленные пальцы автослесаря. Если автослесаря подвести к колоде такой деревянной, сосновой, взять и шваркнуть топором по пальцам. Они отскочат, их взять и маленечко поварить, чуточку, и подать в тарелке, может быть, с петрушкой — вот это будут персебес. Такие вкусные!

    Э.ХАСАНШИНА: Подскажите, где их лучше взять?

    С.ДОРЕНКО: В Испании везде. Только спрашивайте… надо всегда делать презрительное лицо, ты когда ешь в Испании, делаешь презрительное лицо для начала, такое приветливо-презрительное, понимаешь? В Перми так не умеют. Такое приветливо-презрительное, типа подкол такой. Ты говоришь: персебес и добавить «из Марокко», это значит, обидеть. Но обидеть так, что еще выплыть можно. Конечно, это из Галиции, что вы. Галисия, что на севере Португалии. Но ты должен сначала засомневаться, потому что испанцу надо дать пас, что все стало хуже в этой жизни. Вот при Франко едали мы, при Сталине! Ты говоришь с сомнением.

    Аргентина. Мы теперь гордимся… ну и правильно, поделом гордимся. Трамп сделал две вещи в отношении Путина. Он с ним поздоровался однажды. И однажды, не поздоровавшись, похлопал по спине. Прошел и тронул спину. Проходя, тронул спину. Это был как бы секретный сигнал «я свой». Это Колесников сегодня, почитайте «Коммерсантъ». В какой-то момент Путин просто сидел за столом, может быть, обед, не знаю, что было. Он сидел за столом спиной к входу. А Трамп входит и такой по-кошачьи, проходит и трогает рукой Путина. Коснулся рукой по спине, он не похлопал, ничего, не остановился. Ну, там, братан, нормально все, понимаешь. И Колесников справедливо обращает внимание на то, что это отношения. Это отношения. Он же не может трогать спину человека, представь себе мужскую жизнь. С вами, бабами, по-другому. А с мужиками, они не трогают друг друга, если нет отношений. С какого фига ты будешь кого-то трогать?

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда. Но если есть отношения, вы трогаете друг друга постоянно.

    С.ДОРЕНКО: Мужчины? Ты думаешь, мы такие?

    Э.ХАСАНШИНА: Я чемпионат мира по футболу когда смотрела, думала, почему тренер все время обнимает всех? Кто бы к нему ни подошел, он плечи пощупает, руки.

    С.ДОРЕНКО: Все латентные педики.

    Э.ХАСАНШИНА: Может, просто очень ласковый? Мне кажется, они даже женщин трогают меньше, чем друг друга хлопают.

    С.ДОРЕНКО: Им хочется трогать друг друга, им хочется касаться, им нужны прикосновения, им нужно тереться сиськами, кожей.

    Э.ХАСАНШИНА: Может, это ощущение братства, надежности?

    С.ДОРЕНКО: Какое братство? Это войско Александра Македонского. Вот это было братство. Помнишь этот древний анекдот 2005 года? Ты в 2005 году маленькая была, не знала еще. Про древних боевых педерастов.

    Э.ХАСАНШИНА: Расскажите, может, я помню. Это из анекдота пошло? Я думала, что они всегда были.

    С.ДОРЕНКО: Мне рассказал еще Гендалев, великий поэт петербургской школы в городе Иерусалиме. Пили мы с ним… до его смерти, стало быть, в каком-то 2004 году, он мне рассказал этот анекдот. По-моему, он его и придумал. Когда профессор говорит, что боевое братство войск Александра Македонского отличала слаженность действий благодаря тому, что они не только подчинялись воинской дисциплины, но и испытывали чувство настоящей мужской дружбы, в том числе ночью. И один из студентов поднимает руку и говорит: скажите, профессор, это значит, что они были голубые. Профессор говорит: нет, это Пенкин с Моисеевым голубые, а это были древние боевые педерасты. То есть это такие, как футболисты практически. Ну, я в смысле… неважно.

    Важно еще другое. Путин с Трампом также пообщались «на ногах». Путин был хлопнут за спину, а потом они общались «на ногах». И Путин сказал, что он в двух словах пояснил позицию по украинским морякам, и справедливо. У них действительно, они сами подтверждают в своих показаниях, и в их морских журналах есть задание: идти русскими внутренними водами и затем тайно, незаметно, скрытно пройти Керченский пролив. Их задание было показать, что мы лошары просто. И два из трех катеров были подарены Соединенными Штатами Америки Украине, это были американские катера. Поэтому они так маневрировали клево. Там много мата, не знаю, ты читала или нет, когда наши пытались прободеть этот украинский катер, они говорили: мы не можем, потому что он уходит маневром в сторону и все. Мы пытаемся его ударить, а не можем. А я теперь понял, почему не можем. Мы-то шли на русском двигателе, а они шли на американском двигателе. Поэтому они уходили легонечко, добавляли и все. Двигатель был американский, а мы против этого ничего не можем. Двигатель хороший, понимаете, в чем дело. Хороший чем отличается от плохого? Добавить можно, все время можно добавить. Плохой всегда на максимуме, двигатель, а хороший — всегда можно добавить. Наш пошел на таран, а-а-а… там два их трех катеров, как вы знаете, невредимые прошли. Один они успели долбануть, тот был на украинском или, может, на русском двигателе, не знаю. А те другие два, они говорят, мы не можем, потому что он добавляет и уходит правее. Он такой раз и уходит. Двигатель хороший, всегда можно добавить, как на BMW.

    Я хотел сказать еще. Что такое? «Они думали, что незаметно пройдут, потому что катер американский», — говорит Алексис. «Было два катера и буксир. Долбанули буксир». Да, а катера не долбанули. Но там же есть переговоры, вы читали, когда наши пытаются долбануть катер, говорят, мы не можем, потому что он все время добавляет. А почему он добавляет? Очень просто — он добавляет, потому что двигатель хороший. «Катера были не американские, двигатели были американские». Не знаю. Во всяком случае, в Аргентине было сказано, что эти два катера подарили Соединенные Штаты. Может быть, они подарили не американские катера, а японские, английские, в этом смысле.

    Путин и Трамп не поприветствовали друг друга. Но было общение в двух словах. Что we’re right, а Ukrainian are not right, not good. И все. Первое. И второе было вот это прикосновение Трампа, когда он шел со спины, Путин не видел его. То есть он подкрался незаметно. Трамп подкрался по-кошачьи и тронул Путина за спину. Это выражение с некоторых точек зрения, что существуют отношения какие-то. Условно говоря, Трамп дал понять Путину, что он его видит, несмотря на то, что отворачивается. Он отворачивается, но видит. И Путин тоже этот знак понял. Некое чувство товарищества, мне кажется, нет?  

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, это, на самом деле, не очень хорошо. Потому что Трампа постоянно и так осуждают…

    С.ДОРЕНКО: А никто не видел из американских журналистов, Колесникова никто не читает. Колесникова читают два человека. Кто вообще читает «Коммерсантъ»? Песков и я, два человека читают «Коммерсантъ» на этой планете, чтоб ты понимала.  Песков никому не скажет, я тоже никому не скажу.

    Э.ХАСАНШИНА: Вся эта история с их выборами, с тем, что Путин настолько поддерживал как будто… они уже не верят в это.

    С.ДОРЕНКО: Как вам вообще Аргентина? Всему Буэнос-Айресу дали каникулы на эти дни, дали выходные, чтобы они смылись из города в Мар Дель Плата или куда угодно, чтобы их не было вообще. Или наоборот, то есть так, чтобы они не мешали. Армия охраняла отели, было потрясающе. Мне все нравится.

    Вам все нравится? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. А мне кажется, что вы и Колесников заблуждаетесь насчет Трампа и его прикосновения. Как я читаю эти жесты, это больше похоже на прикосновение альфа-самца к бета-самцу в каком-то стаде…

    С.ДОРЕНКО: Трамп вообще любит вот эти демонстрации, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно. Он всячески подчеркивает, что он лидер.

    С.ДОРЕНКО: Тем не менее, это отношения. Это не значит отчужденность.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он демонстрирует свое превосходство.

    С.ДОРЕНКО: Когда везде, когда есть пресса или фотоаппараты, Трамп показывает, что он не видит Путина, не видит в упор. А когда тайком от всех, он ему показывает: Володь, все нормально. Ну, как мне кажется, а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так или иначе, они в отношениях, это правда. Но то, что он главный, это без всяких сомнений.

    С.ДОРЕНКО: То, что он главный, вообще ему по фиг на этот саммит, вы знаете, что он не ходил ни на одну пленарку вообще. Он говорит: да я чего, у меня нормально все, хорошо.

    Опубликованы записи убитого саудовского журналиста. Вы знаете, что с саудовским журналистом некрасивая история произошла, а именно его разрезали на части в консульстве в Саудовской Аравии в Турции. И мы ужасно ждали, что американцы их накажут. А потом мы ужасно радовались, что американцы их не наказали, и в этом двуличие Соединенных Штатов. Мы показывали: вот, пожалуйста, нас наказывают за какую-то сущую ерунду, за какую-то Украину, господи, помилуй, разговору было бы о чем. Просто смешно. А саудовцы распилили на куски журналиста американского, потому что он американский журналист, он же колумнист был в американской газете, и по фиг. Пожалуйста, товарищи, пилите. Пилите, Шура. И больше того, руководил распилом журналиста, физически руководил распилом, ближайший друг к Салману, наследному принцу Саудовской Аравии, с которым мы тепло здоровались. Путин тепло здоровался на саммите, много фотографий есть.

    И сейчас опубликована переписка. Оказывается, в интернете этот Хашукджи собирался создать сообщество, которое бы критиковало наследного принца. И поэтому правильно его зарезали. Зарезали правильно, а распилили неправильно. Надо было пилить помельче и выносить в портмоне. Они его распилили сильно и пытались что-то сделать. Надо были пилить совсем sliced, как хамон серано. Подморозить чуть-чуть и распилить слайсами. Вам послайсить или писом? — говорят в Бруклине, знаешь? Это значит продать куском или порезать. Так и Хашукджи. Надо было послайсить, и подмороженные кусочки, может быть, в пластике, выносить в портмоне. Тогда бы никто не нашел. Чтобы светилось, как хамон серано, чтобы солнце можно было через них видеть.

    А что он хотел сделать, за что, собственно, его послайсили? Но послайсили неправильно. Порубали, бедного. Потому что он собирался создать в интернете сообщество, осуждающее наследного принца. За что? А за что его осуждать? За то, что вокруг него горы трупов. Он уже очень много людей убил.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Поехали. IC3PEAK. Вы знаете, что IC3PEAK повязали в Новосибирске, потому что был звонок, что у них, могут быть наркотики.

    Э.ХАСАНШИНА: Но при этом, как сами они говорят, кто-то обещал им эти наркотики подкинуть.

    С.ДОРЕНКО: Подбросить. Им сказали, что если будете выступать, мы вам подбросим. IC3PEAK. Мы по-прежнему не решили вопрос, что делать. Вы знаете, что Дмитрий Киселев в своей программе, об этом писал сегодня в Телеге, по-моему, Незыгарь. Дмитрий Киселев в своей программе вчера сказал, что рэп это вполне себе русское явление, это круто, и Маяковского можно читать под рэп. И даже что-то зачитал, пишет Незыгарь.

    Э.ХАСАНШИНА: Не только Незыгарь. На самом деле, много кто.

    С.ДОРЕНКО: Мы узнаем о телевидении из Телеги. Вы же подписаны на нас в Телеге? Телега рассказывает нам про телевизор. И на самом деле, мы знаем, что Дмитрий Киселев сказал, потому что об этом было написано в Телеге.

    Нет, мне уже Варламов… Илья, спасибо. Илья пишет по моей Телеге. Я в Телеге Rasstriga, а радио у нас radiogovoritmoskva подряд пишете латиницей. Мы большие люди в Телеге. Ну, нет, все. Илья мне сейчас пишет, что я зря рекламирую сайт почасовой аренды детей и так далее. На самом деле, я надеюсь, что прокуратура туда побежит. Не ловить 954 грамма сыра, как они нашли в Перми, а пойдет и заинтересуется чертовым телефоном. Потому что мы нашли сайт, в котором очень странно и двусмысленно написано, что арендуется одежда брендовая для детей, почасовая. А потом, когда ты открываешь, написано: модель Алена, 8 лет, в час 40 тысяч. То есть можно модель Алену, 8 лет, нанять на час. Очень странный, двусмысленный сайт.

    Э.ХАСАНШИНА: А расплачиваться при этом можно биткоинами.

    С.ДОРЕНКО: Я выложил у себя этот сайт в себя в Телеге, rasstriga, с целью заинтересовать следственные органы. Потому что сайт в высшей степени двусмысленный. В высшей степени двусмысленный. Модель Алена, 8 лет, 40 тысяч рублей в час, там написано, расплатитесь биткоинами.

    Илья Варламов написал мне только сейчас: зря вы его рекламируете. Смысл такого сайт очень простой, пишет Варламов. Сейчас я ему позвоню. Смысл этого сайта в том, что мы ловимся, как лохи. Контрольную закупку делают, а они зарабатывают деньги. Но ничего не происходит, они не привозят модель Алену на час за 40 тысяч.

    И.ВАРЛАМОВ: Алло? 

    С.ДОРЕНКО: Илья, приветствую. Я из эфира звоню вам. Я как раз рассказываю про этот случай. Почему Следственному комитету не заинтересоваться? Или там нет преступления в сущности?

    И.ВАРЛАМОВ: Вы попались на классическую разводку. Вам кто-то написал под видом взволнованного гражданина. Дальше вы как журналист не можете молчать, вы их рекламируете. Вы уже играете на стороне мошенников. Смысл этого развода такой, что там все анонимно, оплата биткоинами, непонятно, кто это делал, они, скорее всего, даже не в России сидят. Либо вы, либо кто-то из слушателей, либо кто-то из правоохранительных органов или из журналистов захочет сделать контрольную закупку, чтобы проверить, чтобы их поймать, выместить свое возмущение.

    С.ДОРЕНКО: Да. 40 тысяч рублей им кинет.

    И.ВАРЛАМОВ: Да. Десяток таких возмущенных они сейчас состригут и сделают новый сайт. Этой истории много лет, там продается все — наркотики, оружие, что угодно, все, что вызывает у вас яркую эмоцию. Например, дети.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Спасибо, что предупредили. Во-вторых, я только что снял эту запись у себя из Телеги. Ну, что ж. А я-то надеялся, что туда будут брошены силы, казаки поедут с нагайками и все на свете. Нет. Но куда-то же надо съездить. Они на IC3PEAK все ездят, а теперь поехали бы на модель Алена, 8 лет. Хорошо, спасибо.

    И.ВАРЛАМОВ: Это мошенники.

    С.ДОРЕНКО: Вы в Париже?

    И.ВАРЛАМОВ: Я вернулся уже в Москву.

    С.ДОРЕНКО: Дайте два слова. Илья Варламов. Позавчера мы наблюдали вас в Париже. Макрон сейчас их ругает. Говорит, это незаконное выражение гнева, они нападают на полицейских. Расскажите, что вы видели?

    И.ВАРЛАМОВ: Надо понимать, что движение «желтые жилеты», которое уже три недели. они там пытаются бороться с реформами, и погромы, которые были вчера, не совсем связаны. Здесь просто к массовым протестам «желтые жилеты» присоединилась такая радикальная молодежь. Молодежь с окраин, всякие леваки, антиглобалисты и так далее. Которые воспользовались моментом и решили покрушить, погромить. Это такая стандартная европейская…

    С.ДОРЕНКО: Включая этнических арабов или?

    И.ВАРЛАМОВ: Нет. Ну, там, может быть, были. Но в основном это обычные французы. Я бы не сказал, что их было особо много. Это просто такая возможность подраться с полицией. И конечно, я считаю, что это полиция допустила всю эту ситуацию, потому что полиция была явно не готова, она себя очень мягко вела, она вела себя неуверенно. На кадрах видно, что у полицейских не было даже противогазов, хотя они активно применяли газ. То есть они не думали, что такое будет. Полиция провалила всю ситуацию и довела до таких погромов.

    С.ДОРЕНКО: Но ведь это третьи выходные. Значит, следующие выходные, 8-9 декабря, они снова выйдут? Они каждый раз выходят вы выходные.

    И.ВАРЛАМОВ: Они выходят по субботам, да. У них основная концепция даже не в Париже. Они по всей стране дороги перекрывают. И это наносит экономике гораздо больший ущерб. Они начинали с чего — они по всей Франции перекрывают дороги, блокируют все движение, собственно, тем самым требуют себя услышать.

    С.ДОРЕНКО: Я напомню нашим слушателям, что должны с 1 января, это не единственная мера Макрона, но это мера, которая вызвала вот это возмущение, это 2,9 цента по бензину и 6,5 цента по дизельному топливу, повышение цен. Но там еще вдобавок были другие налоги и все на свете. Но Франция — это стран протестов, Илья. Мы говорим с Ильей Варламовым.

    И.ВАРЛАМОВ: Да. Они очень легко выходят на улицы. Еще хочу добавить, что реформа образования сейчас проходит, и сильно угрожает образованию иностранных студентов. Поэтому сейчас еще студенты… они, по-моему, в пятницу должны были чего-то делать, я не следил. Сейчас еще студенты присоединятся ко всей этой движухе. Вообще, во Франции пытаются провести трудовую реформу последние два года, с 2016 года протесты, они так все усиливаются и усиливаются. Конечно, все это против Макрона. Макрон считается президентом богатых.

    С.ДОРЕНКО: Есть такая фраза, когда у нас кто-то выступает против власти либо с критическими суждениями против власти или по событиям, связанным с властью, нам говорят так: вы что, хотите жить, как на Украине? А сейчас, мне кажется, риторика пропагандистских каналов должна поменяться и нам должны говорить: вы что, хотите жить, как во Франции?

    И.ВАРЛАМОВ: Да. Лучше, чтобы прямо как в Париже.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, Илья. Счастливо. Илья разоблачил этих интернет-мошенников, которые провокационные сайты вешают, причем находясь не в России, чтобы им скинули хоть сколько-нибудь, десять неумных скинули им по 40 тысяч. Поэтому этот сайт был наверняка таким провокационным. Илья предупредил меня и написал об этом в Telegram. Я снял свой пост в Телеге, изобличающий этот сайт и в то же время, может быть, до известной степени приманивающий к нему потребителей. Погнали дальше.

     

    С.ДОРЕНКО: «А вдруг это реальный сайт?» — говорит Дмитрий. Ну, они найдут тогда как-нибудь. Нам пишет Владимир из Дубая, вслед за разговором моим с Ильей. Младшая дочь Владимира из Дубая учится в Сорбонне. Ее друг-француз анархист. Вчера активно участвовал. «Сама моя дочь говорит, что в следующий раз тоже надену желтые жилет и выйду». Кроме того, что сами меры Макрона не нравятся французам, им не нравится сам Макрон. Макрон — нелюбимый, презираемый даже до известной степени президент. Такой презираемый президент. Это очень хорошо видно из постов в Facebook моих знакомых, которые живут сейчас во Франции. Я позвоню, я не предупреждал об этом звонке, позвоню сейчас одной из них. Если она сидит в Fecebook, она возьмет трубку. Если нет, не возьмет. Не знаю, насколько у нее мессенджер. Сколько у нас разница во времени? Я думаю, она за рулем сейчас. Лена Караева. Лен, привет. Есть минута? Я звоню из эфира.

    Е.КАРАЕВА: Привет. Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Это Елена Караева. Лен, как тебя представить? Как сотрудницу…

    Е.КАРАЕВА: Как журналистку Euronews, как еще.

    С.ДОРЕНКО: Может, ты уже сменила место работы. Скажи мне, пожалуйста, Лен, есть ли некий аспект именно личной нелюбви к Макрону в этих выступлениях в Париже или это чисто экономические требования?

    Е.КАРАЕВА: Ну, что значит, есть…

    С.ДОРЕНКО: Одним словом, он непопулярный президент, как мне представляется из опросов. Нелюбовь лично к Макрону тоже есть? Его непопулярность.

    Е.КАРАЕВА: Нет. Во Франции не существует личностного фактора в политике. То есть тут не любят или любят, это вообще не имеет решительно никакого отношения. А французы очень рациональная нация, значительно рациональнее немцев, между прочим. Просто они умеют это все красиво представить. Но французы очень рациональны, поэтому любовь или нелюбовь для них этих категорий, когда речь идет об их кошельке и о налогах, вообще не существует. Если бы на месте Макрона был, я не знаю, душка и любимец, ситуация была бы абсолютно аналогична. Другое дело, что Макрон психологически не в состоянии, он интроверт совершенно очевидный, он не в состоянии общаться с людьми, у него с коммуникацией проблемы.

    С.ДОРЕНКО: Как же он стал президентом, интересно?

    Е.КАРАЕВА: Он стал президентом, потому что выбирать было не из кого.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Пока он блистал в Аргентине, как-то прочувствованно говорил о том, что это необоснованный гнев, что это ужасно и все такое, протесты продолжались, и продолжаются уже третьи выходные. И перекрытие дорог продолжается.

    Е.КАРАЕВА: Да, и будут продолжаться. Самое интересное, что они будут продолжаться до тех пор, пока он не пойдет на попятную. Если нужно будет для этого разнести весь Париж, его разнесут. У французов в этом смысле не задерживается абсолютно. Плевать они хотели на то, как они выглядят в глазах всего остального сообщества. Просто плевать решительно.

    С.ДОРЕНКО: А ты в Лиле? Или в Льеже? Где?

    Е.КАРАЕВА: Я в Лионе.

    С.ДОРЕНКО: Я помню, что на «л». Что в Лионе? У вас перекрывают дороги?

    Е.КАРАЕВА: У нас перекрывают… в самом Лионе бузы нет, пока нет. У нас мэр, который сбежал от Макрона, и уже в этой связи к нему хорошее отношение. 

    С.ДОРЕНКО: Но перекрывают дороги, где-то магистрали?

    Е.КАРАЕВА: Объясню. Через Лион проходит основная магистраль, это 6-я дорога, 7-я, которая ведет всю Европу к Средиземноморью. Вот ее периодически блокируют.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо тебе огромное. Кстати говоря, я с некоторым опозданием поздравляю тебя с днем рождения. У тебя же 28-го?

    Е.КАРАЕВА: Спасибо большое. Это очень трогает. Привет и мужества на работе.

    С.ДОРЕНКО: Я только что говорил с Ильей Варламовым, где позволил себе шутку. Когда у нас прежде говорили: если будете бузить, будете жить, как на Украине. Теперь у нас должны говорить госпропагандисты: если будете бузить, станете жить, как во Франции.

    Е.КАРАЕВА: Но во Франции буза интересная. Она с барбекю, она с устрицами, с белым вином, с камарадством. И главное, что она безопасна, потому что французы, это тоже нужно отметить, они не покушаются на государственные институты. Они очень любят государственные институты. Спасибо всем и хорошего дня.

    С.ДОРЕНКО: Хорошего дня. Лена Караева. Это мой продюсер, она была моим продюсером долгие годы, кстати говоря. 1994-1995… боже, я не упомню всех этих древностей, когда мы с ней работали.

    Все хотят высказаться. Я чувствую, французы подтягиваются. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил. Ровно 50 лет назад красный май во Франции. Парадоксальным образом в тот момент, в 1968 году, это был конец самого успешного экономического десятилетия, даже тридцатилетия, Франция была прекрасная, самый высокий уровень жизни в Европе был во Франции, а не в Германии. Пятая республика, де Голль был президентом. И тем не менее, творилось такое. Поэтому я согласен с дамой, вашей знакомой, что французы абсолютно безальтернативно к ситуации, к личным качествам президента могут устроить бузу.

    С.ДОРЕНКО: Но вдобавок они его не любят. Лена не захотела это признавать, но они его не любят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тогда был де Голль, его вроде любили. Я думаю, что эти события сегодня приурочены, где-то неосознанно, через старшее поколение, молодежь слышала о 1968 годе, о «красном мае», о беспрецедентном европейском, казалось бы, коллапсе. Наша пропаганда тогда заливалась, просто сказали: все, Франции больше нет, завтра там будет коммунистическое правительство. И действительно Франсуа Миттеран в 1968 году воспользовался этой радикализацией. Очень серьезно было, очень.

    С.ДОРЕНКО: Вы не помните, была такая деятель Российской Федерации Лерочка Новодворская.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Новодворской было 18 лет тогда.

    С.ДОРЕНКО: Лерочка Новодворская много раз объявляла, что революционеры в Париже в 1968 году были негодяи, которые пошли против де Голля. А причиной всего этого возмущения было то, что мальчиков не пускали в университете в женские общежития. Из-за этого началась революция. Лерочка пыталась дискредитировать и свести ее к гормональной деятельности.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, что поделаешь. Эрос присутствует везде.

    С.ДОРЕНКО: Эль, слышишь, революция 1968 года в Париже со стрельбой и трупами началась с того, что мальчики возмутились, и девочки возмутились, что мальчиков не пускают в женские общежития.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но дело в том, что молодые лидеры, лидеры того «красного мая», впоследствии почти все стали министрами и благонравными буржуа. Но дело в том, что май красный, май 1968 года, породил страшное явление, особенно в Италии и Германии, это левый социальный терроризм.

    С.ДОРЕНКО: Красные бригады, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Красные бригады, немецкая красная армия. И это длилось очень долго, с тысячами, десятками тысяч убитых.

    С.ДОРЕНКО: Почему десятками? Вы преувеличиваете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, с тысячами. Полицейских было убито в Италии около двухсот человек. Это не так мало.

    С.ДОРЕНКО: Давайте скажем сотни тогда. Двести полицейских убили итальянские левые. А где тут десятки тысяч?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, да. Это жестокие были люди. Они, например, штурмовали тюрьму «Монферрато», и успешно.

    С.ДОРЕНКО: «Баадер и Майнхоф», — пишет Александр. Все помним.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ульрик Майхоф и Андреас Баадер — это в Германии. А Маргарита Кагал и Умберто Очи это в Италии. И главное, где — на заводе «Пирелли», эти ячейки переросли в движение беар. Поэтому как нам бояться Украины или Франции? Дело в том, что буржуазная система всегда порождает у молодых такое удушение…

    С.ДОРЕНКО: А в Белоруссии буржуазная система? Там с 1 декабря ввелась обязательная идентификация пользователей интернета. Если позволите, я об этом.

    В Белоруссии с 1 декабря введена обязательная идентификация пользователей интернета. Ребят, как ее избежать? Если бы я был в Белоруссии, например. Мне кажется, как-то можно. Прежде если вы будете даже просто оставлять комментарии на форумах, вы обязаны дать свой номер телефона. Есть новый указ. Ты регистрируешься. Что бы ты ни писал, где бы ты ни писал, ты должен зарегистрироваться и дать свой номер телефона. Получить обратную смс, должна быть идентификация, что ты проверен, что это ты. Один номер мобильного телефона может быть использован для регистрации не более чем одной учетной записи на каждом конкретном сайте. Если вы регите вторую учетку на этом же сайте по этому же номеру, вам отказывают.

    Владелец сайта обязан хранить оставленный пользователем комментарий в течение одного года после расторжения пользовательского соглашения. Надо просто не писать ничего на белорусских сайтах, мне кажется. Чего тут проще, товарищи? Можно я спрошу вас, как избежать регистрации. Например, я хочу быть инкогнито. Как в Белоруссии этого избежать? Позвоните, пожалуйста, и скажите. Они регят по номеру телефона. И такое же будет введено в России. Насколько я понимаю, Белоруссия стала пилотным регионом России. Мне кажется, что то же самое будет введено в России. Мы много об этом читаем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я думаю, что в России это будет очень технологически трудно осуществить. Все-таки Беларусь, она маленькая, как КНДР. У них там провайдер, грубо говоря, один.  

    С.ДОРЕНКО: Пилотный регион, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас на один затраченный рубль будет еще столько же как минимум распиленных.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас в интернете, я вам рассказываю. Я вошел через Албанию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я через Финляндию.

    С.ДОРЕНКО: Окей. Я объясню, почему через Албанию — потому что она у меня сверху по списку.  Иногда я захожу через Албанию, иногда через Австрию, иногда через Аргентину. Просто мне лень проматывать, скроллить список.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, на их сайтах теперь действительно лучше на форумах не писать. Пишите в Twitter, пишите в Телеге.

    С.ДОРЕНКО: А, то есть не писать ничего на тех сайтах, которые они контролируют.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, сколько сотен тысяч белорусов сейчас сидит в Телеге? Очень много. Примерно как Иран.

    С.ДОРЕНКО: Это так, да. То есть белорусы уходят в Телегу. Белорусы уходят на сайты, которые не контролируются местной гэбушкой, вот и все. Эта земля токсична, мы уходим на другую землю, вот, собственно, и все. Понимаешь, какой ответ? Я понимаю простую… земля велика. Если нас вытравили отсюда — мы пошли туда. Почему мы должны сидеть здесь? Нам говорят: здесь будет вам плохо, но очень плохо. Мы говорим: хорошо, и идем на другую землю. Я сейчас в интернете через Албанию на компе. Я сейчас посмотрю, через что я зашел… мобильник тоже у меня в VPN, а где, я не знаю. А, вы будете смеяться, Александр, мобильник у меня в Финляндии. Причем у меня два VPN на мобильнике, у меня подключена Финляндия и Латвия. Я не знаю, почему. Я сначала иду в Латвию, оттуда в Финляндию, потом захожу уже в Россию. Это на мобильнике. А мой ноут заходит через Албанию.

    Э.ХАСАНШИНА: А если, например, есть какие-то местные новости, местные издания, потому что мелкие какие-то такие вещи чаще всего ты не будешь обсуждать в Телеге…

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей, Минск. То, что вы сейчас говорите, у нас вводится уже постепенно достаточно давно. Поэтому тут ни для кого не является шоком. Есть дополнительные телефоны, регистрируют на них.

    С.ДОРЕНКО: Либо дополнительные телефоны, которые можно купить, к тому же, в Москве какие-то, и так далее. Вон у нас около метро «Новокузнецкая» можно выйти и купить, нелениво 50 метров пройти и купить, на кого хочешь. Можно также виртуальные сим-карты купить, американские, любые. Это деньги, но это небольшие деньги.

    «Вы по оптоволокну идете?» Я не знаю. Я знаю, что мой телефон, мобильник, вот он, я его показываю, вот этот мобильник идет в Латвию, потом в Финляндию, через два разных VPN, а потом из Финляндии сюда уже. А ноут, вот он, я его показываю, он в Албании зачем-то. Зачем вы в Албании, мой дорогой ноутбук? Я не знаю, он не говорит, молчит, гад такой. Все, поехали.

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. 66,24 мы видим сейчас доллар. 75,32 евро, 66,23 доллар, 58,68 нефть. Нефть низкая. И 1,1372 главная пара. Вернулась с 1,14, где мы ее оставляли в пятницу.

    Я хочу сказать… видео аварии, 58-й километр, если верить информационному табло, на 58-м километре какая-то очень суровая авария, большое ДТП, на западе МКАД. Что бы это ни значило. Скажите, когда вы в километрах исчисляете, вы понимаете, что легче сказать, как это по циферблату. Какой, на фиг, километр? Что это за километр? 58-й километр. Полная хрень, честно. Это на сколько по циферблату или между чем и чем. Москвичи так общаются. Какой-то километр. Надо сначала выучить эти километры. Давайте не мучить друг друга.

    Совместное самоубийство. Я быстро скажу и все, мы не будем обсуждать. Мы даже не знаем, как это назвать. Потому что «самоубийство» слово нельзя говорить. «Самоубийство» запрещено говорить, да? Потому что если сказать «самоубийство», это может кого-то подтолкнуть к нехорошей мысли.

    Э.ХАСАНШИНА: Нельзя описывать способ.

    С.ДОРЕНКО: А, тогда мы не будем. Было самоубийство, но мы не будем описывать способ. Теперь отдельно другая новость. Три члена семьи — бабушка, мама и дочка шагнули с крыши в Удмуртии. Но говорит Mash, что они шагнули с крыши, утянув за собой… мать потянула за собой ребенка. А что это значит? Mash стоял рядом? Ребят, чего вы написали? Я просто спрашиваю. Мать утянула за собой ребенка. А как вы узнали? Там свидетели были? Кто там был?

    Э.ХАСАНШИНА: Они сами же написали, что записки нет.

    С.ДОРЕНКО: Записки нет, Mash пишет, свидетелей нет, объяснений нет. Но мать тащила за руку ребенка. Откуда вы знаете? Может, ребенок тащил мать. Нет? Я не знаю, почему Mash пишет это. Свидетелей нет, записки нет, объяснений нет, камер нет, вообще ничего нет. Но мать тащила за руку ребенка. Откуда вы знаете? Чего вы плетете?

    Труп на МКАДе. Вот этот 58-й километр, внутренняя сторона, нулевой километр… господи, помилуй, не путайте меня километрами, черт бы вас задрал, можете сказать, на сколько часов по циферблату? У вас были когда-нибудь часы в жизни в этой? Это что, на восемь, на девять, на десять, на сколько?

    Ребенку 8 лет. 62,18 уже нефть, мне говорят. Как это 62,18, извините? Нефть? А где вы взяли данные по нефти 62,18? Я просто вас спрашиваю, с огромным уважением. Сейчас я посмотрю, я перезагружу. 58,68 нефть. У меня курсоруб.

    Примерно на 11 по циферблату. «Может, за руку держались за земле, когда прилетели». Ну, из этого может следовать, кстати, что они держались за руку, что может быть, дочь утащила мать. «А может, у дочери обнаружили признаки, что ее тянули? Впившие ногти?» Не знаю. Может, это уже в полете ногти впились.

    66,18 доллар и 58,58 нефть. Чего вы мне плетете про 62? Ребят, у вас есть курсоруб.com? Теперь слушайте внимательно. Они мне не платят. Но курсоруб.com это девчонка одна из Питера, какие-то там ребята, я не знаю. Она ко мне приезжала, знакомилась. Они слушают из Питера наш «Подъем». Ребята питерские. Они, слушая «Подъем», взяли и написали для меня лично, персонально для меня сайт — курсоруб.com. И когда я сказал, что мне бы еще туда биток, они завели мне туда биток. А когда я сказал, мне нужна главная пара, они завели мне туда главную пару. Я попросил, и ребята сделали сайт курсоруб.com. Когда у вас будет такой сайт, вы будете со мной разговаривать.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам слушатели пишут, что они вроде как пятничные показывают с утра.

    С.ДОРЕНКО: Я верю курсорубу, знать ничего не желаю. Все, точка. Правда может лежать где угодно, правда меня не интересует.

    «Ноль километров от шоссе Энтузиастов и далее по часовой стрелке. А всего 110, на мой вкус, вот такой МКАД», по-моему, 110». Хорошо. Вы будете препираться или мы пойдем дальше? «Петербург вас слушает давно и много. Приложения не хватает». Приложение напишем, Ленинградец, я уточнил уже, сколько денег, буду вымогать у администрации. Что, вы хотите, чтобы я свои дал? «Сережа, 62. Гуляем». Хорошо, 62. Я вам поверил. Поехали дальше. Вы не можете непрерывно говорить об этом. И не можете непрерывно, как Mash, рассказывать, кто кого схватил за руку. Бабушка, мама и дочка 8 лет шагнули с крыши в Удмуртии. Почему? Мы не знаем. Как будто бы семья нормальная. Дай я прочитаю. Они все время меня мучают…

    Семья жила в Глазове. Сперва спрыгнула 35-летняя мать. Она потянула за собой (никто не видел) девочку Вику. Затем прыгнула 55-летняя бабушка. Мать Вики сказала, что семья не придет праздновать Новый год в школе. Там в школе, наверное, собирали какие-то деньги на Новый год, и мать Вики сказала учительнице, что вы знаете, мы воздержимся. В квартире остался годовалый ребенок. Семья считалась благополучной, рядом с ними была записка с именами женщин. На месте работают следователи. Все, хорошо. То есть плохо.

    Теперь в Барнауле. Что в Барнауле? В Барнауле передали РПЦ… нет, у меня какая-то регионалка. Я сгрудил регионалку, и у меня регионалочка. В Барнауле передали здание РПЦ (это Русская православная церковь) здание планетария. Там был планетарий, теперь нет. А зачем планетарий, если разобраться? Тем более что он бывшее какое-то религиозное сооружение.

    Э.ХАСАНШИНА: Они вообще планируют переехать, где-то через год, в какое-то новое здание, и сейчас это время, у них 17 храмов и ни одного планетария.

    С.ДОРЕНКО: В Барнауле по-честному планетарий занимал бывшее помещение церкви. Была когда-то давно, до революции, церковь. А потом туда въехал планетарий, с целью устремляться… «останутся наши следы…» помните эту песенку? Советские люди… хорошо, Доктор Лектор, единственный человек, которому я верю, сказал, что нефть выше 62. Лектор, я вам верю. Вы единственный человек, которому следует верить. Курсорубу замечание по этому повооду.

    Послушайте меня внимательно. Ты не помнишь эту песню. «пыльных планет чего-то останутся пыльные следы….» Давай напишем «останутся наши следы». Ты пишешь? «Осталось до старта 14 минут… «Осталося» надо петь, как будто бы из деревни. Ну, правильно, Гагарин был из Гагарина, это рядом с Вазузой. Секундочку.

     

    МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Советские люди тщились достичь разных планет, как будто они американцы. Даже вылетели раньше американцев в космос. А теперь там будет церковь. И правильно. Почему? Потому что русский человек следует прямо к богу, пишет Константин Победоносцев.

    Вот это бы пел Шнур, а не похабщину всякую, а? Причем надо петь «наши следы», чтобы было кокетливо. Скажи, как женщины говорят. Шнур вместо похабщины пел бы вот это «на пыльных тропинках», никакая Валерия ему писем бы не писала постоянно и так далее. Или ейный муж. Я про другое толкую. Что советские люди тщились, тщетно, познать мир. Это очень неправильно. Мир должны познавать англосаксы бездуховные. А русские люди, они напрямую идут к господу, как справедливо писал Константин Победоносцев. У него есть работа на эту тему, целая книга. Я ее прочитал как-то в больнице. О том, что русский человек ближе к богу, потому что он напрямую идет к богу, без всяких там знаний, без всякой ахинеи типа работы… Это советские люди, идут в топку и все.

    В Барнауле передается планетарий, который незаконно и неправомерно занимает здание бывшей церкви. Планетарий закрывается к чертовой матери. Потом его откроют, может быть, через год, может не откроют. Но я бы не открывал. Потому что русским людям не нужно мечтать о планетах. Нужно мечтать сразу о боге и все. Человек должен быть рядом с богом. Он и есть рядом с богом. Он должен ощутить это, понять, поверить. Если он поверит, зачем ему планетарий, объясни мне? 

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, эта вся лишняя шелуха.

    С.ДОРЕНКО: Эта мерзость, товарищи. Еще гордыня и критицизм. Начинается критицизм, начинается зависть…

    Э.ХАСАНШИНА: Мышление возникает.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, критическое. А потом спрашиваем: а зачем правительство? А зачем вы думаете это паскудство, эту похабщину? Верить и точка.

    Э.ХАСАНШИНА: Потом вместо смирения появляются требования какие-то, зарплат, этого всего. Это не нужно.

    С.ДОРЕНКО: Реконструкция, интеграция в помещении кинотеатра. Теперь планетарий перекинут, может быть, к концу 2019 года в кинотеатр. Ты сразу смотришь кино, а на небе звездочки. И все. Я знаю, я их научу. Продаются в детских магазинах американских такие наклейки. Но это из Америки уже и сюда пришло. Наклейки после света продолжают светиться. Сделать и сказать: вот это вам Марс, а это Венера. Забудьте это сразу на хрен, смотрите на экран, тут кино. Все. Вот это правильно, никакого планетария не надо, наука должна отступить перед верой. Я считаю, вера важнее. Если вера есть, зачем вам наука? Вы все равно знаете, что царствие божие. Какая вам разница, с наукой или без науки? Вы все равно царствие божие готовите. Правильно?

    Секундочку. Какой сценарий? Мне пишут про сценарий. Инночкина. Это фильм про Инночкина, сценарий к которому написал папа Павла Лунгина. Там «заправлены в планшеты космические карты» играется песня. А сейчас будет «господи, помилуй».

     

    С.ДОРЕНКО: Три станции. У нас некрошовинистическая страна, как ты знаешь. Мы страна некрошовинистов. Поэтому у нас в центре страны кладбища, кстати говоря. И это не противоречиво. То есть страна начинается с кладбища. Например, любой город в России отсчитывается от главпочтамта. Где центр города? Где центр Оренбурга? Ты жила в Оренбурге, где центр?

    Э.ХАСАНШИНА: Где улица, по которой все гуляют.

    С.ДОРЕНКО: Нет. От главпочтамта. То есть ноль — это главпочтамт. Кроме Москвы. Потому что в Москве главпочтамт городской где находится? Напротив чайного магазина на Мясницкой. И как бы от Мясницкой должна идти нулевая отметка, там Чистые пруды рядом. Но это не так в Москве. В Москве начинается от кладбища. И этим задается метасознание всех русских. Мы поклоняемся кладбищу, мы живем от кладбища и мы с кладбищем сверяем все свои дела. Это правильно, я на самом деле очень это хвалю. Почтение к предкам и так далее. Но стран начинается с кладбища наша. Не заканчивается кладбищем, а начинается с кладбища. И им же и заканчивается. Так вот, смысл в чем. Смысл в том, что мы некрошовинисты, мы уважаем только мертвых. Живым мы плюем в глаза — тьфу на тебя. Глаза подставь, смотри на меня, не отводи глаз — тьфу на тебя. То есть попасть нужно прямо в глаз. Живым. Такое отношение к живым. А к мертвым у нас другое отношение. Нормально, говно, конечно, человек был, что сказать, ну, нормально, чего, помер тем более. Как справедливо сказал мне один человек, сказал гениальную вещь. Он сказал: как у меня наладились отношения с мамой после того, как она умерла. Я говорю: это как? Серьезно, я говорю не анекдот никакой. Он говорит: наладились отношения. Я говорю: почему? Он говорит: при жизни мы с ней все время вздорили. Хороший человек, интеллигентный, кстати. Он говорит, а как она умерла, такие отношения хорошие, постоянно с ней разговариваю, она такая хорошая, благостная. И я благостный, говорит. Прям с ней разговариваем часами. И отношения наладились. Стоило ей умереть, как наладились отношения.

    Э.ХАСАНШИНА: Человек стал лучше после смерти.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Все мы становимся лучше. И можно поговорить. Прилично, приятно с мамой, папой. Когда они помрут. Пока они не помрут, трудновато. А помрут, сразу как-то полегче становится. И разговариваешь так по душам просто. Они все понимают, можно объяснить. Бать, понимаешь? — Конечно, я понимаю, тут очевидная вещь. Серьезно, я не шучу.

    Мы некрошовинисты, мы живем от мертвых. И у нас долгие годы, на самом деле, очень долгие годы, был культ дедушки. Как такового дедушки, который сейчас устраняется. Я тебе говорю, и у меня будет с тобой спор, если ты споришь. Если не споришь, не споришь. Путин еще до конца своего мандата, до конца мандата Путина, будет похоронен Ленин. Ленина вынесут из мавзолея. Сто процентов, я тебе клянусь. Давай, на сто долларов. Все, что у меня есть… Хорошо, спорим на сто долларов?

    Э.ХАСАНШИНА: Хорошо.

    С.ДОРЕНКО: У меня с Оношкой спор, что до 1 января 2025 одна из стран примет ядерное оружие. Реальное ядерное оружие будет применено, кто-то долбанет по кому-то, надеюсь, Израиль, в смысле, я думал, что Израиль по Ирану. Ну, неважно, посмотрим. Или Иран по Израилю. Кто-нибудь. На сто долларов мы поспорили с Оношкой, что до 1 января 2025 года, до курантов по московскому времени кто-то долбанет ядерным оружием.

    Второй спор с тобой. До конца мандата этого Путина, он пришел у нас до 2024 года, значит, в 2024 году 7 мая произойдет передача власти, инаугурация нового президента. Всегда у нас 7 мая. Путин так решил и все. На День радио. Говорит, я хочу на День радио. А 7 мая 2024 года, до этого числа будет вынесен Ленин и похоронен. На сто долларов. Забились? Народ слышал нас. Народ, боги, все, кто был свидетелем нашей страшной клятвы. У нее нет ста долларов. Я объясню, все имущество Хасаншиной, все, что у нее есть, все абсолютно, последнее, включая зубную щетку и выдавленный тюбик из-под зубной пасты, если оценить, у Хасаншиной примерно оценивается в 15 долларов. Но она сейчас забилась на сотку. Не знаю, где она ее возьмет.

    Э.ХАСАНШИНА: А я пойду на могилу Ленина собирать.

    С.ДОРЕНКО: У нее нет ста долларов, но она забилась на сто долларов. Вы видели это только что. Хорошо, договорились. Они его вынесут. Вынесут вот почему. Сегодня Дабл Ять опубликовал в Телеге, я знаю, у вас нет Телеги, потому что вы такие, как сказать, дезактуализированные люди. Поэтому у вас нет Телеги. Понимаешь, мое превосходство заключается в том, что у меня есть Телега. И я знаю все на год, на два раньше вас. Потом вам расскажет государственное телевидение через пару лет.

    Дабл Ять захреначил карту московского метро 2037 году. Не знаю, почему, это так у них перспективочка. Там нет метро «ВДНХ». Метро называется «Выставка». Нет больше «Библиотеки имени Ленина» — она называется «Библиотека» просто. Никакого Ленина не будет, и имени Ленина не будет. Дальше. И «Ленинский Проспект» называется «Проспект Республики». «Ленинский Проспект» будет переименован в «Проспект Республики». То есть «Ленинского проспекта» в Москве не будет, «Библиотеки имени Ленина» не будет. Ну, Ленина не будет, как вы понимаете. Ленина куда-нибудь закопают и все. Я только единственное не понимаю, они разрушат мавзолей или положат туда нового дедушку? Вот это важно. Ленина не будет. Это перспективная карта метро, которую опубликовал Дабл Ять.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Давайте «Ленинский проспект» к тому времени переименуем в «Проспект Путина».

    С.ДОРЕНКО: Можно я свою концепцию в двух словах? Моя концепция заключается в том, что именуют строители. Условно, мы с вами строим курятник. И называем курятник имени Ахиллеса, так нам впендюрилось. Мы имеем право, кто построил, тот и назвал. Вот люди, которые строили «Ленинский Проспект», так назвали. А те, кто строил Петербург, назвал его Петербург. То есть мы сохраняем за строителями право называть. Это право будет отнято. «Ленинский проспект», его люди построили, так назвали, будет изменено на «Проспект Республики». Кстати, какой республики? Чеченской республики? Какой? У нас же федерация, у нас не республика. Тогда федерации. Не понимаю, какой республики? Удмуртской?

    Э.ХАСАНШИНА: Я вообще не знаю. Честно говоря, зачем это нужно? То есть сокращение названия это здорово, а вот увеличение длины названия это плохо.

    С.ДОРЕНКО: Концептуально произойдет следующее. Я говорил об этом давно с Павлом Пепперштейном. Это высокого полета, огромный, гигантский концептуалист, которого понять современность не может, потому что Паша Пепперштейнт — он выше современности, он как бы парит над человечеством, великий человек. Среди нас живет великий человек, Павел Пепперштейн. И он сказал, что принципиально культ дедушки — это культ русских уже очень давно. Мы поклоняемся дедушке. Дедушка мудрый, с дедушкой можно поговорить, с дедушкой можно посоветоваться. В дедушкиных словах можно найти урок. Дедушка дал урок. И последние много десятилетий мы живем с дедушкой Лениным, это наш дедушка.

    Произойдет, когда они перезахоронят Ленина, произойдет следующее, одно из двух. Либо дедушка будет заменен на что-то другое, какой-то новый культ придет. Может быть, матери, может быть, бабушки, не знаю, новый культ. Либо появится другой дедушка, новый дедушка. Потому что русские живут с дедушкой. Это очень важно. С дедушкой Лениным. И дедушка нас защищает как бы. Дедушка перед богами за нас слово молвит. А сейчас, когда дедушку исторгнут, то появится либо новый дедушка, либо новый культ.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Боярский предложил ввести худсоветы и цензуру. Ну и правильно.

    Я звоню Пепперштейну. Он спит, мне кажется, в это время. Он спит до полудня, а потом начинает не спать какое-то короткое время. А потом снова спит. Он великий человек просто, поймите, не обязан подчиняться нашему графику. А вдруг он возьмет трубку? Паш, привет, это Доренко.

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Привет.

    С.ДОРЕНКО: Я звоню из эфира, если позволишь. У меня к тебе один короткий вопрос. Ты когда-то вскрыл концептуально тему сожительства, жития советских людей с культом дедушки, дедушки Ленина, который и советник, и опора, и надежда, и мудрец. Я точно знаю, все больше примеров и примет, что дедушку захоронят, как бы искоренят, и «Проспект Ленина» переименуют, и «Библиотеку Ленина» переименуют, и так далее. Это изменит концептуально Россию или будет найден новый дедушка? Или что? 

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Я хочу высказать какую-то иррациональную, мистическую надежду, что, может быть, все-таки этого не произойдет.

    С.ДОРЕНКО: Тебе нравится дедушка Ленин? Что он дает, в чем позитив?

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Мне кажется, он дает, во-первых, олицетворяет собой какое-то древнее, сказочное, магическое начало. Это, собственно говоря, бог вечного сна. Поскольку он не жив и не мертв, что мы знаем по сказкам, вот это амбивалентное состояние. Хотя, конечно же, слово «дед» непосредственно ассоциируется со словом dead, то есть мертвый. Но это западное прочтение. А наше местное прочтение — это ни живой, ни мертвый. Такой вроде был лежит, погруженный в сон, вроде бы румяный…

    С.ДОРЕНКО: А перед сном сказал нам то-то и то-то, и эти поручения дороги нам.

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Поручения, в принципе, можно и забыть. Но самого спящего дедушку надо уважать. Он в своем спящем состоянии представляет собой гораздо большую ценность, чем он представлял собой в своем живом виде вот такого немного буйного революционера, как мы его знаем из исторического повествования. И мы совершенно не обязаны симпатизировать ему во время его земного бытия, но вот симпатизировать ему спящему и умиротворенному как бы такому воплощению, которое мы видим в хрустальном гробу, гораздо легче и приятнее.

    С.ДОРЕНКО: Но если все-таки произойдет страшное, и дедушка все-таки будет исторгнут, закопан и забыт, и в названиях, всюду его искоренят, куда должна двинуться Россия? Или куда может двинуться Россия, в позитиве и в негативе? Что может произойти в позитиве, а что в негативе?

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Я все-таки уверен, что дедушку забыть не удастся. Даже если его закопают, если переименуют все объекты, названные его именем. Все равно, не такой это дедушка, которого можно забыть. 

    С.ДОРЕНКО: То есть ты не видишь сценария без дедушки либо другой дедушка, либо, например, какая-нибудь мать, либо бабушка не может возместить нам этого дедушку?

    П.ПЕППЕРШТЕЙН: Этот дедушка конкретно неповторим. Конечно, будут, возможно, и другие дедушки. Этот дедушка тоже не первый и, надо полагать, не последний. Я уже не говорю о бабушках и прадедушках, и внуках, и внучках. Много всего, наверное, если нам повезет.

    С.ДОРЕНКО: Ты когда-то выдвинут термин «хроношовинисты» и хроношовинизм как таковой. Я, как твой адепт, продолжаю его поддерживать. Но можно ли говорить также о некрошовинизме русских? Человек для того, чтобы его уважали, должен сначала умереть.

    П.ПЕППЕРШЕЙН: Это, скорее, можно говорить о каком-то культе мертвых. Это присуще в той или иной степени всем народам. Что же касается конкретно Ленина, я думаю, что борьба с Лениным это в некотором смысле борьба с ленью, это такая сейчас, на волне вестернизации, на волне такого агрессивного протестантизма, проникающего в нашу страну, присутствует борьба с некой такой внутренней ленью. Но в лени есть много чего сакрального. И она, я надеюсь, непобедима. Я надеюсь на лень, и поэтому думаю, что Ленина тоже не забудут.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Очень рад тебя слышать. Счастливо. Это был Павел Пепперштейн, концептуалист и известный гуманитарный мыслитель. Он думает, что дедушка непобедим. Дедушка непобедим, потому что дедушка — это древний бог, находящийся в состоянии между смертью и жизнью. Это бог сна, бог провидческого сна. Великий бог провидческого сна — вот кто такой дедушка. И сейчас на этом месте Ленин. Хорошо. На это место может лечь, кто угодно.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай из Москвы. У меня дедушка был где-то около 2024 года 21 января, и получил именную карточку, где Владимир Владимирович (Ильич — прим.) Ленин на смертном одре, и подарил потом мне ее. Я долго ее разглядывал, несколько раз бывал в мавзолее, и смотрел другие фотографии всевозможные, которые были. Зная о том, что Владимир Владимирович (Ильич — прим.) был подморожен, пока везли. Потом елей, помните, как патриарх или кто-то из высших архимандритов наших сказал, что-то там елей, когда затопило мавзолей в свое время канализацией кремлевской и многих других. Я считаю, что давным-давно не тело Владимира Ильича Ленина лежит.

    С.ДОРЕНКО: Дело не в этом. Мы говорим о культе дедушке, священном для каждого человека.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Секундочку. Еще пример приведу. Ту песню, «14 минут», которую вы ставили, это Владимир Войнович, знаменитый диссидент, который случайно при Хрущеве пробился, потом в фильме это тоже отразилось. Потом он написал «2042», это наше будущее…

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Это слишком много, мы не запомним столько. Так много данных мы не запомним. Здравствуйте. Паша Пепперштейн высказался о культе дедушки, который неистребим, поскольку это бог сна, бог между жизнью и смертью. 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не согласна. Потому что я вижу две большие разницы между живым дедушкой и мертвым дедушкой. У меня есть такая мысль, Сергей, она, может, займет минуту. Называется географический детерминизм в приложении к переживаниям человека, то есть то, чем я занимаюсь. Европа — мало земли, много людей, люди постоянно воюют за землю. Потому что она приносит быстрый доход и много работать не надо. Логично? Соответственно, в этом сообществе нужен лидер какой — молодой, способный идти и вести людей, быстро захватывать земли и обогащать их. Лидер-вождь, сменяемый по мере старения.

    С.ДОРЕНКО: Походный атаман, в сущности, как у украинцев.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Молодой, сменяемый по потере физических качеств. Россия — много земли, которая ничего не проносит. Огромные усилия, чтобы она принесла хоть какой-нибудь урожай. Соответственно, в захвате вообще никакого нет, потому что земли и так полно. В чем есть главная нужда? В сообществе, в соседе. Если ты с соседом контактируешь, ты ему можешь просто… заболел — умер, считай, никто не принес воды. Сообщество. Если Европа — это дробление и индивидуализм, то Россия — это сообщество для выживания. 

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Пингвины греются в Антарктиде.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кто ведет сообщество? Должен быть лидер, какие у него должны быть качества? Прозрение, понимание…

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, сдерживание. Он должен сдерживать. Потому что когда пингвины прижимаются друг к другу в Антарктиде, то главная цель лидера — то сдерживать их. Плотнее, ребята, плотнее, встали плотнее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сдерживать. И опять же, показать, где в этом году будет морошка, не знаю. Должен быть мудрый человек, который с возрастом становится только мудрее. Поэтому у нас две разноплановые концепции. Мы привычно воздвигаем мудрого человека, дедушку, и ему привычно следуем. Так устроено генетически, это прошито в наших генах.

    С.ДОРЕНКО: В моих я не наблюдаю этого, но неважно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наблюдаете, Сергей. Вы когда говорили с отцом, вспышка этого пиетета это и есть почтение перед старшим, который знает, куда идти, и не погубит тебя. Поэтому мы и президента не сменяем. У нас такая же история. Нам кажется, он ведет нас туда, где мы должны оказаться. А Ленина надо похоронить. Потому что площадь — это бардак. Она просто цирк с конями и кладбище одновременно.

    С.ДОРЕНКО: Это ваше мнение. Хорошо. Это была еще одна точка зрения.

    Михаил Боярский призвал вернуть цензуру и худсовет. Давайте прочитаем. Народный артист России Михаил Боярский считает, что любое произведение искусства должно быть оценено профессионалами, которые решат, достойно ли оно отечественного зрителя. А отечественный зритель достоин этого произведения? Об этом он заявил в эфире телеканала «Дождь». Как в школе есть педагог у учеников, так у артистов должен быть худсовет, как педагог, учитель. Это очень правильно. 

    Э.ХАСАНШИНА: Мне всегда казалось, что зрители и есть, кто решает, хотят они посмотреть или не хотят.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Зрители хотят похабщины. Все сидят на Pornhub, если дать им волю. Где их правая рука? На мышке. Где их левая рука? Под столом.

    Э.ХАСАНШИНА: Они же все равно это смотрят. И кто-то же им это дает.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, сам зритель. Чего хочет зритель. Если зрителю дать волю, на телевидении сказать, с госканалов: теперь вы вольны делать все, что угодно. Где будет их правая рука? На мышке. Где будет их левая рука? Под столом. Так и есть, кстати говоря. Но они делают это… как это сказать, они вздрагивают, когда входит начальник в кабинет. А перестанут вздрагивать. Поэтому надо, чтобы всюду был худсовет. Чтобы он давал правильные вещи людям. Они сами как скоты, они абсолютно тянутся к грязи. А тут худсовет и все.

    Э.ХАСАНШИНА: Подождите. Это же работа людей, тех, кто создает фильмы, они это делают ради зрителей. Развлекать, просвещать, заставлять о чем-то задуматься.

    С.ДОРЕНКО: В советское время, в старые времена, когда все эти худсоветы были, главлиты и так далее, мне рассказывали о нраве людей, которые там главлитят. Ты не представляешь, что там было! Гомосексуализм, оргии, там такое творилось, просто чтобы ты понимала. Люди из этих главлитов — мама, не горюй. Вот там были Содом и Гоморра настоящие. Вот это было… Им можно было, потому что блюли, они знали вес порока, цену порока, они сами были глубоко порочными людьми. Поэтому старались ограждать советских людей от грязи. Своей собственной, в сущности.

    Прорвало плотину, говорит Боярский. Сколько лет Боярскому? Дай мне Вики, пожалуйста.

    Э.ХАСАНШИНА: Он, кстати, не такой уж…

    С.ДОРЕНКО: Он древний человек.

    Э.ХАСАНШИНА: Не настолько.

    С.ДОРЕНКО: 1949 года. 68.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне казалось, поменьше.

    С.ДОРЕНКО: Ну что ты. Где он родился?

    Э.ХАСАНШИНА: В Ленинграде.

    С.ДОРЕНКО: Что ты говоришь! А такой, как будто он из колхоза. Я имею в виду, по вот этим речам, очень странным. Ленинградцы разные бывают. «Прорвало плотину, вычистительные ограждения не работают, — говорит Боярский. — Вылезло такое количество дерьма…» (зачем он говорит такое слово грязное?) Вы сказали грязное слово, Боярский, зачем? «… что нужно как-то справляться. Плохая музыка, мат, дешевые пьесы, отсутствие драматургии толковой, переделывание классиков по непозволительным лекалам и многое другое». По словам Боярского, когда Карлсон летает голым за Фрекен Бок, это ужасно. А Карлсон же был в штанишках таких с помочей одной. Артист отметил, что не видел такого фильма, но скоро он появится, где Карлсон будет голый и летать за Фрекен Бок. У него же штанишки такие были на помочах.

    Михаил Боярский прав или не прав? Пожалуйста, ваше мнение. Нужно вернуть цензуру и худсоветы. Человек сам по себе грязен и его тянет на паскудство. Поэтому нужно, чтобы кто-то специально отбирал все эти вещи.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил, я не помню, как его по отчеству…

    С.ДОРЕНКО: Не имеет значения. Михаил Сергеевич он.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Михаил Сергеевич наш любимый Д’Артаньян на двух стульях, что ли, решил усидеть? И про нравственность, а сам снимается в рекламе одного известного оператора. Я посмотрел, думаю: господи, неужели и у вас жизненная ситуация…

    С.ДОРЕНКО: А что? Деньги. Человек должен жить как-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, что деньги. Но раз вы в этом участвуете, что же вы тогда про нравственность заявляете?

    С.ДОРЕНКО: Ой, ну вы прямо старообрядец какой-то. А что, деньги безнравственно априори? Это же работа, он снимался. Деньги нравственны. Сделайтесь протестантом. Не хочет сделаться протестантом.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я могу констатировать только одно. За последние 50 лет великолепный Д’Артаньян превратился просто в каналью Бонасье, такого ханжу.

    С.ДОРЕНКО: Причем вы именно в Бонасье его определили, а не в кардиналы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, извините, кардинал велик и умен. А Бонасье ханжеский и просто такой мерзкий. Других слов нет, извините.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Д'Артаньян превратился в Бонасье. Какой ужасный приговор дал наш слушатель Александр.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Борис Семенович. Я их тех людей, которые пострадали от цензуры. Я был внештатным корреспондентом телевидения в 1964 году, и снял много материала о пьянстве в Москве, как распивают на помойках, как распивают на откосах железных дорог и так далее. Всем в редакции московской это очень понравилось, а вот цензор сказал, что в образцовом коммунистическом городе такого быть не может. И пленочку мою уничтожили. Результат цензуры мы видим сегодня.

    С.ДОРЕНКО: А вот говорят, что сами цензоры отличались как раз лихостью нравов и были людьми вовсе нескучными, наоборот, веселыми?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. Моя пленочка-то пропала. После цензора ее никто не видел. Я подозреваю, что они ее просматривали, хохоча, потому что там были кое-какие сценки смешные.

    С.ДОРЕНКО: «Шарман, шарман», восклицали они. Спасибо вам большое.

    Здравствуйте. Слушаю вас. Идея Боярского ввести худсоветы и цензуру?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, худсоветы ввести, цензуру — нет. Худсовет нужен.

    С.ДОРЕНКО: А для чего? Разве не зритель конечный судья?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Зритель, конечно, конечный судья. Но вспоминая свое детство, мне нравилось то, что проходило худсовет, в кино, в литературе.

    С.ДОРЕНКО: А потом вам, наверное, нравилось то, что не проходило худсовет? Ведь многие фильмы, которые лежали на полках, потом показали. Они были бесконечны талантливые.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смотрели из-под полок, как говорится, из-под прилавков что-то давали. Выработка вкуса, наверное, не на один час…

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, если позволите, худсовет и вообще любой совет, который что-то решает, означает узаконенное детство. То есть вас объявляют ребенком. Вы — ребенок. Точка. А значит, вы не обладаете волей. Ребенок или раб, потому что раб и ребенок это одно и то же, ведь рабство и детство одинаковы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ребенок — это не раб.

    С.ДОРЕНКО: Ребенок, безусловно, раб в том смысле, что ребенок не обладает собственной волей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если аллегорично относиться к ребенку, то может быть.

    С.ДОРЕНКО: Ребенок, безусловно, раб. Не он принимает решения. Вы не можете его продавать, как раба, но в проявлении воли ребенок не обладает свободой воли. Ребенку велели прийти в белом, велели прийти в красном, велели прийти в фартуках, велели прийти в рубашках. Мы едем на море. Ребенок, дальше его дело радоваться или наоборот, огорчаться. Но никого не парит. Мы едем на море и все.

    Э.ХАСАНШИНА: Что есть, что пить, что носить, когда спать, что смотреть. 

    С.ДОРЕНКО: Да. Я объявил же детям: мы летим в Гонконг, там будет Диснейленд. И все. Я же не спросил их: дети, как вы думаете, полететь в Гонконг или, может быть, в Лос-Анджелес. Я не спросил. Я сказал: летим в Гонконг, там будет Диснейленд. О, круто. И будем все время в Гонконге? Нет, говорю я, потом полетим на Филиппины. Там будет море. Они говорят: о, круто. Они же не сказали: а почему не Бали, интересно? А почему на Ломбок, почему не на Флорес? Почему Филиппины? А кто это решил? А какое он имел основание решать?

    Худсовет, в сущности, это узаконенное рабство и узаконенное детство. Детство есть благое рабство, когда о рабе заботятся. Таким образом, нас делают детьми де-факто. Нам говорят: вы дети, мы о вас будем заботиться. Попу вам вытирать, подавать вам кашку, с изюмом. Ну, хорошо, с изюмом. Ага. Нет, сахара нет, это вредно. Мы положим изюм и немножко меда. То есть мы узакониваем рабство, в хорошем смысле. Хорошее, доброе рабство — это детство. Ну, в хорошем смысле.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Хочу напомнить, что Владимира Ленина звали Владимир Ильич, никто не обратил внимания.

    С.ДОРЕНКО: Нет, все обратили внимание. Я сознательно это утаил. Вы не представляете, сколько людей написали мне в Telegram. Когда наш слушатель сказал «когда Владимира Владимировича везли из Горок ленинских сюда, в Москву, его подморзили», он ошибся, это просто оговорка.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. По поводу худсовета. Мне кажется, это чужой вкус хороший, допустим, и воспитание правил общежития.

    С.ДОРЕНКО: Почему этот кто-то….  Сколько вам лет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 45.

    С.ДОРЕНКО: Как вас звать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Павел.

    С.ДОРЕНКО: Павел, вы садитесь и я, Сережа. Я Сережа, вы Паша. Приходит чел какой-то, говорит: здравствуйте, я Арнольд Петрович. Я вам определю, что вам смотреть. Я ему говорю…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это зависит от моральных качеств Арнольда Петровича.

    С.ДОРЕНКО: Какие качества? Кто-то его определил, что он не предатель и будет в пользу что-то власти говорить. Мы с вами садимся и говорим: смотрит «Двойку», или смотрит «Детство Шелдона» или подкатили «Викинги», новый сезон. Мы с вами выбираем. А он нам говорит: нет, товарищи, смотреть надо вот это. И он нам говорит что-то такое, имени 22 партсъезда смотреть надо. А мы с вами смотрим на него растопыренными глазами и говорим: кто ты, говно твоя фамилия? Он говорит: я худсовет. Паш, зачем нам?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какие-то рамки должны быть в общественном сознании.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Мы сами определяем рамки. Мы смотрим «Детство Шелдона» или «Викинги» новый сезон, наша тема.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но законы общества все равно существуют.  

    С.ДОРЕНКО: Законы общества существуют. Поэтому мы об этом никому не расскажем. Мы тайно посмотрим «Детство Шелдона».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это основано на негласном договоре в обществе, моральном, нравственном.

    С.ДОРЕНКО: Да. Поэтому мы тайно посмотрим импортные фильмы. Тайно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но воспитание вкуса, кто-то должен этим заниматься. Приучать детей к каким-то правилам, чтобы они не делали, что хотели, когда одни дома.

    С.ДОРЕНКО: Но нам 45 лет. Вы же сказали, что вам 45. Зачем вас учить? Вы сами кого хочешь научите. Смотри, человек хочет, чтобы его учили все равно. Хочет, чтобы вожжи были у хозяина. Арнольд Петрович, заходите, ваше время настало. Люди в 45 хотят, чтобы вы их учили правильному вкусу. Понимаете, Арнольд Петрович? Эта нация всех победит. Почему? Это геройские дети. Это прекрасная нация, лучшая. Вы лучшие.

    Мы пойдем и проживем его, это понедельник, 3 декабря.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus