• Заместитель руководителя дирекции фото- и видеофиксации Центра организации дорожного движения Москвы Егор Чернов в программе «Город дорог» 13 декабря 2018 года

    13:30 Дек. 13, 2018

    В гостях

    Егор Чернов

    Заместитель руководителя дирекции фото- и видеофиксации ЦОДД

    А.КАПКОВ: 13 часов 35 минут. Ох, как громко! Сделаю у себя потише в наушниках. Здравствуйте всем, дорогие друзья! Меня зовут Александр Капков. Это программа «Город дорог». Мы ближайшие 25 минут проведём с вами вместе в диалогах о транспорте, дороге и околодорожных темах. Делаем это, по традиции, с самыми компетентными экспертами. У нас сегодня в гостях Егор Чернов. Егор, приветствую вас.

    Е.ЧЕРНОВ: Здравствуйте.

    А.КАПКОВ: Заместитель руководителя дирекции фото- и видеофиксации Центра организации дорожного движения. Вы знаете, можно я похвалюсь?

    Е.ЧЕРНОВ: Давайте.

    А.КАПКОВ: По памяти, не читал.

    Е.ЧЕРНОВ: Давайте.

    А.КАПКОВ: Нет, я к тому, что я ваш титр по памяти, не читал, не где-то у меня здесь на бумажке или ещё что-то.

    Е.ЧЕРНОВ: Мне казалось, подглядывали всё-таки.

    А.КАПКОВ: Ну ладно! Давайте честно: я как бы уточнил за эфиром.

    Е.ЧЕРНОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Вы мне так намекнули — что, где, чего. Всё остальное сделалось по памяти. Хорошо, дорогие друзья. Что у нас ещё можно выговаривать по памяти — так это наши средства связи, они остались прежними. Пожалуйста, всё, что касается фото- и видеофиксации. Ну и в принципе, Егор — на самом деле очень широкого профиля мастер, поэтому всё, что касается Центра организации дорожного движения — ну, может быть, с некоторыми уточнениями, да? — мы готовы выслушивать. Если Егор скажет: «Нет, ребята, давайте мы это оставим, у нас есть другие специалисты по этому поводу», — мы уж тогда, извините, опустим. Хорошо? +7 925 88-88-948 — это наш телефон. SMS-портал, пожалуйста, ваши сообщения мы на него принимаем. Можете также нам писать в Telegram: govoritmskbot (латинскими буквами в одно слово). Ребята, всё, как и прежде.

    А что у нас там с пробками? Повесили нам огромный монитор, классный. Столько цифр! Столько всего! Вот скажите мне, что сейчас? Егор, ты с этим монитором знаком гораздо лучше, чем я.

    Е.ЧЕРНОВ: Ну конечно.

    А.КАПКОВ: Где пробки? Сколько их сейчас?

    Е.ЧЕРНОВ: Ну, сейчас видно, что состояние…

    А.КАПКОВ: Садовое?

    Е.ЧЕРНОВ: Жёлтенькое.

    А.КАПКОВ: Жёлтенькое?

    Е.ЧЕРНОВ: И для этого времени дня это нормально.

    А.КАПКОВ: Это нормально? МКАД, восток — сейчас 7 баллов. Это по участкам он говорит, да? Автомобили в городе сейчас… Верхняя цифра, да? Я правильно понимаю? Это 1 миллион 117 тысяч.

    Е.ЧЕРНОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Да? А, подождите! Сейчас пятьсот… Я не понимаю! Что такое? Что это такое? Сейчас 515 тысяч в городе, да? А с начала дня это уже больше 1 миллиона? Я правильно понимаю?

    Е.ЧЕРНОВ: Нельзя забывать, что если номера автомобилей хорошо распознаются — соответственно, мы эти автомобили фиксируем. Если же автомобили представляют на дороге, к большому сожалению, комок грязи, то, конечно, он здесь не отражается, это очевидно.

    А.КАПКОВ: Комок грязи? Вы имеете в виду те машины, которые из салона такие выехали? Или это те, которые из-за погоды?

    Е.ЧЕРНОВ: Нет, конечно, из-за погоды. На улице снег, поэтому грязные машины — это сейчас нормально.

    А.КАПКОВ: Вопрос на самом деле самый актуальный, его уже присылают, меня он в том числе интересует. Я в последнее время на дороге заметил новые камеры. Я про них ничего не знаю. Они выглядят новыми, они белоснежные, несмотря на погоду.

    Е.ЧЕРНОВ: Пока ещё, да.

    А.КАПКОВ: Нет, ну даже сейчас они ещё белоснежные. Как я могу их описать? Чем-то напоминают «Автоураганы». То есть сама камера маленькая, только у неё по бокам два таких… Наверное, это инфракрасные блоки?

    Е.ЧЕРНОВ: Да, инфракрасные прожекторы.

    А.КАПКОВ: Если у «Автоурагана» он один, внизу, то здесь — два?

    Е.ЧЕРНОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Это что за камеры?

    Е.ЧЕРНОВ: Это камеры «Стрелка-М». Это те камеры, которые правонарушений не фиксируют, но в то же самое время работают, например, в части розыска и фиксации транспортных средств. Например, есть участки…

    А.КАПКОВ: В том числе чтобы вот эту аналитику выдавать, да?

    Е.ЧЕРНОВ: Да, конечно. Есть такие участки, например, где были активные точки аварийности, постоянно бились машины. Мы устанавливаем туда стационарную камеру, которая смотрит за превышением скорости, например, на этом участке дороги. И через какое-то время, конечно же, автолюбители к камере привыкают, снижают скорость, начинают правила дорожного движения соблюдать. И фактически такая камера, с точки зрения фиксации нарушений, становится бесполезна. Таким образом, мы её снимаем, вешаем туда активный муляж (назовём его так). И в данном случае автолюбитель будет эту камеру видеть, точно так же соблюдать правила дорожного движения, аварийность на этом участке не появится, но в то же самое время у нас с этого места будет аналитика: мы будем понимать, что за машины туда едут, и куда они едут.

    А.КАПКОВ: Можно ли перевести… Зачем менять камеру? — вот в чём вопрос. Ведь, допустим, стоит «Стрелка» себе, сечёт скорость. Мы поняли, что навели на этом участке порядок, все соблюдают правила скоростного режима. Берём и переводим её в тот же самый режим standby — всё, она уже не выписывает постановления, но также работает, смотрит, кто с какой скоростью ездит, фиксирует номера, в качестве потока мы можем её использовать.

    Е.ЧЕРНОВ: Всё-таки нельзя забывать, что у этих камер разная стоимость. Камера, которая одновременно ещё и фиксирует правонарушения, она сама по себе более сложна технически и стоит дороже. Это первая история.

    Вторая история — она про то, что если автолюбители будут ездить под этой камерой, например, превышать скорость и никогда не получать штраф, они точно так же будут там ездить, думая, например, что, может быть, это просто камера телеобзора, можно спокойно ездить под ней и нарушать. Поэтому перевесы в первую очередь связаны именно с этим. То есть, как правило, статистика показывает, что камера по нарушениям эффективна первые полгода. Дальше всё равно автолюбители к этой камере привыкают и уже начинают в этом месте стабильно соблюдать ПДД.

    А.КАПКОВ: Очень здорово, что дорогостоящие камеры не используют в качестве муляжей, то есть это неправильное и нерациональное расходование оборудования дорогостоящего, его же нужно ещё и всё-таки содержать. И тратить деньги на то, чтобы это просто было болванкой — неправильно.

    А вот насчёт муляжей… Кстати говоря, 05-й… А, сейчас, прошу прощения, 05-й, к вам вернусь. Но ведь и к муляжу к какому-то времени привыкнут, поймут, что… Раз нарушил случайно, зазевался — она его не чекнула. Второй раз. На третий раз думает: «А дай-ка проверю». И думает: «Ага, понятно». Ну, вычислят.

    Возвращаюсь к 05-му, он говорит: «Муляж элементарно видно». Если честно, я до сих пор не научился. Потому что муляжи и раньше были. Были и «Стрелки» обычные муляжами, но они тоже что-то моргали.

    Е.ЧЕРНОВ: Активный муляж моргает и создаёт…

    А.КАПКОВ: 05-й, пока Егор будет отвечать, вы нам, пожалуйста, дайте информацию, как вы их отличаете. Привыкнут ли к муляжам? И если привыкнут, то что делать потом?

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно, автолюбители могут… Смотрите. Наша основная задача при установке камеры… Мы устанавливаем все камеры по согласованию с ГИБДД, то есть они нам дают точки аварийности. Или, например, наши коллеги из Мосгортранса, например, нам указывают точки, где постоянно из-за того, что автолюбители выезжают на выделенную полосу, наземный городской транспорт задерживается, люди опаздывают, создаются пробки и так далее. Нам о таких местах сообщают. Мы эти места с коллегами из ГИБДД отрабатываем и на такие точки устанавливаем камеру. То есть в первую очередь это аварийность, вторая история — это когда задерживается наземный транспорт.

    Да, если камера там висит стабильно и долго, автолюбители привыкли, что она висит, и соблюдают ПДД. Дальше мы понимаем, что всё, здесь точки аварийности нет, все соблюдают ПДД — мы можем заменить эту камеру на активный муляж. Если, например, по истечении какого-то времени (наверное, продолжительного), конечно же, возникнет такая ситуация, что автолюбители снова будут там нарушать, то, конечно же, мы примем меры и в данном случае, возможно, обратно повесим такую стационарную камеру. Но пока таких прецедентов у нас ещё не было. Может быть, должно пройти немножко побольше времени, чтобы такая ситуация сложилась.

    А.КАПКОВ: Да, я тоже хотел отметить, что если мы можем совершенно точно сказать, что люди начинают перевоспитываться в течение шести месяцев, когда камера активно работает, то данных о том, за сколько они разбалтываются вновь, сейчас нет. Я надеюсь, не будет. Я надеюсь, не будет.

    Е.ЧЕРНОВ: А я тоже вообще на это надеюсь, да. А там посмотрим.

    А.КАПКОВ: Хорошо. Так! «Передающего блока на столбе нет…» Бла-бла-бла. Это по поводу болванок. Слушайте, а такой вопрос ещё. Ведь я правильно понимаю, вот вешать пустую коробку смысла нет? Зачем тратить деньги на её установку, на ещё что-то, когда можно её повесить не пустую, а хотя бы чтобы она смотрела, правильно?

    Е.ЧЕРНОВ: Ну, это раз, конечно же. К тому же пустая коробка… Совершенно правильно вы зачитываете, радиослушатель правильно подмечает, что если, например, это будет абсолютно коробка, то действительно у неё не будет передающего блока, питающего и так далее. Она может быть вообще не подключена, например, к городским сетям.

    А.КАПКОВ: Можно здесь же уточнение?

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно.

    А.КАПКОВ: Вот 05-й опять говорит, что нет передающих блоков. Если этих коробок на столбах нет, больших коробок, не именно блоков камер, а именно которые на столбе стоят, где, видимо, автоматы стоят какие-то, ещё что-то… Есть такие камеры, которые просто… она просто висит, а весь столб голый — ни Wi-Fi-передатчика тебе, там вообще ничего не видно?

    Е.ЧЕРНОВ: Надо сказать, что это муляжи, скажем так, самые первые партии. И действительно такие были.

    А.КАПКОВ: Были?

    Е.ЧЕРНОВ: Да. Висит камера фактически на голом столбе. Её старались подключать, конечно, к сетям электроснабжения, чтобы она, по крайней мере, моргала красненьким — ну, создавалось ощущение, что это активный муляж. Ну, такие камеры остались из первой формации. Если же мы говорим про активный муляж, полноценный, например, как раз про эти камеры…

    А.КАПКОВ: «Стрелка-М»?

    Е.ЧЕРНОВ: Да. Они все данные передают и о проездах, и ведут аналитику. То есть мы это всё как бы понимаем и видим. И там, конечно, она выглядит, как обычная камера.

    А.КАПКОВ: Когда я задумался над этой камерой, единственное, что я мог найти — это вы летом ещё делали анонс, что конкурс на оборудование, все дела. И я нашёл цифру — 400 вот этих камер «Стрелка-М». Это правда?

    Е.ЧЕРНОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Есть! Идём дальше.

    Слушайте, одна из самых актуальных тем сейчас — во-первых, это наступление зимы, а во-вторых, сейчас уже и наступление Нового года. Давайте несколько так разграничим. Начнём с зимы. Сегодня целый день валит. Как вы с этим справляетесь? Что наблюдаете? Какие изменения — лучше, хуже? По-прежнему ли снегопад? Вот смотрите. Сегодня, в принципе… Вот сейчас, на данный момент, если посмотреть на карту, то это примерно 6 баллов. При этом нельзя сказать, что плохо. И, глядя в окно, я вижу, что валит-то с самого утра.

    Е.ЧЕРНОВ: Да, это, конечно же, точно сказывается на дорожной ситуации в городе, это безусловно. В любой день, когда снегопад на улицах, сразу же, конечно же, начинается коллапс. Тем более… Я, наверное, немножко забегу вперёд и автоматически затрону и вторую часть, когда мы уже начинаем говорить потихонечку о приближающихся новогодних праздниках, когда начинается предновогодняя суета. И в данном случае… Я даже не знаю, как правильно сказать. Если сказать официальным языком, то да, дорожная ситуация в городе будет тяжёлая. Ну а если сказать не совсем официальным, то будет полная жуть, наверное.

    Нельзя забывать, что перед праздниками люди совершают гораздо больше поездок по городу. Опять же Москва — это столица, и у нас очень много приезжающего транспорта. И перед Новым годом все приезжают за подарками, все приезжают поздравлять, начинаются поздравления коллег, друзей, родных и так далее — огромное количество перемещений. И конечно, в периоде с 24 по 28 декабря будут самые пики. Это тот день, когда нужно спускаться под землю, это точно, если хочешь что-то успеть.

    А.КАПКОВ: Я сейчас открою календарь. 24-е? Это получается последняя неделя. 24-е? А, это последние пять рабочих дней перед Новым годом.

    Е.ЧЕРНОВ: Да, стабильно последние пять рабочих дней, когда все ездят поздравлять, в том числе и коллег по работе, и как раз закупаются подарками. Это будет действительно самая тяжёлая неделя и самая пиковая. Вот я честно скажу: я в прошлом году регулярно последнюю неделю перед Новым годом спускался в метро, потому что только так можно куда-то успеть. А тем более, если ещё в эти дни будет снегопад — это джекпот, я бы так сказал.

    А.КАПКОВ: У вас есть какой-то прогноз на состояние загруженности движения на эти пять дней, на количество автомобилей? Я понимаю, насколько это сложно, потому что, помимо того, что есть, грубо говоря, статистические данные, сколько от года к году прибывает автомобилей в город для того, чтобы закупиться к празднику подарками, плюс нужно ещё, не знаю, смотреть на прогноз погоды, какая погода будет на эти пяти дней. Если там будет снегопад, то вообще полный аллес, пиши пропало. Либо, если будет солнечно и сухо, то хоть как-то переживём?

    Е.ЧЕРНОВ: На самом деле мы смотрим и на прогноз погоды, и у нас есть статистические данные уже за достаточно большой период лет, поэтому мы ситуацию, которая будет, действительно представляем и со своей стороны как раз и прогнозируем (это фактически наш прогноз), что с 24-го по 28-е — самый пик. Дальше…

    А.КАПКОВ: Какие-то цифры можем назвать?

    Е.ЧЕРНОВ: Не хотел бы называть какие-то цифры. Всё-таки опять же прогноз погоды — дело нестабильное. Прогноз всегда…

    А.КАПКОВ: А если не от прогноза, а, например, по аналитике? Сколько, грубо говоря, ежедневно автомобилей?

    Е.ЧЕРНОВ: Если, например, в обычные дни до 3,5 миллиона автомобилей в городе, то фактически перед Новым годом будет на 10% точно больше. Поэтому…

    А.КАПКОВ: На 10%?

    Е.ЧЕРНОВ: Да. И это в данном случае, конечно, для городских дорог сразу же, опять же учитывая снегопад, например, если будет, — всё, ситуация будет просто критическая, это объективно говоря, даже несмотря на то, что коммунальные службы будут убирать, работать. Нельзя забывать, что, когда идёт снегопад, все автолюбители (что правильно) начинают снижать скорость, ездить аккуратнее — и в целом пропускная способность дорог снижается. Это нормально.

    А.КАПКОВ: Для меня как для обывателя 10% звучит — немного, как небольшая цифра. Можете привести нам пример? Ну, как вам сказать? Вы сказали: «Обычное количество автомобилей — 3,5 миллиона». Если мы прибавим к этому 10%, то это получается 350 тысяч, если я правильно посчитал. Я это как-то на лету сделал. Да, 350 тысяч. Кажется, что это немного. Можете нам дать понять? Например, если мы говорим о пробках в 5 баллов, то это примерно сколько автомобилей? И пробки в 9 баллов — это примерно сколько автомобилей? То есть я пытаюсь понять, могут ли, допустим, 100 тысяч автомобилей устроить полное бездвижение в городе?

    Е.ЧЕРНОВ: Я бы не стал именно привязываться в данном случае к количеству автомобилей и пробок. Почему? Сейчас объясню. Если у нас, например, сухая солнечная погода — мы имеем одну историю на дорогах, очевидно. Если же…

    А.КАПКОВ: То есть мы перетерпим и 500 тысяч автомобилей, грубо говоря?

    Е.ЧЕРНОВ: Ну, я бы так, конечно, не говорил, но в любом случае, условно…

    А.КАПКОВ: Это мои слова, да, я утрирую.

    Е.ЧЕРНОВ: Если утрированно, да, ситуация будет полегче. Если мы говорим про снегопад, например, про сегодняшнюю погоду — огромное количество ДТП парализует дороги моментально.

    А.КАПКОВ: То есть и лишняя тысяча сказывается.

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно же. Мы со своей стороны, конечно же, за европротокол. Мы хотим, чтобы дороги освобождались быстрее. То есть, например, за 30–40 минут можно оформить ДТП по европротоколу, если оно под него подпадает. Если же, например, там будут ждать сотрудников ГИБДД, а они тоже не успевают на большое количество ДТП, машины могут там стоять и три, и четыре, и пять часов. Конечно же, такие маленькие ДТП полностью парализуют город, это неизбежно.

    А.КАПКОВ: Ох, я даже не представляю, как вы будете с этим бороться. Я знаю, что ваши ребята из «Дорожного патруля» очень хорошо в этом подкованы и, в принципе, приходят на помощь даже в таких ситуациях. Если видят какую-то небольшую аварию, на месте нет ещё сотрудников ГИБДД, останавливаются: «Как дела? Всё в порядке? Все живы, здоровы? Нужна ли помощь? — и после этого: — Давайте мы вам поможем оформить европротокол». Правильно я понимаю?

    Е.ЧЕРНОВ: Вы знаете, наша служба «Дорожного патруля» — это один из наиболее успешных проектов наших за последнее время.

    А.КАПКОВ: Конечно, супермены такие!

    Е.ЧЕРНОВ: И это действительно супермены. Вы знаете, действительно эта служба продолжает развиваться, они становятся всё известнее, да. И мы получаем огромное количество восторженных, в общем-то, откликов от автолюбителей, которым мы помогли. Вы знаете, я даже скажу больше. «Дорожный патруль» — это, скажем так, немножко отдельная наша структура, но тем не менее я со своей стороны, может быть, если ситуация будет развиваться так же, и они будут точно так же становиться ещё более известными, я скоро смогу сказать: «Вы знаете, а ведь мои сотрудники моют их машины».

    А.КАПКОВ: Хорошо.

    Е.ЧЕРНОВ: Это действительно служба, которая помогает городу и готова прийти к автолюбителям в любой ситуации.

    А.КАПКОВ: По поводу европротокола — помогут, знают?

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно, безусловно.

    А.КАПКОВ: Ведь главная проблема в европротоколе, опять же я говорю со стороны обывателя, — незнание. Я с того времени, как он был введён, ни разу ещё им не пользовался, хотя были ситуации. Но там были ситуации таковы, когда ты смотришь и думаешь: «Эх, тут и не пахнет европротоколом». Нет, никто не пострадал, не подумайте, как бы даже были все согласны, но вот повреждений, конечно, натикало на большую сумму.

    Е.ЧЕРНОВ: Вы знаете, несмотря на то, что я работаю в Центре организации дорожного движения, я скажу честно: при каком-то мелком ДТП я буду рад, если приедет и поможет «Дорожный патруль», потому что я тоже не знаю, как заполняется европротокол.

    А.КАПКОВ: Ведь главная фишка в том, что мы хотим… Почему мы ждём инспектора ГИБДД? Потому что мы знаем: он царь и бог, приедет, и как он скажет — так и будет.

    Е.ЧЕРНОВ: Снимаем с себя ответственность, скажем так.

    А.КАПКОВ: Да, всё верно. А когда вы остаётесь один на один с проблемой, и у вас есть ещё, ну, знаете, в некоторых случаях, скажем, соперник, потому что авария (и так бывает достаточно часто) — это конфликт… Редко бывает, когда: «Ой, извините», — все согласны и разъехались, да? И ты понимаешь, что ты остаёшься один на один не только с проблемой, но ещё и (будем опять его называть в кавычках) с «врагом». И вот здесь самому принять решение, прийти к какому-то соглашению, написать, ещё документально заверить… Ты понимаешь: «Сейчас одна какая-то ошибка, не дай бог — и всё, пиши пропало». Тебе там не выплатят, скажут: «Сам дурак. А что ты подписывал? А куда ты глядел?» И дорожный патруль — в этом случае точно такой же человек, который придёт и скажет: «Я возьму ответственность».

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно, да, они приедут на место, всё расскажут, оценят, сфотографируют, запротоколируют, помогут, расскажут автовладельцам, что европротокол — это нормально и правильно в современных реалиях. Это действительно совершенно нормальная процедура, поэтому её не стоит бояться. И мы, наоборот, автолюбителям всем советуем: если у вас мелкое ДТП, конечно, пожалуйста, оформляйте европротокол и не забывайте о других участниках дорожного движения.

    А.КАПКОВ: Какие рекомендации? Есть ли особенная специфика работы «Дорожного патруля»: а) зимой; б) в предновогоднее время? Не знаю, какие-то им даются… Не знаю. Почему-то мне кажется, что…

    Е.ЧЕРНОВ: Расскажу, расскажу. Если, например, в обычном режиме работает 15–17 экипажей…

    А.КАПКОВ: В городе?

    Е.ЧЕРНОВ: …и днём, и ночью (чуть меньше), например, то когда начинается снегопад или, например, явно плохие погодные условия, количество экипажей сразу же, конечно же, увеличивается — они переходят на усиленный режим работы. Например, на МКАДе, на Третьем транспортном кольце, если, например, какие-то фуры или тяжёлые автомобили начинают буксовать, то, конечно же, они тоже помогают и активно участвуют — так же, как, например, и наши коллеги из Администрации Московского парковочного пространства, у них тоже есть эвакуаторы. И конечно, в плохую погоду они выходят, конечно же, работают на благо всех москвичей. Поэтому, да, в плохую погоду действительно «Дорожный патруль» несёт усиленную службу.

    Но также я хотел бы сказать, что и наши парконы тоже готовы прийти на помощь, если, например, автомобиль не может завестись. В части наших машин уже есть провода для «прикуривания», мы сейчас эту историю активно расширяем. У нас есть трос, аптечка, поэтому…

    А.КАПКОВ: Ой, сейчас опасно прозвучало!

    Е.ЧЕРНОВ: А почему опасно?

    А.КАПКОВ: Я просто представляю себе сейчас человека, который, знаете, попал в какую-то беду, мимо проехал паркон, и он скажет: «Вот он проехал, мне не помог!» А как это устроено? Мы понимаем, что у паркона есть определённая главная задача, он не «Дорожный патруль» вообще, паркон. У него главная задача — фиксировать нарушения правил дорожного движения в области парковки. Вот как почувствовать эту тонкую грань, когда ты можешь, грубо говоря, обидеться на паркон, что он тебе не помог, а в другой ситуации должен понять?

    Е.ЧЕРНОВ: Мы мотивируем всех наших сотрудников на то, что не главное то, что он ездит сейчас и администрирует. Если кому-то действительно нужна помощь, кто-то застрял в снегу, автомобиль не может завестись, то, конечно же, наш сотрудник придёт на помощь. Мы очень, скажем так, со своей стороны их к этому мотивируем. У нас работают отличные ребята, поэтому мы не сомневаемся, что, если такая ситуация произойдёт, скажем так, большинство из наших водителей сами остановятся и предложат помощь.

    Хотя, например, на прошлой неделе была ситуация, что машина какая-то загорелась в потоке. И водитель, например, зная, что в наших парконах есть дополнительный огнетушитель, сам увидел в потоке паркон, подбежал к нему, попросил огнетушитель и свой автомобиль потушил. То есть в данном случае, действительно, скажем так, эта ситуация развивается в положительном направлении. И даже люди, например, уже знают, что паркон может прийти на помощь.

    А.КАПКОВ: Я просто хочу ещё раз это отметить: ребята, ни в коем случае нельзя, знаете, обижаться, что кто-то вам не помог. Но зато очень круто осознавать, что… Знаете, как бы я это обозначил? Внутрикорпоративная политика, внутрикорпоративная этика — как сказать? — она рекомендует. Водитель паркона — это не просто администратор автомобиля и камеры; это человек, который ответственный участник дорожного движения, который получает у себя в центре некоторые рекомендации и разъяснения, как быть этичным и вежливым водителем. Об этом говорится. Ну, и если верить Егору, то, соответственно…

    Е.ЧЕРНОВ: Нет, это так и есть.

    А.КАПКОВ: Да. И если верить Егору, то там работают хорошие парни, которые понимают, что это такое, а не так — с утра послушал, что «помощь и ответственность — это наши приоритеты», а потом: «Да ладно, поеду».

    Е.ЧЕРНОВ: Я добавлю: и не только парни.

    А.КАПКОВ: Здрасьте!

    Е.ЧЕРНОВ: У нас есть и девушки, которые…

    А.КАПКОВ: А, подождите, это в парконах?

    Е.ЧЕРНОВ: Это в парконах.

    А.КАПКОВ: А в «Дорожном патруле»?

    Е.ЧЕРНОВ: В «Дорожном патруле» тоже есть девушки.

    А.КАПКОВ: А что они делают?

    Е.ЧЕРНОВ: Они работают наравне со всеми.

    А.КАПКОВ: Ничего себе! А, ну слушайте, слушайте, ведь ещё же есть первая медицинская помощь.

    Е.ЧЕРНОВ: Конечно.

    А.КАПКОВ: Конечно! Всё, хорошо. Есть какие-то новые функции у «Дорожного патруля»? Мы, помню, говорили о дронах. Они сейчас стоят в итоге, есть в экипажах?

    Е.ЧЕРНОВ: Дроны сейчас есть и в экипажах. Но это немножко не моя тема, поэтому мне кажется, что лавры, как говорится, лавры этой службы…

    А.КАПКОВ: Не будем отнимать.

    Е.ЧЕРНОВ: Да, нужно передать компетентным людям.

    А.КАПКОВ: Ой, слушайте! Я же тут пробовал недавно новый пикап от Mercedes. Вот вам такой нужен — тогда супермены будут. Это как Бэтмен на Бэтмобиле.

    Е.ЧЕРНОВ: Мне казалось, что у нас тоже неплохие пикапы.

    А.КАПКОВ: Хорошие, хорошие, но есть лучше, есть лучше.

    Е.ЧЕРНОВ: Это уже реклама.

    А.КАПКОВ: Но дороже, но дороже, но дороже. Это правда. Хорошо. Что касается ещё вопросов, давайте я быстренько гляну. Был один комментарий, даже я бы сказал так. 05-й признаётся нам, пришёл с повинной: «Я специально проехал по своему маршруту ежедневному на полную…»

    Е.ЧЕРНОВ: 05-й — активный слушатель. Я это уже понял.

    А.КАПКОВ: А это, кстати, другой. Был 3405, а это 5805. Ну, так случается. Он говорит: «Я проехал и таким экспериментальным образом вычислил те камеры, которые меня ловят». Теперь якобы он знает. Он говорит: «Конечно, так нельзя, но теперь я информирован».

    05-му можно ответить как? Камеры включаются/выключаются, встают на профилактику/возвращаются, то она фиксировала полосу, а теперь она фиксирует скорость? Как часто это происходит? Грубо говоря, вот он сейчас думает, что на его маршруте 10 камер: «Это полоса, это скорость, это полоса, эта не работает». Как быстро это может поменяться?

    Е.ЧЕРНОВ: Вы знаете, если камера, например, выходит из строя, то фактически её чинят буквально за несколько часов. В том числе есть поломки, например, программного обеспечения, которые можно починить дистанционно. Да, действительно, если даже, например, он проехал и проверил, как эти камеры работают, не факт, что, например, какие-то работали в этот момент, и, например, завтра они не начнут работать. Это первая история.

    А вторая история о том, что мы постоянно расширяем спектр нарушений, которые фиксирует камера. Конечно же, мы его стараемся максимально расширить, чтобы он, например, не только полосу транспорта общественного фиксировал, но, например, и скорость. В данном случае это позволяет убить двух зайцев одновременно.

    А.КАПКОВ: Банкрот спрашивает: «Стали отказываться от камер-коробок, теперь устанавливают камеры, похожие на камеры слежения».

    Е.ЧЕРНОВ: Нет, я бы так не сказал. Есть несколько участников на рынке камер, и это нормально, поэтому…

    А.КАПКОВ: Работаем с тем, что есть на рынке, что предлагают.

    Е.ЧЕРНОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Есть! Дорогие друзья, к сожалению, не хватает времени для всего. Главные вопросы — я сколько мог, столько и задал. Спасибо вам большое за них. И конечно же, я благодарю нашего гостя. Я напомню ещё раз, что у нас был Егор Чернов, заместитель руководителя департамента… дирекции фото- и видеофиксации Центра организации дорожного движения. Это была программа «Город дорог». Меня зовут Александр Капков. Всем счастливо, пока!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus