• Карлос Рафаэль Фариа Тортоса в программе «Хороший вопрос» от 12.12.2018

    11:00 Янв. 30, 2019

    В гостях

    Карлос Рафаэль Фариа Тортоса

    чрезвычайный и полномочный посол Боливарианской Республики Венесуэла в РФ

    С.РЫБКА: 11 часов 5 минут. Приветствую всех. Меня зовут Сергей Рыбка. Сегодняшний гость радиостанции «Говорит Москва» - чрезвычайный полномочный посол Боливарианской Республики Венесуэла в Российской Федерации Карлос Рафаэль Фариа Тортоса. Господин посол, приветствую вас. Доброе утро.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Доброе утро.

    С.РЫБКА: Возможно, позже нам понадобится помощь нашего ассистента-переводчика Ольги Мигодиной. Если услышите ее голос в эфире, не удивляйтесь, возможно, эта помощь с переводом нам потребуется.

    Господин посол, сегодня есть информация с вашей родины, где вас буквально упоминают, ваше имя и фамилию. Для начала такой вопрос. Вы знакомы с Густаво Тарре Брисеньо, с таким чиновником венесуэльским?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Есть такой чиновник. Он принадлежит оппозиции, правой партии, оппозиции такой, очень радикальной. Это не такая оппозиция, которую нам бы хотелось иметь в нашей стране. Потому что это такие люди, которые постоянно ходят в других странах и призывают к перевороту, к блокаде нашей страны. Это такой человек.

    С.РЫБКА: Понятно. То есть активный оппозиционер.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, активный.

    С.РЫБКА: Сейчас венесуэльская Национальная ассамблея назначила Густаво Тарре Брисеньо спецпредставителем Венесуэлы при Организации американских государств. И вот он, давая интервью в этом качестве, говорит, что «с доверием отношусь к венесуэльскому послу в Москве. Нам предстоит проделать хорошую работу», говорит о вас. Он к вам относится с доверием. Вы сейчас его характеризовали как такого активного оппозиционера. Как это соотносится, и случалось ли вам вообще с ним выходить на связь в последнее время, раз уж он ссылается на то, что с доверием к вам относится?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Я даже не знал, что такое было сказано этим человеком. Я лично его не знаю. Но одну вещь очень четко должен и могу сказать, о том, что мы слушаем инструкции нашего президента Николаса Мадуро и только его голос. Так что мы не должны даже сомневаться, что мы служим здесь конституционному президенту Николасу Мадуро.

    С.РЫБКА: Вам не случалось в последнее время выходить на связь в переписке, в телефонных разговорах с представителями оппозиции, с представителями Национальной ассамблеи? Таких контактов не было вообще?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Ни вообще, мне думается, это исключено совсем.

    С.РЫБКА: Но они, может быть, пытаются как-то до вас достучаться, дозвониться? Они навстречу вам пытаются пойти? Таких контактов нет?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет, пока этого не было.

    С.РЫБКА: Если вы не против, все-таки давайте выступление Густаво Тарре Брисеньо чуть подробнее разберем. Потому что он, несмотря на то, что Организацию американских государств представляет, он рассуждает очень много о России. В частности, говорит о том, что российская сторона не продала то, что было прописано в контракте (в контракте, заключенном между Россией и Венесуэлой). Утверждает, что не было этих поставок. «Займем очень жесткую позицию в деле пересмотра вопроса выплат…» Речь уже о том, что Каракас должен Москве. «Это будет все обсуждаться. Столкнемся с кем-то, кто не очень дружелюбен, с тем, с кем очень сложно заключать сделку». Далее про вас: «Я с доверием отношусь к венесуэльскому послу в Москве. Предстоит проделать большую работу».

    Далее он критикует ту технику, которую Россия уже поставила Венесуэле. По его словам, передача бомбардировщиков «Сухой» не была полностью прозрачной, самолеты не самые лучшие в технологическом плане, военных не устраивает низкое качество вертолетов, на которых они летают. В общем, критикует те поставки, которые Россия уже сделала, и рассуждает о намерении пересмотреть существующие договоры. Как вы это прокомментируете? Как на это смотрите?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Вы знаете, Сергей, мы должны очень четко понимать, какая игра играется здесь, какая их роль. Конечно, они всегда были против того, чтобы устраивать отношения с другими странами, кроме Соединенных Штатов. То, что идет в Соединенных Штатах, для них прекрасно. Когда команда Чавеса еще в начале, когда он пришел к власти, наши отношения, военные отношения были с США, исключительно с США, потому что так было положено, перед тем, как команданте Чавес пришел к власти. Когда Чавес начал делать такие перемены в нашем обществе, в интересах нашего народа, то США прекратили отправку и запчастей, и новых технологий в военной отрасли. И тогда команданте Чавес сказал: хорошо, мы тогда будем обращаться, будем начинать новые отношения с Россией, с Китаем. И так и было. Для них это было очень шокированное решение, потому что эти деньги уже не шли в Соединенные Штаты, а начали идти в Российскую Федерацию и в пользу сотрудничества наших стран. Поэтому они все критикуют, все, что идет в отношениях России и Венесуэлы, критикуют. Они говорят то, что вы прочитали. Я думаю, что мы не должны давать очень большое такое значение тому, что они говорят, как будто они действительно правительство параллельное в нашей стране. Они узурпируют функции конституционного правительства - это нелегально, это преступление. И когда они начинают говорить, все СМИ начинают «делать эхо» их выступлений, как будто они действительно будут действовать, будут как-то рассматривать то, что было сделано с Россией. Они не имеют права все это делать. У нас есть конституционное правительство, и мы должны как-то осознавать все это.

    С.РЫБКА: Если обобщать, вы утверждаете, что все, что сказано этим представителем ассамблеи национальной, все, скорее всего, действительности не соответствует?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно, нет.

    С.РЫБКА: Техника российская устраивает военных, поставки осуществлены в срок – в этих вопросах проблем нет.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Проблем нет. Абсолютно нет.

    С.РЫБКА: Тогда все-таки положение Венесуэлы кризисное. Даже сейчас господин Мадуро, давая интервью агентству РИА Новости, назвал состояние экономики страны «критическое восстановление». В этой ситуации все-таки все эти торговые отношения Москвы и Каракаса, какова их судьба? Насколько вероятно, что контракты будут исполнены? Насколько вероятно, что те предприятия, например, концерн «Калашников», как мне известно, собирается предприятие строить, и, по-моему, даже там работать…

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Оно уже построено, предприятие.

    С.РЫБКА: Но еще не введено.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Не введено, но построено, на 90 с чем-то процентов уже закончен проект.

    С.РЫБКА: «Калашников», «Роснефть» активно сотрудничает с Венесуэлой. Вот эти направления, эти проекты в условиях критического восстановления экономики, какова их судьба?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Судьба та, о которой президент Мадуро сказал тоже в своих выступлениях, мы будем выполнять все свои обязательства перед Российской Федерацией – и финансовые, и те, которые относятся к проектам в военной сфере, и в энергетической сфере тоже. Конечно, экономическая ситуация, которая сейчас…

    С.РЫБКА: В стране сложилась.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, сложилась в стране, это будет, наверное, как-то будет на некоторые решения, но все обязательства будут выполнены. Вчера выступил заместитель министра финансов Российской Федерации и сказал, что все оплаты, которые мы должны были сделать, были сделаны, и все идет по плану.

    С.РЫБКА: Вам неизвестно о том, что какие-то обращения со стороны Каракаса к Москве все-таки звучали с просьбой, может быть, отложить какие-то проекты, какие-то платежи? В общем, есть ли какое-то послание Каракаса Москве именно по экономической линии? Вам известно что-то об этом?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет-нет, это не предусмотрено делать. Все остается по-прежнему. Если что-то будет передумано или просто будет сделано с нашей стороны, со стороны президента, будет сказано президентом Николасом Мадуро и никем другим.

    С.РЫБКА: Известно, что Вашингтон ввел санкции в отношении государственной нефтяной компании Венесуэлы. Как это сказывается именно на совместных нефтедобывающих проектах России и Венесуэлы?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Я думаю, появится очень хорошая возможность, чтобы развивать еще больше отношения. Потому что я вижу, положение такое, что если США, они закрывают все двери на возможность отправить больше нефти из Венесуэлы, потому что они уже сказали, что все деньги, которые получат с этой сделки, между Венесуэлой и США, они возьмут. Это не называется «взять», это они заблокируют и похитят. Они похитят эти деньги и отдадут интересам или президенту вот этому параллельному…

    С.РЫБКА: Господину Гуайдо и его сторонникам.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, правильно, чтобы продолжать настраивать переворот против нашего государства.

    С.РЫБКА: Вам известно что-то о том, что самопровозглашенный президент Гуайдо и его сторонники уже имеют доступ к этим деньгам? Или это пока только на словах, на уровне дипломатии сказано? Они могут уже пользоваться этими средствами?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Только на словах это. Я не знаю, насколько это будет правдой, то, что Госдепартамент говорит об этом. Мы должны помнить, что они сделали с Ливией и с ресурсами, которые они тоже похитили у государства Ливии, когда сделали военный переворот против Муаммара Каддафи. Они 200 тысяч... миллионов долларов похитили, и до сих пор неизвестно, где эти деньги. Ни даже настоящее правительство и люди, которые правят страной, имеют эти деньги. Точно так же случится с тем, что США имеют в виду, говоря, что они все эти деньги направят самопровозглашенному президенту Гуайдо.

    С.РЫБКА: У вас для себя есть какое-то решение, как вы в переписке с коллегами в Венесуэле, с коллегами здесь называете господина Гуайдо? Вот сейчас в разговоре вы его называете самопровозглашенным президентом Гуайдо. Вы и в прочих разговорах так его именуете: самопровозглашенный президент Гуайдо?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Самопровозглашенный неконституционный человек, который хочет как-то стать президентом страны.

    С.РЫБКА: Вы считаете его преступником? В дипломатических кругах считают ли его преступником?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно. Я не принес нашу Конституцию, но я хотел бы показать (отправлю позже) статью, о которой они постоянно напоминают, 233, они говорят, по этой статье становился этот самопровозглашенный президент. Нигде это не указано. Мистер Трамп постоянно тоже говорит, что по Конституции Гуайдо стал президентом. Но это он решил через Twitter. Это новый такой метод назначать президента, который отвечает интересам США, через Twitter. Так они это делают. Нигде не предусмотрено такое положение, что президент ассамблеи может становиться президентом нашей страны. Это нелегально. Он, конечно, является преступником, и уже наши правоохранительные органы начали высказать четкие, конкретные меры, которые будут приняты против него.

    С.РЫБКА: Сейчас известно, что ему, кажется, запрещен выезд из страны.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да.

    С.РЫБКА: Это самая суровая мера, которая принята сейчас правительством? Есть ли рассуждения о том, что его необходимо задержать? Возбуждаются ли уголовные дела или дела иной юрисдикции?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это первоначальные меры, которые назначаются, начинается уголовное дело против него.

    С.РЫБКА: Оно уже возбуждено?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Возбуждено, идет. Они как-то накапливают все такие…

    С.РЫБКА: Материалы.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Материалы, да.

    С.РЫБКА: Можно ли ожидать, что в ближайшее время… Я понимаю, что это не вопрос строго вашей компетенции, но вдруг вы готовы рассуждать. Можно ли ожидать буквально задержания господина Гуайдо? Если он так радикально нарушает Конституцию, как описываете вы, как описывает президент Мадуро, почему он до сих пор не задержан?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Этот вопрос действительно нужно задать нашим правоохранительным органам, но они готовы и уже начали, как я сказал только что, начали высказывать решения, конкретные решения против него.

    С.РЫБКА: Эти решения, заявления, они связаны с перспективой задержания или, возможно, правительство Венесуэлы, президент Мадуро просто стараются эти народные массы, которые на улицах находятся, лишний раз не травмировать, не раздражать, еще и задерживая их лидера. Вот это удерживает правительство от задержания?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Не могу это сказать. Потому что даже сам президент Мадуро сказал, что это уже не его дело, это дело Верховного суда, правоохранительных органов. Так что мы должны ожидать, что будет дальше.

    С.РЫБКА: Вы могли бы коротко описать реальные полномочия Гуайдо, как спикера Национальной ассамблеи? Вот он возглавляет этот орган. Каковы его реальные полномочия, исходя из Конституции, без вот этого самопровозглашения? Что действительно в его власти?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: В его власти, как и во многих других странах, это заниматься…

    С.РЫБКА: Законотворчеством.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Законом, да, созданием законов и все.

    С.РЫБКА: У ассамблеи есть полномочия блокировать, например, те или иные решения правительства? Потому что, например, у российского парламента есть полномочия не то, чтобы блокировать, но те или иные решения все равно проходят процедуру одобрения на разных этапах. Гуайдо и Национальная ассамблея, оппозиция, которая там сейчас доминирует, могут блокировать какие-то решения правительства?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Дело в том, что Национальная ассамблея находится вне закона. Я не знаю, знаете ли вы об этом.

    С.РЫБКА: Вне Конституции?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Вне закона. Я сейчас объясню, почему. В начале, когда они выиграли выборы в декабре 2015 года… Кстати, нужно сказать, что они выиграли выборы по той системе, которую тоже использовал президент Мадуро для того, чтобы стать президентом, которую используют во время выборов. Они ничего не критикуют против того момента, когда ассамблея национальная оппозиционная выиграла. А когда Мадуро выиграл, они стали критиковать.

    Но вернемся к вопросу. Когда они выиграли, был один штат, называемый Амасонас, на юге страны, в котором депутаты, которые были избраны там, были избраны нелегальным образом. Там была какая-то фальсификация голосов. Поэтому Верховный суд сказал, что эти депутаты нелегальны. Национальная ассамблея не проследила эту инструкцию, и они…

    С.РЫБКА: Приняли тот избранный состав тамошнего регионального руководства.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, приняли в состав Национальной ассамблеи вот этих депутатов, о которых Верховный суд сказал, что незаконные. Поэтому по этой причине наш Верховный сказал: хорошо, вы сделали это, ваши решения, ваши действия, ваши функции будут с этого дня нелегальные. Поэтому они находятся сейчас все закона с того времени. И они только для того, чтобы создать кризис, они не захотели перевыборы, эти три депутата. Три депутата. Не было разницы, у кого будет большинство, потому что все равно было большинство у оппозиции. Но они только для того, чтобы создать кризис, они тогда не послушали решение Верховного суда. И с того времени эта Национальная ассамблея находится вне закона.

    С.РЫБКА: Тогда вопрос возникает: а почему руководство страны не инициировало перевыборы в целом парламента? Если он в целом незаконен, как вы описали, почему бы не инициировать досрочные парламентские выборы.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Потому что ассамблея в целом не то, что незаконная, только решения, которые они начали с того времени делать, - незаконны. Только три депутата незаконны.

    С.РЫБКА: Да, но вы сказали, что эти три депутата, и тот факт, что их включили в состав ассамблеи, делают ее всю нелегитимной.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: И решения, которые… Другие депутаты легитимны, конечно. Только решения, из-за этого момента.

    С.РЫБКА: По поводу перевыборов или досрочных парламентских выборов. Сегодня было заявление президента Мадуро в интервью РИА Новости. Он сказал: «Было бы очень хорошо провести более ранние парламентские выборы. Это была бы очень хорошая форма политической дискуссии, хорошее решение с народным голосованием. Я был бы согласен, поддержал бы, если бы это было сделано раньше, если бы раньше были проведены выборы в Национальную ассамблею». Вы сейчас возможность проведения досрочных выборов как оцениваете?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Положительно, конечно. Потому что они уже приближаются, это будут выборы в 2020-м году (через каждые пять лет), так что возможно это организовать, это тоже будет возможное решение.

    С.РЫБКА: То есть досрочно вот сейчас, в 2019 году, как можно скорее провести эти выборы. Вы не исключаете, что в ходе этих выборов опять большинство получит оппозиция, и, в общем, кризис тем самым не разрешится?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Посмотрим. Мы должны иметь в виду, что в течение последних 19 месяцев было сделано пять выборов в Венесуэле. Пять. Это губернаторы, национальные учредительные собрания.

    С.РЫБКА: И кто там побеждал?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Всегда силы революции, чавизмо, люди президента Николаса Мадуро.

    С.РЫБКА: Кто тогда те люди, которые на улицах активно, деятельно поддерживают Гуайдо и оппозицию?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Венесуэльцы нормальные. Мы не отрицаем, что есть оппозиция, что у них есть тоже люди, которые поддерживают. Но никто не говорит, что у Мадуро тоже есть очень много народу, который его поддерживает. Никто не говорит об этом.

    С.РЫБКА: Разумеется, у обеих сторон есть свой электорат. Но я скорее спрашивал, кто эти люди, которые поддерживаю Гуайдо, с точки зрения (не знаю, готовы ли вы так рассуждать) классовой принадлежности, профессиональной принадлежности, места проживания. То есть это люди, которые живут в Каракасе и относительно прочего населения как-то преуспевают, именно в сравнении с прочим населением. Кто это? Возможно их описать? Которые поддерживают Гуайдо. Насколько это однородная группа?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, большая часть из них – это люди, которые, во-первых, мы называем их, у которых собственность, личная собственность очень высокая, экономическое положение тоже хорошее. Но большинство того народа, который мы считаем рабочими, женщины-рабочие, мужчины-рабочие, молодые люди, которые работают, все они поддерживают Николаса Мадуро. Конечно, среди них есть те тоже, которые не поддерживают. Но мы должны всегда обращаться к результатам, моментам, когда мы должны были выбрать. В течение 20 лет, 20 лет революции, с момента, когда Чавес пришел к власти, было организовано 25 выборов, в которых наши силы, революционные силы, победили в 23 выборах. Это тоже не очень много народу знает. Они думают, всегда по телевизору показывают, как…

    С.РЫБКА: Побеждает оппозиция.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Побеждают или на улицах протестуют, как будто их большинство, но это не так.

    С.РЫБКА: Но те выборы, которые проходили на протяжении этих лет, если я верно помню и представляю, они же часто не признавались мировым сообществом. Мировое сообщество указывало на наличие фальсификаций, давления силового в регионах, где эти выборы проводились. Что на это можно сказать?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: А почему не признают тоже результаты выборов 2015 года, когда оппозиция выиграла в парламенте? Или когда были такие выборы на пересмотр Конституции, чтобы переделать статьи? Победила тоже оппозиция. Никто не сказал, что это были нелегальные выборы.

    С.РЫБКА: А вы полагаете, что они легальные?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно, легальные. Конечно. Все они легальные. Система, которая у нас в стране по выбору, считается одной из самых лучших в мире. Это не посол Венесуэлы говорит, не президент Мадуро говорит, это говорят специалисты по этой тематике. Это говорит, например, бывший президент США Джимми Картер, он сам сказал.

    С.РЫБКА: Он хвалил избирательную систему Венесуэлы.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Похвалил, самая лучшая система в мире.

    С.РЫБКА: Я напоминаю слушателям, что у нас в студии Карлос Фариа, чрезвычайный и полномочный посол Боливарианской Республики Венесуэла в Российской Федерации. Вижу сообщения слушателей. Можете продолжать их отправлять. Во второй половине буду их уже адресовать послу. Наш Telegram-канал – govoritmskbot, пишите туда.

    Знаете, есть вопрос, который вам хотел бы адресовать главный редактор нашей радиостанции «Говорит Москва» Сергей Доренко. Он просто в эфире около часа назад об этом рассуждал. Много пишут у нас здесь, в России, о том, что дети чиновников, ныне действующих, легитимных чиновников в Венесуэле, военных, не то, что как-то связаны с США, а буквально там проживают. Вам что-то о подобном известно? В нынешних обстоятельствах, может быть, эти граждане Венесуэлы, их призывают вернуться либо к ним с какими-то иными обращениями выступают? Известно ли вам что-то об этом?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет, мне трудно как-то прокомментировать такое, потому что я не знаю, каковы решения их жизни по поводу отправления своих детей учиться в США. Я об этом как-то не могу…

    С.РЫБКА: То есть какая-то часть все равно граждан Венесуэлы сейчас, очевидно, обучается в Соединенных Штатах?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Тоже не могу как-то прокомментировать. Я думаю, что это… не такая правда. США, трудно попасть туда. Не всегда открыты двери, чтобы пойти и учиться в США для нас, и в Канаду. Может быть, есть в других странах дети наших… нашего народа.

    С.РЫБКА: Кстати, по случаю. Вам известна более-менее точная цифра, сколько граждан Венесуэлы в Российской Федерации сейчас находится и проживает?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Очень мало в России. В основном студенты, которых мы отправляем сюда через договор, который существует между нашими странами. Это может быть не больше 300-350 граждан.

    С.РЫБКА: Понятно. В свою очередь, известно ли о россиянах, которые на территории Венесуэлы находятся? Я читал о том, что, возможно, более двух тысяч российских граждан там пребывает. Это соответствует действительности?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Может быть, да.

    С.РЫБКА: Их судьбой вы сейчас интересовались? Понятно, что это, скорее всего, конечно, вопрос нашим дипломатам, но все-таки. Те сотрудники российских компаний, «Калашников», «Роснефть», которые, как мы знаем, активно сотрудничают с Венесуэлой, каково их положение, состояние сейчас на территории Венесуэлы?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Я имею контакты с некоторыми из них и разговариваю в последнее время, с ними все хорошо, они продолжают работать нормально. Российские сотрудники, которые работают в компаниях, в нефтяных компаниях, нормально работают. Даже вчера была такая программа на «Россия 24», которая находится в Венесуэле, показывали, как вся деятельность в нефтяной сфере нашей страны, она идет нормально, все хорошо.

    С.РЫБКА: Если позволите, новость по мотивам скорее слухов, хотя есть и поконкретнее ссылки. Была информация, что якобы позавчера, 28-го числа, из московского аэропорта Внуково в направлении Каракаса вылетел большой пассажирский самолет, но без пассажиров. Его путь отследили на ресурсе flight-радар. Якобы действительно он приземлился в Венесуэле. После этого многие коллеги писали, что действительно наблюдают в аэропорту Каракаса этот российский самолет. После этого прозвучали уже заявления со стороны оппозиции тамошней, вашей, что якобы этот самолет направлен из России для того, чтобы вывезти золотой запас Венесуэлы. Я сейчас ссылаюсь на слухи и какие-то сетевые наблюдения. Как вы готовы это прокомментировать? Был ли такой самолет?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: У нас нет таких ни сведений, ни новости о том, что был такой самолет.

    С.РЫБКА: Говоря «у нас», вы имеете в виду дипломатическое ведомство, правительство Венесуэлы. Не было самолета из Москвы в Каракас.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет. Совсем нет. Мы сейчас должны быть готовы к тому, что сейчас очень многие такие новости идут, потому что хотят как-то провокацию создать. Посмотрим, что они ответят, что они говорят. Что идет военный состав из России, тоже сказали такое, в Венесуэлу. Так что все это провокации - провокации, чтобы перепутать мнения людей во всем мире.

    С.РЫБКА: Вы сами сейчас упомянули, что есть сообщения о том, что якобы частные российские военные компании как-то готовы содействовать президенту Мадуро. Вы утверждаете, что это тоже ложные сведения.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это ложь, конечно.

    С.РЫБКА: Президент Мадуро в свежайшем этом своем интервью на прямой вопрос о том, охраняют ли его представители частных российских военных компаний, его как персону, как президента, от комментариев отказался. С вашей точки зрения, это косвенно не указывает на то, что какое-то сотрудничество, по крайней мере, на уровне защиты персоны президента все-таки есть с военными компаниями России?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Я знаю, что люди хотят побольше узнать обо всем этом. Но это вопросы, которые закрыты совсем. Это как будто мы хотели бы спросить у президента другой страны, какие люди стоят за его охраной, национальные или иностранные. Это такое дело, секретное. Если президент сказал что-нибудь прокомментировать, мы должны следить за этим.

    С.РЫБКА: Понятно. Объективно секретная информация.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно.

    С.РЫБКА: Позвольте личный вопрос. Сознавая то экономическое положение, в котором ваша страна, к сожалению, оказалась, задумываемся все-таки о том, вы, как сотрудник дипломатического ведомства, получаете же зарплату от правительства, из бюджета страны. Верно?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, конечно.

    С.РЫБКА: Вы сейчас, здесь находясь, в России, исправно получаете зарплату? У вас нет никаких задержек, проблем? Не только вы персонально, вообще сотрудники посольства здесь, в России.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Все нормально идет в этом положении.

    С.РЫБКА: Очень неловко спрашивать. Вы о сумме не готовы сказать, сколько вы получаете?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет, это, конечно… Я могу сказать, что мы получаем меньше, чем многие дипломаты нашего района. Это точно.

    С.РЫБКА: Вы там, между собой обсуждаете?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да. Другие дипломаты, других стран, Южной Америки, континент Америка полностью.

    С.РЫБКА: Прошу прощения за этот вопрос. Просто мы часто здесь, в новостях, рассказываем, сколько получают ваши граждане. Это нас впечатляет, мы им сочувствуем, поэтому, собственно, интересовались, сколько получают сотрудники дипведомства.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: А почему у вас вопрос такой? Почему вы сожалеете, что граждане наши получают столько же?

    С.РЫБКА: Нет, не столько же… Просто речь идет о том, что якобы зарплаты в Венесуэле сейчас могут доходить до 10 долларов в месяц. Это соответствует действительности?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это зависит… Я задал специально такой вопрос. Потому что люди говорят так: да, 10 долларов или 15, или 20.

    С.РЫБКА: Это кажется очень мало.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Но почему это? Вы знаете о том, что у нас экономическая война? Наверное, мало знают, потому что далеко, потому что…

    С.РЫБКА: Потому что в этом трудно разбираться.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: То, что пишут СМИ, большие СМИ, «Рейтер», в России очень упоминают «Рейтерс», ВВС, другие, которые стоят открыто против нашего государства. Они, конечно, не будут говорить, что наши люди получают хорошие зарплаты или получают хорошую помощь для здоровья, или получают возможность, чтобы все дети могли учиться. Не прочтете вы в этих СМИ, что наши пенсионеры получают минимальную зарплату, которую получают все рабочие, такого не бывает в других странах. Такое положение нашего народа. Вы никогда не будете об этом читать в СМИ.

    Экономическая война идет против нас, финансовая блокада идет. Нам не позволяют найти финансирование в других фондах и в других странах, как это позволяют другим странам, нормальным странам. Нам не позволяют сделать оплату, чтобы покупать лекарства нормально или продукты питания. Как вы думаете, если это не позволяют, если есть такая блокада, как можно развивать страну в таких условиях? Как можно, например, поставить хорошую зарплату, если в нашей стране существует валюта такая, dollar today называется. Это такая валюта, которая постоянно растет, без всякого экономического обоснования, только для того, чтобы ниже стала зарплата и выше стали цены на продукты питания. Все это отвечает планам, которые делают Соединенные Штаты против нашей страны.

    С.РЫБКА: У вас получится коротко ответить на вопрос, почему Соединенные Штаты негативно настроены по отношению к Венесуэле? Вы же говорите, что начали эту войну Соединенные Штаты.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, конечно.

    С.РЫБКА: Что заставило Вашингтон негативно начать воспринимать Венесуэлу, притом что прежде проблем не было, и торговали… Кстати, если я верно понимаю, все-таки и сейчас США по-прежнему основной торговый партнер Венесуэлы. Товарооборот все-таки именно в этом направлении продолжается основной.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: На такой вопрос, наверное, могу ответить очень быстро. Надо вспомнить, сколько военных ситуаций было создано Соединенными Штатами? Сколько раз они сорганизовали военные перевороты? В Латинской Америке тоже. У меня лист большой, очень большой. Чили, Доминиканская Республика, Гренада, Гондурас, захватили половину территории Мексики в начале 20 века. Против нашей страны было тоже организовано, военный переворот против команданте Чавеса. Так что вопрос: почему?

    С.РЫБКА: Почему?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Ответ такой: в нашей стране находятся самые большие запасы нефти во всем мире. Наверное, не все знают. Конечно, для США это очень важный момент. Во-вторых, у нас самые большие запасы золота. Об этом тоже мало народу знает, мало людей. Для них очень интересно будет. Они только что захватили, украли у нас золото в Великобритании, которое было в банке. Один миллиард 200 миллионов долларов не хотят вернуть нашего народу.

    С.РЫБКА: По запросу Мадуро. А почему Венесуэла хранила, кстати, эти накопления в золоте именно в банке Великобритании?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это решение нашего Центрального банка, не могу тоже прокомментировать. Так получилось. Так что ответ на ваш вопрос: золото, нефть, другие очень ценные… алмазы, минералы, железная руда, боксит для алюминия.

    С.РЫБКА: Полезные ископаемые, богатства и недра Венесуэлы - это то, что интересует США.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это правда.

    С.РЫБКА: Вы упомянули такую специфическую денежную единицу dollar today. Я хочу вас спросить про El Petro. Это криптовалюта, которую торжественно запускал президент Мадуро. Какова судьба El Petro? Кто-то пользуется, где-то это торгуется? Как это работает?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Уже начали пользовать El Petro. Но, видите, как все получается. Когда президент сделал такой, очень важный шаг на создание El Petro, через неделю, наверное, мистер Трамп сказал: хорошо, все, кто будет торговать через El Petro, будет получать санкции, будет санкционирован. Очень трудно так работать. Мы хотели бы решать все проблемы экономические, но если не дают это делать…

    С.РЫБКА: Но сейчас El Petro в ходу? Может быть, внутри страны кто-то расплачивается друг с другом, или все-таки, к сожалению, эта идея похоронена или отложена?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет, не похоронена, но поймите нас, мы не можем рассказывать открыто, что мы делаем, потому что мы должны все это делать очень секретно, для того, чтобы наши отношения экономические с партнерами, которые хотят и могут получать El Petro, были тоже…

    С.РЫБКА: Защищены.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Защищены. Спасибо.

    С.РЫБКА: Параллельно об отношениях Венесуэлы и России все с энтузиазмом рассуждают про отношения Венесуэлы и Китая. Я понимаю, что вы у нас, в России, все-таки представляете свою страну. Но, что вам известно об этом направлении? Например, после того, как кризис обострился, после заявления Гуайдо и самопровозглашения его, как-то изменились отношения Венесуэлы и Китая? Какие-то процессы, может быть, были остановлены, какие-то договоры готовятся к пересмотру? В общем, как-то изменились отношения Венесуэлы и Китая?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Насколько мы знаем, все идет по-прежнему, во-первых. Во-вторых, мы внимательно следим за теми высказываниями, которые делает китайское правительство. Они идут в направлении поддержки конституционного президента Николаса Мадуро. Так что перемен, изменений в этом плане нет.

    С.РЫБКА: Готовы сказать, кто все-таки более ценный партнер для Венесуэлы сегодня, Россия или Китай?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Мы не делаем такие измерения, кто важнее или нет. Очень важна поддержка, которую нам дает российская сторона. Мы уважаем очень это положение, постоянно слушаем, как министерство иностранных дел высказывает свое мнение против вмешательства в нашей стране. И тоже ценим, как китайское правительство делает, то же самое.

    С.РЫБКА: Какую помощь Россия может сейчас оказать Венесуэле, с вашей точки зрения? Помимо того, что, очевидно, будет поддержка на политической арене, в ООН, где угодно, где бы ни обсуждались вопросы, связанные с Венесуэлой, какой еще помощи может ждать Венесуэла? Все-таки, если говорить, например, о силовой поддержке, об экономической поддержке, но уже такой, может быть, безвозмездной, чего ждет Венесуэла от России?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Все, что нужно сделать со стороны Венесуэлы для того, чтобы помощь и сотрудничество с Россией оставалось, это делается сейчас. Если мы будем просить другую помощь в этой ситуации, это будет тоже сказано и решено президентом Мадуро. Мы находимся почти… Не в экономической войне, я имею в виду. И то, что мы делаем с нашими партнерами, мы должны как-то это решать внутри, не высказывая это никому.

    С.РЫБКА: Понятно. То есть сейчас либо вам неизвестно, либо вы не готовы сказать о том, что некие обращения в адрес Москвы зреют. Вот таких заявлений от вас сейчас мы не услышим, не дождемся.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, все правильно.

    С.РЫБКА: Хорошо. Как часто вам в последнее время вообще случается общаться… Кстати, а вот лично с президентом Мадуро вы в последние дни выходили на связь, общались, в переписке, в телефонных разговорах?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет, у нас канала, которые существуют, это наши каналы. Каждый день мы в контакте с нашим правительством на различных уровнях, и мы получаем всю информацию, инструкции.

    С.РЫБКА: То есть лично с президентом Мадуро вы в последнее время не общались?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: У нас наши каналы.

    С.РЫБКА: Дипломатические.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Дипломатические каналы с нашим государством.

    С.РЫБКА: Я говорил, что нам слушатели могут присылать вопросы, они действительно есть. Давайте не буду на конкретных сосредотачиваться, просто обобщу. Многие указывают нам на то, что в ходе протестных мероприятий в Венесуэле погибли люди. Сейчас, по-моему, более 20 погибших, может быть, у вас есть точная цифра. Как вы это оцениваете? Это действительно вынужденные жертвы? На ком лежит ответственность за то, что гибнут граждане?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно, мы против этого. Еще раз я вернусь к 2017 году, апрель, март, май… У нас были тоже протесты на улицах. Мы видели как оппозиция давала деньги любому человеку, чтобы они стреляли против наших вооруженных сил, которые защищали улицы…

    С.РЫБКА: Когда вы говорите «мы видели», были дела, которые расследованы и доказаны?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, дела, которые расследованы, конечно. Если бы я знал, я мог бы принести результаты этих исследований. Каждой жертвы, которая была, исследование есть. Там, где наши силы, которые занимаются защитой нашей страны, они, если они виноваты, они уже в тюрьме. Но большинство из них, ответственность – на оппозиции. А жертвы, которые сейчас, мы не знаем, кто их… мы не знаем… Расследования идут. Но мы не знаем… Конечно, очень легко говорить: 20 жертв. А все думают, что за эти жертвы ответственно правительство. Нет, не всегда. У них тоже есть оружие.

    С.РЫБКА: Известно ли что-то о жертвах именно среди полицейских, военных, то есть тех, кто стоит и стоял на стороне правительства? Или пока все те жертвы, о которых нам известно, это все-таки из числа протестующих, уже неважно, по каким мотивам.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Протестующих с нашей стороны тоже… Не протестующих, а которые защищают.

    С.РЫБКА: Гражданских, я имею в виду. Это гражданские жертвы.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Угу.

    С.РЫБКА: Сейчас вы, как дипломат, уверены в том, что военные на все сто процентов, вот все силовые структуры, которые есть в Венесуэле, что они на стороне президента Мадуро? Потому что для многих вопрос сейчас стоит так: сохранит ли Мадуро поддержку силовиков? Сохранит?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Конечно. Это мы видим тоже каждый день. Президент Мадуро проводит мероприятия с нашими военными. Мы не видим, если кто, какой-то генерал или полковник, или другой офицер произносит такое мнение против нашего государства.

    С.РЫБКА: Нет ни одного такого заявления?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Нет. Есть один там, в Вашингтоне. Один. Ни сотни, ни десятки, ни тысячи. Этого у нас нет. Поэтому мы можем очень четко сказать, что все наши силовые органы, вооруженные силы верны нашему президенту.

    С.РЫБКА: Здесь у нас, когда мы рассуждаем о ваших событиях, очень многие пытаются сравнивать их с украинскими, событиями на Украине. Вы находите нечто общее?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Очень многое, конечно. На Украине, вы знаете лучше меня, что там было, как было организовано, расстреляли несколько людей на Майдане.

    С.РЫБКА: Я поэтому к этой теме и перешел от темы погибших на улицах Венесуэлы.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да. А кто расстрелял этих людей на Украине, в Киеве, на Майдане? Это уже доказано, что были провокации, которые были организованы оппозицией и внешними силами, чтобы переворот произошел, и так и было. В нашей стране тоже так. В 2002 году тоже было расстреляно очень много людей с нашей стороны и с оппозиции, а было доказано, что это была оппозиция, которая заплатила наемникам, чтобы такое сделать. И сейчас тоже. Этот план один и тот же.

    С.РЫБКА: То есть вы полагаете, что гибель людей на улицах Каракаса в Венесуэле – это, возможно, провокация?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Я не полагаю, я уверен 100-процентно, что это так.

    С.РЫБКА: У нас около двух минут остается. Не знаю, получится ли у вас ответить на этот вопрос, последний. Вам известен план правительства Венесуэлы? Вы много раз, отвечая на вопросы сегодня, говорили, что лучше те или иные вещи не разглашать, потому что это помешает работе. Но все-таки, хотя бы в общих чертах, каков план выхода из сложившегося кризиса и экономического, и политического?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: У нас президент создал программу, экономическую программу для спасения экономики страны, которая, кстати, нужно сказать, была сделана с помощью тоже российских специалистов. Это сказано и написано везде. Это наша первая мера. Должны как-то дать нам покой, чтобы это осуществить. Оппозиция не хочет, чтобы мы занимались этим. Это первое. Второе – это работа на мир. Президент Мадуро всегда, постоянно призывает на мир, призывает на диалог. Мексика, Уругвай сказали, что хотят служить посредниками для диалога между правительством и оппозицией. Мадуро первым поднял руку, сказав, «да, я согласен». Оппозиция ни один раз не призывала к диалогу, она призывает только к перевороту, военному перевороту в нашей стране.

    С.РЫБКА: Совсем последний вопрос. Может ли Россия выступить посредником для таких переговоров, вплоть до того, что, может быть, они на территории России будут проведены?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Да, конечно, могут. Уже было высказано такое предложение. Мы, как сказал наш министр иностранных дел, ожидаем, чтобы это было как-то оформлено более конкретно.

    С.РЫБКА: Документально.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Документально.

    С.РЫБКА: На территории России возможны такие переговоры, чтобы и президент Мадуро, и Гуайдо прибыли сюда и здесь беседовали?

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Это скажут стороны, которые будут согласовывать, как будут идти эти переговоры.

    С.РЫБКА: Благодарю вас, господин посол. Карлос Рафаэль Фариа Тортоса, чрезвычайный и полномочный посол Боливарианской республики Венесуэла в России был с нами. Приходите еще. Очень ваш ждем. Спасибо.

    КАРЛОС РАФАЭЛЬ ФАРИА ТОРТОСА: Большое спасибо, что дали возможность высказаться.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus