• Зампредседателя Совета министров Республики Крым Георгий Мурадов на радиостанции «Говорит Москва». 18.03.2019.

    15:00 Март 18, 2019

    В гостях

    Георгий Мурадов

    Заместитель председателя Совета министров Республики Крым, постоянный представитель Республики Крым при Президенте РФ

    В.КАРПОВ: 15 часов 5 минут. В эфире программа «Умные парни». У микрофона Владимир Карпов. С нами сегодня Георгий Мурадов, заместитель председателя совета министров Республики Крым, постоянный представитель Республики Крым при президенте Российской Федерации.

    Здравствуйте, Георгий Львович.

    Г.МУРАДОВ: Добрый день.

    В.КАРПОВ: По сути, в эти дни отмечается пятилетка со дня, когда Крым оказался уже в российской гавани окончательно и бесповоротно. Это в 2016 году, напомню, 16 марта был референдум, 18 марта принимается решение о вхождении Крыма в состав Российской Федерации. Ну и можно под этой пятилеткой некий итог подвести. Пожалуйста, Георгий Львович. Каков итог?

    Г.МУРАДОВ: Безусловно, ровно пять лет назад был подписан договор о воссоединении Крыма с Россией. Крым вернулся, я напомню, к себе на родину. Он в течение двух последних веков находился именно в России - в Российской империи в свое время, потом в Российской Федерации.

    Я хочу сказать, что это возвращение было связано, безусловно, с событиями, которые носили трагический характер, с переворотом, который произошел на Украине, и, собственно говоря, угрозой войны, угрозой этнической чистки, которая нависла над Крымом и над народом Крыма. Поэтому решение это было во многом вынужденное, оно было детерминировано развитием обстановки и повышением агрессивности в отношении России со стороны западных государств, которые, собственно, и были во многом инициаторами того майдановского националистического переворота, который произошел в Киеве. Крым действовал абсолютно легитимно. Власти Крыма и нынешний Государственный совет (тогда Верховный совет Крыма) – это традиционный крымский парламент, который никуда не исчезал, он существовал во все годы пребывания Крыма в составе Украины. И во главе крымского парламента по-прежнему находится тот же руководитель Владимир Андреевич Константинов, который еще в 2009 году занял этот пост.

    Легитимность крымского референдума была подтверждена всеми юридическими заключениями. Крым имел на это право и в рамках Конституции своей собственной, Автономной Республики Крым (так тогда он назывался) и в рамках украинской Конституции.

    В.КАРПОВ: Георгий Львович, я примерно понимаю. Но, вы знаете, такой традиционный вопрос, который задают с 2014 года, вот в марте, и вам наверняка, и всем крымчанам, ведь когда возвращались тогда в Россию, в 2014 году, свыше 90% проголосовавших за воссоединение с Российской Федерацией, и общая эйфория, тогда рассчитывали на то, что это будет ощутимо. Тогда рассчитывали на то, что, «ну, сейчас-то заживем», что называется. Это я говорю, прежде всего, о полуострове. Ну и каждый год задавались этим вопросом: ну что, жить-то начали или как?

    Г.МУРАДОВ: Безусловно. Во-первых, Крым сейчас живет совсем в другой парадигме по сравнению с Украиной. Крымчане очень хорошо видят ту деградацию, тот хаос, который происходит на Украине, по существу, распад государства. От него действительно оторваны части той Украины, которая была до 2014 года, и все это – результат этого переворота, который не был воспринят очень большими частями украинского населения. Но Крым, если любой непредвзятый, как говорится, человек приедет на полуостров, увидит очень большие изменения. Конечно, прежде всего, мы можем говорить о том, что по мере создания препятствий и таких явлений, которые были направлены на разрушение крымской экономики, осложнение жизни крымчан...

    В.КАРПОВ: Про санкционное давление.

    Г.МУРАДОВ: Да не только про санкционное. Россия помогала Крыму отвечать на все эти действия. В частности, когда в 2014 же году был закрыт Северо-Крымский канал, и Крым лишился воды, это 80 процентов водных ресурсов, которые он получал, именно шли через Северо-Крымский канал, то, конечно же, вынуждены были принимать меры по реконструкции экономики и сельского хозяйства. Когда были разрушены линии электропередачи, они были взорваны экстремистами так называемого меджлиса, который был потом объявлен экстремистской организацией, именно Россия пришла на помощь. Сначала в срочном порядке поставила большое количество генераторов, потому что это было, я напомню, зимнее время, многие школы, больницы, социальные учреждения, предприятия остались без света и тепла, и нужно было срочно решать этот вопрос. Только имея за спиной такое мощное государство как Россия, можно было быстро решать эти вопросы. И в пятимесячный срок был перекинут энергомост.

    Нам было абсолютно понятно, что заблокированные дороги, проезд в Крым с украинской территории - это тоже большая проблема, которую надо решать. И вот за два года буквально появился мощный Крымский мост, который автомобильной пока дорогой связал Крым с территорией Кубани.

    В.КАРПОВ: В конце этого должен железнодорожный заработать.

    Г.МУРАДОВ: Уже железнодорожный появится. Трасса «Таврида», которая пересекла и сейчас она уже достраивается, пересекла весь Крымский полуостров, от Керчи до Севастополя и до Евпатории ответвления. Огромное количество построено социальных объектов – и школ, и детских садов, и больниц. Прекрасный аэропорт, который получил замечательное звание нашего великого художника Айвазовского. Это все показатели того, как развивается Крым.

    В.КАРПОВ: Давайте просто за эти пять лет попробуем пять главных достижений или, скажем так, завоеваний Крымской весны просто перечислить.

    Г.МУРАДОВ: Если об объектах говорить, я их назвал.

    В.КАРПОВ: Вот о чем? Крымский мост, дорога…

    Г.МУРАДОВ: Во-первых, за эти пять лет в 2,5 раза выросли собственные доходы бюджета Крыма. Раз. Второе. В 4,5 раза выросли расходы крымского бюджета, и сюда подключилась очень мощная федеральная целевая программа развития Крыма. То есть Крым развивается, и все эти большие объекты, которые я перечислил, они, безусловно, строятся в рамках федеральной целевой программы, которая утверждена нашим правительством.

    Я могу сравнить. Если мы говорим, промышленное производство выросло в 2,5 раза за эти пять лет, то с 2009 по 2013 годы, когда Крым был в составе Украины, промышленное производство наоборот, упало на 5 процентов в Крыму. Крым деградировал, он не развивался. Все соки из него высасывались, какие только можно было, никакого развития республика не получала. На образование в 3 раза выросли расходы, культура – в 3,5 раза, спорт – 4. А, знаете, кто является рекордсменом, какая отрасль?

    В.КАРПОВ: Туризм.

    Г.МУРАДОВ: Нет, не туризм. Туризм сам зарабатывает и хорошо зарабатывает. Охрана окружающей среды. Мы можем задаться вопросом, а почему. Понятное дело, чистота моря – это, наверное, для того же туризма и для Крыма принципиальный вопрос. Строятся очистные сооружения в большом количестве. Безусловно, приводятся в порядок леса, парки Крыма, там много охраняемых территорий – это все тоже очень важная составляющая благополучия Крыма и его привлекательности. В целом до 2022 года мы рассчитываем достичь среднероссийских показателей. Среднероссийские показатели – это не потолок и не предел, вы сами понимаете. У нас есть успешные, благополучно развивающиеся регионы, такие как Краснодарский край, например, который находится с Крымом рядом, это аналогичные природно-климатические условия. Поэтому, конечно, мы ориентируемся на лучшие примеры. 2022 год – это один рубеж, но дальше будем развиваться и подтягиваться к более развитым субъектам России.

    В.КАРПОВ: Хорошо. Вы перечисляете, ну так много всего хорошего произошло. Но если посмотреть на комментарии, я их периодически просматриваю, то есть и довольно значительная доля разочарования. Если говорить о крымчанах, то они, например, ждали большего. Читаю об этом в различных изданиях, различного толка, где люди просто описывают свою жизнь уже в составе России за последние пять лет. Ну ждали большего. Не получается. Где-то поджали, с бизнесом стало сложнее, где-то подбросили денег, появились новые машины скорой помощи, где-то дороги строят. То есть как плюсы, как минусы, но общий фон такой: ну… хотелось бы большего, хотелось бы лучшего. Вот это разочарование ощущается?

    Г.МУРАДОВ: Я не знаю людей, которым не хотелось бы большего. Всем хочется большего. Но уже большие шаги сделаны вперед. Разочарованием это назвать невозможно, потому что любого крымчанина спросите, и люди видят, как живет Украина, и тем более, что ожидало бы Крым, если бы не произошло воссоединение с Россией, если бы, допустим, Россия не откликнулась и сказала: мы готовы вас признавать, уважать, но в состав России, дабы не было осложнений, мы взять не готовы. И что было бы тогда? Был бы Донецк, Луганск? Гораздо хуже, гораздо жестче. Потому что лозунг был один: Крым либо украинский, либо пустой», защищенный. Война и этническая чистка ожидали Крым, это понятно.

    В.КАРПОВ: Цены по-прежнему выше, чем в России, вообще московские цены на территории полуострова. Цены на топливо дороже, чем в России, в основной, в континентальной России. Дальше можно просто загибать и загибать. Я уж не говорю про те проблемы, которые возникают и с документами, и с банками, и прочее, прочее, прочее.

    Г.МУРАДОВ: Нет, естественно, жизнь есть жизнь, и проблемы есть, их нам создают во многом, вы прекрасно знаете. И проблемы с транспортной доставкой, с блокадой Крыма – это все известные вещи. Объявленные санкции, вы вспомните, и продовольственная блокада сколько существовала. Сейчас, слава богу, все недостающее, как говорится, завозится в Крым, ну и сам Крым успешно развивает и свое сельское хозяйство, и промышленное производство. Кроме того, с чем вы сравниваете? Если вы сравниваете с российской глубинкой, где невысокие цены, производство самостоятельное нормальное, но Крым является туристическим регионом, туда приезжают туристы. Давайте сравнивать с Сочи, например. Где цены выше, в Сочи или в Крыму?

    В.КАРПОВ: Смотря где. Если на Красной Поляне где-нибудь, то да, там, может быть, выше.

    Г.МУРАДОВ: Да и в самом Сочи, в Имеретинской долине, где построены все объекты, цены отнюдь не ниже, чем в Крыму. Поэтому нужны корректные сравнения. А так-то можем сравнить либо с Японией, либо с Бенином в Африке. Поэтому нужно сравнивать с тем, что сравнимо.

    Могу сказать одно, что Крым очень здорово расширил собственное производство продукции и сейчас почти полностью обеспечивает туристический поток своими продуктами, ну, кроме ряда позиций, таких как мясо говядины, молоко приходиться завозить с кубанской стороны. Но в принципе Крым переходит к твердому самообеспечению.

    Вместе с тем говорить о том, чтобы все были довольны, нельзя, но нельзя говорить, что значительная часть крымчан разочарована. Разочароваться можно конкретными практическими вещами, что сегодня тебе не хватило зарплаты, чтобы купить новый телевизор, условно говоря. Да, можно от этого расстроиться, но то, что тебя не убили и твой дом не разбомбили, наверное, это тоже осознается крымчанами.

    В.КАРПОВ: Но ведь вечно нельзя же жить под лозунгом «лишь бы не было войны», потому что люди-то хотят развития, люди хотят нормальной мирной жизни, поступательного движения, эволюции, вперед, туда, ввысь, вверх.

    Г.МУРАДОВ: «Лишь бы не было войны» - это тот лозунг, который присущ современному миру, а не только Крыму, и России, и многим другим регионам, как говорится. Потому что мир подошел, скатился к грани войны, и кто это все устраивал - это специальная тема для нашего обсуждения.

    В.КАРПОВ: Человек так устроен, что люди всегда хотят большего и лучшего.

    Г.МУРАДОВ: Не только человек. Если вы об этом заговорили, то я могу сказать, что весь мир так устроен и животный мир, в том числе. И когда неким шакалам европейским больше идти некуда, потому что на севере и на западе океан, а на юге Средиземное море, как писал Данилевский 150 лет назад, они идут и будут идти на восток, потому что это богатые земли, достаточно слабо заселенные. Поэтому наша страна, если хочет оставаться сильной и богатой, она должна уметь себя защищать. А Украина, Майдан, то, что было сделано в Киеве тогда, то, что планировалось в отношении Крыма и создания мощных там военных натовских структур – это все было направлено на разрушение нашего государства. И, конечно, мы все равно устоим, удержимся. У нас есть исторический опыт, как выстраивать отпор тем, кто хочет недобра нашей стране.

    В.КАРПОВ: Традиционный вопрос, когда вы приходите к нам в эфир: ну, а что с иностранными инвестициями? Вы же как раз и занимаетесь тем, чтобы продавить, продать, в хорошем смысле, полуостров иностранным инвесторам.

    Г.МУРАДОВ: Нет, во-первых, никто продавать полуостров не собирается.

    В.КАРПОВ: Я говорю, в хорошем смысле.

    Г.МУРАДОВ: Иностранные инвестиции – это не продать, а это внести свои средства в развитие региона или города, или области.

    В.КАРПОВ: Привлечь деньги для того, чтобы получить еще большие деньги.

    Г.МУРАДОВ: Получать деньги – это участь предпринимателей. А для региона это важно, чтобы получать новые налоги, и народ жил лучше. Безусловно, инвестициями заниматься надо. Этот инвестиционный поток в Крым на сегодняшний день из других регионов России и из федерального бюджета огромен. Потому что федеральная целевая программа – это тоже инвестиции, государственные инвестиции. Что касается зарубежных инвестиций, то этот поток невелик, потому что все создаются возможные препятствия для того, чтобы не допустить инвесторов в Крым, не дать возможности работать. Тем не менее за эти годы создалось уже немало десятков предприятий с иностранным капиталом. Обычно эти предприятия создаются не напрямую, а через другие субъекты Российской Федерации.

    Вот я приведу такой пример. В Крыму действуют такие известные сети как «Ашан», «Метро», действуют дилерские компании, продаются все автомобили всех зарубежных марок, но это российские предприятия, «Ашан» и «Метро», которые создали свои подразделения в Крыму. Это не непосредственно европейские компании, потому что им запрещено. А российские получается, что работают. Поэтому, видите, невозможно создать полный режим блокады или санкций в отношении отдельно взятого субъекта Российской Федерации, любого другого крупного государства. Если хотят создать проблемы, то надо все это государство блокировать. Но, собственно, вы чувствуете, что к этому и пытаются, так сказать, подползти наши противники, оппоненты, но не получается ничего из этого. Потому что Россия самодостаточное, выживаемое государство. В плане «выживаемое» я, может быть, поясню. Дело в том, что выживаемость России, российского народа с учетом огромных природных ресурсов и самой пассионарности народа гораздо выше, чем, например, у тех же европейцев, которые не имеют ни ресурсов, и я вижу, воли особенно сегодня никакой, так сказать, они не проявляют.

    В.КАРПОВ: Но живут «злодеи» пока лучше нас.

    Г.МУРАДОВ: Они и будут жить лучше нас, потому что есть подпитка со стороны других государств, которые заинтересованы создавать эту конфликтную ситуацию. А мы вынуждены тратить средства для того, чтобы обладать теми богатствами, которые мы имеем. А если вы хотите жить лучше и в стране, которая не является суверенной, является, может быть, гораздо меньшей по территории, по своим возможностям и ресурсам, да, таких стран много, но они ничего из себя не представляют. И наш российский человек свободен в том, чтобы делать выбор – быть сильной суверенной страной и именно в духе патриотизма выстраивать свою и экономику, и политику, и военную мощь, или где-то пребывать в каком-то иностранном маломощном государстве.

    В.КАРПОВ: Бог с ними, с иностранными маломощными государствами. Давайте про наше.

    Г.МУРАДОВ: Вопрос в том, какие жизненные цели у людей.

    В.КАРПОВ: Давайте про наши. Год назад, полтора назад, я не помню, вы здесь высказали идею и неоднократно ее, кстати, высказывали еще до этого, о том, что российские власти должны что-то сделать с российским бизнесом, особенно с российским бизнесом с государственным участием, чтобы он уже перестал игнорировать полуостров. Для того, чтобы тот же Сбербанк пришел на территорию Крыма, чтобы другие подтянулись. Но ничего не происходит.

    Г.МУРАДОВ: Я бы не выделял один Сбербанк, потому что мы опять наткнемся на ту же историю, что руководство Сбербанка выступит и расскажет, как всей стране будет плохо, если Сбербанк поставят в санкции. Мы говорили о другом, что все крупные банки, корпорации, с государственным особенно участием, с одного прекрасного момента должны войти и работать в Крыму, как это сделали, например, авиационные компании российские.

    В.КАРПОВ: Да они уже под санкциями, что им терять.

    Г.МУРАДОВ: Правильно. Кто под санкциями, авиационные компании или банки и корпорации?

    В.КАРПОВ: Авиационные.

    Г.МУРАДОВ: А банки и корпорации не под санкциями?

    В.КАРПОВ: Ну не все.

    Г.МУРАДОВ: Ну не все, но тоже под санкциями. Поэтому этой участи не избежать. Просто нужно, чтобы наше общество, особенно бизнес-сообщество, выступало консолидировано и патриотично в этом отношении. Это ведь еще только начало процесса, Володь. Вы меня вынуждаете сказать некоторые вещи, которые я обязательно скажу. Мы готовимся к мобилизационному этапу, когда мы должны будем все наши ресурсы мобилизовывать. Потому что никто нам не простит ни Крым, ни вот эту всю ситуацию с суверенитетом российским. Мы должны отдавать себе отчет. Поэтому в хорошем смысле я говорю о том, что общество должно быть мобилизовано и бизнес-сообщество тоже. Не получится так, что титан или алюминий нам продавать втридорога. Вы вспомните, за счет какого ресурса мы победили во Второй мировой, Великой Отечественной войне.

    В.КАРПОВ: Вы к этому призываете уже четыре года, и ничего, ни правительство не приняло никаких решений и постановлений…

    Г.МУРАДОВ: Вы думаете, что моего призыва достаточно для того, чтобы были приняты такие решения?

    В.КАРПОВ: Я думаю, что одного призыва мало.

    Г.МУРАДОВ: Я выступаю как гражданин Российской Федерации, который озабочен всеми проблемами, которые возникают, который анализирует, который выучен этому за счет 40 лет государственной службы. Поэтому я и говорю о том, что далеко не все еще в нашей жизни, как доброе, так и недоброе, завершилось. Поэтому мы должны смотреть так: будем мы сильным, консолидированным обществом, понимающим свои цели и задачи, что мы должны отстоять свои богатства, и тогда и дети наши будут благополучно жить, и родственники, и сами мы будем по-другому себя чувствовать, или мы будем сдаваться шаг за шагом. Вот это для себя каждый человек должен определить.

    В.КАРПОВ: Но общий фон все равно, он ощущается. И когда вы говорите, «будем ли мы консолидированным обществом», вы сами можете ответить на вопрос? По вашему мнению, мы будем консолидированным обществом? Есть ли еще такое понятие как «крымский консенсус» или нет?

    Г.МУРАДОВ: Отвечу очень просто. Если мы будем консолидированным обществом, то за нами будущее. Если не будем, то, значит, будет все вестись к тому, чтобы развалить нашу страну и действовать по советскому образцу, как с Советским Союзом. Поэтому вопрос здесь, на мой взгляд, решается однозначно: мы будем таким обществом, мы должны таким быть, иначе нас не будет. Понимаете?

    В.КАРПОВ: Я понимаю. Но обращаю внимание на следующее. Вот, пожалуйста. Из комментариев наших слушателей это, кстати, ощущается, в общем воздухе витает. «Крымчане понимают, что из-за санкций и обвала рубля остальная страна стала жить хуже? Вы понимаете, что часть россиян негативно воспринимает события Крымской весны? Нас же не спрашивали в 2014 году», - пишет Артем. Он не одинок.

    Г.МУРАДОВ: Логика очень много хорошо известная и понятная. Вы знаете, что жители Подмосковья очень ревнуют Москву, что она живет лучше, и любое решение в Москве очень воспринимается в Подмосковье тоже, скажем, с ревностью. И так происходит и в других регионах России. Так мы дойдем до того, что солнцевские будут ревновать, не знаю, воскресенских и так далее. Дело в том, что мы единая нация, и если этот человек не понимает, что крымчане – это часть русского народа, народа нашей великой страны, то он всю страну растеряет с этой логикой. Ему, кроме своего благополучия, так сказать, у него больше ничего на уме нет. А, к сожалению, весь меркантильный, потребительский образ жизни, который навязан менталитетом, то есть всем развитием последних лет, он ни к чему доброму не приводит.

    В.КАРПОВ: С нами сегодня Георгий Мурадов, заместитель председателя Совета министров Республики Крым, постоянный представитель Республики Крым при президенте Российской Федерации. Обсуждаем пятилетие возвращения Крыма в состав Российской Федерации.

    Если позволите, я знаю, что вы свою мысль не завершили…

    Г.МУРАДОВ: Просто сказал о том, что потребительский подход примитивный, он до добра не доведет не только этого человека, который им руководствуется в жизни, но и всю страну. Президент наш сказал очень правильные слова насчет того, что примитивный бухгалтерский подход не может быть определяющим, когда речь идет о национальных интересах. И не в Крыме было дело. Если бы не было Крыма, другое бы что-то нашли. Поймите одну вещь, вот если этот человек спокойно может все воспринимать, что происходит на Донбассе, еще хуже творилось бы в Крыму, он бы дождался того, что к его дому уже враги подошли бы.

    В.КАРПОВ: Мы неизбежно вынуждены рассуждать в сослагательном наклонении.

    Г.МУРАДОВ: Нет, это не сослагательное. Как это? С Крымом вопрос решили? Решили. С Донбассом остановили продвижение хотя бы тех сил, которые стремились всю Украину поставить под свой контроль и добиться того, чтобы это был жесткий антироссийский инструмент по разваливанию нашей страны. Они запнулись сами на своей собственной стране, потому что там довольно велики силы, которые считают нас единым цивилизационным пространством, единым цивилизационным сообществом.

    В.КАРПОВ: Давайте по конкретным заявлениям. Макаревич осудил фанатов, радующихся присоединению Крыма. Воспроизводить его текст не буду, он в социальной сети Facebook, кто хочет, может посмотреть. Общий посыл такой: не понимаю тех людей, которые радуются возвращению Крыма (пункт первый); те люди, которые радуются и рассказывают ему о том, что они воспитаны на его песнях, он сетует на то, что, видимо, плохо их воспитывал. Ответьте Андрею Макаревичу.

    Г.МУРАДОВ: Я отвечу очень просто. Таких скептиков достаточно, их 5 процентов. Если 5 процентов посчитать от нашего населения, так это 7 миллионов человек. Так что же, каждому надо давать ответ? В любом обществе существуют люди, критически, скептически воспринимающие все, в том числе и политику властей, какой бы она ни была. Поэтому показателем являются какие-то принципиальные вопросы, связанные с определением выбора страны, а это, прежде всего, выборы, которые происходят у нас, парламентские, президентские и так далее. И, конечно же, есть барометры, которые указывают на то, как себя повело бы и к чему склоняется подавляющее большинство нашего населения. Вот я исхожу из того, что общественное сознание наше довольно сплоченно в вопросах Крыма, защиты интересов, долгосрочных интересов России, русского мира. И мы должны понимать, что те попытки взломать нашу страну, которые предпринимались, они будут продолжаться. Если мы не будем проявлять этого понимания, то, значит, может получиться самый негативный итог. Потому что, идя по Макаревичу, надо и Крым отдать, надо и Донбасс отдать, потом поставят вопросы и о других регионах, и, я вас уверяю, российского государства в том виде, в котором оно хотя бы сегодня есть, просто не будет тогда в будущем.

    В.КАРПОВ: Вы говорите про крымский консенсус. Нет ощущения, что консенсус уже не тот?

    Г.МУРАДОВ: Нет ощущения такого. Я считаю, что сохраняется.

    В.КАРПОВ: Социологи говорят обратное, число скептиков становится больше, которые говорят о том, что, возможно, нужно было поступить как-то иначе, ну и хорошего Крым принес не так много, ну и так далее. То есть появляются те, их становится больше, кто критикует нашу политику по отношению к Крыму.

    Г.МУРАДОВ: Надо учитывать не только, что принес, ну и что предотвратил и к чему дело шло.

    В.КАРПОВ: За счет чего таких людей становится больше?

    Г.МУРАДОВ: Вот скептики почему-то это не оценивают.

    В.КАРПОВ: Как полагаете, за счет чего таких людей становится больше?

    Г.МУРАДОВ: Я полагаю, что становится больше таких людей именно потому, что осложняется вся международная обстановка, но не по нашей вине, не мы инициаторы всего этого дела. Не мы старались натовскую базу в Крыму размещать или заявлять о том, что Крым либо украинский, либо пустой, там зачистка Крыма и так далее. Не мы начинали войну в Донбассе. Не мы ведем агрессивную политику против русского мира в целом. Всех союзников наших разгромили, понимаете, даже потенциальных. Даже православие, которое является темой, так сказать, нашей идентичности национальной, для русского народа, прежде всего, и то пытаются расколоть, раздробить на части. Разве это не видно? Мы же должны как-то оберегать свою территорию. Если твой дом начинают бомбить, ты его будешь защищать или нет? Наш дом начинают бомбить. Мы это должны чувствовать.

    В.КАРПОВ: Следующее заявление. Пока еще действующий президент Украины Петр Порошенко пообещал вернуть Крым в состав Украины сразу после выборов. Как это прокомментируете?

    Г.МУРАДОВ: Ну, у Петра Порошенко иллюзий много. Вернуть Крым, конечно, чтобы Крым был с Украиной вместе, возможно. И, может быть, Петр Порошенко передумал и тоже войдет. Крым показал дорогу, как надо быть вместе с Крымом. Войти в единое цивилизационное наше, веками существовавшее сообщество. Может, Порошенко готовит программу возвращения Украины в состав великой России, я имею в виду исторической России, она там только время какое-то называлась Советский Союз.

    В.КАРПОВ: Сомневаюсь.

    Г.МУРАДОВ: Сомневаетесь? Ну тогда это все иллюзии, тогда это глупости.

    В.КАРПОВ: Еще одно заявление, здесь уже спикер Государственной Думы Российской Федерации Вячеслав Викторович Володин, который заявил о том, что поручил оценить убытки Крыма от нахождения в составе Украины. Кто-то вообще такую оценку проводил, и на что рассчитано?

    Г.МУРАДОВ: Он говорил в целом об убытках, которые Крыму нанесены. Там были как убытки в составе Украины, так и убытки после того, когда, как я рассказывал, заблокировали нам и воду, и электричество, все разгромили, и транспорт, и дороги все перекрыли. Это вот одни убытки. По этому поводу даже иски судебные ведутся, они будут нарастать, я думаю, вот мы придем к некоторым первым результатам. А то, что в составе Украины когда Крым находился и находился на правах какого-то пасынка, из него только выкачивались средства, и почти ничего не давалось Крыму для развития – это тоже факт. Украина же… Я приводил пример, в 2,5 раза выросли доходы собственные Крыма от собственного производства.

    В.КАРПОВ: В чем меряете, в рублях?

    Г.МУРАДОВ: В рублях, конечно, меряем. А в чем же нам еще мерить? А в 4,5 выросли расходы бюджета. Это показатель того, что Россия действительно как о ребенке своем заботится. Кстати, тот товарищ, который (или господин, или гражданин) задавал вопросы, он должен понимать, что в семье забота о ребенке, конечно, она отвлекает больше средств. Но он наверняка подумает, что ему рожать детей или второго, или третьего ребенка, все это будет накладно, и он относится к вымирающей части нашей нации. Мы не стремимся побольше сэкономить, не рожая наших детей, не воспитывая их, не превращая в будущих граждан нашей страны. Это из той же самой логики, я хочу сказать.

    Возвращаясь к тому, как это посчитать. Конечно, речь идет, прежде всего, об эмоциональной оценке. И это есть реакция на постоянные вопли и претензии к России о том, что Россия некую оккупацию осуществила той же Украины. Боже мой, никогда такого не было, всегда жили единым государством. И попытки выкатывать какие-то счета. Особенно это популярно у прибалтийских республик и так далее. Вот Володин и сказал, правильно абсолютно сказал, что если этими мерками мерить, так можно посчитать, на сколько Украина разорила Крым, пока он 23 года находился в ее рамках.

    В.КАРПОВ: Никто это не оценивал?

    Г.МУРАДОВ: Таких оценок конкретных пока не было. Но сейчас люди так, крупными категориями прикидывать начинают. Это, во всяком случае, наводит на мысли, какие плюсы и какие минусы от пребывания Крыма на исторически коротком отрезке в составе украинского независимого государства были.

    В.КАРПОВ: Я, почему спрашиваю? Возможно, в ваш аппарат обращались?

    Г.МУРАДОВ: Это показатель отношения и к русскому народу, который составляет большинство крымчан. В наш аппарат, конечно, с такими темами не обращались, это дело долгосрочное. Пока, как идея, мне это кажется весьма и весьма показательным и полезным, позитивным, так, чтобы некоторые люди задумались, какие можно выдвигать претензии по этому поводу.

    В.КАРПОВ: Сейчас я предлагаю потихонечку подключать нашу аудиторию. Работает телефон прямого эфира 8-495-73-73-948, sms - +7-925-88-88-948, наш Telegram govoritmskbot.

    Начну с Виталия. Виталий пишет следующее: «Слова про единство, общность и русский мир – это, конечно, громкие слова. Но, что мы видим? В Крым, который стал российским пять лет назад, денег вкладывают больше, чем в любой другой регион России, кроме Москвы, с 1991 года. Там буквально за четыре года построили мост. А в Якутии, где добывают ресурсы, уже больше пяти лет ждут мост через Лену, а Якутия в составе РФ больше пяти лет. Неужели там нет национальных интересов? Остальное - строительство школ, электростанций, прочих инфраструктурных проектов – ни одной области не снилось. Неужели жителям Смоленской или Рязанской области не нужны новые школы или электростанции? Одним словом, всей Россией делаем из Крыма витрину. Так выходит?»

    Г.МУРАДОВ: Опять этот тот же самый примитивный подход. Я хочу сказать, что если мы хотим миру представить свою страну, ее возможности, то мы должны вопрос о Крыме, который оказался в очень сложной ситуации, я приводил примеры блокады, показать миру, что мы способная страна, которая поднимает такие регионы и может решать их проблемы радикальным последовательным способом, обеспечивать нормальную жизнь. Конечно, во всех регионах России хотят развиваться. Но ни один регион не находится в таком положении, как Крым, в полной блокаде. Кстати, Якутия, безусловно, нуждается в этом мосте. Но ведь семь миллионов туристов приехали в Крым, в Якутию такое количество не приехало, туда прилетают люди на самолетах. Но я полностью поддерживаю строительство моста через Лену и считаю, что в Якутии это необходимо и, возможно, после Крымского моста приходит очередь ленского моста. Но Крым бросить вот так, взять, принять его в свой состав и оставить без развития – это крупнейшая политическая ошибка. Мы всему миру продемонстрировали бы собственную беспомощность. Кроме того, ни Смоленской области, ни другим, которые приводит слушатель, не отключили воду, не отключили электроэнергию, не отключили поставки продовольствия, дороги, транспорт не перекрыли. Это же нужно осознавать, что это критическая ситуация, ситуация смерти подобна. Если этого не чувствовать и не прийти на помощь своему больному ребенку, а говорить, нет, вот я лучше здоровому куплю шапочку или новенькие колготки, или туфельки, в то время, как у тебя твой ребенок, который заболел тяжелым заболеванием, остается без присмотра, это бездумная линия, это смерть. Это смерть семьи.

    В.КАРПОВ: Давайте телефонный звонок примем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я никак не могу понять, почему… Князь Горчаков отнял у французов, турок и англичан Крым, а мы теперь пускаем их туда с инвестициями, а Украину выкинули, которая тысячу лет воевала за Крым. Позорище, господа. Извините, надо было всю Украину брать…

    В.КАРПОВ: Надо было всю Украину брать, полагает Олег.

    Г.МУРАДОВ: Я понимаю абсолютно подход и эмоции этого радиослушателя. Действительно Украина была захвачена и остается захвачена нашими противниками. И то, что с Украиной вопрос не закрыт, на мой взгляд, это очевидные вещи. Потому что не закрыт вопрос ни по Донбассу, ни по вообще выживанию украинского государства, которое все больше и больше входит в хаос, и, не обдумывая свои действия, власти служат просто объектом, инструментом антироссийской политики, таким ломом или дубинкой, которой пытаются дубасить Россию. А народ-то, он совсем по-другому, он вырос. Он вырос не 10 лет последние, а он рос тысячу лет в составе единого государства и единой цивилизации. Поэтому я вполне понимаю эмоции этого слушателя.

    В.КАРПОВ: Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Анатолий, Москва. Я как раз скептик по вопросу Крыма. Считаю, что это колоссальная ошибка, совершенная нашим государством, за которую мы будем расплачиваться еще не одно поколение. Мы не приобрели Крым, мы потеряли всю Украину. У меня вопрос гостю. Вот если через какое-то время, когда ситуация в России ухудшится, в том числе и в Крыму, люди там начнут выходить на улицы и соберут новый референдум и проголосуют за вхождение обратно в состав Украины, что будет делать Российская Федерация в этом случае? Спасибо.

    Г.МУРАДОВ: Я вам могу сказать прямо, вопрос с Украиной отнюдь не решен.

    В.КАРПОВ: Вы имеете в виду то, что мы потеряли Украину.

    Г.МУРАДОВ: Да. Абсолютно не потеряли мы Украину, потому что это часть нашего народа. Это как бы вашу жену, найдутся люди, которые выманят из дома, чем-нибудь напоят или обкурят ее и будут совращать. Вот в таком состоянии сегодняшняя Украина по сравнению, так сказать, с семейными отношениями, уж коль я их стал приводить в пример. Ваш скепсис ведет к одному, что за Крымом можно потерять и растерять всю Россию по частям. Это, во-первых. Второе. Вот вы сказали, в Крыму референдум, проголосуют. Вы знаете, крымчане наелись, это не первый референдум, который проводится населением Крыма. Напомню, что там 65 процентов русского этнически населения живет. Кроме того, это же ваша идентичность. Вы вообще человек православный или нет? Вы знаете, что крещение Руси произошло, начиная с Херсонеса, что наша идентичность сформировалась с учетом того тысячелетнего опыта исторического, который родился в Крыму. Это точка сборки нашей нации, точка сборки русского мира. И Россия существует как такое могучее государство только потому, что она смогла собрать и может удерживать это огромное пространство. А вам, наверное, хочется жить в маленькой, уютной какой-то, так сказать, среде. Но такого вам бог не даст, потому что вы русский. Запомните это: вы – русский. И в том вы виноваты, что вы заселяете это огромное пространство, на котором находятся огромные ресурсы природные, их у вас надо отобрать, дать вам лапти, поселить вас в центре России в поле, которое еще и не родит, и вот таким образом вы будете в довольствии жить. Вот такую участь вы хотите себе выбрать, хотите, чтобы она всем нам была уготована. А мы с этим не согласны.

    В.КАРПОВ: Я буду уравновешивать комментарии, потому что здесь разные есть. Я преимущественно зачитываю негативные. Вот Любовь пишет, например: «Здравствуйте. Крым особое место для меня, очень любимое и дорогое сердцу. 20 лет была такая боль и отчаяние, казалось, что это навсегда. И когда Крым вернулся, это было безмерное счастье. Успехов вам, мира и процветания».

    Г.МУРАДОВ: Спасибо большое. Вам так же.

    В.КАРПОВ: Еще один звонок. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я очень рад, что Крым вошел обратно в состав России. На самом деле я очень часто там бываю, и заметны те изменения, которые произошли за эти пять лет. То, что есть скептики, которые говорят, что в Крыму высокие цены на продукты и так далее, и так далее, не верьте в это, потому что есть в Крыму хорошие сети, в которых цены нормальные, в которых так же, как в российских сетях, происходят всякие акции, и можно купить нормальный, хороший товар, вкусный, крымский, общероссийский по нормальной и доступной цене. Транспорт в Крыму стоит гораздо дешевле, чем в Москве, 13 рублей проехаться на автобусе по любому городу, пожалуйста. Есть моменты, которые, конечно, удерживают Крым, не дают ему до конца развиваться. Два момента хотелось бы назвать. Первый - это плохая все-таки… не то, что плохая, но недостаточная господдержка. Потому что банки многие туда не входят. Соответственно, нет инвестиций этих банков в производство, в промышленность, в развитие. Сети торговые многие туда не входят. Я бы вообще, наверное, запретил бы многим иметь в своем названии слова «Россия», «российский» и так далее, если они не работают в Крыму. Надо как-то все-таки их подвигать на то, что Крым – это территория России. Потому что даже мобильные операторы там наши не работают. То, что убрали роуминг по всей России, это не значит, что убрали роуминг в Крыму. Они просто там не могут работать…

    В.КАРПОВ: Хорошо...

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И второй вопрос.

    В.КАРПОВ: Давайте.

    Г.МУРАДОВ: Не перебивайте. Мне очень важно, что говорит наш слушатель, чтобы не чиновник разговаривал, но и те люди, которые видели все это и стоят на этой позиции. Не перебивайте.

    В.КАРПОВ: Георгий Львович, позвольте все-таки в эфире буду рулить я.

    Г.МУРАДОВ: А я тогда зачем? Может, я уйду?

    В.КАРПОВ: Не надо. Второй момент коротко.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Второй момент – это сами люди в Крыму, которые там живут. Они большей частью тоже сдерживающий фактор развития Крыма. Они привыкли, что раньше можно было за 500 гривен получить любую справку с любой печатью, не платить налоги, ничего. Но пришла Россия, приходиться платить налоги, приходиться открывать ИП. Многим очень не нравится. Разговариваю с крымчанами, также спрашиваю всегда: как вам в составе России? «Да вот, хотелось бы, чтобы нам побыстрее дороги построили, побыстрее все сделали». Я у них спрашиваю: а вы работаете, вы налоги платите? «Я – нет, я вот риэлтор, работаю сама на себя, муж у меня перегоняет машины, тоже, соответственно, налоги не платит, все в черную, все в непонятную. Побыстрее приехали бы туристы, на них в сезон заработать, остальное время, в общем, как-то в серую, в черную жить». Так неправильно, нельзя так. Если вы хотите, чтобы ваша территория, ваша земля процветала, в нее надо вкладывать, в первую очередь, вам деньги. Не россиянам, не из Якутии те, кто живут, не еще где-то, а самим крымчанам взять, засучить рукава и вперед, с песней, с лопатой.

    В.КАРПОВ: Спасибо.

    Г.МУРАДОВ: Я не нашел пункта ни одного, по которому я не согласен с нашим слушателем. Все правильно сказал.

    В.КАРПОВ: Все правильно. По поводу большой тройки, теперь уже четверки мобильных операторов. Вообще какие-то переговоры сейчас ведутся или вообще не поднимаются?

    Г.МУРАДОВ: Ну вы же понимаете, что это не крымчане ведут переговоры.

    В.КАРПОВ: Я понимаю.

    Г.МУРАДОВ: Это здесь, в Москве вопросы такие решаются и обсуждаются.

    В.КАРПОВ: Но у вас никакой информации нет о том, что, например, отменить роуминг или что-то такое готовится?

    Г.МУРАДОВ: Мы бы этого очень хотели. Конечно, в этом смысле, если говорить о том, что разочарованы те или иные крымчане, то да, целый ряд крымчан разочарован этой ситуацией.

    В.КАРПОВ: По поводу порядков, которые пришли вместе с Российской Федерацией. Речь не только о налогах же.

    Г.МУРАДОВ: Я бы сказал так: большинством людей это поддерживается, но есть те недовольные, которые постепенно приспосабливаются. Да, больше дисциплины, больше порядка, лучшие кадры и так далее – это все требует решений долговременных. Это будет нарастать постепенно, шаг за шагом.

    В.КАРПОВ: Один короткий комментарий еще примем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей Алексеевич. Не могу понять со слов гостя, как идет выполнение целевых задач по развитию Крыма. Что это у вас за показатели «много построено социальных объектов», «строятся очистные сооружения в большом количестве»? У вас есть целевая программа по Крыму. Были майские указы предыдущие президента, они все провалены. Вы слова «много» и «больше» можете заменить конкретными показателями?

    Г.МУРАДОВ: Могу конкретными, но просто нет времени. Я вам дам специальную информацию, запишите, пожалуйста, нашу почту: pprk@ppcrimea.ru. Напишите ваши вопросы, мы вам ответим.

    В.КАРПОВ: От себя уточню. Целевые показатели, которые записаны в программе развития Крыма, они…

    Г.МУРАДОВ: В основном выполняются, в Республике Крым выполняются. Были первые периоды пробуксовки, сейчас в основном все выполняется.

    В.КАРПОВ: Это был Георгий Мурадов, заместитель председателя Совета министров Республики Крым, постоянный представитель Республики Крым при президенте Российской Федерации. Спасибо, Георгий Львович. Приходите еще.

    Г.МУРАДОВ: Спасибо большое.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus