• Глава Удмуртии Александр Бречалов в программе «Умные парни», 4 апреля 2019

    15:00 Апрель 4, 2019

    В гостях

    Александр Бречалов

    Глава Удмуртии

    В. КАРПОВ: 15 часов 06 минут. В эфире программа «Умные парни». У микрофона Владимир  Карпов. С нами сегодня глава Удмуртской республики Александр Бречалов. Здравствуйте, Александр Владимирович.

    А.БРЕЧАЛОВ: Добрый день.

    В. КАРПОВ: Сегодня ровно год как вы фактически возглавляете Удмуртию.

    А.БРЕЧАЛОВ: Точно ровно два года, как я руковожу Удмуртской республикой. Сначала временно исполняющий обязанности. 10 сентября 2017 года подвели итоги выборов в Удмуртской республике, и я уже стал главой, избранным людьми, проживающими в Удмуртии.

    В. КАРПОВ: Хочется, естественно, промежуточный итог подвести. Удмуртская Республика не совсем в лидерах в Российской Федерации.

    А.БРЕЧАЛОВ: В лидерах, конечно!

    В. КАРПОВ: Я понимаю. Другого вы сказать не можете.

    А.БРЕЧАЛОВ: Действительно есть масса направлений, по которым мы,  безусловно,  лидеры. Мы номер один в стране по производству твёрдых сыров. В тройке по производству молочной продукции. Главное, это оборонный комплекс страны. Воткинск — « Тополь-М», « Булава»; Ижевск — концерн «Калашников», «ОСА» и так далее. Но не только этим живёт Удмуртия. В мире занимаем 2% от объёма производимых беспилотников. Есть, чем гордиться. Пётр Ильич Чайковский родился в Воткинске.  2019 год — год столетия  со дня рождения великого Михаила Тимофеевича Калашникова. Про Удмуртию мало что знали, не очень стремились мы до 2017 года продвигать, рассказывать, приглашать. Сейчас эту ошибку исправляем. Все, кто приезжает, остаются в восторге.

    В. КАРПОВ: Долгое время вы были в Москве, в кадровом резерве. После этого вас делегируют в Удмуртскую Республику. От вас что-то требуют, наверняка. Показатели эффективности, что-то нужно делать. Вы сами разобрались, чего от вас хотят?

    А.БРЕЧАЛОВ: Конечно, разобрались. Есть 15 совершенно точно сформулированных показателей эффективности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, по которым нас будут оценивать. Есть мои требования к самому себе и к команде. Они далеко за горизонтом этих 15-ти показателей. Они связаны со спецификой региона. Ведь у нас регионы все с разной социальной базой экономического развития. Возьмите Пермский край и Татарстан, у которых экономика гораздо сильнее, чем у Удмуртии на данный момент. Там у глав тоже есть свои ориентиры, свой kpi — ключевой показатель эффективности.   

    В. КАРПОВ: Есть ощущение, что каждый год от глав регионов в Российской Федерации требуют чего-то нового. Что эти показатели эффективности постоянно меняются, что их становится то больше, то меньше. То на одном делают акцент, то на другом. После этого появляются майские указы и всё вообще смещается. Поэтому я интересуюсь.

    А.БРЕЧАЛОВ: У меня нет неразберихи в голове. Мы точно понимаем, чего мы хотим. Майский  указ. В его развитии национальные проекты. Их двенадцать. Там совершенно чёткие показатели — демография, образование, экономика, всё в цифрах. Они могут быть спорными. Они кому-то покажутся нереализуемыми. Мы считаем, что они достаточно  амбициозны. Мы можем и должны их выполнить. Это раз. Но… Знаете, один из моих любимых политиков Шимон Перес, давал сочные, с точки зрения понимания, интервью. Он сказал, что государственная служба — это не властвовать, а служить. Служить кому — человеку. Он много раз приводил пример начала, где они были, а именно Израиль, где у них не было практически ничего. И к чему они пришли. Он им вывел главную формулу, что самым главным богатством является человек. Так вот, если убрать все показатели и во главу поставить человека и качество его жизни. От индивидуальных проблем, которые мы должны решать каждый день, сейчас, сегодня, завтра, до глобальных изменений, которые повлияют на качество жизни — это моя главная задача. Я требую её от себя и от команды. Мы можем построить школы, детсады, выполнить показатели эффективности. При этом упустить очень много мелких проблем (мы же решаем глобальные задачи, давайте на них сконцентрируемся). А то, что второй месяц не могут устранить прорыв водопровода и двести человек сидят без воды, так это же мелочь. Вот так относиться нельзя.

    В. КАРПОВ: Как же приоритеты, акценты? Невозможно всем хорошо сделать.

    А.БРЕЧАЛОВ: И на то, и на другое нужно найти время. Если учесть какое количество чиновников в нашей системе в Удмуртии работает над этим, то успевать обязаны. Хоть у нас и проходит административная реформа, подсократились слегка. Тем не менее, достаточно рук и мозгов текущие проблемы решать и выполнить kpi по нацпроектам.

    В. КАРПОВ: За счёт чего, не очень понятно?

    А.БРЕЧАЛОВ: Пример. С 7 на 8 марта глава Удмуртии входит в свой аккаунт во ВКонтакте, видит 10-12 сообщений в течение 40-ка минут приходят. Трёхподъездный, восьмиэтажный жилой дом остался без лифтов (не работают) и без воды. Самое интересное, мужчина пишет в жёстких формулировках: «Я на вахте, меня нет дома. Дома у меня осталась жена беременная и двухлетний ребёнок на последнем этаже». Я убираю эмоции. Он прав. Глава района ищет главу города. Это было в прошлом году. Был другой глава. Там уже, видимо, 8 марта отмечают. Кое-как нашли. К часу ночи всё исправили. Если у меня хватило времени, да наперекосяк, но зато мы решили проблему. Сейчас мы выстраиваем так, что если я туда дохожу, люди не могут достучаться до муниципального образования, района, управы и  так далее, этого аргумента достаточно, чтобы человека снять с должности. Так и происходит.

    В. КАРПОВ: Это тревожный симптом, когда вынуждены писать главе республики с тем, чтобы починили лифты или водопровод в конкретном доме, в конкретном населённом пункте.

    А.БРЕЧАЛОВ: Это настолько криво и нелепо. Но мы договорились честно общаться с людьми. Я признаюсь, да, у нас порою бывает так, но мы выстраиваем систему. Понимаете, до 4 апреля 2017-го года на сообщения в соцсети, на фотографии вообще не реагировали. Потом, когда на прямой линии, кто-то достучался до Владимира Владимировича, начали разбираться. А ведь есть закон о работе с обращениями граждан. Пусть напишут бумагу, 30 суток и мы ответим. Мы проанализировали все эти обращения. Там 20-30% из них — не нужно бумагу портить. Это можно отработать. Во-вторых, проблема сегодня  — это здесь и сейчас. За 30 дней умрёт кто-нибудь, либо потолок обрушится. Вот пришлось всем меняться и реагировать. У нас у половины глав районов не было аккаунтов в соцсетях.

    В. КАРПОВ: Может и хорошо? Работой занимались.

    А.БРЕЧАЛОВ: Чем? Работой? Если бы. Тогда бы, знаете, аккаунт появился, а сообщений нет. Вот — это мечта. Вот это класс! Пока не получается. Пока вручную, да.

    В. КАРПОВ: Пока систему выстроить не удаётся, почему?

    А.БРЕЧАЛОВ: Удаётся.

    В. КАРПОВ: За счёт чего?

    А.БРЕЧАЛОВ: За счёт регламентации. Знаете, мы пришли к чему? Лучшая инструкция — это устав вооружённых сил. Мы устали пытаться внедрять систему SCRUM («схватка» - метод управления), систему Аgile (гибкий подход к управлению). Начали писать чёткие инструкции. Потому что  тысячу  человек заменить на быстро  думающих,  креативных и ответственных — это иллюзия. Так что даём инструкции, что нужно делать в том или ином случае. Появляются новые кейсы, их описываем и ставим в работу.

    В. КАРПОВ: Значит омоложение за счёт чего? За счёт обучения людей, которые идут сейчас во власть?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да обучение. Может быть, и хочется как можно большее количество людей заместить, особенно тех, которым сейчас 60 плюс, но пошли другим путём. Сначала дали возможность научиться, понять новые правила игры и взаимодействия. Уже тогда принимаем решение. Вот сейчас по отношению к главам муниципальных районов наступает время нового взаимодействия. Мы их будем оценивать по 60-ти показателям. Свои kpi. Они очень простые, они продуманные. Это те акценты, на которых главы должны сосредоточить своё внимание и время. Если в течение одного-двух кварталов у коллег будет не получаться, мы будем им искать другую работу. За это время, почти два года, мы смогли подготовить скамейку запасных, которые готовы работать.

    В. КАРПОВ: А как же отлаженный механизм? Казалось бы, вот есть глава муниципалитета, он ближе всего к людям, которые на его земле живут. Он вместе с ними. Он часть их жизни, они часть его жизни. Пожалуйста, выборы. За него проголосовали, он нам подходит. Дальше их ответственность уже. Так не работает сейчас?

    А.БРЕЧАЛОВ: Ерунда всё это, извините. Приезжайте в Ярский район. Я вас приглашаю в Удмуртию. Вы посмотрите что это. Это 9 тысяч населения. В самом центре три с небольшим тысячи. С одной стороны, выбирать не из чего. С другой стороны, да, есть у нас главы, мы с ними работаем очень хорошо, которые ходят теми же улицами и разговаривают на одном языке. Но есть другие, которые загородились, и с вышки что-то там смотрят, пытаясь управлять.

    В. КАРПОВ: То есть, инструменты прямой демократии не всегда работают?

    А.БРЕЧАЛОВ:  Это же не китайская деревня 60 миллионов человек. Район 9 тысяч. Все друг друга знают. Дети, пенсионеры, работающего населения меньше трети. Там всё очень просто. Есть проблема, ты её реши. Не можешь решить, должен заниматься чем-то другим. Долгое время упражнялись в том, что объясняли, почему не можем решить. То погода не удалась, то денег у нас нет. Я люблю очень Ярский район. Вообще люблю все районы и всех людей. Вот дали задачу под Новый год. Новый год без ёлки не Новый год же, правильно? Дали разрешение, пошли рубить. Такое уродство поставили на площади. Мы прогремели на всю страну. Люди фотографировали, думали стёб какой-то. Но это же не ёлка — всего три ветки. Начали выяснять у каждого. Что, мне задачу поставили? Да. Вот — ёлка. Ёлка? Да.

    В. КАРПОВ: К пуговицам претензии есть? К рукавам?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да. Это может быть смешно и нелепо, но это про качество жизни. Люди так реагируют на это.

    В. КАРПОВ: Но как это пояснить? Если обратиться к формальным критериям, можно их выполнять?

    А.БРЕЧАЛОВ: Сейчас не получится выполнять формальные критерии. Сейчас вам это объясню. Только-только зима закончилась, снег сходит. В Удмуртии рекорд был по количеству выпавших осадков с 1992-го года. Всё завалило снегом. Просто фотографии улиц приходят, видно, что их не убирали. А это как в армии, это — залёт. Объясни, почему ты её не убрал. У тебя всё, чтобы её убрать, есть. Это раз ситуация. Вторая ситуация, когда, не дай бог, скорая помощь вовремя не приехала. К счастью, у нас этого не бывает, кроме как форс-мажор. Это вторая галочка. Дальше. Сейчас провели инвентаризацию школ и детских садов. 800 объектов, где надо чинить крыши и окна. Главы, вы где были? Всё время ждали деньги? На одной территории 36 объектов не отремонтировано, на другой — 3. Почему? Там хозяин, он находил время и возможности ремонтировать кровлю и крышу.

    В. КАРПОВ: Может, к нему приходит счётная палата и … нецелевое расходование средств?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да нет. Всё это нормально. Но хозспособом с предпринимателями договорились. У нас за это не ругают.

    В. КАРПОВ: Любопытно. Получается, что совсем по закону не очень выходит. Нужно искать какие-то лазейки, для того чтобы…

    А.БРЕЧАЛОВ: Нет. Даже лазейки встраиваются в закон. Там никаких проблем нет. Никто не нарушает закон. Речь не об этом. Речь о желании. Нет желания, он пишет главе всё время письма — дай денег. Я же тебе писал, я предупредил, ты мне денег не дал, я крышу не отремонтировал.

    В. КАРПОВ: Как поступает Александр Бречалов, когда ему из Москвы прилетает какой-нибудь «привет из Сирии», а что у вас вот с этими показателями? Почему не выполняете? Обычно в регионах говорят: «А что у нас с межбюджетными отношениями? А где деньги все? Почему они уходят по-прежнему в Москву? А нам приходится снова клянчить эти средства». Наверняка, это и в вашем случае работает?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да. Смотрите. Мы честно признались, что у нас плохо и где мы не дорабатываем. Мне настоятельно не рекомендовали это делать. Потому что потом придётся отвечать за это. К примеру, мы сказали, что у нас 62 участка дорог, по которым в октябре и в апреле, даже на спецтехнике МЧС невозможно проехать.

    В. КАРПОВ: Хорошо. 62 участка в километрах, я думаю — это прилично.

    А.БРЕЧАЛОВ: Это прилично. В деньгах — это 4,5 миллиарда, чтобы это всё отремонтировать. Они ведут к населённым пунктам, где живут 20 тысяч человек. Когда мы с командой это обсуждали, я говорю — надо об этом заявить, поставить задачу, чтобы в течение трёх лет это исправить. Они говорят, Александр, давайте мы не будем заявлять, давайте, мы просто это исправим. А когда мы не будем об этом говорить, тогда будет прилетать. Поэтому мы признали, что здесь у нас проблема, что у нас разваливаются детские сады и школы. Мы провели их инвентаризацию. У нас срач невероятный в больницах, там хочется умереть, а не выздороветь. Хотя у нас работают хорошие специалисты. Мы в этом признались. Поэтому вряд ли прилетит что-то такое, чтобы мы не знали об этой проблеме.

    В. КАРПОВ: Я бы ответил на месте Москвы. Зачем вы нас  в известность ставите об этой проблеме? Решайте на местах. Вы глава региона или как?

    А.БРЕЧАЛОВ: Мы не Москве, мы людям это говорим. Знаете, в чём недоверие к власти? Когда я приезжаю на сход, раньше это было перед выборами, теперь каждый год езжу, мне говорили, молодец, приехал перед выборами, теперь нам будет что-то обещать. Теперь я в каждом районном центре говорю, что обещать ничего не буду. Я не могу вам ничего обещать, потому что не знаю, что у меня будет с бюджетом. У нас огромные долги и так далее. Людей больше всего раздражает враньё. Не надо говорить, что дорогу построишь, если ты её не построишь. Не надо «лечить» перед каждыми выборами, что ты детский сад построишь. Или ещё что-то изменишь. Это у нас тонны таких обращений. Поэтому мы признались людям, что у нас проблемы есть, обозначили, как мы их будем стараться решать. Пока у нас получается, даже с опережением сроков. Поэтому, возвращаясь к вопросу, прилетает или не прилетает, мы сами знаем наши слабые места и знаем, как их будем решать. Кстати, 2 года назад, помните, предшественника моего арестовали. За дороги, за коррупцию именно в этой отрасли. Перезагрузить отношение людей было очень сложно. Знаете, первое, что мы сделали? Мы всех наших общественников, кто занимался дорогами, «Автомобилисты Удмуртии», «Автомобильная Удмуртия» пригласили в команду.

    В. КАРПОВ: Прикорпорировали — это называется.

    А.БРЕЧАЛОВ: Точно. Но я такого слова не знаю. Поэтому да. Пригласили в команду. Что без вашей подписи, мы дорогу принимать не будем. Всё. У нас ушла проблема. Во-первых, команда, никто воровать на дорогах не собирается. Наоборот, собираются строить больше за те же деньги. У нас это получается. А для того, чтобы это было больше и качественней, лучше всего общественный контроль.

    В. КАРПОВ: Плюс ко всему, те же общественники не могут критиковать вас за это, потому что они сами дорогу эту принимали. То есть вы, таким образом, избавились от критики.

    А.БРЕЧАЛОВ: Точно. Как это вы классно подвели. Нет. Мы не избавились от критики. Не всё у нас ещё благополучно. Но у нас очень классный элемент контроля. Ведь как раньше было? Все родственники, один родственник строил, другой родственник принимал, третий эксплуатировал. Поэтому у нас всё было в порядке по документам, по тем дорогам, которые ремонтировались и строились. А теперь по-другому. На 60 миллионов рублей пришлось переделывать дороги, потому что общественники сказали, нет, друзья, анализ взяли. В лаборатории при вас смотрели, там верхний слой не 5 сантиметров, а 3,5 см. Вперёд, переделывайте. У нас половина подрядных организаций с рынка ушла. Потому что новые правила. Говорят, вы что, серьёзно, будете так контролировать и будете переделывать? Да, теперь будет так. Они и ушли, потому что на таких условиях не захотели работать.

    В. КАРПОВ: Неизбежен конфликт с местными элитами. Из-за этого у глав регионов в России очень часто возникают определённые проблемы.

    А.БРЕЧАЛОВ: Точно.

    В. КАРПОВ: Что у вас происходит?

    А.БРЕЧАЛОВ: Ну, было. Это нормально. По сценарию, что называется набор. Ты приходишь руководить регионом. В наборе, в том числе, конфликт с элитами. Я считаю, что мы договариваемся. Там, где «заплыв за буйки», возвращаем, ставим на путь истинный. А в большинстве случаев, мы договариваемся, как будем жить дальше. Потому что, конечно, тот объём приватизации, за те деньги, которые он произошёл, это конечно безумство.

    В. КАРПОВ: Вы им что-то пообещали? Или вы их просто пристыдили и всё?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да нет. По некоторым у нас есть взаимоотношения с правоохранительными органами. А по некоторым, по которым были основания, то есть, он вышел на торги и купил за столько, сколько ему предлагали. Как это было организовано — это другой вопрос. Но мы предлагаем инвестировать в экономику Удмуртской республики. Идут на это.

    В. КАРПОВ: На скудный бюджет уже не жалуетесь?

    А.БРЕЧАЛОВ: Я с первого дня не жаловался. Мы в первой пятёрке были по объёму госдолга. Он у нас равен был доходной части. 49 миллиардов почти долг. Из них 31 был коммерческий. То есть, мы рекордсмены абсолютные в Приволжском федеральном округе. Сейчас снизили на 2 миллиарда долг. Справляемся с дефицитом. Он был от 5 до 7 миллиардов рублей. Но я не жаловался. То, что вы говорили в предыдущем вопросе, межбюджетные отношения. Слушайте, Удмуртия самодостаточный регион. Те налоги, которые уходят в федеральный центр, это НДПИ — за нефть, за ископаемые, за НДС и часть налога за прибыль, это — нормально. Другой вопрос, что на все наши заявки нам дали федеральное финансирование. Вот у нас консолидированный бюджет 67 миллиардов рублей. Мы на 2019-й год получили дополнительно больше 19-ти.  Мы получили деньги на то, что мы просили. На строительство и на реализацию нацпроектов. У меня вопрос к команде. Понимаете, это опасная история. Я когда пришёл, третий день буквально, мне говорят, Александр Владимирович, мы собираем налоговых и не налоговых платежей 180 миллиардов. А у нас остаётся — 50.

    В. КАРПОВ: Справедливость где, спрашивается?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да. А теперь я задаю вопрос, а за счёт чего рост этих вот сборов? Ну да, нефтяные компании. Вы здесь где? Вы помогли новыми месторождениями или рынком сбыта? Или проинвестировали в нефтеперерабатывающий завод? Нет. Так вдруг, ребята! Давайте посмотрим про те налоги, которые у нас остаются. Вы что-то сделали? Нет, практически ноль. Поэтому, достаточно посмотреть на те налоги, которые у нас остаются, там можно сделать сколько, и мы сделали. Нам малый бизнес в 2018-м году дал плюс 500 миллионов рублей.

    В. КАРПОВ: К этому ещё вернёмся. С нами Александр Бречалов, глава Удмуртской Республики. Сейчас новости. После них вернёмся, продолжим.

     

                          Н  О  В   О  С  Т  И

     

     

    В. КАРПОВ: 15 часов 35 минут. В эфире программа «Умные парни». У микрофона Владимир Карпов. С нами Александр Бречалов глава Удмуртской Республики. Говорим о российских регионах, об Удмуртии, в частности, и о российской экономике. Упомянул сейчас Александр Владимирович, что удалось с малым бизнесом и предпринимателями как-то наладить диалог. Они стали больше нести в казну. Не очень понимаю, за счёт чего? Потому что, если послушать предпринимательское сообщество, которое у нас есть, становится только хуже. НДС вырос? Да, вырос. Неналоговые платежи сейчас переводят в разряд налогов. Предпринимателей это тоже настораживает. Но и масса других проблем, которые у них возникают в нынешних условиях.

    А.БРЕЧАЛОВ: Первая оговорка. Не нести больше в казну стали, а стало больше предпринимателей. Это важно. Потому что это не означает, что мы с одних и тех же больше стали собирать налогов. Но и легализация бизнеса тоже частично произошла. Но, всё-таки акцент мы делаем на поддержку малого и среднего бизнеса. Это удаётся. Бизнес-акселераты, экспорт-акселераты и акселераты для сельхозтоварных  производителей. Я — фермер, заработал в республике. Должны быть конкретные результаты. Должны быть заключены экспортные контракты, удвоение выручки и так далее. Я категорически не разделяю разгоняемое мнение, что бизнесу стало тяжелей. Я какое-то время назад был президентом объединения малого и среднего бизнеса «Опора России». Риторика одна и та же на все года. Есть категория людей, у которых всё плохо, причём не факт, что плохо. И предпринимателей таких же. У меня много друзей предпринимателей. Да, наверное, сложности есть. Некоторые из них, на мой взгляд, просто устраивают революцию и вообще в восприятии предпринимателей, и в бизнесе в целом. Посмотрите на динамику развития «Додо Пицца». Это Фёдор Овчинников. Начинал с пиццерии в Сыктывкаре и что сейчас? Миллиардные выручки. Номер один в России. Я когда-то его приглашал: «Фёдор, слушай, у нас будет с президентом встреча, будем говорить про экономику. Приезжай, расскажи про те трудности, с которыми ты сталкиваешься». Он говорит: «У меня нет трудностей и проблем, о которых бы я хотел говорить с президентом и вообще вслух. Потому что я шёл сознательно в бизнес, я знал, что у меня есть надзорная такая история». И так далее, то есть, бизнес развивается. Только что у меня были в гостях в республике Татьяна Бакальчук и Илья Ярошенко. Это, соответственно, Wildberries и BAON. Слушайте, 100% рост у ребят. Вопрос в таланте и в желании. Говорить про НДС, да — это не плюс. Давайте говорить по-другому. Кто у нас из бизнеса ориентирован на экспорт? На конкурирование в глобальном рынке? Быть может, история кажется сложной и нереалистичной. Она реалистичная.

    В. КАРПОВ: Айтишники, оборонщики и сельское хозяйство. То, что первым приходит в голову.

    А.БРЕЧАЛОВ: Зачем? Вы зубы чистите каждое утро? У нас есть зубная паста, которая делается не в Китае, а в Акуловке Новгородской области. Но продаётся она за рубежом. Они пробили потолок в 100 миллионов евро. И никто их за ручку не выводил. Никто при них не подписывал никакие соглашения. Сами! Не только оборонка, не только сельское хозяйство, и не только айтишники. Я вам скажу пример. Удмуртское маленькое  предприятие поставляет продукцию в 89 стран мира. Знаете, чем они занимаются? Они шьют костюмы для художественной гимнастики. Желание и талант нашли своё место. Один из примеров, у нас есть предприниматель Иван Хобуков. Он свой проект (это хэдвэй, это гаджэты  для автомобилей, когда на стекло проецируется вся информация), он просто удачно продаёт на экспорт. Он деньги поднял. Инвестиции через Kickstarter.com, через американскую краутсфайндинговую платформу. Опять же талант и желание. Ему ничего не препятствует развиваться.

    В. КАРПОВ: Вы сейчас загибаете пальцы. А есть такое понятие, как общий инвестиционный климат. Вам, как бывшему главе «Опора России», оно хорошо понятно. Потому что когда к вам приходят предприниматели и просят вас стать выразителем своего мнения, вы здесь не можете пойти против них. Поэтому сейчас голоса предпринимательского сообщества ещё громче. Относительно того, что инвестиционный климат и бизнес климат в Российской Федерации лучше не становится.

    А.БРЕЧАЛОВ: Давайте просто по цифрам. Мы же про инвестиции. Удмуртия за 2018-й год приросла на 117%. У нас было 80 с небольшим, сейчас 98 миллиардов инвестиций в основной капитал. Перед нашей передачей у нас состоялось подписание предприятия со Сбербанком. Пока не буду анонсировать. В Петербурге об этом скажем. Объём инвестиции уже 10% от того, что уже был в 2018-м году. Это просто цифры. Я не говорю о том, что у нас всё идеально. Я сам из бизнеса. Я годами слышу одну и ту же песню, что зажимают, закручивают, всё хуже и хуже. Но цифры говорят о другом. И инвестируют. Посмотрите в промпарки Татарстана, предприятия Пермского края кто инвестирует?

    В. КАРПОВ: Кто инвестирует в Удмуртию?

    А.БРЕЧАЛОВ: Давайте так. Самый свежий экспортный контракт. Впервые российское предприятие будет поставлять в Китай 500 тонн молока ежемесячно. Китайский потребитель платит за наше молоко. Китайцы же локализовали у нас производство, связанное с оборудованием для нефтянки. Масса небольших проектов. Локально предприятия из других регионов у нас инвестируют. У нас не такая инвестиционная активность, как например у Татарстана. Я слежу за коллегами со старшим товарищем своим Рустамом Миннихановым. Южная Корея, европейские страны локализуют производства. Когда мы говорим, что некий инвестиционный фон у нас всё хуже и хуже. Давайте посмотрим на цифры. Я про Удмуртию вам сказал. Там 83 миллиарда и 98 миллиардов — это инвестиции в собственный капитал. Помимо инвестиций из-за рубежа, наверное, вот о нём  можно говорить. Может, там и меньше в целом по стране. Но у нас огромные резервы внутри страны. Приведу конкретный пример. Есть очень-очень большая отрасль лифтового хозяйства. Там есть разные компоненты, непосредственно кабина. А есть лебёдка, которая крутит всю эту историю. Они у нас были всегда только итальянские либо немецкие. Сарапульский электрогенераторный завод у нас запустил проект, и мы по импортозамещению сейчас вытеснили итальянцев. Мы поставляем наши лифтовые лебёдки. У нас не хватало червячной пары в этих лебёдках, мы и её начали делать. Теперь мы вытесняем и немцев. У нас с точки зрения инвестиций огромные резервы. Это я про внутренний рынок говорю.

    В. КАРПОВ: Вы интересно говорите про внутренние резервы. Потому что раньше ориентировались, прежде всего, на зарубежные инвестиции, примеров тому масса. Сейчас вы приводите в пример китайцев, которые локализуют производство. Про внутренние инвестиции хотелось бы понять, они всё-таки пошли или нет в Российские регионы?

    А.БРЕЧАЛОВ: Пошли. Только что мы встречались с руководством Транснефти. У нас в ближайшее время будет встреча в Удмуртии. Огромная корпорация будет представлять номенклатуру своих услуг и товаров, которые они могут и готовы передать на аутсорсинг предприятиям, работающим в Удмуртии. В том числе, как результат от импортозамещения. Этот процесс идёт очень активно. Мы и половины наших возможностей не используем. При этом те цифры, о которых я вам говорю сейчас: валовый продукт наш и инвестиции в собственный капитал, и налоговая база, которая увеличивается. Это откуда? Это не из Газпрома. Это наши предприниматели, которые создают услуги и продукты на территории Удмуртии.

    В. КАРПОВ: Плюс оборонный бюджет. Или нет?

    А.БРЕЧАЛОВ: Безусловно, да. 22% — это обрабатывающие производства, это оборонка. Конечно, 12 предприятий, которые такой вклад в экономику республики дают.

    В. КАРПОВ: В связи с этим уточнение. Поставлена задача выйти на процентное соотношение 50 на 50.

    А.БРЕЧАЛОВ: 30%  гражданской и двойного назначения, 70% — военной. Да. Вы правильно вопрос задаёте — это проблема. Пока я буду говорить про предприятия республики. Только 4 предприятия из 12-ти идут по графику соответственно прогнозу. Это очень сложная оказалась задача. Поэтому 18 сентября, в преддверии  Дня оружейника, это 19 сентября, мы с Денисом Валентиновичем Мантуровым будем проводить большое совещание, большой форум именно по решению этой задачи. Будем решать текущие проблемы военных предприятий, чтобы им было проще запускать и реализовывать гражданскую продукцию, потому что они в большинстве секретные.

    В. КАРПОВ: Ну, «Калашников», понятно, с этой задачей более-менее справится, потому что стрелковое оружие оно, в том числе, и гражданское.

    А.БРЕЧАЛОВ: Больше всего у нас справляется — это XEON HOLDINGS. Одно из самых легендарных предприятий. 80 лет ему исполнилось в прошлом году. Знаете, что оно производит? Лифтовые шахты начали производить. Пылесосы, кофеварки, мясорубки.

    В. КАРПОВ: А основная их продукция  какая?

    А.БРЕЧАЛОВ: Ракеты малой и средней дальности. Да-да. Там гениальные руководители и талантливые инженеры. Медицинское оборудование начали производить — электрокардиографы и дефибрилляторы. Их поставляют в 21-у страну мира. От Папуа и Новой Гвинеи до Польши, Саудовской Аравии и так далее. Буквально 27 января подписали с саудитами большой контракт на поставку дефибрилляторов. Так что эти предприятия, они у нас как купол, который производит ТОРы. Они у нас в авангарде, в части гражданской продукции. У других есть большие вопросы.

    В. КАРПОВ: Реальные показатели 70% на 30%? Или 50 на 50 где-то в отдалённой перспективе?

    А.БРЕЧАЛОВ: «Аксеон», «Купол», «Калашников», «Ижмех», Сарапульский электрогенераторный завод, я уверен, что даже не 30%, а больше. Потому что там, несмотря на то, что взрослые директора не потеряли жажды конкурировать, быть первыми, понимают, что у Гособоронзаказа есть определённые горизонты и определённые даты. Уже сейчас с опережением думают о том, чем замещать. Они прошли эти жуткие 90-тые годы. Когда бог знает что приходилось делать, чтобы удержаться. Поэтому для более сбалансированной экономики предприятия они смотрят очень активно на конкурентную продукцию на гражданском рынке.

    В. КАРПОВ: Я напомню. С нами Александр Бречалов. Глава Удмуртской республики. Времени до конца эфира остаётся не так много. Хотелось бы дать слово и нашим радиослушателям. Здесь есть и вопросы, и комментарии, в том числе и критического характера. Поэтому предлагаю сейчас к этому перейти. Напомню, как можно с нами взаимодействовать. Телефон прямого эфира 8-495-73-73-948. Смс + 7-925-88-88-948. Работает наш Telegram govoritmoskva.bot. Виктор сразу парирует ваш тезис, что у нас производится масса высокотехнологичной продукции, в том числе и на оборонных предприятиях. Он обращает внимание на следующее: эта продукция очень плохого качества.

    А.БРЕЧАЛОВ: И саудиты, и Минздрав купил.

    В. КАРПОВ: Это дефибрилляторы.

    А.БРЕЧАЛОВ: Да, продукция гражданская.

    В. КАРПОВ: Микроволновые печи, кофеварки вы упомянули.

    А.БРЕЧАЛОВ: Вы знаете, Виктор покупал продукцию, например, пылесос?

    В. КАРПОВ: Может, не рискнул пока. Ведь не знает, под каким брендом она продаётся.

    А.БРЕЧАЛОВ: Это же история про то, что у нас в соцсетях эксперты от экономики до футбола. Если вы купили и сказали, что это плохо. Для предприятия это обратная связь. Они это учтут. А если вы предполагаете, что это плохого качества (а у нас это чаще всего происходит), как в анекдоте: «Вы хоть билет лотерейный купите». Так что не разделяю критику. Допускаю, что есть проблемы с качеством у нашей продукции, как и у импортной тоже. Но нужны конкретные данные.

    В. КАРПОВ: 73-73-948. Слушаем внимательно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Иван, Москва. Хотел сказать, знаком лично, по работе, с гражданской продукцией «Купола». Качество, на самом деле, высокое. Не конкурирует с Китаем. Вопрос такой: что в самом Ижевске делается в плане улучшения экологии? Потому что я там не раз был. Понимаю, что это одна из основных проблем города. Есть  ли улучшения за  последние 5 лет?

    А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо за вопрос. Да это вопрос достаточно серьёзный, но он не главный, слава богу, не такой острый. Именно потому, что за последние не 5, а 7-8 лет те предприятия и наше легендарное сталелитейное предприятие «Ижсталь» утвердили дорожные карты по модернизации оборудования с точки зрения вредных выбросов. Это всё идёт планово. Мы буквально каждый месяц сверяем часы с предприятиями и с природоохранной прокуратурой. Это первое. Второе, самый крупный искусственный пруд в Европе — это ижевский пруд. Он естественным образом загрязняется. Мы подаём заявки в Минприроды, чтобы его чистить. Внимательно за этим следим. Поэтому проблема есть, но она в точных планах решения. Чтобы ох! И ах! — такого нет.

    В. КАРПОВ: Денис пишет: 500 тонн молока в месяц — это работа одной фермы. Это не показатель. Это не предложение, скорее замечание.

    А.БРЕЧАЛОВ: Обратите внимание, это первая компания в России, которая экспортирует в Китай молоко. Поэтому рассуждать много это или мало бесполезно. Это первые поставки. Это группа компаний. Они одни из лидеров по переработке молока. Если завтра кто-то поставит больше молока в месяц, тогда мы будем сравнивать. А пока они чемпионы, это первая поставка. Конкурируйте!

    В. КАРПОВ: 73-73-948. Слушаем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Станислав, Москва. Мне хочется сделать замечание. Про молоко — это правильно. А мы своих-то напоили молоком, которое в Китай собираемся отправлять? Второй вопрос. Он говорил о лифтах и что была проблема с изготовлением червячных передач. А этот товарищ сам знает, во сколько обходятся эти червячные передачи на заводах, которые обслуживают военную продукцию? Мне приходилось там работать. Так наценка доходила до 100%.

    А.БРЕЧАЛОВ: Молоко 146% мы производим. Мы полностью обеспечиваем свой рынок и ещё поставляем переработанное молоко в более чем 50 регионов страны. Это первое. По овощам у нас проблемы. Производим меньше. Второе. Этот проект по производству червячной пары и лифтовой лебёдки, он как отдельное юридическое лицо. И не за счёт гособоронзаказа. А за счёт привлечённых частных и кредитных средств. Продукт рассчитан исключительно на рынок, для рыночных условий. Поэтому здесь никаких 100%, собственно, нет. Это самостоятельное юридическое лицо. Да, с участием оборонного предприятия. Но там достаточно всё прозрачно, и ни копейки из гособоронзаказа на лифтовые лебёдки не тратится.

    В. КАРПОВ: Санкционные битвы, которые у нас продолжаются, вам в помощь или во вред?

    А.БРЕЧАЛОВ: И в помощь, и во вред. Много продукции, особенно военной попало под санкции. Это же и вывело из зоны комфорта команды этих предприятий. Они стали больше смотреть на гражданскую продукцию и на другие рынки. А если предприятие не из оборонного комплекса, то это большой плюс. В первую очередь, в сельском хозяйстве и в агропромышленном комплексе рынок освободился для своей продукции и не только в нашем регионе. Показывают хороший рост Белгородская область, Воронежская область. Здесь санкции — это огромный плюс.

    В. КАРПОВ: Восстановить автомобили и мотоциклы марки «Иж» планируете или нет? 652-ой интересуется.

    А.БРЕЧАЛОВ: Мотоциклы начал восстанавливать производство «Калашников». Сделал электромотоциклы. И их уже запускают. Бензиновый великий «Иж»? Мысли есть, но не в моей компетенции. Если предприятие решится, то будут производить. Пока чётких планов нет.

    В. КАРПОВ: Теоретически это и в ваших силах, потому что вы глава региона. Поиск инвесторов, создание условий для инвестиций.

    А.БРЕЧАЛОВ: Сбыт. Вопросы со сбытом. Здесь мы сравниваем, смотрим рынок. Японским, корейским, азиатским моделям мы пока проигрываем. Но это временная ситуация, я так думаю. Интерес очень большой, но точных планов и ориентиров на даты пока нет.

    В.КАРПОВ: То есть, обратиться в правительство с требованием защитить отечественного производителя с тем, чтобы очистить рынок или помочь…

    А.БРЕЧАЛОВ: Я против этого. Категорически. Потому что, если мы хотим конкурировать на глобальном рынке, то мы и здесь должны конкурировать с продукцией из глобального рынка. А защищать всех, потому что очень хочется…  Мы это уже  проходили. Это — снижение качества. Потребителю это не нужно.

    В. КАРПОВ:  Вы сами испробовали электромотоцикл от «Калашникова»?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да, конечно. Очень крутой аппарат.

    В. КАРПОВ: Доверяете?

    А.БРЕЧАЛОВ: Доверяю, да. Почему нет. Приезжайте, попробуйте.

    В. КАРПОВ: Хорошо. 73-73-948.Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Дмитрий, Москва. Я слушаю передачу. Кажется, что в Удмуртии всё замечательно. А как насчёт благосостояния населения. Почему человек ничего не говорит?

    В. КАРПОВ: Спасибо, принимается.

    А.БРЕЧАЛОВ: Человек готов сказать. В Удмуртии далеко не всё замечательно. 62 участка дорог, по которым проехать нельзя. Огромное количество школ и детских садов, у которых кровля крыш протекает. Мы абсолютно публично всю свою деятельность освещаем, проблемы не прячем. То, что у нас в сфере образования, особенно дошкольного, недостаточно получают денег. Это тоже проблема. Но всё по-разному. Есть у нас предприятия, где средняя зарплата у рабочего 70 тысяч, есть 46 тысяч. Есть у нас предприятие в деревне Пихтовка, рыбхоз «Пихтовка», где средняя зарплата 32 тысячи рублей. А ещё помимо этого гендиректор каждого сотрудника, хотя бы раз в три года отправляет на Чёрное море за свой счёт. Есть личные подсобные хозяйства, многодетные семьи, которые успешно управляются со своим хозяйством, продают свою продукцию. Мы им в этом успешно помогаем. Но есть и проблемы. Понимаете, если говорить всю программу о том, где у нас проблемы, как у нас плохо и не говорить о том, что у нас получается, тогда как в том анекдоте: «С таким настроением слона не продашь». Заходите в мои соцсети и вы увидите, какое количество обращений граждан абсолютно конкретных, от лужи до протекающей крыши. Посмотрите реакцию, мы всё стараемся решать здесь и сейчас.

    В. КАРПОВ: Меньше обращений становится?

    А.БРЕЧАЛОВ: Да, становится.  Потому что какие-то решаются с упреждением. Начинается сезон, например, снег сошёл. Мы предупреждаем водителей, что раньше выходим на объекты. Очень оперативно работаем, когда получаем сообщения о том, что затруднён проезд. Больше начинают чиновники на местах работать.

    В. КАРПОВ: Григорий из Санкт-Петербурга интересуется про спорт, про туризм. Куда поехать?

    А.БРЕЧАЛОВ: Туризм.  «Калашников спорт». Это огромная сетка спортивная. Военно-промышленный туризм. Приходите на легендарное предприятие «Ижсталь» или в концерн «Калашников». Это очень интересно.

    В. КАРПОВ: Это был Александр Бречалов, глава Удмуртской республики. Спасибо, Александр Владимирович. Приходите ещё.

    А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus