• Программа "Врачи и пациенты" от 28 апреля 2019 года

    14:00 Апрель 28, 2019

    В гостях

    Алексей Хрипун

    Руководитель департамента здравоохранения Москвы

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это программа «Врачи и пациенты». В студии Наталья Троицкая. Здравствуйте.

    В столице будет внедрен стандарт взрослых поликлиник нового поколения, который получил название «Московский стандарт плюс». Все мы знаем просто «Московский стандарт» и мы наблюдаем эти глобальные изменения в московском здравоохранении уже несколько лет, в частности, в поликлиниках. Например, еще несколько лет назад мы наблюдали очереди как в узких коридорах поликлиник, так и в регистратуре. Но теперь все изменилось, благодаря «Московскому стандарту» в медицинских учреждениях появились электронная запись, новая регистратура, дежурные врачи, сестринские посты для выписки рецептов, кстати, теперь врач этим не занимается. Поэтому, соответственно, быстро, спокойно записались, пришли, от врача получили нужные рекомендации, выписали рецепт и все – вы свободны. В общем, много-много чего изменилось, потому что сама часто посещаю поликлиники, прихожу и попадаю в какой-то другой мир. Что было раньше, о, боже мой, все это прекрасно знают, и что сейчас. Я не знаю, к чему еще большему и лучшему идти. Ну вот, пожалуйста, новый «Московский стандарт плюс» будет.

    У нас сегодня в гостях глава департамента здравоохранения города Москвы Алексей Хрипун. Алексей Иванович, здравствуйте.

    А.ХРИПУН: Добрый день.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Сейчас буду вас пытать. Вы мне сейчас будет рассказывать, что же такое будет вообще, что нас ожидает, всех москвичей, которые придут, увидят, скажут: о, боже, я здесь остаюсь. Профилакторий, ничуть не меньше. Да, так будет?

    А.ХРИПУН: Давайте поговорим.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Вот что должно измениться в поликлиниках с введением «Московского стандарта»? Попозже спрошу, когда он будет вводиться уже капитально.

    А.ХРИПУН: Почему «стандарт плюс».

    Н.ТРОИЦКАЯ: Да.

    А.ХРИПУН: Потому что, вы правильно сказали, что уже три года мы живем в условиях «Московского стандарта» поликлиники и основные составляющие этого стандарта, по которому поликлиники работают, вы их только что перечислили.

    Я напомню, что в 2015 году мы провели масштабное интернет-мероприятие на «Активном гражданине», где спросили москвичей, какой бы они хотели видеть поликлинику, и выразили свои пожелания по этому поводу. Так вот главным пожеланием тогда явилась необходимость и возможность записываться на прием к врачу в московскую поликлинику как можно в более короткие сроки и, желательно, с применением дистанционных технологий. Мы это желание в течение трех лет реализовали. Сегодня можно записаться к врачу-педиатру или участковому врачу во взрослой поликлинике на сегодня и на завтра в 80-85% случаев.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это вообще супер.

    А.ХРИПУН: А если брать, например, горизонт первых трех суток, то это 98%. Все люди, которые хотели бы записаться на прием, они имеют такую возможность. То же самое и в отношении врачей и специалистов, которые ведут прием на первом уровне поликлиническом. Вы знаете, что в Московской объединенной поликлинике есть два уровня. Первый из них – это как бы первая линия контакта и общения с пациентом, это участковый врач и основные специалисты, узкие, это хирург, уролог, ЛОР специалист, отоларинголог, офтальмолог. Так вот к этим специалистам в таком же проценте случаев можно записаться в течение трех дней. Это так называемая в нашей аналитической системе зона зеленая, когда доступ, установленный, правильный, комфортный. Но в еще большем проценте случаев до пяти дней.

    То же самое и в отношении так называемых узких специалистов, которые принимают на втором уровне объединенной поликлиники, в головном подразделении, где сосредоточена основная техника, оборудование медицинское, где ведут прием врачи-специалисты. Там необходимый диапазон, в течение которого москвич должен получить такую возможность, это пять дней, это зеленая, комфортная зона, но не более семи.

    Поэтому основное пожелание москвичей – улучшить доступность путем записи на прием к врачу – она реализована. «Стандарт плюс», то есть развитие «Московского стандарта поликлиники» предполагает еще большую доступность и качество медицинской помощи лучшее. Например, я перечислил тех специалистов, которые в 2015 году (мы начали этот проект «Московский стандарт поликлиники») вошли в число тех, к кому пациенты могут записаться на прием самостоятельно и которые вели прием в каждом здании московской поликлиники, будь то филиал или территория первого уровня оказания помощи, или головное подразделение.

    Сегодня в большинстве московских поликлиник в каждом здании ведут еще прием и такие специалисты, как кардиолог, невролог, эндокринолог, но не во всех. Мы провели большую аналитическую работу, посмотрели фактический прием этих специалистов и сегодня точно знаем, в каком здании московской поликлиники нужно было бы увеличить количество или врачей общей практики, или же кардиологов, или неврологов, или эндокринологов для того, чтобы доступность была большая, а прием вели бы врачи более высокого профессионального уровня. Вот, что собой представляет на примере перечня специалистов «Московский стандарт плюс» - то есть новое поколение стандарта работы московских поликлиник.

    Оборудование. Это тоже доступность и это тоже качество. Я вам рассказываю, в чем суть «Московского стандарта плюс».

    Н.ТРОИЦКАЯ: Но оборудование вроде у нас неплохое. Несколько лет назад, я помню, пять, такая была модернизация шикарная. Купили и КТ, МРТ, и новейшее УЗИ, все вроде бы это есть. И еще что-то круче? Еще лучший класс?

    А.ХРИПУН: Да, вы правы. В течение последних семи-восьми лет в московскую поликлинику поступило более 700 единиц высокотехнологичного медицинского оборудования, в том числе компьютерные томографы практически в каждую московскую поликлинику для взрослых, МРТ-томографы, цифровая рентгеновская техника, ультразвуковые аппараты экспертного поколения, экспертного класса, маммографы цифровые, лаборатория, анализаторы лабораторные и так далее. И сегодня по уровню оснащения тяжелой диагностической техникой Москва находится в пятерке лучших мегаполисов мира.

    Но есть показатель целевой, который предусмотрен «стандартом плюс». Мы изучили потоки больных, обращаемость за теми или иными видами обследования и сегодня составили табель, типовой перечень оснащения, который должен быть в каждом поликлиническом здании, начиная от простейших вещей мобильных, таких как оборудование и приспособления для холтеровского мониторирования, например, сердечного ритма или же мониторинга артериального давления, или же современных 12-канальных ЭКГ-аппаратов, ультразвуковых аппаратов нового поколения, цифровой рентгеновской техники и так далее. Это все должно быть в каждом здании поликлиники. И если где-то чего-то не хватает, то мы сейчас это понимаем и выстраиваем закупки таким образом, чтобы этого дефицита не было вообще. В том числе и в отношении головных подразделений поликлиник, где, помимо того, что я перечислил, есть еще и эндоскопическая техника, и некоторые другие виды функциональных исследований, например, наличие тредмил теста. Это ЭКГ, которая выполняется человеку в момент физической нагрузки, и именно в этот момент можно понять, страдает он ишемической болезнью сердца, стенокардией или нет.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Алексей Иванович, вы рассказываете, а раньше в больницу ложились на месяц, чтобы обследоваться. Сейчас идешь в поликлинику – все, прошел.

    А.ХРИПУН: Поэтому стандарт поликлиники, «стандарт плюс» московской поликлиники, он направлен на дальнейшее повышение доступности и качества медицинского обеспечения, о чем я сейчас говорил.

    Кроме этого, есть еще вопросы улучшения комфорта в московских поликлиниках. Вы знаете, что преобразились холлы, вы об этом говорили.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Да я это вижу, я прихожу.

    А.ХРИПУН: Появились зоны отдыха. Вот мы расширяем эти открытые пространства для того, чтобы, придя в любое отделение поликлиническое, пациент имел возможность не сидеть на табуреточке приставной у стенки, а нормально ожидать приема в комфортной зоне в любом отделении; чтобы навигация радовала глаз, была понятной, простой; и чтобы человек находил нужный ему объект в поликлинике кратчайшим путем. Все, что включает в себя понятие комфорта. Но не только для тех, кто приходит в поликлинику, но и тех, кто там работает.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Вот.

    А.ХРИПУН: Поэтому специальные помещения, чтобы можно было там перекусить, передохнуть. Специальные помещения для того, чтобы медики, работающие в поликлинике, могли пообщаться друг с другом. Мы задавали эти вопросы сейчас, опять-таки на ресурсах «Активного гражданина», более 4 тысяч медиков, работающих в поликлинике, и врачи, и медицинские сестры, участвовали в этом разговоре и говорили о том, какой бы они хотели видеть мебель, какие-то приспособления, атрибуты, какой должна быть форма, может быть, унифицированная для всех московских медиков, работающих в поликлинике. Вот эти вопросы, которые включает в себя понятие комфорта.

    Третья составляющая «Московского стандарта плюс» - это технологичность. Все процессы в поликлинике должны быть технологичны.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Например?

    А.ХРИПУН: Например, приходит москвич сдать анализы какие-то. Помещение, где можно сдать кровь или какие-то другие биологические материалы, должно быть не на верхнем этаже, что бывает до сих пор, к сожалению, а на первом этаже.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Да, я знаю одну поликлинику, на четвертом этаже.

    А.ХРИПУН: Чтобы тяжелая техника, которая принимает большие потоки пациентов, тоже находилась на первом этаже. То есть те службы, куда пациенты ходят в большом количестве и часто, должны находиться на нижних этажах. А вот администрация может совершенно спокойно находиться на верхних этажах или какие-то подразделения, которые менее востребованы в работе поликлиники, на верхних этажах. Это зонирование. Это принцип зонирования, которым мы занимались, и сегодня хорошо себе представляем четыре основных типа московских поликлиник, зданий я имею в виду, где мы отработали это зонирование. Не только этажное, не только по этажам, но и в пределах одного этажа.

    Возвращаюсь к вопросу о том, что помощь должна быть технологичной. Если человек приходит на прием к кардиологу и ему нужно выполнить эхокардиографию и ЭКГ, то не нужно его гонять по этажам. Эти службы должны находиться на этом же этаже. И так далее. Поэтому рациональное распределение ресурсов, их зонирование и новое оснащение – это понятия, которые формируют принцип технологичности работы московской поликлиники.

    Наконец, последнее. Работа должна быть унифицированной, одинаковой во всех зданиях, примерно одинаковой. Чтобы человек, перемещаясь из одного здания в другое, если в этом есть необходимость, чтобы он попадал в привычную, отработанную, качественную среду, как это происходит, например, в московском многофункциональном центре, в МФЦ.

    Вот четыре основные составляющие «Московского стандарта», о котором я говорил, но сюда же входят и вопросы дальнейшего повышения квалификации врачей и медицинских сестер, и вопросы аттестации их профессионального уровня и так далее. «Московский стандарт плюс» - наше будущее.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Я думаю, что с таким «Московским стандартом плюс» уже все будут… «московский врач».

    А.ХРИПУН: Нужно только понимать, что стандарт нельзя объявить, его нужно сделать, обеспечить.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Причем постепенно, как у нас было.

    А.ХРИПУН: Поэтому все, что я вам говорил, мы стремимся к этому быстрыми шагами, но будем продвигаться к формированию вот такого стандарта. Кстати, 135 зданий поликлинических, это почти треть, будут капитально отремонтированы в ближайшие 3-4 года. Капитальным образом отремонтированы. С учетом тех принципов стандарта, о которых я говорил, включая дизайн, внешнее и внутреннее оформление типовое, и приятное, и комфортное, которое мы предусмотрели. Важно, чтобы в этот период, когда такие огромные ресурсы имущественные будут ремонтироваться, москвичи не испытывали какого-то существенного дискомфорта.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Вот это очень важно. Потому что целый район приходит в поликлинику, а тут, извините, капитальный ремонт.

    А.ХРИПУН: Мы же не можем закрыть сразу треть зданий поликлинических. Поэтому будем делать это поэтапно. Быстро, но поэтапно. Будем советоваться с жителями, как удобнее. Отвести половину поликлиники для того, чтобы отремонтировать ее, а потом переместится в другую половину, или же распределить ресурсы так, чтобы в рядом стоящие здания поликлинические люди временно могли походить, если в этом есть необходимость, а потом вернуться в отремонтированное здание поликлиники. Графики этого ремонта и подготовительная работа – это отдельный вопрос, которому мы сейчас уделяем очень много внимания для того, чтобы минимизировать дискомфорт для москвичей, связанный с масштабными капитальными ремонтами. Я уже не говорю о том, что 37 поликлиник в обозримом будущем, трех-, четырехлетнем будет построено в Москве.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Какие-то вообще темпы… Я просто вспоминаю, Алексей Иванович, вы меня сейчас рассказываете, это сейчас, уже будущее здесь. Что было раньше? Я помню, лет 10 назад, когда я ходила в поликлинику, я была в шоке. Что сейчас и будет еще лучше.

    Кстати, что прямо бросится в глаза первым посетителям нового «Московского стандарта плюс» в поликлинике взрослой?

    А.ХРИПУН: Я думаю, первое, что бросится в глаза, это новый дизайн, новый комфорт, улыбка, с которой должны встречать человека. Вот это должно броситься в глаза. Понятно, что любой человек, который идет в поликлинику, ему, конечно, это будет приятно. Но главное, зачем он туда идет, это получить быструю, квалифицированную, качественную, профессиональную помощь, будь то прием за закрытой дверью в кабинете врачебном или будь то какое-то исследование, на которое он идет. Вот это главное. Мы стремимся к тому, чтобы вот это главное было главным.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Пациент превыше всего. Так что, дорогие пациенты, готовьтесь, впереди будет много всего интересного. У меня по поводу зонирования вопрос. Алексей Иванович, каким образом определяются лучшие подходы к зонированию помещений?

    А.ХРИПУН: Когда пациент кратчайшим путем приходит для получения медицинской услуги, будь то общение с врачом или какой-то вид обследования, и медики имели в своем распоряжении такое распределение ресурсов, которое максимально этому бы способствовало. Вот это главный принцип зонирования. Я, собственно, по этому уже сказал. Туда, куда чаще всего людей приходит в большом количестве, вот это должно быть максимально доступным, пониже.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Хотела по поводу оборудования еще спросить. Чем аналоговое от цифрового оборудования отличается? И почему цифровое лучше? Сейчас все на цифру переходят. Все. Хотя я знаю, в каких поликлиниках и в больницах еще работают на аналоговом, говорят: совсем неплохо. А сейчас будет, наверное, еще выше какое-то диагностическое оборудование.

    А.ХРИПУН: Всем понятный пример аналогового оборудования – это рентгеновский аппарат, который работает с пленкой. Мы снимок проявляем, потом его сушим, потом его смотрим на специальном устройстве, потом его храним, периодически извлекаем и так далее. Цифровой аппарат - сразу информация, изображение, визуализация того или иного органа или анатомической области поступает в компьютер и там хранится, выводится на экран, на монитор. Это, кстати, не исключает возможности распечатать, но в этом нет смысла. И хранится в памяти, в базе данных.

    Кстати говоря, в Москве реализован проект единого рентгенологического информационного сервиса (ЕРИС). Этот сервис является составной частью единой медицинской информационной системы (ЕМИАС) и представляет собой разветвленную структуру, соединяющую интегрирующие компьютерные томографы, МРТ-томографы, маммографы, некоторые рентгеновские аппараты сегодня в единую сеть, когда снимок, полученный на компьютерном томографе в конкретном здании, становится доступным целому ряду сотрудников, объединенных в эту сеть, что позволяет консультировать этот снимок, контролировать загрузку аппарата, его мощности, насколько они хорошо используются, качество выполняемых снимков, качество описания, второй взгляд и так далее.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Вот это очень важное, второе мнение. Потому что многие москвичи, я просто знаю таких знакомых, которые ищут второе мнение.

    А.ХРИПУН: Вот вам, пожалуйста, преимущество цифры или же лабораторных сервисов. С 15 мая анализы, которые выполняются в московских поликлиниках и в центре лабораторных исследований городском в нашем подразделении анализаторами, эти анализы будут попадать в цифровом выражении в электронную медицинскую карту и будут доступны москвичам и даже при желании москвич может согласовать и попросить, чтобы эти анализы поступали тем или иным каналом коммуникационным ему лично. Это тоже предусмотрено. Это все возможности цифры. Я уж не говорю об аналитических возможностях, о том, что мы сейчас интегрируем стационарную сеть и поликлиническую сеть. ЕМИАС сегодня объединяет только поликлиники московские. Но быстрыми темпами идет строительство структурированных кабельных сетей в московских больницах в двадцати, потом и во всех остальных. С внедрением туда информационных систем и интеграции, общей интеграции московского, столичного здравоохранения, чтобы вся информация о здоровье москвича хранилась в одном месте, в электронной карте и была представлена информация, всего того, что ему делается и в поликлинике, и во время диспансеризации в том числе, и в стационаре. Всеобъемлющая такая у нас получится компьютерная сеть.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это здорово. Потому что сейчас уже пациент не то, что где-то там забыл свою бумажную карту, если вдруг оказался в больнице не дай бог или еще где-то, у него, пожалуйста, практически все под рукой. Все ведется как раз с электронной картой. Это на самом деле мегасуперважная вещь.

    А.ХРИПУН: Это важно, я с вами согласен. Важно, чтобы человек имел доступ к своей электронной медицинской карте. Но не менее важно, а, может быть, даже и более важно, чтобы врачи и медики, работающие в стационаре, видели то, что происходило или происходит в московской поликлинике. И наоборот, чтобы поликлинический врач знал и видел, что в течение какого-то периода назад человек был в стационаре, ему выполнен вот такой-то объем обследования и лечения. Тогда вопросы преемственности вышли бы на совершенно уровень другой. Вопросы преемственности и взаимодействия поликлинического и стационарного звена. Это очень важно.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Очень. По поводу диспансеризации. Новый «Московский стандарт плюс». Диспансеризация чек-ап, это современное наше, без этого мы никуда не уйдем, выражение. Как будет проходить?

    А.ХРИПУН: Наверное, все мы знаем, что есть два этапа диспансеризации. Первый из них, услуги по которому возможны в каждом поликлиническом здании нашем. Это простейшие какие-то вещи, в том числе диагностические тесты, такие как антропометрия, измерение показателей роста, веса, индекса массы тела, простейшие, но важные очень анализы, например, содержание глюкозы в крови или общий анализ крови, или наличие и уровень холестерина в крови, ЭКГ, маммография, например, для женщин, флюорография для всех и так далее. Несложные, простые тесты. И если в течение или в ходе этой несложной программы диагностической появляются какие-то тревоги у врачей, то тогда этот человек для уточняющего диагноза направляется на второй уровень, на второй этап диспансеризации, где выполняются уже более сложные и специальные методы исследования и диагностики.

    В чем проблема главная? Она заключается в том, что москвичи, особенно люди трудоспособного возраста, занятые люди, не приходят в поликлинику, в которой их ждут на диспансеризацию.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Работодателя можно поругать. Потому что уже, в конце концов, все призывают, что, ребят, отпустите, пожалуйста, своих родных сотрудников, чтобы они проверили здоровье и дальше трудились хорошо. Кстати, есть работодатели очень хорошие, которые отпускают.

    А.ХРИПУН: Я сейчас два примера приведу, в чем заключается развитие «стандарта плюс» в отношении диспансеризации. Если москвичи не приходят в поликлинику, мы решили прийти к москвичам сами. Например, в летние месяцы в прошлом году мы организовали московский марафон «Московское здоровое лето». Мы развернули шатры стационарные, мы посадили туда сотрудников московских поликлиник, и они вели общение с москвичами, которые появлялись в парке в выходные дни.

    Идем дальше в этом году. 46 таких точек, но более серьезно оснащенных мы разворачиваем в московских парках.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Серьезно оснащенных - это как?

    А.ХРИПУН: Это будет более надежная конструкция, скажем так. Там будет мини-отделение поликлиническое, куда сотрудники поликлиник, отвечающие за профилактику, выйдут на летний период и будут там работать и в выходные дни, и в будни. Вот один из примеров, куда будет развиваться.

    Н.ТРОИЦКАЯ: У нас в гостях министр здравоохранения города Москвы Алексей Иванович Хрипун, который все подробно рассказал. Ну что, ребят, наверное, скоро мы просто придем в поликлиники и будем… ну к врачу, конечно, зайдем, больше отдыхать. А что? Отпустили с работы, здесь полноценный сервис, потому что впереди «Московский стандарт плюс». Это будет здорово.

    Кстати, в течение какого времени планируется полностью заполнить наши поликлиники тем самым московским стандартом? Да, Алексей Иванович второй пример хотел сказать.

    А.ХРИПУН: Второй пример изменений в диспансеризации. Итак, летом, придя в медицинские шатры, москвичи смогут получить практически весь спектр обследования, которое они обычно получают на первом этапе диспансеризации, включая даже, например, маммографию. Мы будем мобильные установки там, куда можно подъехать мобильному маммографу, будем подъезжать по определенному графику.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Когда узнать адреса? Где и во сколько?

    А.ХРИПУН: В самое ближайшее время эти адреса появятся. Мы сейчас вместе с нашими партнерами из других ведомств как раз занимаемся организацией этого процесса.

    Еще один пример того, как изменится диспансеризация – это анкетирование. Разработана анкета. Вопросы простые, их достаточно много, по принципу «да», «нет», и ответы на эти вопросы позволяют врачу или компьютеру сформировать траекторию последующего обследования, в том числе и опережающими темпами. Если возникает, например, из анкетирования вывод о том, что есть какое-то неблагополучие в толстой кишке, например. Значит, колоноскопия, зеленый свет на этот метод исследования. Эта анкета будет, конечно же, доступна и летом в наших медицинских шатрах, но и будет размещена на самые разнообразные ресурсы электронные, которыми пользуются москвичи. И, таким образом, дистанционное тестирование, анкетирование, оно тоже будет возможно. Поэтому второе новшество главное в диспансеризации – это большая доступность к методам исследования, которые мы обычно делаем на втором этапе, и показания к этим методам будут формулироваться и определяться быстрее.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это здорово.

    А.ХРИПУН: Даже с записью. Вот есть необходимость, в режиме онлайн человека записывают на тот или иной метод исследования.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Класс! То есть теперь диспансеризироваться не только в поликлинике, ты уже идешь с ребенком, просто гуляешь в парке, зайдешь, заодно маммографию сделал, все посмотрел, с врачами поговорил, сказал, «хорошо, приду потом», так еще и прививку сделал. Кстати, по поводу прививок. Помните, вы в прошлом году говорили…

    А.ХРИПУН: Маммография – это важный момент. Чтобы не было ожиданий, что в каждом медицинском шатре будет стоять маммограф. Это невозможно.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Мы будем знать где.

    А.ХРИПУН: Это мобильный комплекс, который может подъезжать, если площадка это позволяет, подъезжать по определенному графику, и москвичи могут, зная этот график, туда подходить и выполнять это исследование, москвички.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Здорово. Алексей Иванович, по поводу дней открытых дверей, хотелось бы особенно сказать спасибо. Надеюсь, будет это продолжаться во всех поликлиниках, больницах. Потому что это очень здорово. Потому что человек может прийти и пройти всех специалистов, познакомиться, задать вопросы узкому специалисту, может даже определиться, что «все, я сюда прихожу, буду абсолютно здесь».

    А.ХРИПУН: В московских стационарах и в многопрофильных стационарах, и в родильных домах тоже это популярная акция, открытых дверей, работают очень квалифицированные коллективы, высококвалифицированные. Поэтому основное достоинство таких дней - это то, что москвичи имеют возможность общаться с топ-специалистами московского здравоохранения. Мы будем эти программы, конечно же, продолжать и дальше.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Хотела спросить по поводу ранней онкологической настороженности и диагностики. Что сейчас у нас происходит на этом плане? Потому что не так давно, 4 февраля, был круглый стол по поводу как раз ранней диагностики, выявлению онкозаболеваний. Об этом и президент говорил, Сергей Семенович Собянин говорил, мэр Москвы, что, друзья, давайте, давайте, давайте, чем раньше выявим, тем здоровее у нас нация будет, и все москвичи, и вообще все жители России. Что у нас здесь происходит?

    А.ХРИПУН: Почему рак перестал быть фатальным? Не только потому, что появились новые технологии хирургического оперирования в виде, например, фоновидеоскопической техники, которая позволяет через малотравматичные доступы, разрезы проникать в полости внутри организма, например, в брюшную полость, которая позволяет увеличивать объект до больших размеров, манипулировать с помощью тонких технологичных инструментов и выполнять очень большие объемы оперативных вмешательств, удаляя при этом не только сам орган, но и лимфоузлы, например, в блоке едином. Новые методы оперирования. Новые методы лучевой диагностики, которые доступны сегодня москвичам. Новые методы химиотерапии, с таргетными и иммунными препаратами, я имею в виду таргетные препараты, которые действуют на клетки-мишени соответствующие очень эффективно, а иммунные препараты мобилизуют иммунитет человека, который сам справляется с ростом раковой опухолью. Не только поэтому он перестал быть фатальным, но и потому, что изменились возможности в диагностике в лучшую сторону, в диагностике начальной стадии рака. Именно в этом наша перспектива. Потому что на нулевой, первой или на второй стадии шансов радикального излечивания гораздо выше. И этим надо дорожить.

    Московские поликлиники сегодня обладают диагностическим ресурсом, мы с вами об этом говорили, огромным, нежели еще 8 лет назад. И этот потенциал будет постоянно нарастать. Поэтому шансов выявить, увидеть рак на ранней стадии в московской поликлинике гораздо выше.

    Мы сейчас занимаемся не только тем, чтобы учить тех врачей, которые находятся на линии первого контакта, первого общения, это участковый врач, это врач общей практики, онкологической настороженности, чтобы у него на столе, в компьютере, а самое главное – в голове была информация постоянно, которая позволяет ему заподозрить то или иное онкологическое состояние и отправить этого человека кратчайшим путем на инструментальный метод исследования. Например, если возникает подозрение на рак молочной железы, то незамедлительно москвичка должна быть направлена на ультразвуковое исследование молочной железы и маммографию. И если в поликлинике на этих этапах появляется новое подозрение, оно подтверждается, тогда в специализированный амбулаторный центр, например, клиника женского здоровья, где выполняют уже онкологи, маммологи, выполняют пункцию образования, которое обнаружено в молочной железе, и направляют при положительных результатах этого теста в центр компетенции. Центр клинический, где есть стационар, где есть радиологи, где есть химиотерапевты, где есть онкологический консилиум. И вот этот путь москвичка с опухолью в молочной железе должна пройти максимально быстро.

    Н.ТРОИЦКАЯ: За какое количество времени?

    А.ХРИПУН: Хотим стремиться к тому, чтобы это было не больше двух недель. Хотим к этому стремиться. Поэтому схемы огромные мы сегодня делаем, они же являются техническим заданием для компьютерных в последующем программ, чтобы они легли в основу системы компьютерных подсказок к клиническому решению и правильно выстраивали траекторию диагностическую лечения.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это на самом деле вообще потрясающе. Потому что как раз у нас с ранней диагностикой была большая раньше проблема, а сейчас в Москве это решается. По поводу… Опять поругаемся, Алексей Иванович. По поводу диспансеризации. Главное ее не пропускать и самим пациентам знать, людям, что если где-то чего-то тревожит, не надо доходить до какой-то серьезной патологии, когда уже врач говорит, «ребят, где вы были раньше?»

    А.ХРИПУН: Вы правы. Многим из нас нужно пересмотреть свое отношение к своему здоровью и обращаться периодически для профосмотра, диспансеризации, даже тогда, когда тебя ничего не беспокоит. Понимания при этом, что ты отвечаешь не только за собственное здоровье, но и за тех людей, которые рядом с тобой – это наши семьи, наши родные, близкие. И за них ты несешь ответственность своим собственным состоянием здоровья. Не нужно об этом забывать.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Кстати, недавно была такая акция скрининговая. Мне вот нравится, что департамент здравоохранения проводит разные интересные скрининговые акции. Был как раз про рак молочной железы. Сейчас по поводу профилактики туберкулеза. Очень много москвичей, по-моему, 23 тысячи прошло как раз флюорографию. Везде призывали врачи и в соцсетях, все, все, приходите.

    А.ХРИПУН: Этой весной, совершенно верно, да.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Кстати, подобные акции впереди по поводу других каких-то заболеваний планируются? Или это пока секрет?

    А.ХРИПУН: Давайте пока скажем, что принесла эта акция, по поиску туберкулеза у людей.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Успокоите либо нет, Алексей Иванович?

    А.ХРИПУН: Успокою. Всего лишь 2%. Можно сказать, что всего лишь 2% из тех 23 тысяч, которые прошли диагностику, у них выявлены были те или иные признаки ненормальности в легких, в частности, и они были отправлены на дообследование, что сейчас и происходит. С одной стороны, это всего лишь 2%, а, с другой стороны, целых 2%. Все-таки это туберкулез в мегаполисе, который максимально благополучным является в Российской Федерации, с самыми низкими, в разы меньше, цифрами смертности от туберкулезами, и с другими возможностями, и с другими подходами к поиску, к диагностике туберкулеза, в том числе и у категорий, которые приезжают в Москву на какой-то период, например, трудовые мигранты. В Центре Сахарова мы наладили этот процесс очень четко.

    Акции и в отношении онкозаболеваний, они тоже интересные. Прошлый год. Например, акции по определению мутировавшего гена Bethesda у женщин, мы искали этот ген для того, чтобы определить зоны риска, группы риска, в генотипе которых заложена возможность развития этого заболевания. И у мужчин параллельно в этой же акции определяли уровень простат специфического антигена в поисках ранних признаков рака предстательной железы. 135 тысяч в прошлом году приняли участие в этих акциях. И мы нашли у некоторых из них, и это значимое число, признаки и наблюдаем активно, а у некоторых при обследовании нашли, собственно, сам рак.

    Сейчас чем мы озабочены? Тем, чтобы не подряд эта акция всем выполнялась, а была сконцентрирована на те группы риска, которые мы определяем с помощью других способов. И тогда вот в этих группах эффективность такого поиска будет выше, безусловно.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Поэтому как раз врачи, участковые терапевты, должны уже понимать и знать. Вот эта онкологическая настороженность, Алексей Иванович, вы сказали, что это очень-очень важно. Мне кажется, даже какие-то плакаты нужны в кабинетах, чтобы врач постоянно знал: если человек зашел и на что-то жалуется непонятное, лучше его дообследовать и отправить к узкому специалисту.

    А.ХРИПУН: Я опять хочу вернуться к вопросам диспансеризации. Ведь, казалось бы, простейший диагностический тест на определение уровня глюкозы в крови дает важнейшую информацию. И даже если этот показатель вздрогнул или приблизился к верхней планочке, то тогда может быть человек направлен на углубленный анализ, на определение гликированного гемоглобина. Уровень сахара в крови может быть нормальным, а гликированный гемоглобин выше нормы, и тогда мы точно говорим, что у этого человека есть риски заболевания или уже он находится в процессе заболевания сахарным диабетом.

    Н.ТРОИЦКАЯ: А тут главное – не пропустить сахарный диабет. Потому что, к сожалению, в мире… Вот мы уже сколько раз обсуждали с разными специалистами главными, Алексей Иванович, и ожирение, и сахарный диабет, онкозаболевания само собой, стареет население, об этом говорили с главными специалистами, растет, растет, растет. Главное - выявить на ранней стадии.

    А.ХРИПУН: То же самое - уровень холестерина в крови. Ведь он о чем свидетельствует, повышенный уровень холестерина? О том, что происходит отложение атеросклеротических бляшек, генерализация этого процесса. Отсюда и инфаркты, и инсульты, и много других всяких сосудистых неприятностей в виде катастроф даже. А прием банальных препаратов, статины они называются, если у тебя повышенный уровень холестерина, предупреждает этот процесс.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Но это главное попасть к специалисту и уже понять, но для этого нужно хотя бы сдать общий анализ крови, прийти к участковому. Ну, в конце-то концов, об этом мы постоянно говорим. Вот честно, Алексей Иванович, ругаю своих подруг даже. Потому что, «когда последний раз ты сдавала биохимию или общий анализ крови», говорит: несколько лет назад, все было нормально. Вот у нас все до этого доводят, что все было нормально. Хотя, пожалуйста, уже и к вам приходят, уже и в парки, в торговые центры, врачи говорят, «идите к нам, родные, мы сейчас вас обследуем, и если вы здоровы, гуляйте дальше, если нет – мы займемся вашим здоровьем, будете здоровы и дальше». Потому что население само собой у нас стареет с каждым годом, мир вообще, не только наша страна, и заболеваний появляется все больше, больше и больше. Но, Алексей Иванович, мы будем работать в этом направлении вместе с вами.

    А.ХРИПУН: Да. Думаю, сегодня, может быть, не хватит времени для этого, поговорить о принципах здорового образа жизни, отложим.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Давайте хотя бы коснемся. Еще есть немного времени. По поводу здорового образа жизни. Потому что все призывают, все специалисты по всем заболеваниям говорят: главное – ЗОЖ. А департамент здравоохранения за ЗОЖ выступает вдвойне.

    А.ХРИПУН: Ведь необязательно нам сейчас говорить о какой-то кампании, о технологиях, о мероприятиях. Важно, чтобы каждый человек понимал, что режим и характер питания – это важно; что двигательная активность – это важно; что спорт сегодня – это модная вещь и приятная; что курение – это просто дикость на сегодняшний день; что злоупотребление алкоголя – это конкретные риски; что человек в определенном возрасте должен периодически измерять артериальное давление после сорока; что если вдруг один раз намерил повышенное давление, то надо идти к врачу и принимать гипотензивные препараты; что если ты это делаешь, то ты предупреждаешь инсульт с ужасными последствиями или инфаркт, например. Вещи-то простые очень. Нужно просто думать об этом и испытывать чувство ответственности, как я сказал, не только за свое собственное здоровье, но и за судьбу тех людей, которые рядом с тобой и которые, в случае инсульта, потом будут вынуждены вести немножко другой образ жизни.

    Н.ТРОИЦКАЯ: И ты тоже, между прочим, дорогой человек. Кстати, по поводу инфаркта и инсультной сети очень хотела спросить. Она у нас активно развивается в последнее время. Все центры переоснащены, все очень быстро. То есть скорая помощь, если вдруг человеку… И мы, кстати, говорили про инсульт неоднократно в эфире. Если человеку стало плохо, нужно поговорить с ним, увидеть, все вот эти признаки уже у нас знают: удар, улыбка, речь какая-то непонятная и прочие моменты. Их на самом деле всего четыре, но я последние две забыла. Алексей Иванович, я выучу, честное слово. Потому что это каждый человек должен знать, чтобы оказать помощь близкому человеку. Сейчас скорая помощь приезжает буквально минут за 10-15, по-моему, к такому человеку.

    А.ХРИПУН: Если по характеру жалоб диспетчер скорой помощи подозревает развитие сосудистой катастрофы, то в течение 8-10 минут. Если речь идет о сосудистой катастрофе. Среднее время доезда московской скорой на экстренные случаи – 12,4 минуты. Если это ДТП, то в пределах 8 минут. Я не говорю о санитарной авиации. Ежедневно, круглосуточно три боевых машины находятся на дежурстве, оснащенные медицинским оборудованием, и медики, которые работают круглосуточно. И еще две постоянно в резерве, при необходимости мы их тоже привлекаем. Поэтому, когда мы говорим о том, что московская скорая самая быстрая скорая в мире – это правда.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Алексей Иванович, не только по поводу московской скорой. Просто у меня есть опыт, у меня друзья живут в Европе, в Германии. И они мне как раз рассказали… Вот мы когда начали сегодня с вами общение по поводу быстрого попадания пациента к узкоспециализированному врачу, потом на анализы, на примере женщины, может быть, больной раком молочной железы. Там все обстоит совсем по-другому. Честно, я была в шоке. Потому что у нас же как, какой-то медицинский туризм или что. Надо ехать туда, в Германию, в Израиль. А сейчас уже в Германии, в Израиле врачи говорят: лечитесь у вас, у вас все быстро и хорошо. Почему? Потому что там ты пришел к терапевту и ждешь как минимум месяц, тебя направят на УЗИ или для начала даже к кардиологу, если ты жалуешься на боли в сердце: ну так, периодически есть. Хорошо. Это терпимо. Через три недели он вас посмотрит. А потом, через недели две, УЗИ или ЭКГ. Слушайте, ну это же вообще просто.

    А.ХРИПУН: Ну нам есть, над чем поработать. Мы хотим, чтобы еще лучше было. Поэтому появился «Московский стандарт плюс» московской поликлиники.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Кстати, «Московский стандарт плюс», он уже начинает реализоваться. И когда полностью все-таки? Добиваюсь даты.

    А.ХРИПУН: Это процесс динамичный, но он должен быть реализован примерно в горизонте трех лет. Ведь сюда включается и ремонты. Мы уже с вами говорили, что мы не можем отремонтировать сразу все поликлиники.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Чтобы полностью закрыть, это же будет что-то.

    А.ХРИПУН: Что это некий процесс, да. Что повышение квалификации должно занимать некоторый промежуток времени у наших медиков. Что наши технологические процессы должны измениться в еще более лучшую сторону, особенно в отношении качества. Ну и так далее.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Кстати, по поводу «Московского долголетия». Алексей Иванович, совсем забыла вот эту важную тему. Москвичей все больше и больше становится пожилых. Продолжается ли программа по оказанию специализированной медпомощи людям старшего поколения?

    А.ХРИПУН: Да, пожилых москвичей много, и в ближайшие несколько лет тем, кому 80 и больше, будет около миллиона. Поэтому, конечно же, система оказания и организации медицинской помощи сегодня ориентирована, в том числе, и на улучшение этой помощи пациентам пожилого и старческого возраста.

    «Активное долголетие». Это программа социальная московская, которая набирает все большую популярность. Об этом много говорят, а самое главное, что участвуют в этой программе. Там как бы диапазон твоей активности практически безграничен, начиная от ходьбы…

    Н.ТРОИЦКАЯ: Скандинавской, с палочкой.

    А.ХРИПУН: …через программы физкультурные определенные, лечебную физкультуру я имею в виду, до вязания, макраме, игры в шахматы, изучения английского языка и так далее, и так далее, танцев, и песен, и так далее, и так далее.

    В чем интерес наш, медиков сегодня, новый интерес, в чем заключается? В том, чтобы использовать эту программу для реабилитации наших пациентов, чтобы пациент попадал в эту программу, не только когда ему это хочется или он испытывает в этом потребность, но и по назначению врача поликлинического.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Алексей Иванович, давайте расскажем нашим слушателям о высокотехнологичной помощи москвичам. Всем ли она доступна? Быстро ли доступна? Соответственно, конечно, в полис ОМС, я знаю, она уже входит. Но долго ли ее ждать?

    А.ХРИПУН: «Московский стандарт» поликлиники предполагает еще большую доступность к ВМП, потому что рождается она в работе поликлиники, там направляют пациентов в стационар для оказания того или иного вида ВМП. Для того, чтобы понять темпы изменений в этой области, скажу вам, что объемы ВМП за последние 8 лет в Москве увеличились почти в 5 раз. Почти в 5 раз. По некоторым видам, например, эндопротезирование крупных суставов, в 23 раза. Количество медицинских организаций в Москве, которые сегодня занимаются этой работой, достигло 48. Количество методов, которые применяют московские медики, около полутора тысяч. То есть возможности получить ВМП очень высокие в Москве, и постоянно правительство Москвы что-то делает новое в этом смысле. В прошлом году мэр Москвы Сергей Семенович Собянин выделил 2,6 миллиарда рублей для того, чтобы мы могли обеспечить высокотехнологичными методами лучевой терапии онкологических больных. Это самые современные методы лучевой терапии, когда ускоритель генерирует энергетический пучок, узконаправленный, который не повреждает окружающие ткани, воздействует на очаг с разных сторон и является по сути одним из вариантов радиохирургии.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это золотой стандарт, мне кажется.

    А.ХРИПУН: Почти 7 тысяч москвичей в прошлом году имели возможность и получили этот высокотехнологичный новый вид лечения. Или же таргетная терапия, о которой мы говорили. Ведь объем финансирования в этом году из бюджета города Москвы увеличился на 15 с лишним миллиардов рублей. Это значит, что, используя федеральные клинические рекомендации, к которым вся страна приступит через 3 года, все будут обязаны исполнять эти рекомендации, мы сейчас уже взяли федеральные клинические рекомендации, чуть-чуть их расширили, адаптировали к Москве и применили как минимум в отношении шести локализаций, по которым есть исчерпывающее обеспечение таргетными и иммунными препаратами по шести локализациям, которые составляют 80% всех болеющих раком.

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это вообще очень хорошая новость. Алексей Иванович, к сожалению, время эфира у нас подходит к концу. Не сможем дальше много всего интересного рассказать. Но я вас жду здесь еще раз, потому что будет много новостей, вы мне уже сказали, но почему-то молчите, улыбаетесь. У нас в гостях был глава департамента здравоохранения города Москвы Алексей Иванович Хрипун. Спасибо, что нам все рассказали, все пояснили. Теперь уже к пациентам обращаюсь, к нашим слушателям. Если вдруг что-то беспокоит, ну, пожалуйста, сходите вы, диспансеризацию пройдите и, если вдруг какая-то проблема, она у нас быстро решаема. Алексей Иванович сказал. Значит, все, слово есть слово.

    А.ХРИПУН: Желаю вам доброго здоровья. Вам и нашим радиослушателям. Берегите себя.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus