• Интервью с заммэра Москвы Максимом Ликсутовым от 29 мая 2019 года

    10:00 Май 29, 2019

    В гостях

    Максим Ликсутов

    Заместитель мэра Москвы, глава департамента транспорта Москвы

    А.ГУДОШНИКОВ: 10 часов 5 минут. Среда. Май. День 29-й. Это радио «Говорит Москва». В студии Анастасия Оношко.

    А.ОНОШКО: И Алексей Гудошников. Доброе утро.

    А.ГУДОШНИКОВ: Всем здравствуйте. Ну и чего томить-то вас всех? У нас в гостях заместитель мэра Москвы, глава департамента транспорта Москвы Максим Ликсутов.

    Максим, здравствуйте.

    М.ЛИКСУТОВ: Доброе утро.

    А.ОНОШКО: Доброе утро.

    А.ГУДОШНИКОВ: Нам пишут вопросы уже, не знаю, сколько дней. Естественно, сейчас придется всем писать эти вопросы заново, потому что невозможно все запомнить. Так что я напоминаю: +7-925-8888-94-8 — смс-сообщения, govoritmskbot — Telegram. Мы будем читать ваши вопросы. До звонков когда дойдет, может быть, тогда и дойдем.

    Максим, первое, наверное, что волнует наших слушателей, о чем вопросы были, - это метро. Вот эти два случая, которые произошли, ЧП, как вы прокомментируете? Дайте оценку.

    М.ЛИКСУТОВ: Первое. Конечно, любые сбои в метро – это недопустимые вещи, которые в рамках того качества работы, к которому привыкли москвичи за последние несколько лет, это вещи, которые, в общем-то, вызывают справедливую критику. Здесь никаких у меня других аргументов нет. Сказать, что действительно сбои эти были, носят они нетипичный характер для московского метрополитена. Любой сбой, еще раз повторю, он вызывает оправданную критику москвичей. Поэтому задача метрополитена, транспортного комплекса города Москвы – сделать так, чтобы этих сбоев было совсем мало или их вообще не было.

    Не буду говорить о том, и все это уже знают, что московский метрополитен, с точки зрения качества работы, один из лучших в мире, но доверие москвичей намного важнее, чем любые рейтинги. Поэтому наша задача – сделать так, чтобы московский метрополитен работал без сбоев вообще. Это очень непросто сделать в условиях интенсивности работы метрополитена, но наши сотрудники, я считаю их одними из самых профессиональных в области метрополитена в мире. Поэтому выводы соответствующие метрополитен уже практически сделал, итоги сегодня и завтра будут подведены. Специальные комиссии работают.

    Еще раз могу сказать, что они носят нетипичный характер для метро. Была проверена за последние несколько дней вся инфраструктура, связанная с контактным рельсом в метро. Никаких существенных отклонений от нормативов не зафиксировано. Поэтому еще раз повторю, этот случай, первый особенно, носил нетипичный характер. К сожалению, долго происходила организация движения поездов из тоннеля. Это привело также к оправданной совершенно критике, связанной со временем в организации этого процесса. Тоже соответствующие выводы сделаны. Мы на сегодняшний день понимаем, какие вещи надо было изменить и что надо было делать. Но об этом более подробно скажет московский метрополитен, руководство, которое внимательно раскладывало каждую секунду, каждую минуту и анализировало все эти ошибки.

    А.ГУДОШНИКОВ: А сложность в чем? В том, что у нас же много построено новых станций. В этом сложность?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет. Вообще никакой сложности нет. Станции метро новые, которые строятся, у них огромный запас прочности, огромный запас провозной способности. Потому что станции во многом строятся на перспективу. Поэтому никакой в этом сложности нет. Наоборот, это очень здорово, что московский метрополитен развивается, и для многих людей приход новой станции метро к ним в район решает огромное количество текущих, ежедневных проблем. Поэтому, как всегда, есть человеческий фактор, во многом причина первого случая вот это. Уверен, что здесь руководство московского метро выводы соответствующие сделает. Не только, как иногда бывает, найдут какого-то человека, который вроде как ходил, что-то не дописал, но уверен, что выводы будут сделаны и по руководящему составу московского метрополитена.

    А.ГУДОШНИКОВ: Сразу у нас вопросы по теме идут у людей: когда Некрасовская ветка метро откроется?

    М.ЛИКСУТОВ: В самое ближайшее время, я не буду анонсировать дату, но это уже совсем ближайшее время.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хотя бы? Месяц, два?

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, это совсем ближайшее.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Мы ждем. Но мы надеемся, что мы узнаем это первыми, в каком-то смысле. Есть вопросы еще по движению, но чуть-чуть позже, наверное, по тому, какие и где будут развязки строиться. С метрополитеном вопрос еще. Вы говорите, «нетипичное». Нетипичное почему? Потому что не ломалось раньше?

    М.ЛИКСУТОВ: Нетипичное, потому что сама инфраструктура, которая контактный рельс в метрополитене, он обычно никогда, точнее, вообще никогда не ломался. Бывают какие-то случаи. Есть техника, ломаются самые лучшие и самые, не знаю, качественные машины, которые только есть в мире, такое бывает.

    А.ГУДОШНИКОВ: Вот у меня развалилась BMW в определенный момент.

    М.ЛИКСУТОВ: В ней, наверное, еще и гарантия, и масса, масса еще сервисных гарантийных сроков не закончилась. Но наша задача – сделать так, чтобы метрополитен работал без сбоев. Еще раз: любой сбой в метро, объективно понимаю, что это неправильно, и метрополитен должен делать все, чтобы работать без сбоев. Это наша задача, за которую мы отвечаем.

    А.ГУДОШНИКОВ: Георгий говорит: «Когда соединятся желтые ветки?» Они вообще будут соединяться?

    М.ЛИКСУТОВ: Такие идеи есть, мы это разрабатываем. Потому что не всегда есть от этого эффект, от любого соединения. И мировая практика, в общем-то, 50 процентов метрополитена стараются соединить линии, потому что это удобно с точки зрения и передачи подвижного состава, и технологические вещи многие решаются. Но есть цена вопроса – построить там новую станцию или просто технически соединить линии метро. Все-таки приоритет должен делаться в первую очередь, конечно, в развитие метро. С точки зрения технологии, это уже вопрос номер два. Но мы оцениваем такую возможность, и проектные изыскания должны показать целесообразность этого действия.

    А.ГУДОШНИКОВ: Пока решения нет.

    М.ЛИКСУТОВ: Пока решения нет.

    А.ГУДОШНИКОВ: Когда проведут метро в Балашиху? Когда проведут метро в Лобню? Планируется ли расширение веток метро, в частности, до станции Железнодорожной? Я это обобщу и спрошу: куда будем расширяться?

    М.ЛИКСУТОВ: Вообще программа развития московского метрополитена обнародована, находится в публичном доступе, на сайте правительства Москвы mos.ru. Можно посмотреть все основные направления развития, куда придет метро. Могу сказать одну понятную для всех вещь, даже, думаю, не специалистов, что продление линии метрополитена не увеличивает ее провозную способность. Пример Котельников. Когда продлевалась линия метро, она добавляет доступности, но для тех пассажиров, которые живут в Выхине, Кузьминки, дальше, то мы понимаем, если люди садились в более-менее свободные вагоны, то теперь они уже практически могут попасть даже не в первый поезд. Поэтому еще раз могу сказать, что продление линий метро не увеличивает провозной способности. Это значит, что, если решать транспортную проблему по-серьезному, то надо строить либо новую линию, либо по части городов, которые вы сказали, у нас есть проект вместе с «Российскими железными дорогами», с правительством Московской области, называется «Московские центральные диаметры».

    А.ГУДОШНИКОВ: Я видел рекламу, там до девятнадцатого года, что-то такое.

    М.ЛИКСУТОВ: Конец 2019-го, начало 2020 года. Первые два диаметра должны начать работать. Если кто хочет, чтобы сейчас не тратить время и не рассказывать долго про проект, могу сказать, что у нас недалеко от Киевского вокзала сделан специальный павильон, который рассказывает полностью о проекте «Московских центральных диаметров». Туда можно прийти совершенно бесплатно, где вам расскажут о том, какие будут поезда, какие маршруты, как часто будут работать, какие есть пересадочные станции.

    А.ОНОШКО: Как люди точный адрес могут найти? Что нужно, какой запрос сделать?

    М.ЛИКСУТОВ: Это очень легко найти. Между «Европейским», торговым центром, и Киевским вокзалом стоит павильон. Там вы увидите, он большой, он светится, горит, мигает. Павильон «Московских центральных диаметров». В день примерно от 500 до тысячи человек туда приходят. Поэтому приходите. Еще раз повторю, совершенно бесплатно, подробнейшая информация, с картами, с 3D-визуализацией, с возможностью поуправлять будущим поездом и масса полезной информации для специалистов и для тех, кто просто интересуется, как все это будет работать.

    А.ГУДОШНИКОВ: Ильич пишет: «Спасибо за станцию «Беломорскую». Но когда у нее откроют второй выход? Тот один, что есть сейчас, не справляется с потоком».

    М.ЛИКСУТОВ: Есть такой вопрос. Действительно у нас на втором этапе строительства запланирован второй выход. Он в проектировании, он в работе. Точную дату я вам сказать не могу, за это отвечают мои коллеги из стройкомплекса, но в планах эту задачу решить, этот план принят и он будет реализован.

    А.ГУДОШНИКОВ: «Станция метро «Ховрино». Где осуществлять посадку, высадку пассажиров у данной станции? Недавно запустили новую камеру, которая штрафует за остановку на автобусной остановке. И далее везде знаки «остановка запрещена».

    М.ЛИКСУТОВ: На автобусной остановке останавливаться на личной машине, видимо, человек едет, это запрещено. Не только около «Ховрина», но и вообще везде по городу. Поэтому, я думаю, как автомобилист, тот, который задал вопрос, наверное, должен учитывать все эти факторы и найдет, наверное, себе место, где можно остановиться и высадить, либо сесть.

    А.ГУДОШНИКОВ: По поводу вопросов от автомобилистов. У нас есть автомобильная программа, она идет раньше этой программы. Там автомобилисты задавали свои вопросы, и вот один вопрос победил, так скажем. «Расскажите подробнее о планах продления СВХ от Открытого шоссе до Ярославки и далее. Очень много ходит мифов и слухов, что, мол, не построят и вообще сплошной тоннель, мост через Лосиный остров проведут. Спасибо», - пишет человек.

    М.ЛИКСУТОВ: Чтобы не было, кто-то услышал, кто-то не услышал, мы на сайте департамента транспорта, transport.mos.ru, в ближайшие пять дней опубликуем подробный отчет о том, как это все будет реализовано, как это будет, какие сроки, количество полос и всякие технические вещи. Раз такой вопрос есть, мы на него обязательно подробно ответим, чтобы не рассказывать сейчас то, что можно, лучше и легче нарисовать в картинках, показать и технические характеристики дать этому проекту.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я, как житель славного района Перово, интересуюсь СВХ и тем, что происходит с шоссе Энтузиастов. «Что сделали, - пишет 44-й, - с шоссе Энтузиастов в районе Буденного?» Там проспект Буденного, вот это пересечение. Он спрашивает: а что там сделали? На самом деле я даже разговаривал с ребятами из ЦОДД по этому поводу. Когда я говорил, вы сделали неправильно, они мне сказали: Алексей, а как ты предлагаешь? Я предложил, что-то подобное примерно было сделано – и опять проблема эта стоит остро.

    М.ЛИКСУТОВ: Я вам могу сказать, для того, чтобы принять правильное решение и проблему решить по шоссе Энтузиастов, чтобы там все летело и ехало, с учетом того количества автомобилей, которые въезжают со стороны Московской области, это задача, которую просто организацией дорожного движения не решишь. Выход один. Объясню, какой. Должно быть сделано так, чтобы большее количество людей физически пересело на городской транспорт. Потому что провозная способность шоссе Энтузиастов исчерпана уже много-много лет назад. Это проблема не сегодняшнего дня и не вчера. За счет организации дорожного движения, я думаю, что мы улучшили там общую ситуацию процентов на 10-15, за счет перенастройки светофоров, разных режимов в течение дня, в течение разных дней рабочей недели, выходных дней. Но светофорами, знаками и скоростью, да, действительно, результаты будут, но сказать, что глобально шоссе Энтузиастов полетит, этого ждать не нужно. Я об этом честно и открыто говорю.

    А.ГУДОШНИКОВ: Вот трамвай идет по шоссе Энтузиастов. Некоторые говорят: зачем трамваи, лучше сделайте нам дополнительно еще несколько полос.

    М.ЛИКСУТОВ: Не несколько. Там можно сделать одну полосу. В среднем по одной полосе, взять шоссе Энтузиастов, даже с высокой провозной способностью, это не более 800 машин в час. Допустим, в каждой машине едет два человека, хотя меньше, по статистике, в среднем по Москве. Это получается, даже если 800 автомобилей, 1600 человек в час, это будет одна полоса. Трамвай перевозит 10-15 тысяч (провозная способность) человек в час. Вопрос: кому отдать предпочтение? Наверное, не будем даже калькулятор брать, понятно и так.

    А.ГУДОШНИКОВ: Но в трамвае я не испытываю чувство собственного величия. А в машине, своя, личная.

    М.ЛИКСУТОВ: Тогда можем провести голосование.

    А.ГУДОШНИКОВ: Что ценнее.

    М.ЛИКСУТОВ: Объективно, да. Но я думаю, что однозначное решение - это развитие общественного транспорта, транспорта с высокой провозной способностью. Между прочим, трамвай из городского транспорта после метрополитена номер два по провозной способности. Поэтому мы обязаны делать так, чтобы трамвай работал хорошо, качественно, быстро и ехал быстрее, чем весь основной поток автомобилей. И это уже по факту есть.

    А.ГУДОШНИКОВ: Дмитрий говорит: «Езжу на трамвае по шоссе Энтузиастов». Все, устаканили вопрос. «Как пересаживаться в метро, - пишет Анастасия, - если оно ломается?» Мы выяснили уже.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что… Еще раз. Я объективно понимаю ситуацию с тем, что любые сбои в метрополитене недопустимы. Это факт. Это наша задача, которую мы обязаны с московским метрополитеном, с руководством метро решать ежедневно, ежеминутно и каждый день. Могу сказать, что сбоев в московском метрополитене, в общем-то, не так много. Еще раз. Это ни в коем случае не оправдание, ни попытка что-то рассказать. Ни один сбой в метро… Это чрезвычайная ситуация, их не должно быть, и мы должны для этого все делать. Мало того, правительство Москвы выделает достаточное количество средств и никогда в жизни не экономит на том, чтобы на чем-то сэкономить на качестве обслуживания инфраструктуры не дай бог, на безопасности, не дай бог. Мы покупаем столько комплектующих, сколько надо. Мы покупаем самый лучший в России подвижной состав. Мы своевременно делаем ремонты. Мы стараемся делать так, чтобы условия труда в метрополитене улучшались, чтобы зарплата была привлекательна для того, чтобы туда приходили молодые ребята, и специалисты там удерживались и не уходили никуда.

    Московский метрополитен – один из самых больших работодателей. Более 60 тысяч человек работает в метро. Ночью, когда все спят, в метрополитене работает до 10 тысяч человек. Потому что мы, как вы понимаете, можем обслуживать инфраструктуру метро только примерно четыре с небольшим часа ночью, когда отключается электричество, и метро работает. Мы умеем это делать, мы знаем, как. В метро хорошие специалисты работают. И каждый случай, связанный со сбоем в движении, находится на особом контроле. Конечно, есть оправданная критика москвичей о том, что, да, действительно, некомфортно. Но могу сказать, что мы крайне серьезно ко всем этим вещам относимся, и ни один случай, связанный с задержкой движения, не остается без контроля.

    А.ГУДОШНИКОВ: А, может быть, все-таки есть идея сделать круглосуточным метро? Или нет?

    А.ОНОШКО: А когда обслуживать тогда?

    А.ГУДОШНИКОВ: Ну бывает такое, круглосуточно.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы сделали для этого 13 маршрутов наземного городского транспорта, которые работают круглые сутки. Надо – будем увеличивать количество этих маршрутов. Это намного более понятно, безопаснее, надежнее, качественнее, быстрее. Тем более, ночью проблем с движением нет, автобусы четко следуют по расписанию. Если надо где-то еще дополнительно маршруты запустить ночные, пользуясь случаем и пользуясь вашей большой аудиторией, радиостанции «Говорит Москва», пожалуйста, обращайтесь к вам. Уверен, что вы нам все пожелания передадите. Мы без всяких проблем добавим необходимое количество ночных маршрутов, чтобы всем было комфортно и удобно.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хочу напомнить. Мы говорили в первый час с тобой, Настя, что ты возьмешь как раз сообщения, которые пишутся через смс, потому что там есть возможность обратной связи, номера телефонов. К сожалению, Telegram не дает такой возможности. И мы это все перенаправим.

    М.ЛИКСУТОВ: У нас есть сайт transport.mos.ru, где можно оставить свои предложения. Есть call-центр. С мобильного телефона 3-2-1-0 с любого оператора можно к нам позвонить, тоже оставить сообщение и узнать любую информацию, связанную с работой транспортного комплекса Москвы.

    А.ОНОШКО: У вас есть Telegram еще, да?

    М.ЛИКСУТОВ: Наверное.

    А.ГУДОШНИКОВ: Но в Telegram, наверное, нельзя писать.

    М.ЛИКСУТОВ: Про Telegram не могу сказать. Twitter есть, все есть, можете обратиться, можете письменно написать. Никакой проблемы до нас достучаться, 100 процентов, нет.

    А.ГУДОШНИКОВ: Автомобилисты спрашивают. Уже к автомобильной теме я бы хотел поближе подойти. Почему рваный такой (они так и пишут), рваный ритм скоростной, то 60, то 80, то 40, то 60, то 80. Например, по Дмитровке, я знаю, у многих вопросы, почему ты выезжаешь из города, огромная широкополосная дорога в одну, в другую сторону, а тебе ограничение 60.

    М.ЛИКСУТОВ: Я тут про коллег из Московской области, наверное, не совсем могу говорить либо из федеральных структур.

    Что касается городской инфраструктуры, то, что находится в черте города, могу сказать следующую вещь. Есть ряд вещей, которые надо учитывать, когда вы едете. Я не с привязкой к конкретной трассе, скажу в общем, потому что там, наверное, бесполезно говорить. Есть ремонтные работы. Сейчас, вы видите, в городе идут какие-то реконструкционные работы, там объективно надо предупреждать и снижать скорость движения. Например, Кутузовский проспект, Овчинниковская набережная рядом с вами. Первое. Второе. Есть объективно очаги аварийности, которые связаны с тем, что автомобилисты превышают установленный лимит движения. Вот это не администрированный порог 20 километров в час в городе – эта история очень плохая. Очень плохая.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я это говорю несколько лет.

    М.ЛИКСУТОВ: Надо понимать, что если в городе установлен знак «50 километров в час», многие автомобилисты понимают так, что можно ездить 70 километров в час. Но могу сказать, что вы автомобилист и я, как автомобилист, если знак «50», то надо ехать 50 километров в час. То, что камера не настроена на 70, это ни о чем не говорит. Мы должны придерживаться режима 50 километров в час.

    А.ОНОШКО: Вы можете что-то менять?

    А.ГУДОШНИКОВ: Должны. Но у нас есть допуск.

    М.ЛИКСУТОВ: Менять мы не имеем права. Мы можем только обращаться в соответствующие федеральные ведомства для того, чтобы коллеги рассмотрели этот вопрос.

    А.ОНОШКО: И вы это делаете?

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Вы знаете нашу инициативу по этому поводу. Мало того, это совсем не желание увеличить количество штрафов, которые мы будем выписывать, это совсем не про это вопрос. Есть статистика. Я специально, готовясь к эфиру, подготовил ряд цифр. Сейчас я вам скажу о них. Не то, что я хочу кого-то напугать, еще чего-то сделать. Совсем вопрос не про это. Вопрос про то, что мы, когда превышаем скорость, обычно не думаем, спешим, масса других дел в огромном городе происходит. Могу сказать, что у человека, попавшего под машину, которая едет на скорости 50 километров в час, шансы выжить 60-70 процентов. Если скорость 70 километров в час, то шанс всего 8 процентов. Если почитать транспортную стратегию крупнейших городов мира, которая официально опубликована, которую можно взять в открытом доступе и посмотреть, не маленьких городов, Стокгольм или швейцарские какие-то города, взять большие агломерации типа Лондона, большого Нью-Йорка, сопоставимого по размерам с Москвой в городской среде, Лондон опубликовал официальную свою политику, мэра Лондона, который сказал, что в городе мы рекомендуем скорость движения и будем к ней стремиться – 30 километров в час. И это не потому, что там такие злые начальники, которые хотят больше штрафов и прочее, прочее. Они посчитали, какое количество несчастных случаев, какое количество проблем у автомобилистов зачастую из-за скорости бывает. Поэтому они приняли такую стратегию, говорят: 30 километров в час – это скорость, к которой мы стремимся. Это транспортный план мэра Лондона, опубликован в 2018 году.

    А.ГУДОШНИКОВ: Когда говорят про Лондон, я вспоминаю про другой город, вообще западный Казахстан, город Уральск, в котором я родился. Там просто поставили ограничение везде 40 и все. Более того, у них «вилки» там плюс 10, плюс 20. 40 превысил, сразу штраф.

    М.ЛИКСУТОВ: Это вопрос, еще раз повторю, он в компетенции не нашей, к сожалению, находится. Могу сказать следующее. Для нас мотивация, которой мы хотим достигнуть, следующая. Первое. Президент России поставил задачу снизить смертность на дорогах в России почти в 3,5 раза, с 12 погибших до четырех. Это задача, которую надо решать достаточно серьезными мерами, связанными с контролем, в первую очередь, скоростного режима. Потому что основное большинство аварий и смертей на дорогах происходит именно из-за превышения скорости и отсутствия контроля со стороны водителя за скоростным режимом.

    А.ОНОШКО: На фоне очередной какой-то аварии со смертельным исходом, когда автомобиль сбивает человека, я видела в соцсетях, рассказывали, что есть такое мнение, что если не больше двух полос движение в одну сторону, то это тоже такое ограничение для водителей, помимо знаков, камер и так далее. Вы рассматриваете варианты заужения некоторых магистралей, где есть пешеходные переходы…

    М.ЛИКСУТОВ: Нельзя говорить в общем обо всей уличной дорожной сети. Есть улицы, которые находятся в центральной части города, которые являются огромными, очень важными с точки зрения пешеходного потока. То есть там даже людей в сотни раз больше, чем машин. Конечно, там мы должны сделать максимально удобную инфраструктуру для пешеходов. Это такие улицы. Есть улицы магистральные, по которым осуществляется основной трафик машин ежедневно. Там, конечно, никаких заужений мы делать не собираемся. Потому что наоборот, мы должны сделать максимально безопасную, удобную колею, улицу, ширину полос для движения городского и личного транспорта. Поэтому здесь никаких общих подходов не может быть. Мы каждую улицу рассматриваем отдельно, анализируем, моделируем, делаем анализ того, какие ДТП там были, почему они были и каким образом количество этих ДТП сократить, при этом все-таки обеспечить провозную способность уличной дорожной сети.

    А.ГУДОШНИКОВ: В гостях у нас Максим Ликсутов, заместитель мэра Москвы, глава департамента транспорта Москвы. Мы говорили о том, что у нас быстро ездят и ограничения какие-то у нас не ограничивающие.

    М.ЛИКСУТОВ: Все-таки вернусь к этому. Многие считают, что это снижение скоростного режима – это вопрос количества штрафов, которые мы будем больше собирать, штрафовать. Могу сказать совершенно другое.

    Первое. Многим, конечно, наши системные меры, связанные с камерами, контролем, парковкой, таких людей достаточно много, которым это не нравится, которые считают это несправедливым, неправильным и прочее. Могу сказать, что на сегодняшний день Москва – номер один регион в России по количеству транспортных средств, и каждый год количество средств транспортных добавляется. Могу сказать, что с 2011 года на дорогах города увеличилось машин почти на миллион. Точнее, зарегистрировано машин личных плюс один миллион автомобилей. Это огромное количество машин. При этом Москва является самым безопасным городом в Российской Федерации по количеству смертей на дорогах. Мы самый безопасный город. Наша цифра 2018 года – 3,7 погибших на 100 тысяч. Это показатель. Это тоже много. Первое. Второе. Чтобы было понятно, это показатель, сравнимый с Германией. Притом, что средний показатель в России - 12 погибших. Останавливаться мы точно не будем. Но самая главная мотивация, которая у нас заложена во всех наших планах, стратегических документах и прочем, это ни в коем случае не количество штрафов. Вот количество штрафов там заложено. Чем меньше мы будем выписывать штрафов - это для нас мотивация, что результаты нашей работы, они тогда есть и они налицо.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я плохой человек, я запоминаю каждую камеру на пути от работы до дома и ровно под эту камеру я очень вежлив и опрятен в своей скорости, а потом…

    М.ЛИКСУТОВ: Количество камер в Москве будет увеличиваться. Мы их будем ставить в самых проблемных участках, не просто взяли и поставили. Будут ставиться камеры в первую очередь там, где есть выделенные полосы для городского транспорта, и второе – где есть очаги аварийности. Вот это два приоритета, которые мы выполняем при установке камер фото-, видеофиксации. Поэтому еще раз повторю, снижение количества погибших на дорогах, выполнение указа президента, который четко поставил задачу снижать и дальше аварийность, потому что она, в общем-то, по всей России находится на достаточно высоком состоянии на сегодняшний день и снижение количества штрафов – вот те мотивации, которые мы себе ставим во главу угла.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я прочитаю сообщение, человек фантазирует, Илья: «30-50 километров в час в городе комфортно. Добавить немножко приподнятые надземные переходы, мощение проезжей части и все – катаешься по красивой Москве неспешно, на красивой машине, с открытыми окнами». Ну хорошо же.

    А.ОНОШКО: С открытым верхом, я бы добавила. Друзья, очень важное технологическое сообщение. У нас тысяча вопросов сейчас приходит и все вопросы, которые придут на смс-портал…

    А.ГУДОШНИКОВ: +7-925-8888-94-8.

    А.ОНОШКО: И Telegram govoritmskbot. Я лично своими вот этими руками все недозаданные вопросы в эфире (мы не успеваем все спросить) отправляю на почту в департамент транспорта. Департамент транспорта на каждый вопрос дает ответ, и будет все это опубликовано в разделе «Максим Ликсутов отвечает» на сайте transport.mos.ru. И плюс мы еще, конечно, в Telegram govoritmoskva расшарим эту ссылку с ответами. То есть вы не думайте, что это все куда-то в пустоту.

    М.ЛИКСУТОВ: Мало того, можете посмотреть весь архив наших уже встреч, он там указан, где есть ответы на все вопросы, которые вы нам давали. Поэтому посмотрите. Может быть, кто-то не знает про это. На сайте transport.mos.ru эти все ответы есть. Все мы получим от вас, которые вы нам передадите. Мы возьмем неделю, чтобы корректно и качественно ответить, и разместим эти ответы у себя на сайте и вам ссылку обязательно дадим.

    А.ОНОШКО: Ссылка в Telegram и на сайте «Говорит Москва» обязательно тоже появится.

    А.ГУДОШНИКОВ: Что по поводу дорог? У нас были выделенки.

    М.ЛИКСУТОВ: Они у нас остались.

    А.ГУДОШНИКОВ: Остались, но где-то нельзя по ней теперь ездить по выходным. Во-первых, почему? И что это дает и что это дало, может быть, уже?

    М.ЛИКСУТОВ: Отвечу. У нас по выделенным полосам имеет право ездить, первое, наземный маршрутный городской транспорт, второе – такси, практически по всем полосам, за некоторым исключением такси может ездить. Второе на сегодняшний день – школьные автобусы, которые тоже могут ездить по выделенным полосам. Там, где пять выделенных полос, где мы убрали, соответственно, возможность ездить всем без исключения в выходные. Для чего это сделано? Первое. Там высокая и в выходные дни интенсивность движения городского транспорта. Второе. Были случаи такие, что увеличилось в выходные дни количество дорожно-транспортных происшествий с городским транспортом. Третий момент. Большое количество обращений пассажиров городского транспорта, которые видят разницу между тем, как они ездят в рабочий день и ездят в выходной день. Поэтому по самым загруженным, самым проблемным участкам уличной дорожной сети Москвы, там, где мы обязаны дать приоритет движению городского транспорта, мы ввели режим работы выделенной полосы в режиме только для городского транспорта и в выходные дни. Это оправданная мера. Мы посмотрели результаты, которые появились после этого введения. Могу однозначно сказать, что результаты хорошие, скорость движения городского транспорта в выходные дни по выделенным полосам увеличилась почти на 20 процентов.

    А.ГУДОШНИКОВ: Городского. А личного?

    М.ЛИКСУТОВ: Для личного транспорта, честно говоря, в выходные, в общем-то, большой проблемы в передвижении на личном транспорте тоже нет. Поэтому не думаю, что кто-то из автомобилистов существенно увидел ухудшение движения для себя. Во-вторых, даже по тем выделенным полосам, где можно ехать в выходные дни, многие автомобилисты не выезжают на них по разным причинам.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я знаю тех, кто выезжал… И так думал, почему же они не выезжают, черт побери…

    М.ЛИКСУТОВ: Во-вторых, у нас велосипедисты зачастую в выходные больше пользуются выделенными полосами, по которым они имеют право ездить на велосипеде, это тоже фактор.

    А.ОНОШКО: Можно ездить на велосипеде…

    М.ЛИКСУТОВ: На выделенных полосах, чувствую вопрос в вашем голосе, да, действительно, можно ездить по выделенным полосам на велосипеде. Соответствующие изменения, насколько я помню, были внесены в правила дорожного движения еще в 2015 году.

    А.ГУДОШНИКОВ: Вот так, Настя. «А когда уже двухколесные мотоциклы, - спрашивает пилот, 737, - смогут пользоваться выделенными полосами для транспорта?»

    М.ЛИКСУТОВ: На вопрос я этот отвечаю каждый сезон перед началом активного передвижения мотоциклистов, являясь сам любителем мотоцикла. Могу сказать, что мы проводили эксперимент с профессиональными мотоциклистами, со скорой помощью, с МЧС, тестировали возможность проезда по выделенным полосам на мотоцикле. К сожалению, наши тесты и эксперименты показали небезопасность для самих мотоциклистов езды на мотоцикле по выделенным полосам. Есть угроза и безопасности, и риск ДТП. Длинные наши автобусы, особой, большой вместимости, с гармошкой, их радиус разворота, отъезда с остановочного пункта, к сожалению, это не безопасно.

    А.ГУДОШНИКОВ: А как получается, что для велосипедиста безопасно, а для мотоциклиста – нет?

    М.ЛИКСУТОВ: Скорости другие. Возможности маневра совершенно другие. Поэтому, конечно, это несопоставимые вещи.

    А.ГУДОШНИКОВ: Как-то раз я был в одной теплой стране, где сделано так: есть дорога, бетонные блоки прямо на ней лежат, с одной стороны едут автомобили, а с другой мотоциклисты. Может быть, сделать выделенку для мотоциклистов, левую, крайнюю левую?

    М.ЛИКСУТОВ: Знаете, тогда спросят дальше, после мотоциклистов. Я думаю, те, кто действительно хочет пересесть на мотоцикл и пользоваться им, они уже это сделали.

    А.ГУДОШНИКОВ: Но они слишком отважные люди просто.

    М.ЛИКСУТОВ: Если ездить аккуратно, я думаю, что вы можете и сейчас ездить на мотоцикле. Я езжу, даже в рабочие дни бывает, в общем, большой проблемы в этом никакой не вижу.

    А.ГУДОШНИКОВ: А вы между рядами, бывает вот это?

    М.ЛИКСУТОВ: Я езжу очень аккуратно. Очень аккуратно. Стараюсь вообще ездить очень аккуратно. Потому что, во-первых, это ваша жизнь. Я думаю, что рисковать без необходимости, наверное, смысла нет никакого.

    А.ГУДОШНИКОВ: Не стоит. «На Живописном мосту выделенка, за несколько лет ежедневной езды ни разу не видел общественного транспорта», - пишет Борис. Может, он ходит раз в час.

    М.ЛИКСУТОВ: Такого не может быть.

    А.ОНОШКО: Ходит-ходит, абсолютно точно.

    М.ЛИКСУТОВ: Ходит точно и там, по-моему, маршрутов пять проходят, не то, что один.

    А.ОНОШКО: Сегодня купаться поедем туда.

    М.ЛИКСУТОВ: Если есть интерес, этот вопрос передайте, мы прямо статистику движения со скриншотом, если надо, каждого автобуса, который там проезжает, мы вам дадим. Никакой проблемы в этом нет.

    А.ГУДОШНИКОВ: «Для велосипедиста тоже опасно, - пишет Валентина. – Потому что автобусники нас терпеть не могут и выжимают с полосы».

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что автобусник автобуснику рознь. У нас водители достаточно профессиональные. Прежде, чем сесть за руль автобуса, например, городского перевозчика «Мосгортранса», каждый водитель, невзирая на то, какой у него опыт работы, стаж вождения и чтобы то ни было, обязан от трех до шести месяцев пройти обучение в нашем учебном комбинате. Поэтому водители у нас профессиональные, ДТП случаются крайне редко. Пока мы здесь находились, мне сказали про ДТП, которое случилось с трамваем. КАМАЗ ударился в трамвай, жертв нет, пострадавших нет, точнее, одна женщина, по-моему, пострадала, но, насколько я знаю, ничего серьезного нет. Но, к сожалению, даже трамвай тяжело, видимо, объехать.

    А.ГУДОШНИКОВ: Да.

    А.ОНОШКО: От слушателей вопросы, от тех, кто на транспорте ездит. Еще в прошлый раз обсуждали, отменили возможность платить 90 поездок и пользоваться этим дольший срок. Потому что вы говорили, что большинство этим не пользуется. Но вопрос следующий, людей это беспокоит. А вы разве несете какие-то потери, оставляя возможность 60 поездок использовать дольший срок?

    М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, это, конечно, администрировать огромное количество абонементов и билетов – это непростая задача, это стоит денег, конечно. Это раз. Но даже здесь вопрос не денег. Если пользование каким-то видом билетов составляет меньше одного процента, наверное, это несильно востребованная услуга. Второе. Все тарифное меню во всем мире, и Москва здесь не исключение, оно стремится к упрощению. То есть, чем меньше, так сказать, непонятных видов билета, тем проще принять решение о пользовании городским транспортом и выбрать свой тариф. Поэтому мы стараемся делать так, постоянно, в ежедневном режиме следим за тем, какие билеты наиболее востребованы, какие менее востребованы, что людям нравится, что не нравится. Поэтому этот анализ происходит ежедневно. И решения, которые мы принимаем, связанные с билетами, с видами билетов, абонементов и прочее, они крайне осознанны, поверьте. Мы серьезно анализируем, поднимаем последние годы, спрашиваем людей и смотрим на то, как это работает.

    А.ГУДОШНИКОВ: Наш слушатель Алексей говорит, возвращаясь к вопросам о велосипедах: «В летний период я бы с удовольствием ездил на работу на велосипеде. Но не могу, потому что нет велодорожек. Когда они появятся повсеместно, а не только в центре?»

    М.ЛИКСУТОВ: У нас есть план постепенный увеличения количества велодорожек и всей инфраструктуры, связанной с велосипедом. С прокатом, вы уже видите, что в 14 новых районов пришел велопрокат, где его раньше не было. С точки зрения велоинфраструктуры. Решения о том, чтобы создать велоинфраструктуру в условиях дефицита уличной дорожной сети, они должны быть очень выверены, аккуратны. Для того, чтобы автомобилисты и пешеходы не пострадали из-за того, что мы выделили полосу, отдали, получили проблемы тысячи автомобилистов. То есть это всегда вопрос очень деликатных и выверенных решений относительно всех участников дорожного движения. Поэтому мы такой анализ ведем. Обязательно этот вопрос с повестки дня не убираем. Могу сказать, что велодорожка, выделенные полосы в Москве будут появляться, но появляться они будут там, где действительно это необходимо, а не просто начертить везде и смотреть, когда туда кто-то приедет. Поэтому будем очень взвешенно подходить к таким решениям. Могу сказать, что вопрос с повестки дня у нас не снят. В первую очередь, где появляются велодорожки, это, конечно, в тех местах, где востребованность большая и она есть, это парки, подъезды к паркам. Могу сказать еще раз, с повестки дня вопрос этот не снимают, но решение будем принимать крайне взвешенно, без ущерба для других участников дорожного движения.

    А.ГУДОШНИКОВ: Ну а пока, как компромисс некий, можно ездить по выделенке.

    М.ЛИКСУТОВ: По выделенным полосам можно ездить. Тоже надо понимать, что вы ездите в городских условиях, что по выделенной полосе, что по велодорожке. Поэтому быть надо крайне внимательным. И, к сожалению, с учетом наших сезонов, дождя, погода как меняется, еще в выходные было 15 градусов, сейчас уже говорят, больше 30 сегодня будет. Так же и зимой. У нас, к сожалению, есть нормальное отвыкание водителей личных машин от двухколесного транспорта, что от мотоциклов, велосипедов, поэтому все-таки призываю всех участников дорожного движения стараться, особенно сейчас, летом, когда больше детей на пешеходных дорожках, на переходах, очень внимательно смотреть за обстановкой, внимательно соблюдать скоростной режим. Это наша с вами безопасность.

    А.ГУДОШНИКОВ: Вот еще про электротранспорт спрашивают. Мы говорили про трамвай. Естественно, говорят, а что по троллейбусам? Я так понимаю, что это все будет в электробусы постепенно.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы приняли программу, ее официально опубликовали. Я неоднократно об этом говорил. У нас план следующий. Мы закупаем в год 300 электробусов. Электробусы наши делают два российских производителя – это группа ГАЗ и КАМАЗ. Зиму отработали электробусы нормально, без каких-то существенных сбоев. Мы внимательно анализируем фактически в ежедневном режиме, как они работают. Мало того, могу вам сказать, что у нас производителя оба ответственны, взяли на себя гарантийные обязательства в течение 15 лет ежедневно обслуживать, содержать этот электробус, вносить туда необходимые изменения для того, чтобы он работал в максимально удобном, комфортном режиме для москвичей. С 2021 года мы практически полностью откажемся от покупки дизельных автобусов и будем покупать только электробусы. Уже на сегодняшний день Москва номер один в Европе по количеству электробусов в городе. Наш электробус получил премию «Автомобиль года» в разряде городского транспорта.

    А.ГУДОШНИКОВ: Отечественный электробус?

    М.ЛИКСУТОВ: Наш, российский электробус.

    А.ОНОШКО: А полная замена когда ориентировочно, какой срок?

    М.ЛИКСУТОВ: У нас парк автобусов более 10 тысяч единиц. Если мы в год будем покупать в порядке замены около 800, то это потребует, конечно, продолжительного времени. Но могу сказать, что программа эта принята, мэром она утверждена, средства на это выделены. Все зависеть будет от того, как наши отечественные производители, если они смогут производить больше, мы будем покупать несколько больше. Но примерно 800 электробусов в год мы с 2021 года будем приобретать.

    А.ОНОШКО: 10-15 лет на то, чтобы полностью отказаться.

    А.ГУДОШНИКОВ: Все, то есть троллейбусы, до свидания.

    М.ЛИКСУТОВ: К сожалению, современного, удобного, качественного троллейбуса российская промышленность нам предложить не может.

    А.ОНОШКО: А вы списанные дарите в другие города?

    М.ЛИКСУТОВ: Списанные троллейбусы, автобусы, трамваи мы предлагаем другим городам приобрести бесплатно, они оплачивают только стоимость транспортировки до себя, они сами выбирают подвижной состав, кому что нравится, берут. Некоторые берут просто для запчастей эти машины, некоторые их восстанавливают и еще используют на каких-то участках, некоторые работают в некоторых городах.

    А.ГУДОШНИКОВ: «У меня автомобиль Land Cruiser 88-го года, - пишет наш слушатель. – В связи с планируемым запретом въезда в центр города, скажите, а не планируется ли перекрыть весь город?» Во-первых, планируется ли перекрытие центра?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, мы перекрытие центра для автомобилистов, такого плана у нас нет.

    А.ГУДОШНИКОВ: А по экологическому классу, то есть на Land Rover 88-го года?

    М.ЛИКСУТОВ: А какой у него экологический класс?

    А.ГУДОШНИКОВ: Да черт его знает.

    А.ОНОШКО: Плохой. Конечно, плохой.

    А.ГУДОШНИКОВ: Он одногодка со мной.

    М.ЛИКСУТОВ: Как вы относитесь к тому, чтобы эти машины ездили по городу? Это же вопрос не столько к властям, это вопрос к жителям, как люди относятся, жители центра, вообще Москвы к тому, что ездят машины, которые генерируют количество выбросов.

    А.ГУДОШНИКОВ: Когда я в этой машине, я отношусь к этому хорошо. Когда он мимо проезжает, я ненавижу его.

    А.ОНОШКО: Жалость к людям, которые не могут себе позволить машину подороже или электромобиль.

    М.ЛИКСУТОВ: Я считаю следующее. Первое, что должен сделать город, показать самим всем пример - покупать самый лучший, самый экологически чистый городской транспорт. Это мы делаем. И второе, что мы обязаны сделать, - это дать достойную альтернативу личной машине. Не только городским транспортом, но и такси, но и каршерингу.

    А.ГУДОШНИКОВ: Знаете, сколько сейчас каршеринга на дорогах? 15 тысяч 925.

    А.ОНОШКО: Ровно в два раза меньше, чем такси, 33 тысячи такси.

    М.ЛИКСУТОВ: Это те машины, которые находятся сейчас в режиме работы. Если машина стоит каршеринга, то она в этой системе просто стоит. А эти машины, которые у вас на табло, они едут с людьми либо забронированы в системе.

    А.ГУДОШНИКОВ: Наконец-то нам объяснили, как работают эти цифры.

    А.ОНОШКО: А всего 650 тысяч автомобилей, которые не включают в себя вот эти 33 тысячи такси и 15 тысяч каршеринга. На данный момент суммарно вот это.

    А.ГУДОШНИКОВ: Это то, что сейчас передвигается.

    А.ОНОШКО: Так и что, такси и каршеринг на электрические мобили не будете переводить?

    М.ЛИКСУТОВ: У нас каршеринг и такси, мы номер один город в мире, не только в Российской Федерации, в мире по развитию каршеринга. Мы номер два после Токио по количеству машин. Я думаю, что к концу года мы будем номер один в мире. Все иностранные эксперты удивляются показателям того, как у нас это растет. Мало того, это очень хороший показатель, потому что одной машиной каршеринга в день пользуется семь человек. Это значит, что, условно говоря, семь машин. Приехала одна машина каршеринга и семь машин не приехало. Это отличный показатель, который точно идет на благо ситуации с дорожным движением в городе.

    А.ГУДОШНИКОВ: Недавно Настя обнаружила, что каршеринговый автомобиль лучше, чем ее личный.

    М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, для многих это еще и дешевле. Во-вторых, не надо думать о массе вещей, связанных с сервисом, с ремонтом, с парковкой этой машины и прочее. Это отличный вид транспорта, который мы всячески поддерживаем. Но за этими всеми машинами стоят частные компании, которые сами принимают решение об инвестициях, мы им помогаем, мы с ними работаем. Сейчас мы решили следующую вещь сделать. С рядом российских компаний, электрических компаний, не буду называть их имена, мы существенным образом увеличим количество электрозарядочных станций, чтобы их стало прямо в разы больше. Для этого по упрощенной процедуре, и мэр Москвы уже это решение принял, будут устанавливаться электрические зарядки, там, где есть парковочные места на уличной дорожной сети, есть уже знак, рядом с парковкой ставится, который, если есть зарядка для электрической машины, на этом месте может стоять только электрическая машина.

    А.ОНОШКО: А сколько штук зарядок планируется?

    М.ЛИКСУТОВ: Мы бы хотели, чтобы это было более 200 единиц за несколько лет. Тогда, я уверен, вот этот скачок в виде каршеринга электрических машин, он будет быстрый и существенный. Конечно, электрическая машина дороже при покупке, но намного дешевле при обслуживании.

    А.ГУДОШНИКОВ: А 200 не мало?

    А.ОНОШКО: Маловато.

    М.ЛИКСУТОВ: Немного. Но для того, чтобы начать, вполне достаточно, поверьте.

    А.ГУДОШНИКОВ: Прощупать ситуацию.

    М.ЛИКСУТОВ: Не прощупать. Для того, чтобы был старт, и для того, чтобы компании, которые занимаются каршерингом в Москве, они увидели, что действительно за этим уже стоит реальная инфраструктура, которой можно пользоваться, и количество автомобилей электрических каршеринга будет увеличиваться.

    А.ГУДОШНИКОВ: С каршерингом, кстати, забавная вещь. Есть карта, ее опубликовали недавно, мы с Настей обсуждали в эфире. Каршеринг вечером, и там карта, где расположены автомобили. Восток Москвы в основном, а на западе как-то, видимо, на личном транспорте.

    М.ЛИКСУТОВ: Показывала уже Анастасия этот скриншот. Мы покажем, подберем скриншоты со своей информационной системы утром, вечером, сравним. Потому что вечером это не совсем показатель. Потому что машины обычно вечером – это точки назначения, условно говоря, куда люди приехали. Важно посмотреть точки отправления, куда каршеринговые компании расставляют машины утром, чтобы их взяли. Это наиболее показательно.

    А.ГУДОШНИКОВ: А они расставляют еще?

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно. Они ночью их передвигают, они их расставляют.

    А.ОНОШКО: А неудобно же. Человек без машины мог бы взять ту же самую машину и поехать обратно на работу.

    М.ЛИКСУТОВ: Вы можете ее забронировать, если у вас есть желание, и платить деньги.

    А.ОНОШКО: Нет, у нас мало денег, мы не можем.

    М.ЛИКСУТОВ: Поэтому, я думаю, в каршеринге все сделано для того, чтобы вы больше пользовались машиной. И компании каршеринга стимулируют. Мы будем и дальше помогать каршеринговым компаниям развиваться в Москве.

    А.ГУДОШНИКОВ: И потом, Насть, ты знаешь, что там можно кататься на люксовых автомобилях?

    А.ОНОШКО: Конечно. Алеша, я каталась и на самых худших, и на самых лучших. Все они очень хороши.

    А.ГУДОШНИКОВ: Тебе понравилось. Лучше твоей во всяком случае.

    А.ОНОШКО: Лучше, да.

    А.ГУДОШНИКОВ: Ларек-Марек говорит: «Спросите, разметка. Достали!» Ну это мы достали с тобой, Настя, Ларька-Марька.

    А.ОНОШКО: Что разметка?

    А.ГУДОШНИКОВ: «На въезде в город по Варшавке такого наразметили, ничего не понимаю», - пишет Ларек-Марек.

    М.ЛИКСУТОВ: Я обязательно сейчас вернусь и посмотрю с коллегами своими из ЦОДД, что там с разметкой на Варшавке. Обязательно в ответы, которые мы опубликуем, Варшавка войдет, обещаю.

    А.ГУДОШНИКОВ: Ответы на ваши вопросы, которые сейчас Настя аккумулирует, мы закрываем…

    А.ОНОШКО: Эту лавочку…

    А.ГУДОШНИКОВ: Не эту лавочку, подожди. Эту лавочку еще пока мы не закрываем.

    М.ЛИКСУТОВ: Не надо. «Говорит Москва» - отличная радиостанция.

    А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо, Максим. Мы закрываем сейчас этот эфир и, соответственно, Настя выберет все ваши вопросы и перешлет в специальный почтовый ящик, и вы получите ответ.

    У нас в гостях был Максим Ликсутов. Спасибо большое, что пришли. Заместитель мэра Москвы.

    М.ЛИКСУТОВ: Спасибо большое за вопросы. Спасибо за внимание. Обязательно к вам еще приду.

    А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо большое. Будем ждать.

    Версия для печати
сегодня 15:00
Заместитель директора ФСИН России
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Вопрос отправлен

Вопрос гостю

Для публикации сообщения решите пример с картинки

captcha

Здесь вы можете написать вопрос гостю(-ям) к предстоящей программе

Система Orphus