• Владимир Филиппов в программе «Умные парни» 24 декабря 2019 года

    15:00 Дек. 24, 2019

    В гостях

    Владимир Филиппов

    Замглавы Департамента труда и соцзащиты населения города Москвы

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 5 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва». 94,8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня!

    Это программа «Умные парни». С нами сегодня Владимир Филиппов, замглавы департамента труда и соцзащиты населения города Москвы. Здравствуйте, Владимир.

    В.ФИЛИППОВ: Добрый день.

    Е.ВОЛГИНА: Наши координаты: 73-73-948 — телефон прямого эфира по коду 8-495, SMS-сообщения +7-925-88-88-948, Twitter —@govoritmsk, Telegram — govoritmskbot и наш Telegram-канал, где все новости, — это radiogovoritmsk. Явки, пароли сдала. Вопросы свои можете задавать, уважаемые слушатели, я их буду по мере возможности передавать нашему умному парню. Я надеюсь, что он будет на них отвечать.

    В.ФИЛИППОВ: Даю всяческие обязательства и обещания — отвечать честно, правду и интересно.

    Е.ВОЛГИНА: Прекрасно. Давайте коротко. Конец года все-таки, итоги какие-то можете подвести, самые значимые за год? Потому что наверняка все-таки, когда речь идет о соцзащите, сразу же возникают вопросы какие? Пенсионеры, дети, малоимущие. Удалось чего-то добиться за год?

    В.ФИЛИППОВ: Мы прожили этот год достаточно, мне кажется, в городе интересно. Никогда так хорошо в Москве за всю тысячелетнюю историю города… Может быть с этим кто-то захочет поспорить, но вот если смотреть правде в глаза, никогда так хорошо в нашем городе никто не жил за всю ее тысячелетнюю почти историю.

    Е.ВОЛГИНА: Как в 2019 году?

    В.ФИЛИППОВ: Как в 2019-м. В двадцатом, наверное, будет еще лучше. Для нас важно, что бюджет Москвы в социальном разрезе не только не сокращен, но он значительно увеличен. У нас с 1 января индексируются выплаты пенсионерам. У нас впервые вводится по решению мэра Москвы такая категория, которая тоже будет ежемесячно получать выплату, как дети войны. Мы всем ветеранам Великой Отечественной войны… Их обошли прямо тотально, все, кто у нас в Москве, а их осталось, к сожалению, чуть более 55 тысяч всего, ветеранов Великой Отечественной войны, посмотрели их жилищные условия, чем нужно помочь с ремонтом, с косметическим, кому-то с капитальным, с сантехникой, с отделкой.

    Е.ВОЛГИНА: Это в преддверии праздника или это была целенаправленная работа?

    В.ФИЛИППОВ: Это в целом такая работа. Конечно, мы не забываем, что у нас следующий год юбилейный, 75-я годовщина Великой Победы, но о ветеранах город заботится уже многие годы. Кому-то уже делались ремонты. И все ветераны имеют право и на медицинскую помощь вне очереди, на самую качественную, квалифицированную. Для нас было принципиально важно, что мы в этом, 2019 году, дошли до каждого ветерана Великой Отечественной войны, поняли еще раз прямо с их слов или со слов их родственников, что необходимо сделать. И сейчас им конкретно помогаем, всем отремонтируем квартиры, со всем поможем.

    Бюджет Москвы на социалку вообще один из самых больших в мире, если даже не самый большой, у нас больше чем 537 млрд рублей на следующий год заложено на социальную поддержку москвичей.

    Е.ВОЛГИНА: И что там будет?

    В.ФИЛИППОВ: Каждая третья московская семья в том или ином выражении пользуется помощью города. Мы приоритеты выбираем такие, которые самые нуждающиеся категории — это семьи с детьми, это дети-сироты, это старшее поколение, это инвалиды и это приспособления города «город без барьеров». У нас 85% территории города сейчас безбарьерная, конечно, этого недостаточно, но тем не менее.

    Е.ВОЛГИНА: На это у меня прямо сразу есть своя реплика, честно, если позволите. Я на днях проехалась с маленьким ребенком в коляске из Подмосковья в Москву. Метро в пешей доступности. И, конечно, вы знаете, несколько раз у меня возникло ощущение, что, простите, я повторно рожу, потому что… Новые станции метро до, классно, лифты есть и т.д. А когда ты находишься на старых станциях или когда тебе надо пересечь огромную магистраль, а там переход, а там нет пандуса, а там еще что-то… Площадь Ильича тоже район сложный достаточно, в плане того, что передвигаться на коляске, на велосипедах и прочее. И вот возникает вопрос, а здесь тебе что делать? То есть надо ребенка достать из коляски по эскалатору забираться, держать коляску, держать ребенка, самому непонятно за что держаться. И каждый раз возникает вопрос, будет когда-то так, чтобы среда действительно была полностью безбарьерная? Мы понимаем, новые станции метро — все прекрасно.

    В.ФИЛИППОВ: ТМП. Изменения в городе, специалисты такие выводы дают, они одни из самых высоких среди мировых мегаполисов. Другое дело, что Москва почти тысячелетний исторический город, и если говорить о станциях, которые были построены в середине тридцатых годов прошлого века, то многие из них а) являются памятниками истории и архитектуры.

    Е.ВОЛГИНА: Конечно.

    В.ФИЛИППОВ: Они могут быть предназначены… Вот приспособлены из них не все могут быть. Туалеты не на всех станциях в историческом центре организованы, хотя очень большое внимание город этому уделяет и т.д. Но город становится доброжелательным к тем, кто является маломобильным, это не только инвалиды, это действительно, как вы говорите, мама с коляской или это бабушка с сумкой-каталкой и т.д.

    Все, что в городе проектируется, максимально учитывает потребности людей с инвалидностью. И мы этому уделяем большое внимание, мы сейчас на двадцатый год в бюджет заложили расходы на… Даже вопрос не столько еще и в деньгах, а в сокращении административных регламентов по приспособлению подъездов к пандусам. Огромное количество жилого фонда, которое тоже строилось и до Октябрьской революции, что-то строилось в советские периоды, когда таких стандартов попросту не было.

    И вот сделать что-то такое среднее, чтобы всем было хорошо, и кто за архитектуру, чтобы было так, как в XIX веке, кто за то, чтобы можно было безбарьерно туда приехать, не только если живет человек с инвалидностью, но и в гости к здоровому человеку мог приехать человек с инвалидностью, город в этом направлении работает. Этот процесс делается достаточно быстро, но вот за год-два по щелчку пальцев и желанию это сделать достаточно сложно.

    Е.ВОЛГИНА: Но здесь стоит все-таки еще отметить, что существует такая служба, и эта помощь маломобильным гражданам, например, на транспорте, она тоже есть. Такси наверняка есть, да?

    В.ФИЛИППОВ: Есть социальное такси. Мы тоже в следующем году смотрим, какие подходы чуть скорректировать, чтобы социальное такси можно было заказывать не за несколько суток, как сейчас.

    Е.ВОЛГИНА: А по ходу.

    В.ФИЛИППОВ: Если нам такси нужно, мы смотрим, 10 минут оно едет, мы его сбрасываем и заказываем другое.

    Е.ВОЛГИНА: Да, да, да.

    В.ФИЛИППОВ: Людям с инвалидностью пока, к сожалению, приходится несколько дней заранее планировать свой маршрут. В общем, этими вопросами тоже будем заниматься. У нас беспрецедентное в городе увеличение бюджета на развитие инфраструктуры социальной сферы. По сути, ее в таком формате никогда не было. Мы в следующем году начинаем модернизацию 33 центров социального обслуживания. Уже в этом году в новом формате, они называются «Мой социальный центр», открыли 5 социальных центров, это принципиально новые пространства.

    Е.ВОЛГИНА: А что там?

    В.ФИЛИППОВ: Если в девяностые-двухтысячные годы в социальных центрах необходимо было прежде всего оказывать помощь материальную, давать где-то тушенку, продуктовые наборы, вещи и т.д., сегодня и портрет пенсионеров, и их запрос тоже поменялся.

    Е.ВОЛГИНА: Расскажите.

    В.ФИЛИППОВ: Значительные меры поддержки переходят в денежную форму, в льготы и т.д., и мы понимаем, что приходит новое поколение пенсионеров, для которых коммуникации, общение, востребованность являются самым главным фактором полноценной, интересной жизни. И мы пошли на эксперимент, первый открыли в Марьиной Роще, на Сущевском Валу «Мой социальный» центр.

    Е.ВОЛГИНА: Особый центр какое-то?

    В.ФИЛИППОВ: Конечно, его можно назвать и досуговым, но, по сути, это центр добрососедства, такое community-пространство, куда любой человек может прийти, где все можно, в отличие от того, как мы привыкли, во многих общественных местах, тех же магазинов, торговых центрах много запрещено — на роликах нельзя, с мороженым нельзя, с собаками нельзя, смеяться нельзя.

    Е.ВОЛГИНА: Время улыбаться, как у Васи Ложкина было на картине.

    В.ФИЛИППОВ: Сейчас наоборот говорим: социальные центры московские — это пространство, где все можно. Они работают 7 дней в неделю с самого раннего утра до позднего вечера. Абсолютно бесплатно туда можно прийти отметить свой день рождения, собрать подруг, друзей, соседей, поговорить о чем-то, я не знаю, об отношениях Тайвани с Китаем, либо как правильно выращивать помидоры, либо как излечиться от каких-то заболеваний и т.д.

    Е.ВОЛГИНА: А там модераторы какие-то или…?

    В.ФИЛИППОВ: Там есть и модераторы, но ключевой формат этих новых наших социальных центров заключается в том, что любой человек может использовать эти пространства как дополнение к своей квартире. Вот если бы вы имели, как всем бы нам, например, хотелось иметь большую-большую квартиру, куда можно, не знаю, 7, 10, 15 друзей пригласить и т.д.

    Е.ВОЛГИНА: Я рискну предположить, у кого-то есть, конечно.

    В.ФИЛИППОВ: И слава богу, пусть таких людей будет больше! Но у большинства из нас таких больших пространств нет. Так вот можно приходить в наши социальные центры со своими друзьями и подругами и обсуждать, что угодно. Там есть пространство, где можно позаниматься спортом, где можно порепетировать, не знаю, театр если вы любительский делаете, или песни, или танцы; где можно просто посидеть в тишине в библиотеке или на кухне приготовить какие-то интересные рецепты, поделиться с такими же посетителями кулинарными лайфхаками.

    По сути, мы предлагаем приятные эстетические пространства для всех москвичей, но прежде всего для тех, кто уже на пенсии. Поэтому приходите.

    Первый центр открылся в Марьиной Роще, Сущевский, 31. Второй центр у нас открылся на Таганке на улице Сергия Радонежского. На прошлой неделе открылся центр на Краснобогатырской улице. На этой неделе мы открываем центр на Виневской и в Южном округе. Вот эти центры уже открыты, работают в новом пространстве, с уважением к аудитории, но с минимум персонала и с максимум свободы. Мы очень хотим, чтобы московским пенсионерам было комфортно общаться.

    У нас работает проект «Московское долголетие». Наверное, в городе о нем тоже кто-то слышал, он есть.

    Е.ВОЛГИНА: Кто-то слышал наверняка. Николай из Люберец говорит: «На ж/д станции Перово года два назад установили пандусы автоматические для инвалидов, забрав треть ширины лестничного пролета. Но ни разу не видел, чтобы ими кто-то пользовался». Статистика какая-то существует по поводу востребованности, или все-таки это такое прочесывание максимальное вот этого пространства, чтобы на каждой станции были пандусы или у каждого подъезда были пандусы? То есть безбарьерная среда, она сплошная. И он продолжает: «Не проще тем же охранникам вменить, например, в обязанность оказывать помощь инвалидам? Хотя про охранников, конечно, маловероятно, чтобы им что-то было вменено помимо охраны. Но статистика существует, где это возможно, где нет?

    В.ФИЛИППОВ: Чуть-чуть отвечу может быть по-другому, не столько про сухую статистику, сколько про вообще подход, общую философию и такую среду человеколюбия. Когда мы говорим, что любому человеку вне зависимости от физического состояния должно быть в городе комфортно, это значит, что мы должны создать такую инфраструктуру, при которой человек может сам себя максимально обслуживать, быть способным к самообслуживанию, не просить охранника, помоги мне, а самому быть способным куда-то проехать.

    Поэтому мы говорим о том, что появляются на всех новых объектах, которые в городе вводятся, транспортные метро, общественные пространства, торговые центры, такие решения, которые позволяют человеку, опорнику прежде всего, человеку с ограничениями по зрению самостоятельно передвигаться.

    Поэтому да, можно сказать, есть лифт на какой-то станции, им никто не пользуется, давайте может быть деньги на них не будем тратить, а будем вменять охраннику, это не совсем человеколюбивый подход.

    Е.ВОЛГИНА: Человеколюбивый подход, действительно что-то философское в этом есть. Владимир пишет: «Знакомый ведет курсы рисования в “Московском долголетии”, пенсионеры очень довольны». Дети выросли, внуки тоже вроде выросли. Хотя есть такие пенсионеры, которые говорят: я детей вырастил, дальше вы сами, а я пойду на курсы кройки и шитья или рисования.

    В.ФИЛИППОВ: Вот! Мы для таких пенсионеров… И слава богу, что такие люди появляются. Потому что один из факторов долголетия, в широком смысле слова продолжительности жизни, качества жизни является фактор востребованности и интереса.

    Е.ВОЛГИНА: Мы постоянно из Японии получаем сообщения…

    В.ФИЛИППОВ: Давайте им ответим, а то у людей уже, видимо, ночь там, ночь в Японии.

    Е.ВОЛГИНА: Нет, не об этом речь.

    В.ФИЛИППОВ: Они в прямом эфире?

    Е.ВОЛГИНА: Нет. Сообщения из Японии в смысле новости. Эта страна вообще считается самой с большим числом людей такого возраста, за 100 — 15 за 105 лет и т.д. У Москвы есть какая-то цель, чтобы московские пенсионеры были впереди планеты всей по долголетию или все-таки нет, о чем речь идет?

    В.ФИЛИППОВ: Конечно, конечно, есть такая цель. Вот смотрите, не вся Япония, а Окинава является одной из четырех так называемых голубых зон земли. Это точки на планете, где количество людей, перешагнувших за столетний рубеж, максимальное на 1000 жителей, и функциональная жизнь этих людей максимальна похожа на жизнь людей в 70, 60… То есть они не чувствуют себя ограниченными по самообслуживанию.

    Е.ВОЛГИНА: В здравом уме и относительно здоровы физически.

    В.ФИЛИППОВ: Сардиния, некоторые местности в Калифорнии и Коста-Рика. Дэн Бютнер, один из мировых исследователей, геронтолог, физиолог, исследователь, автор одного из бестселлера «Голубые зоны земли», он выводит некоторые факторы, которые позволяют людям жить максимально долго.Мы все знаем, что медицина и гены, кто-то говорит 25, кто-то говорит не больше 40 процентов играют роль в долголетии.

    Е.ВОЛГИНА: Остальное — это климат и еда.

    В.ФИЛИППОВ: А все остальное — это образ жизни даже.

    Е.ВОЛГИНА: Климат и еда. Коста-Рика, Сардиния, боже мой, да там, мне кажется, до 250 лет можно жить.

    В.ФИЛИППОВ: Климат, да, конечно, количество солнечных дней и т.д. Но у солнца есть и другие риски — канцерогены, которые для кожи… То есть тоже с солнцем надо быть аккуратнее. Даже люди, которые живут в солнечных местностях, используют крем, который от ультрафиолета защищает.

    Но очень важно, Дэн Бютнер в своей книге (у нас летом был на московском социальном форуме) рассказывал о том, что нужно ограничивать потребление коровьего молока и производных продуктов после тридцати пяти лет.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте мы про это сектантство не будем говорить, я вас умоляю, пожалуйста.

    В.ФИЛИППОВ: Это не сектантство, разные есть подходы. Мы тоже не проповедники. Мы говорим о том, что есть такие зоны на земле, но есть общие правила, почему люди живут долго. Самое главное — это жить с интересом к жизни, иметь позитив видеть в том, что происходит, это же тоже вопрос оценок.

    Е.ВОЛГИНА: Главное, чтобы не причинил добро навязыванием тем, а давайте мы решили в московском правительстве отказаться от молока и вам тоже всем советуем, а даже приказываем, чтобы такого не было тоже.

    В.ФИЛИППОВ: Нет такой истории. Это же вообще вопрос личного выбора. Что мы делаем в «Московском долголетии»? Мы даем возможность в любом районе Москвы любому московскому пенсионеру вне зависимости льготная категория, не льготная, есть у тебя дети, внуки или нет, кем ты был в профессиональной своей жизни, мы даем возможность любому выбрать минимум одно, а максимум на сколько хватит у пенсионера сил и желания, приходить совершенно бесплатно на активность от танцев, английского языка, компьютерных технологий, пения, рисования и чего угодно.

    Из бюджета Москвы мы финансируем занятия с московскими пенсионерами в любых студиях, от 165 рублей в час за каждого пенсионера. При групповых занятиях наши партнеры, которые занимаются с пенсионерами, получают в зависимости от количества пришедших, времени и занятий от нас прямые деньги каждый месяц. У нас сегодня в проекте «Московское долголетие» более 1,5 тыс. юридических лиц, которые пришли в проект, и к которым приходят московские пенсионеры.

    Е.ВОЛГИНА: Я прощу прощения, просто уточнение: деньги — да, рисование — да, театр — да. Но я не услышала в программе про долголетие что-нибудь про медицину, продукты и вообще вот такое сопровождение социального уровня.

    В.ФИЛИППОВ: Долголетие может быть в таком, в широком смысле про образ жизни, сколько воды пить, не знаю, не курить и алкоголь не употреблять, свинину на ночь не есть и т.д.

    «Московское долголетие» как проект — это вопрос про досуг, про интерес к жизни, про новые возможности, про коммуникации. Потому что наш главный конкурент — это диван и телевизор, которые примагничивают иногда людей, если им не нужно заниматься внуками, решать вопросы с детьми или с работой на пенсии. Поэтому наши главные конкуренты — это диван и телевизор.

    Мы говорим о том, что в каждом районе Москвы, если вам хочется, вы можете в любой другой район ездить на занятия, есть возможность в любом из 12 направлений «Московского долголетия» совершенно бесплатно заниматься. Правительство Москвы уже оплатило занятия для вас, поэтому приходите, чтобы зря эти деньги не сгорали.

    Е.ВОЛГИНА: Да, чтобы на следующий год выделили бюджет еще больше, вот так примерно. Ну, чтобы было еще больше людей, которые могут жить дольше.

    В.ФИЛИППОВ: Сегодня в Москве проживают около 3 млн пенсионеров.

    Е.ВОЛГИНА: Это каких? С 55 лет вы считаете?

    В.ФИЛИППОВ: В Москве еще до федеральной пенсионной реформы были сохранены все льготы для пенсионеров, поэтому женщины от 55, мужчины от 60.

    Мы понимаем, что по прогнозам в течение десятилетия пенсионеров в Москве будет порядка 4 млн человек, это связано прежде всего с повышением доступности медицины, в том числе высокотехнологичной медицины, которая в Москве позволяет увеличивать продолжительность жизни.

    Если 10 лет назад у нас продолжительность жизни была чуть больше 70 лет в Москве, средняя, сегодня уже 78. А к 2030 году, через 10 лет, у нас продолжительность жизни будет порядка 86 лет средняя в Москве. Это принципиально меняет и рынок услуг, и социальные взаимоотношения.

    Потому что это не только про продолжительность, это еще про качество жизни. Поэтому мы в опережающем формате идем на вот эти вызовы, и предложили, в 2018 году мэр Москвы ввел такой проект «Московское долголетие», чтобы люди могли знакомиться, общаться, получать интерес к жизни, становиться интересными своей семье, своим детям и своим внукам, потому что это новые впечатления.

    Я больше того скажу, у нас за полтора года проекта «Московское долголетие» порядка 20 пар дошли до загса, которые друг о друге не знали.

    Е.ВОЛГИНА: В смысле?

    В.ФИЛИППОВ: Познакомились на проекте «Московское долголетие».

    Е.ВОЛГИНА: А, понятно!

    В.ФИЛИППОВ: Почувствовали романтические искры друг с другом, проверили свои чувства и дошли до загса. Сколько живет без регистрации брака, я думаю, еще больше, и дай бог, чтобы такая романтика помогала чувствовать вкус к жизни у многих-многих сотен тысяч московских пенсионеров.

    Е.ВОЛГИНА: Я вас прервала на фразе по поводу отказа от молочных продуктов после 35 лет, но все-таки помимо…

    В.ФИЛИППОВ: Нет, понятно, что каждый должен приходить минимум раз в год на медицинские чек-апы, проверять.

    Е.ВОЛГИНА: По-русски?

    В.ФИЛИППОВ: Медицинское обследование. Для того, чтобы понимать, каких микроэлементов не хватает, а каких наоборот — в избытке, например, показатель холестерина и как его снижать. Как нормализовать режим сна, режим питания, где сократить потребляемы углеводы, на какие-то другие продукты сделать акцент — это все очень индивидуально, но современные достижения медицины позволяют практически каждому человеку на ранней стадии, если что-то в организме выявить, вообще безболезненно это вылечить.

    Е.ВОЛГИНА: То есть, получается, вот эти все рекомендации сами пожилые люди могут получить в этих центрах или все-таки… в поликлинику не ходят, для них какой-то день диспансеризации для них есть? Если, опять же, такой акцент есть для пенсионеров.

    В.ФИЛИППОВ: В «Московском долголетии» есть отдельное направление, которое называется «здорово жить». И там можно на него прийти, там есть встречи, лекции про традиционную медицину, про то, сколько нужно шагов пройти или не нужно, как это сделать месте.

    Потому что здоровый образ жизни — это даже не столько медицина и продукты питания, это еще и сообщество, это люди, твои друзья, товарищи и соседи, которые тебя поддерживают. Ну, потому что одному вести здоровый образ жизни не то что даже не интересно, это как-то странновато что ли. Общество не поймет, что ты с кем-то в пятницу или субботу что-то не отметишь, что-то не съешь. У нас же есть такие организационно-культурные паттерны, которые в нашем обществе принято соблюдать. Новый год — это оливье, шампанское.

    Е.ВОЛГИНА: Конечно! Вы сомневались что ли?

    В.ФИЛИППОВ: Да нет, конечно. Мы же все с вами так делаем. Но, в принципе, можно…

    Е.ВОЛГИНА: Или у вас будет зеленый салат на новогоднем столе?

    В.ФИЛИППОВ: Но я не похож на человека, который любит зеленый салат.

    Е.ВОЛГИНА: А я не знаю, может быть вы только начали.

    В.ФИЛИППОВ: В эту секту попал, вы имеете в виду?

    Е.ВОЛГИНА: Да.

    В.ФИЛИППОВ: Нет, нет, нет.

    Е.ВОЛГИНА: Ма говорит: «Наши пенсионеры в 60-65 лет доведены до такого состояния, что до больницы добраться сами не могут. О чем вы говорите?» Я по-другому задам вопрос.

    В.ФИЛИППОВ: Если кто-то довел своих пенсионеров до такого состояния, нужно конкретно помочь. И очень важно, чтобы дети заботились о своих взрослых.

    Е.ВОЛГИНА: Это понятно. Я не об этом говорю сейчас. Я немножко перефразирую вопрос слушателя. Моей бабушке, например, 85, живет в Подмосковье. И там существует отдельная программа… Там пересчитали всех людей, которым за 80 уже. Как она про себя говорит, что как мамонты фактически. И для них существует определенная программа, например, вызова скорой.

    Они спрашивают: сколько вам лет? Если 80, скорая приезжает в течение 2-3 минут. Но какая-то такая система существует, ей об этом тоже говорили. Соответственно, соцработники… Вот здесь какой-то подход определенный к людям, например, старшего возраста при вызове скорой, он существует или все-таки как-то по этой программе…? Опять я вас планово к теме медицины и высокотехнологичного всякого оборудования, которое используется для помощи этим людям, есть или нет?

    В.ФИЛИППОВ: Абсолютно точно есть. Москва по мировым рейтингам в конце этого года, буквально два месяца назад делала независимое исследование Ernst & Young по-моему, и Москва по организации скорой неотложной помощи вошла в топ-3 среди мировых мегаполисов и по скорости доезда, и по оснащенности. У нас действительно крутая, надежная скорая медицинская помощь.

    У многих даже друзей, товарищей, кто для детей, кто для себя когда вызывают скорую по добровольной страховке, потом иногда говорят, что наша московская городская быстрее приезжает и помощь оказывается квалифицированней.

    Но у нас в Москве 130 тысяч минимум, то есть больше 130 тысяч человек пользуются услугами социальных работников, в основном это, конечно, люди в преклонном возрасте, которые одиноки, либо одиноко проживающие и, конечно, они у нас на особом учете.

    Е.ВОЛГИНА: Спрос есть на соцработников, да?

    В.ФИЛИППОВ: Большой спрос на соцработников. И вообще устроиться соцработником не так просто. Наши соцработники очень держатся на свои места, потому что и зарплата значительно выросла.

    Е.ВОЛГИНА: Сколько получают?

    В.ФИЛИППОВ: Я думаю, что с начислениями, если взять со всеми премиями и т.д., то получают минимум 65 тысяч рублей.

    Е.ВОЛГИНА: 65 тысяч рублей соцработник, который приходит к пенсионерам, убирается, помогает, курирует?

    В.ФИЛИППОВ: Да, да.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте после новостей продолжим. У нас в гостях Владимир Филиппов, замглавы департамента труда и соцзащиты населения города Москвы. Информационный выпуск, потом ваши вопросы и еще что-то найдем, что обсудить.

    НОВОСТИ

    Е.ВОЛГИНА: Это программа «Умны парни», мы продолжаем. С нами Владимир Филиппов, замглавы департамента труда и соцзащиты населения города Москвы. Говорим о долголетии в Москве, о досуге для пенсионеров. И тут, кстати, кому-то так понравилось, что говорит: «Хочу быть пенсионером».

    В.ФИЛИППОВ: Будете, если будете соблюдать режим дня, правильное питание и переходить дорогу только на зеленый свет.

    Е.ВОЛГИНА: Например. И еще смотреть по сторонам в любом случае. «Есть статистика, сколько пенсионеров посещают данные центры?» — Алексей спрашивает. Вот эти центры досуга, долголетия.

    В.ФИЛИППОВ: У нас эта неделя стала особенно приятной. Уже говорил, что 2,7 млн у нас пенсионеров в Москве. Если вычесть из этого числа тех, кто из дома не выходит в силу болезни и т.д., то у нас сегодня минимум один раз в неделю приходит на занятия более 200 тысяч пенсионеров. То есть это уникальных пользователей по городу.

    А всего за время проекта больше 300 тысяч человек приняли участие в проекте. 200 — это наш актив, это люди, которые за последнюю календарную неделю минимум один раз пришли не на одно занятие. Слава богу, что огромное количество пенсионеров ходят не только на одно занятие, ходят на два, на три, кто-то ходит на физическую активность, учит английский язык, ходит на рисование, кто-то ходит на танцы. В общем, у нас такой актив — 200 тысяч.

    Е.ВОЛГИНА: Психологи. Была идея, например, психологов тоже привлекать к такой работе? Это просто в качестве предположения, потому что у человека существуют определенные жизненные циклы: кризис двадцати пяти, кризис сорока, кризис шестидесяти. И я насколько знаю, у мужчин тоже такое бывает, когда юбилей 60 лет, он такой: ну, что же делать? Вроде бы и специалист, и все такое, но потом: а вот оно что? А в 60 он смотрит в паспорт… Как вы считаете, необходимо это или действительно достаточно того досуга, который вы предлагаете, и, в принципе, тогда вот эта тревога у человека нивелируется?

    В.ФИЛИППОВ: В новых наших социальных центрах в Марьиной Роще, на Сущевском Валу, 31, на Сергия Радонежского в Таганском районе, на Краснобогатырской улице наши психологи московской службы психологической помощи тоже работают.

    Е.ВОЛГИНА: Есть все-таки? Вот!

    В.ФИЛИППОВ: Туда можно прийти и с ними поговорить, но это не самое главное. Вообще нужно меньше фокусироваться на том, что в каком-то возрасте по мнению английских ученых наступает такой-то тип кризиса. У шотландцев могут быть свои взгляды на это, они могу дистанцироваться — не английских… Деликатно с ними надо.

    И если вы живете интересной жизнью, вам нравится то, что вы делаете, то вам никакие кризисы особо не страшны. Я сколько себя помню, вот в 1989 году пошел в школу, мы все какого-то кризиса ждали и вспоминали, что вот раньше было хорошо, а вот сейчас… Потом в девяностые годы ждали проблемы-2000, может быть наши помоложе слушатели этого уже не помнят. Потом ждали еще проблему-2003, когда инфраструктура у нас якобы вся грохнется и чего-то в стране будет не слава богу. Поэтому все эти такие рассказы, что такой кризис или он есть, или он будет, это давайте оставим астрологам или еще кому-то. Жизнь у нас одна, она проходит, и каждый день ее надо жить интересно.

    Е.ВОЛГИНА: И еще жить так, чтобы было здоровьишко тоже. Я читала, что у вас есть такая история, которую вы активно продвигаете, и я так понимаю, что будете продвигать в следующем году, называется Ассамблея то ли Москва, то ли здоровая столица, поправьте меня, что-то такое.

    В.ФИЛИППОВ: Все так.

    Е.ВОЛГИНА: Это про что? Это про медицину для пенсионеров или это про медицину для всех? Чтобы все имели представление, что это такое.

    В.ФИЛИППОВ: 17 лет подряд в Москве собирались раз в год в конце года топовые врачи, топовые ученые, которые обсуждали, по сути консилиум врачебный, свою узкопрофильную историю, связанную с развитием медицины.

    В этом году было принято решение, чтобы ассамблея «Здоровая Москва» стала интересной и полезной не только для профессионального сообщества врачей, хотя для них она тоже останется нужной и важной, но еще и стала открытой для широкого круга аудитории, чтобы любой москвич вне зависимости от возраста мог прийти и посмотреть, что происходит со здравоохранением на самом деле.

    Е.ВОЛГИНА: Посмотреть или все-таки на себе почувствовать?

    В.ФИЛИППОВ: Разные вещи. Конечно, на ассамблеи надо посмотреть. На себе почувствовать надо в поликлинике или, не дай бог, в больнице или еще где-то. Здесь посмотреть, увидеть. И с 16 по 19 января практически, спустя неделю после того, как закончатся новогодние праздники, в 75 павильоне ВДНХ абсолютно свободно (это самый большой павильон выставочный) будет работать ассамблея «Здоровая Москва», куда приезжают нобелевские лауреаты, ученые со всех стран мира, наши ведущие внештатные специалисты и руководители федеральных, частных московских клиник.

    По разным тематикам. Мы будем показывать, как модернизируются московские поликлиники, что будет с московскими клиническими больницами. Показываем уже результаты, которые есть. Будем говорить о самых острых проблемах. То есть такой большой московский городской форум про тему здоровья.

    Мы будем говорить, как здоровье сохранять, как здоровье поддерживать, так и о том, какие есть современные технологии в Москве сегодня, которые позволяют, если вовремя любое заболевание подхвачено, его не допустить до каких-то уже необратимых историй.

    Е.ВОЛГИНА: Но туда кто приходит? Туда специалисты этой сферы приходят?

    В.ФИЛИППОВ: Туда могут прийти и специалисты московской медицины, и специалисты из регионов, из других стран. У нас 22 страны ожидается на форуме. Также любые москвичи. Потому что мы делаем выставку, которая ориентирована прежде всего к широкой аудитории. Мы показываем доступным и понятным языком, что происходит в московском здравоохранении.

    Е.ВОЛГИНА: Вот! Просто маленькое уточнение. У меня сразу возникает такая метафора, когда идешь вдоль витрины дорогого магазина, там все светится, красиво, думаешь: как красиво. В.ФИЛИППОВ: Потемкинских деревень не будет.

    Е.ВОЛГИНА: А внутрь заходишь, понимаешь, денег не хватает, например, на такую-то сумку или такие-то туфли. В данном случае действительно соотношение того, что представляется или планов и соотношения с реальностью, оно все-таки действительно один в один?

    В.ФИЛИППОВ: Оно практически 100%. Мы не показываем несбыточные планы. Мы не показываем идеи. Мы показываем то, либо что уже сделано, либо то, что будет сделано в 2020, максимум в 2021 году. То, что начинает с конкретными адресами, с конкретными направлениями в здравоохранении, и как раз рассказываем о том, что образ жизни — это главное в продолжительности жизни, главный базис продолжительности жизни.

    Поэтому я хочу всех наших слушателей пригласить на сайт moscowhealth.ru либо в поисковике набрать: ассамблея «Здоровая Москва», посмотреть, кто из спикеров по каким темам в какое время вам интересен. Где-то нужно зарегистрироваться, где-то можно в свободном формате прийти послушать лекции.

    Е.ВОЛГИНА: И просветиться.

    В.ФИЛИППОВ: Понять про себя, да. У нас, например, приезжает Есинори Осума, это нобелевский лауреат, автор книг по связи здоровья и питания, как раз то, что волнует и самое простое.

    Е.ВОЛГИНА: ЗОЖ.

    В.ФИЛИППОВ: ЗОЖ — это много факторов. Питание — один из основных. Нобелевский лауреат прилетает, у него будет открытая лекция, он будет отвечать на вопросы, давать консультации. Мы пригласили тех специалистов, которые вообще не в доступе, которые редко бывают в России и в Европе, и вообще как ученые сфокусированы на своих исследованиях и не так часто выходят в широкую публику. А здесь есть возможность у всех, кто в Москве в эти дни будет, прийти, послушать, увидеть, задать вопросы, почитать книги.

    Потому что очень много человечество уже изобрело. Наша проблема в том, что мы не всегда знаем, что это изобретено, и не всегда пользуемся. То есть как часто говорят, все хотят жить по-другому, но не все хотят меняться. Так и здесь. Мы форум делаем именно про то, что достаточно просто жить долго, интересно и быть здоровым.

    Е.ВОЛГИНА: 73-73-948. Надевайте наушники. Слушаем вас. Здравствуйте. Ваш вопрос нашему гостю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы меня слушаете?

    Е.ВОЛГИНА: Слушаем внимательно. Я хотел бы задать ведущему…

    Е.ВОЛГИНА: Ведущему не надо, гостю надо вопрос задавать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вашему гостю вопрос. Вы напомнили о детях войны. Я бы хотел сказать, что хотя бы сиротам войны уделили какое-то внимание.

    Е.ВОЛГИНА: Какое внимание хотите, чтобы уделили сиротам войны?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, материальная помощь.

    Е.ВОЛГИНА: В каком объеме?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Объем — это как возможно для московского правительства.

    Е.ВОЛГИНА: Может быть три рубля, а может быть тридцать три рубля, все-таки это разница.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: При данных ценах речь идет не о рублях, а о тысячах. Это первый вопрос. И внимание им в плане льгот каких-то. Ведь, по сути дела, мы начали работать, сироты войны, в 10-12 лет. И если это интересно, допустим, для редакции «Говорит Москва», я готов бы выступить.

    Е.ВОЛГИНА: Вы уже выступили. Спасибо. Льготы и материальная помощь? Сироты войны.

    В.ФИЛИППОВ: Дети войны — это категория, которая в федеральном законодательстве отсутствует, но тем не менее, мэр Москвы, Московская городская дума пошли на то, чтобы с двадцатого года эта категория получала дополнительные ежемесячные выплаты. И с 1 января они уже будут начислены.

    Но мы должны понимать, что значительная часть льгот уже распространяется и на ветеранов труда, и на пенсионеров, и на тружеников тыла, и на людей, имеющих ту или иную группу инвалидности. Поэтому если смотреть в совокупности, то есть льготы на ЖКХ и на медицину, и т.д., но кроме того у нас в Москве введен, мы единственный регион, которые ввели социальный стандарт московского пенсионера. И если ты живешь в Москве, то никто из московских пенсионеров, кто живет в Москве минимум 10 лет, не получает пенсию ниже 19,5 тыс. рублей в месяц.

    Е.ВОЛГИНА: 19,5 тыс. рублей в месяц, любопытно. Но это все вместе с московскими надбавками, со всеми делами?

    В.ФИЛИППОВ: Да. Потому что пенсия — это прерогатива Пенсионного фонда Российской Федерации.

    Е.ВОЛГИНА: Да.

    В.ФИЛИППОВ: Москва как субъект федерации пенсиями не занимается, но мы занимаемся пенсионным сопровождением.

    Е.ВОЛГИНА: И доплатами, соответственно, какими-то?

    В.ФИЛИППОВ: Вот эта вся разница между пенсиями, которые едины на всю страну, и московскими, это такая добрая воля Московской городской думы и мэра Москвы. И мы это должны понимать, что вот у нас с этого года 19,5 тыс. — это минимальная в широком смысле пенсия, конечно, это не пенсия, выплата, которую ежемесячно получают московские пенсионеры.

    Е.ВОЛГИНА: 73-73-948. Давайте вас послушаем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Светлана. Я из Москвы. Я не пойму, товарища представили как из департамента соцзащиты.

    Е.ВОЛГИНА: Замруководителя, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … временно на другой поляне.

    Е.ВОЛГИНА: Светлана, вопрос ваш конкретный?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мой вопрос: почему вы утратили многие позиции?

    Е.ВОЛГИНА: Какие?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Например, раньше я ехала за ортопедической обувью в сопровождении, выделялась машина. Сейчас этого нет. Выпустить обувь… Москва платит за обувь, Собянину спасибо, огромные суммы, но их может получить только тот, у кого они есть. Потому что у нас товарищ Петросян оплачивает чеки. А где с пенсии 19 тысяч возьмешь…?

    Е.ВОЛГИНА: Это называется субсидирование, понятно.

    В.ФИЛИППОВ: Светлана, справедливый вопрос. Сейчас мы занимаемся тем, чтобы скорректировать выдачу, вообще всю процедуру, связанную с техническими средствами реабилитации. И департамент в двадцатом году и сейчас уже мы этим занимаемся очень предметно, внимательно. Есть вопросы, связанные с тем, что часть финансирования идет через федеральные стандарты и все остальное идет из московского бюджета. И московский бюджет, между прочим, доплачивает даже больше, чем денег выделят из федерального бюджета.

    Но проблемы действительно есть, вы абсолютно правильно, так же как мы, сейчас ее увидели. Мы совместно с общественными организациями ее отрабатываем, чтобы с двадцатого года вам было комфортнее эту помощь получить.

    Е.ВОЛГИНА: Я так поняла, что у Светланы основной вопрос какой? Что как бы субсидирование идет, то есть компенсация денежных затрат, а у человека, в принципе, изначально нет денег, чтобы купить.

    В.ФИЛИППОВ: Есть два формата: можно прийти в наши социальные центры и получить те технические средства реабилитации, которые закуплены. Но не всегда они конкретно подходят, кто-то хочет какую-то свою марку, то, что ему комфортнее. И тогда человек может сам купить, принести чеки и счета, мы их оплачиваем.

    Но также есть проблема с тем, что не весь порядок цен, которые мы признаем… В общем, тут есть вопросы, над которыми мы работаем. И Светлана, и те, кто в такой же ситуации находятся, знают, о чем я говорю.

    Е.ВОЛГИНА: Двадцатого года дождитесь, там что-то вам обещают такое, что-то получше будет. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей Алексеевич.

    Е.ВОЛГИНА: Сергей Алексеевич, пожалуйста, вопрос.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Владимир, в Госдуме в октябре этого года выступала аудитор Счетной палаты. И он там приводил цифры по России, неприглядную картину с обеспечением инвалидов техническими средствами реабилитации. А в Москве как эта ситуация? Какова длительность ожидания, получения? Я слышал, что там практически все импортное что ли, у нас своего ничего нет?

    В.ФИЛИППОВ: Я так понял, вы, наверное, сами технические средства реабилитации не получаете и слава богу. Но мы исходим из того, что москвичам, которые нуждаются в технических средствах реабилитации, необходимо предоставлять максимально комфортное, лучшее, что на сегодняшний день человечеством изобретено.

    Мы все патриоты и все любим нашу страну, но если человеку необходимо то, что по тем или иным причинам мы пока в нашем отечестве не производим, значит нужно…

    Е.ВОЛГИНА: Сколько ждать?

    В.ФИЛИППОВ: Считается, что в течение года все получают все, что необходимо, вот такой очереди, переходящей на другой год, нет. Но тоже мы сейчас проверяем все административные регламенты и сроки, чтобы действительно адресно видеть, что все всё получают.

    Е.ВОЛГИНА: 73-73-948 — это телефон прямого эфира. Вас давайте послушаем. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы знаете, а у нас Москва как будто на другом государстве или на другом полюсе мы.

    Е.ВОЛГИНА: И что? Вопрос какой?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, это хорошо, что заботятся.

    Е.ВОЛГИНА: Хорошо, что заботятся, но плохо, что вы не задаете свои вопросы. 73-73-948. Слушаю. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Елена. Москва. Я очень благодарна соцзащите за возможность поехать в санаторий, практически ежегодно.

    В.ФИЛИППОВ: В Судак вы ездите или куда?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В разные места. Я уже почти десяток лет на пенсии, посетила много санаториев. Я замечаю, что администрация санаториев начинает к нам как-то плохо относиться. То есть я вижу ухудшение этого обслуживания санаторного внутри санатория. И я хотела бы вас спросить, вот я, приехав в санаторий, какие имею рычаги, я не знаю, воздействия на этот санаторий? Чем я могу воспрепятствовать этой иногда плохой кормежке, иногда отсутствию каких-то процедур, иногда просто какому-то, я не знаю, заселению в самые худшие номера и т.д.? Спасибо большое.

    Е.ВОЛГИНА: Спасибо большое. Шантаж и угрозы, наверное. Что еще?

    В.ФИЛИППОВ: Надо сказать, что это не такая тотально сплошная проблема, но, к сожалению, ваше обращение и реплика не единственная. Мы сейчас тоже, новому руководству департамента поставлена задача, смотрим, как процесс… даже понимаем, как в двадцатом году этот процесс переформатировать, чтобы и процедура получения путевок, и контроль за качеством услуги по отдыху, по санкуру, по реабилитации, она была по сервису сопоставима с нашими с вами ожиданиями.

    XIX век, Москва, денег хватает, а когда, вы правильно говорите, выезжаете в санаторий где-то в регионы, сервис хромает. Поэтому мы понимаем, как сейчас простимулировать наших партнеров в этих базах работать по нашим московским стандартам. Мы несколько лет назад сделали с детским отдыхом. Думаю, что сделаем за двадцатый и двадцать первые годы и с отдыхом нашего старшего поколения.

    Е.ВОЛГИНА: А кто, кстати, путевки имеет возможность получать?

    В.ФИЛИППОВ: Ветераны Великой Отечественной войны, ветераны труда, лица, имеющие инвалидность. То есть периодичность по каждой категории разная, разные сроки.

    Е.ВОЛГИНА: Два раза в год? Год?

    В.ФИЛИППОВ: По разным категориям разная. Для ветеранов Великой Отечественной войны практически все, что необходимо; для тех, кто по инвалидности едет, если это оздоровительный отдых – одна история, если это реабилитация и санкур — это другая история по назначению, по индивидуальной программе реабилитации. Но город эти деньги имеет, более того, к федеральным деньгам мэр выделяет денег даже в два с лишним раза больше, чем выделяется по федеральным нормативам.

    Е.ВОЛГИНА: Сейчас много говорится про национальные проекты и люди, которые разбираются в этом, они говорят, что был такой недочет, что пересечение программ существует, условно, нацпроект «демография» — это одно, но при этом есть нацпроект «здравоохранение», как-то так.

    Вот здесь, когда вы говорите, например, про доступную среду для пенсионеров, хорошее обслуживание и т.д., вы взаимодействуете с другими департаментами и органами власти в Москве, чтобы все-таки это было в единую цепочку? Я понимаю, что каждый департамент стремится отчитаться о том, что он сделал хорошего, но иногда получается, либо функции дублируются, либо, что называется коса на камень находит, и как вы сделали так, а вас коллеги, например, не услышали или просто они не знали о том, что вы делаете, координация между органами власти…?

    В.ФИЛИППОВ: У нас в правительстве Москвы координация — это вообще основа корпоративной культуры общей. Для мэра всегда важно, когда департаменты все работают вместе, слаженно, и не каждый первый добегает и говорит «вот я молодец, вот я сделал», нет такого, это вообще не про нас.

    Поэтому если мы говорим о приспособлении среды в подъездах, то это наше управление соцзащиты в административных округах, это управы и префектуры, это департамент жилищно-капитального хозяйства, департамент капремонта, многие другие службы.

    То же самое и с ремонтом квартир ветеранам, здесь и наш комплекс социального развития, и комплекс жилищно-коммунального хозяйства, мы работаем все вместе.

    Е.ВОЛГИНА: Ипатий говорит: «Что делается для детей, находящихся на попечении без родителей? Ребенок 14 лет на попечении, за все время два раза позвонили, предлагали билет на елку и все». Уведомительный характер помощи или заявительный, наверное, об этом речь идет. Что делается для детей… Это социальное сиротство называется.

    В.ФИЛИППОВ: Конечно, у нас большая программа поддержки для сирот. У нас только 7 или 8 процентов детей-сирот, которые находятся в детских домах, все остальные находятся в семьях или в опекунских, либо в приемных, патронатных и т.д. Вы смотрите по вашей ситуации с вашим районным органом опеки. Если вам что-то необходимо, вам, конечно, все обязательно объяснят, расскажут.

    Е.ВОЛГИНА: То есть это заявительный характер все-таки, а не уведомительный. Потому что очень часто, так как общество все-таки российское отличается тем, что это довольно патерналистское, что вот нам дали, то мы принимаем или не принимаем, а здесь, я понимаю, надо заявлять как-то, да?

    В.ФИЛИППОВ: У нас общество очень любит заявлять. Мы с вами живем в нашей стране и понимаем, что многие приходят всегда… Зайдите, пожалуйста, в свои районные органы опеки, есть сотрудник, который вас специально ведет. Я даже удивлен. Если вы мне вне эфира дадите ваши контакты, мы с вами посмотрим, что за ситуация.

    Е.ВОЛГИНА: Ипатий, напишите, как связаться, обещают разобраться. Здравствуйте. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: День добрый. Вадим. Подмосковье. Я свежий пенсионер. Я тружусь, все такое, не собираюсь сдаваться. И в этой связи такой вопрос-намек, почему такой существует гигантский пробел в политике пенсионной. Во-первых, подняли… А пенсионера практически выкидывают из жизни…

    Е.ВОЛГИНА: Куда? Вы куда-то пропадаете просто. Я прошу прощения, но это не я, нет. Это не цензура. У вас просто действительно куда-то пропадает звук. Свежий пенсионер. Отсутствие информации рождает тревогу. Куда деваться свежему пенсионеру, чтобы не чувствовать, что он на обочине жизни?

    В.ФИЛИППОВ: Смотря, что нужно, туда и обращаться.

    Е.ВОЛГИНА: Вам везде ответят, помните это. Я слушаю вас. Здравствуйте. Вы не хотите говорить. Товарищи, вот у меня рождает тревогу, когда звонят незнакомые номера, первый дозвон, второй дозвон и вы молчите. Давайте вас послушаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Я сама инвалид, у меня сын инвалид, ему 47 лет, он инвалид детства. С десятого года я добиваюсь того, чтобы мы могли выйти из подъезда. У нас нет доступной среды. У меня были письма в департамент.

    В.ФИЛИППОВ: А где вы живете, в каком районе?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я живу в районе Ломоносовки, Юго-Западный округ. У меня было письмо в департамент социальной защиты написано в одиннадцатом году. Мне дали ответ, что меня поставили на очередь, и в четырнадцатом году нам должны сделать какую-то доступную среду.

    В.ФИЛИППОВ: Оставьте, пожалуйста, свой контакт.

    Е.ВОЛГИНА: Я уже написала. Если что, вы обещаете разобраться с этим делом?

    В.ФИЛИППОВ: Да.

    Е.ВОЛГИНА: Но, понимаете, это же тоже проблема. То есть людей поставили на очередь, то есть система как-то работает, но в результате у человека шанс исправить свою ситуацию, решить свою проблему, дозвонившись либо президенту на прямую линию, либо на радио тоже на прямую линию. Вот как с этим быть?

    В.ФИЛИППОВ: Меняем ситуацию. Благодаря тому, что современные технологии, анализ больших данных позволяет нам как-то проактивно самим даже видеть, где могут быть точки напряжения. Все, что говорят наши слушатели, практически со всем можно согласиться.

    Значит ли это, что ничего не нужно делать? Да наоборот, надо делать еще больше и внимательнее смотреть. Вот адресно сейчас посмотрим в этих обращениях. И систему правда, корректируем. Мы с вами можем встретиться в конце двадцатого года и послушать, что поменялось. Мы стараемся.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus