• СОЗДАТЕЛЬ ИГРЫ WORLD OF TANKS

    10:00 Янв. 17, 2020

    В гостях

    Вячеслав Макаров

    Лидер «Партии прямой демократии», бывший директор по продукту World of Tanks

    А.ОНОШКО: 10 часов 5 минут. В студии Анастасия Оношко и  Вячеслав Макаров — бывший директор по продукту компании… А это компания так называется World of Tanks?

    В.МАКАРОВ: Игры World of Tanks.

    А.ОНОШКО: Будем говорить так: игры World of Tanks. Который буквально недавно ушел из этой компании и объявил о создании «Партии прямой демократии». Сейчас в студии мы на этот счет будем беседовать. Здравствуйте.

    В.МАКАРОВ: Здравствуйте.

    А.ОНОШКО: У меня первый вопрос, это не шутка, это абсолютно серьезная идея, которую вы планируете развивать, — вы подали в Минюст уведомление или что надо делать, когда ты хочешь партию создать?

    В.МАКАРОВ: Мы подаем в Минюст уведомление, потом получаем от него подтверждение, что это уведомление получено, делаем публикацию в одной из газет в соответствующем списке подходящих, и в этот момент можно считать, что наш оргкомитет существует.

    А.ОНОШКО: Публикация становится отправной точкой для дальнейшей публичной деятельности формально?

    В.МАКАРОВ: Формально — да.

    А.ОНОШКО: Но вы еще не делали публикаций?

    В.МАКАРОВ: Нет.

    А.ОНОШКО: Запланировали уже?

    В.МАКАРОВ: Да, запланировали.

    А.ОНОШКО: Когда и где, еще не понятно?

    В.МАКАРОВ: Нет, конечно.

    А.ОНОШКО: Когда ваш первый съезд?

    В.МАКАРОВ: Мы сейчас целимся в март, мы надеемся, что это будет 5 марта. Ну, понятно, что по тем или иным организационным соображениям дата может измениться.

    А.ОНОШКО: Скажите, пожалуйста, вы в одном из интервью говорили о том, что игра, в которой вы работали, которой вы занимались, все танки уже практически описаны (вы брали исторические модели), и в этом смысле развитие игры дальнейшее будет, но оно уже будет не в смысле дополнения, а в смысле разных режимов игры. То, что вы оттуда ушли, значит ли это, что вы почувствовали, что игра достигла своего предела, и дальше будет существовать, но уже не так?

    В.МАКАРОВ: Игра наверно давно достигла своего предела. Мы достаточно ровно существуем уже много лет. Скорее, в какой-то степени было ощущение, что повторяешь одно и то же последние несколько лет. Так или иначе, есть игровой цикл годовой, в котором стоят разные развлечения для игроков на разные праздники — отметили Новый год, отметили Хэллоуин, придумали, чем поздравлять с 9 Мая, чем разыграть на 1 апреля. И такой — господи, сколько же можно!  

    А.ОНОШКО: Я вас понимаю. У новостников то же самое: каждый год — День космонавтики, каждый год — Новый год и так далее. Один вопрос по поводу развития IT, а дальше перейдем к прямой демократии. AR, Versus VR, что победит?

    В.МАКАРОВ: AR.

    А.ОНОШКО: AR победит.

    В.МАКАРОВ: Конечно.

    А.ОНОШКО: Когда там будет хотя бы 20% пользователей?

    В.МАКАРОВ: Там сейчас непонятно совершенно. Мы упираемся, к сожалению, в неготовность технологии, что VR, что AR; очки тяжелые, здоровые, непригодные для долгого ношения. Скорее всего, что-то похожее на правду работоспособное появится через несколько лет, не раньше.

    А.ОНОШКО: Понятно, спасибо за ответ. Для слушателей — AR (augmented reality), VR (virtual reality). Augmented reality наш сегодняшний гость Вячеслав Макаров, директор успешного продукта игры World of Tanks считает, что лучше будет, большее развитие получит.

    У вас возникла идея создания такой партии в России.

    В.МАКАРОВ: Всё так.

    А.ОНОШКО: У вас есть российский паспорт. Вы росли (как мы выяснили до эфира) вовсе не в Минске, как некоторые думают, а в регионе Москвы.

    В.МАКАРОВ: В Минск я переехал только для того, чтобы заняться разработкой игры.

    А.ОНОШКО: Потом вы работали на Кипре, сейчас вы вернулись. Как вы пришли к этой идее, зачем вам эта партия? В чём ее главная мысль?

    В.МАКАРОВ: Мы с партийными коллегами вчера пытались сформулировать коротко нашу мысль. Сформулировали примерно так: наша цель — вернуть народу политику. Сейчас поясню более развернуто. Так исторически сложилось, что когда у нас происходят выборы депутата, и это верно не только для России, но и для большинства других стран, особенно для выборов по партийным спискам, для избирателей не существует никакой возможности, по крайней мере серьезной, в дальнейшем повлиять на его деятельность. По сути, проголосовав на выборах, избиратель на весь срок действия полномочий отдает свой голос полностью и никак уже не может повлиять на происходящее.

    Для того чтобы была возможность повлиять на происходящее в стране после этого, существует такой механизм как референдум. Такой механизм как референдум технически очень сложен. Надо собрать много подписей, очень сложно собрать новую комиссию по проведению референдума, напечатать бюллетени. 

    А.ОНОШКО: Он очень дорогой.

    В.МАКАРОВ: Это очень дорогая история. Иногда в больших, важных моментах для государства оно срабатывает. Последний очень заметный пример, где граждане реально повлияли на политику и, по сути, на весь ритм политической жизни, — это Великобритания, где прошло голосование по Brexit. И оно до сих пор, последние два года, влияет на всё, что происходит внутри британского политического процесса.

    Здесь есть следующий момент: если то, как устроена выборная демократия представительская сложилась исторически, оно сложилось, в первую очередь, по достаточно простым обстоятельствам — нет возможности у государства собрать людей в одном месте и спросить, что вы хотите? Поэтому нужна система бюллетеней, избирательных комиссий. По сути, люди вынуждены делегировать своего представителя в одно место, просто потому что технически невозможно никак иначе это организовать.

    Мы сейчас внезапно оказались в мире высоких технологий, интернет-коммуникаций. Сейчас технически при одновременном желании государства провести референдум в электронном виде и согласия граждан проголосовать на референдуме в электронном виде — этот референдум будет стоить достаточно дешево. По сути, требовать от гражданина идентификации своей личности, благо современные смартфоны с камерами, со считыванием отпечатков пальцев и так далее позволяют сделать это достаточно уверено, и собственно нажатие кнопки «за что голосуют» — довольно дешево по сравнению с печатанием бюллетеней, собранием комиссии и так далее.

    А.ОНОШКО: Парламенты же будут тогда не нужны, верно? Зачем они нужны будут? Хорошая мысль.

    В.МАКАРОВ: Здесь я бы немножечко возразил. Парламент — полезная штука, почему? Разумеется, граждане не могут каждый день полностью быть погружены в каждый законодательный вопрос, и парламент как законодательная власть сам по себе полезен. Это уже даже не столько властный механизм, сколько механизм подготовки законопроектов, формирования достаточно вменяемых. И в этом смысле эта функция нужна. А вот принятие окончательных решений, да, всё верно, можно в значительной степени переместить в сторону народа.

    Но в этом смысле прямая демократия, прямое народовластие в значительно большей степени является дополнительным усиливающим механизмом для так называемой четвертой власти — прессы. Как это работает? Некоторое время назад, лет пятьдесят, во времена какого-нибудь Уотергейтского скандала, вскрытие прессой коррупционных схем приводило часто к падению правительства. Почему приводило, потому что народ читал в прессе сведения, выходил на улицы, начинал протестовать. С тех пор произошло достаточно много удивительных технологических чудес. Во-первых, если раньше газет было достаточно мало, просто чисто физически организация печати газеты была очень сложным процессом, в некотором роде пиком технологий, то сейчас средство массовой информации заводит себе любой, кто создает блог в интернете. И это размытие с прессой централизованной приводит к тому, что влияние каждого отдельного печатного издания, радио, телевидения падает.

    С другой стороны, власть законодательная и исполнительная научились с прессой намного лучше работать. Появились механизмы пиара, механизмы не явного влияния на прессу, механизмы, при которых госкомпании покупают радиостанции, и так далее.

    Еще с одной стороны, извините за деликатную подробность, но во многих странах мира власть научилась намного лучше разгонять уличные протесты. Если мы посмотрим на Францию, выходят «желтые жилеты» каждую неделю против чего-нибудь протестовать, их французская полиция радостно бьет, и дальше ничего не происходит. В целом это ведет к тому, чтобы власть услышала протест со стороны народа — народ вынужден вести себя всё более агрессивно. И в конце концов это превращается реально в уличное побоище, что в целом, согласитесь, очень нездоровая история для всех участников. И главное, победа уличного протеста сразу превращается в развал государства. 

    А.ОНОШКО: На чью сторону встанет полиция.

    В.МАКАРОВ: Может быть, мы можем попробовать пропустить этот весь неприятный, мучительный процесс и сделать всё несколько проще. Появились доказательства коррупционной схемы, возникло народное требование кого-нибудь снять, проведено народное голосование — кого-нибудь сняли.

    А.ОНОШКО: Я сразу представляю себе ответ потенциальной жертвы такого голосования. Они скажут: так это же любую фальсификацию можно допустить. А потом придут другие и скажут: давайте сделаем факт-чекинг и покажем, что было так или не так. Это просто приведет к длительному разбирательству, а люди будут думать, кто там на самом деле…   

    В.МАКАРОВ: Вы так говорите, как будто в этом есть что-то плохое.

    А.ОНОШКО: Нет, в этом всё хорошее, конечно.

    В.МАКАРОВ: То есть как раз публичная дискуссия о том, что происходит, автоматически превращается в дополнительный к прямому голосованию механизм, который нужно создать.

    А.ОНОШКО: Еще бы налоговую к этому привлечь, чтобы она, как Мишустин предлагает, видела не только доходы, но и расходы. И она бы выступала в качестве декларатора для публичных лиц и говорила: этот человек расходует чуть больше, чем получает.

    В.МАКАРОВ: В целом, какие данные, как предоставлять экспертам для обсуждения — это вообще отдельный вопрос и тот вопрос, на который мы сейчас вообще не готовы отвечать. Есть идея и эту идею нужно прорабатывать, чем собственно мы планируем заниматься. Потому что помимо вопроса, который вы сейчас упомянули, есть еще вопросы, о, ужас, технологические. Современный интернет устроен так, что позволяет мониторить довольно много всяких вещей.

    Голосование все-таки сейчас конституционно подразумевается в большинстве таких ситуаций закрытое. Таким образом, нам нужно с одной стороны удаленно опознать человека и быть уверенным, что он уникален…

    А.ОНОШКО: И сохранить анонимность.

    В.МАКАРОВ: С другой, сохранить анонимность его голоса. Современные технологии, я в частности упоминал блокчейн, в некотором роде позволяют… не только они. Блокчейн — это скорее механизм уверенного фиксирования получившегося результата. Есть набор других безопасных технологий, связанных с современным шифрованием, которые, кажется, позволят такое сделать. Это опять же большая технологическая задача.

    А.ОНОШКО: Еще нерешенная.

    В.МАКАРОВ: Не то, что нерешенная, ее никто не пытался решать, потому что такой задачи никто не ставит перед собой.

    А.ОНОШКО: То, что мне удалось вычитать, очень скупы на самом деле публикации про вашу идею. Что вы хотите сделать приложение, его разработка примерно оценивается в 1 миллион рублей.

    В.МАКАРОВ: Долларов.

    А.ОНОШКО: Миллион рублей мне показалось очень мало. Долларов, правильно. Вы будете заниматься, вы будете контролировать процесс создания этого приложения, я правильно понимаю?

    В.МАКАРОВ: Здесь пропущена пара шагов. Есть цель убедить народ и государство в том, что подобная система будет полезна. Чтобы убеждать в том, что что-то полезно, нужно показать это на каком-то примере. И довольно разумным, нам показалось, на примере своей же партии показать, как эта система может работать. Система принятия партийных решений, строящаяся на регулярном открытом или закрытом голосовании всех членов партии.

    А.ОНОШКО: То, что вы говорите, скорее относится к государственному управлению в большей степени, чем к партийным вещам.

    В.МАКАРОВ: Ровно также принятие решений внутри партии может строиться на основе сбора мнения партии, ровно также может вестись экспертная работа, ровно также могут вырабатываться те механизмы, которые помогут избежать популистских решений при голосовании. Мы сейчас, по сути, ставим эксперимент сами на себе. Если он оказывается успешным, то тогда, возможно, на этот эксперимент будет интересно посмотреть другим партиям, государству, общественным организациям.

    А.ОНОШКО: Ваш план краткосрочный, среднесрочный сейчас?

    В.МАКАРОВ: Краткосрочный план у нас очень простой — юридически зарегистрировать партию, провести партийный съезд.

    А.ОНОШКО: Пять человек или около того?

    В.МАКАРОВ: Пять человек — это те люди, которые готовы были сейчас публично выступить от лица партии. Формально членов оргкомитета двенадцать человек, не все готовы громко сейчас говорить о себе.

    А.ОНОШКО: Вы проведете съезд, и дальше вы что будете делать? Вы будете рекрутировать себе избирателей, членов партии из числа простых людей?

    В.МАКАРОВ: Конечно. Мы планируем создание партийного приложения, которое поможет нам вести внутренние опросы, вести партийную дискуссию, уточнять те идеи, которые мы перед собой поставили. Всегда выработка идей — это штука не очень быстрая. Т.е. есть общая идея того, что мы хотим реализовать идею прямой демократии, и есть те самые детали, о которых мы начали с вами разговаривать: как включить экспертов в работу, как что-то еще сделать, как решить задачу технически. Этими темами мы будем заниматься. 

    А.ОНОШКО: Как вы думаете, у такой идеи управления государством, что прямая демократия, т.е. люди смогут по самым важным вопросам принимать участие напрямую, минуя всякие фильтры, есть ли какое-то численное ограничение, вы делали подсчеты? Это будет миллиард человек или это будет 100 миллионов человек, или это будет 30 тысяч человек?

    В.МАКАРОВ: Я даже приблизительно себе не представляю. Мы сейчас делаем штуку, которую не делал никто. Теоретически в ней может быть заинтересован любой российский гражданин. Сколько из них заинтересуются практически, да бог его знает.

    А.ОНОШКО: Первое, что приходит в голову, когда ты видишь в заголовке World of Tanks и «Партии прямой демократии» или какая бы ни была партия — объединить людей, которые уже объединены горизонтально, допустим это игроки игры.

    В.МАКАРОВ: Мне кажется, что это очень неправильная история была бы. Мы бы объединяли не сторонников определенной идеи, а игроков в определенную игру. Для нас как раз интересно выяснить, какое количество людей готовы тратить свое время, силы, внимание на то, чтобы поддержать нашу идею, насколько она востребована.

    А.ОНОШКО: Допустим, через пять лет всё, что вы планируете, окажется успешным — создание приложения и так далее. Допустим, я конечный пользователь, один из граждан, который согласился поучаствовать в этом эксперименте, как будет выглядеть для меня участие в работе партии или в работе прямой демократии как для обывателя? У меня будет приложение на телефоне, и оно мне будет говорить: «Сегодня у вас одно новое сообщение: мы обсуждаем такой-то вопрос, ознакомьтесь с мнениями экспертов и выберете ответ, который вам больше нравится».

    В.МАКАРОВ: Приблизительно всё так. Разумеется, внутри приложения мы планируем создать дискуссионные площадки, т.е. мы не только экспертам голос дадим.

    А.ОНОШКО: А как же over communication, который уже у многих в кармане в телефоне? Как вы будете заинтересовывать людей?

    В.МАКАРОВ: Правильный ответ — никак. В смысле нет такой проблемы over communication. Люди тратят массу времени на то, чтобы смотреть блогеров на YouTube, блогеров в TikTok, историй в Instagram, в общем массу всяких вещей, которые никак не затрагивают их жизнь. Если то, чем мы будем заниматься, как мы научимся это обсуждать, будет достаточно интересно, правильно организовано и будет напрямую затрагивать жизнь людей —  да, это тоже будет такой формат развлечения — поучаствовать в жизни партии.

    А.ОНОШКО: Есть разница. Когда ты смотришь блогеров в TikTok или какую-то шнягу на YouTube, ты точно знаешь, что ты ни на что не влияешь, никакой ответственности, ноль.

    В.МАКАРОВ: При этом люди, посмотрев блогеров на YouTube, тех, кто им нравится, зачастую засылают денег, поддерживают.

    А.ОНОШКО: Да, потому что это помогает им ничего не делать, в смысле это их развлекает, хлеб и зрелища, которые мы получаем. А другое, мне кажется, что это работа определенная — принимать решения о будущем даже не страны… У нас тяжело и страшно что-нибудь нарушить. 

    В.МАКАРОВ: Вы знаете, компьютерные игры местами более загружают тебя, чем работа, т.е. это не просто хорошо выиграть — играть. Требуется определенное количество умственных усилий, концентрация.  

    А.ОНОШКО: Но последствий в офлайне нет.

    В.МАКАРОВ: Так в этом как раз интерес, чтобы были.

    А.ОНОШКО: Геймификацию вы планируете делать какую-то, присваивать баллы, какой-нибудь ведущий дискуссии?

    В.МАКАРОВ: Тут мы уже уползаем на зыбкую почву предположений. Мы действительно предполагаем, что нам придется формировать для партии некие управляющие органы исполнительной, по сути, власти, в любом случае. И вовлеченность в партийную жизнь, возможно, будет одним из механизмов попадания в такие органы.

    А.ОНОШКО: Возьмите многоквартирные дома как плацдарм развития. Тут прямой интерес: закрыть двор или, наоборот, открыть двор; покрасить стены; поучаствовать в программе капремонта, какие виды работ выбрать. Это же совершенно гениально.

    В.МАКАРОВ: Мы думаем сейчас про низовой уровень голосования, муниципальный, домовой. И кажется, что эти идеи действительно не то что востребованы, они там, по сути, применяются. Там скорее техническое решение будет полезно.

    А.ОНОШКО: Я, если что, готова как эксперт у вас повыступать в этой связи.

    В.МАКАРОВ: Я с удовольствием вас послушаю, честное слово.

    А.ОНОШКО: Спасибо большое. Это отдельно, за кулуарами, за стенами просто потом будет выкачено, супервещь. Вы, кстати, изучали опыт текущий нашего государства, которое в цифровизацию уходит?

    В.МАКАРОВ: Да, конечно.

    А.ОНОШКО: И сейчас Мишустин, он один из апостолов этого. А вы не знали, что будет Мишустин?

    В.МАКАРОВ: Нет.

    А.ОНОШКО: Никто не знал, кроме Симоньян и еще одного астролога, который написал, что будут большие потрясения в январе. Вы нет? Просто совпало.

    В.МАКАРОВ: Случайное совпадение.

    А.ОНОШКО: Вы, кстати, когда об этом начали думать? Мне просто любопытно, сколько времени прошло с момента, как у вас возникла эта идея и до момента, когда вы всё начинаете делать?

    В.МАКАРОВ: Меньше месяца.

    А.ОНОШКО: Меньше месяца?! А решение об уходе из World of Tanks?

    В.МАКАРОВ: Решение об уходе из World of Tanks я принял примерно дня за два. После того, как мы сделали наш анонс, я понял, какой большой резонанс он вызвал и сколько людей мне написали.

    А.ОНОШКО: Вам в личку?

    В.МАКАРОВ: Да.

    А.ОНОШКО: А в каких соцсетях вы сидите?

    В.МАКАРОВ: Facebook.

    А.ОНОШКО: И всё?

    В.МАКАРОВ: У меня есть аккаунты в Instagram, в Twitter. Я в основном общаюсь с людьми в Facebook, так исторически сложилось, и в Telegram само собой.

    А.ОНОШКО: У вас свой канал отдельный есть в Telegram?

    В.МАКАРОВ: У партии есть свой канал.

    А.ОНОШКО: И там уже много чего?

    В.МАКАРОВ: Там какие-то из наших документов появляются.

    А.ОНОШКО: Давайте договоримся так: я в своем Telegram-канале дам ссылку на Telegram-канал «Партии прямой демократии», а мой Telegram-канал — Анастасия Оношко. Ваши вопросы, дорогие друзья, которые будете участниками этого эксперимента, если захотите, можете присылать на SMS +7-925-88-88-948, Telegram govoritmskbot. Пока присылайте ваши вопросы Вячеславу Макарову, бывшему директору по продукту World of Tanks и одному из основателей «Партии прямой демократии».

    НОВОСТИ       

    А.ОНОШКО: 10:35. Вячеслав Макаров — бывший директор по продукту World of Tanks и один из инициаторов «Партии прямой демократии». Теперь вы будете жить в Москве?

    В.МАКАРОВ: Да.

    А.ОНОШКО: Вы изучали опыт московских властей, федеральных властей, госуслуги, «Активный гражданин» и так далее? Это же примерно то же, о чём вы говорите.

    В.МАКАРОВ: Да, это как нужное направление движения. Технически есть довольно много проблем исполнения по «Активному гражданину», что сильно делает его не таким интересным.

    А.ОНОШКО: А что его делает не таким интересным? Там ровно то, о чём вы говорите.

    В.МАКАРОВ: Есть просто еще вопросы реализации, удобство интерфейсов и так далее. Госуслуги — очень хорошая история. И вообще мы в этом смысле госуслуги как удаленную идентификацию, которая при этом позволяет получить довольно большой набор юридически важных вещей, считаем очень хорошим движением в том направлении, о котором мы говорим. Госуслугами сейчас покрыто очень большая доля населения. По сути, использовать в дальнейшем авторизационные механизмы госуслуг для авторизации в государственных референдумах кажется вполне разумно.

    А.ОНОШКО: Так об этом уже сказали, по большому счету, что сейчас референдум по изменениям, возможно. А я так услышала, что скорее всего так и будет, потому что это просто дешевле, будет проведен новыми способами, которые есть.

    В.МАКАРОВ: Когда через несколько дней после нашего анонса Владимир Владимирович выступил со своим посланием, всё что я мог по этому поводу прокомментировать, спасибо большое за поддержку, Владимир Владимирович.

    А.ОНОШКО: Видите, странно, что вас еще не пригласили. Я заметила, там все с такими воодушевленными лицами, Володин, Мишустин… Когда Мишустин ночь не спал. Я смотрю на них и думаю, люди уже взрослые, ни один кризис пережили, но они все рады, это видно, и все рады каким-то переменам. Наверное, сейчас всё новое будет с интересом рассмотрено.

    Но, у меня вопрос к вам. Как вы думаете, эта горизонтальная коммуникация, которая вырастет из того, что вы говорите, она уже здесь на самом деле с этими чатами, она не победит, не убьет ли она вертикаль случайно? Потому что люди, еще усилившись весом решений своих, когда это не просто бла-бла-бла, а будут решения, они перестанут прислушиваться или исполнять волю иерархов.

    В.МАКАРОВ: Я со своей стороны скорей бы сказал, что это усилит вертикаль. Потому что когда значительный кусок региональных и локальных проблем будет решаться на местах, можно будет меньше этим заниматься. Как бы ресурсы будут оставаться на что-то другое управленческое. У нас одна из больших проблем в стране — это то, что многие задумки вполне хорошие реализуются очень плохо. Если задумки на местах автоматически будут немного подкоректироваться, чтобы получилось примерно то, что нужно нормально работающее, нет в этом ничего плохого.

    А.ОНОШКО: Да, может быть. Как вы думаете, горизонтальное объединение, когда перейдет национальные границы и перейдет ли? В перспективе, если совсем визионерством заниматься, этот трансгуманизм и так далее, когда перестанет иметь…

    В.МАКАРОВ: Трансгуманизм это другая немножко история. А вот идеи прямого демократического процесса, мне кажется, будут независимо развиваться, и по-своему в разных странах востребованность этой идеи есть. То, что каждый референдум по большому вопросу очень ярко воспринимается в Европе, такое волне себе наглядный демонстратор того, как это может работать. Здесь такая история, что появление каких-то возможностей, в том числе обеспеченных технологией, неизбежно ведет к тому, что эти появляющиеся возможности предоставленных технологий, в принципе, начинают неизбежно влиять на жизнь людей. Хотим мы этого, не хотим, постепенно начнут. Просто можно сделать процесс более быстрым и более комфортабельным.

    А.ОНОШКО: В глобальном плане, если вопрос решается на уровне страны, допустим, всё это работает, вопросы на местах решаются, у всех граждан есть приложение… У меня была, кстати, дикая идея завести учётки всем жителям дома в «Активном гражданине», бабушкам, которые не могут этого сделать, и с их согласия привязываться к их номерам телефонов, помогать им делать выбор через электронный дом, который уже на самом деле работает, но не бывает так, чтобы 100 процентов волю изъявили, чтобы рабочие решения были приняты. Хотя тема есть, но ее сейчас невозможно сделать, потому что всё равно нужен человеческий ресурс.

    В.МАКАРОВ: Одна из вещей, которую мы за собой как задачу видим, — это рассказывать людям, зачем оно всё надо. Идею-то надо не просто реализовать как некое приложение, которое делает что-то (про дома как раз хороший пример), а еще всем объяснить, в чём собственно для них от этого польза и как им будем в итоге от всего этого хорошо.  

    А.ОНОШКО: Это будет стоить денег. Введение доступного интернета повсюду с национальными сервисами, эту идею мы тоже услышали на днях, она прекрасна и многие хотят. Потому что отъезжаешь чуть-чуть от Москвы, едешь в «Сапсане» — уже не ловит. Нужно книжку бумажную доставать, потому что нет возможности, если ты не в vip-классе едешь. Это же будет за чей-то счет происходить, это же будет стоить денег, более того, апгрейд постоянный. Кому, как ни вам, не знать, что невозможно сделать что-то и остановиться, нужно постоянно обновляться.

    В.МАКАРОВ: Здесь забавный момент. Во-первых, с каждым годом любая появившаяся технология дешевеет. Если раньше смартфон, когда они только появились, это была такая супердорогая игрушка для супербогатых, то сейчас кнопочные телефоны держатся сугубо на инерции тех, кто к ним уже привык.

    А.ОНОШКО: И на детях, которым еще рано.

    В.МАКАРОВ: Это некая другая сторона инерции, потому что делают выбор их родители, которые считают, что смартфоны — это не для детей. Это такая инерционная история.

    А.ОНОШКО: Но они дешевеют, устаревая, а самые новые технологии самые экономичные, может быть с точки зрения энергопотребления и функциональности, они всё равно стоят дорого.

    В.МАКАРОВ: Здесь есть такой момент, что иногда слишком хорошо — как раз достаточно плохо. Нам не обязательно быть на острие-острие технического прогресса, достаточно выбрать ту грань, где становится уже достаточно хорошо. Очень много того, что может быть реализовано сейчас относительно дешево, будет делать жизнь людей лучше.

    А.ОНОШКО: Могут быть такие вопросы, где люди будут пополам делиться и невозможно будет принять решение, в таком случае по какой логике нужно будет действовать?

    В.МАКАРОВ: Вообще такого обычно не бывает, всегда хотя бы на один голос, но перевешивает, если мы говорим о достаточно больших массах людей.

    А.ОНОШКО: То есть это, скорее всего, невозможная история.

    В.МАКАРОВ: Это, скорее всего, невозможно. Но, в конце концов, всегда можно монетку в таком случае кинуть.

    А.ОНОШКО: Экспортировать эту технологию, если она будет у нас развита и будет хорошо поддерживать, вы видите такую возможность?

    В.МАКАРОВ: Я думаю, скорее всего, технологические решения в разных странах будут возникать независимо, в том числе по организационным причинам. По сути, наша задача сделать так, чтобы всё понимание того, как это внутри устроено работать было достаточно локальное и всё могли бы прочитать на русском языке. Я полагаю, что немцы на русском читать не будут. То есть локализация продукта здесь будет подразумевать значительное его доделывание.  

    А.ОНОШКО: А разве технически это не преодоленная вещь?

    В.МАКАРОВ: Есть предпочтения людей в плане интерфейсов, которые достаточно сильно отличаются от страны к стране. Есть специфика локального законодательства, которая потребует выстраивать эти предложения наверняка совершенно разным образом. То есть будет ли здесь прямой экспорт технологий, я сомневаюсь. Экспорт идей — да, несомненно.

    А.ОНОШКО: Я к чему клоню, по глобальным проблемам решения прямой демократии могут быть в перспективе, приниматься, всё население планеты Земля голосует? Это такое обострение, я утрирую, конечно.

    В.МАКАРОВ: Это вы какое-то светлое коммунистическое будущее только что описали. Да бог его знает. Я, слава богу, не футуролог, у меня профессия есть.

    А.ОНОШКО: Как она называется?

    В.МАКАРОВ: Разработчик компьютерных игр.

    А.ОНОШКО: Похоже ли это будет на игру? У вас есть опыт большой, десять лет, и еще успешный продукт за плечами. То, о чём вы говорите, вы внутри думаете, что это вещь, которая похожа очень сильно, или это разные абсолютно вещи?

    В.МАКАРОВ: Все-таки логика-приложение, логика-игра несколько отличаются между собой. Безусловно, какие-то подходы к разработке и к проектированию игр я в голове всё равно буду держать, т.е. некоторые вещи игры научились делать очень удобными. Почему нет? Но это все-таки разные истории. Жизнь все-таки не игра — сохраниться нельзя.

    А.ОНОШКО: Что? Жизнь не игра и сохраниться нельзя! Перелогиниться можно, с точки зрения теории реинкарнации. Это всё шутки. Вы сейчас проведете 5 марта съезд и когда вы начнете рекрутировать? Как к вам записаться в партию, если кто-то захочет, и что для этого надо сделать?

    В.МАКАРОВ: На текущий момент мы опубликовали объявление, дали e-mail адреса, на которые можно написать. У нас сейчас есть на самом деле три задачи.

    А.ОНОШКО: Как бы ICQ с коротким номером получить, первое.

    В.МАКАРОВ: Это важно. Короткий номер партбилета.

    А.ОНОШКО: Да, 005. На e-mail написал в свободной форме заявление: я — такой-то… 

    В.МАКАРОВ: Да, чем сейчас желающий это сделать может нам помочь. Мы сейчас ищем сразу несколько типов людей. Нам нужны люди, которые помогут нам с организацией региональных отделений. Нужно найти еще четырех сторонников и юридически зарегистрировать, потом приехать на партийный съезд и принять в нём участие. У нас пока нет полного комплекта. Можно выступать в виде экспертов в той или иной области по каким-то вопросам. Можно поддержать еще чем-то практическим и прикладным. Мы для любых предложений помочь открыты.

    А.ОНОШКО: Это всё общественная нагрузка. Членских взносов не планируете делать или donation-система?

    В.МАКАРОВ: Давайте мы доживем сначала вначале до появления партии юридического. А идея donation, безусловно, очень привлекательная.

    А.ОНОШКО: Т.е. политической какой-то идеи на самом деле не будет, т.е. это технологическая история в большей степени, правильно я понимаю?

    В.МАКАРОВ: С нашей точки зрения, именно технология в конечном счете меняет жизнь людей и влияет на политику.

    А.ОНОШКО: Влияет. Люди — новая нефть, в самом прямом выражении. Т.е. люди, которые делают новые технологии, которые делают жизнь лучше. Идеи всеобщего благоденствия, партия такие большие политические идеи провозглашает?

    В.МАКАРОВ: Нет пока что.

    А.ОНОШКО: Я напомню, SMS-портал +7-925-88-88-948, Telegram govoritmskbot. «Меня запишите», — пишет Кларнет. Вы сами запишитесь, Кларнет. Вам нужно проявить инициативу, найти сайт. Я сказала «найти сайт», у вас сайт есть?

    В.МАКАРОВ: Есть.

    А.ОНОШКО: Находите сайт, ищите «Партию прямой демократии», пишите на e-mail, они там открыты, вас, возможно, примут. У вас возможен вариант, что вы не примете? Например, пишет вам человек, и вы думаете, что он душевнобольной.

    В.МАКАРОВ: Мы сейчас никакого массового набора партийных членов не ведем. Мы сейчас ищем людей, которые помогут нам с достаточно конкретной задачей, и не так много нам их сейчас нужно. Мы не бесконечным ресурсом обладаем. Для начала нам нужно решить технические задачи возникновения партии, оформить юридически и уже на следующем этапе мы, собрав какое-то количество сторонников, начнем более массовую кампанию рекрутинговую. Приложение опять же сделаем.

    А.ОНОШКО: Вы заявили, что в 2021 году будут местные региональные выборы, и там вы хотите обкатать эту историю. Допустим, у вас будет кандидат в Пскове, который пройдет, за него проголосуют почему-то все, он попал в муниципальное собрание, городской парламент. А дальше что он делает? Он один, а у остальных партий много людей.

    В.МАКАРОВ: Во-первых, есть формальный пункт: тот, о котором мы уже договорились, он голосует в соответствии с решениями партии, партийного голосования.

    А.ОНОШКО: Т.е. все вопросы, которые рассматриваются там, будут ставиться на голосование, и он будет голосовать так, как ему говорят те, кто за него проголосовал.

    В.МАКАРОВ: Избиратели, в этом идея.

    А.ОНОШКО: Они будут видеть всю эту повестку. Вы анализировали, как часто проходят такие голосования, т.е. как часто пользователю, простому обывателю нужно будет заглядывать в это место и волеизъявляться? 

    В.МАКАРОВ: Как мы будем отбирать те вопросы, по которым реально важно спросить мнение избирателей, — это одна из вещей, которую нам нужно прорабатывать. И в том числе экспериментировать, подбирать частоту вопросов, насколько часто люди будут готовы что-то обсуждать. Мне кажется, что в первую очередь нужны будут какие-то ключевые вопросы повестки. Плюс есть обратная история: есть законодательная инициатива, которую может выдвигать депутат; есть депутатские запросы, которые можно использовать как механизм. Мы их использовать, конечно, тоже будем. 

    А.ОНОШКО: Вы будете по наказу избирателей выступать инициатором каких-то вещей.

    В.МАКАРОВ: Мы хотим наказ избирателей сделать быстрым, явным и массовым.

    А.ОНОШКО: Идея с созданием топика и плюсами, наверное, самая такая рабочая?

    В.МАКАРОВ: Условно, да. Но понятно, что итоговый механизм будет сложнее.

    А.ОНОШКО: Григорий из СПб пишет: «У меня друзья живут в Швейцарии. Им надоели с референдумами по каждому поводу. Они даже по результатам референдума сушили озеро из-за того, что там мог всплыть труп Понтия Пилата». Первая часть вопроса мне понятна. Как долго человек сможет, даже если это ему интересно поначалу, оставаться в этой повестке?

    В.МАКАРОВ: Если мы говорим про упрощение системы голосования, то чем проще она будет и доступней, тем меньше от нее будет человек уставать. Чем больше у него будет возможности поучаствовать в обсуждении, тем больше он в такие процессы будет вовлечен. Если уж мы говорим о Швейцарии, неплохо живет страна Швейцария с их референдумами.

    А.ОНОШКО: Да, неплохо. «Задумка интересная. Как будут бороться с накруткой?» — спрашивает Эмал. 

    В.МАКАРОВ: Если мы говорим про накрутку техническую — то технологическими способами. Если мы говорим про прямой подкуп избирателей — никак не будем бороться. Если избиратель готов за копеечку продать свой голос, это их право. Мы, конечно, будем пытаться их переубедить.

    А.ОНОШКО: Чтобы они от вас не уходили, в этом смысле? 69-й пишет нам: «Все электростанции России построены в СССР, следовательно, (дальше CapsLock) КАТАСТРОФИЧЕСКИ ИЗНОШЕНЫ. Амортизационные отчисления, предполагаю, что украдены. Впереди длительное отключение электроэнергии. Что будет с вашей прямой, косой демократией? Ваша задача — заставить играть мир?» Последний вопрос мы оставим, но интересный вопрос про обеспечение.

    В.МАКАРОВ: На тему того, что «все электростанции построены в СССР», судя даже по числу введенных, я за всеми не слежу…

    А.ОНОШКО: Точно новые есть.

    В.МАКАРОВ: Вводимые новые ядерные энергоблоки как-то отмечает автоматически глаз. Я все-таки физик по образованию, у меня в этом смысле автоматическая реакция происходит. Я точно помню, что довольно много всего нового, в том числе даже в СССР, не спроектированного. Так что не думаю, что всё так плохо.

    А.ОНОШКО: Я тоже совершенно точно помню, недавно интересовались этим вопросом в редакции. В «Википедии» можете просто посмотреть, у вас же есть доступ к интернету. Хотя нет, этот человек через SMS написал. Может быть у него нет доступа к интернету. Вы пока будете с теми, у кого есть интернет работать?

    В.МАКАРОВ: Мы как партия будем работать с нашими избирателями.

    А.ОНОШКО: А если у него нет интернета.

    В.МАКАРОВ: Это прискорбно, но у меня есть серьезное подозрение, что человек, не читающий интернет, о нас и не узнает.

    А.ОНОШКО: Вообще-то, в газетах, вы знаете, они существуют печатные газеты, на бумаге.

    В.МАКАРОВ: По крайней мере, получит очень сжатую, скомканную версию того, чем мы занимаемся, и скорее всего, никак дальше этим интересоваться не будет. Это печально, но правда.

    А.ОНОШКО: «Чтобы голосовать, надо знать тему, ее тщательно изучать. Многие ли это будут делать и как часто?» — спрашивает Скиф.

    В.МАКАРОВ: Очевидным образом тем, кому будет не интересна конкретная тема, в голосовании участвовать не захотят. Печально, но правда.

    А.ОНОШКО: Это вечный вопрос. Давно я уже слышала про минусы демократии — о том, что большинство не может быть квалифицированным и по ряду вопросов не может экспертно принять правильного мнения.

    В.МАКАРОВ: Это вообще сомнение вокруг любой демократии. Здесь мы можем смотреть на статистику о том, что демократические государства с представительской демократией существуют и вполне себе живы. Видимо, как-то все-таки нормально принимают.

    А.ОНОШКО: Виктор спрашивает: «Будет ли браузерная версия?» Через ПК можно будет зайти, без приложения?

    В.МАКАРОВ: Как раз авторизация в браузере намного сложная история, поэтому мы начнем с того, чтобы сделать просто.

    А.ОНОШКО: С телефонными симками.

    В.МАКАРОВ: Да.

    А.ОНОШКО: 7373-94-8. Я решила принять пару звонков. Если у вас есть вопросы к Вячеславу Макарову, бывшему директору по продукту World of Tanks и одному из инициаторов «Партии прямой демократии», позвоните, задайте ваш вопрос. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Подскажите, как объяснить простому обывателю, что его голос будет учтен? К примеру, я беру приложение, авторизуюсь там отпечатком глаза или отпечатком пальца, вы меня верифицируете, это всё замечательно. Я голосую по какому-то моменту, мой голос учтен я вижу у себя на приложении. Но как мне узнать, что он учтен в единой системе, что он посчитан действительно, что он не отозван и что в конце концов данное голосование не будет фальсифицировано?

    В.МАКАРОВ: Дизайн системы будет достаточно публичный, он будет доступен для изучения Open source. К сожалению, здесь вам нужно будет как раз прислушаться к тем технологическим экспертам, которые сделают его проверку и скажут — да, всё работает.

    А.ОНОШКО: Просто доверие опять.

    В.МАКАРОВ: Доверие уже не столько будет к нам, сколько к людям, которые давно занимаются IT-разработкой, зачатую придерживаются других политических взглядов, чем избиратели нашей партии.

    А.ОНОШКО: Люди предлагают задать вопрос, какие догматы вашей партии?

    В.МАКАРОВ: Технологическое развитие и вера избирателю. Мы когда начали обсуждать проблему — а вдруг люди недостаточно квалифицированы, а вдруг люди плохие. Мы пока верим, что люди хорошие.

    А.ОНОШКО: Вы играете в «Танки» сейчас?

    В.МАКАРОВ: Нет.

    А.ОНОШКО: Когда вы бросили это дело?

    В.МАКАРОВ: Достаточно давно. Уже просто не хватало сил и времени. Я, разумеется, заглядывал по работе, но можно ли это назвать игрой — наверно нет. Посмотреть, как всё работает, что всё нормально, что ничего не поломалось, как выглядит новая версия, которую еще не увидели игроки — такие вещи.

    А.ОНОШКО: Может быть мы еще с вами встретимся в эфире. Посмотрим, как у вас дела пойдут. Спасибо, что пришли. Вячеслав Макаров был у нас в студии. 

    В.МАКАРОВ: Спасибо, что пригласили.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus