• Руководитель департамента предпринимательства города Москвы Алексей Фурсин в программе «Хороший вопрос» от 14 февраля 2020 года

    10:00 Фев. 14, 2020

    В гостях

    Алексей Фурсин

    Руководитель Департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы

    Павел Самиев

    Заместитель генерального директора рейтингового агентства "Эксперт РА"

    А.ОНОШКО: Доброе утро всем. В студии Анастасия Оношко как всегда в это время. И в нашей программе сегодня важный гость Алексей Фурсин — руководитель департамента предпринимательства города Москвы. Здравствуйте.

    А.ФУРСИН: Доброе утро, Анастасия! Доброе утро, Москва!

    А.ОНОШКО: И московские предприниматели.

    А.ФУРСИН: И московские предприниматели, и москвичи!

    А.ОНОШКО: И те, кто еще не стал. У нас с вами повод — опрос ВЦИОМ, который был проведен. И выяснилось, что среди предпринимателей, тех, которые работают в Москве, большая часть считает, что в Москве довольно легко вести свой бизнес, довольно просто его начать и открыть. 20% уже нынешних предпринимателей, которые чем-то занимаются, планируют открыть еще один бизнес в ближайший год. Это очень большие показатели.

    Я так понимаю, что это единственный в России такой город у нас сейчас или это просто самостоятельная какая-то величина столичная, и это не удивительно?

    А.ФУРСИН: Я думаю, что это не единственный город. Просто можно ориентироваться сейчас на статистику. Потому что показатели, которые сделаны ВЦИОМом в рамках опроса, они выше среднероссийских. Хотя сейчас каждый регион, каждый даже город старается формировать систему поддержки, создавать условия для того, чтобы создавался новый бизнес, чтобы он развивался, потому что понятно, что малый и средний бизнес — это основа для многих экономик городов.

    А.ОНОШКО: Вот вопрос сразу. Ведь экономика стремится, принято так считать среди обывателей, к укрупнению. То есть когда приходит большой гигант в ту или иную сферу, маленькому конкурировать с ним тяжело.

    Мы знаем, что Европа когда-то выросла на как раз маленьком вот этом среднем и малом бизнесе, предпринимательстве. Но те, кто едет в Европу сейчас, видит, что там эти тоже все частные лавочки, все как-то… Визуально, может быть, этого не становится меньше, но им становится сложнее. Фермеры эти, которых государство поддерживает, ну, это тоже такая форма предпринимательства, немножко другая.

    У нас же вообще не было такого долгое время, не было культуры этой. Самые успешные люди в прежние времена преследовались за какие-то махинации и т.д. Сейчас… Вот был период в девяностые годы нуворишества такого, когда кто успел — взял, и это вызывало негодование и гнев людей, люди не любили людей успешных в среднем. Сейчас вы как их охарактеризуете? Кто идет, во-первых? Что это за человек, который может стартовать в такой бизнес? И в каких сферах именно в Москве это лучше всего цветет?  

    А.ФУРСИН: Тут много вопросов, Анастасия, вы задали. Я постараюсь на каждый из них ответить.

    Первое, что касается Европы или укрупнения малого бизнеса. Понятно, что и у России есть слой крупного бизнеса, который создан либо на базе государственных корпораций, либо уже созданные частные гиганты, которые, понятно, захватывают определенную долю рынка. Но при этом мы видим большое количество создаваемых малых бизнесов, каждый занимает свою небольшую нишу, им трудно выживать в этой конкуренции. Но при этом мы видим, что каждый день создается в Москве более 400 новых бизнесов, это значит, рынок имеет те ниши для того, чтобы они создавались.

    В каких сферах они создаются? Классически мы видим, в первую очередь это, конечно, торговля (розничная, оптовая). Учитывая, что город развивается, понятно, законы рынка диктуют соответственные предложения от бизнеса — создание предпринимателя в сфере строительства, архитектуры.

    Учитывая, что город все больше цифровизуется, создаются в городе инновации, и потребность большая непосредственно как у города, так и у того же самого бизнеса и самое главное — у людей, проживающих в городе. Поэтому видим создание инновационных компаний в первую очередь в области, конечно, IT. И это входит в топ-5 бизнесов, которые создавались на протяжении 2018-2019 годов.

    Что касается, наверное, потребностей города, то есть где мы бы его видели целесообразным, то есть что нам интересно, ну, конечно же, это все то, что направлено на создание благоприятной среды для города. Потому что мы видим инициативы бизнеса, мне очень приятно осознавать, что у нас достаточно социально активный бизнес, то есть предпринимательство создается в сферах здравоохранения, образования. И на сегодняшний день государство в лице Российской Федерации даже создало институт социального предпринимателя.

    А.ОНОШКО: Это такой особый статус?

    А.ФУРСИН: Да, это особый статус. У нас департамент будет вести реестр. Мы как раз объявили сейчас отбор заявок. Будем принимать заявки от предпринимателей, которым будем присваивать статус социального предпринимателя. И, соответственно, понятно, что это тоже потребность города, то есть потребность населения в создании такого бизнеса; не только государственного сектора, но и частного, который создается именно предпринимателями.

    И третий момент, который вы сказали, это такое для меня тоже, наверное, важное направление в работе департамента, потому что изначально два года я находился в понимании того, что простой обыватель, житель совсем не любит предпринимателя, статус предпринимателя носил характер какого-то негативного.

    А.ОНОШКО: Чуть ли не ругательное слово.

    А.ФУРСИН: Да, какой-то спекулянт.

    А.ОНОШКО: Я такое слышу до сих пор: «Я же не торгаш», — кто-то где-то иногда скажет, оправдывая свою несостоятельность.

    А.ФУРСИН: Эти стереотипы, которые складывались вокруг предпринимателя, мы все это время пытались разрушить. И все наши программы, которые были связаны с популяризацией предпринимательства в различных слоях от самых молодых до взрослых людей, что предприниматель — это тот человек, который создает для вас все блага. То вы же не идете в государственную систему, когда с утра покупаете булочку себе или круассан на завтрак; вы идете к предпринимателю, он вам варит вкусный горячий кофе, он вас накормит завтраком, он вам продаст продукты. То есть показывая реальную картинку предпринимателей, которые создают те блага, которыми мы все пользуемся…

    Как раз для меня было немного удивлением сегодняшнее исследование ВЦИОМ, когда считали, что как бы москвичи совсем не любят предпринимателей, оказалось, что вообще просто более 80% москвичей воспринимают как положительный образ. Более того, что…

    А.ОНОШКО: Купеческая Москва восстановилась.  

    А.ФУРСИН: Да, да, да, восстановилась. Еще и другой стереотип, что можно, наверное, считать, что предприниматель теперь это уже положительная личность…

    А.ОНОШКО: И жалеть начинают некоторые уже, сочувствовать.

    А.ФУРСИН: Да, их начинают жалеть, вы говорите, что кого-то даже сажают.

    А.ОНОШКО: Я такого не говорила. Закрываются места иногда. Видно, что закрываются. Жалеют по району.

    А.ФУРСИН: Закрываются места — это рынок может быть. Это не только московское, российское, это мировая тенденция, конкуренция.

    А.ОНОШКО: Но сажают тоже, мы просто еще до этого не дошли. Сейчас сочувствие и это хорошо?

    А.ФУРСИН: Нет, мне кажется, тут не должно быть сочувствия. Мне кажется, здесь просто нужно создавать у людей, которые еще не являются предпринимателями, все-таки сознание того, хочешь ты быть предпринимателем или нет.

    А.ОНОШКО: Страшно.

    А.ФУРСИН: Когда нас спрашивали: «Кем ты хочешь?» — «Я хочу быть космонавтом».

    А.ОНОШКО: Когда-то было. Сейчас уже никто не хочет.

    А.ФУРСИН: Сейчас никто не хочет, но просто, наверное, мало фильмов про космос. А сейчас надо больше фильмов про предпринимателя. Поэтому сейчас тот же самый ВЦИОМ, который определил, что 58% желают стать… профессия предпринимателя является престижной. То есть это уже, мне кажется, некий перелом тоже в общественном, наверное, понимании предпринимателя, он поменялся за вот этот небольшой период.

    А.ОНОШКО: Да, может быть, конечно. Но вы это чувствуете как департамент предпринимательства города Москвы? Вы ведете статистику? Вы сейчас несколько раз сказали, вы фиксируете все эти показатели. У меня сразу вопрос: а кем вы занимаетесь конкретно, какие виды, типы предприятий ваши? Например, у нас сейчас эксперимент по самозанятым идет, в Москве в том числе, насколько я понимаю.

    А.ФУРСИН: Да.

    А.ОНОШКО: Самозанятые — это тоже предприниматели или нет? Кого вы в сферу своего внимания включаете?

    А.ФУРСИН: У нас в сфере внимания все предприниматели, весь малый и средний бизнес. Их, считайте, под миллион точно будет.

    А.ОНОШКО: Штук?

    А.ФУРСИН: Единиц.

    А.ОНОШКО: Единиц предприятий.

    А.ФУРСИН: Это с учетом тех предпринимателей, которые являются в реестре УФНС. Это и предприниматели, которые были исключены, но являются действующими бизнесами, потому что там какие-то отчетности не сдали, и они будут включены в следующем периоде, и те самые как раз самозанятые, которые…

    А.ОНОШКО: Тоже ваши?

    А.ФУРСИН: Мы считаем, что они тоже предприниматели, потому что они ведут предпринимательскую деятельность, а эта деятельность направлена на извлечение определенной выгоды. Пусть она там небольшая, пусть это определенный вид деятельности, но в любом случае на сегодняшний день на них уже распространяется ряд инструментов поддержки как на предпринимателей.

    Тем более, это, наверное, такая ступенька, через которую, соответственно, этот самозанятый может при развитии переступить уже на предпринимателя другого уровня, то есть как любой другой предприниматель. Условно говоря, сегодня он ИП, завтра он создает ООО, сегодня он ООО с одной точкой, завтра он создает три. То есть, наверное, дать возможность тем же самым самозанятым, которые, не знаю, пекли пирожки и продавали их в интернет-магазине в Instagram, они продолжают это делать, но теперь они имеют статус легального предпринимателя.  

    А.ОНОШКО: А что им это даст? Я чувствую, вы знаете про эту тему с Instagram, где люди продают тортики.

    А.ФУРСИН: Я слышал.

    А.ОНОШКО: Слышали?

    А.ФУРСИН: Да, слышал.

    А.ОНОШКО: Могу показать, там шикарные вещи совершенно, ягоды, шоколад и т.д., торты. Это одно и самых, то, что мне встречается часто именно в Instagram. И вот сидит какой-то человек, который этим занимается, обычно женщина, ей приходят заказы, какой ей смысл выходить из этой тени Instagram, в которой она находятся? Вы говорите, они могут оформиться, наконец, стать настоящими.

    А.ФУРСИН: Да.

    А.ОНОШКО: Для чего это человеку нужно, предпринимателю, который этим занимается, но пока не масштабирует, например, свою деятельность?

    А.ФУРСИН: Если говорить, наверное, официальным языком, то это все-таки мы обеляем этого человека перед государством и обществом, а не просто это человек, который в тени находится, это первое.

    А.ОНОШКО: Ну, да.

    А.ФУРСИН: Мы все являемся с вами системой социального общества, в котором мы платим налоги, мы потребляем социальные блага, и это все происходит из общей экономики. Поэтому говорить, что он стал видимой единицей для нас, это назовем так официальным языком. Если неофициальным, то я считаю, что каждый из этих предпринимателей, как и любой даже ипэшник, который тоже может быть в режиме самозанятого (потому что там есть и просто физические лица, и ИП, которые могут перейти на самозанятые), они имеют право в меньшей, средней, большей степени получать определенную поддержку для того, чтобы развиваться.

    А.ОНОШКО: Что вы называете поддержкой? Это что?

    А.ФУРСИН: Это все, начиная от консультаций, образования до финансовых инструментов.

    А.ОНОШКО: Через департамент предпринимательства города Москвы?

    А.ФУРСИН: Конечно.

    А.ОНОШКО: Кстати, с самозанятыми… Я не знаю, насколько вы глубоко погружались в этот эксперимент.

    А.ФУРСИН: В этот мир?

    А.ОНОШКО: В мир самозанятости. Я имею в виду четырехпроцентный вот этот.

    А.ФУРСИН: Считаете это много, четыре процента?

    А.ОНОШКО: Нет, нет. Это копейки, не сравнимые ни с чем. В мире, не знаю, где-то может быть и есть, но я не слышала про такое. С другой стороны, я как человек, который мечтает всегда стать предпринимателем, ну, давно, может быть я еще стану как-нибудь…

    А.ФУРСИН: Приходите, мы вам поможем.

    А.ОНОШКО: Я не могу определиться, мне надо выбрать сферу.

    А.ФУРСИН: Нишу.

    А.ОНОШКО: Нишу, да. Причем начинать, естественно с малого, ставить эксперименты, глядя, что происходит, не сразу большим стать. Например, я хочу с самозанятостью. Там не так, не просто 4%.

    Я читала отчет одной девушки, которая думала, что если она 10 тысяч будет зарабатывать в месяц… Очень легко делается, приложение, все прямо на кончиках. Там не 400 рублей ты каждый месяц платишь с 10 полученных тысяч, там чуть-чуть по-другому считается. Это не такая прямолинейная логика, как иногда нам кажется. Там эти деньги списываются, потом в общем повисают какие-то «хвостики», за счет того, что ты назвал цену, не учитывая это. А если ты 10400 назовешь оплату своего труда, 400 спишется, тогда… В общем, там сложность непрямолинейная была. Я еще не до конца разобралась. Вы разбирались в этом?

    А.ФУРСИН: Еще раз. Смотрите, там система простая. У вас есть доход, который вы сами декларируете в приложении.

    А.ОНОШКО: Счет специальный. Все деньги, которые на этот счет падают, они считаются облагаемыми этими процентами.

    А.ФУРСИН: Да. Соответственно, у вас есть, во-первых, налоговый вычет в виде этих 10 тысяч. Второе, соответственно, у вас есть предельный объем дохода, который вы можете по этому режиму пройти, 2 млн 400 в год.

    А.ОНОШКО: Да.

    А.ФУРСИН: Если он превышается, понятно, что вы переходите уже тот предельный объем.

    А.ОНОШКО: А если не добираешь?

    А.ФУРСИН: Не добираешь, значит платите только процент с того дохода, который вы получили. А девушке я рекомендую… Мы специально для такого рода случаев… Ну, первое, всегда есть некая боязнь переходить. Вот этот вопрос, который вы задаете, а что это нам даст, многие им задаются. Но другое дело, другие задаются вопросом наоборот — да мы готовы туда пойти, потому что, я не знаю, сдаю квартиру, не плачу, а прячусь, условно говоря…

    А.ОНОШКО: Да, туда могут….

    А.ФУРСИН: Лучше я готов заплатить в режиме самозанятых, чем трястись, как говорится, или этому съемщику квартиры постоянно говорить: скажи, если что, ты моя сестра.

    А.ОНОШКО: Ну, да, это некрасиво.

    А.ФУРСИН: Некрасиво. То есть мы специально для всех лиц, которые готовы переходить на этот режим, открыли в рамках нашего подведомственного учреждения «Малый бизнес Москвы» образовательные курсы для самозанятых, как профильные, как для предпринимателей, так в нашем образовательном центре «Техноград» на ВДНХ есть специальные профильные образования. Потому что самозанятые — это всегда связанные… Но не всегда связанные… Есть виды деятельности, назовем то, что вы говорите, сдача в аренду, допустим, своего имущества, а другое дело — это профессиональная деятельность, что вы назвали пекут тортики или делают ремонт.

    У нас на «Технограде» есть как раз образовательные курсы, 45 направлений, которые как раз частично пересекаются со сферой самозанятых.

    А.ОНОШКО: Я набрала «Техноград» и сразу вижу, что там сейчас, во-первых, открыт и закроется в 21 час. Есть телефон. Кому интересно, могут набрать в интернете, позвонить и посмотреть, что за курсы.

    Если я такой человек, который решился на то, чтобы своей маленькой предпринимательской деятельностью с прицелом на рост заняться, первое, что я должна сделать? Вы сказали, я могу пойти в «Техноград» и посмотреть, есть ли там те направления, которые соответствуют моему настроению. Если его нет, то что?

    А.ФУРСИН: «Техноград» — это в большей степени центр, который позволяет людям, неважно, будут они являться предпринимателями, это объект, в котором обучают непосредственно профессионалы, непосредственно представители работодателей и бизнеса по различным видам специальности, по различным видам курсам, ориентированы в большей степени на практику, нежели чем на теорию. То есть он оборудованный комплекс, там не традиционное образование, а в большей степени оно носит практико-ориентирование.

    Что касается того, что если вы хотите стать предпринимателем, то я в первую очередь конечно же бы сказал вам про то же самое образование, но именно с точки зрения предпринимательской компетенции.

    То есть в зависимости от того, кем вы являетесь, начинающим… Если речь идет о старшеклассниках, студентах, чуть-чуть может быть старше студентов, то 100% я порекомендовал бы наш проект «Бизнес-уикенд», ориентированный как раз на молодежь.

    В эту субботу, фактически завтра, начинается очередной курс «Бизнес-уикенда» на двенадцати площадках города. Будет проходить как раз для школьников, студентов, молодежи обучение предпринимательству, несколько треков. И после этого те, кто пройдет все треки, в том числе с онлайн-образованием, соответственно, перейдут в акселератор, где уже фактически они будут создавать бизнес. Это если это молодежь.

    А.ОНОШКО: Молодежь у вас каким возрастом заканчивается? Есть же ограничения наверняка.

    А.ФУРСИН: Проект рассчитан в большей степени на школьников, студентов. Но я знаю, что ребята, которые туда приходят, это ребята, которым и 25, и 27 лет.

    А.ОНОШКО: То есть паспорт не смотрите?

    А.ФУРСИН: Нет, мы никого не ограничиваем. У нас задача — наоборот создавать условия для того, чтобы они могли себя реализовать, не для того, чтобы поставить у них возрастные рамки, ограничители.

    Но в любом случае есть проекты, которые позволяют начинающим предпринимателям или людям, которые только задумываются о бизнесе, пройти тоже интенсив. Это в рамках нашего учреждения «Малый бизнес Москвы», ГБУ МБМ, стартап-школа, это такой пятидневный интенсив.

    А.ОНОШКО: Это платно все?

    А.ФУРСИН: Это все бесплатно. У нас нет никаких платных программ. То есть это все бесплатно для предпринимателей, для людей, которые хотят заняться предпринимательством. У нас через образовательные мероприятия, которые для бизнеса, не считая молодежи, проходят в год 120-130 тысяч.

    А.ОНОШКО: Люди сами к вам приходят?

    А.ФУРСИН: Люди сами к нам приходят. У нас «открытые двери» для таких программ. Единственное, что здесь каждый выбирает для себя лучшую программу. Потому что, что вы меня спросили про начинающих…

    Я просто рекомендую с этого начать. Вы не станете после этих программ прямо предпринимателем, но вы поймете все основы, что вам нужно знать — как определить нишу, как выбрать режим налогообложения, как найти объект, как просчитать для себя бизнес-план, вы основы все эти поймете. Дальше у вас есть программа уже углубленная. Есть программы, вам не надо, не знаю, приходить в какую-то точку, можете с планшета посмотреть в режиме онлайн; есть то, что нужно будет проходить.

    Для уже серьезных предпринимателей, то есть тех, кто уже имеет бизнес-модель, уже начал работать, есть акселераторы, это новые проекты, которые мы запустили в прошлом году для разных видов бизнеса — это ресторанный у нас был, сфера услуг была, социальный бизнес был, экспортеры (два акселератора) и отдельный акселератор, отбор в прошлом году был, но начался он в этом году, это совместно с «Яндексом», это для технологических предпринимателей, которые в большей степени в сфере IT.

    А.ОНОШКО: Приложения и т.д. А экспортеры? На какие рынки вы учили экспортеров, куда?

    А.ФУРСИН: У нас как бы там не было ограничения по рынкам. Есть отдельные программы, которые ориентированы на определенный страновой сектор.

    А.ОНОШКО: Вот какие страны?

    А.ФУРСИН: Были восточные страны — это Китай… У нас отдельные прямо программы были по обучению и прокачке навыков, что нужно делать для того, чтобы экспортировать в Китай. Было по африканскому континенту. Учитывая, что, кстати, один из перспективных рынков…

    А.ОНОШКО: На данный момент Китай все-таки посерьезнее как рынок, потому что там деньги есть, в отличие от Африки.

    А.ФУРСИН: Но там и конкуренция другая.

    А.ОНОШКО: Конкуренция может быть, да. Какого рода вещи… К вам приходили учиться люди, вы же анализируете, кто к вам приходит, которые что? Вот на экспорт. Что они экспортируют? Или это общие какие-то установки?

    А.ФУРСИН: Нет. То, что к тебе потом приходят, это совершенно разное. Это с медицинским оборудованием, какими-то расходными материалами, это с продуктами питания, это с какими-то IT-решениями.

    А.ОНОШКО: Понятно, все что угодно.

    А.ФУРСИН: Все что угодно мы не ограничиваем. У нас ограничения происходят только в одной программе — это программа «Сделано в Москве/Made in Moscow» — это выставочные мероприятия, они, как правило, специализированные. То есть если мы везем предпринимателя Москвы, который ориентируется, допустим, в анимационной индустрии, то там будут анимационные студии.

    А.ОНОШКО: Спасибо. Очень интересно. Жаль, что так мало времени. Алексей Фурсин, руководитель департамента предпринимательства города Москвы у нас в студии. Мы говорили о том, как на самом деле хорошо и легко вести бизнес в Москве и узнали о существовании «Технограда», в который можно прийти и узнать, чем лучше заниматься. Спасибо большое.

    А.ФУРСИН: Спасибо.

     

    А.ОНОШКО: Доброе утро всем. В студии Анастасия Оношко как всегда в это время. И в нашей программе сегодня важный гость Алексей Фурсин — руководитель департамента предпринимательства города Москвы. Здравствуйте.

    А.ФУРСИН: Доброе утро, Анастасия! Доброе утро, Москва!

    А.ОНОШКО: И московские предприниматели.

    А.ФУРСИН: И московские предприниматели, и москвичи!

    А.ОНОШКО: И те, кто еще не стал. У нас с вами повод — опрос ВЦИОМ, который был проведен. И выяснилось, что среди предпринимателей, тех, которые работают в Москве, большая часть считает, что в Москве довольно легко вести свой бизнес, довольно просто его начать и открыть. 20% уже нынешних предпринимателей, которые чем-то занимаются, планируют открыть еще один бизнес в ближайший год. Это очень большие показатели.

    Я так понимаю, что это единственный в России такой город у нас сейчас или это просто самостоятельная какая-то величина столичная, и это не удивительно?

    А.ФУРСИН: Я думаю, что это не единственный город. Просто можно ориентироваться сейчас на статистику. Потому что показатели, которые сделаны ВЦИОМом в рамках опроса, они выше среднероссийских. Хотя сейчас каждый регион, каждый даже город старается формировать систему поддержки, создавать условия для того, чтобы создавался новый бизнес, чтобы он развивался, потому что понятно, что малый и средний бизнес — это основа для многих экономик городов.

    А.ОНОШКО: Вот вопрос сразу. Ведь экономика стремится, принято так считать среди обывателей, к укрупнению. То есть когда приходит большой гигант в ту или иную сферу, маленькому конкурировать с ним тяжело.

    Мы знаем, что Европа когда-то выросла на как раз маленьком вот этом среднем и малом бизнесе, предпринимательстве. Но те, кто едет в Европу сейчас, видит, что там эти тоже все частные лавочки, все как-то… Визуально, может быть, этого не становится меньше, но им становится сложнее. Фермеры эти, которых государство поддерживает, ну, это тоже такая форма предпринимательства, немножко другая.

    У нас же вообще не было такого долгое время, не было культуры этой. Самые успешные люди в прежние времена преследовались за какие-то махинации и т.д. Сейчас… Вот был период в девяностые годы нуворишества такого, когда кто успел — взял, и это вызывало негодование и гнев людей, люди не любили людей успешных в среднем. Сейчас вы как их охарактеризуете? Кто идет, во-первых? Что это за человек, который может стартовать в такой бизнес? И в каких сферах именно в Москве это лучше всего цветет?  

    А.ФУРСИН: Тут много вопросов, Анастасия, вы задали. Я постараюсь на каждый из них ответить.

    Первое, что касается Европы или укрупнения малого бизнеса. Понятно, что и у России есть слой крупного бизнеса, который создан либо на базе государственных корпораций, либо уже созданные частные гиганты, которые, понятно, захватывают определенную долю рынка. Но при этом мы видим большое количество создаваемых малых бизнесов, каждый занимает свою небольшую нишу, им трудно выживать в этой конкуренции. Но при этом мы видим, что каждый день создается в Москве более 400 новых бизнесов, это значит, рынок имеет те ниши для того, чтобы они создавались.

    В каких сферах они создаются? Классически мы видим, в первую очередь это, конечно, торговля (розничная, оптовая). Учитывая, что город развивается, понятно, законы рынка диктуют соответственные предложения от бизнеса — создание предпринимателя в сфере строительства, архитектуры.

    Учитывая, что город все больше цифровизуется, создаются в городе инновации, и потребность большая непосредственно как у города, так и у того же самого бизнеса и самое главное — у людей, проживающих в городе. Поэтому видим создание инновационных компаний в первую очередь в области, конечно, IT. И это входит в топ-5 бизнесов, которые создавались на протяжении 2018-2019 годов.

    Что касается, наверное, потребностей города, то есть где мы бы его видели целесообразным, то есть что нам интересно, ну, конечно же, это все то, что направлено на создание благоприятной среды для города. Потому что мы видим инициативы бизнеса, мне очень приятно осознавать, что у нас достаточно социально активный бизнес, то есть предпринимательство создается в сферах здравоохранения, образования. И на сегодняшний день государство в лице Российской Федерации даже создало институт социального предпринимателя.

    А.ОНОШКО: Это такой особый статус?

    А.ФУРСИН: Да, это особый статус. У нас департамент будет вести реестр. Мы как раз объявили сейчас отбор заявок. Будем принимать заявки от предпринимателей, которым будем присваивать статус социального предпринимателя. И, соответственно, понятно, что это тоже потребность города, то есть потребность населения в создании такого бизнеса; не только государственного сектора, но и частного, который создается именно предпринимателями.

    И третий момент, который вы сказали, это такое для меня тоже, наверное, важное направление в работе департамента, потому что изначально два года я находился в понимании того, что простой обыватель, житель совсем не любит предпринимателя, статус предпринимателя носил характер какого-то негативного.

    А.ОНОШКО: Чуть ли не ругательное слово.

    А.ФУРСИН: Да, какой-то спекулянт.

    А.ОНОШКО: Я такое слышу до сих пор: «Я же не торгаш», — кто-то где-то иногда скажет, оправдывая свою несостоятельность.

    А.ФУРСИН: Эти стереотипы, которые складывались вокруг предпринимателя, мы все это время пытались разрушить. И все наши программы, которые были связаны с популяризацией предпринимательства в различных слоях от самых молодых до взрослых людей, что предприниматель — это тот человек, который создает для вас все блага. То вы же не идете в государственную систему, когда с утра покупаете булочку себе или круассан на завтрак; вы идете к предпринимателю, он вам варит вкусный горячий кофе, он вас накормит завтраком, он вам продаст продукты. То есть показывая реальную картинку предпринимателей, которые создают те блага, которыми мы все пользуемся…

    Как раз для меня было немного удивлением сегодняшнее исследование ВЦИОМ, когда считали, что как бы москвичи совсем не любят предпринимателей, оказалось, что вообще просто более 80% москвичей воспринимают как положительный образ. Более того, что…

    А.ОНОШКО: Купеческая Москва восстановилась.  

    А.ФУРСИН: Да, да, да, восстановилась. Еще и другой стереотип, что можно, наверное, считать, что предприниматель теперь это уже положительная личность…

    А.ОНОШКО: И жалеть начинают некоторые уже, сочувствовать.

    А.ФУРСИН: Да, их начинают жалеть, вы говорите, что кого-то даже сажают.

    А.ОНОШКО: Я такого не говорила. Закрываются места иногда. Видно, что закрываются. Жалеют по району.

    А.ФУРСИН: Закрываются места — это рынок может быть. Это не только московское, российское, это мировая тенденция, конкуренция.

    А.ОНОШКО: Но сажают тоже, мы просто еще до этого не дошли. Сейчас сочувствие и это хорошо?

    А.ФУРСИН: Нет, мне кажется, тут не должно быть сочувствия. Мне кажется, здесь просто нужно создавать у людей, которые еще не являются предпринимателями, все-таки сознание того, хочешь ты быть предпринимателем или нет.

    А.ОНОШКО: Страшно.

    А.ФУРСИН: Когда нас спрашивали: «Кем ты хочешь?» — «Я хочу быть космонавтом».

    А.ОНОШКО: Когда-то было. Сейчас уже никто не хочет.

    А.ФУРСИН: Сейчас никто не хочет, но просто, наверное, мало фильмов про космос. А сейчас надо больше фильмов про предпринимателя. Поэтому сейчас тот же самый ВЦИОМ, который определил, что 58% желают стать… профессия предпринимателя является престижной. То есть это уже, мне кажется, некий перелом тоже в общественном, наверное, понимании предпринимателя, он поменялся за вот этот небольшой период.

    А.ОНОШКО: Да, может быть, конечно. Но вы это чувствуете как департамент предпринимательства города Москвы? Вы ведете статистику? Вы сейчас несколько раз сказали, вы фиксируете все эти показатели. У меня сразу вопрос: а кем вы занимаетесь конкретно, какие виды, типы предприятий ваши? Например, у нас сейчас эксперимент по самозанятым идет, в Москве в том числе, насколько я понимаю.

    А.ФУРСИН: Да.

    А.ОНОШКО: Самозанятые — это тоже предприниматели или нет? Кого вы в сферу своего внимания включаете?

    А.ФУРСИН: У нас в сфере внимания все предприниматели, весь малый и средний бизнес. Их, считайте, под миллион точно будет.

    А.ОНОШКО: Штук?

    А.ФУРСИН: Единиц.

    А.ОНОШКО: Единиц предприятий.

    А.ФУРСИН: Это с учетом тех предпринимателей, которые являются в реестре УФНС. Это и предприниматели, которые были исключены, но являются действующими бизнесами, потому что там какие-то отчетности не сдали, и они будут включены в следующем периоде, и те самые как раз самозанятые, которые…

    А.ОНОШКО: Тоже ваши?

    А.ФУРСИН: Мы считаем, что они тоже предприниматели, потому что они ведут предпринимательскую деятельность, а эта деятельность направлена на извлечение определенной выгоды. Пусть она там небольшая, пусть это определенный вид деятельности, но в любом случае на сегодняшний день на них уже распространяется ряд инструментов поддержки как на предпринимателей.

    Тем более, это, наверное, такая ступенька, через которую, соответственно, этот самозанятый может при развитии переступить уже на предпринимателя другого уровня, то есть как любой другой предприниматель. Условно говоря, сегодня он ИП, завтра он создает ООО, сегодня он ООО с одной точкой, завтра он создает три. То есть, наверное, дать возможность тем же самым самозанятым, которые, не знаю, пекли пирожки и продавали их в интернет-магазине в Instagram, они продолжают это делать, но теперь они имеют статус легального предпринимателя.  

    А.ОНОШКО: А что им это даст? Я чувствую, вы знаете про эту тему с Instagram, где люди продают тортики.

    А.ФУРСИН: Я слышал.

    А.ОНОШКО: Слышали?

    А.ФУРСИН: Да, слышал.

    А.ОНОШКО: Могу показать, там шикарные вещи совершенно, ягоды, шоколад и т.д., торты. Это одно и самых, то, что мне встречается часто именно в Instagram. И вот сидит какой-то человек, который этим занимается, обычно женщина, ей приходят заказы, какой ей смысл выходить из этой тени Instagram, в которой она находятся? Вы говорите, они могут оформиться, наконец, стать настоящими.

    А.ФУРСИН: Да.

    А.ОНОШКО: Для чего это человеку нужно, предпринимателю, который этим занимается, но пока не масштабирует, например, свою деятельность?

    А.ФУРСИН: Если говорить, наверное, официальным языком, то это все-таки мы обеляем этого человека перед государством и обществом, а не просто это человек, который в тени находится, это первое.

    А.ОНОШКО: Ну, да.

    А.ФУРСИН: Мы все являемся с вами системой социального общества, в котором мы платим налоги, мы потребляем социальные блага, и это все происходит из общей экономики. Поэтому говорить, что он стал видимой единицей для нас, это назовем так официальным языком. Если неофициальным, то я считаю, что каждый из этих предпринимателей, как и любой даже ипэшник, который тоже может быть в режиме самозанятого (потому что там есть и просто физические лица, и ИП, которые могут перейти на самозанятые), они имеют право в меньшей, средней, большей степени получать определенную поддержку для того, чтобы развиваться.

    А.ОНОШКО: Что вы называете поддержкой? Это что?

    А.ФУРСИН: Это все, начиная от консультаций, образования до финансовых инструментов.

    А.ОНОШКО: Через департамент предпринимательства города Москвы?

    А.ФУРСИН: Конечно.

    А.ОНОШКО: Кстати, с самозанятыми… Я не знаю, насколько вы глубоко погружались в этот эксперимент.

    А.ФУРСИН: В этот мир?

    А.ОНОШКО: В мир самозанятости. Я имею в виду четырехпроцентный вот этот.

    А.ФУРСИН: Считаете это много, четыре процента?

    А.ОНОШКО: Нет, нет. Это копейки, не сравнимые ни с чем. В мире, не знаю, где-то может быть и есть, но я не слышала про такое. С другой стороны, я как человек, который мечтает всегда стать предпринимателем, ну, давно, может быть я еще стану как-нибудь…

    А.ФУРСИН: Приходите, мы вам поможем.

    А.ОНОШКО: Я не могу определиться, мне надо выбрать сферу.

    А.ФУРСИН: Нишу.

    А.ОНОШКО: Нишу, да. Причем начинать, естественно с малого, ставить эксперименты, глядя, что происходит, не сразу большим стать. Например, я хочу с самозанятостью. Там не так, не просто 4%.

    Я читала отчет одной девушки, которая думала, что если она 10 тысяч будет зарабатывать в месяц… Очень легко делается, приложение, все прямо на кончиках. Там не 400 рублей ты каждый месяц платишь с 10 полученных тысяч, там чуть-чуть по-другому считается. Это не такая прямолинейная логика, как иногда нам кажется. Там эти деньги списываются, потом в общем повисают какие-то «хвостики», за счет того, что ты назвал цену, не учитывая это. А если ты 10400 назовешь оплату своего труда, 400 спишется, тогда… В общем, там сложность непрямолинейная была. Я еще не до конца разобралась. Вы разбирались в этом?

    А.ФУРСИН: Еще раз. Смотрите, там система простая. У вас есть доход, который вы сами декларируете в приложении.

    А.ОНОШКО: Счет специальный. Все деньги, которые на этот счет падают, они считаются облагаемыми этими процентами.

    А.ФУРСИН: Да. Соответственно, у вас есть, во-первых, налоговый вычет в виде этих 10 тысяч. Второе, соответственно, у вас есть предельный объем дохода, который вы можете по этому режиму пройти, 2 млн 400 в год.

    А.ОНОШКО: Да.

    А.ФУРСИН: Если он превышается, понятно, что вы переходите уже тот предельный объем.

    А.ОНОШКО: А если не добираешь?

    А.ФУРСИН: Не добираешь, значит платите только процент с того дохода, который вы получили. А девушке я рекомендую… Мы специально для такого рода случаев… Ну, первое, всегда есть некая боязнь переходить. Вот этот вопрос, который вы задаете, а что это нам даст, многие им задаются. Но другое дело, другие задаются вопросом наоборот — да мы готовы туда пойти, потому что, я не знаю, сдаю квартиру, не плачу, а прячусь, условно говоря…

    А.ОНОШКО: Да, туда могут….

    А.ФУРСИН: Лучше я готов заплатить в режиме самозанятых, чем трястись, как говорится, или этому съемщику квартиры постоянно говорить: скажи, если что, ты моя сестра.

    А.ОНОШКО: Ну, да, это некрасиво.

    А.ФУРСИН: Некрасиво. То есть мы специально для всех лиц, которые готовы переходить на этот режим, открыли в рамках нашего подведомственного учреждения «Малый бизнес Москвы» образовательные курсы для самозанятых, как профильные, как для предпринимателей, так в нашем образовательном центре «Техноград» на ВДНХ есть специальные профильные образования. Потому что самозанятые — это всегда связанные… Но не всегда связанные… Есть виды деятельности, назовем то, что вы говорите, сдача в аренду, допустим, своего имущества, а другое дело — это профессиональная деятельность, что вы назвали пекут тортики или делают ремонт.

    У нас на «Технограде» есть как раз образовательные курсы, 45 направлений, которые как раз частично пересекаются со сферой самозанятых.

    А.ОНОШКО: Я набрала «Техноград» и сразу вижу, что там сейчас, во-первых, открыт и закроется в 21 час. Есть телефон. Кому интересно, могут набрать в интернете, позвонить и посмотреть, что за курсы.

    Если я такой человек, который решился на то, чтобы своей маленькой предпринимательской деятельностью с прицелом на рост заняться, первое, что я должна сделать? Вы сказали, я могу пойти в «Техноград» и посмотреть, есть ли там те направления, которые соответствуют моему настроению. Если его нет, то что?

    А.ФУРСИН: «Техноград» — это в большей степени центр, который позволяет людям, неважно, будут они являться предпринимателями, это объект, в котором обучают непосредственно профессионалы, непосредственно представители работодателей и бизнеса по различным видам специальности, по различным видам курсам, ориентированы в большей степени на практику, нежели чем на теорию. То есть он оборудованный комплекс, там не традиционное образование, а в большей степени оно носит практико-ориентирование.

    Что касается того, что если вы хотите стать предпринимателем, то я в первую очередь конечно же бы сказал вам про то же самое образование, но именно с точки зрения предпринимательской компетенции.

    То есть в зависимости от того, кем вы являетесь, начинающим… Если речь идет о старшеклассниках, студентах, чуть-чуть может быть старше студентов, то 100% я порекомендовал бы наш проект «Бизнес-уикенд», ориентированный как раз на молодежь.

    В эту субботу, фактически завтра, начинается очередной курс «Бизнес-уикенда» на двенадцати площадках города. Будет проходить как раз для школьников, студентов, молодежи обучение предпринимательству, несколько треков. И после этого те, кто пройдет все треки, в том числе с онлайн-образованием, соответственно, перейдут в акселератор, где уже фактически они будут создавать бизнес. Это если это молодежь.

    А.ОНОШКО: Молодежь у вас каким возрастом заканчивается? Есть же ограничения наверняка.

    А.ФУРСИН: Проект рассчитан в большей степени на школьников, студентов. Но я знаю, что ребята, которые туда приходят, это ребята, которым и 25, и 27 лет.

    А.ОНОШКО: То есть паспорт не смотрите?

    А.ФУРСИН: Нет, мы никого не ограничиваем. У нас задача — наоборот создавать условия для того, чтобы они могли себя реализовать, не для того, чтобы поставить у них возрастные рамки, ограничители.

    Но в любом случае есть проекты, которые позволяют начинающим предпринимателям или людям, которые только задумываются о бизнесе, пройти тоже интенсив. Это в рамках нашего учреждения «Малый бизнес Москвы», ГБУ МБМ, стартап-школа, это такой пятидневный интенсив.

    А.ОНОШКО: Это платно все?

    А.ФУРСИН: Это все бесплатно. У нас нет никаких платных программ. То есть это все бесплатно для предпринимателей, для людей, которые хотят заняться предпринимательством. У нас через образовательные мероприятия, которые для бизнеса, не считая молодежи, проходят в год 120-130 тысяч.

    А.ОНОШКО: Люди сами к вам приходят?

    А.ФУРСИН: Люди сами к нам приходят. У нас «открытые двери» для таких программ. Единственное, что здесь каждый выбирает для себя лучшую программу. Потому что, что вы меня спросили про начинающих…

    Я просто рекомендую с этого начать. Вы не станете после этих программ прямо предпринимателем, но вы поймете все основы, что вам нужно знать — как определить нишу, как выбрать режим налогообложения, как найти объект, как просчитать для себя бизнес-план, вы основы все эти поймете. Дальше у вас есть программа уже углубленная. Есть программы, вам не надо, не знаю, приходить в какую-то точку, можете с планшета посмотреть в режиме онлайн; есть то, что нужно будет проходить.

    Для уже серьезных предпринимателей, то есть тех, кто уже имеет бизнес-модель, уже начал работать, есть акселераторы, это новые проекты, которые мы запустили в прошлом году для разных видов бизнеса — это ресторанный у нас был, сфера услуг была, социальный бизнес был, экспортеры (два акселератора) и отдельный акселератор, отбор в прошлом году был, но начался он в этом году, это совместно с «Яндексом», это для технологических предпринимателей, которые в большей степени в сфере IT.

    А.ОНОШКО: Приложения и т.д. А экспортеры? На какие рынки вы учили экспортеров, куда?

    А.ФУРСИН: У нас как бы там не было ограничения по рынкам. Есть отдельные программы, которые ориентированы на определенный страновой сектор.

    А.ОНОШКО: Вот какие страны?

    А.ФУРСИН: Были восточные страны — это Китай… У нас отдельные прямо программы были по обучению и прокачке навыков, что нужно делать для того, чтобы экспортировать в Китай. Было по африканскому континенту. Учитывая, что, кстати, один из перспективных рынков…

    А.ОНОШКО: На данный момент Китай все-таки посерьезнее как рынок, потому что там деньги есть, в отличие от Африки.

    А.ФУРСИН: Но там и конкуренция другая.

    А.ОНОШКО: Конкуренция может быть, да. Какого рода вещи… К вам приходили учиться люди, вы же анализируете, кто к вам приходит, которые что? Вот на экспорт. Что они экспортируют? Или это общие какие-то установки?

    А.ФУРСИН: Нет. То, что к тебе потом приходят, это совершенно разное. Это с медицинским оборудованием, какими-то расходными материалами, это с продуктами питания, это с какими-то IT-решениями.

    А.ОНОШКО: Понятно, все что угодно.

    А.ФУРСИН: Все что угодно мы не ограничиваем. У нас ограничения происходят только в одной программе — это программа «Сделано в Москве/Made in Moscow» — это выставочные мероприятия, они, как правило, специализированные. То есть если мы везем предпринимателя Москвы, который ориентируется, допустим, в анимационной индустрии, то там будут анимационные студии.

    А.ОНОШКО: Спасибо. Очень интересно. Жаль, что так мало времени. Алексей Фурсин, руководитель департамента предпринимательства города Москвы у нас в студии. Мы говорили о том, как на самом деле хорошо и легко вести бизнес в Москве и узнали о существовании «Технограда», в который можно прийти и узнать, чем лучше заниматься. Спасибо большое.

    А.ФУРСИН: Спасибо.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus