• Депутат Госдумы Виталий Милонов в программе «Умные парни» 4 марта 2020 года

    15:00 Март 4, 2020

    В гостях

    Виталий Милонов

    Депутат Госдумы

    Е.ВОЛГИНА: Всем доброго дня. Это программа «Умные парни». Наш умный парень сегодня Виталий Милонов, член комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Здравствуйте, Виталий Валентинович.

    В.МИЛОНОВ: Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

    Е.ВОЛГИНА: Наши координаты: 73-73-948 — телефон прямого эфира по коду 8-495, sms-сообщения — +7-925-88-88-948, Twitter — @govoritmsk, Telegram — govoritmskbot. И наш Telegram-канал, где все новости, radiogovoritmsk. Явки, пароли сдала, можно начинать. Виталий Валентинович, откладывайте телефон. Вы гаджетозависимый человек, кстати?

    В.МИЛОНОВ: Гаджетозависимый. Мне кажется, я должен признать. Если бы я был депутатом таким, настоящим, я бы сказал: нет, что вы, это всё ерунда. Но да, это слабость, потому что иногда хватаешь телефон как псих реально.

    Е.ВОЛГИНА: А вы там чего, sms или Facebook?

    В.МИЛОНОВ: Нет, сейчас я даю распоряжение помощникам по поводу билетов, отлётов и так далее. Я могу сказать, что это по делам я общаюсь. Нет, к сожалению. Я часто читаю всякие сообщения, мессенджеры, новости читаю идиотские, совершенно не нужны эти новости. Какая разница, какой флагман Xiaomi выпустила или выпустит? Ну какая разница? Мне не нужна эта информация. Нет, я всё равно читаю, мне интересно, какой там процессор, Kirin 990 или Snapdragon. В общем, вот так.

    Е.ВОЛГИНА: Вы от этого отдыхаете, я поняла… Этим, точнее, с помощью этого отдыхаете. Хорошо.

    Тут любопытный момент, кстати, чего в интернете очень много, я думаю, что вы тоже читали (я не знаю, вы рассматриваете эти новости, вряд ли их можно рассматривать как дурацкие), потому что очень много новостей по Конституции. И вообще, когда президент в середине января предложил поправки в Конституцию, тогда подумали: да, всё серьёзно и так далее. А потом это своего рода превратилось в какое-то соревнование: одна группа людей предлагает такую-то поправку, другая группа людей предлагает следующую поправку. И кто-то говорит: а значимость-то нивелировалась. И вот уже сколько (поправьте меня), 600 с лишним поступило, 200 с лишним на рассмотрении, но при этом кому-то что-то не нравится. Вот вчера выступил против поправки с упоминанием «государствообразующего» народа глава Духовного управления мусульман Татарстана муфтий Камиль Самигуллин. Он заявил, что не видит в этом решении положительных перспектив. При этом муфтий согласился, что титульной нацией России являются русские, как самый многочисленный народ в нашей стране.

    При этом сама поправка звучит следующим образом. Статья 68, посвящённая русскому языку как государственному. Предложил президент добавить уточнение, что русский язык — это язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов России. Такое впечатление, что муфтий то ли не дочитал, то ли вычитал то, что ему хотелось вычитать.

    В.МИЛОНОВ: Вот здесь я с вами абсолютно согласен. Муфтий у нас немножечко недопонял. Я не хочу обвинять его в чём-то, безусловно. Просто произошло недопонимание. Тот текст, который предложен, он абсолютно нейтрален, он как раз менее радикален, вернее, он совсем нерадикален и он не смущает так, как смущает формулировка муфтия, «титульные нации» и так далее. Потому что тут начнут сразу же кто-то возникать, кому-то чего-то не понравится, кто нетитульная, а кто титульная. Тут говорится о том, что русский язык является языком, объединяющим нашу страну. Это так. Государственный язык России — русский язык, будьте любезны, все это признают. Все. И это не является конфликтной точкой абсолютно. Поэтому он обратил внимание на тот момент, который вообще является бесконфликтным.

    Но, с другой стороны, я с вами не хочу согласиться в чём? Говорите, немножечко нивелировалось значение. Меняется Конституция. Народ, люди, они активно стали обсуждать изменения в Конституцию. Хотя те моменты, которые были изначально предложены к изменению, — это моменты, абсолютно бесспорные. То есть даже оппозиция не могла долгое время собраться и найти аргументы, почему они против конституционного закрепления минимальной обеспеченности жизни и многих других вещей.

    Е.ВОЛГИНА: Минимальный размер оплаты труда.

    В.МИЛОНОВ: То есть по большому счёту те изменения, которые предлагают, они носят больше такой характер консенсусный, а не дискуссионный.

    Е.ВОЛГИНА: Смотря, по каким пунктам. По поводу детей, браков и бога или по поводу того, какая роль у Госсовета, какие полномочия у парламента? То есть, как будет вообще выглядеть голосование? Мы действительно увидим огромный свиток, где будет: поправка такая-то, поправка такая-то, поправка такая-то, было так, стало вот так? Или мы увидим: одобряете, не одобряете? Тоже вопрос большой. Как раз таки не возникает вопроса, почему вдруг появились поправки про бога, детей, русский народ и МРОТ, потому что это что-то такое социальное и более-менее понятное. А что касается полномочий Государственной думы, Совета Федерации, Конституционного суда, это посложнее.

    В.МИЛОНОВ: Возможно, мы с вами имеем различные источники информации. Но как раз что касается Госсовета, люди вообще не возражают. Что касается Госсовета, это то, что я лично, вот честно вам могу сказать, очень давно хотел увидеть. В системе органов госвласти отсутствует орган, который вырабатывал бы концепции, стратегии.

    Е.ВОЛГИНА: Это для стратегии все-таки, Госсовет?

    В.МИЛОНОВ: Да. То есть центр выработки идеологии. Ну, можно сказать, идеологии…

    Е.ВОЛГИНА: Запрещена пока. Пока запрещена.

    В.МИЛОНОВ: Слушайте, она запрещена, я имею в виду идеологию, то есть ключевых смыслов того или иного направления.

    Е.ВОЛГИНА: А Госсовет именно этой функцией будет наделяться? Или это вы так трактуете, что он такой функцией будет наделяться?

    В.МИЛОНОВ: У Госсовета более широкие полномочия, но это полномочия тоже прописанные. Владимир Владимирович об этом как раз и сказал, что в рамках нынешней системы органов госвласти мы обсуждаем тактику, мы мало обсуждаем стратегию. То есть ключевые принципы, основные принципы построения нашей политики в той или иной сфере. То есть мы можем говорить, вот я предлагаю, условно говоря, ввести повсеместно пятидневную учебную неделю для детей. Считаю, шесть дней не должны учиться, должны пять дней учиться. В министерстве говорят: это не так, у нас есть своя точка зрения. Они говорят как исполнители. Они говорят в рамках действующих норм, что им так некомфортно. А кто сказал, что, в принципе, они правы? Получается, что нет органа, который бы выработал основные, фундаментальные представления о том, как должно выглядеть обучение наших детей. Я считаю, что они должны учиться столько же, сколько взрослые должны работать. У нас взрослые работают пять дней в неделю, а дети почему-то шесть дней. В Москве Собянин молодец — отменил рабство, реально отменил шестидневное рабство, кабалу, шестой день для опциональных занятий, для факультетов, для разных факультативов. Это замечательно. В Петербурге дети умоляют меня, говорят: мы никому не верим, только тебе верим, спаси нас от этого рабства. Спасу, конечно. Но это нужно сделать на концептуальном уровне. Вот именно этого не хватает. И я очень рад, что Госсовет будет вырабатывать именно базовые параметры тех или иных основ в политике, в той или иной отрасли. Это очень важно.

    Е.ВОЛГИНА: Казалось бы, у нас с этим как раз сейчас занимается, в том числе, Государственная дума, Совет Федерации, правительство даже предлагает какие-то законопроекты.

    В.МИЛОНОВ: Мы немножечко поймали себя за хвост.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте.

    В.МИЛОНОВ: Я предлагаю законопроект, условно говоря, какой-нибудь простой, без дискуссий — запретить смену пола, поскольку это противоречит науке, потому что пол нельзя поменять. Правительство говорит: нет, у нас есть концепция, у нас есть обязательство перед Европейским союзом, ещё что-то. И Минздрав говорит: нет, да, конечно, пол нельзя поменять, можно так себя просто изуродовать, отрезать себе что-нибудь или пришить, но пол-то менять нельзя, это хромосома. У нас на таком уровне еще медицина не развилась, чтобы у человека поменять все хромосомы разом, из икс сделать игрек. Но… вот мы не можем, потому что… Почему нет? Потому что не выработаны основные фундаментальные понятия, что такое мужчина и женщина, что такое брак.

    Е.ВОЛГИНА: «Брак» выработано наконец-то. Сейчас что, заживём лучше или что?

    В.МИЛОНОВ: Слава богу Конституция наконец прекратит эту дискуссию, которой нет. Дискуссии нет в обществе. Есть недовольство в паре кофешопов Москвы и всё.

    Е.ВОЛГИНА: В смысле?

    В.МИЛОНОВ: Ну там, что там… Что такое брак? Брак — союз мужчины и женщины. Всё. Вопросов нет. Конституция раз и навсегда это закрепляет. Мы навсегда уйдём от бессмысленных обсуждений в рамках гендерной политики.

    Е.ВОЛГИНА: То есть вы думаете, кофешопы как раз не будут обсуждать дальше?

    В.МИЛОНОВ: Нет, кофешопы, пусть они подавятся от своего кофе, желательно в «Старбаксе», потому что в «Старбаксе» самый плохой кофе, они подавятся и умрут.

    Е.ВОЛГИНА: Ну ладно уж людям смерти желать, Виталий Валентинович.

    В.МИЛОНОВ: Потому что «Старбакс» подсыпает, вы же знаете…

    Е.ВОЛГИНА: Что подсыпает? Я не хожу просто в «Старбакс».

    В.МИЛОНОВ: Химозный порошок. Нет, в «Старбакс» плохой кофе. Поэтому, слава богу, в Москве закрывается, открываются правильные кофейни, нормальные шавермы открываются.

    Е.ВОЛГИНА: Шавермы?

    В.МИЛОНОВ: Шаурмы в Москве, хорошо. Всё. Гол, пас, вы меня заловили, шаурмы открываются, нормальные, традиционалистские кофейни.

    Е.ВОЛГИНА: А вдруг «Старбакс» на вас в суд-то подаст , скажет: Виталий Милонов сказал, что в «Старбаксе» кофе плохой, а мы говорим, что кофе хороший, опровергните, заплатите, кофе нашего попейте.

    В.МИЛОНОВ: Нет, если вы боитесь, что на вас в суд подадут… Хорошо, это моя субъективная точка зрения, основанная на опросе 99% моих избирателей.

    Е.ВОЛГИНА: А я думала, вы тестили.

    В.МИЛОНОВ: Конечно, я пробовал в «Старбаксе» кофе. Он мне не нравится. Это нонсенс, когда создаётся некий фетиш, и ради того, чтобы быть модным, люди идут, вопреки здравому смыслу, пить невкусный кофе только потому, что это модно. Не надо идти. Надо идти по зову сердца, голосовать надо сердцем, душой, русские берёзы.

    Е.ВОЛГИНА: В Канаде, по-моему, тоже берёзы, кстати, есть, канадские правда.

    В.МИЛОНОВ: И в Северной Америке. Поэтому там нормальные люди живут, кстати.

    Е.ВОЛГИНА: Вы так интересно, сначала про кофе, а тут вдруг про голосование, какой-то NLP. Обладаете этой технологией?

    В.МИЛОНОВ: Нет-нет, что вы. Это же журчание русского ручейка.

    Е.ВОЛГИНА: Где?

    В.МИЛОНОВ: Это северный ветер, настоянный на клюквенных полях. Это искренняя мысль, поэтому она так гармонично заходит.

    Е.ВОЛГИНА: Хорошо. Кстати, по поводу брака, как союза мужчины и женщины, ну закрепили, ну хорошо. Действительно у людей не было как бы сомнения, что это действительно так. Есть сомнение, нужно заключать брак или не нужно или с кем действительно заключать брак, но то, что брак — это действительно, когда мужчина и женщина идут в ЗАГС, потом хотят, идут в церковь или не хотят, это не возникает сомнений ни у кого ну просто потому, что культурный код такой.

    В.МИЛОНОВ: Правильно. Поэтому нам в Конституции… Конституция — это же не просто свод законов. Конституция — это некая декларация наших принципов. Наших принципов нравственного, в том числе, суверенитета. И в нынешней системе сложнейших как бы турбулентностей, я бы сказал, нравственных турбулентностей, которые сотрясают ряд стран, нам необходимо это закрепить. Это правильно.

    Я ещё, конечно, предлагал закрепить ещё вопрос, связанный с тем, что мы должны согласиться с точкой зрения науки, что жизнь начинается с момента зачатия, но пока до этого не дошли.

    Е.ВОЛГИНА: Как в Южной Корее. У них, по-моему, с момента… или в Японии.

    В.МИЛОНОВ: В Венгрии, например, тоже. Это просто учёные сказали: ребята, жизнь начинается с момент зачатия, не будьте дураками, не будьте слепцами. А у нас говорят: нет, мы слепые, мы считаем, что не так. Ну не так, так не так.

    Е.ВОЛГИНА: Жизнь с момента рождения начинается у нас.

    В.МИЛОНОВ: Рождение — это с момента оплодотворения, вот, что говорит наука.

    Е.ВОЛГИНА: Это зарождение, потом рождение.

    В.МИЛОНОВ: Ну понятно. Тогда можно также пойти дальше и сказать: а почему не с семи лет начинается, когда он начинает в школу ходить?

    Е.ВОЛГИНА: Очень важную тему вы затронули. У нас же детей тоже в Конституции закрепили, а у нас же дети — это не люди, в нашей стране, они же всем мешают. Вот я с младенцем со своим, хотя ему три года скоро будет, пойду куда-нибудь, захочет он поесть, а мне скажут, например (раньше, когда младенцем был), девушка, отвернитесь куда-нибудь, зачем вы сюда пришли, он нам мешает, не надо кормить.

    В.МИЛОНОВ: Вам нормальный человек такого не скажет никогда.

    Е.ВОЛГИНА: Так нет, я же говорю об обществе, которое есть. Другой момент. «А почему ваш ребёнок кричит в самолёте, я устал, не хочу». В конце концов, скорее всего, люди сделают замечание матери с этим маленьким кричащим ребёнком, чем какому-нибудь огромному мужчине в пьяном виде, который будет кричать на всех матом и рыгать кислой капустой.

    В.МИЛОНОВ: Потому что он быдло. Он — быдло. Он реально нелюдь.

    Е.ВОЛГИНА: А как ребёнка сделать человеком…

    В.МИЛОНОВ: Безусловно, этому быдлогопу, который нажрался в аэропорту пива, нажрался своих сухариков и чипсов и теперь всей этой химозой извергает фекалии ароматические на всех, ему практически говорить бесполезно. Потому что он быдлятина. Он потом поймёт на самом деле. Он поймёт. Я, почему так говорю? Потому что я тоже когда-то пил пиво, я считал, что пиво пить — это нормально, перед самолётом напиться пива — замечательно. Сейчас мне стыдно за это. Реально стыдно. Потому что животные так себя не ведут, как люди, которые бухают пиво.

    Е.ВОЛГИНА: Просто много не надо пить и всё, какие проблемы-то. А то вы получаетесь таким человеком, знаете, вы просветлились и теперь всем причиняете эту светлость.

    В.МИЛОНОВ: Секунду. Я не алкаш, который бросил пить и стал воинствующим… Я вообще не пью ни капли. Ни капли три года, ни одной капли не выпил. Но я не считаю, что нужно навязывать свою позицию. С другой стороны, общество меняется. Посмотрите, сейчас отношение к детям, к социализации детей тоже очень сильно в стране меняется. Это нужно прививать через рекламу, через…

    Е.ВОЛГИНА: Конституцию.

    В.МИЛОНОВ: В том числе через Конституцию. Это базовые вещи. Я поехал отдыхать со своей первой дочкой Марфой. Ей было четыре месяца. Таким маленьким поросёночком у меня в бэби-борне висел. Я ходил по Греции. И для меня был шок, почему каждая бабушка, дедушка её за пятку потрогают. Я понял, что это они от всего сердца делают.

    Е.ВОЛГИНА: А здесь ребёнок не человек объективно. Он должен спокойно себя вести, он не должен крутиться, он не должен вертеться, он не должен никому мешать. Но мы же не можем греческий менталитет к нам сюда через Конституцию привить.

    В.МИЛОНОВ: Наш природный менталитет, он такой же. Наш природный менталитет заключается в том, что мы любим детей. Вот я сказал бы, извращенцы их не любят. Искажение некое нравственное. И надо потихонечку это возвращать. Революционно, к сожалению, наломаем дров. Но, посмотрите, отношение к животным, отношение к мусору на улицах, отношение ко многим другим, к женщинам, оно меняется и очень серьёзно сейчас меняется в обществе. Мы должны это подталкивать, действительно способствовать этому. Если раньше сделать замечание человеку, у которого идёт пёс, извините меня, нагадил на газоне и идёт дальше, раньше это было немыслимо, делать замечание и сказать, что он жлоб, то сейчас, ну по крайней мере уже в крупных городах людям уже неудобно становится. Они считают, что это правильно — убирать за собакой.

    Е.ВОЛГИНА: Про собаку вы тоже сказали. Всё равно моё глубокое убеждение действительно, и это, в том числе, на собственном опыте, к собачке люди будут действительно относиться соседской более дружелюбно, чем, опять же, к тому же ребёнку, который рано встаёт, разбрасывает кубики, приходит сосед и говорит: а почему ваш ребёнок в семь утра разбрасывает кубики, я хочу поспать.

    В.МИЛОНОВ: Понятное дело. Но, опять же, это культура. Эти люди выросли в эпоху бездетности. Эти люди выросли в эпоху эгоизма. Ну серьёзно. Потому что сейчас посмотрите количество многодетных в стране, оно растёт. Вот я просто вижу по своим ровесникам. Я то уже старый пень, мне 46 уже, ну вот мои ровесники, плюс, минус, естественно, больше минус, 40 лет, многие рожают ещё. Многие думают, 40 лет — это не предел, ещё рожу. И третий ребёнок стал в норме вещей. Вот когда мы станем пропагандировать ненавязчиво, неагрессивно, что нормальная семья — трое детей, что дети, на самом деле им нужно больше, чем взрослым…

    Е.ВОЛГИНА: Вы за детоцентризм? Или нет?

    В.МИЛОНОВ: Нет, ни в коем случае. Я за то, чтобы люди понимали естественные вещи. Детский шум — это естественно, это прекрасно. Слава богу, когда в стране шумят дети. Хуже, когда они не шумят. Это одиночество, это, получается, вой слышен одиноких сердец, когда нет детского смеха. Так что детский смех — это благо.

    И здесь нужно действовать тоньше, чем, грубо говоря, взять, поручить какой-нибудь Росмолодёжи отработать грант, вот они сделать кондово что-то, потому что не найти концов будет. А я говорю о том, что делать более тонко. Например, реклама детских товаров, всегда чтобы семья была многодетной. Это не значит, что мы унижаем людей, у которых один или двое детей. Ни в коем случае. Но просто мы должны людей ментально подталкивать. К чему? К естественной форме, что естественная форма семьи… Я опять же не осуждаю, разные ситуации в жизни, бывает, детей нет, и мало детей, нельзя никого осуждать никогда. Но мы за стандарт должны принять, что семья с детьми — это семья и трое детей. Почему? Потому что только в таком формате страна увеличивается, страна не исчезает.

    Е.ВОЛГИНА: Мы про демографию, да. И как раз в послании своём президент говорил, и уже закон принят по маткапиталу даже за первого ребёнка. Но здесь же какая проблема возникает? Мало — раздать денег. Хотя кому-то, вот Лимузин пишет: «Я хоть троих ещё рожу, мне 44, с удовольствием, дайте возможность купить жильё, где плодиться, в конце концов». И потом мало действительно… Вот вы важные вещи сказали, не нужно унижать тех, у кого, например, один ребёнок или вообще нет. Действительно бывают разные ситуации. Но мы же видели, какие инициативы: а давайте сделаем как в Венесуэле презервативы по 50 долларов, люди тогда не будут…

    В.МИЛОНОВ: Это же глупость.

    Е.ВОЛГИНА: Вот, об этом речь, можно пойти по пути введения налога на бездетность или запрета продавать презервативы, или отмены абортов целиком и полностью, но это же не значит, что люди начнут действительно рожать. Они всё равно найдут выход того, как не рожать, или родят, но потом это будет действительно…

    В.МИЛОНОВ: Я хотел бы провести большую линию. Одно дело — презервативы по 50 долларов, это глупость. Потому что презервативы — это не аморально. Я не считаю презервативы аморальным. Это неаморальная, неабортивная контрацепция. Поэтому никто всерьёз в Государственной думе из 450 депутатов ни один не говорит про это. То есть это не находится на повестке дня.

    Конечно, всегда есть, извините меня, я не хочу обидеть никого, но придурочные со всех сторон. Придурочные феминистки есть, придурочные активисты есть.

    Е.ВОЛГИНА: Ну категоричность — это вообще признак ограниченности объективно.

    В.МИЛОНОВ: Эти люди, конечно, создают большой шум, но веса они никакого не имеют. Аборт — это другая вещь. Аборт — это не вопрос демографии, аборт — это вопрос отношения к жизни.

    Е.ВОЛГИНА: У некоторых это вопрос демографии, как раз таки у церкви, например, которая говорит, будут больше рожать, если не будут делать аборт.

    В.МИЛОНОВ: Нет. Церковь относится к абортам, как к вопросу сохранения жизни человека. Дело не в демографии. Церковь не осуждает ратный подвиг людей, когда они идут и отдают жизнь свою за свободу, за независимость. Это не осуждается. Дело не в демографии. Дело в отношении к ценности жизни. Поэтому церковь не может относиться по-другому, кроме как считать недопустимым убийство ребёнка во чреве.

    Е.ВОЛГИНА: Считать, но не пытаться внедриться в Минздрав и говорить, уберите аборты из ОМС.

    В.МИЛОНОВ: Я хочу напомнить, что церковь, если мы будем говорить не метафизическими понятиями, а вполне общественными, мы говорим про церковь. Церковь является крупнейшей организацией в нашей стране и самой старейшей, она старее, чем государство. Государства России ещё не было, ещё наши предки викинги ещё не пришли в замечательную Гардарику, а церковь уже была. И церковь имеет право так говорить, потому что в церковь ходят плохо, постоянно, непостоянно, поверьте, больше, чем на партийные собрания ходит, большинство жителей нашей страны. И церковь является репрезентативным общественным институтом, имеющим право заявлять о своей позиции. А почему церковь должна молчать в тряпку? Условно говоря, партия «Яблоко» в нашей стране заявляет, что они хотят видеть улицу Немцова. Они не заставляют, но не требуют, чтобы была улица Немцова в каждой стране. Я, как человек, поживший в эпоху Немцова, категорически против. Слава богу, что таких как мы большинство. Мы помним ещё нищету наших родителей и нашу собственную нищету, мы не будем так поддерживать. Но они имеют право, и я партию «Яблоко» не осуждаю, это их право, их право — заявлять о своей позиции.

    Е.ВОЛГИНА: Вопрос влияния. Понимаете, в чём дело? Здесь как раз вопрос влияния.

    В.МИЛОНОВ: А вы думаете, если бы либералы были… Каждый мало-мальски влиятельный сторонник либеральной идеи, он же как большевик в 1918 году, он же считает, либо будет по тому, как он скажет, либо люди не правы. Вот самые нетерпимые люди — это демократы. Я же с ними много общался.

    Е.ВОЛГИНА: Вы себя к кому относите по убеждениям политическим?

    В.МИЛОНОВ: Понимаете, я правозащитник. Я такой христианский демократ по убеждениям. Христианский демократ, монархист, правозащитник. Я считаю, что человек не должен заковывать себя в какие-то аналоговые рамки.

    Е.ВОЛГИНА: Поэтому вы из партии в своё время вышли. Или нет?

    В.МИЛОНОВ: Нет, я в «Единой России».

    Е.ВОЛГИНА: Слушатель 165-й говорит, вы когда-то вышли из «Яблока».

    В.МИЛОНОВ: Нет, секунду. Никогда в жизни я в этой конторке не состоял. В 93-м году, я был тогда помощником депутата Савицкого, мы были христианскими демократами, он сказал: Виталик (мне было 19 лет), «Яблоко» не наша партия. Я говорю: всё, понял, Виталий Викторович, не наша партия, негодяи.

    Е.ВОЛГИНА: Не соблазнят вас никогда. А «Единая Россия» лучше?

    В.МИЛОНОВ: Знаете, я вам могу сказать, «Единая Россия» — это единственная партия, которая допускает наличие своего собственного мнения.

    Е.ВОЛГИНА: Потому что есть партийная всё равно солидарность. Ты можешь думать как угодно, но за закон ты голосуешь.

    В.МИЛОНОВ: Секунду. Есть ценности. Но в нашей партии есть я и есть Оксана Пушкина, люди абсолютно… Моя правильная позиция, у неё неправильная, но она есть тоже в нашей партии.

    Е.ВОЛГИНА: А у неё бывает правильная позиция, а у вас неправильная?

    В.МИЛОНОВ: Нет, конечно… Нет, бывает, конечно, бывает, я тоже могу ошибаться.

    Е.ВОЛГИНА: Несколько сообщений от слушателей. Сергей пишет: «Высшее образование в Москве под 300 тысяч в год стоит. О какой многодетности вы говорите? Дочь окончила 11 классов в Москве с красным дипломом, но в МПГУ нет бюджетных мест. Вот все и думают про будущее. В общем-то, заняться сексом дело нехитрое, а дальше-то что?» Помните, есть такая присказка, когда женщина одна с ребёнком остаётся, ей говорят, мол, сама виновата, мужчина не должен. А он скажет: ну, дорогая, я же просил, ощущения не те. Пошловато, конечно, но это правда так есть.

    В.МИЛОНОВ: Это кобель. Это собака говорит. Это кобель и безответственная скотина может так сказать.

    Е.ВОЛГИНА: Понимаете, когда мужчину встречаешь, у него нет таблички, к сожалению, «я дурак» или «я брошу свою женщину, не буду платить алименты».

    В.МИЛОНОВ: Что касается алиментов, это очень большая, больная проблема для нашего общества.

    Е.ВОЛГИНА: Сто миллиардов рублей долг.

    В.МИЛОНОВ: Потому что я выступаю за то, чтобы была создана единая система государственная контроля учёта оплаты алиментов. У меня реально есть истории, когда дети, особенные дети даже рождаются, и папаша, козлина, бросает ребёнка или разводится и через всякие юридические хитрости платит на этого ребёнка пять тысяч рублей, хотя сам живёт в шикарных условиях. А платит пять тысяч. Естественно, денег не хватает ни на что, ну вот он так добился. Я думаю, что здесь должно государство быть на стороне детей. Я не говорю, женщин, здесь отдельно подчёркиваю, на стороне детей. Потому что иногда и с папой, очень редко так происходит, но и с папой тоже остаются.

    Кстати, это тоже вопрос. У нас почему-то суды всегда считают, что ребёнок обязан оставаться с матерью.

    Е.ВОЛГИНА: Не обязан. Почему? Не обязательно.

    В.МИЛОНОВ: 99% судебных решений выносятся в пользу мамы, хотя мама, как человек, к сожалению, к великому для меня сожалению, тоже может ошибаться и вести неправильный образ жизни. Надо ввести государственную систему учёта. Именно система выплаты мужиком алиментов должна контролироваться через единую цифровую систему государства. Не платит? Всё, моментально санкции, как в киношке, сразу вокруг тебя клетки опускаются, права аннулируются автомобильные.

    Е.ВОЛГИНА: А как сейчас, вот подаёшь заявление на алименты, тебе пишут номер телефона, где работает, свой расчётный счёт и потом, какое имущество есть. Вот ты перечисляешь, какое у него есть имущество. Это, в общем-то, понятно, облегчает работу пристава. Но пристав скажет: ну, он все карточки свои перевёл на наличные, он там ещё что-то сделал, да, у него есть дом в Барвихе, но он оформлен на маму-инвалида, например. Мы же не можем забрать квартиру у мамы-инвалида. Или как? А потом вдруг выясняется, что он на новом «Порше» ездит. Или что? Как это делать?

    В.МИЛОНОВ: А знаете, что? Тут как раз надо не идти на поводу у влиятельных отказников от уплаты алиментов, нужно вводить жёсткие санкции. Да, выезд заграницу блокируется, и то не всем, кстати.

    Е.ВОЛГИНА: От 10 тысяч рублей.

    В.МИЛОНОВ: Да. Но не всем блокируется, поверьте. Здесь нужно именно идти по пути жёсткого… Вот человек, который не платит алименты ребёнку, — это человек, который умышленно наносит тяжкий вред здоровью ребёнка. Вот как нужно приравнять. То есть он ездит на чужом «Порше»? Отлично, скотинка, мы у тебя права отнимем. Он не пользуется своими карточками, другими? Хорошо, мы паспорт у него ограничим в действии. Реально.

    Е.ВОЛГИНА: Ух ты.

    В.МИЛОНОВ: Я считаю, что мужик, который является злостным неплательщиком алиментов, мы у него половую принадлежность из паспорта должны вычеркнуть, потому что букву «м» у него нужно аннулировать. Потому что мужчина детям своим не будет никогда отказываться помогать.

    Я не говорю про сложные судебные споры, когда понятного рода низкой социальной ответственности девушки выходят замуж, тут же сбегают, там требуют полцарства у него и так далее. Это их вопросы.

    Е.ВОЛГИНА: Бывает, что мужчины требуют полцарства, поверьте, Виталий Валентинович.

    В.МИЛОНОВ: Я знаю. Я был у Малахова как-то на передаче, видел таких. Я говорю про обычные случаи. Конечно, это должно быть страшным преступлением. Не как сейчас, «ой, не платит алименты». Это должно быть страшным преступлением и кара должна быть другая. Реально человек, который отказывается платить алименты своим детям, причём не фиговые, не фиктивные, а настоящие…

    Е.ВОЛГИНА: А настоящие, это сколько? Сейчас 25% или там фиксированная стоимость. Есть у меня подруга. Прожиточный минимум на ребёнка в Москве 13 тысяч рублей. Двое детей. 26 тысяч попросила. Бывший муж пошёл, обжаловал это решение, теперь 10 тысяч она на двоих получает.

    В.МИЛОНОВ: Вот козёл он, понимаете? Ему надо на лбу татуировку поставить в виде того места, которым он детей делал. Серьёзно. В том-то и дело, такое должно быть недопустимо.

    Е.ВОЛГИНА: Просто что такое достойные алименты и вообще достойные выплаты, когда у нас МРОТ 11 тысяч рублей? Невозможно на 11 тысяч рублей прожить. Выжить можно, но прожить — нет.

    В.МИЛОНОВ: Конечно. Здесь есть большой спор, а если у человека действительно маленькая зарплата, он физически не может платить 100 тысяч рублей, он получает 50. Бывают такие случаи, конечно. Но здесь нужно давать более широкие полномочия органам… Вот пусть опека вместо того, чтобы отнимать детей направо, налево нормальных и не отнимать ненормальных, вот пускай она этим занимается.

    Е.ВОЛГИНА: Что, звонят ему и говорят: вспомни, что ты отец?

    В.МИЛОНОВ: Нет, надо выяснять. Во-первых, он не должен иметь право работать. Если он работает и он получает 10 тысяч рублей, значит, берёшь этого кóбеля или кобеля (как называется правильно?), этого козлищу и на исправительные работы. В Москве есть… какахокопатели… Какие самые высокооплачиваемые, но самые невостребованные работы, грязные? Вот мети улицы 12 часов в сутки, получай 35 тысяч и половину будешь отдавать на детей. Раз ты бедный, раз ты по паспорту, приезжая на золотом «Бентли», нищий, мы тебе от лица Москвы дадим работу.

    Е.ВОЛГИНА: А где-то такое работает? Или вы это сами как-то придумали?

    В.МИЛОНОВ: Это работает заграницей. То есть, если ты, скотина, не хочешь детей своих обеспечивать, значит, государство тебе даст работу и будет вычитать.

    Е.ВОЛГИНА: Понимаете, многие мужчины считают, что алименты почему-то… ей не должно достаться ни копейки. Почему-то мужчины как бы начинают мстить через это, женщинам, хотя деньги действительно на детей.

    В.МИЛОНОВ: Я считаю, что это низко. Это низко, подло и вот, наверное, для этого и должны быть выработаны основы государственной политики в области семьи.

    Е.ВОЛГИНА: Так.

    В.МИЛОНОВ: Потому что да, мать, которая воспитывает ребёнка твоего, она твоего ребёнка воспитывает. То есть, если ты готов полностью отдавать себя, половину времени воспитанию детей, то есть ты говоришь: знаешь, родная, мы с тобой разошлись, но ребёнок не должен от этого мучиться, поэтому половину времени ты, половину времени — я, я оплачиваю половину за школу, половину за кружки, половину времени отдаю своего личного времени. Но ведь получается глупость какая-то. Он считает, сволочь, что «а вдруг она проест эти деньги?»

    Е.ВОЛГИНА: Сама.

    В.МИЛОНОВ: Да.

    Е.ВОЛГИНА: Вот Эдди пишет: «Вы никогда не узнаете, пошли ли эти деньги именно на ребёнка». Кружки оплачивайте, товарищ, пожалуйста, и в конце концов алименты.

    В.МИЛОНОВ: А время? А бессонные ночи? Это что, ничего не стоит что ли? Когда мама не высыпается, идёт на работу, не выспавшись, потому что ребёнок заболел, плакал всю ночь, а он считает деньги, колбасу она съела на чьи деньги.

    Е.ВОЛГИНА: Скажет: ты же мать.

    В.МИЛОНОВ: А ты отец. И вот отец должен… Понимаете, в чём дело? У нас в обществе не закреплена ответственность за ребёнка равная у мужчины и у женщины. То есть отец получается как бы, так сказать, кот из дома, мыши в пляс. Сделал свои дела и в кусты. Нет. Он несёт до конца своих дней такую же ответственность.

    Е.ВОЛГИНА: А исторически, вам просто скажут, что мужчина, он же как бы сеет. У мужчин сколько миллиардов сперматозоидов, а у женщины 450 яйцеклеток на всю жизнь.

    В.МИЛОНОВ: И что?

    Е.ВОЛГИНА: Поэтому немножко разные. Мужчина, он вот сеет, а женщина, она сохраняет очаг.

    В.МИЛОНОВ: Нет, мужчина, если он мужчина, а не особь мужского пола, он воспитывает, он несёт ответственность. Мужчина — это, прежде всего, ответственный человек. Вот разница между биологическим видом и человеком. Что нас делает людьми? Даже у животных больше ответственности, чем у некоторых особей мужского и женского пола. Поэтому, конечно же, ответственность должна быть.

    Е.ВОЛГИНА: Следующий момент ещё есть про пост. Я просто открыла ради интереса опроса ВЦИОМа: каждый десятый гражданин России готов соблюдать Великий пост. 94% слышали про Великий пост, более половины не смогли сказать, когда он начинается, точную дату назвали 14% опрошенных.

    В.МИЛОНОВ: Ну и что? Не имеет возможности сказать и не скажет. Узнают — скажут.

    Е.ВОЛГИНА: Сами поститесь?

    В.МИЛОНОВ: Я сам пощусь.

    Е.ВОЛГИНА: Вот прям совсем целиком, полностью как надо. Или нет?

    В.МИЛОНОВ: К сожалению, опять же, проблема нашего общества — это радикализм. У нас есть радикалы, готовые тебя проклянуть, если увидят… Помните, был скандал с покойным нашим дорогим отцом Всеволодом, которого с филе о фиш увидели в пост.

    Е.ВОЛГИНА: В «Макдональдсе», да, было дело.

    В.МИЛОНОВ: Нет, конечно, отец Всеволод, я ему тоже сказал: отец Всеволод, не ходите в эту харчевню дьявола, там ничего хорошего нет. Понимаете, у нас же радикалы какие-то, они готовы своим радикализмом любого человека, напрочь отбить у него желание соблюдать пост. Потому что они вычитали в каких-то пещерных скрижалях, тут ты вообще не должен есть, этот день ты не должен пить, не смотри телевизор, не поднимай глаза…

    Е.ВОЛГИНА: На жену не смотреть, вообще ни на кого.

    В.МИЛОНОВ: Это проблема нашего времени, что люди из-за того, что у нас сначала был атеизм, сейчас как бы не атеизм, люди ударились в экстремы, такие неофиты, Дмитрий Энтео образца 2012 года. Они взяли монастырские уставы, которые предписывают действительно очень строгое воздержание во время поста, и пытаются монастырский устав перенести на нашу повседневную жизнь. Это неправильно. Я абсолютно твёрдо уверен, что требовать от людей стиля жизни как в монастыре недопустимо. Потому что в монастыре человек не работает, он молится, у него есть игумен, который смотрит за ним и говорит: знаешь, вот ты сегодня пользы ради не ешь. Так правильно, там совсем другая ситуация. Там человек от всего отрёкся и отдал себя служению богу, он готов ни пить, ни есть. Владыка Тихон Шевкунов правильно описывает свою жизнь в Печорах, рассказывает, как он ел одно просо, действительно достигал определённого состояния души, очень светлого, хорошего. Это монахи. Это не те, кто воспитывает детей.

    Вот я очень люблю приводить в пример греков, киприотов. У меня родственники киприоты. Вот у них первый день поста. Чем они занимаются? Идут жарить осьминога. Он говорит: у нас пост, осьминога едим. Афон, который любят упоминать многие наши такие старцы или любящие старцев, на Афоне морепродукты вообще разрешены, потому что вообще-то морепродукты — это бескровная пища, это постная пища, кальмары и так далее. У нас же нет, какая-нибудь свечница в храме скажет: ты что, антихрист, креветку сожрал. Пост, прежде всего, состояние духовное, душевное.

    Е.ВОЛГИНА: Время для подумать.

    В.МИЛОНОВ: Но, естественно, какие-то ограничения, в том числе гастрономические, это не самоцель, это помощь тебе в определённой степени себя как бы ограничить. Хотя я честно могу сказать, я такой вкусный суп постный могу забабацать, что тут даже грешно становится оттого, какой он вкусный.

    Е.ВОЛГИНА: Вот от слушателя есть вопрос. «В пост главное не есть друг друга», — Лимузин говорит.

    В.МИЛОНОВ: Это очень правильно. Но я считаю, что пост — это наша культурная традиция. Не надо стыдиться её. Это хорошо. Вы не поститесь? Да. Но я уважаю вас. Я пощусь, вы тоже меня уважайте. Почему тогда у нас иногда возникают сложности?

    Е.ВОЛГИНА: В ресторане сейчас постное меню.

    В.МИЛОНОВ: Я считаю, что как раз не только в дорогих московских ресторанах, но нужно постепенно это вводить. Это правильно. Это же подчёркивает не то, что мы опускаемся, как говорят либералы, в пещерные времена. Нет. Это наша традиция. Поэтому хорошо, если в кафе… Я лечу в самолёте. Ну давайте мы сделаем, что в пост Великий есть всегда выбор.

    Е.ВОЛГИНА: В некоторых самолётах вообще не кормят, там только водичка, как раз очень постно.

    В.МИЛОНОВ: Поэтому сделайте, подчёркивайте это культурное многообразие.

    Е.ВОЛГИНА: Но без категоричности. А так сложно.

    В.МИЛОНОВ: Да. В той же самой харчевне дьявола, «Макдональдс», который нельзя есть вообще…

    Е.ВОЛГИНА: Почему нельзя-то?

    В.МИЛОНОВ: Потому что это трансжиры.

    Е.ВОЛГИНА: С другой стороны, Виталий Валентинович, я с вами готова поспорить, потому что в любом уголке мира, куда бы ты ни приехал, ты побоишься, например, на МКАДе есть где-нибудь или на какой-нибудь старой-старой трассе уже далеко от Москвы, в какой-нибудь придорожной забегаловке, и ты будешь ждать «Макдональдс», потому что там ты гарантированно не отравишься.

    В.МИЛОНОВ: Я могу сказать, да, вы гарантированно совершите пищевую эвтаназию.

    Е.ВОЛГИНА: Ой.

    В.МИЛОНОВ: Потому что «Макдональдс» — ласковый убийца. Убийца с улыбкой на лице.

    Е.ВОЛГИНА: Каждый день не надо есть просто.

    В.МИЛОНОВ: Вообще не надо есть, не суйте в рот эту гадость. Вспомните прекрасного москвича Филипп Филиппыча Преображенского, «ну не ешьте вы эту гадость, не тяните в рот как маленький ребёнок всякую…»

    Е.ВОЛГИНА: Дома хотя бы можно бургер сделать?

    В.МИЛОНОВ: Бургер можно. Я за то, чтобы люди ели бургеры. Уже Джейми Оливера, не слушайте меня, слушайте Джейми Оливера, он вам тоже говорит, не ешьте в «Макдональдсе». Почему? Я считаю, что фастфуд как индустрия должна полностью быть уничтожена в нашей стране, потому что это убивает наших детей.

    Е.ВОЛГИНА: Шаверма тоже фастфуд.

    В.МИЛОНОВ: Нет.

    Е.ВОЛГИНА: Да. Это быстрая еда.

    В.МИЛОНОВ: Шаверма — это сакральная еда. Шаверма, она делается из природных ингредиентов. Я считаю, что индустрия фастфуда, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, трансжиры, вот эта калорийная пища, которой грешит фастфуд, она должна уходить. Потому что это то, что убивает нацию. Газировка. Опять же, почему мы пасуем перед «Кока-Колой»?

    Е.ВОЛГИНА: «Буратино» можно пить?

    В.МИЛОНОВ: «Буратино» тоже особо не надо злоупотреблять, но нельзя пить «Кока-Колу», нельзя пить «Пепси». Почему мы разрешаем им так плодиться? Причём компания «Пепсико» не такие злодеи. Вы знаете, что у нас вся молочка в лапах этих злодеев американских?

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите, как депутат Госдумы, про злодеев американских, а Мишустин между тем говорит, что есть потенциал для улучшения отношений России с Западом.

    В.МИЛОНОВ: Конечно.

    Е.ВОЛГИНА: А вы сидите в нашей студии как депутат, вас сейчас американцы послушают, вот Виталий Милонов говорит, «исчадие ада», «злодеи», что же нам делать-то?

    В.МИЛОНОВ: Потому что наши соратники в Америке считают, что «Пепси» — это тоже злодеи. Потому что любой вам врач расскажет о вреде употребления детьми, детишками этих напитков. Это вредно.

    Е.ВОЛГИНА: Нет, про вред никто не спорит.

    В.МИЛОНОВ: Почему тогда я прошу Минпромторг ввести предупредительные надписи на «Кока-Коле», на «Коле», хорошо, не делаю рекламу или антирекламу, на банках с газировкой, на стаканчиках нужно делать предупредительные надписи: «Внимание! Чрезмерное употребление этой жидкости может повредить вашему здоровью». Почему не делают?

    Е.ВОЛГИНА: Я бы на тортиках ещё ввела на всех.

    В.МИЛОНОВ: Секунду. А я считаю, что тортики вредны, знаете, какие? Которые делаются из так называемых растительных сливок, то есть там, где используются трансжиры.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите, тогда про пальмовое масло. Сколько Российская Федерация вообще импортирует пальмового масла?

    В.МИЛОНОВ: И? Пальмовое масло пальмовому маслу рознь. Есть пальмовое масло, которое дороже оливкового.

    Е.ВОЛГИНА: А к нам то какое гонят?

    В.МИЛОНОВ: А так называемые трансжиры, трансзамены жирных кислот, которые используются, вот они вредны. Вы понимаете, что трансжиры, которые направо, налево использует «Макдональдс», по утверждению врачей, вызывают рак. Они вызывают колоссальное увеличение риска возникновения онкологических заболеваний, диабет, заболевания сердечнососудистые.

    Е.ВОЛГИНА: Если что, первая раковая опухоль была недавно найдена, 2 миллиона лет этому организму, на котором была эта раковая опухоль, саркома. Поэтому не только речь про «Макдональдс».

    В.МИЛОНОВ: Естественно. Просто мы говорим о факторах, способствующих.

    Е.ВОЛГИНА: Японцы те же самые, с другой стороны, они едят столько всего растительного и натурального, а при этом у них рак прямой кишки очень развит.

    В.МИЛОНОВ: Продолжительная жизнь в Японии выше, чем у нас.

    Е.ВОЛГИНА: И про лечение тоже там.

    В.МИЛОНОВ: Я вам могу сказать словами учёных медиков. Я согласен с ними сто процентов.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте.

    В.МИЛОНОВ: Самая современная система здравоохранения даёт продолжительность жизни, прирост, 20%. Высокотехнологичные медицинские операции, самые современные, с установкой искусственного глаза, носа, ещё плюс 5%.

    Е.ВОЛГИНА: А почему же у нас такие проблемы?

    В.МИЛОНОВ: Секунду. А правильно питание — 45.

    Е.ВОЛГИНА: Понятно.

    В.МИЛОНОВ: Понимаете, вредные привычки… Вот надо сознаться. Мы же почему… Мы не хотим, мы боимся в этом сознаться. Неправильное питание, у нас эпидемия неправильного питания, пиво порошковое, которым нас травят турецкие и голландские, и американские компании…

    Е.ВОЛГИНА: Да уж сами себя травим, ладно уж, Виталий Валентинович.

    В.МИЛОНОВ: Секунду. Пиво, которое пьём, чипсы, сигареты, алкоголь — это то, что уничтожает нашу нацию. Ну почему мы такие слепые?!

    Е.ВОЛГИНА: Вода и салатный лист, я давно это говорю. Вода и салатный лист.

    В.МИЛОНОВ: Да нет же. Еда должна быть разнообразной.

    Е.ВОЛГИНА: Не только еда должна быть разнообразной, но и, например, доступ к лекарствам тоже должен быть разнообразным. Вы же читали наверняка сами, эфир начали с вами, что вы действительно в интернете постоянно что-то читаете. Вот про этих несчастных деток, которым собирают деньги на то, чтобы какую-нибудь спинразу получить или даже какое-то лекарство высокотехнологичное, которое один укол сделал. Почему такая проблема? Вот почему такая проблема, что мы этих детей, там 600 с лишним человек по всей стране, а представитель Минздрава говорит: ну вы знаете, нам нужно до конца года 240 миллионов рублей, а у нас нет. Вот как-то так.

    В.МИЛОНОВ: Давайте признаемся. Конечно, такая беспроигрышная тема — поднимать вопрос о заболеваниях. Но всегда есть люди, которым не хватит на лекарства, в любой стране. В какой-то больше, в какой-то меньше, всегда это есть. И фонды, которые собирают детям помощь, это не от слова «нехватки», не от жестокосердия Минздрава, нет. Это от милосердия людей.

    Ни в одной стране мира государство, в общем, не может полностью перекрыть потребность в медикаментах. Так получается. Есть государства более богатые, понятное дело.

    Е.ВОЛГИНА: Вопрос подходов, Виталий Валентинович. Помните эту историю с фризиумом, когда его сюда начали завозить только после того, как было два резонансных случая, что эти несчастные матери пришли на почту получать этот фризиум из заграницы, а пришли люди в погонах и сказали: ой, матушка, пройдёмте. У нас как раз палочная система.

    В.МИЛОНОВ: Я знаю эти истории, которые были пролоббированы некими…

    Е.ВОЛГИНА: Кем?

    В.МИЛОНОВ: …значительными фондами.

    Е.ВОЛГИНА: В смысле?

    В.МИЛОНОВ: По поводу как раз лекарств неаккредитованных. Там же была проблема в другом, что очень часто эти истории искусственно раздуваются. Потому что есть одни лекарства, которые аккредитованы. Поставщики других лекарств поднимают эту волну, говорят, что: вот, мы хотим, чтобы наши лекарства тоже продавались.

    Е.ВОЛГИНА: Есть таблетка, а есть микроклизма, которая срабатывает лучше. Потому что ребёнку с эпилепсией невозможно таблетку в рот просто засунуть, микроклизма работает.

    В.МИЛОНОВ: Я вас прекрасно понимаю. Поэтому мы сейчас приняли закон, который существенно расширяет право поставки лекарств и упрощает поставку лекарств, если нет аналогов. Это так. С другой стороны, посмотрите, мы пошли по западному пути. На Западе вы вообще, мама лекарство без указания врача вообще купить не сможет и папа, и вы сами себе.

    Е.ВОЛГИНА: Никто не спорит с этим. Вопрос доступа.

    В.МИЛОНОВ: А я считаю, что это глупость. Потому что, извините меня, мы неужели такие дебилы, что мы не можем… Вот у вас есть базовое образование, предположим, медицинское или вы знаете, что у ребёнка высочайшая температура, нужно срочно антибиотики. Вы не купите.

    Е.ВОЛГИНА: Нельзя без рецепта. Потому что у нас есть закон об обороте психотропных веществ, например.

    В.МИЛОНОВ: Антибиотик не психотропное вещество, и многие другие лекарства попали под вот эти глупые ограничения. Человек с хроническим заболеванием каждый раз должен таскать с собой рецепт. Ну это глупость. Если вы хотите такой тотальный контроль, сделайте вы электронный рецепт, чтобы человек показал свой паспорт или карточку москвича, петербуржца, волгоградца и всё. И не надо так делать, не надо заставлять. А то у нас министр здравоохранения, я всё время с ней спорил, говорит: вызывайте врача. Я говорю: вы что, с ума что ли сошли? У ребёнка температура. Я отец, у меня шесть детей. У ребёнка температура. Я когда врача вызову? Он придёт в лучшем случае к вечеру. Я говорю, врачей не хватает, ну вы же знаете, вы же в разуме. Почему я не могу принять срочные меры как отец, как родитель? Почему я должен ждать врача? Он придёт ночью, на следующий день только пойду. А представьте, у ребёнка 40 температура, я не могу её сбить, не могу начать лечение. Я не говорю уже про взрослых врачей, к которым вообще не попасть неделями, к специалисту. Ты помрёшь быстрее, чем попадёшь. Поэтому вам в помощь как раз современные технологии. Не надо бояться, используйте электронные рецепты, электронные карточки, чтобы вы приходили и не загружали этой ерундой врачей. Потому что если мы введём электронный рецепт, мы моментально снимем громадную нагрузку с врачей, которые один и тот же рецепт больному эпилепсией выписывают 12 месяцев в году. И они будут всю жизнь ему этот выписывать рецепт.

    Е.ВОЛГИНА: Ну это что, это проблема бюрократии?

    В.МИЛОНОВ: Это проблема в том, что мы в одном смысле взяли хорошее начало, действительно самолечение плохо, а другую сторону мы не закрыли. С самолечением мы боремся, а в том, чтобы люди не унижались, не стояли неделями за номерком к врачу, мы не боремся.

    Е.ВОЛГИНА: У нас 40 секунд, Виталий Валентинович, осталось. 8 Марта скоро. Отмечаете с супругой этот праздник?

    В.МИЛОНОВ: Конечно.

    Е.ВОЛГИНА: А феминистки? Это же их праздник.

    В.МИЛОНОВ: Слушайте, феминистки 8 Марта не отмечают. Они грустно плачут, потому что им никто букетик не подарит. Им только котик может и Facebook с iMac подарить. Феминистки, они такие, потому что они не хотят принять…

    Е.ВОЛГИНА: Что?

    В.МИЛОНОВ: Любовь мужчин.

    Е.ВОЛГИНА: Да вы что?

    В.МИЛОНОВ: Они отвергают себя. Любая женщина, которую любит мужчина, она не становится феминисткой, она тут же говорит: ну, конечно, какая я феминистка, я люблю мужиков…

    Е.ВОЛГИНА: Я положу всё на алтарь. Работу, учёбу… Что там ещё?

    В.МИЛОНОВ: Нет. Ни один мужик не скажет…

    Е.ВОЛГИНА: А так мужчины хотят.

    В.МИЛОНОВ: Нет, неправда. Я мужчина, я говорю, не надо класть на алтарь вашу свободу, учёбу. Работайте, стройте карьеру. Я мечтаю, грубо говоря, чтобы женщина могла содержать мужика.

    Е.ВОЛГИНА: О боже.

    В.МИЛОНОВ: Я считаю, что это нормально. Пусть, если она готова, если она умная.

    Е.ВОЛГИНА: Это альфонс называется.

    В.МИЛОНОВ: Не-не. Пускай мужики тоже имеют право заботиться от детях, воспитывать.

    Е.ВОЛГИНА: Хотите iMac, iBook.

    В.МИЛОНОВ: Секунду, нет-нет. Если женщина более успешна, это не позорно. Это нормально. Но 8 Марта — это наш российский праздник. К чёрту этих Клар Цеткин с Розами Люксембург, мы про них забыли. 8 Марта — это праздник любимых женщин.

    Е.ВОЛГИНА: Ура! Виталий Милонов был гостем программы «Умные парни». Виталий Валентинович, приходите к нам ещё. Спасибо.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus