• Официальный представитель МИДа Мария Захарова в программе «Хороший вопрос» 20 марта 2020 года

    10:58 Март 20, 2020

    В гостях

    Мария Захарова

    Официальный представитель МИД РФ

    А.ГУДОШНИКОВ: С нами на связи сейчас Мария Захарова, директор департамента информации и печати министерства иностранных дел Российской Федерации. Мария Владимировна, здравствуйте.

    М.ЗАХАРОВА: Здравствуйте.

    А.ГУДОШНИКОВ: Много очень вопросов сейчас возникает по поводу того, что будет делать наша страна, в частности, МИД, с туристами, которые сейчас застряли за рубежом.

    М.ЗАХАРОВА: Вы меня простите, конечно. Мы не будем так с вами разговаривать, мы будем разговаривать по конкретным фактам. Потому что, что будет делать наша страна — это разговор, знаете, из прошлого.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Тогда давайте задам вопрос по-другому.

    М.ЗАХАРОВА: Мы в ежедневном, круглосуточном режиме занимаемся разблокированием ситуации либо составлением планов того, как вывозить людей, где это необходимо. Поэтому работа ведётся уже давно. И это вопрос не теоретизмов, а просто конкретной практической деятельности.

    Что на сегодня мы имеем? Остаются точки, наиболее проблемные и критические, мы о них говорили. К сожалению, они такими и остаются по причине логистических изменений, в связи с введением рядом стран карантинных мер. Это страны, где полностью закрыт вылет, нет возможности прилететь любым бортам, либо закрыта возможность осуществлять чартерные либо рейсовые перевозки, либо внутреннее перемещение перекрыто полностью, есть и такие страны, между городами, населёнными пунктами.

    А.ГУДОШНИКОВ: Много там наших людей?

    М.ЗАХАРОВА: Да, там много наших людей. И вопрос этот тоже составлен и поставлен некорректно. Мы вчера с одним средством массовой информации пытались выработать методологию подсчёта людей не в том смысле, что невозможно определить количество, а сейчас есть совершенно другие параметры.

    А.ГУДОШНИКОВ: Объясните.

    М.ЗАХАРОВА: Например, количество желающих выехать. Потому что количество людей наших, которые находятся за рубежом, это одна цифра. А здесь речь идет о количестве людей, которые, первое, хотят в принципе выехать, и второе — не могут это сделать самостоятельно. Либо это серединный вариант, когда они могут сделать это самостоятельно, но им при этом всё равно необходимо содействие. Списки людей этой категории все составлены нашими посольствами. Они, конечно, корректируются, потому что ситуация меняется, и количество стран добавляется, которые ужесточают этот режим, и количество людей тоже подключается. В общем, корректируется постоянно. Посольства почему обращаются к российским гражданам постоянно быть на связи? Ровно для того, чтобы Москва чётко понимала, в каком городе, сколько человек и как их компоновать.

    А.ГУДОШНИКОВ: Речь идёт хотя бы о сотнях, о тысячах людей? Хотя бы понимать примерно.

    М.ЗАХАРОВА: Если вы хотите понимать, вы следите тогда за нашими брифингами, чтобы я вам заново не рассказывала.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо.

    М.ЗАХАРОВА: Это где-то сотни. Черногория — это было две тысячи человек, под две тысячи. Сейчас уже несколько бортов ушло. Филиппины — более 100 человек, Перу — более 170 человек. Ряд латинских стран — тоже около сотни. Марсель. Вот ночью мы занимались. Лайнер круизный… 35 российских граждан, четыре гражданина Белоруссии и ещё огромное количество зарубежных туристов. В чём проблема? Шёл из Буэнос-Айреса, брал курс, по-моему, у них на Лиссабон или на Мадрид был. Изменилась ситуация, не принимала эта страна, она полностью закрыла границы, в том числе и морскую. Они взяли курс на Марсель. Должны были прийти и высадить людей 19-го числа в Марселе. К Марселю подошли, местные власти не дают право, не дают возможности людям выйти. Вот вы понимаете? То есть уже эти люди добавились к числу проблемных. Сейчас этим мы занимаемся. Ноту отправили в МИД Франции для того, чтобы эту ситуацию разблокировать. Занимаемся. А перспектива их была на вчерашнюю ночь или на сегодняшнюю ночь — это Италия, Генуя. А вы понимаете, что там окно возможностей сужено донельзя.

    Я понимаю, что для аудитории это интересно, кому где плохо, но давайте я скажу о том, что действительно на сегодняшний день делается в Москве. И в большей степени я это скажу не для нашей аудитории, а для того, чтобы люди, которые заблокированы, понимали, что происходит.

    Сегодня в межведомственном формате начата уже проработка возможных маршрутов вывоза людей. Соответственно, я прошу прощения у своих коллег, я имею в виду, я не являюсь пресс-секретарём других ведомств, но это межведомственная работа, поэтому могу позволить себе в данном случае сказать, что работа эта ведётся в рамках, под эгидой штаба, в непосредственном контакте Минтранса, Росавиации, перевозчиков и МИД. И уже она в таком практическом ключе. Вот что на сегодняшний момент есть.

    Ещё раз повторю, что работают все наши так называемые call-центры, они работают в живом режиме. За два дня было практически семь тысяч вопросов и еще больше сообщений. Работают посольства. Мне вчера женщина звонила, не могла заставить свою дочь, которая находится в Праге, позвонить в посольство, дочь считала, что она сама справится, у неё билет на руках, всё хорошо. А так как рейсы всё время переносятся и отменяются, то мама, понимая это, пыталась заставить дочь позвонить всё-таки в посольство, чтобы она была на связи.

    Вот это всё действительно не шутки, это не формальность. Знаете, многие говорят, ну это видимость работы. Нет, это конкретная работа для того, чтобы, если будут изменения, конкретные рейсы дополнительные, либо переносы, или перерегистрация, чтобы люди могли иметь обратную связь. Поэтому ещё раз повторяю о необходимости обязательно выйти на связь с нашими посольствами, можно это сделать по-разному.

    А.ГУДОШНИКОВ: При этом, Мария Владимировна, есть люди, которые сейчас говорят о том, что даже границы надо закрывать на выезд. Что вы им ответите?

    М.ЗАХАРОВА: Это принимает решение не МИД — о закрытии наших границ. Это принимает решение общероссийский штаб в межведомственном формате.

    А.ГУДОШНИКОВ: А ваш взгляд личный? Или нельзя говорить?

    М.ЗАХАРОВА: На мой взгляд, личный… Поймите, огромная проблема, я правда сейчас буду пытаться каким-то образом у коллег спрашивать, есть какие-то возможности. У нас такое количество совместных браков или людей, находящихся в родственных или близких отношениях, которые из-за закрытия границ разделены или могут быть разделены в ближайшее время на неизвестный срок. Отец, условно говоря, гражданин России, мать — гражданка Украины, другие страны, дети, соответственно, имеют гражданство либо одного, либо второго супругов. И они, получается, разделены, даже несмотря на оформленные отношения. Когда у людей не оформлены отношения, ещё сложно, хотя и в первом случае они не могут въехать, они должны быть каким-то образом разделены. Да, я понимаю, что есть такие вещи, как вынужденные разлуки и так далее. Но когда ты занимаешься, особенно когда это мама и дети, а у них разные гражданства, из-за этого они остаются по разные стороны или должны быть разделены, или не могут воссоединиться с семьёй, или не могут приехать на родину — вот это очень тяжёлый случай. Поэтому говорить о том, что, в принципе, давайте так или давайте сяк, нужно всегда думать, что это живые люди. Граница может пройти по семье.

    А.ГУДОШНИКОВ: Мария Владимировна, я понимаю, что все мы люди и все, в принципе, сейчас находятся в некой зоне риска в связи с пандемией, развивающейся на территории всей нашей опять же Земли. Вы в этом смысле какие-то меры предпринимаете лично для себя? Может быть, перешли на удалёнку или что-то подобное?

    М.ЗАХАРОВА: Мы, по-моему, это сделали одними из первых. Еще три недели назад мы перевели все наши брифинги в онлайн-формат. Я хочу сказать так, иногда, в какие-то моменты жизненные, нужно ещё ориентироваться на собственное какое-то и мироощущение, и здравый смысл. И это очень хороший вопрос, он не прямой, но я к нему подойду. Понятно было, ещё даже не вводили никакие особые меры, но всё-таки у нас и телевизор есть, и интернет, и понятно было, что творится в мире. Поэтому мы просто приняли сами решение и перевели все наши брифинги, общение с журналистами в дистанционный формат. Никто от этого не пострадал, кстати говоря. Все открыты СМИ… остаётся на высшем, на высоком уровне, скажем так.

    Но вы очень правильно поставили вопрос, напомнив мне о том, что я хотела сказать. Вы не поверите, такое же количество вопросов, как мы получаем от граждан, которые хотят вернуться на родину, я получаю от людей, которые хотят сейчас выехать в туристические поездки. Вам покажется это абсурдным, вам покажется это нереальным, но это факт. Египет, Таиланд, Филиппины, Турция и ещё что-то, даже Италия, сегодня звонили и спрашивали: что же нам не лететь, когда вы закроете границы? Конечно, всё упирается в вопрос денег, потому что при открытых границах людям туры не компенсируют, билеты не компенсируют. Я хочу сказать, я прекрасно понимаю, что такое копить, я живу на зарплату, я прекрасно понимаю, наверное, всем покажется это неправдой и так далее…

    А.ГУДОШНИКОВ: Почему? Я верю.

    М.ЗАХАРОВА: На отпуск тоже, вы знаете, собираешь, копишь, и это нормально, так мы живём всей нашей семьёй, все близкие живут вот так же. Я прекрасно понимаю, что такое копить, купить заранее тур, откладывать. Я с уважением отношусь к людям, которые заранее это планируют для того, чтобы минимизировать свой ущерб. Но! Существуют моменты, когда ты должен понимать, первое, что ты ответственен не только за себя, но и за свою семью, ты ответственен, в том числе, за людей, которые будут потом заниматься твоими проблемами. А второе ещё — здравый смысл. Просто здравый смысл. Нужно это тоже понимать. И со многими мы говорим, как-то, мне кажется, удаётся убедить, что ну не надо, наверное, сейчас ехать в Италию.

    А.ГУДОШНИКОВ: Сейчас спрошу чисто по-человечески. А вас вот эта история с гречкой не удивляет вся, когда тут люди покупают, бегут в магазины, стоят, дерутся за туалетную бумагу? Не удивляет?

    М.ЗАХАРОВА: Приезжайте ко мне, проведите с нами один день и вы поймёте, что вы тоже не будете ничему удивляться.

    А.ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Восприму как приглашение реально, поэтому, если что, смотрите…

    М.ЗАХАРОВА: Вы знаете, я сегодня написала, я позволю сейчас себе открыть свою страницу в Facebook, у меня просто уже нет сил вспоминать, я лучше зачитаю, что я написала: «Давайте пообещаем себе, когда это закончиться, ценить и любить жизнь, дорожить каждым моментом и радоваться окружающему миру, и беречь друг друга. Хотя нет, начинать надо уже сейчас». Ребята, давайте поймём, что мы вместе, что жизнь ценна в разных её проявлениях и она сейчас, вот эта кризисная ситуация, сложная ситуация по всему миру, она проявляет в нас и самое лучшее, что есть, и, к сожалению, наверное, то, что нужно преодолевать в себе. Посмотрите друг на друга, посмотрите на самих себя и задайте вопрос, какой я…

    А.ГУДОШНИКОВ: И что я сделал для своей страны.

    М.ЗАХАРОВА: Нет, не про страну речь. Наверное, лучше сказать, «что я сделал для души» в первую очередь своей. Мы разные слова, разные понятия вкладываем в это слово «душа», но, так или иначе, вот мы себя, как человека, сохранил ли я человечность со всеми её компонентами, готов ли я поделиться этой пачкой гречки, риса или макарон с человеком, которого, может быть, я даже не знаю или я всё для себя, и весь мир должен мне, а я никому и ничего? Извините за эту философию, но вы напросились.

    А.ГУДОШНИКОВ: Да, я понимаю. Знаете, пока вы говорили, у меня параллель возникла, что в эти тяжёлые моменты продолжается, например, война в Донбассе до сих пор. И мне это кажется странным.

    М.ЗАХАРОВА: Это отдельная категория. Но всё-таки мы сегодня концентрируемся на гражданах нашей страны, по закону, и по совести, и морали мы обязаны думать о них в приоритетном плане. Но, простите меня, то, что происходит вот это расчеловечивание, это же не только вопрос индивидуальный, личный. Вы посмотрите, мы об этом вчера говорили, Венесуэла попросила помощь у Международного валютного фонда. Там фонд сейчас аккумулирует один триллион долларов на помощь. Они попросили из одного триллиона, Венесуэла, учитывая кризис её многолетний, они попросили пять миллиардов помощи, им сказали, что они должны доказать законность этой заявки, подписанной Мадуро.

    Иран живёт в ситуации жесточайших санкций, несмотря на то, что стал одной из таких капитальных, масштабнейших жертв вирусной инфекции.

    Донбасс. Кто-нибудь из этих высоколобых еэсовских чиновников, накладывая очередные санкции и выпаливая очередную порцию каких-то политических угроз, думал, как эти люди в условиях тотальной блокады со стороны Киева себя чувствуют? А Киев думал о том своём, так сказать, народе, как они считают, принимая сейчас меры на основной части Украины?! А таких точек мало что ли? А Сирия? А весь Ближний Восток? Поэтому, ещё раз говорю, надо оставаться людьми и глобально, и индивидуально.

    А.ГУДОШНИКОВ: При этом, кстати, некоторые сейчас говорят о том, что кризис этот может привести даже к распаду Евросоюза. Вы как относитесь к таким оценкам?

    М.ЗАХАРОВА: Мне сейчас не до этого.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я понимаю, что вы в работе.

    М.ЗАХАРОВА: Я готова потом вернуться к этой теме.

    А.ГУДОШНИКОВ: Мария Владимировна, вы так на философскую ноту пошли и меня туда же тоже как-то забрали.

    М.ЗАХАРОВА: Я хочу напомнить всем — и самой себе, и аудитории вашей, почему Европа сплотилась и почему за сплочением Европы, созданием европейских таких структур интеграционных в обязательном ключе… Не как у нас интеграционные структуры, которые абсолютно действуют на базе и на основе равноправия и добровольческом принятии решения, а вот такие жёсткие, с палочной системой, голосованиями и так далее, с едиными подходами в обязательном порядке. Почему это всё было сделано? Да потому что Европа до середины XX века всю жизнь друг с другом воевала. Это тоже надо помнить, что вся эта интеграция, это не только и не просто было сделано для экономической выгоды жителей этих государств и стран, а это для того, чтобы они перестали друг с другом воевать и, мало того, втягивать остальные страны и государства мира в эти мировые войны. А мировые войны, я вам напомню, пошли как раз от цивилизованной Европы, которая шла в прогрессивном направлении — и Первая, и Вторая. И наши две Отечественные войны — это тоже «подарок» из Европы. Поэтому за этим объединением очень не только наблюдали, но и в ручном режиме, так сказать, Соединённые Штаты в этом принимали участие, потому что нужно было что-то делать для того, чтобы прекратить распри и войны на континенте. И поэтому, когда мы сегодня говорим или вот эту чушь распространяют о том, что Россия стоит за, так сказать, внутренним каким-то брожением в Евросоюзе, мы понимаем, что мы во всём виноваты и всегда, хотя уже, по-моему, немодный тренд, но всё равно, но нужно прекрасно понимать, даже не понимать, а хотя бы пролистать историю Франции, Германии, Испании, Италии, Британии, Австрии, Венгрии и всех остальных, чтобы немножко освежить себе в памяти, чем занимался чудесный континент под названием Европа ещё 150 лет назад.

    А.ГУДОШНИКОВ: Во всяком случае по поводу противостояния хотел бы уточнить ещё одну вещь. Если у вас есть минута, пожалуйста, уделите её мне. Заявление было очень интересное от министерства иностранных дел по поводу того, что собираются с территории Украины идти на территорию Крыма.

    М.ЗАХАРОВА: Да, это не мы придумали, это был от них такой посыл.

    А.ГУДОШНИКОВ: Насколько это всё серьёзно?

    М.ЗАХАРОВА: Конечно, несерьёзно. Уже не первый раз были попытки. Вспомните, минирование ЛЭП или электростанций было? Было. Перекрытие воды было? Было. Блокада железнодорожная была? Остаётся в некоторых частых в соответствующих формах. Банковская блокада, инфраструктурная блокада. Это же всё есть.

    А.ГУДОШНИКОВ: Я просто думаю, а что действительно делать, если какие-то люди возьмут и пойдут?

    М.ЗАХАРОВА: Это провокация. Нужна провокация. Не нужны позитивные наработки, которые хотя и в недостаточном масштабе, но, так или иначе, проявлялись единично. Нужны провокативные действия для того, чтобы перейти (я так думаю, что по задумке целого ряда политических деятелей на Украине) к свершению такой активной фазы или перевода это на активные, агрессивные рельсы.

    А.ГУДОШНИКОВ: Что? Война?

    М.ЗАХАРОВА: Она же там, простите меня, разве прекращалась в том понимании, что наступала мирная жизнь, нормальная жизнь?

    А.ГУДОШНИКОВ: Нет. Естественно, сейчас люди борются, конечно.

    М.ЗАХАРОВА:  И обстрелы продолжаются, и убийства продолжаются, и провокации продолжаются. Это всё продолжается. Покуда не будет чёткого, точного понимания о выполнении Киевом «минских договорённостей» поэтапного, не вот этого жульничества, которое опять мы наблюдали, давайте переставим местами пункты, ничего не изменится от того, что мы сначала это не сделаем, а сделаем это потом, если сделаем, вот это, знаете, такое… мелкое шулерство. Если так в этом формате будет продолжаться, то и мир не наступит. Это же чётко. Рецепт, выписка. Другого быть не может.

    А.ГУДОШНИКОВ: Спасибо большое. Мария Захарова была с нами на связи, директор департамента информации и печати министерства иностранных дел Российской Федерации.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus