• Руководитель департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы Алексей Фурсин в программе «Итоги недели с Романом Бабаяном» на «Говорит Москва». 24.04.20

    19:00 Апрель 24, 2020

    В гостях

    Алексей Фурсин

    Руководитель Департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы

    Р.БАБАЯН: И вот экономическая новость, о которой я говорил: средний еженедельный оборот предприятий малого и среднего бизнеса снизился за три недели самоизоляции нерабочих дней (внимание!) на 21% по сравнению с уровнями февраля-марта. И в то же время к концу недели появились данные, что банки начали предоставлять выгодные кредиты малому бизнесу, и он как будто бы стал оживать. И президент, естественно, встретился в конце недели с крупными банкирами и осторожно заметил, что банковская сфера — это пока еще не самая пострадавшая от вируса.

    Так начал у нас оживать бизнес, в частности, в Москве или же все-таки он не начал оживать. Давайте об этом и на многие другие темы поговорим с руководителем департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы Алексеем Фурсиным. Алексей, я вас приветствую. 

    А.ФУРСИН: Роман, добрый вечер.    

    Р.БАБАЯН: Вы же у нас не были живьем (у нас просто так принято говорить) в эфире, но я надеюсь, что еще в ближайшее время появитесь.

    А.ФУРСИН: Я был у вас.

    Р.БАБАЯН: А помните этот роскошный вид, который открывается из нашей студии?

    А.ФУРСИН: Да.

    Р.БАБАЯН: Я сейчас туда смотрю, и мне становится грустно. То, что я вижу из нашего окна: торговый центр маленький двухэтажный закрыт; гастробар не работает; Пятницкая улица, огромное количество кафешек, магазинчиков, всё закрыто. Скажите, пожалуйста, мы когда увидим хоть что-то в открытом состоянии, или не планируется пока?

    А.ФУРСИН: Я думаю, это будет зависеть от развития событий по пандемии, а не с точки зрения экономики. Поэтому в любом случае сейчас надо ориентироваться на то, что мы должны все вместе как бизнес, так и граждане, так и государство предпринимать все меры для того, чтобы максимально снизить заболеваемость. А наша задача и моя лично, и всей моей команды — это формировать возможность работать бизнесу даже в этих условиях.

    Р.БАБАЯН: Алексей, я понимаю, что всё зависит от того, как будет развиваться ситуация с коронавирусом, но мы просто наблюдаем, что происходит в некоторых странах. Италия — это та самая страна, которая в Европе вместе с испанцами это максимально пострадавшие страны. Они принимают решение, что все-таки каким-то образом нужно что-то открывать, ослабить карантинное существование. Они открывают определенные магазины — магазины детских товаров: одежда, соски, коляски и так далее; зоомагазины и небольшие магазинчики. Какие-то бары, но в этих барах столики расставляют на расстоянии трех-четырех метров, и они начинают работать. Это и психологическое оказывает влияние на человека, то есть не умираем все хором, а жизнь продолжается. Почему бы не пойти этим путем?

    А.ФУРСИН: Роман, мне сложно ответить на этот вопрос. Я думаю, что в любом случае надо смотреть на мониторинг ситуации с эпидемиологической ситуацией, исходя из этого и будут приниматься решения. Поверьте, не просто от желания запереть людей в квартирах мы сейчас находимся в этой ситуации, понятно, что это с точки зрения безопасности человека. То, что принимают страны, соответственно ориентируются на собственную эпидемиологическую ситуацию. Там, где есть возможность принять решение о возможности работы или частичной работы бизнеса, отдельных организаций, они такое решение принимают.

    Мне кажется, целесообразно все-таки сейчас максимально приложить усилия для того, чтобы после того как будет возможность работать в нормальном режиме, у нас было кому работать. У нас был бы тот бизнес, который может в том же самом режиме работать, давать нам вкусную еду в кафешках и ресторанчиках на Пятницкой или мы могли посещать выставки, музеи, ходить в кино и так далее. Поэтому сейчас задача — сохранение предпринимателей и сохранение особенно малых, у которых на сегодняшний день запасов не так много. Это первое. Второе, конечно сохранение коллективов, которые работают в этом бизнесе.

    Р.БАБАЯН: А вы можете повлиять, допустим, на работодателей, чтобы они не увольняли людей?

    А.ФУРСИН: Юридически мы не можем повлиять, но мы можем простимулировать, и это делаем, собственно говоря. Поэтому на сегодняшний день принимаются на федеральном уровне, в большей степени сказал бы про региональный уровень, антикризисные пакеты поддержки, которые позволяют разным секторам бизнеса компенсировать предыдущие затраты, которые они несли в нормальной жизни, и сейчас скомпенсированные средства направить на текущую деятельность.

    Второе, это получить сегодня возможность для льготного кредитования. Скомпенсировать последние принятые пакеты, которые были связаны именно с кредитованием (вы об этом сейчас говорили), что доступность средств и возможность каким-то образом функционировать в рамках сегодняшних обязательств.

    На прошлой неделе мэром были приняты решения по двум программам, которые позволят уже сегодняшними кредитами, которые они заключали на протяжении не только 2020 года и 2019-го, но и пять лет назад, и неважно под какие цели. Самое главное, что неважно попали они в список пострадавших отраслей или не попали. Для каждого предпринимателя, который сегодня работает в Москве, имеется возможность скомпенсировать затраты на выплату до 6% по своему кредиту. Начиная с 15 апреля, когда было принято решение, до 31 декабря вне зависимости, когда он придет. Он сегодня придет или сегодня он ограничен в возможности прийти и придет в июне, ему всё равно скомпенсируется ставка, город это берет на себя, за те проценты, которые он должен заплатить банкам.

    Точно так же получить новый льготный кредит для компаний, которые будут нацелены на то, чтобы дальше сохранять свою деятельность, развивать эту деятельность. И это оценка любого бизнеса будет, потому что сейчас все задаются вопросом: а кто сейчас пойдет брать кредит? Кто на себя возьмет еще дополнительное бремя? Понятно, что каждая компания будет анализировать для себя свою стратегию. Готова ли она взять кредит, но кредит, который государство поможет льготировать по ставке, а эта льгота составляет уже 8% от его кредитной ставки. Сейчас мы с банками прорабатываем возможность, чтобы не только была льготная ставка, но чтобы этот период, допустим 6 месяцев как он закредитуется, он даже не платил по «телу» кредита. То есть взял эти средства, и все эти обязательства даже по «телу» кредита фактически переносятся на следующий год, а часть кредитной ставки мы берем на себя как город. Начиная с 15 апреля, как было принято решение, соответственно до конца года он может обращаться. Но период мы взяли от 15 апреля до конца года — возможность получения на срок 8 месяцев льготного кредитного продукта.

    Р.БАБАЯН: Очень интересно. Вы мне скажите, пожалуйста, а есть какие-то приблизительные цифры, во что это может обойтись городу?

    А.ФУРСИН: Да, мы делали расчет: мы собрали фактически со всех банков по кредитам, которые были заключены до 15 апреля. Бюджету ориентировочно 14-15 миллиардов рублей будет стоить субсидирование 6-процентной ставки по существующим уже кредитам.

    Р.БАБАЯН: Это же не всё, что будет делать город, правильно?

    А.ФУРСИН: Это, конечно, не всё, это только на эту часть. Еще на 8-процентную субсидированную ставку порядка такой же суммы.

    Р.БАБАЯН: Еще 14-15.

    А.ФУРСИН: Тут зависит, конечно, от многих факторов. Если по предыдущим мы видим конкретные кредитные проекты, то здесь будет зависеть от того, как предпринимателям потребуются дополнительные средства. В любом случае рассчитываем на этот бюджет. Если закончить тематику кредитования, то надо учитывать, что для того чтобы сейчас брать кредит, любой предприниматель, будучи в предыдущем периоде докризисном, всегда в первую очередь решал вопрос с обеспечением. Понятно, что у малого бизнеса, особенно микробизнеса, обеспечить свои кредиты бывает очень сложно. У нас для этого есть еще один механизм, который точно так же бюджетом города обеспечен, — это региональный гарантийный фонд, который при отсутствии у предпринимателя обеспечения, а сейчас это будет вдвойне сложнее, берет на себя возможность обеспечить до 70% кредита.

    Р.БАБАЯН: Алексей, я сейчас слушаю и понимаю, что на самом деле слышу от вас про какой-то идеальный мир. Предположим у меня кафешка, я иду в банк, у меня кроме этой кафешки никаких активов нет. Кафешка находится не в центре города, а где-нибудь на выселках, то есть она по себе не является чудо-активом. И я тогда выхожу на вас и говорю: ребята, я хочу эту кафешку немножечко расширить за счет соседнего помещения, мне нужны какие-то деньги. А вы идете в банк и говорите: да, ребята, мы — гаранты, дайте ему определенную сумму, чтобы он расширил свое предприятие?

    А.ФУРСИН: Роман, и так, и наверно не так. Первая методика работает через банк. Вы идете в банк, банк оценивает вашу кредитную историю, ваше обеспечение. Дальше, понимая, что вам не хватает обеспечения, они говорят, что есть государственная организация — Московский гарантийный фонд, который даст обеспечение до 70%. Единственное, у нас чек до 100 миллионов рублей. Я думаю, что для малого бизнеса это вполне достаточно. 

    Р.БАБАЯН: Согласен.

    А.ФУРСИН: Соответственно после этого к нам. На 30% в любом случае предпринимателю нужно свое обеспечение, а на 70% дает гарантийный фонд. По прошлому году мы выдали наших гарантий обеспечения кредитов, которые позволили предпринимателям обеспечить почти 27 миллиардов рублей. Идеальный мир, не идеальный мир, но это факт.

    Точно так же они могут прийти к нам и сказать: мы хотим закредитоваться. Они сами выберут любой банковский продукт. Мы предоставим возможность узнать полную информацию о сегодняшних банковских продуктах. Но в любом случае мы фактически их коммуницируем с банком, потому что должен банк принять решение и по ставке, и по обеспечению. После этого включается наш механизм.  

    Р.БАБАЯН: Интересно, но у меня есть вопросы, потому что я общаюсь периодически с людьми, которые занимаются малым бизнесом. Они мне рассказывают: вот идешь в банк, а банк говорит «ты хороший парень, но давай, до свидания». И ничего им не дают. Оказывается, есть целый механизм. Хочу с вами еще поговорить на тему того, а как вы с банками договариваетесь, чтобы ситуация выглядела немножко по-другому и чтобы было легче прийти, взять и получить. Сейчас прервемся на новости. Вернемся буквально через несколько минут и продолжим наш очень интересный разговор с главой департамента предпринимательства Москвы Алексеем Фурсиным.

    НОВОСТИ

    Р.БАБАЯН: Еще раз добрый вечер. Продолжаем работать в прямом эфире. У нас на связи глава департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы Алексей Фурсин. Алексей, к моему вопросу: можно как-то повлиять на банки, чтобы они все-таки более лояльно относились к людям, которые приходят в эту трудную минуту за кредитом, и без того, чтобы вы выступали гарантами и со своей стороны не тратили деньги из бюджета?

    А.ФУРСИН: Я не хотел бы, чтобы у слушателей возникло ложных иллюзий по поводу того, что сейчас любой предприниматель придет и он получит возможность кредитоваться.

    Р.БАБАЯН: Все-таки не любой.

    А.ФУРСИН: Банк в любом случае оценивает каждый риск по каждому предпринимателю, и он точно так же рискует теми деньгами, которые выдает в качестве кредита. Здесь просто нужно при необходимости, если сталкиваются со случаями невыполнением программ, которые есть на федеральном уровне, допустим, нулевой кредит под заработную плату, невыдача кредита по каким-то причинам, которые надумывает банк, необходимо коммуницировать с нами обязательно. Обращаться на горячие линии, в колл-центры, их несколько штук сейчас создано под предпринимателей.

    У нашего гарантийного фонда в качестве партнеров 70 банков. Закрыта фактически вся кредитно-финансовая структура на территории города Москвы. Поэтому с крупнейшими банками, пять-шесть банков, которые закрывают 85-90% кредитов…

    Р.БАБАЯН: Системообразующих мы их называем.

    А.ФУРСИН: Да, системообразующих, которые закрывают под 90%, мы находимся на ежедневной связи. Поэтому иногда приходится работать в ручном режиме, но мне кажется, это то время, когда этот режим необходим. Не важно, с нашим обеспечением, без нашего обеспечения, сейчас достаточно много сервисов, калькуляторов, которые позволяют оценить возможность получения кредита еще до того, как бы пойдешь обращаться в банк.

    Еще раз напоминаю, необходимо обязательно сказать нам в случае какой-то сложности, мы найдем варианты. Может быть, не всегда нужен будет кредит. Может быть, воспользуются одной из тех субсидий, которые на сегодняшний день у нас есть. Я хотел бы воспользоваться этим эфиром и еще раз донести до всех предпринимателей — у нас настолько широкая линейка, просто нужно взять и работать по тому, чтобы эту меру поддержки получить. А то получается, как в том анекдоте — когда необходимо просто купить лотерейный билет; но надо его купить всё равно. 

    Р.БАБАЯН: Для начала хотя бы. Тогда почему огромное количество новостей идет о том, что от 20% до 40% бизнеса в Москве, в первую очередь имеется в виду малый и средний бизнес, не откроется после того, как закончится история с коронавирусом. Почему, в чем проблема, на чем «подрываются» люди?

    А.ФУРСИН: Разные совершенно причины, потому что некоторый бизнес был не готов к сегодняшней ситуации, когда пришлось закрыть свой магазин или свое кафе, или свой ресторан, и необходимо было перестроить свою бизнес-модель. Простой пример: предприниматель, у которого кафешка и который исключительно работал на клиента, который приходил в его кафе или тот же самый ресторан. То сейчас другой ресторан, который может находиться прямо напротив него, использовал как обслуживание в самом ресторане, так и доставку еды.

    Р.БАБАЯН: То есть подсуетился просто и оказался более шустрым.

    А.ФУРСИН: Да, и этот бизнес был более готов. И понятно, что сейчас начали рестораны формировать собственную доставку. Но за короткий период это очень сложно сделать, поэтому, как правило, используют сегодняшних агрегаторов.

    Мы и здесь среагировали оперативно. Еще во втором пакете антикризисных мер мы сделали специальную субсидию, которая позволяет компенсировать затраты у агрегаторов до 50%, скомпенсировать на комиссию у этого агрегатора. То есть как на продвижение товаров на онлайн-площадке вы разместили и соответственно платите агрегатору, но 50% можете вернуть из бюджета города. Или доставляете еду, платите за доставку компании, точно также вы можете прийти и скомпенсировать у города. Это сейчас один из популярных инструментов, но их много.

    Поэтому сегодня, когда говорят, что у нас до 40%, до 30%, для этого нужно иметь, первое, очень хорошую аналитику; второе, реальные цифры по тому, кто сейчас является пострадавшими, у кого падение выручки и оборота; и третье, а у кого есть жирок, который позволит выдержать этот период и после начать пусть медленное, но восстановление.

    Р.БАБАЯН: Давайте по самым свежим новостям пройдемся. Власти Москвы принимают решение о поддержке социального бизнеса. У меня вопрос: давайте сразу объясним нашим слушателям, что такое «социальный бизнес» и как мы поддерживаем его?

    А.ФУРСИН: Действительно, буквально это сегодняшнего дня, наверно нескольких часов еще не прошло. Буквально в прошлом году было принято изменение в федеральное законодательство, которое выделило отдельных предпринимателей, дав им характеристику как социальный предприниматель, и дав регионам полномочия формировать реестр из социальных предпринимателей. У нас при департаменте создана комиссия, которая включает различные органы власти и принимает заявки от предпринимателей для того, чтобы присвоить им статус социального предпринимателя.

    Есть четыре группы, которые отделяют других предпринимателей от социальных. Это если в компанию или к индивидуальному предпринимателю трудоустроены (как называется в законе) «социально уязвимые категории населения». Туда входят инвалиды, одинокие многодетные родители, выпускники детских домов. Если они работают, это уже один из критериев считать их социальными предпринимателями.

    Реализация продуктов и услуг, которые точно так же для этих категорий. Компания производит коляски для людей с ограниченными возможностями, так же может заявиться на социальное предпринимательство. Допустим, организации, которые снимают ограничение жизнедеятельности, — это реабилитационные центры. И четвертая группа — это деятельность, направленная на различные социально значимые цели: это экология, это может быть образование, то есть ряд проектов, которые могут претендовать на социальный пакет.

    Р.БАБАЯН: Много таких предпринимателей в Москве?

    А.ФУРСИН: Роман, это как раз про тот билет. Когда мы говорили «давайте, заявляйтесь на социального предпринимателя», была совершенно небольшая активность, было порядка 50 заявок. По 35 мы уже приняли решение, эта работа началась только в конце февраля. Сейчас еще чуть больше десятка заявок, которые у нас имеются. На сегодняшний день активность бизнеса, который поймет, что он может получить статус социального предпринимателя, он должен инициировать эту заявку. Процедура очень простая и документы тоже очень простые.

    Р.БАБАЯН: А вы проверяете? Потому что могут найтись товарищи, которые попробуют свой бизнес преподнести именно с этой стороны.

    А.ФУРСИН: Там достаточно прозрачные документы, поэтому здесь нет проблем. Более того, сегодня мы понимаем, что где-то ограничения связаны с предоставлением документов. У нас, в принципе, все сегодняшние инструменты поддержки можно делать в режиме онлайн, то есть всё создано на платформе. Даже получить финансовую поддержку сейчас можно через подачу документов на наши платформы.

    Основная платформа, которая связана с поддержкой, ее все знают — mbm.mos.ru — это малый бизнес Москвы. Там есть вся информация, все инструкции, с возможностью подачи в личный кабинет, никуда не выезжая. Закинул в личные кабинет, специалисты отработали, если есть какие-то замечания — там же отписали. После того как 100% готов пакет документов, даже если не может предприниматель выехать, привезти пакет документов, мы сами организуем доставку этих документов, заберем и привезем в департамент. 

    Р.БАБАЯН: О каких суммах идет речь? Допустим, всё сделали, документы привезли, добро дали, человека зарегистрировали социальным предпринимателем, он занимается изготовлением колясок. 

    А.ФУРСИН: До миллиона рублей.

    Р.БАБАЯН: Достаточно этой суммы, как думаете?

    А.ФУРСИН: Это одна из субсидий. Учитывая, что идут пересечения…

    Р.БАБАЯН: А, то есть эти четыре пакета.                            

    А.ФУРСИН: Да, могут распространятся на предпринимателя несколькими пакетами. Понятно, что кредиты распространяются на любого, вне зависимости от сферы деятельности. В данном случае социальный предприниматель может компенсировать, допустим, коммунальные платежи. Или, допустим, субсидия, которая была связана с обучением персонала. Она точно так же, вне зависимости от вида бизнеса. Тем более, мы на этой неделе расширили фактически до всех видов специальности.

    Р.БАБАЯН: Закупка оборудования, необходимого для производства, к примеру.

    А.ФУРСИН: А самое интересное в этом случае, потому что все смотрят на эту субсидию — а зачем мне сейчас деньги тратить на оборудование? Это деньги, которые он потратил еще в 2019 году.

    Р.БАБАЯН: Задолго до.

    А.ФУРСИН: Субсидии у нас ретроспективные. А, допустим, по образованию связано с полутора годами, когда мы не думали ни про какой коронавирус.

    Р.БАБАЯН: То есть вы компенсируете расходы, которые были вчера, а человек эти деньги сегодня пускает на то, что ему необходимо.

    А.ФУРСИН: Конечно.

    Р.БАБАЯН: А что за история была с аннулированием пропусков? Просто вал был сообщений, что люди, которые работают на предприятиях малого бизнеса, оформляли себе пропуска, вбивали ИНН компании, вначале получали пропуск, а потом получали уведомление, что пропуска аннулируются. И они говорят, что работа страдала из-за этого. Что это была за история, разобрались?

    А.ФУРСИН: Мы буквально сегодня запустили дополнительный сервис для предпринимателей, который позволяет проверить — есть ли какие-то несоответствия тех данных, которые подавала компания, и тех данных, которые подавали физические лица. Что произошло: у вас есть ООО «Ромашка», у которой есть свой ИНН. Подавалась информация о количестве людей, которые должны работать в связи с обеспечением непрерывных технологических процессов, обеспечением безопасности объекта. При этом оформляли пропуска для осуществления работы непосредственно физические лица. Они должны были указать название ООО «Ромашка» и ИНН. В итоге, если сейчас посмотреть по данным ФНС, то в этой «Ромашке» работает десять человек.

    Р.БАБАЯН: А пропуска пытались оформить 150 человек.

    А.ФУРСИН: Да. Для того чтобы можно было проверить — входишь ты в категорию, где есть несоответствия, есть дополнительный сервис. Мы его сделали на платформе Московского инновационного кластера. Вбиваешь туда ИНН, тебе представляется информация — есть какие-то сложности или нет; если нет никаких сложностей, дается дополнительная информация по мерам поддержки всех пакетов, которые есть, как федеральных, так и региональных. Если есть сложности, то тебе предлагается несколько шагов проделать для того, чтобы представить списки сотрудников, по которым работодатель, генеральный директор подтверждает, что эти люди…  

    Р.БАБАЯН: Что это его люди и они нужны для непрерывного цикла.

    А.ФУРСИН: Там форма, которая погружается в его личный кабинет на mos.ru и после этого в течение нескольких минут он получает обратную информацию. Если все данные соответствуют, нет никаких противоречий, получает информацию о коде цифрового пропуска. 

    Р.БАБАЯН: Алексей, есть цифра, какое количество предприятий малого бизнеса сегодня функционирует достаточно активно в городе? Статистика такая ведется или просто общая картина?

    А.ФУРСИН: Сложный вопрос, потому что кто-то функционирует частично, кто-то не закрыт, но работает дистанционно. Сегодня в ежедневном режиме, правда, не находясь в студии и не смотря на прекрасный вид (как вы сказали), а смотрим на экраны компьютеров и общаемся с предпринимателями. Я вижу сектора предпринимателей, которые сейчас работают, находясь дома, IT-компании. Можно сказать, что они закрыты? Нет, не закрыты, они работают в том же режиме, только находясь дома. Поэтому учитывая, что в каждом виде бизнеса есть люди, которые находятся либо дистанционно, либо обеспечивают безопасность объектов, посчитать сейчас и сказать цифру, наверное, будет неправильно, потому что не хочу дезинформировать ни слушателей, ни вас.   

    Р.БАБАЯН: Сообщение 5642, наш слушатель прислал. Очень распространенная история, практически типичная. «Наш торговый центр закрыт, но арендодатели требуют выплаты аренды за апрель и возможно за май. При этом мэр издал указ об освобождении от арендных платежей во время самоизоляции. Почему происходит такая ситуация? Если законы не выполняются, зачем их издавать?»  

    А.ФУРСИН: Да, действительно распространенный вопрос. Действительно и на федеральном уровне было принято постановление, которое рекомендовало и органам власти, и коммерческим собственникам обеспечить снижение арендных плат для предпринимателей, особенно из пострадавших сфер. Раньше было принято решение Сергея Семеновича о том, чтобы предоставить льготы для бизнеса, собственников коммерческой недвижимости, по налогу на имущество, по налогу на землю, аренде земли в случае, если они снижают на 50%. Но, к сожалению, не каждый бизнес идет навстречу, учитывая, что здесь заявительный характер, и соответственно они сами принимают решение — готовы они снизить или нет. Есть случаи позитивные, когда собственники даже без этого указа принимали решение о снижении или о переносе арендных платежей на 2021 год. Это, наверное, говорит о бизнес-солидарности.

    Р.БАБАЯН: Я бы не рассчитывал, если честно, на эту бизнес-солидарность, потому что я вспоминаю кризисы 2008-2009 года, потом 2014 год, и чем всё это закончилось. Закрылось огромное количество магазинов; люди, которые сдавали свои помещения в аренду в разных торговых центрах, вместо того чтобы снизить (как вы говорите) арендные платежи или хотя бы отсрочить на определенное количество месяцев или даже до года, они наоборот их взвинтили. И тогда эти торговые центры, в которые очень часто мы ходим, некоторые там гуляют в виде досуга, и вдруг люди увидели, что всё закрыто. Был магазин «Золотой ключик» — опс, висит баннер «Магазин закрыт»; был магазин «Ромашка» (как вы сказали) — тоже закрыт. Не приведет ли опять к тому же самому? Потому что на солидарность бизнеса не рассчитывают вообще никак. А это же бизнес — это мотор нашей с вами экономики, это отчисления в наш бюджет.

    А.ФУРСИН: Роман, я с вами согласен. Мы с вами, конечно, помним предыдущие кризисы и помним, как владельцы коммерческой недвижимости после того, как произошли кризисные явления, их объекты стали вакантны на 30-50%, когда люди выезжали из одного кольца в другое кольцо. Я не говорю про бизнес-солидарность, когда они смотрят и говорят «мы готовы сейчас согласиться, вам тяжело, мы понимаем», хотя и это было бы правильно. Но они должны стратегически мыслить — может оказаться, что завтра некому будет сдавать в аренду. Точно также и про торговые центры.

    Р.БАБАЯН: Я разговаривал тогда с владельцем одного из торговых центров и практически слово в слово я ему говорил: неужели ты не боишься, что сейчас увеличив арендную плату, у тебя половина торгового центра будет простаивать. Абсолютное спокойствие. Он говорит: ну будет простаивать месяц-два, пусть полгода будет простаивать, год, а через год они придут и будут у меня арендовать за совершенно другие деньги, и я компенсирую всё время простоя. Вот вам и вся солидарность этого бизнеса.

    А.ФУРСИН: Может быть. Я помню два года назад, когда у нас был Московский предпринимательский форум, который должен был в очередной раз пройти в мае, и была сессия, на которой были некие риски для бизнеса на период пять лет. Один из докладов был связан с тем, что надо смотреть на перспективы развития бизнеса. Мы сейчас сталкиваемся с историей, когда предприниматели с точки зрения торговли сейчас переходят в режим онлайн. Понятно, они с обязательствами с торговыми центрами или с коммерческой недвижимостью, но они сейчас учатся работать на платформах, без продавцов, без помещений.

    Р.БАБАЯН: И представляете, войдут во вкус и больше никогда не вернутся.

    А.ФУРСИН: А я вам про это и говорю. Мы с вами получим не торговые центры, а объекты-призраки. Нужно на эту историю предпринимателям смотреть не только с точки зрения того, что через полгода всё будет так. Оно, конечно, будет возвращаться. Но мне кажется, нужно смотреть реально на ситуацию.

    Р.БАБАЯН: Spam Box нам пишет в Telegram: «У нас часть зарплаты формируется из доходов за счет аренды. Чем платить зарплату сотрудникам, если введены каникулы? Сокращать нельзя, но и платить нечем людям». Вот вам, пожалуйста, взгляд с другой стороны баррикад.  

    А.ФУРСИН: Да, точно так же предприниматели, которые обладают коммерческой недвижимостью, говорят: мы же тоже предприниматели.

    Р.БАБАЯН: Да, это тоже их бизнес, совершенно верно. Они же вкладывали, строили торговые центры, и они хотят по максимуму получать от этой истории.

    А.ФУРСИН: В этой связи как раз, чтобы скомпенсировать выпадающие доходы, по которым они снизят на 50% аренду для предпринимателей, соответственно компенсируется за счет финансовой поддержки от города в части платежей налоговых и арендных. Плюс мы понимаем, что для любого бизнеса, если уж у них есть актив, а в данном случае это не арендный бизнес, это их собственность, в данном случае можно будет использовать те кредитные ресурсы…

    Р.БАБАЯН: То есть им есть что заложить под какой-либо кредит. А такой вопрос, тоже интересный, не могу его не задать. Михаил, пять семерок: «А если кто-то решил проверить себя в качестве предпринимателя, можно ли ожидать поддержки стартапа со стороны властей в это сложное время?» Есть еще такие смельчаки, которые сейчас готовы стартовать. 

    А.ФУРСИН: Мне кажется, сейчас для такого рода предпринимателей, начинающих или тех, которые только становятся на этот путь, открываются не то что большие возможности, а совершенно новые ниши. Они как раз находятся на той стадии, когда у них нет обязательств, затрат, но, возможно, есть бизнес-идея, есть команда. А самое главное, для них есть сегодняшний опыт тех кризисных явлений, которые они могут учесть.

    У нас есть отдельные продукты. Если это технологический бизнес, работает венчурный фонд, который поддерживает вместе с инвесторами технологические, инновационные стартапы. Их немного, но в любом случае они имеют возможность получить займы для того, чтобы реализовать свои бизнес-идеи. Отдельный продукт, исключительно для предпринимателей, которым до трех лет. Это как раз кредитный продукт, который будет 8% — от 500 тысяч до 15 миллионов. Если не готов рисковать с новыми бизнес-идеями, но тебе нужно взять чужую франшизу и реализовать по известной бизнес-модели, можешь точно также прийти к нам, в город.

    Р.БАБАЯН: Здесь тоже есть своя линия помощи.

    А.ФУРСИН: Миллион рублей на создание по франшизе.

    Р.БАБАЯН: Денис нам прислал вопрос. Денис, ГР3М в Telegram-канале: «У родителей свой магазин. Арендодатель не снизил арендную плату и даже заставляет платить за охрану. Говорит «если не нравится, то съезжайте». Но торговый центр закрыт и не пускают даже владельцев магазинов. И что делать в этой ситуации?» Вот тоже типичная совершенно история.

    А.ФУРСИН: Я понимаю. В данном случае единственный вариант — просто пока оставить информацию нам на горячую линию.

    Р.БАБАЯН: Давайте еще раз назовем, как осуществляется коммуникация с вашим департаментом, может многие просто не в курсе до сих пор.

    А.ФУРСИН: Есть сайт mbm.mos.ru, на нем специальная лендинговая страница под названием «Коронавирус. Важное для бизнеса». Там есть отдельные направления. Как раз прямая линия, которая работает в режиме некой «скорой помощи». Под нее подключены штаб и несколько структур, которые работают над конкретными ситуациями. Это несистемные инструменты, хотя часть из них переходит в предложения, в пакеты, но в основном это как некая «скорая помощь». Там же есть кейсы по часто задаваемым вопросам, то есть можно найти ответы с типичными ситуациями. Плюс, учитывая, что много принимается документов, предпринимателю сложно сориентироваться, можно видеть любой документ, который касается его. И отдельно мы завели Telegram-канал «Коронавирус. Важное для бизнеса», где можно получать информацию.

    Еще бы я продиктовал телефон, который исключительно настроен на работу по субсидиям. Потому что 12 субсидий, сориентироваться бизнесу сложно, какие из них, а ему несколько могут подходить. Телефон 8-499-961-01-20. Попадая на оператора, оператор среагирует по профильным специалистам.

    Р.БАБАЯН: И переадресует необходимому специалисту.

    А.ФУРСИН: Продвижение, обучение, экспорт, выставки, кредиты, инжиниринг, гостиницы. И тогда получаете пакет документов на почту с полной инструкцией, с образцами, формами документов. Но сначала звонить необходимо на этот телефон, чтобы получить всю информацию.

    Р.БАБАЯН: Еще раз я его продиктую — 8-499-961-01-20.

    А.ФУРСИН: Совершенно верно. Телефон горячей линии — 8-495-225-14-14 — горячая линия нашей «скорой помощи» для бизнеса, которая работает сейчас каждый день, в том числе в выходные. Любой вопрос мы отфиксируем для себя и дальше возвращаемся уже с тем или иным решением.

    Р.БАБАЯН: «Скорая помощь для бизнеса» это звучит гордо.

    А.ФУРСИН: К сожалению, сейчас не только людям требуется помощь.

    Р.БАБАЯН: Это правда. Последний вопрос, как раз может быть это будет компетенция этой самой «скорой помощи». Сети «Крошка Картошка», «Теремок», «АндерСон» и многие другие. Они говорят, что все отсрочки, которые подразумеваются в четырех пакетах поддержки, — это отсрочка, и не факт, что после того как всё закончится с коронавирусом у предпринимателей (не обязательно у этих, у каких-нибудь других предпринимателей), будет возможность все-таки погасить долги, которые у них накопятся. Они говорят: может быть имеет смысл вообще отменить?

    А.ФУРСИН: Да, мы слышим это. Мы всех предпринимателей очень хорошо знаем.

    Р.БАБАЯН: Не сомневаюсь.

    А.ФУРСИН: Сейчас принято решение, которое связано с отсрочкой, на него надо смотреть как на то, что в период, когда подойдет необходимость платить или будут приняты дополнительные меры, необходимо смотреть на мониторинг тех сфер бизнеса, на кого они были рассчитаны, на пострадавших или других. Исходя из этого, я наверно скажу как сказал президент — необходимо отнестись к этой отсрочке достаточно взвешенно, потому что не может сразу в один период все затраты, которые нес бизнес, и они были перенесены, допустим, на конец года, потянуть бизнес. Поэтому должны быть хорошие лояльные условия отсрочки этих платежей. Учитывая, что решение не только региональное, это и федеральное. Такое поручение президентом было дано экономическому блоку. Мы будем вместе с бизнесом формировать наши предложения. 

    Р.БАБАЯН: А давайте напоследок подарим все-таки надежду нашим бизнесменам и скажем, что через определенное количество дней, через неделю, как вариант, может быть, примут подобное решение. 

    А.ФУРСИН: Мы будем надеяться, Роман. Вы же, как законодатель, знаете.

    Р.БАБАЯН: Знаю, непросто всё это.

    А.ФУРСИН: Непросто, поэтому будет принимать взвешенные решения.

    Р.БАБАЯН: Спасибо большое. Это был Алексей Фурсин — руководитель департамента предпринимательства и инновационного развития города Москвы. Спасибо, Алексей. Будем ждать вас у нас на радиостанции еще раз, когда уже будет еще что-то интересное или же когда наступит мирное время, не побоюсь этого словосочетания.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus