• Исполняющий обязанности руководителя государственного учреждения «Организатор перевозок» Владислав Султанов в программе «Город дорог» 18 мая 2020 года.

    13:30 Май 18, 2020

    В гостях

    Владислав Султанов

    Исполняющий обязанности руководителя государственного учреждения «Организатор перевозок».

    А.СОЛОВЬЁВА: 13:35 в Москве. Это «Город дорог». В студии Анна Соловьёва. Здравствуйте. И вот о чём мы сегодня будем говорить. С 22 апреля по указу мэра заработал автоматизированный контроль цифровых пропусков для передвижения на транспорте по столице. Из касс исчезли бумажные разовые билеты; проезд нельзя оплатить банковской картой. Для передвижения по городу каждому необходимо оформить цифровой пропуск. Эта система работает уже почти месяц. И в метро контролеры на транспорте выявляют пассажиров, у которых не сработала карта на турникетах, и проверяют у них наличие цифрового пропуска. На наземном транспорте они также проводят проверку цифровых пропусков у всех пассажиров транспортного средства.

    С нами на связи исполняющий обязанности руководителя государственного казенного учреждения «Организатор перевозок» Владислав Султанов. Владислав Назипович расскажем нам о том, как изменилась работа контролеров в период режима повышенной готовности в Москве. Здравствуйте, Владислав Назипович.

    В.СУЛТАНОВ: Здравствуйте, Анна. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

    А.СОЛОВЬЁВА: Скажите, пожалуйста, какие коррективы внес в вашу работу коронавирус? 

    В.СУЛТАНОВ: Одно из основных направлений работы нашего учреждения — это контроль правил пользования общественным транспортом Москвы, в том числе контроль оплаты проезда. Во время режима повышенной готовности у контролеров появились новые функции: это проверка цифровых пропусков и использование масок и перчаток в общественном транспорте.

    А.СОЛОВЬЁВА: Расскажите, пожалуйста, как контролеры проверяют пропуска и на каком транспорте.

    В.СУЛТАНОВ: Проверка осуществляется при помощи планшетов с новейшей программой обеспечения. На наземных видах транспорта проверяются все пассажиры, которые находятся в транспортном средстве; в метрополитене это делается в автоматическом режиме. Контролеры выявляют пассажиров, у которых на турникетах не сработала «Тройка», после чего приглашают их в желтую зону и проводят дальнейшую проверку. Для проверки в вестибюлях метро и наземном городском транспорте задействованы сотни контролеров.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как много пассажиров проверили за всё это время?

    В.СУЛТАНОВ: С 22 апреля, когда проезд стал возможен только при наличии цифрового пропуска с привязанной к нему транспортной или социальной картой, проверили более 150 тысяч пассажиров метро и наземного городского общественного транспорта.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав Назипович, а нарушителю грозит большой штраф за нарушение на транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: За отсутствие пропуска, перчаток и маски в транспорте штраф 5 тысяч рублей. При этом и за пропуск, и за маски — отдельный штраф. То есть если пассажир не использует маску и перчатки, а также у него отсутствует пропуск, то ему грозит штраф в размере 10 тысяч рублей.

    Также наши сотрудники при проверке цифровых пропусков с помощью планшетов выявляют нарушителей карантина, которым запрещено выходить из дома, — это носители коронавируса и контактирующие с ними лица. Эта мера помогает обезопасить пассажиров, которые в настоящее время вынуждены пользоваться общественным транспортом. Это позволяет предотвратить распространение коронавируса и сделать поездки еще более безопасными. 

    А.СОЛОВЬЁВА: И как много сейчас нарушителей пропускного режима на транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: Режим действует с 22 апреля, как я уже говорил. Сейчас уже практически не осталось людей, которые появляются в транспорте без пропуска. В первую очередь, это заслуга автоматической системы контроля в метро, которая не пропускает пассажира без действующего пропуска.

    А.СОЛОВЬЁВА: С автоматической системой понятно. Как вы проверяете маски и перчатки в транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: Наши контролеры стоят перед турникетной линией в метро и следят за тем, чтобы пассажиры были в масках и перчатках. И напоминают, что в транспорте нельзя находиться без индивидуальной защиты; подсказывают, что их можно приобрести в кассе на любой станции метрополитена. Тем, кто отказывается надевать маску и перчатки, мы вынуждены выписывать штраф.

    А.СОЛОВЬЁВА: А можно ли избежать штрафа?

    В.СУЛТАНОВ: Конечно, штрафа можно избежать, и это сделать очень легко. Достаточно всего лишь носить маску и перчатки и своевременно оформить цифровой пропуск, в котором нет никаких проблем, на сайте mos.ru. Если кто-то смог незаметно пройти без маски, то стоит напомнить о том, что на станциях и в поездах метро проводятся рейды совместно с сотрудниками полиции, и все станции оборудованы системами видеонаблюдения, с помощью которых отслеживаются нарушители.

    Хочу отметить, что наша цель — это не выписать штраф и привлечь пассажира к административной ответственности, а обеспечить безопасность перевозок. Напомню, что пассажир может переносить вирус бессимптомно и тем самым заражать других людей, даже не подозревая об этом.

    А.СОЛОВЬЁВА: А что по поводу международного опыта, в других странах тоже обязательно в транспорте в масках появляться?

    В.СУЛТАНОВ: Международный опыт очень интересен, и мы регулярно анализируем, как работают наши коллеги. Так, в 49 странах ношение масок в общественных местах и транспорте обязательно. Например, в транспорте обязательно носить маски во Франции, Бельгии, Чехии, Сингапуре, Германии и США. И для сравнения, размер штрафа в Чехии составляет 400 евро (примерно 32 тыс. рублей).

    А.СОЛОВЬЁВА: А у нас добросовестно пассажиры носят маски и перчатки?

    В.СУЛТАНОВ: Мы отмечаем, что пассажиры понимают, насколько важно носить маски и перчатки в транспорте. Такие меры позволяют обезопасить как себя, так и других пассажиров. После введения обязательного масочного режима в метро 98% пассажиров соблюдают его требования. До этого данный показатель составлял всего лишь 58%. И мы видим налицо результат.

    А.СОЛОВЬЁВА: Какие средства защиты вы выдаете контролерам?

    В.СУЛТАНОВ: Все наши контролеры, которые работают непосредственно с людьми, обеспечены масками, перчатками и антисептиками. Еженедельно мы выдаем нашим сотрудникам более 7 тысяч перчаток и 7 тысяч масок, регулярно следим за их здоровьем и самочувствием. Мы очень бережно и внимательно относимся к ним. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав Назипович, а сколько всего контролеров сейчас работает на транспорте?

    В.СУЛТАНОВ: На всем московском транспорте работает более 250 контролеров. Как я уже говорил, они работают в метро и наземном городском транспорте.

    А.СОЛОВЬЁВА: Контролеры заходят в вагоны метро? Проверяют там пропуска?

    В.СУЛТАНОВ: Да, конечно. Мы ежедневно проводим рейды для того, чтобы обеспечить безопасность. Некоторые пассажиры иногда, проходя турникетную линию, затем снимают либо маску, либо перчатки. Чтобы не допустить этого, мы проводим проверку.

    А.СОЛОВЬЁВА: И насколько сейчас снизилось количество безбилетных пассажиров?

    В.СУЛТАНОВ: Количество безбилетников уменьшилось в несколько раз. Но и сам пассажиропоток по сравнению с прошлым годом снизился на 80%.

    А.СОЛОВЬЁВА: Расскажите, пожалуйста, какие интересные случаи бывают в работе контролеров.

    В.СУЛТАНОВ: В работе контролеров очень много интересных случаев в связи с тем, что они регулярно, на ежедневной основе общаются с пассажирами. При проверке проездных документов бывают различные случаи. Бывают случаи, когда контролеры помогали выявить преступников, находящихся в федеральном розыске. Например, когда пассажир не оплатил проезд и контролер это выявил, он вынужден ему выписать административное правонарушение или постановление. Гражданин отказывается предъявить паспорт. Контролер тонко чувствует, что человек что-то скрывает, и вызывает сотрудников полиции для установления личности. При установлении личности выявляются преступники. Например, в прошлом году выявлено четыре преступника, находящихся в федеральном розыске. В этом году наши контролеры уже выявили одного такого преступника. Таких контролеров мы регулярно поощряем и помогаем, подсказываем, как улучшить их работу. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Насколько опасно работать контролером?

    В.СУЛТАНОВ: Вы знаете, бывают случаи, когда пассажиры проявляют агрессию в адрес контролеров и применяют физическую силу. К счастью, такие случаи бывают очень редко. По всем таким случаям возбуждались уголовные дела, выносились обвинительные приговоры. Мы регулярно следим за такими случаями. Хочу также напомнить, что применение насилия либо оскорбление контролера влечет за собой уголовную ответственность. Кроме того, все контролеры проходят обучение по поведению в конфликтных ситуациях, чтобы свести к минимуму возникновение таких инцидентов.

    А.СОЛОВЬЁВА: Я напомню, что у нас на связи исполняющий обязанности государственного казенного учреждения «Организатор перевозок» Владислав Султанов. Мы рассказываем о том, как изменилась работа контролеров в период режима повышенной готовности в Москве. Владислав Назипович, а как вы решаете спорные ситуации с пассажирами?

    В.СУЛТАНОВ: Для выявления спорных ситуаций каждый контролер носит видеорегистратор, который ведет запись. Все спорные, нестандартные ситуации мы отдельно разбираем и при необходимости проводим служебные проверки. Также мы проводим разъяснительную работу с контролерами, как в той или иной ситуации можно было бы поступить, чтобы полностью разрешить конфликтную ситуацию одной-двумя фразами.

    А.СОЛОВЬЁВА: Но не на всех же маршрутах контролеры бывают ежедневно.

    В.СУЛТАНОВ: В день мы проверяем не меньше 4 тысяч транспортных средств. Усиленными группами выходим на самые проблемные маршруты, по которым есть жалобы пассажиров, либо мы видим какие-то замечания или нарушения. Есть маршруты, на которых культура оплаты проезда гораздо выше. Но сказать, что какие-то маршруты мы вообще не смотрим, я не могу. На один маршрут мы выходим в семь часов утра, на другой — в шесть, на третий — в девять часов утра. Уверяю вас, что в течение дня практически на любом маршруте общественного транспорта вы можете увидеть наших контролеров.

    А.СОЛОВЬЁВА: Ваше учреждение также регулирует работу коммерческих перевозчиков по государственным контрактам. Расскажите, как они предотвращают распространение вируса?

    В.СУЛТАНОВ: Всё верно. Более 2 тысяч московских автобусов коммерческих перевозчиков, работающих по госконтрактам, ежедневно дезинфицируют в парках; также дополнительную обработку салонов проводят на конечных станциях. Таким образом, транспорт обеззараживают не только в парках и депо, но и на маршрутах. Это делается для безопасности пассажиров и водителей. Также на сидениях автобусов есть наклейки, куда нельзя садиться. Таким образом, обеспечивается социальная дистанция.

    Как только транспорт приезжает на любую конечную остановку, он проходит дезинфекцию. Дезинфекцию проводят на более 150 конечных станциях столицы. На обработку салона одного автобуса уходит 5-7 минут и этого, как мы считаем, будет достаточно. Процесс дезинфекции частных перевозчиков контролируют работники ГКУ «Организатор перевозок».

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав Назипович, еще разок я спрошу: какие коррективы внес в вашу работу коронавирус, конкретно в вашу? Насколько усложнилась ваша работа?

    В.СУЛТАНОВ: Наша работа совсем немного усложнилась. Почему? Точнее, она стала более видна, и цена ошибки тоже выше. Соответственно, наши контролеры при проверке пропусков обращают внимание на наличие перчаток и масок. Для контролеров не очень усложнились обстоятельства, потому что мы регулярно с ними работаем, занимаемся, они проходят обучение, подготовку к той или иной ситуации. 

    А.СОЛОВЬЁВА: Скажите, пожалуйста, каким образом контролеры проверяют пропуска, на каком транспорте и что происходит с людьми, которые пытаются зайти в метро без маски или без перчаток?

    В.СУЛТАНОВ: Людей, которые пытаются зайти без масок или без перчаток, мы не пропускаем в метро. Они пройти туда не могут. Контролеры им разъясняют о необходимости наличия перчаток и масок. Более того, московский метрополитен сделал всё возможное для того, чтобы обеспечить людей средствами защиты: они могут их приобрести в кассах, а также в вендинговых аппаратах.

    А.СОЛОВЬЁВА: Как вы проверяете маски, перчатки в транспорте, как это происходит в реальности?

    В.СУЛТАНОВ: Это происходит всё визуально. Контролер видит пассажира, у которого отсутствует маска и перчатки. Так как у контролера есть видеорегистратор — он это фиксирует, после этого подходит и уже проводит беседу: почему отсутствует маска либо перчатки; если мы говорим о том, когда он непосредственно пользуется транспортным средством, и выносит постановление. 

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть у контролеров есть экраны, на которых они видят входящих пассажиров? То есть они сами непосредственно стоят недалеко от турникетов и видят пассажиров, которые пытаются пройти без масок и перчаток, без средств защиты?

    В.СУЛТАНОВ: Да, конечно, стоят на турникетной линии. У нас несколько режимов проверки, если мы говорим о метро. Первая линия — это на турникетах, когда пассажир еще может приобрести средства защиты, для него созданы все условия, чтобы он мог обезопасить себя и окружающих. Но если он как-то прошел либо снял потом, уже на станции либо в вагоне метро наши контролеры также проводят рейды и уже определяют нарушителей там.

    А.СОЛОВЬЁВА: А можно ли избежать штрафа? Если контролер, допустим, зафиксировал человека, который пытался проехать без пропуска либо без средств защиты, как этот человек может избежать штрафа?

    В.СУЛТАНОВ: Вы знаете, если без пропуска, гражданину штрафа избежать невозможно. Как я уже говорил, это очень важная часть — наличие пропуска, так как люди, которые находятся на карантине, которые болели либо сейчас болеют, могут передвигаться. У них аннулированы пропуска. Соответственно, за отсутствие пропуска будет однозначно штраф, и какое-то разбирательство в карантинной зоне.

    При установлении отсутствия масок или перчаток… Знаете, бывают случаи, когда граждане видят заходящего контролера в транспорт, они начинают надевать перчатки и маски. Наша основная цель, чтобы люди все-таки находились в общественном транспорте в средствах индивидуальной защиты. И даже если контролер видел, что он находился без маски и без перчаток, но все-таки успел их надеть — для нас это считается плюсом.

    А.СОЛОВЬЁВА: Владислав Назипович, контролеры в вагонах метро как работают? Если, допустим, я захожу в метро — это 100%, что пройдет контролер, или бывает так, что можно проехать и не увидеть контроля?

    В.СУЛТАНОВ: Мы, максималисты, всегда стремимся к ста процентам. Поэтому будем стремиться, чтобы если вы будете заходить в метро, вы всегда видели наших контролеров. Но могу сказать точно, что мы охватываем все станции московского метрополитена.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть абсолютно все станции московского метро охвачены контролем, то есть не пройти ни без маски, ни без перчаток?

    В.СУЛТАНОВ: Вы, конечно, пройти можете, как я уже говорил, но не факт, что вы сможете проехать без нарушения до конечной точки.

    А.СОЛОВЬЁВА: То есть в конечной точке всё равно вас зафиксируют, и у вас будет штраф или предупреждение.

    В.СУЛТАНОВ: Да, конечно, мы к этому стремимся. Я хотел бы попросить радиослушателей: для того, чтобы избегать неприятных ситуаций, конфликтных, лучше позаботиться о себе и окружающих — купить маску и перчатки и оформить пропуск.

    А.СОЛОВЬЁВА: Да, мы тоже к этому призываем. Согласитесь, что не на всех маршрутах контролеры бывают ежедневно, если речь вести о наземном, допустим, транспорте. Или там тоже контролеры охватывают почти 100%?

    В.СУЛТАНОВ: Если говорить о 100%, то надо говорить о времени — за неделю мы охватываем 100%. Как я уже говорил, у нас бывают проблемные маршруты, на которых нам нужно выделить большее количество контролеров и провести лучший контроль, потому что люди меньше соблюдают указанные требования.

    А.СОЛОВЬЁВА: А что значит они «меньше соблюдают указанные требования»?

    В.СУЛТАНОВ: Меньше используют маски, меньше используют пропуска, перчатки. Мы можем определить некоторые маршруты, где пассажиры более ответственно относятся к указанным требованиям, где-то — менее. Это очень сложный живой организм, который постоянно меняется, и его нужно постоянно чувствовать.

    А.СОЛОВЬЁВА: Спасибо большое, Владислав Назипович. Я напомню, что у нас на связи был исполняющий обязанности руководителя государственного казенного учреждения «Организатор перевозок» Владислав Султанов. Мы обсуждали, как изменилась работа контролеров в период режима повышенной готовности в Москве. Я напомню, что с 22 апреля по указу мэра заработал автоматизированный контроль цифровых пропусков для передвижения на транспорте по городу; из касс исчезли бумажные разовые билеты; проезд нельзя оплатить банковской картой; для передвижения по городу каждому необходимо оформить цифровой пропуск. Эта система работает уже почти месяц. В метро, например, контролеры на транспорте выявляют пассажиров, у которых не сработала карта на турникетах, и проверяют у них наличие цифрового пропуска. На наземном транспорте они также проводят проверку цифровых пропусков у всех пассажиров транспортного средства. Это была программа «Город дорог». Всем пока.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus