• Радиожурнал «Друзья-Сябры» от 27 июня 2020 года

    20:00 Июнь 27, 2020

    В гостях

    Вадим Гигин

    Декан философского факультета Белорусского государственного университета, журналист

    В.МАМОНТОВ: Добрый день, уважаемые радиослушатели. С вами радиожурнал «Друзья Сябры» на радиостанции «Говорит Москва» и я, ведущий этого радиожурнала, Владимир Мамонтов.

    Беларускiя навiны

    Президент Белоруссии Александр Лукашенко ожидает серьёзное экономическое давление на страну. Об этом он заявил во время памятного мероприятия в Бресте по случаю годовщины начала Великой Отечественной войны. По его словам, нет никакой катастрофы, но белорусы должны защищать то, что имеют.

    В.МАМОНТОВ: «Никакой катастрофы нет, но надо защищать то, что имеем». Я думаю, любые подобные заявления, во-первых, справедливы, я думаю, для любой страны. А, во–вторых, все заявления президента и не президента, почти любого президента, так или иначе связанного с политикой в Белоруссии, сейчас имеют характер предвыборных заявлений. Или заявлений, или оценок, или попытки угадать, как будет развиваться дальше та кампания, которой уже дали название «удивительной, неожиданной».

    Но о том, какова она на самом деле, мы спросим у нашего постоянного эксперта Вадим Францевича Гигина, декана философского факультета Белорусского государственного университета, журналиста, учёного и нашего постоянного комментатора.

    В.ГИГИН: Идёт жёсткая такая политическая борьба достаточно у нас. Ну, в принципе, я вам хочу сказать… Некоторые говорят: невиданная по накалам, уникальная как никогда. Ну, послушайте, я помню такие заявления и такую борьбу и в 1996 году, когда у нас был референдум по изменению в Конституцию, сейчас в России проходит. Вы не представляете, какого накала была тогда борьба. Речь шла фактически, чуть ли не предпосылка гражданской войны, летом 1996 года. Только благодаря референдуму удалось эту ситуацию конституционного кризиса разрешить.

    2001 год. Говорили, что против Лукашенко восстанет бюрократия. Был такой Гончарик кандидат, вот он кандидат, номенклатура, которая восстанет против этого президента. Этого тоже не произошло.

    2006 год. На волне первого Майдана, «революции роз» в Грузии все предсказывали, наш коллега Николай Злобин говорил: всё, эта революционная волна сметет Лукашенко. Ну никого не смела.

    2020 год. Тоже площадь знаменитая, десять кандидатов, которые противостояли Александру Лукашенко, аресты после выборов и так далее, и так далее.

    Ну и мы очень спокойно провели выборы 2015 года. Кому-то казалось, что так всё спокойно будет проходить, но нет. Самый главный водораздел всех политических сил в Белоруссии — это они либо за Лукашенко, либо против Лукашенко. И тут зачастую на второй план отходит идеология, установки. Потому что у нас сейчас очень интересно многие кандидаты идут на выборы с абсолютно непонятной программой. Тот же Виктор Бабарико, он российским средствам массовой информации одно говорит в интервью, литовским — другое.

    В.МАМОНТОВ: Да, уникальный. Польским — третье.

    В.ГИГИН: Да.

    В.МАМОНТОВ: Уникальный, конечно, товарищ, интересный. Я читаю, как у него в голове-то это помещается, в одной голове у него и то, и другое… Просто, я не знаю, талантливый, конечно, такой политикан, я бы сказал.

    В.ГИГИН: Финансист.

    В.МАМОНТОВ: Финансист, банкир.

    В.ГИГИН: Он недавно пришёл в политику. И у нас оказалась ситуация, при которой был задержан (наверное, правильно юридически говорить) один из кандидатов ещё на стадии сбора подписей. Причём уже было понятно, что он подписи собрал. Это Виктор Бабарико, бывший руководитель «Белгазпромбанка», его сын. Ну, а у претендента в кандидаты Светланы Тихановской сидит под уголовной статьёй муж Тихановский непосредственно, блогер, который должен был идти на выборы, но, потому что он оказался там, вот она и выдвигается.

    Бабарико были предъявлены обвинения, связанные с финансовыми нарушениями. И расследование по ним, это официально было заявлено, длилось с 2016 года. Хотя, конечно, понятно, что политический контекст, здесь от него никуда не уйдёшь всё-таки, об этом и президент говорит, что, да, политический контекст здесь есть. Но с выборов его никто не снимает. У нас законодательство позволяет ему дальше участвовать в этом процессе. Он даже предвидел план B. Когда он был задержан, то появилось через некоторое время его видеообращение, в котором он, в общем-то, признал, что не очень верит в то, что победит на выборах 9 августа, и предложил собирать подписи за проведение референдума по изменению в Конституции, по возвращению к редакции Конституции 1994 года. То есть такая, более парламентская республика, с урезанными полномочиями президента. Ну и по этому обращению получается, что вся избирательная кампания — это как бы репетиция вот этого референдума. Это как бы общая картина.

    Что бы я хотел сказать? Конечно, есть оппозиционный электорат. Сейчас очень важно, сможет ли в этих условиях сам Виктор Бабарико и его команда обеспечить эффективное участие в выборах. Второе: перейдёт ли оппозиционный электорат, скажем, к тому же Валерию Цепкало, который среди оппонентов Александра Лукашенко, он сейчас на втором месте по степени популярности, ну и по количеству собранных подписей за него после Виктора Бабарико.

    В.МАМОНТОВ: Вы имеете в виду, если Бабарико всё-таки отодвинется, то его электорат перейдёт к Цепкало?

    В.ГИГИН: Нет. Смотрите, всё-таки человек находится в следственном изоляторе. И понятно, лично ему проблематично участвовать. Да, активно работает его штаб, это всё дистанционно в любом случае проходит. Но тем не менее люди его не видят. Кстати, в оппозиционной среде довольно критически восприняли его инициативу по поводу референдума. Как писал Салтыков-Щедрин, от него злодейства ждали (я просто как аналогию), а он чижика съел. То есть ожидали, что там будет что-то вау…

    В.МАМОНТОВ: Вот это будет следующий мой вопрос вам. Вы прямо в точечку попали. Следующий мой вопрос будет.

    В.ГИГИН: И некоторые посчитали, что он, возможно, тут недостаточно радикальный. Поэтому я думаю, будет какой-то отток электората здесь от его группы. Ну и дальше важно, кого, конечно же, зарегистрируют. В общем-то, президент заявил о том, что он готов, чтобы всех зарегистрировали.

    Но произошло два абсолютно уникальных события, которых не то, чтобы давно не было, я их и не помню, чтобы они были. Крайне влиятельный белорусский политик, аналог Валентины Матвиенко, но, может быть, ещё более влиятельный, это руководитель Совета республики Наталья Ивановна Качанова, в Барановичах во время рабочей поездки встретилась с представителями местных оппозиционных групп, которые собирали подписи за противников Александра Лукашенко. Встретилась, поговорила. Эта запись попала в СМИ. Но я так понимаю, что несильно и сопротивлялись, чтобы она попала, скажем мягко. Это абсолютно беспрецедентный случай.

    В.МАМОНТОВ: И как вы трактуете это? Это показательная демократизация что ли, если по-простому, по-нашему сказать, или это какая-то попытка объяснить противникам Александра Григорьевича бесполезность их действий? Что здесь?

    В.ГИГИН: Тут всё вместе. Это и попытка вербально, а не только силовым, грубо говоря, способом доказать, что уверены в своей правоте, услышать. Там очень важно — она слушала и жалобы. Услышать мнение оппонентов и заявить о том, что мы их учтём и разработаем. И следом за этим… Но это ещё была такая разведка. Потому что Александр Лукашенко был в Бресте.

    В Бресте очень интересная ситуация. Там значительная часть населения, их поддерживает, кстати, местная власть, протестует против открытия аккумуляторного завода, считая, что это нанесёт ущерб экологии. Там есть разные точки зрения. Идёт такая жёсткая борьба. Александр Лукашенко приехал туда. А это такой оппозиционный электорат, в том числе. Встретился с этими людьми и публично, вслух озвучил все вот эти, я их даже не буду повторять, оскорбительные в его адрес обвинения, которые сейчас звучат и в интернете расходятся, и откровенно сказал, что он о них знает. Он откровенно этих оппозиционеров спросил: ну что вы, ребята, делаете, зачем вы раскачиваете лодку, что вы меня оскорбляете? Говорили: вот, когда приезжает президент, туда специально собирают людей. Ну кого собирали? Он приехал, сам заявил те претензии, которые к нему предъявляют, инициировал проведение (впервые в Белоруссии, кстати, такого никогда не было) местного референдума. Кстати, в России проводятся местные референдумы, и я в одном из них участвовал во время выборов президента России, в Туле это было. Я как гражданин Союзного государства в местных референдумах имею право участвовать, если я там зарегистрировался. Вот в Туле мы голосовали, в частности, сохранять там трамвай или же нет.

    В.МАМОНТОВ: Ну что, это важный вопрос.

    В.ГИГИН: Да, я проголосовал за трамвай, например. Так вот в Бресте впервые в Белоруссии, я думаю, вполне возможно, в этом году пройдёт местный референдум по решению этого спорного вопроса. Это абсолютно беспрецедентный случай такой открытости власти.

    Ещё очень важный момент. Председатель Комитета госконтроля Иван Тертель, который ведёт дело по Виктору Бабарико, в здании министерства иностранных дел встретился с послами европейских государств. Разговор там у них был жёсткий, закрытый, но он, собственно говоря, инициировал полную открытость. Сказал, что готовы к любому международному участию и контролю за проведением этого дела, тем более, что информация об этих финансовых нарушениях, выводе денег в офшоры и так далее, и так далее, она затрагивает 18 стран. Особенно активно они взаимодействуют, белорусские органы, с США и Латвией. Известны латвийские банки по отмыванию денег, это давняя история, в Латвии она тоже вызывает обеспокоенность. Там идёт такая национальная дискуссия, то ли зарабатывать на этом деньги, то ли всё-таки это наносит ущерб…

    В.МАМОНТОВ: То ли быть честными, да.

    В.ГИГИН: …то ли быть честными. И вот так он заявил, что готов к полноценному европейскому участию. И показательна, кстати, международная реакция. Запад, сначала американцы довольно делали такие нейтральные заявления, что они обеспокоены, хотят за честные, свободные выборы. Теперь они вроде бы уже постепенно становятся на сторону Виктора Бабарико. Европейский союз сразу сделал очень жёсткие заявления, первоначально устами литовских депутатов, они в последнее время наиболее, так сказать, агрессивно настроены по отношению к Беларуси. Вот. Кстати, там были литовский депутат, сделал заявление, который в своё время голодал за освобождение Надежды Савченко из российской тюрьмы, но когда она уже попала в украинскую, он уже почему-то не голодал. Сейчас он озаботился белорусской ситуацию. Ну и потом последовали заявления руководства ЕС. На этом фоне, вы знаете, что прошла встреча Лаврова.

    В.МАМОНТОВ: Да, с очень важным результатом, кстати говоря.

    В.ГИГИН: Абсолютно.

    В.МАМОНТОВ: Очень важный результат.

    В.ГИГИН: Более того, я думаю, что это очень важно, вот эта международная реакция на ситуацию в Беларуси, которая будет иметь последствия и после окончания президентских выборов. Потому что здесь международные игроки, что называется, сбросили маски, показали, кто есть кто, кто какую позицию занимает. Фактически Россия поддерживает Беларусь. Конечно, все выступают за честные и свободные выборы, безусловно, но вопрос, в какой степени раскачивать политическую ситуацию. И там, кроме того, что по визам было подписано, на мой взгляд, прозвучала одна из лучших аналогий, как правильно сказать, эпитетов, сравнений последнего времени, когда президент Лукашенко сказал, «у нас искрит, у нас не искрит», на что Сергей Лавров парировал: так нет, искра — это же в зажигании начала движения. Он сказал: во-во. То есть от искры какое-то начинается новое движение. Ну и на этом фоне чуть ранее последовало заявление посла Владимира Семашко, посла Беларуси в России, который сказал, что после президентских выборов мы вернёмся к обсуждению дорожных карт. Это полная такая картина того, что происходит в этот политический момент в Беларуси и вокруг неё.

    В.МАМОНТОВ: Спасибо, Вадим Францевич.

    А мы переходим к следующей новости.

    Беларускiя навiны

    Белорусский союз журналистов принял участие в специальной сессии ОБСЕ, посвящённой свободе слова и правам журналистов. Коллеги обратили внимание европейской общественности на случаи угроз журналистам от политических партий и предвыборных штабов.

    В.МАМОНТОВ: У нас на связи Андрей Евгеньевич Кривошеев, наш друг и сябр, председатель правления Белорусского союза журналистов, обозреватель политический Белтелерадиокомпании, известный журналист, журналист президентского пула, чего уж там скрывать, и наш добрый товарищ.

    Андрей Евгеньевич, мы вас вырвали с какой-то важнейшей конференции, которую вы там проводите. Я так поняла, что Белорусский союз журналистов вырвался из-под пресса Российского союза журналистов, если он был под ним, и рванул на международные просторы. У вас страшно от одного названия конференции ОБСЕ, какая-то вторая важнейшая по СМИ, по свободе слова. Расскажите нам про это дело.

    А.КРИВОШЕЕВ: Что касается пресса со стороны Российского союза журналистов, то мы его никогда, честно говоря, не испытывали. Мы долго и плодотворно сотрудничали, но мы даже не оформляли наши отношения, как это принято в семье или в отношениях между, как сейчас принято говорить в отдельных странах, партнёрами.

    В.МАМОНТОВ: Жили гражданским браком в друзьях-сябрах, я бы так сказал.

    А.КРИВОШЕЕВ: Мы жили абсолютно гражданским браком, проводили совместные интересные проекты, дискуссии, ездили по Беларуси, ездили в Россию, ну и нам ничего не мешало. Но потом мы созрели и решили заключить хорошее соглашение, оно у нас действует, работает. Мы, кстати, очень конструктивно решаем возникающие между нашими медиасообществами споры. Злопамятный сюжет Первого канала, который просто стал поводом для нас встретиться, очень конструктивно поговорить.

    В.МАМОНТОВ: Да, это был хороший разговор, я согласен.

    А.КРИВОШЕЕВ: Принять резолюцию и создать замечательную двустороннюю комиссию по этике журналистов. В частности, этике посвящено это большое второе дополнительное совещание по человеческому измерению, о свободе выражения мнений в СМИ, информации ОБСЕ. Такое жутко непроизносимое название, но жутко важное для прессы, событие, которое вот уже два дня проходит онлайн.

    В.МАМОНТОВ: Андрей Евгеньевич, оно действительно важное. Действительно это назревшие какие-то проблемы разбираются. Мы же с вами привыкли к откровенным разговорам, там тоже какая-то такая деловая история. Или всё-таки это такое разглагольствование?

    А.КРИВОШЕЕВ: Нет, на самом деле разговор здесь предельно откровенен. Единственное, что расстраивает, расстроило меня, я уже, кстати, выступил на одной секции, но меня расстраивает, что выступающим дают лишь две минуты для того, чтобы быстро, кратко обозначить свою позицию. Мало того, надо ещё в эти две минуты уложить рекомендации.

    Сразу скажу, что белорусы люди практичные и практические. Мы уложились в две минуты, озвучили аж три рекомендации и все их модератор качественно записал.

    Дискуссии супероткровенные. Допустим, что-то близко нашим российским друзьям, здесь, допустим, выступают журналисты из Крыма и выступают журналисты из Украины. Причём из Украины выступает как свободный профсоюз журналистов, так и, я надеюсь, наши будущие партнёры из вот этого классического Национального союза журналистов Украины (НСЖУ), с которыми мы всё-таки рассчитываем заключить когда-нибудь партнёрское соглашение, ждём от них реакции и какого-то импульса.

    Здесь озвучивается информация, которую до нас практически не доносят, о том, что в большинстве стран Европы, оказывается, кризис поломал карьеры, связал по рукам и ногам десятки тысяч журналистов, которые остались без работы, на которых не обращают внимание ни государство, ни кто бы то ни было. Единственное, что меня сейчас, буквально минуту назад, поразило: выступает председатель Европейской федерации журналистов, коллега нашего друга Тимура Шафира, который представляет Международную федерацию журналистов, он приводит 30 огромных кампаний, фактов давления, запугивания, в том числе в одной из стран убийство журналиста в связи с его гражданской журналистской позицией.

    В.МАМОНТОВ: Как он за две минуты 30 фактов-то привёл? Вот скорость какая!

    А.КРИВОШЕЕВ: Это был спецдокладчик, ему дали минут десять, поэтому он хорошо так доложил. Он приводит 30 кейсов. Там на первом месте Турция, за ней Великобритания, приводятся такие развитые демократии, на которые мы обычно равняемся, как Германия, наши ближайшие соседи Эстонии. О Беларуси ни слова. Ни слова, притом, что у нас сейчас на фоне президентских выборов идёт самая настоящая проплаченная кампания по травле журналистов, в том числе маленьких редакций, региональных редакций. Женщин, беременных женщин, наших коллег травят сейчас в социальных сетях, выискивают их родных и близких, детей, онлайн, офлайн, разбрасывают листовки, «вы там пропагандисты», что «вы работаете на режим», хотя они работают на государство. Угрозы убийствами. Дошли уже даже до этого. Мы создадим комитет защиты журналистов, кстати, это рекомендация спецпредставителя ОБСЕ по свободе СМИ. В этот комитет войдёт омбудсмен от Союза журналистов, в этот комитет войдут пресс-секретари или пресс-офицеры министерства внутренних дел, следственного комитета, я надеюсь, Генпрокуратуры. Они пока так, наиболее осторожно восприняли эту нашу инициативу. Парламентарии, которые в парламенте у нас занимаются свободой слова и должны отстаивать права журналистов, в том числе, и с которыми у нас теснейший контакт. Кстати, наши депутаты, надо отдать им должное, уже выразили готовность войти в этот комитет, чтобы оперативно онлайн, офлайн, в Telegram, в Viber, где угодно, как угодно, но защищать журналистов. А если их преследуют, на них нападают, им угрожают, включая угрозы убийством, чтобы этих людей находили и наказывали. Потому что запугивание журналистов — это запугивание всего общества.

    В.МАМОНТОВ: С вами радиожурнал «Друзья Сябры», его ведущий Владимир Мамонтов. Знаете, я подумал, а давно мы ничего про коронавирус не говорили, не вспоминали.

    Беларускiя навiны

    Если бы остановили экономику, мы никогда бы не восстановились. Такое заявление сделал глава Беларуси Александр Лукашенко. В частности, он констатировал, что основной период заболеваемости коронавирусной инфекцией позади.

    В.МАМОНТОВ: А вот давайте посмотрим на экономическую ситуацию в Беларуси глазами нашего эксперта Сергея Геннадьевича Мазайло, директора коммунального унитарного предприятия Телерадиовещательный канал «Гродно Плюс», журналист, наш друг и сябр. А начнём с рекламы и туризма.

    С.МАЗАЙЛО: Реклама, если брать конкретно предприятия, реклама упала тех, кто предоставлял услуги. Услуги в основном для туристов — это гостиницы, кафе, рестораны. Они остановились. Турист перестал ехать, перестал ехать турист иностранный. Наши пытались по стране ездить, а иностранного не было. А весь этот бизнес, если брать Гродно, был рассчитан на иностранного туриста, который тут просто даже по безвизовому въезду ехал, даже не десятки тысяч, а уже на сотни тысяч шла цифра. Предприятия встали.

    Буквально две недели назад я созванивался со своим другом, который живёт и работает, и свой бизнес в Варшаве, я у него спросил, дословно: «Андрей, как у тебя? У вас же там всё стоит, предприятия остановлены». Он говорит: «Сергей, уже неделю моя фирма вышла из отпуска, начинаем работать». Я говорю: «А что случилось? Как поляки отреагировали?» Он говорит: «Ты знаешь, все положительно». У него IT-компания, у них большой заказ, они, как оказалось, работают на подряде у индийцев, у индийской компании. И выяснилось, что (фирма у них 60 человек) вроде бы дома, на удалёнке, продукт получается плохой, качества нет. Одним глазом ты с женой, одним глазом с ребёнком, одним глазом ты делаешь программу. Потеряли качество.

    В.МАМОНТОВ: Смотрите-ка, интересно.

    С.МАЗАЙЛО: И индийцы предъявили им претензию.

    В.МАМОНТОВ: То есть расслабляешься, да?

    С.МАЗАЙЛО: Да. И они вышли на работу, начали делать. Мало того, я говорю, Польша, у меня очень много друзей в Польше, это такая очень набожная страна католическая, как они отреагировали? Он говорит: «Они все — за. Им самим надоело сидеть дома, надо делать работу». Я говорю: «А как по заказам, Андрей, скажи честно». Он говорит: «У меня упал оборот процентов на 40. То есть я сейчас понимаю, что, наверное, не надо было останавливаться».

    В.МАМОНТОВ: То есть на примере Польши мы с вами сейчас говорим, слушайте, а вот в Польше пошли, так сказать, общемировым путём, грубо говоря, мягко выражаясь, и вот, что они получили сейчас, они получили большие проблемы. Так.

    С.МАЗАЙЛО: Это конкретный пример. Я не знаю, может быть, другие фирмы и предприятия работают. Это может быть.

    Что касается Беларуси. Предприятия, экономику действительно останавливать не надо было, это очень правильно. Может быть, где-то надо было делать послабления, на мой взгляд, например, школьникам. Но в то же время школьникам сказали и родителям: вы сами выбираете, хотите, можете в школу не ходить. Очень много было рассуждений: а… это специально сделано, школьники наберут… В итоге, пускай там даже 70% школьников не ходили в школу, всех аттестовали по трём четвертям, вопросов ни к одному школьнику не возникло. Да, может быть, надо было сказать так: всё, все не ходят. Но вопрос в другом: а что же быть с образованием, как? Потому что были родители, которые сказали: а мы хотим ходить, вот мы хотим ходить в школу. То есть нужно был прислушиваться и к тем, и к тем. Поэтому моё мнение, может быть, давайте мы четвёртую четверть или продлим, или в июне пойдём. А, с другой стороны, коронавирус же не ушёл, он на спад даже не пошёл. Он есть, только мы уже к нему привыкли и, наверное, перестали бояться.

    Я очень много общаюсь с врачами. Журналист — это человек, который прежде, чем сказать, он должен что-то узнать. Вот я общаюсь с инфекционистами и спрашиваю: «Ребят, а если бы мы закрылись бы?» Он говорит: «Да, если бы мы закрылись, объявили карантин, было бы, наверное, в сотни раз меньше случаев. Но когда бы мы открылись, и люди, которые вышли бы, и оказалось бы что? Что они ещё больше заболели бы». Это не выход. Да, может быть, где-то частично какую-то группу надо было ограничить, но об этом и говорили: уважаемые пенсионеры, пожилые либо у кого есть хронические, ограничьте выходы, будьте добры.

    Я думаю, очень много, назовём, в интернете воздыхателей, я их так называю, не люблю другие слова, которые ратуют: там это закрыть, это ограничить, это сделать. Ну хорошо. Тебе никто не запрещает ограничиться. Почему ты это не сделаешь?

    В.МАМОНТОВ:  То есть вы всё-таки верите в то, что человек, гражданин должен сам для себя устанавливать определённые правила.

    С.МАЗАЙЛО: Да, только самосознание.

    В.МАМОНТОВ: Ой. Самое главное, чтобы все были здоровы, и вышли мы из этой ситуации. Но мне кажется, кто бы какую стратегию ни избрал, что Россия, что Белоруссия, что Швеция, что другие страны, потихонечку для каждой страны, наверное, по-своему правильное. Наверное, поначалу были и неправильные. Мы переживали за ту же Италию, например, и так далее. Если каждая по своей стратегии вырулит на здоровых граждан, да и слава богу. Мы же все разные, к жизни относимся по-разному. Ну что? Здоровья вам. Всего наилучшего и спасибо за комментарий.

    Это радиожурнал «Друзья Сябры», его ведущий Владимир Мамонтов. И пошла наша следующая рубрика.

    Ящик с сокровищами белорусского и русского языка «Шуфлятка». 

    В.МАМОНТОВ: Вы уже, наверное, слышите в эфире знакомые позывные. Это у нас рубрика, в которой мы говорим о прекрасных сокровищах, о прекрасных словах и выражениях наших двух славянских языков, белорусского и российского. Ведёт эту рубрику Вадим Францевич Гигин, который у нас и по политике большой специалист, и по, как это правильно сказать, лексикологии.

    В.ГИГИН: По литературоведению, лингвистике.

    В.МАМОНТОВ: Лингвистике, да. Ну давайте, что вы там приготовили нам сегодня, какое словечко?

    В.ГИГИН: Я хочу нас с вами покритиковать, что, может быть, с этого и надо было начинать. Потому что если говорить о схожести и различиях белорусского и русского языков, то первое, возможно, что бросается в глаза, в слух, в уши, когда говорят, это разные названия месяцев. Давайте, наверное, я сначала перечислю. А, может быть, и вы знаете. Давайте небольшой тест, вы меня можете по русскому языку протестировать, я вас. Может быть, вы названия каких-то месяцев знаете.

    В.МАМОНТОВ: Сейчас перепутаю что-нибудь. Давайте. Вы называйте белорусский, а я попробую угадать, что это.

    В.ГИГИН: Давайте так. Надо не по порядку, чтобы не сбиться. Студень. Студень, это все знают, по-русски это вкусное блюдо.

    В.МАМОНТОВ: Да, это холодец, студень. Это что у нас, студень? Я думаю, январь.

    В.ГИГИН: Молодец, январь. Чтобы не по порядку. Кастрычнiк?

    В.МАМОНТОВ: Не осень ли это? Может быть, октябрь?

    В.ГИГИН: Осень. Вы подсматриваете.

    В.МАМОНТОВ: Нет, никуда не подсматриваю, мы сейчас никого не убедим. А чего, опять угадал что ли?

    В.ГИГИН: Да. Кастрычнiк, я вам даже расскажу, по-белорусски звучит Кастрычнiкская революция. В своё время первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пономаренко когда был назначен, он писал Сталину такую записку о белорусских националистах, говорит: «И до чего дошли, так они пишут, Кастрычнiкская революция. Это же звучит неблагозвучно». Намекая на схожесть со словом «кастрация», «кастрычнiк», у него звучало. А ещё когда по-белорусски «годовщина» будет гадавiна, он делал почему-то акцент гáдавiна. Звучит гáдавiна, Кастрычнiкская революция, это вот бумага такая ушла из ЦК Компартии Белоруссии в Москву: кастрычнiк, Кастрычнiкская революция.

    В.МАМОНТОВ: И что Иосиф Виссарионович ответил? Ничего? Не знаем, история умалчивает?

    В.ГИГИН: Иосиф Виссарионович, как всегда, ответил примерно в стиле: «У меня для вас других писателей нет, поэтому работайте с тем, что есть».

    В.МАМОНТОВ: Я думаю, так.

    В.ГИГИН: Что вы ещё угадаете? Верасень.

    В.МАМОНТОВ: Тревожный месяц верасень. Это весна. А вот что это? Весна точно. Давайте март. Нет?

    В.ГИГИН: Нет, это на самом деле, когда верасы, верес, он входит в силу, в сок, верас, верасень — это сентябрь.

    В.МАМОНТОВ: Вот видите. А мне казалось, какое-то весеннее название, а, оказывается, это вообще осень. Не угадал.

    В.ГИГИН: Это осень, да. У нас такой ансамбль, «Верасы» называется. Першае верасня мы все идём в школу. Давайте ещё. Ну это легко следующий будет. Лістапад.

    В.МАМОНТОВ: Лістапад. Ясное дело, осень. Сентябрь мы уже прошли, в сентябре в школу пошли, в ноябре поздно… Подождите, листопад…

    В.ГИГИН: Ноябрь, правильно

    В.МАМОНТОВ: Ноябрь остался?

    В.ГИГИН: Да, ноябрь у нас лiстапад, хотя понятно, что листья уже к тому времени опали. Ну вот так наши отцы-основатели языка в конце XIX века решили, что лiстапад.

    В.МАМОНТОВ: Они где-нибудь не в Италии заседали-то?

    В.ГИГИН: Нет-нет, в этом круге.

    В.МАМОНТОВ: В кафе «Греко».

    В.ГИГИН: В «Греко» заседал, наверное, Гоголь всё-таки.

    В.МАМОНТОВ: Точно.

    В.ГИГИН: Ну давайте так. Сакавiк.

    В.МАМОНТОВ: Если это не весна, то я не знаю, я тогда всё, я пас вообще. Это точно должна быть весна, пробуждение.

    В.ГИГИН: Март.

    В.МАМОНТОВ: Март. Пошло дело. Берёза, по берёзе пошёл сок, наверное, сакавiк.

    В.ГИГИН: А дальше всё просто: красавiк… Это апрель. Сакавiк и красавiк. Всё красиво, красавiк идёт.

    В.МАМОНТОВ: А вообще совершенно нет никакого подобия латинских месяцев и латинских названий? Вообще ни одного?

    В.ГИГИН: Вот вы как будто знали. Май — это какой месяц?

    В.МАМОНТОВ: Ну май и май.

    В.ГИГИН: Май — это май, да. Это единственный месяц, который так называется, но есть, правда, в одном из вариантов белорусского языка, их несколько на самом деле, мы как-нибудь об этом поговорим, есть слова, которые по-разному произносятся в разных вариантах. Так вот некоторые называют не май, а травень. Вот если ваши коллеги с Радио Свободы, они будут говорить, они скажут не першага мая, а першага травня. В официальном словаре белорусском называется май, День Победы. Ну, лютый, это легко.

    В.МАМОНТОВ: Понятно, декабрь, я думаю, или февраль.

    В.ГИГИН: Февраль. Декабрь — снежень, очень красиво.

    В.МАМОНТОВ: Очень красиво, да.

    В.ГИГИН: Снежень заканчивается, начинается студень. Ну и летние месяцы остались. Вот сейчас у нас что? Чэрвень.

    В.МАМОНТОВ: Красный.

    В.ГИГИН: Чэрвень, красный — это июнь. И, кстати, у нас город… Я родился сам в Чэрвеньском районе, город Чэрвень.

    В.МАМОНТОВ: А вот он июньский или красный скорее?

    В.ГИГИН: Нет. Причём есть даже у нас такой посёлочек Красное, оно так и называется. В русском и белорусском «красное» — «красивый», и у нас будет не чэрвона площадь, а красная площадь, потому что она же красивая. А почему город называется Червень? Назывался до 1917 года Игумень, а его от поляков освободили в советско-польскую войну в июне и поэтому назвали Чэрвень, в честь освобождения от поляков. И вот он так до сих пор Чэрвенем называется. Лiпень. Когда у нас проходит Славянский базар в Витебске и празднуем праздник освобождения Беларуси 3 лiпеня. Лiпень, «липа», это у нас, соответственно, июль. И август — жнiвень, жнiво. Заканчивается уборочная, жнiвень. Вот у нас целый год, студень, лютый, сакавiк, красавiк, май, чэрвень, лiпень, жнiвень, верасень, кастрычнiк, лiстапад, снежень. Вот такой белорусский год.

    В.МАМОНТОВ: Уже не первый раз мы с вами отмечаем вот какую вещь: чем меньше страна, чем она более, может быть, консервативна, по крайней мере в смысле языка и в лингвистике какой-то, тем больше в ней по тем или иным причинам сохраняется старославянских слов. В России, уже не первый раз мы с вами видим, как в России заимствования, Россия ловко принимает на себя всё, и уже этот январь никто не воспринимает как заимствование латинское или какое-то ещё, не знаю, откуда там надо считать и читать, разумеется. Это прям как русское слово, а чего, январь и январь.

    В.ГИГИН: Ну во всём виноват кто? Карамзин. Это он всё сделал.

    В.МАМОНТОВ: Карамзин, да.

    В.ГИГИН: Да, конечно, и Пётр Первый. Потому что в большинстве славянских языков, вот польский, украинский, словацкий, чешский, по-моему, сохраняются тоже такие названия народные.

    В.МАМОНТОВ: Да, народные названия. Это означает, что погоня за Западом, в том числе и хорошая погоня за Западом… Ну Петра Первого трудно обвинить… Он, конечно, много, чего тут наворочил, но сказать, что он не принёс благо России, тоже, наверное, мы не скажем так, правда.

    В.ГИГИН: Ну, конечно.

    В.МАМОНТОВ: Вот эта погоня за общим трендом цивилизации приводит к тому, что исчезают какие-то очень приятные, очень нам с вами дорогие слова, и эти слова жалко мне, например. Я понимаю, что студень у меня сохранился, слава богу, хотя бы в виде холодца, уже хотя бы так хорошо. Но, честно говоря, мне больше нравится студень. Вот эта плата за цивилизацию, плата за погоню, плата за то, что ты догоняешь общемировой тренд, она иногда вот к каким интересным вариантам приводит. Согласны вы со мной, Вадим Францевич?

    В.ГИГИН: Да, абсолютно. Хотя в России вокруг этого шли споры. И многие слова, которые мы считаем исконно как бы белорусскими, они в таком народном, фольклорном варианте в России сохраняются.

    В.МАМОНТОВ: Конечно.

    В.ГИГИН: И у вас во многих регионах, на Вологодчине, я знаю, на Брянщине, по-моему, даже в казачьих отдельных местах до сих пор месяцы тоже называют по-народному и многие из них очень близки в этих названиях белорусским месяцам.

    В.МАМОНТОВ: Смотрите, либо это связано с какими-то очень чёткими указаниями по климату, либо с видами работы, либо с какими-то природными процессами, которые невозможно не заметить, и они проходят ровно в этот месяц. Хотя с ноябрём мы с вами не попали или наши предки чего-то не попали.

    В.ГИГИН: Будем считать, что уже опали листья, листья уже опали, поэтому это лiстапад. Но всё равно название красивое. Кстати, я вам хочу сказать, большинство из них не совпадает с другими славянскими языками. Есть отдельные, например, лютый и по-польски лютый, но вообще, в принципе, не особо совпадают, украинец эти названия большинство не поймёт.

    В.МАМОНТОВ: Ну, такие мы все, от одного корня пошли, но разные стали. Вы знаете, всегда рубричка наша с вами вроде скромная такая, а приводит к самым интересным размышлениям, каким-то корневым. Мы, собственно, для того и затевали эту рубрику с вами.

    В.ГИГИН: А всё почему? А потому что, Владимир Константинович, это диалектика, как говорил Гегель: количество рано или поздно перейдёт в качество.

    В.МАМОНТОВ: Мне осталось только сказать, что с нами был декан философского факультета, белорусский Гегель, Гегель и Фейербах в одном лице Вадим Францевич Гигин, наш добрый друг, сябр и очень хороший человек, великий знаток белорусской и русской культуры. Спасибо вам, Вадим Францевич.

    В.ГИГИН: Спасибо вам, Владимир Константинович. До скорых встреч.

    В.МАМОНТОВ: На радиостанции «Говорит Москва» радиожурнал «Друзья Сябры». Друзья — это по-русски, сябры — это по-белорусски. Вообще это про нашу российско-белорусскую жизнь, про разные её аспекты. И вот сейчас про кухню. Такой аспект есть, кухня называется, вот про него и поговорим.

    У нас на связи хозяйка нашей российско-белорусской или, лучше сказать, белорусско-российской в данном случае кухни Елена Николаевна Еловик, редактор отдела творческих проектов газеты «Семь дней» холдинга «БелТА». И она приготовила сюрприз. Сюрприз заключается в том, что не только вы, уважаемые радиослушатели, не знаете, о каком блюде пойдёт речь, но даже я не знаю. Елена Николаевна сказала, что в жизни должна быть интрига. Но она продержится, Елена Николаевна, недолго.

    Добрый день. Расскажите, что мы с вами сегодня приготовим. Вы приготовите, а я послушаю.

    Е.ЕЛОВИК: Для начала такая мини-интрига. Предлагаю переименовать на сегодняшний день нашу рубрику «Хуткая лыжка» в «Вельмі хуткая лыжка», «Очень быстрая ложка». Потому что блюдо наше будет сегодня простое и одновременно гениальное.

    И вторая интрига, я бы даже сказала, интрижка, мы сегодня будем говорить о царях и королях. О царях и королях грибного мира. Не нашего грешного земного, а грибного мира.

    В.МАМОНТОВ: Понятно. Так.

    Е.ЕЛОВИК: Кто у нас царь грибов?

    В.МАМОНТОВ: Белый.

    Е.ЕЛОВИК: Боровик, совершенно верно.

    В.МАМОНТОВ: Боровик, белый, да.

    Е.ЕЛОВИК: Но мы сегодня будем говорить королях грибов, а это две большие разницы.

    В.МАМОНТОВ: Так-так.

    Е.ЕЛОВИК: Мы, например, считаем королями грибов лисички. Лисички у нас короли грибов, потому что они самые богатые витаминами.

    В.МАМОНТОВ: Елена Николаевна, ну хорошо, полезно. Обычно так, мне всегда, с детства было ясно, всё, что полезно, невкусно, но полезно. А лисички, ведь они вкусные на самом деле, что там скрывать, уникальный продукт — и вкусный, и полезный. И как мы делать-то будем?

    Е.ЕЛОВИК: Вы правы. Для того, чтобы это всё сохранило как можно больше пользы, нужно употреблять сушёные лисички именно. Даже хорошо бы в порошок лисичек. Просто вы берёте грибки, высушиваете, измельчаете на блендере, получается такая приправа. Вот она будет содержать уже весь комплекс микроэлементов и её можно будет добавлять в готовую пищу.

    В.МАМОНТОВ: Подождите, куда добавлять? В драники что ли?

    Е.ЕЛОВИК: Куда угодно. Суп, драники, салат. Для того, чтобы как можно больше пользы извлечь.

    В.МАМОНТОВ: Нет, я так не могу. Лисички, они такие, сушить, потом молоть. Они такие симпатичненькие, такие жёлтенькие, её вилочкой накалываешь, она, если ещё в соусе такое, тёпленькая такая, ну просто королева горячей или тёплой закуски, как принято говорить. А вы хотите её истолочь. Мы сейчас реально в порошок её толочь будем что ли с вами, в ступе?

    Е.ЕЛОВИК: Давайте так. Сегодня будем употреблять просто вкусную пищу. Насколько она полезна, это другой вопрос

    В.МАМОНТОВ: Отлегло. Елена Николаевна, отлегло, ей богу. Так.

    Е.ЕЛОВИК: Ну что, тогда мы, давайте, приготовим лисички в сметане.

    В.МАМОНТОВ: А где мы их возьмём?

    Е.ЕЛОВИК: Лисички? Пожалуйста, приезжайте к нам в Беларусь, у нас уже грибной сезон, продаются. Даже люди выходят и у дороги в вёдрах стоят лисички. Так что нет никакой проблемы.

    В.МАМОНТОВ: Проблемы нет. Ну на рынке в крайнем случае.

    Е.ЕЛОВИК: В крайнем случае, да, на рынке. На нашей минской Комаровке уже полно лисичек.

    В.МАМОНТОВ: Прекрасно. Комаровка — прекрасное место. Кстати, давайте в одной из программ как-нибудь и про Комаровку расскажем. Это же просто, все же, кто приезжает, понятно, что везут с Комаровки. Но, кстати, может быть, это тема, что везут из Белоруссии, из Комаровки, одна из наших кулинарных будет программ, но это на будущее. Возвращаемся к лисичкам.

    Е.ЕЛОВИК: Согласна. Уговорили. Но теперь к нашим баранам вернёмся, то есть к нашим лисичкам.

    Значит, в сметане готовим на троих. Берём блокнот и записываем аккуратненько ингредиенты.

    В.МАМОНТОВ: Беру.

    Е.ЕЛОВИК: Лисички, ну 400-500 граммов нам понадобится лисичек, лук репчатый одна штучка, сметана 150 граммов, сливочное масло, ну здесь уже на глаз, хорошая хозяйка поймёт, приблизительно запишем, 10 граммов, где-то так.

    В.МАМОНТОВ: Чайную ложку примерно.

    Е.ЕЛОВИК: Укроп, пучок укропа нам вполне достаточно. А теперь приступаем. Видите, такие совершенно простые, за исключением, наверное, лисичек, это есть, наверное, у каждого дома сейчас.

    В.МАМОНТОВ: Я думаю, да.

    Е.ЕЛОВИК: Зелень, укроп, петрушка тоже подойдёт, лук репчатый, сметана, всё понятно.

    В.МАМОНТОВ: Заморских продуктов не наблюдается.

    Е.ЕЛОВИК: Нет, не наблюдается, нам хватает своих.

    В.МАМОНТОВ: Правильно.

    Е.ЕЛОВИК: Очищаем, моем лисички. Это самая трудоёмкая часть нашего кулинарного процесса, потому что нужно тщательно помыть. Лисички, они такие грибки, который весь такой лесной мусор очень хорошо впитывают и хранят в себе. Крупные грибы режем на части, а маленькие оставляем как есть. Очень приятно, когда грибки попадаются целиком, согласитесь.

    В.МАМОНТОВ: Да, верно.

    Е.ЕЛОВИК: Отвариваем лисички в подсоленной воде. Как только вода закипела, 10 минут, больше не надо. Если грибы свежие, не нужно их там долго мучить. Дальше. Нарезаем мелко лук. Растапливаем масло сливочное на сковороде и на среднем огне обжариваем лук до такой прозрачности, но сильно лук не должен поджариться, это важно. Дальше добавляем туда лисички и обжариваем всё 10 минут. Дальше добавляем туда сметану, перемешиваем и тушим пять минут под крышкой на среднем огне.

    В.МАМОНТОВ: А процент сметаны имеет значение, она же бывает разная, 20 процентов, сколько хотите, бывает.

    Е.ЕЛОВИК: Я хочу сказать, что в данном рецепте почему-то советуют как можно больше жирности сметану, можно даже 30 процентов.

    В.МАМОНТОВ: Понятно.

    Е.ЕЛОВИК: Это действительно будет очень вкусно. Конечно, в идеале лучше домашнюю сметану, но для этого надо пойти на Комаровку.

    В.МАМОНТОВ: Это в следующей программе.

    Е.ЕЛОВИК: Или на какой-нибудь ваш местный рынок. Поэтому идём просто в магазин и покупаем большей жирности, 15-20 процентов маловато, лучше, конечно, 30-процентную сметану туда добавить. Добавляем туда свежую зелень и выключаем огонь. И лисички наши готовы. Конечно, подавать лучше с жареным или отварным картофелем. Картофель молодой у нас уже тоже есть в продаже, правда, не наш, не местный, привозной.

    В.МАМОНТОВ: Ну да, ещё рановато для своего.

    Е.ЕЛОВИК: Полчаса и блюдо готово. Пять минуту отварили, жарили 10 минут, от силы 15 — и всё, и мы говорим, приятного аппетита, смачна ешце.

    В.МАМОНТОВ: Ну что, замечательно. У нас и ложка быстрая получилась, и готовка быстрая получилась. И что меня всегда радует ещё в наших программах? Если даже у не очень опытного кулинара типа меня внезапно появились лисички, я совершенно спокойно могу приготовить, я твёрдо знаю, что это легко изготавливаемое, но при этом очень вкусное и полезное, как мы выяснили, блюдо. Я, конечно, очень уважаю вашу точку зрения о порошке из лисичек, но можно я всё-таки в сметане в этот раз? Давайте в сметане в этот раз покушаем как следует с лисичками, с картошечкой.

    Е.ЕЛОВИК: А, может быть, когда-нибудь мы дорастём и до этого порошка, тем более, что это тоже полезно.

    В.МАМОНТОВ: Давайте не будем торопиться, до порошка…

    Е.ЕЛОВИК: Не будем торопиться…

    В.МАМОНТОВ: Не будем.

    Е.ЕЛОВИК: Ну, тогда, как тост должен быть кратким, за королей!

    В.МАМОНТОВ: За королей. Спасибо вам большое. Елена Николаевна Еловик с нами была, редактор отдела творческих проектов газеты «Семь дней» холдинга «БелТА», с одной стороны. С другой, доброжелательная, гостеприимная, замечательная белорусская хозяйка нашей кухни, нашей рубрики кулинарной радиожурнала «Друзья Сябры». Елена Николаевна, всего вам лучшего и доброго.

    Е.ЕЛОВИК: Спасибо большое! До встречи.

    В.МАМОНТОВ: До встречи. Само собой понятно, где лисичек отведывают, там и чарочку выпивают, ясное дело. Так вот у нас в музыкальной рубрике как раз «Чарка на пасашок», потому что в целом этой рубрикой и этой песней радиожурнал «Друзья Сябры» прощается с вами.

    Беламанiя

    «Чарка на посошок». Чарка и шкварка — это расхожий символ белорусского счастья, без всякой примеси геополитических и снобистских амбиций, ну чтобы всё по-простому, по-нашему, дескать, да, мы не голубых кровей, элиту веками не взращивали, но свой язык, обычаи и традиции не утратили. Песня Александра Болотника и Александра Легчилова «Чарка на пасашок» именно об этом — о хлебосольстве и привычке гулять до упаду.

    Что только ни придумал народ, чтобы в полной мере угоститься от хозяйских даров. Это чарки на посошок в дорогу, стременная, аглаблевая, сидельная, заворотная и, наконец, шапковая, это когда, знаете ли, шапкой об землю и назад за стол. Учитывая симпатии подавляющего большинства славянского мира к застольям, данная песня не могла не найти живого отклика в сердцах слушателей, войдя в пантеон всевременных и неистребимых произведений.

    Вообще жанр застольной песни и весь, скажем прямо, необширный застольный репертуар формировался годами, пройдя через сито истинной народной любви. За столом какая-нибудь сомнительная отсебятина не проканает, за столом не поют, а парут песни, кто громче и заливистее. Это такой наш выход пара, это сброс эмоционального напряжения. Надо отметить, что сей жанр потихоньку скукоживается и сходит на нет. Ему на смену пришло караоке, да ещё немного тлеет авторская песня у костра. Народность же из обиходности кочует в экзотику, где её поджидает шестой технологический уклад, глобализм и постепенная нафталинизация.

    Так что давайте ещё хоть сколько-нибудь подержим народные традиции внутри своего культурного пространства. А заодно вспомним замечательный обычай — принять в конце застолья на ход ноги.

    «Чарка на пасашок» и ансамбль народной музыки «Бяседа». Художественный руководитель — народный артист Беларуси Леонид Захлевный.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus