• Президент Федерации мигрантов Вадим Коженов

    Мигранты и пандемия

    11:00 Июль 3, 2020

    Мигранты и пандемия

    В гостях

    Вадим Коженов

    Президент Федерации мигрантов

    А.ОНОШКО: Доброе утро всем. У микрофона Анастасия Оношко. И сегодня мы говорим с Вадимом Коженовым, президентом Федерации мигрантов России. У нас был анонс, в нашем Telegram «Говорит Москва», где новости, анонсы с гостями. Здравствуйте. Вадим, вы с нами, да?          

    В.КОЖЕНОВ: Здравствуйте, Анастасия. Да, я с вами.

    А.ОНОШКО: Уже как-то так жарко стало и вроде все уже выдохнули, хотя статистику все смотрят и следят за развитием пандемической ситуации. Я, честно, не знаю, пандемия, наверное, все еще продолжается чисто технически. Но мы думали о себе, мало думали, наверное, о мигрантах. Хотя понятно, что это одна из самых уязвимых частей нашего общества. А ведь они, наверное, часть нашего общества, да? Вы как считаете, часть?

    В.КОЖЕНОВ: Безусловно. Более того, многие недооценивают размер этой части. Мигрантов, по самым скромным подсчетам, если мы включаем тех, кто уже получил российский паспорт и по всем сводкам фигурирует уже как не мигрант, если мы таких людей включим, то 10% населения страны получится. Это много.

    А.ОНОШКО: Да? Это очень что-то чересчур. У вас есть прямо цифры какие-то на руках?

    В.КОЖЕНОВ: Мы же с вами не раз уже на эту тему говорили, что в пределах 10 млн у нас те мигранты, которые по всем показателям считаются мигрантами, то есть это маятниковая миграция, временная трудовая и т.д., очень разные оценки.

    А.ОНОШКО: Одномоментно 10 млн на территории страны вы имеете в виду?

    В.КОЖЕНОВ: Да. И это те, кто не имеет российский паспорт. А далее, если мы посмотрим статистику, у нас ежегодно за исключением прошлого года подавалось порядка 250 тыс. паспортов на протяжении последних 10-15 лет, я так далеко в прошлое не копал, но плюс-минус такие цифры. И, соответственно, все эти люди еще 5-10 лет назад были такие же мигранты. Я не думаю, что получение паспорта их радикально изменило, все равно и менталитет, и подход…

    А.ОНОШКО: В общем, несколько миллионов таких, уже получивших гражданство.

    В.КОЖЕНОВ: Да, конечно.

    А.ОНОШКО: Все-таки получившие гражданство люди, с точки зрения социальных гарантий, они уже точно равны нам. А те, у кого этого нет, они, соответственно, не равны нам по правам и возможностям, которые у них есть. И сразу возникает вопрос, вот эта ситуация карантина, как она отразилась на этом сообществе?

    Я заметила, что, например, конечно же, разносчики еды, курьеры, которые все стали возить, все равно появились и наши соотечественники и всякие, но большинство, конечно, это люди с востока, с юга, глобального юга.

    В.КОЖЕНОВ: Средняя Азия в большинстве. Восток — у нас все-таки арабы. А это Средняя Азия.

    А.ОНОШКО: Ну, ладно, давайте будем так считать, ну, хорошо. Скажите, пожалуйста, в целом эта ситуация все-таки стала возможностью для них заработать в чем-то, где-то, может быть открылись какие-то возможности дополнительные или наоборот, это затормозило их жизнь?

    В.КОЖЕНОВ: Потери, конечно, в разы больше, чем доходы. Потому что все-таки надо понимать, что работу потеряли очень многие. Очень многих сократили, очень многих перевели на какие-то укороченные смены, смотря кто где работал, кто чем занимался.

    Если взять московское радио, надо больше говорить о Москве. Например, в Москве рынок такси сократился на 80% на пике пандемии. А мы понимаем, что основной объем водителей такси — это как раз мигранты. Они фактически все потеряли работу.

    Я даже специально сфотографировал себе на память, где-то там в апреле я ехал и на такси наклеечка, типа «доход 50 на 50 без арендной ставки». То есть, если в основном таксисты работают, они платят суточную аренду за автомобиль хозяину автомобиля, то тут хозяева автомобиля поняли, что если сейчас их автомобили будут стоять без движения пару месяцев, и отдавали их, сколько заработаешь, то и поделим что называется, без каких-то фиксированных ставок.

    А.ОНОШКО: Да. Я обращаю внимание слушателей на то, что некоторые сервисы такси попытались делать быструю переквалификацию или дополнительно открывая опцию доставки, такси как доставка, которая сейчас работает замечательно, прямо с минуты на минуту можно любой предмет по Москве передать. Вот прямо 5 минут и уже у тебя в другом конце забирают, через полчаса это у тебя. Это не стоит ничего практически. Это не стоит для меня ничего, но, видимо, и зарабатывает не очень много человек, я так думаю.

    В.КОЖЕНОВ: Ну, конечно.

    А.ОНОШКО: Да, это проблема. Кстати, я наших слушателей приглашаю тоже поучаствовать. Дорогие друзья, вы можете присылать ваши вопросы пока в Telegram, SMS. Чуть позже будем принимать звонки Вадиму Коженову, президенту Федерации мигрантов России. Наш SMS–портал: +7(925)88-88-948. Наш Telegram: govoritmskbot. Может быть вы мигрант и у вас есть вопрос, либо вы человек, который использует такой труд или кто-то знает о проблемах, пожалуйста, пишите и рассказывайте.

    Кто-то ведет статистику? Расскажите по COVID-19. То есть человек, у которого нет гражданства, у него нет полиса ОМС… Знаете ли вы, что происходит, если человек такой чувствует недомогание, высокая температура, сухой кашель, что в этот момент происходит? Наша система как работает, она его берет?

    В.КОЖЕНОВ: Как повезет. Получается, что когда мы анализировали, например, в мае то, что происходит, там очень сильно на самом деле зависело просто от района, в котором он оказался. Я не скажу, что была прямо жесткая дискриминация, что, условно, скорая помощь слышит, что акцент какой-то, человек плохо говорит по-русски и не едет, такого не было.

    Многих мигрантов забрали, поместили в стационар, вылечили. Но были и мигранты, к кому никто не ехал. Но я бы не стал все-таки говорить о том, что не ехали, потому что мигрант. Я думаю все-таки, что не ехали, потому что были сильно перегружены в принципе. То есть у нас и местные жители жаловались, что не ехали.

    Поэтому по итогам я бы, наверное, сказал, что я не заметил никакой дискриминации со стороны, будем так говорить, министерства здравоохранения в отношении мигрантов. Но проблемы, что мигранты болели и из не забирали, безусловно, были.

    А.ОНОШКО: Что же с вопросом о возвращении? У нас же приостановились все вот эти репрессивные меры? Там же есть какие-то правила. Как сейчас все это работает? Удалось ли, кстати, вывести из тени при помощи патентов ту часть, львиную долю мигрантов, которые работали до этого как-то не то что даже нелегально…

    Там же у них проблемы, насколько я понимаю, довольно жесткие внутри собственных общин, когда человек приезжает, например, невысокое образование, плохо ориентируется, его берут его же соотечественники в оборот, ухари. Ну, раньше так было, я слышала из первых уст такие рассказы. Он приезжает, ему говорят: мы тебе сейчас сделаем разрешение на работу какое-то, бумаги оформим, ты нам давай 30 тысяч, например. Как-то они продавали эти услуги, их же соотечественники, и делали то, что он сам мог сделать бесплатно, делали за него, брали у него деньги, и все это… Я так понимаю, что эта система патентов и вот эти упрощения, они должны были убрать эту проблему. Она убрана в итоге сейчас или нет?

    В.КОЖЕНОВ: Не совсем правильно вы понимаете, то есть это две разные проблемы. Есть одна проблема — мошенники-земляки.

    А.ОНОШКО: Да, да, да.

    В.КОЖЕНОВ: Потому что они земляки, исходно доверия больше, вроде он земляк, меня обманывать не должен. Эта проблема с каждым годом уменьшается, потому что все-таки… Сейчас провели исследования, 82% мигрантов пользуются смартфонами. И это очень хорошее исследование, я очень благодарен компании, которая его проводила. Поэтому они смотрят наши ролики, они читают какие-то документы. Все миграционные центры тоже стараются максимально мигрантов информировать. И в результате все-таки вот этим мошенникам остается все меньше и меньше, будем так говорить, таких сладких клиентов. То есть люди уже более подкованные.

    Плюс, в странах исхода пытаются тоже делать центры. Сейчас открыли филиал в Таджикистане. Делаем специальную газету на таджикском языке, чтобы было точно все понятно, разъясняем все эти вещи. То есть, я думаю, что еще несколько лет и проблема мошенников уйдет на тот процент, который останется уже навсегда.

    Как у нас МММ был в свое время, потом он сел, вышел, опять его деньги понеслись, хотя понятно, что это финансовая пирамида, да? Есть определенная категория людей, которые всегда купятся. Ну, она и есть, мы с этим ничего не сделаем.

    А массовое явление, что есть мошенники и очень много они зарабатывают, очень много людей обманывают, все-таки уже ушло. То есть нельзя сказать, что какой-то значительный процент мигрантов страдает от этих аферистов. Это что касается именно самой проблемы — мошенников.

    Второй момент, что касается упрощения всего остального. Получается, что на данном этапе есть неофициальные цифры, что порядка полумиллиона человек удалось вывести из тени по всей России благодаря указу №274 и разъяснением первого замминистра Горового. Но сейчас все это МВД аккуратно подобьет, официальные цифры когда будут, я думаю, что мы с вами их обсудим.

    А.ОНОШКО: Это о каком периоде идет речь, о всем девятнадцатом годе?

    В.КОЖЕНОВ: 274-м указом с 15 марта по 15 июня — за три месяца.

    А.ОНОШКО: Понятно. Ничего себе?

    В.КОЖЕНОВ: Более того, указ же продлили. Получается, что его продлили до 15 сентября, и процесс этот активно идет. Я почему такие точные цифры говорить не хочу, пусть МВД скажет само за себя, чтобы я за них говорил. Когда уже они скажут, это уже будет точная цифра, ответственная, с каким-то человеком, который будет это официально заявлять, и мы с вами обсудим положительные моменты всего происходящего.

    А.ОНОШКО: Скажите, а если смотреть в текущей ситуации на состав этнический всего объема мигрантов, так давайте их назовем общим словом, это какие доли? Кого у нас больше всех? Кого у нас меньше всех?

    В.КОЖЕНОВ: Если считать украинцев мигрантами, мне лично это немножко психологически сложно…

    А.ОНОШКО: А они у вас есть, в вашей Федерации мигрантов тоже состоят или нет?

    В.КОЖЕНОВ: Мы же мыслим в федеральной категории, причем Федерация мигрантов? Мы говорим, сколько украинцев в России.

    А.ОНОШКО: А, вообще в целом? Хорошо.

    В.КОЖЕНОВ: Да. То их будет больше всех.

    А.ОНОШКО: Нет. Я думаю, что когда мы говорим «мигрант», мы подразумеваем только те бывшие советские республики, у которых языки неславянские, давайте так.

    В.КОЖЕНОВ: Хорошо. Тогда у нас будет больше всего узбеков, потом будут таджики, потом будут киргизы.

    А.ОНОШКО: А туркмены? Нет?

    В.КОЖЕНОВ: Практически нет, это только студенты, это единицы. То есть у нас очень мало казахов и туркменов. Туркмения — закрытое государство, а Казахстан страна богатая, оттуда особо никто не едет работать, поэтому из этих двух стран у нас практически никого нет. Есть какие-то там пусть несколько тысяч или даже несколько десятков тысяч, но это немного абсолютно.

    А.ОНОШКО: Наш слушатель, его зовут Лев, но он почему-то думает, что сейчас дешевле сделать паспорт Российской Федерации, чем платить патент, паспорта выдают очень охотно. Так ли это? Меняется ли у нас политика выдачи паспортов? Невозможно?

    В.КОЖЕНОВ: Нет, паспорта выдают охотно только гражданам юго-востока Украины с донецкой и луганской пропиской.

    А.ОНОШКО: Ну, понятно.

    В.КОЖЕНОВ: А все остальные получают паспорта в общем режиме. И, в общем-то, патент оформить за 10 рабочих дней с понятным алгоритмом, а паспорт вы будете получать от 2 лет до бесконечности по алгоритмам, не всегда понятным.

    Поэтому я не знаю, где Лев нашел какое место, где дают паспорта. Пусть приедет, нам расскажет, мы туда тоже съездим.

    А.ОНОШКО: Алексей Морозов пишет: «Настя, я использую труд мигрантов, работаю в сфере строительства. Два месяца назад господин Коженов заявил, что срочно нужна работа для мигрантов, иначе начнутся бунты и мигранты поднимут нас на вилы. Я вот что вам скажу, не каждый гастарбайтер идет работать на стройку, есть много других мест, например, такси, доставка еды. И еще вопрос: почему Вадим этим занимается? Почему так хлопочет?» Это как бы вопрос…

    В.КОЖЕНОВ: Я понял, два отдельных. Я полностью согласен с Алексеем, действительно… Более того, вообще вся пандемия выявила такие новые факторы, о которых раньше не говорил вообще никто — ни практики, ни эксперты, ни МВД, ни ФСБ, вообще никто.

    Теперь мы можем выдвигать прямо новые какие-то мысли, обсуждать. Мысль первая: уже появляется лень у трудовых мигрантов. Мы ездили по общежитиям, там реально голодные люди, у них все плохо. Мы говорили: вот у нас есть сейчас работа, условно, сажать петрушку в Волгограде. Мы готовы принимать автобусы, езжайте в Волгоград. К нам обратились официальные власти, главы районов обращались. Они не хотели ехать! Мы говорим: но у вас вообще все плохо, есть нечего. Они говорят: ну, вот вы нам дали сейчас гречки, мы на ней неделю протянем, там, глядишь, все нормализуется. Это очень удивило нас на самом деле, мы не ожидали такого поворота.

    И мы задействовали один большой внешний call-центр, обзвонили порядка 6 тыс. заявок на еду, предложение: давайте мы вам место еды дадим работу. Как говорится, не давайте им рыбу, дайте им удочку.

    А.ОНОШКО: Да.

    В.КОЖЕНОВ: И вот из этих тысяч людей мы смогли рекрутировать, по-моему, 42 человека.

    А.ОНОШКО: Ничего себе!

    В.КОЖЕНОВ: И дальше мы опять же разговорились, собрали небольшое собрание, типа что вообще происходит. Говорят, есть, условно, есть девушка, молодая, уже немножко ленивая, лет 25. Она работает, условно, официанткой в «Шоколаднице», носит поднос с чашками, у нее какая-то зарплата небольшая, чаевые ей подкидывают, тысяч 40 она имеет. А вы ей предлагаете за 25 тыс. стоять кверху одним местом, сажать петрушку.

    А.ОНОШКО: Ну, да, вопрос оплаты просто.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, вопрос не оплаты. Уже она как бы ходить с подносом и сажать петрушку — это сильно разные по физическим нагрузкам процессы. И уже то есть люди готовы, так же, как и наши, говорить: ладно, я буду меньше зарабатывать, либо пусть будет хуже, но я прямо так напрягаться не готов.

    И сформировалась очень интересная тенденция: в Москве была куча народу, где прямо была тяжелая ситуация, где люди голодали, им помогали все, кто мог, но они не хотели ехать на тяжелые работы. А на той стороне границы стоят люди, которые привыкли приезжать на лето на петрушку, потом уезжать на зиму домой с заработанными деньгами и так жить, маятниковая миграция что называется.

    И одни, получается, не были готовы заменить других. То есть петрушка все также не сажалась… И очень аккуратно фермеры говорят, что этот летний сезон может быть немножко провален с точки зрения продуктов, потому что очень ко многим не приехали привычные рабочие, которые из года в год приезжают, уже знают, где грядка, где тяпка и все остальное. Одни не приехали, потому что границы закрыты, других они не нашли, и посадили меньше.

    Я не думаю, что идет речь о какой-то там продуктовой опасности, что у нас, не знаю, будет голод. Понятно, что массовые такие вещи делаются автоматизировано и местными ребятами. Но многие фермеры жалуются на то, что они не смогли найти в посевную, грубо говоря, людей.

    А.ОНОШКО: Как вы предполагаете, в каком ключе будет развитие? Вообще это пугающие, конечно, вещи. Я вам когда-то рассказывала, не могли мы найти покосить траву на лугу. 1000 рублей — никого нет, 1500 — нет. Местные в Псковской области. 2000 рублей даю! Ее косить, не знаю, 25 минут. Давайте! Никто!

    В.КОЖЕНОВ: Насть, не знаю, смотрели вы, не смотрели, к Дудю приходил режиссер известный… Я очень плохо помню режиссеров

    А.ОНОШКО: Бекмамбетов?

    В.КОЖЕНОВ: Нет, нет, нет! Такой с круглым лицом, с короткой стрижкой.

    А.ОНОШКО: Бекмамбетов.

    В.КОЖЕНОВ: Я знаю Звягинцева и Рязанцева, но это не они. Если очень надо, я вам потом напишу. Но приходил некий режиссер, который снял какой-то фильм, который тут получил хороший приз. В прошлом году что ли или в позапрошлом. И он говорит: мы снимали где-то под Псковом фильм. И там была целая деревня местных жителей. И они пытались найти… Чего-то надо было выкопать. Он говорит, там реально работы вдвоем на полдня. Мы были готовы платить каких угодно денег, просто мы не смогли найти никого!

    А.ОНОШКО: Да, да, да. Это та же самая ситуация.

    В.КОЖЕНОВ: И он говорит: мы поехали в райцентр за 80 км, нашли там мигрантов, привезли их, они выкопали, мы им дали денег, отвезли на автобусную остановку, ехать назад в райцентр. К ним еще подъехали местные полицейские, какую-то часть денег отняли.

    Я когда слушал у Дудя вот этого режиссера, прямо вот так все и происходит на самом деле. Просто мы привыкли, что мы поедем в райцентр и легко найдем мигранта, и он выкопает… И вот эта тенденция за 5-10 лет может поменяться.

    А.ОНОШКО: Да. А с другой стороны это действительно физически (часто бывает) тяжелая работа — копать какие-нибудь ямы под септик, весь световой день и это очень тяжело, конечно.

    Нам пишут люди SMS, я напомню: +7 (925) 88-88-948. Наш Telegram: Govoritmskbot. Пишет человек: «Я здешняя и хочу сажать петрушку. Но такие работы не для меня, только по квотам». Интересный очень вопрос, потому что вот эта жалоба, я ее часто слышу, (не часто, но регулярно, когда вопрос возникает), что дескать, мол, кто-то хочет дворником устроиться в Москве в ГБУ «Жилищник» — не берут. Ну, якобы, говорят: нет, вы нам не подходите. Ну, интеллигентный человек из района. Жалуются. Я не знаю, насколько это все действительно достоверно. Но вообще такого рода предложения о работе, они в общем доступе есть для людей? Или в чем ограничения?

    В.КОЖЕНОВ: Конечно. Никаких ограничений.

    А.ОНОШКО: Или нужно обязательно только строго 25 человек, чтобы петрушку сажать?

    В.КОЖЕНОВ: Нет, никаких. У нас сейчас на сайте Федерации несколько тысяч вакансий висит. Я вам приведу просто очень простой пример, который сейчас, может быть закрыли эту вакансию уже, может быть нет. Вот индейка «Индилайт» знаете же? В каждом магазине продается.

    А.ОНОШКО: Конечно, да, да, да.

    В.КОЖЕНОВ: Они пришли с заявкой недели три назад, надо было 240 человек. И, соответственно, звонят кадровые агентства: вот хорошая заявка, честные люди, всех оформим, все в белую — проживание, питание, зарплата тысяч 27. Но, учитывая, что проживание и питание, эти деньги остаются все. Если здесь люди работают 40-45, опять же за квартиру или за хостел отдал, за то отдал, за то отдал, те же самые 20 с чем-то в лучшем случае останутся. Там они точно останутся. Опять же это крупное предприятие, понятно, что особые проверки не ходят и т.д., в силу того, что это важно, нужно…

    Опять же — у них порядок. То есть проверки не ходят не потому, что там какое-то крышевание, а потому что там все оформлено, все сделано, все как положено, потому что собственникам тоже не нужны какие-то проблемы, да? Миграционного характера.

    И вот там недели две закрывали этот объем. Причем они говорят: мы готовы прямо автобусы пригнать в Москву. Их путают — Пермь и Пензу. Вот они то ли в Перми, то ли в Пензе. Они говорят: мы пригоним автобусы, прямо сажайте людей, люди приедут, мы их всех на COVID всех проверим, всех оформим, пусть идут работают.

    И работа: как бы стоишь в халате, в колпаке, в перчатках, пила ленточная, надо пилить эту индейку, как-то там раскладывать. То есть это не то, что надо какими-то суперзнаниями обладать.

    А.ОНОШКО: Понятно.

    В.КОЖЕНОВ: И достаточно долго это все закрывали. Про какие-то сельхозработы простые я не говорю, там сотни этих вакансий есть. Если кто-то хочет, пожалуйста, наш сайт, все знают.

    А.ОНОШКО: А если ты не мигрант, ты можешь как-то присоединиться, включиться и сказать: я могу?

    В.КОЖЕНОВ: Там никто не спрашивает мигрант, не мигрант. Человек хочет работать? Пожалуйста, работай, никаких ограничений.

    А.ОНОШКО: Заходите на сайт, в частности, Федерации мигрантов России, там поищите. Подсказывают, что у Дудя режиссер — это был Хлебников скорее всего.

    В.КОЖЕНОВ: Хлебников, точно, точно!

    А.ОНОШКО: Пишет нам Сергей, такое, националистическое, мне кажется, высказывание. У нас буквально две минуты, что вы ответите? «Вот и не надо кормить этих дармоедов. Начнут бузить — затолкать их в вагоны и отправлять домой с пожизненным запретом въезда в Россию. А то разведем дармоедов и будет у нас как Европе, куча нахлебников ленивых на нашей шее сидеть и пособий требовать». Вот такая картина.

    В.КОЖЕНОВ: Может быть формулировка жестковатая, с общей логикой я согласен.

    А.ОНОШКО: Да вы что?

    В.КОЖЕНОВ: Скажу, почему. Потому что они не могли улететь домой. То есть я всегда говорил и выступал за то, что ни в коем случае не платить никаких пособий, как делают в Европе. То есть действительно будут нахлебники, будут дармоеды. И самое главное, как только вы платите пособие, вы тут же формируете гетто, потому что человеку не нужно выходить из дома.

    Вот он сидит у себя в квартире, ему раз в месяц на карту пришли деньги, он выходит только в магазин. А если денег нет, он выходит искать работу, он общается, он учит язык, он что называется адаптируется, интегрируется.

    Поэтому очень правильно, что кормить никого не надо. Но! Тут была ситуация, ну, реально гуманитарная катастрофа. И если бы, например, я мог организовать вывозные рейсы сотнями в день, то я бы организовывал рейсы. Но границы были закрыты.

    Единственное, что мы могли сделать — просто помочь. И мы кинули клич. Такие же мигранты накидали нам денег на счет, мы на эти деньги закупали продукты по дешевке, опять же развозили их опять же силами волонтеров. Но тут по-другому нельзя было поступить.

    А.ОНОШКО: Тем, у кого работа остановилась и не было сбережений

    В.КОЖЕНОВ: Да, да, да. Но в целом же все встало. Если мыслить стратегически, то с самой идеей, что люди должны зарабатывать себе на жизнь, я полностью согласен.

    А.ОНОШКО: Хорошая идея, конечно. А как иначе? Давайте после новостей мы начнем принимать звонки ваши, дорогие друзья, на номер, чтобы быть готовыми: (495)73-73-948. Это прямой эфир. Зададите ваш вопрос Вадиму Коженову, президенту Федерации мигрантов России. А пока мы с вами ненадолго расстаемся и слушаем внимательно новости.

    НОВОСТИ

    А.ОНОШКО: Вадим Коженов, президент Федерации мигрантов России с нами сегодня на линии. Я обещала, будем принимать звонки. Номер наш прямой: (495)73-73-948. Еще у нас, конечно, остается Telegram и SMS для тех, кто не дозвонился. SMS: +7(925)88-88-948. Telegram: govoritmskbot. Вы готовы, Вадим, поговорить с народом?

    В.КОЖЕНОВ: Да, конечно.

    А.ОНОШКО: Порешать вопросы. Первый звонок. Алле. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Андрей Селиверстов. Я гражданин Украины. Проживаю в Московской области в Орехово-Зуево. У меня вопрос.

    А.ОНОШКО: Задавайте, пожалуйста, вы же уже в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня 15 января еще закончилась регистрация и патент. Я планировал сделать выезд, ну, как, после праздников. Я проживаю в гражданском браке. Сошелся, когда было трое детей. Сейчас у нас пятеро детей. Не можем оформить, так как у меня нет стабильной работы, естественно, кормить нечем детей.

    В.КОЖЕНОВ: Мне кажется, я понял ваш вопрос. Давайте отдельно. Брак — это не брак, это сожительство. Я рекомендую вам, тем более если у вас уже пятеро детей (я так понял, двое ваших), то надо все-таки расписаться, оформить брак, это даст вам возможность как минимум в случае каких-то проблем остаться на территории страны, потому что у нас есть конвенция о не разделении семьи.

    Второй момент. Если вы до 15 марта были здесь нелегально (а судя по тому, что у вас 15 января кончилась регистрация, вы были нелегально), то сейчас у вас до 15 сентября уникальный шанс, так как действует 274-й указ президента (его продлили), вам нужно пойти в районный УВМ, вам выпишут один протокол 18,8, оплатите штраф 5 тысяч и вас поставят на учет, и вы будете легальны.

    После чего, соответственно, если у вас никаких нет других документов, надо пойти оформить патент, чтобы у вас были основания здесь для нахождения, найти работу, жить и работать. А параллельно по браку, который надо опять же заключить, вы поедете в Сахарова, подадите на временное проживание по браку (это без квоты идет), получите РВП на 3 года. Дальше уже вы знаете — подадите на вид, получите вид, подадите на паспорт — получите паспорт, по браку с этим никаких проблем. К гражданам Украины максимальная лояльность со стороны всех сотрудников управления по вопросам миграции.

    А.ОНОШКО: 34-й пишет: «Ну, почему нахлебники? — видимо, как бы продолжая дискуссию, начавшуюся до новостей. — Я хочу легализоваться и создать свое дело, дать рабочие места и помогать многодетным и соцобъектам». Вопрос только, 34-й, что вам мешает легализоваться, я не очень поняла.

    В.КОЖЕНОВ: Я поддержу 34-го, что основная масса действительно хорошо, честно работает и слово «нахлебник» к ним неприменимо.

    Мы говорили же не то, что они нахлебники, а мы говорили, что наша правильная политика сейчас позволяет нам, чтобы нахлебники как бы у нас, грубо говоря, не возникали и не размножались.

    А.ОНОШКО: А у нас же их и нет! У нас разве есть какая-то норма, которая приезжим предписывает что-то вообще давать? Есть такие нормы?

    В.КОЖЕНОВ: Нет, нет, нет, никому ничего не дают.

    А.ОНОШКО: Это в Европе есть, потому что у них тяготы, они извиняются за то, что они в свое время колонизировали… и т.д., у них совершено другая ситуация. У нас пока такого нет. Пока.

    «Я из Молдавии, — пишет 75-й. — У нас на полях работа стоит 800 тысяч рублей с обедом». Видимо, платят 1000 рублей за день, это к сведению.

    Мы говорим, что у нас петрушку сажать, а я совершенно четко помню, как были (я так ни разу и не съездила) 20 лет назад приглашения в Финляндию бруснику что ли собирать. В Питере. Для нас, для студентов. Уже мы, получается… Но это такая, конечно, двух дней поездка или неделя, сезонная работа. В этом смысле наши люди тоже ее охотно, я так понимаю, выполняют.

    У нас очень много звонков, давайте их дальше принимать. 73-73-948. Здравствуйте. Выключаем радио, когда дозваниваемся, и говорим только в трубку. До свидания. 73-73-948. Следующий. Очень много звонков, но, видите, срывается. Давайте почитаем.

    «В Финляндию клубнику едут украинцы собирать». Уже не надо Финляндию, у нас уже на Волге, где угодно. Корейские фирмы, знаете, фармкомании клубники выращивают ваши? И помидоры черри. Фармкомпании. Подумайте об этом. «Деревни заселяются богатыми людьми. Представьте, приходит какой-то неизвестный и просит выполнить за 1000 рублей. Очень смешная ситуация».

    В.КОЖЕНОВ: Мне интересно, что за деревня с богатыми людьми.

    А.ОНОШКО: Нет, нет, нет. Это очень понятный вопрос. Это вопрос того, что если какое-то устоявшееся есть население в местности… Это же не постоянно я прошу каждый час мне за 2 тыс. рублей покосить, это одноразовая, однократная работа, на нее действительно бывает сложно найти.

    «Молодежь из Восточной Европы часто едет в Испанию собирать клубнику», — пишет Евгений. Езжайте в Подмосковье, там совхоз имени Ленина, они там все плачут, что… У них можно собирать. Посмотрите у меня на Facebook ссылка расшарена, кто хочет, пожалуйста. В маске только. 73-73-948. Мы, по-моему, обновили тут все. Обнулили. Здравствуйте. Ваш вопрос.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Руслан. Я гражданин Украины. Хотел бы задать вопрос. Сейчас тоже предыдущий звонил по поводу, что он тоже с Украины. Я заходил в МВД, спрашивал, узнавал, мне сказали, что продлили до 15 сентября якобы, можно ходить без регистрации.

    В.КОЖЕНОВ: Да, все верно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня есть патент в данный момент, я сделал. То есть у меня тоже сейчас регистрации нет, у меня есть патент. Я успел сделать по той регистрации, подал документы. У меня в данный момент действующий патент, он проплачен до сентября месяца. Я работаю, но регистрации пока нет.

    В.КОЖЕНОВ: Руслан, а где вы живете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Москве.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, в смысле это хостел, квартира, именно тип жилья.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Квартира.

    В.КОЖЕНОВ: По идее, тогда ничто не мешает вам до 15 сентября спокойно, ваш собственник квартиры должен сходить в районную УВМ…

    А.ОНОШКО: Ха-ха-ха!

    В.КОЖЕНОВ: Сделать вам миграционный учет.

    А.ОНОШКО: Давайте поговорим об этом. А вы думаете, собственники…

    В.КОЖЕНОВ: Подождите, просто сам принцип. Действительно у нас сейчас до 15 сентября оштрафовать вас не могут. Но все равно 15 сентября, кажется, что это не скоро. Оно наступит скоро. Сейчас каких-то безумных очередей нет. Я часто езжу, смотрю, что происходит.

    А.ОНОШКО: А 16 сентября они возникнут, очевидно совершенно.

    В.КОЖЕНОВ: Да! Самое удивительное, что когда у нас был предыдущий указ, который был до 15 июня, 13-14 июня был такое, я даже не знаю, как назвать. Лучше, Руслан, я вам рекомендую без спешки, пусть собственник вашей квартиры найдет время на этой неделе, на следующей, через неделю…

    А.ОНОШКО: Вадим, мне кажется, вы далеки от народа. Руслан, скажите, вы с собственником вашей квартиры когда-нибудь говорили о том, чтобы он вас зарегистрировал у себя в квартире временно? Руслан отвалился у нас.

    Вадим, давайте я вам скажу. Я украинского происхождения. У меня есть паспорт российский. Я сколько квартир сменила, я и сейчас в аренде живу, речи о том, чтобы получить временную регистрацию (сделать) нет.

    В.КОЖЕНОВ: Временная регистрация и миграционный учет — это разные вещи. Сейчас у нас в чем плюс?

    А.ОНОШКО: Давайте, расслабьте арендодателя.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, не просто мы их расслабим, мы их с одной стороны расслабим, с другой — напряжем. У нас есть указание, что… Действительно была огромная проблема, она касалась в первую очередь пожилых бабушек, которые сдают квартиры мигрантам, и у них в голове абсолютная путаница между понятиями «прописка», «регистрация», «миграционный учет».

    А.ОНОШКО: Не только у бабушек, Вадим! Не у бабушек, у всех! Давайте для всех сейчас разъясним.

    В.КОЖЕНОВ: Я просто знаю многих, у кого ее уже нет, это путаницы. Ну, хорошо, у большинства, по вашему мнению, людей есть такая путаница. И они думают, сейчас приехал (условно) узбек, сейчас мы его зарегистрируем, а он потом у нас комнату отберет.

    А.ОНОШКО: Да, конечно. Детей родит не дай бог.

    В.КОЖЕНОВ: Да. Поэтому было дано указание, что участковые должны разъяснять собственнику, что никакой опасности, во-первых, нет, никакой проблемы нет, что это бесплатная услуга, это никак не влияет ни на квартплату, вообще ни на что. Это важный момент.

    А.ОНОШКО: Я вам объясню логику. Допустим, я такой лендлорд, к которого есть квартира, я ее сдаю мигрантам, украинцу, вот Руслану, например. Руслан мне говорит: Анастасия, желательно сделать регистрацию. Я говорю: давайте попробуем. Мне страшно, что меня налоговая сейчас зажмет. Но я буду.. Все равно надо делиться, государство и все такое, больные дети, надо самозанятым сделаться, будет 6%, нет, 4! Там копейки.

    В.КОЖЕНОВ: Баз нет единых, то есть налоговая вас пока зажмет, уже все сроки давности пройдут.

    А.ОНОШКО: Понятно. Люди боятся. Но, допустим. Я считаю, что надо выйти в белую, это всегда правильно, неважно. Какие мои действия, что я должна сделать? Мы должны вместе пойти?

    В.КОЖЕНОВ: Нет, нет, нет. В том-то и дело, он вообще не нужен.

    А.ОНОШКО: Я беру право собственности?

    В.КОЖЕНОВ: Вы берете документы на квартиру, идете в МФЦ. Берете талончик. Если в течение 15 минут вас не примут, вам бесплатно кофе от Собянина, вы же знаете.

    А.ОНОШКО: Да, да, конечно. Ради этого стоит пойти.

    В.КОЖЕНОВ: Там очереди. Вы берете талончик «постановка на миграционный учет». Подходите к окошку, там девушка. Она дает некую «клетку», вы это все заполняете, занимает две минуты. Она тут же ставит все штампы, отрывает корешок, все, это то, что вы отдаете Руслану.

    А.ОНОШКО: А дальнее зарубежье точно так же, да? Неважно, человек из Италии может быть у тебя живет, точно также ты делаешь, правильно?

    В.КОЖЕНОВ: Там момент такой, миграционный учет нужен, в зависимости от того, откуда прибыл человек, в определенные сроки сделать. Например, у нас есть просто иностранцы, они должны встать на миграционный учет в течение 7 дней. Если к вам приехал итальянец на выходные погостить, ничего делать не нужно.

    А.ОНОШКО: А если он как Руслан, год живет у меня?

    В.КОЖЕНОВ: Если как Руслан, да, вы ставите его также на миграционный учет. Просто чтобы он у вас жил год, ему нужны какие-то основания, он не может просто жить у вас год.

    А.ОНОШКО: Я поняла. Это и есть та бумажка, которая и есть его основание — мое согласие…

    В.КОЖЕНОВ: Там не согласие, там такой определенный листик с такой клеткой серенькой, вот его надо правильным образом заполнить. Девушка в окошке вам поможет. Она от него оторвет примерно треть, и это, что в простонародье называют регистрация. С этим кусочком Руслан должен как бы ходить.

    А.ОНОШКО: Никакой опасности, не больно совсем?

    В.КОЖЕНОВ: Абсолютно. Правильно, мы же должны все-таки стремиться к порядку. Я понимаю, что многие хозяева отказывают, есть такая проблема. Огромное количество мигрантов регистрацию покупают у каких-то посредников. Либо это вообще просто напечатанная бумажка, что они потом имеют проблемы, запреты на въезд на 3 года и прочее. Либо это все-таки посредники, аферисты имеют взаимоотношения с какими-то сотрудниками, эти регистрации оказываются в базе, то есть они бьются по базе и все.

    Но у нас проблема в чем? Что состав правонарушения 18.8 возникает, если вы зарегистрированы в одном месте, а проживаете в другом. И вроде бы вы законны, у вас есть патент, вы его платите, как Руслан сейчас сказал, что он платит…

    А.ОНОШКО: Крепостные, да.

    В.КОЖЕНОВ: То есть он хороший человек, он вовремя все платит, он все оформил, все сделал. Чтобы получить патент, надо сдать медицину, экзамен. Он все, значит, сдал. То есть это самый правильный образ человека, которого мы хотим видеть в России как трудового мигранта. И получается, что если он со своим собственником квартиры договориться не может (а такая проблема есть), он идет к кому-то, покупает регистрацию, допустим, она в базе есть.

    А.ОНОШКО: И начинается серый рынок. И он становится незаконный, непослушный, плохой.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, она в базе есть, он законный, все хорошо. Но если приходит проверка прямо к нему домой, то он, допустим, по базе где-то живет на Вернадского, а пришли к нему, не знаю, в Котельники.

    А.ОНОШКО: А может проверка прийти домой? Вы что-то меня опять пугать начали. А какая проверка может? Зачем дверь открывать? Какая проверка, Мосгаз?

    В.КОЖЕНОВ: Участковый ходит проверяет по участку.

    А.ОНОШКО: Участковый получит этот листик, что у меня живет итальянец или Руслан.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, никто ничего не получит. Участковому бабки скажут: вот в квартире у Марьи Ивановны чего-то много каких-то людей ходит.

    А.ОНОШКО: Понятно, да. Но это все маловероятный сценарий. Дорогие друзья, я считаю, участковый давно не ходит ни по каким квартирам. Скорее всего, ничего не проверяет, пока ничего не случится.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, они проверяют. Именно им нашепчут, они проверяют. Так обычно они не ходят. Мы говорим про другое, что вообще, если говорить системно, как это должно звучать, надо говорить о том, что миграционный учет — это устаревший институт, который надо менять.

    А.ОНОШКО: Абсолютно! И регистрацию для граждан тоже надо отменять. Уже поздно поправки в Конституцию вносить…

    В.КОЖЕНОВ: Регистрация на граждан… Я спорил с … буквально перед пандемией очень долго и упорно… Не то, чтобы спорил, у нас был приятный диалог, и сложность в том, что если совсем отменить, грубо говоря, регистрацию для граждан, там возникает огромное количество проблем, связанных, что в эту школу мы детей не возьмем, потому что у нас вот есть зарегистрированные, а школа…

    А.ОНОШКО: Да понятно, пережитки прошлого, абсолютно бессмысленные, я с вами полностью…

    В.КОЖЕНОВ: Бороться вы предлагаете.

    А.ОНОШКО: Я бороться предлагаю так: надо обращаться к тем, кто занимается принятием законов и регулированием в этой области, и капать им на мозг каждую неделю.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, нет, нет. Вот простой пример. У меня есть маленький бизнес в Рассказовке. Там школа. В этой школе сейчас 17 первых классов. Можете себе представить 17 первых классов?!

    А.ОНОШКО: Я все могу представить себе абсолютно.

    В.КОЖЕНОВ: Вот я учился в школе в Подмосковье, до меня было два класса и после меня два класса.

    А.ОНОШКО: Да, и у нас тоже так было.

    В.КОЖЕНОВ: А мы все 1981 года рождения, дети Олимпиады, нас было шесть классов. И уже делали вторую смену, потому что не впихнешь что называется.

    А.ОНОШКО: А 17 классов, почему сложилась такая ситуация?

    В.КОЖЕНОВ: Потому что выстроили на ровном месте просто человейник — 30 домов по 20 этажей —  и все их заселили. У них же дети.

    А.ОНОШКО: А при чем тут регистрация? Мы говорим о регистрации.

    В.КОЖЕНОВ: Мы говорим о том, когда возникает проблема перенаселения, сразу нужно сделать какой-то механизм, чтобы местные имели бы хоть какое-то преимущество, иначе…

    А.ОНОШКО: А я считаю, надо отменить! Какой механизм? Надо построить просто больше детских садов, когда ты настроил человейников, это не лежит в поле регистрации.

    В.КОЖЕНОВ: Согласен. Но мы говорим о том, что это вещи параллельные. Вот я приведу простой пример. Взять мигрантов, они же, в общем-то, не пользуются (за редким исключением) какой-то социальной инфраструктурой. И они, в общем-то, за все платят. Они покупают медстраховку, соответственно, изначально, они не могут ее не купить, там только у… есть бесплатная. То есть они за все, за все платят. И таким образом они, условно, в абсолютно капиталистическом находятся мире, где все очень логично: то есть нужен сад — заплати, вот тебе сад; нет денег — нет сада.

    А.ОНОШКО: Вадим, давайте дальше. Вы, я считаю, развеяли сомнения. Может быть кто-то пожалеет своих несчастных жильцов, если у нас есть арендодатели среди слушателей. Арендаторы в этом смысле без прав, он только спрашивать может через WhatsApp, когда денежку передать в следующий раз, все. Пожалуйста, давайте вместе будем ответственными, зарегистрируйте своих жильцов временно, ничего страшного не случится. Следующий звонок. 73-73-948 — наш прямой эфирный номер. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Сергей. Я хочу рассказать немножко, что не все так красиво, как рассказывает Руслан по поводу регистрации иностранных граждан в квартирах, постановка на миграционный учет.

    А.ОНОШКО: Расскажите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Свою собственную дочь для того, чтобы поставить на учет, она гражданка Молдовы, мне приходится пройти через такие качели! То, что говорит, что в МФЦ пойти, поставить… Это всего лишь на три месяца! Всего лишь! Дальше для того, чтобы продлить эту регистрацию, нужно идти уже в ФМС, сейчас уже МВД. И это нужно встать в пять утра, либо с вечера прийти, занять очередь по спискам. Это со скандалами, с руганью с этими иностранцами. Вы не представляете, что такое.

    А.ОНОШКО: Через МВД на какой срок уже вам, на год ее удастся поставить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Если, допустим, человек проплатил патент, на срок оплаты патента, больше не дают. Если есть деньги оплатить на год, хорошо. А это все-таки получается 50 тысяч, 52 тысячи, не помню уже, сколько патент этот стоит. Если человек оплатил только на 3 месяца, значит ему на 3 месяца. И это каждый раз нужно это продлевать.

    А.ОНОШКО: А что, они 4 тысячи платят в месяц патент? Столько стоит право работать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Раньше было 4. Сейчас я не помню, я точно не помню.

    А.ОНОШКО: Спасибо вам большое за уточнение. А у вас вопрос будет к Вадиму? Или просто вы…

    В.КОЖЕНОВ: Я могу прокомментировать, мне, в принципе, вопрос понятен. Мы постоянно говорим (и я думаю, что в следующем году ситуация уже поменяется) о том, что как только человек работает по патенту, находится по патенту, что оплата патента достаточно минимальной и единственно необходимой. То есть, если, например, просто приехал человек сюда по нашим всем бизвизовым вариантам, то можно хоть как-то объяснить, зачем нужна регистрация, но если он уже получил патент и платит его, я считаю, вот ему регистрация не нужна совсем. То есть, если он оплачивает патент и временно это как бы все, с регистрацией приставать не надо.

     Это действительно большая проблема, это неправильно. Законодательство в этом смысле написано как бы неэффективно. И людей, которые платят патент, как правильно сказал звонивший, если есть деньги оплатить на год… Да таких людей практически нет, в основном платят месяц-два, в редком случае три. Действительно стоят в очередях на это продление, это большая проблема, это так и есть. Да, это так и есть, это не изменить.

    А.ОНОШКО: Да, понятно. Спасибо. «А гражданам России нужна регистрация?» — спрашивает Александр Чернышев. Нужно ли носить с собой паспорт. Вообще пишут, что нужно. Ваш паспорт — собственность Российской Федерации, вы должны его беречь и носить с собой всегда.

    В.КОЖЕНОВ: У нас есть формальная норма, что если вы прибываете куда-то более чем на месяц, вы должны сделать себе регистрацию. Но, как всегда, кроется дьявол в деталях. Вы же можете сказать, что вы прибыли вчера. И не вы обязаны доказывать, что вы прибыли вчера, а вам обязаны доказать, что вы прибыли более, чем 30 дней назад. Поэтому по факту российские граждане, если этого не требует работодатель, либо если это не требуется где-то в школе, то есть по каким-то внешним факторам если от него не требуют, обычно это никто не делает и проблем никаких нет. Если опять же, нужно ребенка в школу, либо работодатель говорит, вы должны быть зарегистрированы где-то здесь, тогда уже регистрация делается.

    А.ОНОШКО: 73-73-948. Пожалуйста, ваши звонки, вопросы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я по поводу гражданства хочу узнать. Я уже давно живу в России, 16 лет почти. У меня 6 детей. Я хочу подавать на гражданство, они говорят, что я должен жениться на россиянке. А у меня жена своей национальности.

    А.ОНОШКО: А ваша жена гражданка той же страны, откуда вы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

    А.ОНОШКО: А вы откуда, если не секрет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я из Таджикистана.

    А.ОНОШКО: Спасибо вам большое за вопрос. Вот такая ситуация, Вадим.

    В.КОЖЕНОВ: У нас есть несколько путей подачи на гражданство. Я готов их все рассказать, это займет, наверное, до конца эфира все время. Но если очень коротко, дети, количество лет прожитых никак не влияет ни на что.

    Чтобы подать на гражданство, надо идти понятными и простыми путями. Вариант первый — получить сначала РВП, потом получить вид на жительство, потом получить… Вариант второй: есть программа носителей русского языка. Но вы, судя по акценту, вряд ли по ней пройдете.

    А.ОНОШКО: Акцент оценивают в этой программе? Мне просто интересно…

    В.КОЖЕНОВ: Там оценивают не хороший русский. Есть очень много людей, прекрасно говорящих по-русски, и они ее не пройдут. Там оценивают именно, что вы носитель, что вы мыслите. То есть вас будут спрашивать, что такое по щучьему велению, что такое конек-горбунок, вот такие вещи. И если вы родились в другой языковой среде, в другой культуре, вы не пройдете. Там не надо писать диктанты, какие-то запятые, там устный идет диалог. Там люди должны убедиться в том, что вы думаете и как бы все формулируете на русском языке у себя в голове, то есть вы носитель языка, а не то, что вы его хорошо знаете. Поэтому носитель легко пройдет…

    Любой украинец, белорус… Сейчас то ли вышел закон, я не помню, то ли должен выйти, что должен выйти, что они вообще освобождены от экзамена по русскому языку, потому что понятно, что они все говорят и думают по-русски.

    А.ОНОШКО: Они и есть носители, да.

    В.КОЖЕНОВ: Да, они носители. А вот даже люди с очень хорошим русским языком из Азии, с Южного Кавказа, скорее всего, комиссию не пройдут, потому что они…

    А.ОНОШКО: Да, их, наверное, по внешности оценивают тоже, согласитесь? Такой вопрос действительно.

    В.КОЖЕНОВ: Нет. Тут сложно.

    А.ОНОШКО: По-всякому же может быть. Я поняла.

    В.КОЖЕНОВ: Вторая позиция у нас — это носитель. И третья — это программа переселения соотечественников. Программа устроена так, что она можно сказать федеральная, но каждый субъект Российской Федерации сам выбирает…

    А.ОНОШКО: Соотечественники, это понятно, это примерно равно носителям, наверное, да?

    В.КОЖЕНОВ: Не понял. Что носителям?

    А.ОНОШКО: Программа переселения соотечественников — это примерно равно программе раздачи гражданства носителям языка, примерно одно и то же.

    В.КОЖЕНОВ: Нет, нет! Переселение соотечественников работает очень хорошо, там в течение двух лет можно получить паспорт.

    А.ОНОШКО: Но это если человек соотечественник, понятно. Но это не относится к нашему звонившему.

    В.КОЖЕНОВ: Относится, относится к этому звонившему!

    А.ОНОШКО: Почему?

    В.КОЖЕНОВ: Все, кто в советское время родился, те соотечественники.

    А.ОНОШКО: А!

    В.КОЖЕНОВ: Поэтому. Ему лучше всего, как мне кажется, идти по этой программе, потому что какие-то регионы дают какие-то небольшие подъемные, еще чего-то.

    А.ОНОШКО: Вадим, у нас 5 секунд. Давайте я дам рекомендации всем, у кого остались какие-то вопросы. Вы можете зайти на сайт Федерации мигрантов России (вы все в интернете, наверное, есть), там есть call-центр, телефон. Звоните, вступайте в эту федерацию, вам там помогут, расскажут, подскажут и вообще полезное дело.

    Вадим, спасибо большое, что вы поучаствовали в нашей программе. Я всех благодарю! Всем пока.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus