• Лидер ЛДПР Владимир Жириновский в программе «Умные парни»

    15:00 Июль 23, 2020

    В гостях

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 6 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва». 94.8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня. Программа «Умные парни». С нами должен быть на связи сейчас Владимир Жириновский, лидер политической ЛДПР.  

    Владимир Вольфович, здравствуйте. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый день. 

    Е.ВОЛГИНА: Вы меня видите, я вас не вижу сейчас.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наоборот, я вас не вижу, а вы меня видите.  

    Е.ВОЛГИНА: Нет, я тоже вас не вижу, кстати. Технологический прогресс пока остановлен. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: На YouTube мы должны быть. 

    Е.ВОЛГИНА: Нет, на YouTube вас точно нет. В скайпе вы должны быть. Ну ладно, пока пусть настраивают. Наши координаты: 73-73-948 – телефон, sms - +7-925-88-88-948, Twitter @govoritmsk, Telegram govoritmskbot.  

    Давайте, Владимир Вольфович, начнём с вами, пока ваши помощники разбираются со скайпом. Вы довольны назначением господина Дегтярёва? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно. Это задача любой политической партии, чтобы её представители занимали руководящие посты, губернаторы, министры и чтобы было как можно больше депутатов. Поэтому это движение вперёд. Тем более что Михаил Дегтярёв — один из лучших наших депутатов.  

    Е.ВОЛГИНА: Один из лучших депутатов. Хорошо. Тогда по-другому: как это воспринимается? Ведь есть, например, политические партии оппозиционные, которые критикуют, критикуют, критикуют, а потом им что-то предлагают и они, грубо говоря, сливаются, чтобы ответственность не нести. Мы помним ваше очень громкое заявление после задержания Фургала, выступление в Государственной думе, обличительное фактически и, в общем-то, это что-то означало, как представляется. А потом вдруг назначили Дегтярёва. И как бы вы уже так не думаете, как думали, что вы говорили?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это разные вещи. 

    Е.ВОЛГИНА: Поясните.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда, девятого, наверное, июля, в четверг, я говорил о том, что это такой вопиющий факт, чрезвычайное происшествие, что у парламентской оппозиционной партии очень мало рычагов, чтобы это остановить или предотвратить. Нам не подчиняются ни силовые структуры, никто. Мы можем выйти из зала, сдать мандаты, отозвать своих представителей откуда-то, провести какие-то пикеты, марши, какие-то митинги, созвать съезд, конференцию, в этом смысле. Но при этом мы исходим из того, что, если мы будем сдавать мандаты, то наши люди окажутся на улице, а нам надо использовать наши полномочия, чтобы защищать наших людей.  

    Тот же Фургал. Пока даже как депутаты мы не можем добиться встречи с ним. А если мы будем на улице, вообще с нами никто разговаривать не будет, или передать что-то ему. Поэтому нам нужны полномочия. Они невысокие, но всё-таки пять тысяч депутатов, сенаторы, губернаторы и так далее. В этом планы вы правы в чём? Что некоторые оппозиционные партии только выступали всегда с критикой, но когда им предлагали более высокие посты, например, Явлинскому — вице-премьер, Рыжкову — вице-премьер, и они отказывались. Потому что они боялись, что у них ничего не получится. Вот мы не боимся. У нас был министр труда Калашников при Примакове, а потом при Касьянове он был. Потом был зампредседателя Госкомстата Сидоров. Сейчас вот семь сенаторов, 40 депутатов и так далее. Мы, наоборот, стремимся получить любые рычаги исполнительной власти, чтобы использовать их для выполнения наших обещаний и для более эффективной защиты наших граждан. 

    Е.ВОЛГИНА: Мы знаем, что на Дальнем Востоке ЛДПР любят, партию, но Дегтярёва встретили неоднозначно. У вас есть ответ на этот вопрос?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Всегда новенького встречают с настороженностью. Второе — для них это неожиданно. Если я Михаила Владимировича знаю хорошо, мы уже много лет в думе, рука об руку, то там они боролись за Фургала, и мы в этом помогали и сейчас продолжаем помогать, а приезжает совершенно незнакомый человек. Даже в школе ученики не очень хорошо воспринимают, пришёл новый учитель: чужой, кто он такой, где он сядет, пришёл новый учитель. Это пройдёт. У них обозлённость по методу снятия Фургала, ареста его. Если бы мы успели, чтобы Сергей Иванович написал бы заявление об уходе по каким-то обстоятельствам, по семейным, в связи с переходом на другую работу, всё было бы тихо и спокойно. Но такой как бы откровенный арест, с заламыванием рук, наручники — это немножко покоробило жителей Хабаровского края. Поэтому здесь время нужно, всё успокоится. И сейчас мы прилагаем все силы, чтобы продолжать защищать Сергея Ивановича и продолжать усиливать помощь Хабаровскому краю из центра. 

    Е.ВОЛГИНА: По поводу Дегтярёва. Он же говорил, когда люди просили его выйти, он отказывался, потом на машине уезжал, сквозь толпу проезжал. Некоторые воспринимали это как бегство. Вы публичный политик. Сколько было кампаний, вы выходили, общались и так далее. А Дегтярёв воспринимается как человек из кабинета. А чего он боится?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, он ничего не боится. Это я ему дал такой совет: сейчас, когда рост заболеваемости в Хабаровске, надо постараться меньше участвовать и находиться там, где скопление людей. Там же растёт очень сильно рост заболеваемости. Он обязательно будет, так сказать, выходить, разговаривать. Нужно время. 

    Там же скопилась кипа документов в человеческий рост. Ведь после ареста губернатора десять дней почти никто документы не подписывает, они лежат на столе. Это ворох бумаг. Это раз.  

    Второе. Сразу к кому он пойдёт? Он их знать не знает, кто там пришёл, что за люди. Поэтому пройдёт время, он адаптируется, люди, будет поспокойнее обстановка, и обязательно будет выходить к людям, в магазины, рынки, поликлиники, на площади, на улицы. Но он всего сутки в регионе. Поэтому я здесь не вижу ничего. Он ничего не боится. Он очень общительный, он всегда с нами был на всех мероприятиях. Мы объехали с ним всю страну. Поэтому он умеет разговаривать с людьми. Поэтому пока желательно, чтобы он слышал весь край, это нужно через социальные сети или через местное телевидение. Я вот завтра буду обращаться через «Россию 24», вчера я об этом говорил. Там, где у меня прямой канал, чтобы и край Хабаровский мог услышать, я это использую. 

    Е.ВОЛГИНА: Хорошо. У вас сейчас с нами прямой канал. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: «Говорит Москва». 

    Е.ВОЛГИНА: Что нас в интернете слушают, боже мой, нас даже в Соединённых Штатах слушают. Владимир Вольфович, объективно, что бы вы сказали жителям Хабаровского края, если вы надеетесь, что это всё поутихнет? Поутихнет. Тогда что им надо сказать, чтобы поутихло?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот я говорю, уважаемые жители Хабаровского края, мы вас благодарим, вы молодцы, вы проявили невероятную солидарность в защите ваших прав как избирателей, в защиту Сергея Ивановича Фургала, как лицо, которое вы избрали губернатором. Но мы вам помогали с самого начала. Трижды мы выдвигали Фургала кандидатом в депутаты Государственной думы, и вы его избирали. Дважды он был кандидатом в губернаторы и второй раз он победил. Мы вас, так сказать, уважаем за эту высочайшую солидарность. Вы сделали то, что не делал ни один регион нашей страны и в мире. Все люди с удовольствием проклинали ушедшего губернатора или министра. А вы его любите, требуете, чтобы он вернулся. Мы вам во всём этом помогаем.  

    Ведь его арест был 9 июля. А до этого восемь месяцев я занимался с Сергеем Ивановичем, помогал ему по заводу «Амурсталь», по всем проблемам, я обращался к президенту дважды на личном приёме, министр внутренних дел, Следственный комитет, ФСБ. То есть восемь месяцев я пытался помогать с тем, чтобы сдвинуть с места те проблемы, которые, в конечном счёте, оказались поводом для его задержания. И уже много лет мы помогаем нашим активистам. И всё, что происходит в Хабаровском крае, это связано с нами, с ЛДПР. 

    Например, вы очень полюбили Сергея Ивановича. За что? За то, что мы его научили, как общаться с избирателями. Он не раз вместе со мной выезжал по стране и видел, как я общаюсь, я выхожу напрямую к людям на любом мероприятии, говорю на их родном языке, доступно и стараюсь помочь, через губу ничего не говорю, делаем селфи. Идём навстречу по любому вопросу. И я готов встать на колени перед жителями Хабаровского края, чтобы поняли, как мы их любим, как мы готовы их защищать, считаем, что они во всём правы. Но ввиду того, что сейчас нет губернатора, он отстранён президентом, который имеет на это право, мы просим их поддержать нового — временно исполняющего обязанности Дегтярёва Михаила Владимировича. Он всё, что хорошее вам нравилось в Фургале, продолжит, будет делать так же.  

    Мы будем стараться и дальше помогать Сергею Ивановичу.  

    Сценарий вот такой у нас. Будет идти суд несколько месяцев. Если суд не найдёт достаточных улик для вынесения обвинительного приговора, Сергея Ивановича отпустят, он вернётся в Хабаровск. Если всё-таки суд вынесет обвинительный приговор, хотя по некоторым эпизодам уже истекли сроки исковой давности, где-то, может быть, нет явных улик, но вот суд вынес обвинительный приговор, мы добьёмся, обещаю вам это, добьёмся, чтобы указом президента Сергей Иванович Фургал был бы помилован. Тогда он осенью обязательно вернётся домой в Хабаровский край.  

    Мы это всё делаем, несмотря на то, что у нас 85 регионов, не один же Хабаровский край. Поэтому мы всё, что можно, сделали: отдали туда лучшего депутата, лучшего председателя комитета. Мы уже обращались в СИЗО, где он находится, в «Лефортово», к министру юстиции, к начальнику Федеральной службы исполнений наказаний — весь арсенал средств мы используем. Мы никогда не бросим Сергея Ивановича Фургала.  

    Ещё раз говорю, мы вам признательны, дорогие жители Хабаровского края. Вы дали блестящий пример поддержки всем краем, всем народом своего любимого народного губернатора. Честь вам и хвала. И вы вошли в историю не только России, но и всего мира. А я, как лидер ЛДПР, всё, что можно, всё, что в моих силах, буду делать. 

    Вчера я снова обратился ко всему правительству Российской Федерации. Всё правительство сидело в зале, 26 министров и вице-премьеров, председатель правительства. И я снова поднял вопрос по Хабаровскому краю, о том, что нельзя было так задерживать и арестовывать губернатора. И это уже не первый раз. И 9 июля, десять дней назад, я это говорил во всех передачах, и во вторник у меня будет передача, «Россия 24»… в понедельник в 12.30 по московскому времени, у вас там будет полвосьмого-восемь, я опять подниму один из главных вопросов в Хабаровске. Столько, сколько ЛДПР делает для Фургала и для Хабаровского края, никогда ни одна партия не делала!  

    Левченко, коммунист-губернатор Иркутской области, убрали его. Где коммунисты и жители?! Где поддержка бывшего губернатора? Нигде ничего нет. В Орле убрали, Потомский был от коммунистов. Где поддержка? Ничего. У «Единой России» был губернатор в Забайкалье. Убрали его. Они никак не реагировали.  

    Е.ВОЛГИНА: А в чём феномен тогда поддержки Фургала всё-таки? Вы говорите, что он с вами ездил и смотрел. То есть он как бы продукт политтехнологии вашей удачной?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это не политтехнология. Это образ жизни. Мы никогда не были правящей партией. Мы все из народа. Вот я сам с региона, из Алмы-Аты, туда, куда мне запрещено приезжать, поскольку я там поддерживаю русских. Поэтому они, все члены ЛДПР, видят, как надо разговаривать с людьми на митингах, на съездах, в поездке. Мы больше всех объехали всю нашу страну. Мы десятки раз бывали на Дальнем Востоке, нас там все знают, и туда депутаты отдельно выезжали очень часто. Поэтому мы разговариваем с людьми на равных, даже их считаем как бы выше нас. А правящей партии тяжело. Они наверху, на Олимпе, им, зачем перед кем-то там выслуживаться, вникать в какие-то проблемы? Они наверху. Поэтому когда оппозиционная партия, мы хотим, чтобы, во-первых, честно служить нашим избирателям, а, во-вторых, помочь им, и, в-третьих, мы надеемся на их поддержку, чтобы иметь больше депутатов, губернаторов, чтобы реально решать все их вопросы. Чтобы обещания выполнить, нам нужны полномочия. Полномочия дают они — избиратели. 

    Е.ВОЛГИНА: Владимир Вольфович, дело Фургала, смотрите, есть заявление Бастрыкина, который говорит: «У следствия нет сомнений в причастности Фургала к убийствам, в чём его, в общем-то, и обвиняют». Но люди выходят. Очевидно совершенно, люди выходят, как бы в здравом уме сложно себе представить, что люди выходят защищать убийцу, если на самом деле это так. Вот здесь всё-таки, может быть… Как вы относитесь к тем домыслам о политической составляющей ареста Фургала?   

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Граждане рассуждают логично. Если следствию всё известно в отношении Фургала, зачем его трижды пропускали на выборы в Государственную думу? Это же высший пост для депутата, когда федерального министра, молчали все. Ведь ЛДПР запрашивает все правоохранительные органы, когда кого-то включают в список для выборов. Выборы губернатора самые высокие. Высшее должностное лицо. Это маленький президент одного из регионов. Опять молчание. Прошло два года, вдруг заваливаете человека, заламываете руки, наручники и увозите в Москву. Ну людям непонятно. Ну напишите о нём, что у вас есть. Сегодня вы говорите, что у следствия неоспоримые доказательства. Так они чего, вчера появились что ли? Если вы сами говорите, что все эти годы шло следствие, что тяжело было вести, ну так вы хоть периодически что-нибудь давали бы в прессу. Ведь если нам дали, что не осуждён, ну хотя бы где-то проходит в каком-то уголовном деле, никогда бы он в выборах от нас не участвовал, дела бы не было. Поэтому это вина тех, кто скрывал и от жителей, избирателей Хабаровского края всю эту информацию, и от ЛДПР. У нас, если человек не там дорогу перешёл, мы уже его на выборы не допустим. Если десять копеек кому-то должен — не допустим на выборы. А если действительно, как говорят в Следственном комитете, такие тяжёлые обвинения, то, естественно, он бы не был бы губернатором. Людей это возмущает. Когда за него голосуют, молчание 15 лет над всем Хабаровским краем, а когда он кому-то встал поперёк горла, значит, его убрали. Одна из причин, почему так рьяно за него взялась власть, конечно, то, что он от ЛДПР.  

    В Приморье, там практически проиграла «Единая Россия», в Хакасии. Амурская область, там наш Абрамов должен быть губернатором. И вот Хабаровск, власть уже, как говорится, уже ей это неприятно, они решили как-то это затормозить. Через выборы не получилось, надо как-то вынудить сдать полномочия. И, видимо, стали копать. Раскопали, что-то когда-то где-то было, и решили использовать этот момент. И Сергей Иванович знал, что копают, допрашивают. Мистрюков, это его ближайший партнёр, и жена сообщала Сергею Ивановичу и мне в письме, что на него давят в «Лефортове», чтобы он дал показания на Фургала. Показания появились только в декабре 2019 года. 15 лет то ничего не было. И вот сейчас, к июлю, видимо, понабрали показаний, свидетелей, потерпевших. И тут нужно было действовать по-другому. Можно было договориться, что он уходит с поста по собственному желанию, а потом занимайтесь следствием. 

    Е.ВОЛГИНА: То есть проблема имиджа, а не сути тогда. То есть, кто-то скажет, а времена были такие, господи, все были в бизнесе замазаны, может быть даже в каком-то криминале. Но с ваших слов я понимаю, проблема именно того, как обставлен уход Фургала. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, это жителям не нравится, почему такую вещь делают: они избрали, а другие упаковали. Они как хотели? Давайте, делайте всё в Хабаровске. Возбуждайте дело, пусть он приходит в зал заседания, и когда будет объявлен обвинительный приговор, тогда в зале заседания и арестовывайте. А вы сразу увезли в Москву. Это недоверие к региону, что в регионе Москва боится, что снова запугают свидетелей, потерпевших и так далее. Это всё на них действует отрицательно.  

    И потом, все прекрасно знают, какие криминальные были все эти нулевые годы и 90-е годы. Сколько людей погибло? Сотни тысяч. И они как бы исходят из чего? Претензии как к губернатору есть? Нет. Мы избрали его, пусть он работает. А это не получилось. Оказывается, нашли что-то такое 15 лет назад, ничего не говорят, не открывают дело в Хабаровске, сразу раз — и в Москву. Это возмутило людей, они это восприняли как неуважение.  

    Я-то знаю эту специфику. Очень часто дело переводят в другой регион. Потому что там, по месту совершения преступления, много родственников, знакомых, могут запугать, могут подкупить и быстро следствие провести невозможно. Но людям это нужно было объяснить. Прокурор Хабаровского края мог бы выступить и сказать: нам уже вскрыли информацию про Фургала в 2005-м, это сделали следственные органы, мы не хотим повторять эту ошибку, поэтому силовые структуры арестовали Фургала и увезли в Москву, чтобы оторвать его от тех людей, которые сегодня живут в крае и могли бы помогать Фургалу. Но люди бы тогда лучше поняли. Людям ничего не объясняли. Уехал Фургал, нет Фургала. 

    Каждый день показывают любой штат США. Там горит, там чего-то убили, там схватили, Франция — всё показывают. Сирия, патруль едет. Хабаровский край — ноль. Нет Хабаровского края. Это их ещё раз возмутило, почему весь мир знает всё про Хабаровский край, весь интернет гудит, а нам показывают каждый день: Америка, Америка, там какие-то выборы, там какие-то расовые волнения и вообще всё показывают то, что связано с любыми действиями, кроме… нет Хабаровского края. Такие выступления впервые на Дальнем Востоке в нашей стране. И как хорошо они, мирно прошли, ни одной разбитой бутылки, окна, лампочки, никто не подрался, тихо, спокойно люди ходили по бульварам с теми лозунгами, которые не касались федеральной повестки. Но опять ноль внимания! Ну почему ни один канал, кроме канала «Дождь», ничего не показывал, не говорил? Только ещё оскорблял их, мол, там вышли какие-то забулдыги, там кому-то заплатили, так сказать, в таком духе, чуть ли там слово «быдло» употребляли некоторые журналисты, ведущие. Так картинки нет. А почему нет картинки? Люди-то все трезвые, нормальные, хорошо одетые, идут, спокойно разговаривают и у некоторых лозунги: «Верните Фургала», «Свободу Фургалу». Никаких там социальных призывов, «повышайте зарплату», ещё что-то, только связано с их губернатором. Но это всё центральные средства массовой информации проигнорировали. 

    Е.ВОЛГИНА:  Владимир Вольфович, в этой связи, если вы говорите, что Фургала арестовали, потому что ЛДПР, хотя кто-то говорит, действительно, и подоплёка с убийством, кто-то говорит, какие-то бизнес-интересы и так далее, в любом случае теперь кандидатура Дегтярёва. Да, он из ЛДПР. Но не получается ли проблема, что его в Хабаровске воспринимают как полпреда Москвы, в смысле центральной власти, а не как представителя ЛДПР?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Он же не является коренным москвичом. Он из региона, из Самарской губернии, там избирался в городской парламент и в губернскую думу, и потом уже пошёл на выборы в Государственную думу. Тут нет никакого полпреда. Это просто такое… Может быть, люди, ну неприятно им, что у них не спросили ничего, не объяснили, взяли и арестовали, тот, кому они отдали душу, 70%. И даже уже неважно, с какими процентами он победил, может быть, он всего набрал бы на 2% больше. Но они видят, как он работает, они видят результаты работы и они хотят такого губернатора. Боятся, что появится новый Шпорт, «Единая Россия», новый Ишаев, который там сидел лет двадцать губернатором. Их уже сейчас не спрашивают. Когда выборы, там несколько кандидатов, они сами определяют. А тут им дали ситуацию: никаких выборов, ваш арестован и вот вы должны согласиться с кандидатурой, которую вам представил президент. 

    Е.ВОЛГИНА: Владимир Вольфович, про телевидение. Вы сейчас критиковали, что не освещали на центральных каналах. А вы обращались к руководству центрального телевидения, разных каналов, чтобы понять их позицию, а почему так? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, к сожалению, даже нас не показывают. Я уже много раз обращался, что депутатов фракции почему в «60 минут» передачу не зовут, к Соловьёву, «Время покажет», Первый канал. То есть это, видимо, кто-то дал команду. Это появилась своего рода цензура — ничего не показывать по Хабаровску. Потому что красиво ходили, понимаете. Если бы там был бы дебош, разбили бы витрину, подожгли машину, показали бы. А это был образец новой политической культуры. И люди как бы не получили никакого разрешения на проведение, но их количество позволяло им это сделать, полиция была безукоризненна. Не только никак они не трамбовали, им даже помогали в чём-то, маски раздавали на лицо. Ну вот кто-то принял такое решение. Видимо, страх, а вдруг зашумит Владивосток, Магадан, Камчатка, Амур и так далее. Из-за этого. Об этом я и вчера сказал, по-моему, в зале заседаний, что ничего не показывают, ничего, как будто бы нет этого. Так что я об этом говорю, они слышат всё это, но, видимо, цензура ведомственная какая-нибудь, узкая, телефонная, сильнее наших обращений показывать. Ну вот канал «Дождь» показал, но он не федеральный канал.  

    Е.ВОЛГИНА: Руководство партии, ожидаете, что могут вызвать на допрос в связи с делом Фургала, ну или кого-то из партии? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: С какой стати? Политическая партия здесь никак не участвует. Он был выдвинут нами, и идёт поддержка или борьба не с ЛДПР, а только Фургал. Вызывать на допрос надо в рамках уголовного дела или гражданского. Поэтому нас никто никуда не вызовет и это совершенно немыслимая вещь.  

    Вся деятельность политической партии — это демонстрации, митинги, протесты, пикеты. Поэтому это наш способ действия. Другое дело, могут привлекать к ответственности на местах граждан, которые вышли на несанкционированный митинг, как это было в Москве в прошлом году, по-моему, так же, попозже, в августе, начале сентябре перед выборами в Мосгордуму. Поэтому нас никто не беспокоит. Я уверен, что престиж ЛДПР возвысился, ибо именно под нашим влиянием избиратели Хабаровского края показали уникальный образец высочайшей политической культуры. Это очень хорошо. Такого никогда не было, ни при царе, ни при советской власти, ни в последнее время. Будем надеяться, что потихонечку стихнут эти протесты и новый губернатор сумеет показать, что он будет работать не хуже Фургала. 

    Е.ВОЛГИНА: Проблема восприятия нового губернатора. Я обратила внимание, что все припоминают сразу же, что он копирует вашу манеру, Дегтярёв, припоминают ему какие-то фотографии из бани, припоминают ему какие-то неоднозначные заявления по поводу доллара и холодильников. Вот как? Это же проблема, наверное, для имиджа сейчас уже, с учётом того, что он губернатор, врио.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Никакой проблемы нет. Это всё проходило в рамках избирательных кампаний. Например, перекрасить Кремль в белый цвет. Речь шла об истории Москвы, что когда-то Кремль, первоначально, был белого цвета, был деревянный и так далее. Это история Москвы. 

    Он шёл дважды на выборы мэра Москвы. Баня. Это мы специально как бы рекламируем культуру русской бани. Там сауна, сауна, турецкая баня. Русская баня ничем не хуже, может быть даже лучше. И хождение в народ. Вот он там в фехтовании показывает какие-то элементы. То есть всё, что делают люди, любой кандидат должен быть с ними. На спортивной площадке, в магазине, в бане, в автобусе, дом отдыха, больница — всё это, быть рядом, находиться, пожар, свадьба. То есть всё, что связано с жизнью человека. А если он в кабинете сидит, два слова связать не может, выходит потом, некоторые депутаты выходят даже других фракций, промямлил чего-то у трибуны, а через пять минут спрашивают, чего он говорил, никто ничего не понял. Такие штампы, всё такое заскорузлое, никакого творчества, промямлил и ушёл, прочитал по бумажке.  

    Наши губернаторы — и Хабаровск, и Владимир, и Смоленск — действуют совсем по-другому. Это всё нравится народу.  

    Я помню, приехал в Смоленск, там женщина обалдела. Она увидела нашего губернатора и спрашивает: «Алексей Владимирович, это вы?» Никогда до этого, все губернаторы были от «Единой России», не выходили близко из кабинета, из машины. 

    Е.ВОЛГИНА: Так и Дегтярёв не вышел позавчера. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Слушайте, если он куда-то ехал, чего он, пешком должен бежать? А утром шёл пешком на работу. 23 минуты он шёл пешком из гостиницы к месту работы. Но он и транспортом должен пользоваться. В Хабаровске вообще ему придётся на самолёте летать, там расстояния 300-400 километров. Это самый большой по территории субъект после Якутии, наверное. Это территория Турции.  

    Поэтому здесь человек сутки находится там, вы хотите, чтобы он всё уже показал, всё сказал. Подождите полгода, год, два. 

    Е.ВОЛГИНА: Хочется смелости, понимаете. Вы же смелый политик, вы выходили к людям в разных абсолютно обстоятельствах. А здесь что, боялся, что его растерзают что ли? Или что?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Зачем растерзать? Ну зачем идти по командам? Давайте по всей стране: «Эй, губернатор, стоять, иди сюда, поговорим». Вы страну превратите в партизанский отряд. Должен быть порядок. Если у губернатора есть какая-то цель, он куда-то едет, то просто так по каждому окрику, если он будет останавливаться и стоять, он вообще до работы не доедет.  

    Вот у меня уже сделано 700 тысяч селфи. Многие никогда за всю свою жизнь не сделают. Это что мне, легко даётся? Люди подбегают, «можно сделать?» Что делать? Отказывать? Плохой. Не отказывать? Сколько сил надо и времени. Поэтому губернатор обязательно будет выходить. Но если эпидемия в городе и пандемия? Я вот сейчас с вами разговариваю, потому что я в своём кабинете, один. Сейчас выйду на улицу, я надену обязательно маску, перчатки и быстро сяду в машину. Вы можете понять, даже в парламенте уже 40 человек болеют из аппарата думы и депутаты. Надо остерегаться сейчас. А вам хочется, прям сейчас все губернаторы выскакивают, обнимаются, целуются. В какой губернии губернаторы сейчас выходят на улицу, разговаривают с избирателями? Ни в одной. Только Смоленск, Владимир и Хабаровск. 

    Е.ВОЛГИНА: Вы понимаете позицию своих коллег в Заксе хабаровском, которые решили после ареста Фургала и назначения Дегтярёва покинуть ряда партии?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не знаю, может быть, кто-то один, два. 

    Е.ВОЛГИНА: Двое там было. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну это глупость. А причём здесь партия? Они головой соображают или ничего не соображают? Всё это было сделано при содействии партии. Если они полюбили Фургала, и он стал губернатором, это сделала ЛДПР. Если хороший человек Фургал трижды стал депутатом Госдумы, это сделала ЛДПР. Сегодня вся стран и весь мир знают про Хабаровский край. Это сделала ЛДПР. Вчера всё правительство слушало моё выступление. Я говорил про Хабаровский край. Президент и так далее. То есть люди, бывает, не понимают, хочется как-то отомстить, что-то сделать. А когда он шёл на выборы, он чего шёл под знамёнами ЛДПР? Тогда иди самостоятельно на выборы. И никогда не попадёшь ни в какие депутаты. А то получает мандат от ЛДПР, а сейчас он характер проявляет. А что плохого сделала ЛДПР, пусть объяснит. Пусть сюда прилетит, этот товарищ, который якобы вышел из партии, к лидеру партии. Это в чистом виде мальчишество и радикализм, фанатизм. У нас более 300 тысяч членов партии и каждый год вступают сотни и некоторые где-то выходят. Бывает так, разочаровался, что-то не нравится. Но он пускай объяснит, почему он приходит в партию и выходит. Так гулять нельзя по политическим, так сказать, платформам. Это показывает его низкий культурный уровень. 

    Е.ВОЛГИНА: Надо и в горе, и в радости, да, как в ЗАГСе обычно спрашивают. И в горе, и в радости надо быть в партии. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Причём здесь членство в партии? Занимайтесь конкретным вопросом. Да вы все будете бегать. Мама поругала — ушёл из семьи, папа поругал — пошёл повесился, девушка бросила — пошёл застрелился. Да никого людей не останется. Вы живите спокойненько, решайте проблемы. А это низкий уровень культуры: всё, я выхожу, я ухожу. Иди, пожалуйста. Он же давно уже сожалеет, что ушёл. Все, кто уходят, это трусливые люди. Убежать, с поля боя бегут. Политика — это борьба, это бой. Оставайся, защищай, помогай. А он, возможно, испугался. Я не знаю, кто там вышел, мне докладывали. Такое бывает. Бывают случайные люди. Поэтому это нормально всё. Приходят, уходят — это всё особенно нас не волнует. У нас постоянный рост членов партии, более 300 тысяч, и кто-то обязательно выходит. Обязательно. Люди хотят что-то другое, они думают, что партия — это зарплату выдают или пистолет дают, или по заграницам катают. Это надо работать, тратить своё свободное время или просто хотя бы поддерживать на выборах эту политическую партию. Если ему чего-то не дали, но депутатом стал, это же уже успех — депутат краевой думы. Поэтому это ошибка, он эту ошибку потом исправит. Даже не знаю кто, он, она, неважно. Это ошибка. Как из гражданства. Из гражданства выходят, пол меняют, веру меняют. Сколько чудаков на белом свете есть. Раз — и не хочет быть мужчиной. Раз — и не хочет быть мусульманином. Раз — и не хочет быть гражданином России. Такие есть. Есть такие. Как люди кончают жизнь самоубийством. Не хочет он жить. Ну что теперь делать, мы же не можем его за это хвалить.  

    Е.ВОЛГИНА: Здесь, Владимир Вольфович, осторожно, а то Роскомнадзор, там по самоубийствам очень жёстко.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так я и говорю с осуждением этого, что нельзя угрожать самому себе и уходить из жизни. Я как раз не проповедую это, а предостерегаю, что так по жизни нельзя всё бросать, уходить. Ты семью береги, партбилет береги, работу береги, свою веру береги, так сказать, пол свой береги. А всё бросать, разрушать, ненужное всё это, скоропалительное и один вред.  

    Е.ВОЛГИНА: Товарищ Зюганов хочет сберечь партийное строительство Российской Федерации и предлагает ужесточить требования для участия партии на федеральных выборах. Нужно опять пересматривать правила, как вы считаете, в какую сторону? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Надо обязательно установить какие-то стандарты. Если идут выборы, в них должны принимать участие равные политические силы. Вот у вас есть 100 тысяч членов партии, давайте участвуйте в выборах. В ЛДПР 300 тысяч членов партии. Придёт человек, у которого 500 человек. Мы чего, велосипед с моторчиком, будем соревноваться с космическим кораблём? Нет. Должны быть равные силы, равновеликие. Поэтому партии любые могут быть, пусть они борются, завоёвывают симпатии, получают больше мандатов, МСУ, районный уровень, городской, растут ряды их и потом они смогут принять участие в выборах в Государственную думу. У них же опыта нет, они ничего не знают и получают равные возможности.  

    Вы к врачу ляжете на хирургический стол, мальчик вчера закончил медицинский институт или врач с 30-летним стажем? Вы пойдёте там, где стаж. Лётчик летит, 50 лет ему, и вчерашний выпускник лётного училища. Вы пойдёте к тому, где 50 лет стаж, 40. Вы сами выбираете там, где есть опыт. А не так, что я всё, партия, мы пошли в депутаты. А чего он знает, чего он умеет? Нужно знать всё. Депутаты. Мы принимаем законы по всем отраслям жизни, от грудного младенца до кладбища. А он ничего не делал, ничего не знал, в футбол играл, и он будет депутатом. Ну, пожалуйста, избиратели решают. Но стандарты вносим, например, преодоление 5-процентного барьера. Бывают страны, где один процент, два, три, пять, семь, десять. То есть страна имеет право установить какие-то стандарты.  

    Е.ВОЛГИНА: Хорошо. Ну смотрите, вот с врачами привели пример. Пойдут туда, где со стажем. Но есть ещё, например, молодые люди, которых господин Леонтьев, пресс-секретарь «Роснефти», предлагает, точнее, допускает необходимость лишить молодёжь избирательных прав, наверное, в ближайшее время. Я цитирую: «Потому что иначе мы потеряем страну. Это правда. Потому что люди ничего не знают. Это почти Украина. Это чудовищно. Это моё мнение. Нынешней молодёжи вообще не нужны избирательные права». Это же тоже из той же самой серии: «А чего вы, молодые, подождите, поживите, а мы пока за вас будем голосовать». Так что ли? Мне кажется, это как-то не очень хорошо.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, избирательные права — это немножко другое. Я говорю о партиях, которые следует допускать до какого уровня выборов. Получите опыт, получите депутатов на местах, пойдёте на выборы в Государственную думу. Как президент. Мы же установили срок 35 лет. А почему не 18? А почему не 20? Потому что это управление страной. Мы ограничения вводим, во всём мире это есть.  

    То, что касается молодёжи, то, конечно, есть страны, где молодёжи 70%. Турция, Иран, Пакистан и так далее. Они могут объединиться и всю власть поменять, их как избирателей большинство. Поэтому где-то, в каких-то странах могут вводиться ограничения по возрасту, по полу, по социальному положению и так далее, и тому подобное. Но человечество билось за то, чтобы было всеобщее избирательное право, никаких ограничений.  

    Ограничения по возрасту 18 лет. Мы, наоборот, в ЛДПР, мы предлагали понизить возраст, чтобы было с 16 лет избирательное право, ибо сегодняшняя молодёжь очень развитая. Вот мой брат умирал в 84 года, инсульт. Он ничего не соображал. Он даже меня не узнавал. Но он не был лишён избирательных прав. Ему на дому принесут бюллетень, вот он увидит квадратик, галочку поставит. За кого он голосовал, он не понимает. А его внук в 16 лет не имеет права голосовать, хотя внук знает историю всего человечества. Умный парень внук, начитанный, голосовать не имеет права, а умирающий дедушка, с головой, которая уже ничего не соображает, он мне родной брат, он меня даже не узнаёт, мы его не лишаем права. Поэтому здесь есть проблемы.  

    Поэтому избирательное право, чтобы люди не обижались. Но качество вот этого избирательного права может нам всем навредить.  

    Вот за коммунистов кто голосует? Старшее поколение. Они жили при советской власти, им жалко, что нет СССР, и они голосуют из жалости, хотя они знают обо всех преступлениях, совершённых в советский период. 

    Е.ВОЛГИНА: Никитец говорит: «Откуда молодёжь возьмёт опыт, если не работать? Им отказывают везде, что опыта нет». Так и избирательный процесс, тоже это опыт. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но мы-то, ЛДПР, не предлагаем лишать молодёжь. Я вам объясняю, что если Леонтьев это предложил и есть страны, где молодёжи больше половины населения, то там может быть риск, когда примут такие решения, что нам всем не понравится. Но мы наоборот предлагаем возраст сделать ещё ниже, не 18 лет, а 16. Поэтому вы нас в этом плане упрекать не должны. 

    То, что касается, на работу не берут, опыт, так опыт приобретайте. У нас стажёры сидят целый год, они студенты, но они стажируются, их возьмут на работу. А если он бегает где-то там по стадионам, по танцплощадкам… Это надо, спорт, досуг, всё. Но если он ничему не научился, его всё равно возьмут на работу, но она будет техническая. Поэтому на работу всех возьмут. В Москве и других городах тысячи вакансий. Поэтому не надо стонать и говорить, что не берут.  

    Меня тоже в МИД не брали. Я не член КПСС, а в КПСС вступить не смог. Мне это было обидно, неприятно. Поэтому иной раз ограничение дискриминацией бывает, это неприятно. Идеальный вариант — никакой дискриминации ни по возрасту, ни по полу, ни по опыту. 

    Е.ВОЛГИНА: Про дискриминацию, Владимир Вольфович. Вы сейчас критиковали российское телевидение, что они Хабаровску мало времени уделяют. А мы-то уделяем, подробно говорим. Я вас могу попросить, я знаю, что ваши помощники стримят сейчас в Instagram интервью, но, к сожалению, не написано, что это интервью нашей радиостанции. А очень бы хотелось. Пусть они поставят гиперссылку, что это всё-таки интервью радиостанции «Говорит Москва», чтобы на нас тоже ссылались. И вам хорошо, и нам прекрасно. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. 

    Е.ВОЛГИНА: Передайте, пожалуйста.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Дали. В Instagram написано. Интервью радиостанции «Говорит Москва». И все будут знать, что сегодня я давал с 15 до 16 интервью замечательной радиостанции "Говорит Москва». 

    Е.ВОЛГИНА: Прекрасно. Владимир Вольфович, ещё возникает вопрос по поводу Дегтярёва. Борис говорит: «А вы не боитесь, что Дегтярёв может стать успешным губернатором, политиком и метить на место лидера, например?» Виталий Фили спрашивает об этом же.  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы единственная партия в мире, которая дала уже своих кандидатов вперёд на 22 года. Понимаете? Нам бояться не надо. Вот в 2024 году нашим кандидатом в президенты будет смоленский губернатор Островский, в 2030-м — хабаровский Дегтярёв, в 2036-м — Борис Чернышов, сейчас он замруководителя Рособрнадзора, в 2042-м — Василий Власов, сегодня он самый молодой в мире депутат в Госдуме, в Европе, во всём мире. Мы вперёд уже даём. Вперёд на 22 года! Поэтому нам бояться ничего не надо. Конечно, коррективы возможны. Возможно, меня будут просить снова, чтобы я пошёл. Но мы стараемся, чтобы все участвовали по возможности во всех выборах и получали достойные места. Нам в ЛДПР бояться нечего. Если кто-то лучше меня будет руководить ЛДПР, завтра уступлю место. Поэтому то же самое на любых выборах, мы всем дадим возможность участвовать.  

    Михаил дважды участвовал на выборах мэра. 

    Е.ВОЛГИНА: Дегтярёв. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я хотел второй раз другого направить, а меня попросили товарищи из высоких кабинетов, пускай Михаил пойдёт, у него хорошо эта кампания идёт, город очень сложный и так далее. Видите, и в Москве его полюбили. Так же его полюбят и в Хабаровске. А бояться не надо. Я буду рад, если меня обгонит и смоленский губернатор, и хабаровский, и здесь, внутри фракции. Я заранее уже сказал, кто, когда из них станет кандидатом в президенты. И возможна победа. 

    Е.ВОЛГИНА: Возможна победа. Но, опять же, многие обращают внимание, что у Дегтярёва всё-таки небольшой управленческий, вообще даже отсутствует управленческий опыт, а регион сразу. Фактически в пекло человека бросили. Нет?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Опыт у него прекрасный. Руководить комитетом — это практически вице-премьер. У него там были вопросы туризма, молодёжи, спорта. Сама должность председателя комитета, там много кадровых вопросов, финансовых. Это работает комитет. Это суперминистерство. Это большой опыт. Когда он был депутатом городской думы Самары, там же обсуждались проблемы города Самары, они вникали в них. Или губернская дума, целый субъект, и там население куда больше, чем в Хабаровском крае. И по Москве он сколько набрался ума, разума, когда дважды участвовал в кампании на выборы. Мэр Москвы — это практически председатель правительства. Это огромный город с огромными деньгами. Ну вы себе противоречите. Вы говорите, что жалуются радиослушатели, что без опыта никуда не берут. Так ЛДПР вам говорит, а мы поставим на любые должности людей, у которых, возможно, опыта не хватает, поможем им. 

    Е.ВОЛГИНА: Это карьера через партию. Это другая история. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. А если человек одиночка, вот пускай думает, чтобы ускорить свою карьеру, лучше идти через партию. Вот я пошёл через партию, я сижу в этом кабинете. Когда я был беспартийный, я был рядовой юрист никому не известного издательства «Мир», 1-й Рижский переулок дом 2, метро «Алексеевская». Кому я был нужен? Таких миллионы. Это всё хорошие люди. Но политическая партия — это площадка. Это как ринг, видно, кто там ходит, бродит. Поэтому, если хотите карьеру, действуйте через политическую партию. Учёный без партии может сделать открытие, артист вышел, микрофон, поёт, спортсмен пробежал быстрее всех. А если деловая жизнь, там тоже может быть успех у бизнесмена. А общественно-политическая жизнь, успех только через политическую партию, через ЛДПР. 

    Е.ВОЛГИНА: Или ещё через какие-то заявления. Например, Захар Прилепин не так давно делал заявление, говорит, стоит подумать о том, чтобы присоединить когда-нибудь ЛДНР, например, к Российской Федерации,  и сразу говорит: так вопрос уже решён давным-давно, Кремль неоднократно говорил, что, в общем-то, это другая совершенно территория. Вот здесь как быть? Это всё-таки какие-то политические манипуляции, как вы считаете?  

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Если мы присоединим ДНР и ЛНР, то у нас будет государственная граница с Украиной и любой шаг нашего человека через эту границу уже будет нарушение её. А сейчас пока там всё аморфно. Сейчас непонятно, где граница Украины с ДНР, с ЛНР и так далее. Сейчас мы можем думать и в перспективе, может быть, это движение распространится дальше, на всю Новороссию, на всю Малороссию. Поэтому здесь не надо торопиться. И это ещё раз обострит обстановку. Нас за Крым наказывают, тогда будут ещё за Донбасс, за ЛНР. Поэтому я за то, чтобы вся Новороссия, Малороссия когда-нибудь вернулась в состав России, чтобы русский народ перестал быть разделённым, был бы народом единым, я имею в виду соседей — Прибалтика, Украина, Белоруссия, Казахстан, Закавказье и так далее. То есть это постепенно всё будем делать, никого пугать не надо, но русские имеют право жить вместе с одном государстве, как жили в период Российской империи и Советского Союза. И об этом мы учим наших студентов в Институте мировых цивилизаций. Сейчас очень дорого учиться, а мы попросили ректора ИМЦ понизить цену за обучение. Вот единственный вуз, который в условиях пандемии понизил цену за обучение, за общежитие и так далее. Москва, Ленинский проспект, дом 1. Ни один другой московский коммерческий вуз не идёт навстречу абитуриентам. А они волнуются сейчас, им химию, подложили подлянку, дали такой тест на экзамене, что кандидат наук ногу сломит. Вот слишком опытные, видимо, товарищи, которые сделали такой ЕГЭ по химии. У нас у всех бывают ошибки. Но чем меньше мы будем совершать ошибок через политические структуры, здесь и опыт приобретается быстро, совершенствуется мастерство и, так сказать, идёт очистка, идёт тюнинг, идёт настройка человека, чтобы он мог хорошо работать, трудиться и получать истинное удовольствие от своей жизни.  

    Е.ВОЛГИНА: Спасибо большое, Владимир Вольфович, чтобы были этот час с нами. Владимир Жириновский, лидер политической партии ЛДПР. Это была программа «Умные парни». 

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus