• Генеральный директор компании «Делимобиль» Николай Козак в программе «Город дорог»

    Московский каршеринг: до и после пандемии

    12:30 Июль 24, 2020

    Московский каршеринг: до и после пандемии

    В гостях

    Николай Козак

    Генеральный директор компании «Делимобиль»

    А.СОЛОВЬЁВА: В Москве 12 часов 36 минут. Это «Город дорог». У микрофона Анна Соловьёва. Здравствуйте.
    Сегодня у нас в гостях генеральный директор компании «Делимобиль» Николай Козак. Здравствуйте, Николай.
    Н.КОЗАК: Привет. Привет всем.
    А.СОЛОВЬЁВА: Мы будем говорить о популярнейшем московском сервисе, о каршеринге. Я думаю, все сейчас знают, что такое каршеринг. Хотя, кстати говоря, ещё несколько лет назад это было экзотикой же в Москве. Экзотикой. А сейчас каршеринг, ну каршеринг, да, ну я же возьму каршеринг, доеду от одной станции метро, куда мне нужно. Допустим, я не могу, сегодня пробки, но я могу доехать до этой станции, бросить машину, сесть в метро, доехать, куда мне нужно, выйти, опять же взять каршеринг и добраться до точки В. Да, Николай?
    Н.КОЗАК: Даже не только добраться до точки В, а сходить в кино или получить продуктовую доставку при помощи автомобиля каршеринга.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Выйти, опять сесть в каршеринг и вернуться домой.
    Н.КОЗАК: Именно так.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да. На самом деле тема сегодня у нас программы называется так: «Московский каршеринг до и после пандемии». Николай, изменился ли спрос вообще после пандемии? Как сравнивать вообще какие-то показатели? Насколько он изменился, упал, вырос наоборот? Может быть, изменились предпочтения у людей?
    Н.КОЗАК: Говорить, что ничего не произошло, наверное, будет неправильно. Но здесь я бы предложил посмотреть на каршеринг как на часть экосистемы города. Потому что как правильно абсолютно уже сказали, это уже неотъемлемая часть образа жизни жителей больших городов, Москвы и Санкт-Петербурга тем более.
    Если говорить про то, как изменилось потребление, то хочется начать с того, как люди переживали, скучали и даже иногда требовали сесть снова за руль автомобиля каршеринга. Все соскучились по свободе передвижения, по общению друг с другом.

    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати говоря, Николай, перебью вас, когда, собственно, действовал в Москве режим самоизоляции, в силу работы у меня был пропуск для передвижения по городу, и я могла, я ездила по этому пустому городу, я видела машины каршеринга, которые выстроились в ряд вдоль набережных, вдоль всех улиц московских. Их было очень много, они стояли, и мне было так грустно на самом деле, ну правда, что люди не могут. Ну не знаю, просто это какая-то антиутопия была. Просто стоят машины, и никто не может ими воспользоваться.
    Н.КОЗАК: Ты поймала эмоцию машин, они тоже скучали по клиентам. Если говорить о локдауне с точки зрения бизнеса, то было очень интересно. Потому что каршеринг — это, в первую очередь, платформа, которая состоит из мобильного приложения и из автомобилей, которые находятся в городе и стоят на парковках, ну и, безусловно, сервисных центров, которые эти машины обслуживают. То есть это платформа, которая очень быстро изменяет свою геометрию, очень быстро подстраивается под определённые, иногда, скажем так, агрессивные условия внешней среды.
    Ты привела очень хороший пример. Как мы помним, было несколько этапов: сначала каршеринг был разрешён, потом временно приостановлен. И из этого вышло несколько историй, о которых хочется рассказать. Во-первых, с точки зрения пропуска, «Делимобиль» один из первых интегрировал свою систему, которая даёт тебе право открыть автомобиль, запустить его двигатель, с системой департамента транспорта для проверки того, есть ли у клиента пропуск или нет. Браво айтишникам, там было много слов «интеграция» и прочее, прочее, но главное, что это работало. И второе — то, что мы очень быстро изменили бизнес. Как ты знаешь, у очень многих фудретейл-сетей был просто кризис последней мили, и здесь мы очень здорово адаптировались и выполнили такую очень важную социально бизнес-роль — помогли компаниям доставлять продукты непосредственно людям, которые находились в локдауне.

     

    А.СОЛОВЬЁВА: Вот, Николай, извини, я тебя сейчас перебью, потому что нам пишут слушатели. Артём Диктор пишет: «Я работал в период самоизоляции в проекте «Делимобиль» по доставке продуктов. Это очень и очень спасло мою семью, которая достаточно сильно пострадала финансово». Вот, пожалуйста.
    Н.КОЗАК: Большое спасибо, да. И дальше мы стали разворачивать вот эту бизнес-историю в историю социальную. Действительно мы давали очень многим людям работу. У нас было несколько договорённостей с крупными сетями, которым приходилось ограничивать персонал, а мы давали людям работу. И, наверное, самое интересное, мы работали по волонтёрским проектам, предоставляя наши машины именно волонтёрам, которые на бесплатной основе в красной униформе доставляли продукты питания и предметы первой необходимости наименее приспособлённым для локдауна категориям наших жителей. Здесь, опять же, каршеринг — это часть экосистемы города как с точки зрения транспорта, так с точки зрения бизнеса и как часть такой социальной истории.

    ——-
    А.СОЛОВЬЁВА: Каршеринг - это же ведь на самом деле глобальная история. Потому что это одно из направлений уже сейчас развития экономики. Это экономика совместного пользования. А считается, что это экономика будущего ведь.
    Н.КОЗАК: Ты права, но это уже не экономика будущего, это экономика настоящего. И она связана с очень интересным феноменом. Поколение, которое называет себя миллениалами и создаёт вокруг себя такую образовательную среду, что для этого поколения важно? Эти люди не хотят связываться с владением какой-либо вещью.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да, это правда.
    Н.КОЗАК: Это может касаться квартиры, машины, книги, офиса, одежды и прочего, прочего. Для них намного важнее эмоция от использования и пойти дальше. И действительно эта экономика набирает колоссальные обороты, она очень правильная. Почему? Потому что: а — это выгодно, второе — ты не тащишь за собой груз вещей, которые очень быстро становятся тебе ненужными, ты не убиваешь город, землю, экологию и прочего, прочего, неконтролируемо потребляя, ты делишься. И самое интересное, что это становится значительно более дешевле и даёт тебе такую важную вещь, как свобода. Поэтому у нас есть хэштег #делимобиль #тебеводить.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Вот важный момент. Насколько каршеринг «Делимобиль» выгоднее, чем собственная машина? И расскажи, пожалуйста, про тариф подробно.
    Н.КОЗАК: У тебя есть машина?
    А.СОЛОВЬЁВА: Да.
    Н.КОЗАК: Тебе что надо с ней делать? Тебе, наверное, надо её заправлять.
    А.СОЛОВЬЁВА: Там много, много.
    Н.КОЗАК: Пользуйся, пожалуйста, каршерингом «Делимобилем».
    А.СОЛОВЬЁВА: Её надо сначала купить, заплатить деньги. Её надо заправлять постоянно. Её надо обслуживать. Ей надо покупать летнюю резину, зимнюю резину, резину менять, где-то хранить и покупать страховку. Это своя машина. И где-то её ещё держать.
    Н.КОЗАК: Да, ты только что сама ответила на свой вопрос. Каршеринг снимает эту головную боль, потому что тебе просто надо зарегистрироваться в сервисе, иметь правильную историю вождения, потому что мы стараемся ограничить доступ к нашему сервису людей, которые пока не дошли до степени мудрости безопасного вождения, и просто получать удовольствие от движения. А всё остальное мы возьмём на себя. Это намного выгоднее. Если говорить в цифрах, то, наверное, процентов 80 твоего бюджета, который ты тратишь на машину, мы тебе возместим. Опять же здесь, если говорить о шеринговой экономике, если говорить о дыхании большого города, то каршеринг сам по себе, наверное, существовать не может. Комбинированное потребление, когда ты анализируешь свой маршрут и выбираешь самое оптимальное сочетание способов передвижения. Поверь мне, что у нас аналитики тоже анализирует движение машин, делают так, чтобы не было пробок, делают так, чтобы ты могла найти эту машину, как и любой клиент, в течение пяти минут, дальше ты, например, едешь из точки А в точку В или едешь сначала до метро и комбинируешь виды транспорта. Касательно тарифов. У нас нет одного тарифа. Мы слушаем постоянно наших клиентов, мы слушаем город и придумываем те вещи, которые интересны клиенту, интересны для бизнеса. Есть самые простые тарифы — это поминутное использование машины. Да, они выгодны, если тебе надо доехать из точки А в точку В.
    А.СОЛОВЬЁВА: Наверное, самое популярное, да?
    Н.КОЗАК: Ты знаешь, это самое популярное для людей, которые, наверное, только начинают пользоваться сервисом. Потому что всё равно это значительно дешевле, чем владение своей машиной. А есть истории, которые как раз стали очень популярны после пандемии — это фиксированные тарифы. Потому что люди хотят вырваться на свободу, люди хотят ездить в рестораны, люди хотят ездить в какие-то загородные курорты, и мы предлагаем определённые тарифы, куда зашит уже километраж и прочее, прочее.
    Есть тарифы проездные. Это некие конструкторы, которые каждому клиенту предлагают именно то, к чему он готов и что ему непосредственно надо. Потому что, в принципе, каршеринг — это не только машины, это огромный бэк-офис, большие данные и настоящая digital-компания, которая слушает, анализирует и предлагает.
    А.СОЛОВЬЁВА: Вообще это же целая индустрия.
    Н.КОЗАК: Да, да.
    А.СОЛОВЬЁВА: Огромное число людей работает в каршеринге, на этот сервис. Гигантское. Если задуматься, например. Что нужно, чтобы обслужить даже одну машину? Допустим, что-то случилось, клиент оставил машину, допустим, без бензина. Торопился. Чтобы решить проблему и запустить снова машину на линии, должен приехать сотрудник и заправить её.
    Н.КОЗАК: Это хороший пример. Что в таком случае происходит? Зажигается лампочка, телематика передаёт на пульт нашего диспетчера информацию о том, что в машине нет бензина, служба безопасности проверяет, где находится машина. Дальше сценарий такой : если ты за рулём машины и у тебя закончился бензин, ты можешь просто заправиться. В каждый машине есть топливные карты, а мы потом компенсируем тебе бонусами то время. Которые ты на это потратил .
    А.СОЛОВЬЁВА: Ну это да, это понятно.
    Н.КОЗАК: Или быстро выезжают бензовозики и заправляют машины, заодно моют, проверяют болты, проверяют тормозные колодки, освещение и выпускают снова машину на линию. Машина должна пройти осмотр по достаточно жёсткому чек-листу с точки зрения безопасности и чистоты… Потому что после пандемии все заметили тренд — люди стали очень требовательно и к чистоте, и к безопасности. Это стало приоритетом при выборе сервиса.
    А.СОЛОВЬЁВА: Их можно понять.
    Н.КОЗАК: Абсолютно. Поэтому в машине лежат салфетки, машина дезинфицируется, уровень чистоты и качества очень сильно повышен. И машина выходит на линию и снова ждёт тебя.
    А.СОЛОВЬЁВА: Я слушателям нашим напомню, что в эфире программа «Город дорог» и у нас в гостях генеральный директор компании «Делимобиль» Николай Козак. Мы обсуждаем московский каршеринг, как он сейчас живёт.
    Николай, расскажи, пожалуйста, а какое сейчас вообще место занимает Москва и в целом вся Россия в этой шеринг-экономике, вот сейчас, на данный момент?
    Н.КОЗАК: Можем, конечно, поиграть в игру, но я сразу скажу, Москва — это номер один по каршерингу. Знаешь, это вызывает такое как бы недоумение, шок, но да, за нами Токио и Beijing (Пекин). Москва — это город, откуда по сути в России начался каршеринг. Есть предыстория, когда акционер «Делимобиля», совершенно потрясающий итальянец Винченцо Трани воспользовался сервисом каршеринга в Италии, а потом сказал: а почему бы нет? Он уже 20 лет живёт в Москве, именно он стал родоначальником сервиса в России, когда вместе с правительством Москвы, департаментом транспорта был запущен первый каршеринг.
    Москва — номер один по количеству машин, по количеству минут, по количеству клиентов, которые хотят этим пользоваться. А Россия… Ты знаешь, Россия очень большая страна, поэтому потенциал для развития бизнеса новый экономики колоссальный, и Россия очень интересна с точки зрения того, что каршеринг, кроме Москвы, Санкт-Петербурга, имеет достаточно большую федеральную сеть развития именно в региональных городах-миллионниках. «Делимобиль» — это самая большая сеть, мы оперируем в большом количестве городов. И сейчас мы стали ощущать потенциал и желание клиентов из агломераций использовать каршеринг. Это очень интересно. И, как мы любим говорить, это бесконечное правильное соревнование, потому что места хватит всем.
    А.СОЛОВЬЁВА: А сколько сейчас городов, в которых представлен «Делимобиль»?
    Н.КОЗАК: Давай считать. Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, Самара, Тольятти, Краснодар, Новосибирск, Тула.
    А.СОЛОВЬЁВА: Девять городов.
    Н.КОЗАК: Да.
    А.СОЛОВЬЁВА: Прилично вполне. Я, кстати, не знала даже этого на самом деле. Вот сейчас только узнала, что девять городов. Николай, я сейчас слышала, что появилась такая возможность у «Делимобиля», то есть человек может взять машину, уехать даже в другой город из Москвы.
    Н.КОЗАК: Да. Ты знаешь, не только из Москвы. Ты можешь из Краснодара съездить на море, ты можешь из Москвы съездить в Суздаль. Из Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург.
    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати, для меня это новое тоже.
    Н.КОЗАК: Да-да. Но, смотри, это очень быстрая подстройка под изменения потребительского поведения. Когда ты не можешь улететь за границу, ты остаёшься в России, стимулируется внутренний туризм. Мы — часть транспортной системы города, мы помогаем тебе решить эту задачу, да.
    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати, слушатель нам пишет, Владимир Потапов: «В Туапсе сделайте, пожалуйста». В Туапсе хотят очень.
    Н.КОЗАК: Услышали. Записали. Спасибо!
    А.СОЛОВЬЁВА: Ещё есть такой вопрос интересный. Очень, кстати, интересный для многих вопрос. Могут ли в перспективе разрешить каршеринговому авто пользоваться выделенной полосой для общественного транспорта?
    Н.КОЗАК: Пожалуйста, разрешите нам пользоваться. Ты знаешь, это очень популярно, например, в Америке, так называемые бриллиантовые полосы.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да.
    Н.КОЗАК: Мне кажется, что это возможно. Потому что сейчас колоссальная энергия, колоссальные бюджеты тратятся на то, как сделать действительно город и страну в целом комфортной для жизни. Здесь два направления. Первое — это Президентская программа «Безопасность дорожного движения». Президент сказал, что всем участникам дорожного движения надо снизить аварийность. Это очень амбициозная задача. Второе — сделать город без пробок. И это один возможных из инструментов, как это быстро сделать.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да, кстати, неплохой. Будем надеяться на лучшее.
    Н.КОЗАК: Мы будем верить и приближать.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Ещё один интересный момент. Я знаю, что «Делимобиль» некоторое время назад купил сервис Anytime. А сервис Anytime — это было старейший, по-моему, в Москве каршеринговый сервис, он чуть ли не с 2012 года работал. И что теперь с Anytime? Я знаю, что там какая-то очень красивая история случилась.
    Н.КОЗАК: Это, опять же, история про шеринг-экономику и про баланс человека и автомобиля. Что такое «Делимобиль»? «Делимобиль» — это сервис поминутной аренды автомобиля, это каршеринг. Что такое Anytime в Москве? К Anytime добавилось слово Prime. И Anytime Prime — это история про подписку на премиальные машины для того, чтобы брать лучшее как от каршеринга, так и от длительной аренды. Ты можешь взять автомобиль на неделю, месяц, год, это будет дешевле, чем брать кредит или покупать машину, и ты не будешь связана ни с какой головной болью по обслуживанию, по всему. Эти машины не брендированы, эти машины уникальны. Это Ferrari, Lamborghini, это зелёные джипы и прочее, прочее. Ты можешь выбрать как раз по своему бюджету, по своему настроению машину, но в долгосрочное использование.
    А.СОЛОВЬЁВА: Такую премиальную красивую.
    Н.КОЗАК: Ты знаешь, ты можешь выбрать действительно какой-нибудь Urus, Maserati, Lamborghini или ты можешь выбрать какой-нибудь зелёный джип Wrangler, как у тебя настроение будет.
    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати, что касается самого «Делимобиля», сервиса именно каршерингового. Я, кстати, поскольку я клиент, не буду скрывать, я клиент…
    Н.КОЗАК: Это здорово.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да, я клиент «Делимобиля». Я брала у вас в аренду, это же аренда называется, шеринг…
    Н.КОЗАК: Краткосрочная.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да, в краткосрочную аренду я брала, например, Mini Cooper, я брала BMW 320, я брала Fiat 500, какие-то ещё. Очень интересный, кстати говоря, автопарк на самом деле.
    Н.КОЗАК: Ты знаешь, я могу сейчас точно сказать, что ты очень аккуратный водитель и у тебя очень хороший скоринговый балл.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да? Серьёзно?
    Н.КОЗАК: Да. Потому что это как игра, чем аккуратнее ты водишь, чем аккуратнее ты относишься к автомобилю, тем больше мы открываем тебе новых автомобилей и не только. Мы делаем тебе твой тариф значительно ниже, чем у человека, который курит в машине, оставляет какую-то грязь и очень агрессивно ездит. Это как раз концепция, которая позволяет делать цифровой продукт, который позволяет предоставлять лучший сервис нашим лучшим клиентам и воспитывать остальных, чтобы они тоже стали лучшими.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да, это здорово. Расскажи, пожалуйста, вообще какие машины составляют основу парка? И почему именно вот эти машины?
    Н.КОЗАК: Смотри, каршеринг — это сервис краткосрочной аренды для того, чтобы ты достигла точку В, выехав из точки А. В основном, конечно, это машины экономического класса, это Volkswagen Polo, это Hyundai Solaris. Но один из очень интересных паттернов, которые отмечают клиенты - они хотят пробовать разные машины. Поэтому в нашем парке действительно есть и Fiat 500, и BMW есть, и Cooper.
    А.СОЛОВЬЁВА: Кстати, мне Cooper очень понравился.
    Н.КОЗАК: Да, да. Девочки, такие девочки, но машина действительно легендарная.

    А.СОЛОВЬЁВА: Константин С. тоже спрашивает, очень интересуется: «А как вы узнаёте, курит человек в машине или нет?»
    Н.КОЗАК: Спойлер. В ряде машин размещены видеокамеры. Мы об этом честно говорим, и они видны. Смотрите, мы всегда обращаемся к нашим клиентам. Если ты садишься в машину и видишь, что она грязная, что там неприятный запах, ты просто сообщаешь об этом, нажимая на определённые кнопки приложения, и операторы нашей диспетчерской службы это видят. Дальше они проверяют, кто был на предыдущей аренде, и мы понимаем, что человек курил.
    А.СОЛОВЬЁВА: Вообще интересно, да.
    Н.КОЗАК: Машина сразу же изымается с линии и дезинфицируется. Не курите, пожалуйста, в машине.
    А.СОЛОВЬЁВА: Я согласна, кстати говоря, абсолютно. Я никогда, кстати, не курю в машине и вообще оставляю всегда автомобили вообще в идеальном состоянии.
    Н.КОЗАК: Вот такая, действительно, эмоциональная история про совместное потребление.
    А.СОЛОВЬЁВА: Да. Вот Тимур-Тимур спрашивает: «Хотелось бы в каршеринге иметь семейный автомобиль, где можно было бы посадить трёх детей». Трёх.
    Н.КОЗАК: Это очень хорошая идея, мы о ней думаем. Мы вводим в парк автомобили действительно такого семейного выходного дня. Это, например, Qashqai. И в ближайшее время мы проработаем вопрос о детских креслах, потому что это безопасность, безопасность и ещё раз безопасность.
    А.СОЛОВЬЁВА: Отлично, Николай, у нас получился очень хороший, интересный эфир, насыщенный. Я надеюсь, мы ещё встретимся, потому что много вопросов.
    Н.КОЗАК: Однозначно.
    А.СОЛОВЬЁВА: Это была программа «Город дорог». У нас был в гостях генеральный директор компании «Делимобиль» Николай Козак.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus