• Председатель комитета общественных связей и молодёжной политики города Москвы при правительстве Москвы Екатерина Драгунова в программе «Отбой» от 01.10.2020.

    18:00 Окт. 1, 2020

    В гостях

    Екатерина Драгунова

    Председатель комитета общественных связей и молодёжной политики г. Москвы

    А.АСАФОВ: 18.06 в Москве. Программа «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва». Сегодня 1 октября.

    Читаю новости и вижу, что тема-то, собственно, возвращается и тема опять… Достаточно чётко сформулированы основные информационные векторы, которые мы с вами сегодня будем обсуждать. Не только их, конечно, но эти обойти мы с вами не можем.

    Хотел давно поговорить о такой теме с вами, как молодёжь. Для того чтобы поговорить об этом, я пригласил в гости к нам экспертов. У нас в гостях сегодня Екатерина Драгунова — это председатель комитета общественных связей и молодёжной политики города Москвы при правительстве Москвы. И Амур Сараков — член Общественной палаты города Москвы, председатель Ассоциации студентов и студенческих объединений города Москвы. Я думаю, что они о молодёжи знают чуть больше, чем я, а, скорее всего, значительно больше и уж о проблемах и путях решения тоже.

    Напомню, что у нас в категорию «молодёжь» в стране попадают люди от 14 до 30 лет, такое расширенное толкование, что у нас её достаточно много. Ну вот мы в силу нашей ориентированности на политические темы и социальные очень редко о молодёжи говорим. Мы в основном её ругаем, говорим, что она сейчас не та, живёт не так, думает не так, знает не то, учиться не тому. И, в общем, в основном мы её критикуем. Давайте поговорим о действительно важных проблемах, которые касаются всего общества, а не только молодёжи. Это, например, проблема с поиском работы и вообще с трудоустройством молодёжи.

    Амир, первый вопрос такой. А вот что делается для молодёжи со стороны и Общественной палаты, и вашей Ассоциации студентов? Как вы людям определяете дальнейший жизненный путь после получения образования?

    А.САРАКОВ: Большое спасибо, Александр. В рамках комиссии по делам молодёжи и спорта у Общественной палаты в коллаборации с нашей ассоциацией буквально два с половиной месяца назад мы запустили проект по трудоустройству молодёжи под названием «В работе». В отличие от других агрегаторов, которые помогают с поиском места работы, наша платформа рассчитана на то, что всего за четыре шага пользователи достигнут заветной цели — их работодатель пригласит на собеседование.

    Проект родился в рамках запроса, и востребованность подчёркивает постоянно и статистику, которую нам дают разные источники, и, собственно, запрос, который есть у студенчества и в принципе у молодых специалистов.

    Платформа сама заключается в том, что мы становимся мостиком между работодателями и молодыми специалистами.

    А.АСАФОВ: Какие-то результаты уже есть за это время или рано ещё об этом говорить?

    А.САРАКОВ: Есть. Есть уже результаты. И сейчас у нас, на данный момент, есть уже почти полмиллиона охватов в онлайн-формате. Это просмотры всевозможных мастерских, где эксперты из HR-сферы рассказывают, каким образом нужно начать строить своё место, первое место своей работы. Сейчас у нас порядка двух тысяч уже пользователей активных этой платформы, из которых они сделали уже 824 отклика по тем вакансиям, которые разместили партнёры нашего проекта.

    А.АСАФОВ: Сложно мне, как человеку, не очень молодому, это понять. То есть люди предлагают им рабочие места, и кто-то эти приглашения принимает. Потому что я знаю, что вообще в целом готовность российских компаний, особенно крупных компаний, она не очень высокая относительно молодёжи. Они не видят в них того потенциала, который там есть. Опросы были различные, на SuperJob том же самом, 64% российских компаний готовы взять выпускников вузов, всем остальным нужны люди с опытом и то невысокие должности.

    Вот молодой человек вуз заканчивает, куда ему сейчас идти? Условно говоря, не еду же разносить. Какие у него вообще пути реализации?

    А.САРАКОВ: Как раз недавно мы проводили наш первый карьерный онлайн-форум «Практикуй», чтобы как раз получить и подтвердить тот инсайд, который у нас есть. Большинство работодателей единогласно сказали и выразили мысль о том, что они готовы трудоустраивать сейчас выпускников даже без опыта работы. То есть идёт сейчас большое заблуждение и со стороны молодых специалистов, и со стороны других людей, что без опыта работы либо невозможно, либо очень сложно найти работу.

    А.АСАФОВ: Я это слышу постоянно, да.

    А.САРАКОВ: Собственно, работодатели, представители лидеров отраслей, которые у нас были на нашем карьерном форуме, сказали, что «мы готовы, во-первых, сто процентов брать на стажировку, но также рассматривать кандидатов на так называемые джуниор-позиции», на начальные позиции во всевозможных отраслях. То есть мы абсолютно сейчас не согласны и опровергаем тот факт, что без опыта работы и без какого-то бэкграунда именно в рамках работы сложно найти работу.

    А.АСАФОВ: Екатерина, к вам вопрос такой. У нас и президент говорил, и, в общем, это по цифрам тоже видно, что у нас очень высокий сейчас уровень безработицы. Не то, что очень высокий, в Америке он выше, я имею в виду сравнительно с другими годами. Мне кажется, молодёжь в группе риска по безработице. Что должна делать страна, что должен делать город для того, чтобы люди, которые закончили вуз, заканчивают вуз, обретают какую-то специализацию, какую-то профессию, были востребованы, им не приходилось уходить… Я всегда этот пример привожу, потому что он мне по глазам бьёт, когда я вижу молодых людей с этими жёлтыми рюкзаками. Я считаю, что они растрачивают свою жизнь. Я считаю, что это проблема. Вот куда им? Что им нужно делать? Что для них нужно сделать, самое главное?

    Е.ДРАГУНОВА: Здесь ответ очень простой. И страна, и город должны просто давать возможности для самореализации. Здесь мне больше хочется начать с другого. Действительно, вы абсолютно правы, что поколение молодых людей сейчас совсем другое, с другими подходами. Они имеют уже другие компетенции, и они ищут работу не как мы с вами раньше, например, в конце вуза, когда уже есть высшее образование или что-то ещё, они ищут работу сразу в процессе. И в процессе, даже когда учатся в десятом классе, в одиннадцатом. Сейчас очень много онлайн-платформ, которые дают возможности зарабатывать свои деньги уже в четырнадцать, в пятнадцать, в шестнадцать лет. Поэтому они, когда выходят уже в восемнадцать, допустим, двадцатилетними после третьего курса, или двадцатидвухлетние, они уже имеют за собой багаж и опыта, и наработок различных и в различных сферах.

    А.АСАФОВ: Это какие-то новые профессии, которые нам, бумерам, недоступны?

    Е.ДРАГУНОВА: Действительно, здесь абсолютно чётко действует вот эта теория поколений. Если, допустим, мы говорим о тех, кто сейчас, поколение центениалов, например, у них, например, очень короткий горизонт планирования, то есть это буквально год. Для них необязательно дождаться, когда ты закончишь через пять лет вуз и тогда искать работу. Они ищут сразу.

    А.АСАФОВ: У меня, как у родителя, сразу вопрос. Если молодой человек ищет работу сразу, учась в вузе или даже до вуза, как вы говорите…

    Е.ДРАГУНОВА: Конечно. Сейчас такое время.

    А.АСАФОВ: Это скажется на учёбе. Значит, он будет двоечником. Я знаю прекрасно. Я учился, мы грузили вагоны по ночам. Это сказывалось на учёбе катастрофически. У них, наверное, другая история, вагоны-то они вряд ли грузят.

    Е.ДРАГУНОВА: Сейчас же наступил цифровой мир. Сейчас совершенно необязательно выходить на улицу и грузить вагоны, чтобы зарабатывать свои деньги. Сейчас очень много онлайн-историй. Вот напротив вас сидит живой пример — это Амир. Амир буквально вчерашний студент, и у них целое сообщество студентов, которое не объединено даже ни во что юридически, они просто решили, что они создадут новую свою платформу онлайн по поиску работы. Именно они очень чётко отвечают на запрос тех ребят, которые их ровесники.

    А запрос сейчас следующий. Первый запрос — это заработать тогда, когда мне удобно, у меня есть время. Например, с проектом «В работе» сотрудничает X5 Retail Group. Огромная у них сеть торговых центров и магазинов — это «Пятёрочка», «Карусель», «Перекрёсток» и так далее.

    А.АСАФОВ: Я там видел людей с надписями «студенческое…» что-то.

    Е.ДРАГУНОВА: Да. Туда идут те ребята, которые хотят зарабатывать в то время, когда они могут. Ну, например, я учусь в среду до трёх, а потом я хочу два часа работать. И они составляют как раз свой график на месяц, как они могут работать, им платят за конкретные часы. Это один трэк, который сейчас ребята очень востребованы. Причём можно работать с 14 лет, и мы об этом знаем. Там особые условия, меньше часов работы, оформление 0,5 ставки, но тем не менее это уже есть. Магазины берут очень часто ребят, допустим, на какие-то склады, где складывать нужно вещи, что-то раскладывать. То есть это тоже работа, которая требует каких-то минимальных, условно, затрат и по часам, но она нужна, и самое главное — молодой человек понимает, за что получает деньги.

    А.АСАФОВ: Мерчендайзеры они называются.

    Е.ДРАГУНОВА: Это первый трэк. Ребята совершенно чётко словили это. Проект «В работе», мы сегодня на его примере рассмотрим, предлагает как раз таки такую работу в том числе.

    Второй трэк, по которому идёт проект «В работе», — это называется на перспективу. То есть ты можешь и работать и учиться, но тебя берут, допустим, в компанию. С ребятами сотрудничает компания РЖД, сейчас подключилась компания «Газпром». Они берут уже сейчас на какие-то джуниор-должности на вырост. Это тоже такая история. Я учусь, они понимают, что молодой человек учится, также несколько часов в день — и это второй трэк. Это называется работа на вырост. Первый трэк — это когда у меня есть время, второй трэк — это некая работа на вырост и третий трэк, что сейчас, кстати, очень модно на самом деле, — это стажировки. То есть они стажируются в разных компаниях, это даёт им возможность понять, моё это, не моё это.

    А.АСАФОВ: Но за стажировки же не платит никто. Или платит?

    Е.ДРАГУНОВА: Нет, стажировки в компаниях и во всех этих торговых центрах абсолютно бесплатно. В том-то и фишка, что сейчас это третий трэк, на который запрос. То есть ребята сделали платформу онлайн, она вообще действует «ВКонтакте» просто, там не надо никаких особых приспособлений, каких-то невероятных интернет-решений, но ребята чётко отвечают на запросы своих сверстников, которые есть.

    А.САРАКОВ: Ещё, наверное, можно добавить, если позволите, касательно стажировок как раз. Это тоже один из, наверное, таких сложных мнений о том, что за стажировки не платят. Сейчас многие компании-партнёры, которые размещают у нас на платформе, они доказывают, что стажировки могут быть и зачастую они говорят, что необходимо платить нашим стажёрам для того, чтобы у них было понимание и мотивация их развития карьерного трэка. Средний, например, показатель средней заработной платы так называемой для стажёра в крупных компаниях, которые размещаются у нас на платформе, это 50-60 тысяч рублей в месяц. А сегодня мы получили предложение, наверное, месяца, которое можно анонсировать, от компании «Юниливер», — это стажировка за 100 тысяч рублей. Мне кажется, для молодого специалиста это очень большая возможность.

    А.АСАФОВ: Для немолодого специалиста это тоже хорошая возможность, даже не для специалиста.

    А есть какое-то понимание… Вот мы обсудили два варианта возможных, три даже. Вот сколько молодой человек может в месяц такой эпизодической работы заработать? Какой это уровень дохода в городе?

    А.САРАКОВ: На самом деле это всё разнится. Мы знаем, что в Москве обучается очень много студентов, которые приезжают из других городов, поэтому каждый, я считаю, вырабатывает для себя по своим личным запросам тот уровень дохода, который ему необходимо. Вот если говорить про занятость… А сейчас же ещё интересное новшество появилось. Теперь могут самозанятыми становиться с 16 лет в Российской Федерации. Это очень выгодное налогообложение, 3-4%, если я не ошибаюсь. То есть все, кто сейчас работает в цифре, это блогеры, это репетиторы, которым не нужно приглашать к себе домой либо куда-то ходить, они сейчас с 16 лет могут зарабатывать, сидя у компьютера, официально свой первый доход и платя 4% от своего дохода.

    Е.ДРАГУНОВА: Пониженную процентную ставку.

    А.АСАФОВ: Мы всё-таки обсуждаем больше то, что касается цифрового мира. То есть вы предполагаете, что эти люди, получив компетенции в digital-среде, вот они в ней так и останутся до старости. Станут потом суперспециалистами, профессорами и будут поднимать онлайн. А в офлайне-то кто будет работать? Кто будет заниматься работой, необязательно физической, но связанной с реальностью? Потому что фудблогеры и трэвел-инфлюенсеры — это, конечно, прекрасно. Но имеет ли отношение это к реальной экономике?

    А.САРАКОВ: Имеет. Мне кажется, что в 2020 году это важная часть экономики. Но при этом, если брать статистику, наверное, по предложениям, которые есть у нас на платформе, наверное, до сегодняшнего распоряжения, что 30% надо отправить на дистанционную работу, у нас, если я не ошибаюсь, 85% — это работа, что вы называете, руками, работа из офиса, без всяких инфлюенсеров и так далее.

    Е.ДРАГУНОВА: Мне кажется, мы сейчас вообще живём (не кажется, а даже уверена) в век как раз четвёртой промышленной революции, где такое понятие как «цифровой сотрудник» уже нормально. Цифровые сотрудники во многом заменяют реальных людей, работать можно совершенно с любого места, это не только фудблогеры, какие-то ещё. Очень много инженеров могут работать на удалёнке. Это такая же история. Всё начинается с простого графического дизайна, с интереса, который проявляется у молодого человека.

    А.АСАФОВ: Мы просто человека труда, в силу нашего советского бэкграунда, воспринимаем однозначно: это спецовка, это молодой специалист со стажировкой, он в сапогах и в ночную смену. Вот это я понимаю, человек труда. А когда говорят о цифровом мире, учитывая, когда мы видим, в принципе, глобальный экономический кризис, он и нас касается, конечно, это очевидно, посмотрите на экономику, кажется, что вот эти все активности в digital-мире не имеют отношения к основной сути экономики. Хотя это, конечно, не так, это заблуждение. Тем не менее это заблуждение очень широкое.

    Вопросы от наших слушателей пошли. Напомню, что у нас есть несколько способов взаимодействия. .SMS-портал +7-925-88-88-948, Telegram govoritmskbot. Сейчас тоже зачитаю несколько сообщений, несколько вопросов. Телефон прямого эфира 8-495-73-73-948.

    Пока вопросы. Аквамарина спрашивает: «Сообщите, пожалуйста, ещё раз название платформы. Бесплатные стажировки, за которые платят, это какая-то фантастика». Ну вот приведите фантастику в реальность, сообщите ещё раз.

    А.САРАКОВ: Собственно, наша платформа доступна, основное её место — это социальная сеть «ВКонтакте». А также для тех, кто не пользуется социальной сетью «ВКонтакте», наша платформа расположена в мессенджере Telegram. Всё очень просто. Вбиваете в поиске «В работе» и найдёте, и получите те предложения, о которых мы сегодня говорили.

    А.АСАФОВ: Ещё вопрос: «Спросите гостей конкретно, куда и как устраивается молодёжь после института? И нужно ли вообще в такой ситуации получать высшее образование?» Может быть, оно уже не нужно, раз они с десятого класса начинают digital-активность?

    Е.ДРАГУНОВА: Почему? Это совершенно, мне кажется, параллельно идущая история — образование и работа. Если я учусь, я могу зарабатывать деньги. Также, когда я зарабатываю деньги, я могу учиться. Вопрос, что вместе с этим миром, в котором мы сейчас живём, меняется и образование. Ведь сейчас, посмотрите, сколько уже профессий и специальностей устарело и сколько появилось новых. Это очень интересная история. Я вам могу сказать, мы общаемся с ребятами постоянно, в том числе и в колледже, для меня было в том году большое удивление, что большинство именно девочек идут на специальность «интернет», «оптоволокно» и так далее. То есть это интересно. Проводка кабельных сетей интернета и так далее. Поменялось абсолютно вот это восприятие, что это только мальчиков профессия, это только девочек профессия. Здесь вопрос в том, что сейчас образование не рассматривается, что вот ты закончил и только после этого тебя возьмут. Сейчас образование рассматривается как один из элементов и трэков твоей жизни, в которой ты имеешь и образование, и развиваешься.

    Сейчас, например, очень модно ходить на разные образовательные стримы, на разные семинары, ездить на разные форумы. Это же тоже элемент образования.

    А.АСАФОВ: Но тем не менее есть основное высшее. Давайте я задам вам вопрос несколько иначе, поскольку вы глубже, конечно, чем я это знаете. Вопрос такой: какие вы видите проблемы у молодёжи в связи с работой? Вот как у них получается с десятого класса, в институте, вузе, мы поговорили, где им искать даже и сколько они, что там могут найти — тоже. А проблемы какие, на ваш взгляд? Что сейчас перед молодыми людьми становится основной, там решаемой, нерешаемой проблемой, в чём ему нужно помогать?

    А.САРАКОВ: Несколько есть основных проблем, которые мы как раз выявили среди наших пользователей платформы и так далее. Первая, наверное, проблема времени. Сейчас те, кто проходят, например, через нашу платформу либо другие агрегаторы, из-за того, что всё-таки большинство компаний находятся на удалёнке, им очень сложно адаптироваться внутри коллектива. Это мы сейчас уже говорим про то, когда они уже прошли собеседование, их взяли на работу, и на удалёнке очень тяжело адаптироваться в новом коллективе, тем более, когда это твоё первое место работы.

    Вторая популярная проблема связана как раз с наличием и многообразием тех мест, где сегодня ты можешь получить вакансии, развитие своего карьерного трэка и так далее. Это проблема информационной перегруженности в этом плане. Очень много на самом деле вакансий. Правильно вы сказали, по данным всех известных карьерных агрегаторов, очень большая конкуренция среди молодых специалистов на одной вакансии. Но при этом на самом деле информационная перенасыщенность в этой сфере довольно-таки большая. Это вторая проблема.

    И третья проблема, наверное, заключается в том, что молодому специалисту не всегда понятно развитие его карьерного трэка. Например, ты отучился на какую-то всем известную, понятную специальность, как это было раньше и как это сейчас происходит, но, к сожалению, не везде, не на должном уровне и, возможно, сам человек об этом не задумывается, он получает ту профориентацию, которая ему подсказывает, что, обучаясь и окончив университет по этой специальности, он не знает, где применить это всё. Условно: есть кто-то, кто отучился на юриспруденции, и он понимает, что я пойду на госслужбу, буду в юридическом отделе, либо пойду в частную юридическую контору. Но он не понимает, что у специалиста, который получил образование по квалификации «юрист», порядка 25 возможных карьерных путей, где он может применить свои знания и довольно-таки хорошо зарабатывать.

    А.АСАФОВ: Ещё проблемы какие, кроме растерянности при получении квалификации? Что можно назвать тут?

    А.САРАКОВ: Растерянности, помимо получения квалификации? Я бы не назвал это растерянностью. Это всё-таки, наверное, понимание того, где можно применить свои знания, навыки и так далее. Про адаптацию. Ещё, наверное, молодых специалистов, они подчёркивают всегда, что большой проблемой является то, что называется завышенными требованиями. Когда ты обучаешься в университете, а когда ещё, возможно, ты слышишь какие-то данные, которые мы сейчас, например, сказали, что за стажировку можно получать 100 тысяч рублей, — это проблема завышенных ожиданий, где ты думаешь, что ты, обучаясь четыре года в бакалавриате, потом ещё два года в магистратуре, каждая компания тебя ждёт с распростёртыми объятиями. Либо наоборот второе, что тебя никто не ждёт. Собственно, появляются какие-то требования, они не оправдываются, они разочаровываются, молодые специалисты.

    А.АСАФОВ: Требования со стороны работодателя или потенциального сотрудника, того самого молодого человека?

    А.САРАКОВ: Мы сейчас говорим именно про того самого молодого человека, да, что у него есть какие-то понимания, желания, как это всё должно происходить, они не оправдываются, и в связи с этим происходит в его сознании какой-то диссонанс. Вот, наверное, ещё я выделил как отдельную проблему.

    А.АСАФОВ: Понятно. Мне кажется, что мы говорим об определённом сегменте молодёжи. Поскольку мы её воспринимаем эмоционально, мы её не знаем. Она говорит на другом языке. Уже люди пишут, многим, например, непонятно слово «трэк». Что это такое? Вы употребляете все его. Объясните по-русски, что это такое, что за трэк? Но тем не менее вопрос мой касается молодёжи. А вот если смотреть на молодёжь в целом, потому что их достаточно много. Даже по демографической статистике это серьёзное число и по городу, и по стране. Вот сколько процентов этой молодёжи действительно думают о развитии, о карьере, о трудоустройстве прямо сейчас, о заработке денег прямо сейчас, о какой-то перспективе дольше года или, наоборот, меньше года? Кто активен? Можно как-то посчитать, что 30% активно думают и действуют в этом направлении, 70 — сидят на диване, смотрят TikTok на телефоне? Или, может быть, на уровне ощущений это можно оценить?

    А.САРАКОВ: Мы как раз до пандемии проводили большое исследование среди московских студентов. Это как раз послужило, наверное, одной из мотиваций, чтобы мы запустили этот проект. Как раз было исследование по тем темам, у скольких сейчас процентов из опрошенных респондентов запрос на трудоустройство и развитие… Вот мы называем сейчас «карьерный трэк», я подчеркну, что это такое. Это карьерное развитие, путь. Простыми словами — путь.

    А.АСАФОВ: «Дорожка» по-русски, моя дорожка, мой трэк.

    А.САРАКОВ: Да. Соответственно, к нашему удивлению, может быть даже для нас это послужило должной мотивацией, 75% из опрошенных — это разные студенты, разные университеты, из разных курсов — готовы были к развитию той самой своей дорожки, встать на неё, пойти. Начинать с временной работы, со стажировки, прохождения практики и так далее. 75% из числа респондентов.

    А.АСАФОВ: А, может быть, лентяи поленились даже в опросе участвовать и так и остались на диване с TikTok?

    А.САРАКОВ: Возможно. Возможно, конечно, и поленились. Но, мне кажется, это сегодня мы собираем такие мифы, которые хотелось бы разрушать. Всё-таки даже те, кто смотрят TikTok, лёжа на диване, всё равно, когда TikTok, у них лента либо заканчивается, либо палец устаёт свайпить, вот они понимают о том…

    Е.ДРАГУНОВА: Свайпить — это перелистывать.

    А.АСАФОВ: И идут пьянствовать в «Яму». Я знаю, я видел их.

    А.САРАКОВ: После того, как они выходят из «Ямы», там отдельная категория людей, соответственно, они понимают о том, что либо ту картинку, которую они видят в TikTok, либо те цели, которые у них есть в мыслях, для того, чтобы их материализовать и достигнуть их, они всё-таки должны сдвинуться с места. У всех разные пути. Либо кто-то снимает в TikTok и в 18 лет становится миллионером и миллиардером, либо кто-то идёт, получает высшее образование, заканчивает бакалавриат, заканчивает магистратуру и после этого выходит на своё первое место работы.

    А.АСАФОВ: Важная тема, интересная, у меня много вопросов, причём вопросов, наверное, каверзных. Несколько вопросов идёт у нас через Telegram-канал. Пишет нам Александр: «А где вы сами (видимо, это к вам, Амир) работали и какой у вас опыт? Поделитесь, пожалуйста, с теми, у кого ещё нет опыта». Вот как вы стартовали? Какая ваша та самая… карьерный путь, трэк, как вы его называете?

    А.САРАКОВ: Спасибо за вопрос. Наверное, нужно уточнить для слушателей. Мне 24 года. На самом деле интересная история с первого моего места трудоустройства. Я в школе обучался в Московской области, город Коломна. Там у нас есть основное предприятие, которое называется Коломенский завод. Мы тогда обучались в школе и группой своих друзей, компанией, решили пойти работать на этот Коломенский завод летом. Там платили небольшие деньги, но это тоже были деньги. Мы хотели подметать стружку в тех цехах, где всё это и происходило. К сожалению, наверное, не получил этот трэк так называемый должного развития, не удалось нам долго остаться. Но дальше, как и все, наверное, мои ровесники, в те времена, когда я учился в школе, это было совсем недавно, лет семь назад, мы работали официантами, подрабатывали и летом, и осенью, и весной. После этого я поступил в университет и начал заниматься студенческим самоуправлением, возглавил студенческий совет у себя на юридическом факультете, потом внутри своего университета, в РАНХИГС. После этого избрали меня председателем нашей Ассоциации студентов и студенческих объединений Москвы.

    А.АСАФОВ: Спасибо за исчерпывающую историю. Ну свой путь я вам рассказывать не буду, потому что я устану перечислять. Я где и кем только ни работал в жизни. Как-нибудь. Но не в контексте, конечно, молодёжи это обсуждать, поскольку я, как мне кажется, выпал из всех уже молодых категорий, которые только возможны, которые периодически продляют, но уже не для меня, как поётся в песне.

    Продолжая тему, которую мы затронули, Екатерина, к вам вопрос. Мы примерно определили количество активной молодёжи, которая занимается различными делами. А только ли они ищут карьерное развитие и работу? Чем занимается ещё молодёжь в городе? Какая перед ними стоит проблематика? Как они себя занимают? Вы видите этих людей? Что они делают, как они включаются, может быть, в какие-то общие действия, в общую деятельность?

    Е.ДРАГУНОВА: Безусловно, Москва — это город не только инновационный, не только город движения, но это огромный город возможностей. Здесь на самом деле, в Москве, столько возможностей для себя найти, что-то поделать и платно, и бесплатно, и можно провести время по-разному. В Москве очень много на самом деле молодёжных сообществ, которые объединяются по принципу различных интересов, и в этих сообществах может быть как и молодой человек 14 лет, так и 30-летний, 35-летний. Например, у нас очень много молодёжных сообществ, которые занимаются различными стрит-культурными вещами. Например, у нас сообщество панна-футболистов порядка 100 тысяч. Панна-футбол для Москвы в недавнем прошлом, буквально два-три года назад, это что-то непонятное.

    А.АСАФОВ: К своему стыду, я до сих пор не знаю, что это такое.

    Е.ДРАГУНОВА: В панна играют вдвоём. Играют в клетке-сетке такой. Ещё есть турнир три на три, это что-то типа…

    А.АСАФОВ: То есть это как стрит-баскетбол, только про футбол.

    Е.ДРАГУНОВА: Это стрит-футбол, да. Отличие его ещё в том, что там различные есть фигуры, кто как кинет мяч, его по-разному… То есть это ещё и такая стрит-культурная история.

    А.АСАФОВ: Люди пинают мячик во дворе, с этим понятно. А пользу они какую-то приносят?

    Е.ДРАГУНОВА: Большую пользу они приносят. Во-первых, они занимают всех вокруг. Знаете, сейчас у молодёжи большой запрос именно себя отдавать. Это называется «большой запрос на любовь». То есть любовь не брать, а отдавать, в различных проявлениях. И вот это сообщество, я на нём приведу пример. Есть сообщество московских рэперов, есть различные стрит-культурные танцы. Сейчас очень много таких увлечений. Их задача в том… Этих сообществ от мала до велика просто. Они в основном обучают детей, вовлекают всё новую и новую молодёжь в свою историю. Я вам могу сказать сто процентов, когда мы с ними начали общаться, комитету только полтора года, мы достаточно молодой комитет, но, безусловно, конечно, они так на нас смотрели, думают, ничего себе, к нам вообще бы подошли. И потом мы начали общаться, дружить, у нас появились совместные какие-то события, проекты, праздники и так далее, и так далее. Сейчас у нас это всё объединилось в молодёжный проектный офис. У нас сейчас там функционирует семь больших проектов, в том числе проект «В работе». Это всё рождённые от самих ребят проекты.

    Допустим, проект… культурных сообществ, он у нас называется «На районе». То есть они в различных районах в основном, в отдалённых районах, как раз показывают, что стрит-культура — это не плохо, стрит-культура — это модно, в стрит-культуре никакой опасности нет. Даже рэперы, говорят, вот рэперы, они абсолютно нормальные все ребята, они совершенно спокойно поют и в парке Культуры и в парке Южное Бутово. Просто вопрос, как с ними общаться, какие давать им темы.

    А.АСАФОВ: У нас часто в наших эфирах, когда мы обсуждаем проблемы образования, есть такое мнение, что молодёжь занимается всяким непотребством, потому что она не занята. Вот раньше были кружки, при Советском Союзе, авиамоделирования, ДОСААФ и парашютного спорта, самбо, чего угодно, и вот раньше молодёжь была занята, и было всё хорошо. Сейчас она предоставлена сама себе, ничем она не занята и поэтому происходят всякие неприятные процессы.

    У меня вопрос. Вы привели примеры, когда молодёжь занимается своим молодёжным делом. Она не соприкасается с миром взрослых, назовём это так, хотя человек, которому 30 лет, он уже взрослый, и 19 лет сейчас — это тоже взрослый, это не инфант, не инфантил. Эти люди, они занимаются какой-то общественно полезной деятельностью, там помогают кому-либо, собравшись в свои такие молодёжные группы большие?

    Е.ДРАГУНОВА: Да, у нас таких проектов, как я сказала, семь, но их в городе гораздо больше. Поскольку я сказала, что есть большой запрос именно отдавать чего-то хорошее людям, вот в период пандемии мы же увидели удивительную вещь. Вот у нас на базе «Мосволонтёр» функционировал тот самый волонтёрский центр, который назывался «Мы вместе», по помощи не только людям старшего поколения, но и всем, кто оказался в беде. И каким-то семьям многодетным, и тем, кому просто… животным, кто-то не мог купить корм, у кого-то день рождения. То есть появился такой центр помощи, отдачи себя.

    Я могу сказать, что мы сделали после этого следующие выводы. Во-первых, у нас «Мосволонтёр» пополнился более 20 тысячами новых волонтёров, участников движения. Средний возраст, самый молодой у нас, получается, 25 лет. У нас очень много молодых семей, это ещё мы заметили. И очень хотели ребята участвовать во всём этом волонтёрстве, и с 14 лет, и звонили школьники, «я тоже хочу». Очень большой был запрос помогать. У нас даже появилась такая история, если даже кто-то говорил, «я не хочу ходить в квартиры, можно, я не буду ходить, но я предоставлю свою машину». У нас даже появилось новое движение, которое называется «Автоволонтёры», в Москве, после пандемии. Ещё одно направление, для нас тоже ещё более удивительное. Сейчас же очень многие увлекаются фотографированием, очень много хороших фотоаппаратов, в принципе, телефон. У нас появилась новая история. Ребята начали фотографировать врачей и делать добрые бейджи. Бейджи, которые врачи, с их лицами, улыбками, себе цепляли на халаты, чтобы их видели. Это же реальные ребята, этим ребятам 18-19 лет, которые не боялись, ходили фотографировать. Понятно, что мы соблюдали все меры безопасности. У нас были неравнодушные люди, и мы сами закупали и маски, и халаты, и всё, всё, всё, ну так ребята говорили, «мы же хотим делать доброе дело». У нас эта акция приобрела какой-то невероятный просто масштаб. Закончилась она тем, что в День медика те же самые волонтёры по всему городу собирали открытки (это же тоже молодые ребята совсем) для врачей, каждый житель города мог написать какое-то послание или какому-то конкретному врачу, или какой-то больнице, они все были доставлены теми же волонтёрами. Это огромное движение, которое сейчас в Москве существует.

    А.АСАФОВ: Да, это важная история. Это одно из проявлений, мне кажется, того самого запроса на отдачу любви.

    Есть несколько вопросов от слушателей. Руслан пишет, но это опять наш взгляд на молодёжь, мы его так видим и понимаем. Не знаю, насколько это соответствует действительно реальности в молодёжной среде. «Большая проблема — это игры компьютерные. Как это решить, непонятно». Есть мнение по этому вопросу? Вообще, проблема ли это, компьютерные игры?

    Е.ДРАГУНОВА: Мне кажется, больше проблема для родителей.

    А.САРАКОВ: Вспомню как раз ещё раз нашу платформу «В работе». У нас там отдельная категория появилась, которая называется «Киберспорт». Для даже меня на самом деле было большим удивлением, что в сфере киберспорта появились первые вакансии и запросы как раз на тех геймеров, чьи родители думают, что они просто так тратят своё время. Все мы знаем, что средний призовой фонд, который есть на киберспортивных соревнованиях, он достигает миллиона долларов и так далее. Но самое интересное, что там, внутри, появились настоящие биржи труда. У нас сейчас, например, на платформе размещена вакансия «фармер золота в Warcraft». Казалось бы, что это такое и за это ещё могут платить? Да. Там формируются дальше какие-то сообщества, команды, командам нужны тренеры. Всем уже давно стало понятно, что самим киберспортсменам платят, если они приходят в какую-то команду. То есть сейчас важно, наверное, донести всем родителям, что это один из возможных путей развития их ребёнка, что он может стать профессиональным киберспортсменом и зарабатывать очень большие деньги на этом.

    А.АСАФОВ: Но это же единичны случаи. Все же не могут стать чемпионами в киберспорте, правда. А увлекаются компьютерными играми все. Для кого-то, возможно, действительно проблема, сжигается время, он мог пользу бы приносить.

    Е.ДРАГУНОВА: Я могу сказать, что у нас, допустим, один из проектов, который мы ведём, называется «Кибер Москва». Это тоже ребята, которые сами по себе объединились и поняли, что очень сейчас важна интернет-безопасность.

    А.АСАФОВ: Ефремов из Сбербанка звонит, я знаю.

    Е.ДРАГУНОВА: Они объединились. У нас целое создаётся сейчас, в данный момент, сообщество киберволонтёров, которые ходят и рассказывают, что опасно, что безопасно, как можно правильно играть, где можно заработать какие-то баллы, где лучше не делать.

    А.АСАФОВ: Где мошенники.

    Е.ДРАГУНОВА: Да. То есть это целая история на самом деле. Вот сейчас они ходят, как говорится, это всё проповедуют и онлайн. Я всех приглашаю посмотреть этот проект «Кибер Москва», его можно посмотреть вообще везде, эта сеть представлена, во всех сетях этот проект. Посмотрите. Я, прежде всего, хочу, чтобы вы посмотрели, родители, что это такое. Там тоже абсолютно молодые ребята, есть которым по 14 лет. Между прочим, недавно мы проводили с ними турнир. Для них это было тоже очень интересно, потому что мы проводили его в павильоне «Умный город» на ВДНХ. Там как раз показываются все цифровые возможности города. И вот ребята, победители, у нас было несколько команд, для них задание было, как развить город. То есть они прошли какой-то путь, они все и игроки, и различные компьютерные гении, скажем так, по-простому, если уж нельзя других слов модных называть, и они действительно с удовольствием вот эти пять часов развивали город из ничего. И экономика, и кто-то из них был мэром. То есть это действительно такая игра, действительно она очень умная. И они сами тоже хотят, сами ведут бесконечные онлайн-уроки, что плохо, что хорошо. Поэтому я очень хочу, чтобы вы это посмотрели по возможности. Так и называется «Кибер Москва» проект.

    А.АСАФОВ: Много мнений, что в 12-15 лет дети и подростки, с которыми сталкивается наш слушатель, который SMS-сообщение написал, хотят стать блогерами и зарабатывать миллионы на онлайн-играх и турнирах, то, о чём вы говорите. Вы считаете, такая мечта для ребёнка 12-15 лет — это нормально? Вот какие у них шансы на успех?

    А.САРАКОВ: Отлично. Я бы ещё дальше, возвращаясь к предыдущей вашей реплике, Александр, добавил, что киберспорт нужно воспринимать как спорт. Вы сказали, что шанс, как вы считаете, невелик, у одного из тысячи, стать тем киберспортсменом, который будет зарабатывать, а то и больше.

    А.АСАФОВ: Хотя бы 100 рублей заработал, да.

    А.САРАКОВ: Хотя бы 100 рублей. Нужно относиться к этому как к спорту. Это довольно-таки полезная и интересная вещь. Сейчас киберспортсмены — это очень профессиональные люди. Один из больших мифов, что это люди, которые сидят за компьютером, едят только фастфуд. Мы недавно встречались и проводили мастерскую с киберспортсменами. Они постоянно следят за своей физической формой. Это реально та дисциплина, которую сейчас можно спокойно приравнивать к спорту. И в целом моя позиция, моё мнение то, что нужно воспринимать это как спорт. Ребёнок вот увлекается футболом. Понятно, что у него точно такие же шансы небольшие стать Криштиану Роналду либо играть в каком-нибудь топовом российском клубе. Но при этом мы понимаем, что да, всё равно это полезно. Так же и киберспорт может быть просто для вашего ребёнка полезным, полезным тем, что он развивает свои мозги, развивает реакцию, развивает вообще в целом своё познание мира. Поэтому шансы есть, всё зависит только от человека. Это как и в простом спорте.

    Е.ДРАГУНОВА: Мне кажется, вопрос немножко не про это. Здесь вопрос про то, что вот сейчас Александр меня поймёт, потому что вы же сами из мира медиа, понимаете, что такое эфир, съёмки и так далее. Если раньше, допустим, для того, чтобы вам выйти в эфир, нужно было оборудование, камера, какой-то человек, который вас снимает, какой-то человек, который держит микрофон, то сейчас каждый сам по себе молодой человек — это уже медиаединица. У него уже есть телефон, компьютер и так далее, ему не нужно для этого никакого оборудования. И, конечно, стремление быть модным… Но здесь, это моё мнение, те, кто снимают, хотят быть блогерами, они же тем самым и развивают себя. Потому что очень сложно быть интересным. Это же самое сложное, чтобы ты заинтересовал, удержал ещё внимание, чтобы тебя ещё смотрели. Это надо обладать какими-то творческими задатками, чтобы это всё производить. Поэтому мне кажется, что здесь это надо рассматривать с позиции того, что ребёнок творческий и хочет себя в чём-то проявить, и себя как-то показать. Это же тоже интересная история. Почему нет?

    А.АСАФОВ: Она сложно понятна людям, которые росли во время, когда не было никакой цифровой среды, когда действительно был футбол во дворе, когда были какие-то понятные более старшему поколению вещи.

    Давайте послушаем вопросы наших радиослушателей. Пока люди дозваниваются, я задам ещё один вопрос. Опять же стереотипное мнение, что молодёжь, была такая фраза расхожая, «собак по улицам гоняет». У меня есть ощущение, что дети гораздо более заняты, чем взрослые. Кто-то активностями, кто-то спортом, кто-то учёбой. Причём они же учатся не только в школе, не только в университете, они ещё набирают дополнительные какие-то себе вещи. Насколько действительно этот стереотип верен, что они бездельничают или, наоборот, они… Действительно ли они бездельничают или они действительно заняты, как мне кажется?

    Е.ДРАГУНОВА: Сейчас огромный запрос именно на саморазвитие. Вы совершенно правы, что они могут одновременно учиться в колледже, вузе или школе и ездить, стремиться на какие-то форумы постоянно, подавать заявки, проходить конкурсный отбор, что тоже очень важно и достаточно сложно. Поэтому постоянно, каждый день, они стремятся в копилку компетенции что-то. Вы совершенно правы, что в Советском Союзе, например, кто-то ходил на один кружок, ну на два, это уже считалось всё, это гений. Сейчас они хотят днём сходить на футбол, через час — пойти петь, ещё через два часа — танцевать, ещё через три часа — посетить лекцию какого-то коучера, какого-то тренера интересного. Мне кажется, что они больше сейчас себя занимают, чем кто-либо.

    А.АСАФОВ: Давайте послушаем вопросы. Слушаю вас. Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Егор. Сын как раз сейчас учится на первом курсе университета. Года три качает информацию, что и как лучше ему, учиться или работать. Выяснил для себя одну вещь (он у меня в IT-направлении), что практически огромное количество студентов после второго курса устраиваются на работу на самую минимальную должность, закончив бакалавриат, они уже такие полупрофессионалы, их затачивает, например, тот же самый «Яндекс» именно под «Яндекс». Это называется, как мне сказали, корпоративный университет. То есть они там ещё обучаются, ездят на какие-то курсы. Я считаю, чем просто учиться, надо параллельно идти работать, если есть возможность, именно по своей профессии. Вот уважаемые согласны со мной или нет. И ещё по поводу обычного футбола. Сейчас очень распространено, крупные компании проводят турниры, там строительные компании друг с другом, целый чемпионат. У меня знакомый, он футболом зарабатывает, только футболом, он в строительной компании работает, 150 тысяч, помимо своей зарплаты, которую он получает в строительной организации, около 230 тысяч. То есть это сейчас очень модно, когда компании друг с другом как бы спортом занимаются. И знакомые клиенты, у них дети по двадцать, двадцати одному, двадцать два года, девочки, в основном девочки, все бездельники, потому что папы всё дадут, папы всё обеспечат.

    А.АСАФОВ: Вопрос повторите, пожалуйста, чтобы наши гости могли ответить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласны ли вы с тем, что лучше для себя почерпнуть студенту, идти работать по профессии и параллельно учиться или долбить только учёбу, выйти теоретиком и больше как бы получать знания в университете?

    Е.ДРАГУНОВА: Егор, спасибо большое вам за вопрос. Вы действительно ещё раз подтвердили наше мнение, о чём мы говорили в начале, что сейчас студенты стараются сразу и учиться, и работать по специальности. Вы совершенно правы. Так скажем, начиная с самых низких специальностей, к концу уже обучения действительно они востребованные специалисты. И второе, что вы сказали, действительно сейчас много компаний, в которых есть корпоративный спорт или какие-то корпоративные занятия, что тоже приносит дополнительные деньги. Поэтому мы о чём и говорим, ещё раз спасибо как родителю, что вы это подтвердили, что сейчас ребята стараются сразу, не ждать, когда закончат, а сразу работать по своей специальности.

    И насчёт девочек. Я абсолютно с вами не соглашусь. У меня, например, тоже есть дочь, девочки сейчас очень много занимаются как раз творческими проектами в интернете, очень много, кто ведут социальные сети в каких-то компаниях, начинают тоже очень рано работать. Есть такая специализация SMM в медиа, когда они просто новости доводят по разным-разным медиакомпаниям, различным сайтам и так далее. Очень много девочек фотографов, например, которые тоже работают очень рано. Поэтому девочки у нас тоже хорошие.

    А.АСАФОВ: Вы в эфире. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Я предприниматель. Всё, конечно, это очень красиво — киберспорт, блогеры и всё остальное. У меня есть производство, соответственно, я произвожу определённую продукцию, и при этом мы являемся ещё и IT-компанией, в том числе. Но, чтобы я отобрал себе на работу хотя бы одного человека, мне нужно 20 отсеять, а то и 30. Молодёжь работать не хочет вообще и в принципе. Если мы говорим про реальный сектор, а всё-таки всё, что происходит вокруг, это всё-таки для реального сектора, в конце концов, потому что мы с вами реальные, вот здесь-то и проблема. То есть люди приходят с пустой головой, с огромными амбициями. Самое интересно, из каждого утюга им про это рассказывают, что «вы можете, вы должны требовать, вам должны платить», но он ещё не может ничего противопоставить. Так вот у меня вопрос. Что делает вообще в целом город Москва для того, чтобы подготавливать специалистов для реального сектора, для производств, которых в стране, извините, и нет, потому что IT тоже всё-таки от производств отталкивается.

    А.АСАФОВ: Вопрос понятен. Спасибо.

    А.САРАКОВ: Большое спасибо за вопрос. Интересная позиция насчёт того, что молодые специалисты все приходят и ничего ещё не умеют. Тут вопрос, наверное, в практикоориентированности тех знаний, которые они получают, и вообще желания. Что делает, например, ваша компания? Я понимаю, что вы предприниматель. Но если говорить в целом про IT-сферу, которую вы упомянули, там есть интересная история. Когда люди к ним приходят, внутри у них работают эти корпоративные университеты, развивают очень сильно HR-бренд этой компании…

    А.АСАФОВ: Это вы говорите о крупных, каких-то масштабных историях. У человека бизнес, допустим, на 50, на 100 человек.

    А.САРАКОВ: Александр, это большая специфика работы с молодыми специалистами. Не нужно сразу говорить, что все тупые, ничего не умеют и так далее. По моему мнению, как раз тому предпринимателю, который сейчас к нам дозвонился, построить такую систему, при которой любой сотрудник, который к нему приходит, он понимает, с чем он работает, как он будет работать.

    А.АСАФОВ: Нет, он же говорит про соискателей, что приходят соискатели с амбициями, с порога, «я молодой выпускник вуза, хочу 100 тысяч рублей и поменьше быть занятым». Он про этих людей говорит, что из двадцати один только ему подходит. Это реальная ситуация или ему просто так повезло?

    А.САРАКОВ: Мне кажется, это рынок труда такой, в принципе, везде такая история, что девятнадцать тебе не подходят, а один тебе подойдёт, если это не какая-то очень специфическая сфера. Поэтому, я думаю, не стоит расстраиваться на этот счёт. Если уж нашёл этого одного важного сотрудника, то всё супер.

    А.АСАФОВ: Екатерина, можете резюмировать, обратиться к молодёжи, на что ей обратить внимание? Буквально 30 секунд, самое важное.

    Е.ДРАГУНОВА: Я хочу сказать только об одном, что город реально даёт очень много возможностей, очень много, как себя можно в городе реализовать. Мы совершенно сегодня не затронули, мне очень жаль, молодёжное предпринимательство. Потому что у нас очень много программ для молодёжных именно стартапов. Мы этим занимаемся, это ведём. Поэтому просто почаще заходите на сайт правительства Москвы и смотрите, что есть. У каждого департамента в городе есть своя молодёжная программа. Будьте с нами.

    А.АСАФОВ: Спасибо. Это была программа «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва». У нас в гостях была Екатерина Драгунова, председатель комитета общественных связей и молодёжной политики города Москвы, и Сараков Амир, член Общественной палаты города Москвы, председатель Ассоциации студентов и студенческих объединений. Мы говорили о молодёжи, насколько мы понимаем их проблемы, насколько эти проблемы есть.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus