• Лидер ЛДПР Владимир Жириновский в программе «Отбой» от 08.10.2020.

    18:00 Окт. 8, 2020

    В гостях

    А.АСАФОВ: 18:05 в Москве. 8 октября, четверг. Программа «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва». У микрофона Александр Асафов. Новостей много сегодня. В первой половине встречи у нас гость — это всем известный председатель партии ЛДПР, лидер парламентской фракции ЛДПР Владимир Вольфович Жириновский. Здравствуйте, Владимир Вольфович.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

    А.АСАФОВ: Вопросов много, тем еще больше, давайте начнем тогда. Сейчас мы видим в новостной повестке все темы во всем мире, касаются в первую очередь коронавируса. Я знаю, что вы сделали недавно вакцину. Но есть такое мнение среди людей (опросы это показывают), что россияне не хотят делать эту прививку. Как их можно убедить? Что вы об этом думаете?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это очень плохо. Это у нас такое неприятие власти. Мы всегда против власти: в детском саду, в школе, на работе, в армии. И если что-то говорят сверху от власти.., «да не будем мы, да не надо нам, да не хотим мы» — анархически-нигилистское отношение к действительности.

    Во-первых, впервые такая кампания по вакцине. Обычно лечащий врач рекомендует, а чтобы была общая пропаганда «давайте сделаем» — первый раз. Потом вредят те, кто где-то выступает и говорит: «да не надо делать вакцину», «да не надо маски носить» — это тоже такой нигилизм, чтобы себя выделить. Если он будет говорить «надо» — все говорят «надо», а если он против…

    Даже выступил один врач московского медицинского института, тоже сказал «да не надо маски», я ему через прессу выразил свое негодование. Так он разозлился, обиделся. Он занимается госпитальной хирургией. Какое отношение имеешь к инфекциям? Ну я не врач, я просто всегда с детства слышал про вакцины, прививки, и я всегда их делал. За границу мы выезжали, обязательно нужно было поехать: Москва, Графский переулок; сделать вакцину от тех болезней, которые в этой стране. Иначе вам паспорт организация не даст или в аэропорту вас остановят и за границу не выпустят; нужен билет, загранпаспорт и справка о вакцинах, в этой стране которые требуются.

    Может быть, это связано с тем, что у нас почти десять месяцев пандемия, люди все обозлены, пришлось всем сидеть дома впервые за всю жизнь, это же очень сложно. Мы никогда этого не делали и вообще никогда никто такие строгие правила не вводил. Я помню, в детстве слышал: карантин, детский сад, пионерский лагерь, чуть-чуть, где-то, локально. А вот так всеобщий.

    И не просто нам предлагают сделать прививки, но еще и общаться люди не могут. В основном нужно быть дома, на удаленке, в изоляции, а ведь не у всех условия есть. Ведь желательно, чтобы на работе человек один был в офисном помещении, дома у него была отдельная комната. А где такое? Это только единицы.

    Вот я перед вами сижу, у меня один кабинет, я на лифте спускаюсь — никого нет: крыло, где нет депутатов почти; в машине служебной еду, это не автобус, не метро; дома я один тоже. А у других таких условий нет, люди злятся. Ведь многие в браке состоят по расчету, поэтому когда они редко видятся — еще терпимо, а если каждый день, оставшись дома, работая на удаленке, быть вместе тем, кто не хотел бы быть вообще вместе — это большой напряг. На работе случаются увольнения. Все это действует, люди начинают сопротивляться, протест — я не буду маску носить, не буду делать вакцину. Это плохо. Надо вести пропаганду сильнее в этом вопросе.

    А.АСАФОВ: Смотрите, помимо пропаганды. Сейчас наблюдается рост, это очевидно, все читают эти цифры, все видят рост заболевших, рост тех, кто поступает в больницы, рост тех, кто лежит уже в реанимации. Те меры, которые применяются сейчас в стране и в Москве, как вы считаете, их достаточно или надо жестче, или, наоборот, эти меры не нужны? Что думаете?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я выступал всегда за то, чтобы жестче. И объяснить гражданам: вот мы начали в феврале карантин, март особенно, давайте полгода жесткий карантин; и мы ее остановим, не будет пандемии, эпидемии в нашей стране; иначе это будет длиться годами.

    Сейчас пошла вторая волна. У нас снова число заболеваний так же, как было в разгар эпидемии, то есть мы опять вернулись к тому, что было. И это связано с тем, что люди поехали, всем разрешили, все вышли на улицу, и они друг друга перезаражали. Теперь надо снова объяснить: давайте быстрее сделаем прививку. Весной ее не было, сейчас она есть. У нас много прививок, семнадцать научных организаций, двадцать шесть вакцин разрабатываются, несколько уже готовы. Я сделал прививку «Спутник V», она уже идет. Ее запускают наверно в ноябре на общих основаниях, в каждой поликлинике будет. Поэтому мы надеемся, что у нас вакцины будут абсолютно доступны и бесплатно. Но как людей заставить?

    А.АСАФОВ: Мы говорим о мерах. Мерами уже люди недовольны, даже самой простой маской люди недовольны. Если будут меры жестче, они же, как в Швейцарии и в Германии, выйдут с антиковидными протестами. Тогда с ними что делать? Что делать с протестами? Протесты по всему миру идут.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, и получается наоборот. Люди протестуют против ограничений и вместе стоят на улице или марш идет, и снова себя заражают. Я говорю, социальный протест против власти и в Америке, и в Европе, и у нас, поэтому здесь нужна только пропаганда сильная, штрафы тоже большие.

    Вот я не курил, но иногда баловался. В Берлин приехал, что-то мне захотелось, сигарету взял, потом затушил и в пепельницу. 100 евро мне выписали моментально штраф. Я говорю: я не курил, я пошутил и положил ее. А они как-то засекают, что в пепельнице какой-то окурок лежит. Потом уже выяснилось, что внизу у них жесткое объявление — курение запрещено (rauchen verboten). А я же прямо из машины, лифт, меня подвели к номеру, я не стоял на ресепшне. Поэтому многие не знают. Если бы я это объявление видел, да штраф 100 евро, да я в рот никогда бы не взял эту сигарету, потому что я в принципе вообще не курю. А это что-то такое настроение было. Я на всю жизнь запомнил — 100 евро. А мы пять тысяч всего берем, и то не совсем, где-то тысячу, три тысячи. То есть надо объяснить людям, что это не доход государству нужен, а остановить эпидемию.

    Когда ребенка наказывают родители, они это делают не потому что хочется ребенку больно сделать. Но как его заставить подчиняться и не совершать тех поступков, которые могут нанести большой вред. Поэтому пропаганда день и ночь. Я помню еще с детства везде висел санпросветбюллетень (бюллетень санитарного просвещения). В каждом городе был дом санитарного просвещения. В каждом городе была санитарно-эпидемиологическая станция. Постоянно выезжали какие-то машины делать дезинфекцию. Мы видели их. То есть это нужно, чтобы это было, чтобы люди чувствовали свою ответственность.

    А.АСАФОВ: Про ответственность вопрос такой. Люди справедливо говорят и пишут нам сейчас в Telegram-чат радиостанции «Говорит Москва»: «Посадите меня дома, а работать кто будет?» И действительно, как бизнесу-то помочь, как его спасти, если эти ограничительные меры действуют? Что с бизнесом делать?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, это отразится на бизнесе. Но речь идет хотя бы о тех, кто не связан с бизнесом. Пожилые пенсионеры, дети, школьники, студенты — их миллионы, давайте хотя бы с ними разберемся. Есть такие виды деятельности, где бизнеса нет: какая-то контора, бухгалтерия. Вот у нас бухгалтер, она же не занимается бизнесом. Я разрешил — пускай сидит дома и там все подсчитывает. Давайте хотя бы с этими категориями.

    Если пойдет сокращение заболевания, тогда уже не трогать бизнес. Но в масках ходить-то можно? Какая разница, вы заняты бизнесом, не заняты. Никто же не вводит жесткий карантин, что всем сидеть дома, не выходить, такой абсолютно комендантский час. Мы это давайте хотя бы сделаем — пусть пожилые не выходят, дети, школьники, то есть все те, кто не связан с работой. Мы им платим пенсии, пособия или они живут за счет родителей, детей. Их давайте оставим дома, давайте их изолируем, давайте люди уедут снова на дачи. Давайте пропаганду вести.

    Сейчас люди снова покупают квартиры. Не надо квартиры покупать. Покупайте дом в ближайшем пригороде, чтобы вы могли уехать, самоизолироваться. И работу ищите по месту нахождения дома, чтобы вам не ехать в метро, автобусом. В этом плане мы же можем вести социальную пропаганду и рекламу. Он купит квартиру, двадцатый этаж, и там застрянет в лифте, надышится всего. Так он должен понимать. Некоторые купили недвижимость за границей. Как вы туда будете ездить? Везде ограничения. Ваши квартиры там стоят или их бомжи занимают. В этом плане можно людям помочь? Никаких квартир за рубежом не покупать. Если у вас есть деньги, купите лучше недвижимость рядом с вашим городом, чтобы это было в деревне, изолировано. Но мы же этого не делаем.

    Нам только говорит Попова: надо надевать маски. Была встреча с президентом, я сказал: Владимир Владимирович, таким тихим голосом она говорит, не все это воспринимают как обязательность. Нужен голос Левитана и жестко сказать (например, как я): всем надеть маски немедленно! Никто из дома не выйдет без масок! Без перчаток! Во всех учреждениях и на любых предприятиях — большое объявление: без масок и перчаток не входить! Вход запрещен! Этого же нет ничего.

    Ну, пожалуйста, наденьте маску. Сидят в автобусе, им проверяющий говорит: девушка или парень, че ты без маски? — А я не хочу, а мне не надо. Штраф десять тысяч! И штрафовать каждый день этих негодяев! Они нас заражают! Это не бизнес, это чистое упорство! Это наши революционеры — долой царя! Получили новый режим? Долой советскую власть! Что получили? Вечная анархия русского характера и нежелание соблюдать дисциплину.  

    А.АСАФОВ: Я был на днях на ЛДПР-ТВ у вас. Все ваши помощники, сотрудники прошли через вакцинирование. Почему в Государственной думе мы слышим о болеющих депутатах, заболевших? Почему депутаты Государственной думы не могут вакцину получить или не хотят?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вакцина есть, не хотят. Что бы я здесь сделал — прямо объявить: министр не сделал прививку — плохой министр, готовьтесь к отставке; губернатор, депутат, сенатор без прививки — в отставку готовьтесь. Как минимум на выборы не допускать. В 2021 году выборы, никто без прививки на выборы не допускается. Чтобы они это знали. Я начал вести пропаганду в Госдуме в феврале, восемь месяцев прошло. До сих пор не все сделали, многие не сделали. Зюганов не сделал, Миронов. 

    А.АСАФОВ: Зюганов, кстати говоря, выходит на люди без маски и нарушал в феврале все меры. А он же пример для людей. Они смотрят: ему можно, Рашкину можно; значит, и им можно. 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: В том-то и дело, люди смотрят — а, министр без маски; а, депутат улыбается ходит без перчаток — они же берут пример, и думают, что с ними шутят, что их просто загоняют в квартиры. Это же недопустимо. Проводят мероприятия, выставки какие-то, номинации — ничего нельзя. Поэтому здесь должна быть жесткая позиция.

    Если бы я был председателем Госдумы, сказал: депутаты, не сделавшие прививку, в зал заседаний не допускаются. Сейчас запретили вход помощникам депутатов, у нас пустая Дума. Только депутаты, каждый сидит в своем кабинете. Но в зале заседаний нас 450, они сидят локоть в локоть. Какие там полтора метра? Я говорю: зачем вы все ходите на заседания? Мы законы обсуждаем в комитетах и во фракциях, а сюда должны приходить дежурные. От фракции ЛДПР ходят только дежурные. Но мы же все равно заражаемся. Мы же дышим одним воздухом, а вентиляция старая, еще советская, она гоняет по всему залу тот же самый воздух. Если в воздух попали частицы заразы, еще усиливаются в дыхании, в организме, потому что вентиляция работает, вроде прохладно, и поток воздуха вам загоняет в организм возбудителей болезни. Ну разве это можно делать? Мы заражаем людей.

    Государственная дума, где зал 450 человек, не приспособлен: мы сидим, упираясь друг другу в плечи локтем. Это место для заражения. Так остановите это! Я требую, я говорю. Меры принимаются, допустим, никто не приходит в Думу, не проводит никаких выставок, везде санитайзеры стоят, дезинфекцию можем вызвать — сделают. Но люди-то находятся здесь, почти тысяча человек, небольшой аппарат и депутаты. И вот я веду борьбу. Что это такое? Фракция ЛДПР, я им эсэмэски рассылаю каждый день почти — немедленно сделать прививку. 

    Ведь мы должны работать в регионах. Если он полетит в регион — в самолете заразится; будет принимать избирателей — от них заразится или наоборот их заразит; обратно полетит в Москву. Сейчас они прилетят все с регионов, они же всех заразят; в самолете заразятся, работая с избирателями. Во вторник, тринадцатого октября, все придут в зал и будут заражать друг друга. Уже шестьдесят человек, сейчас мы их проверим — будет сто, потом двести. Потом мы закроем Думу и напишем: Дума ушла на карантин. Сами виноваты! Они депутаты. Какие вы депутаты?! Вам дали власть, чтобы народ защищать, а вы себя не можете защитить! Вот ведь проблема.

    А.АСАФОВ: Конечно все это повлияло на экономику. Простые люди пишут: «Я остался без работы. Если вы меня переведете на удаленку, я не смогу работать. У меня упали доходы». Как восстановить экономику, по-вашему? Что нужно сделать, чтобы экономика не пострадала еще сильнее?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это во всем мире. То есть можно давать помощь, поддержку, деньги. Во-первых, приостанавливать плату арендную, где офисы, и люди платят за аренду; у них нет денег. Но арендодатель пострадает, он сдает в аренду помещение, теперь у него не будет доходов. Замкнутый круг.

    Возврат кредитов продлить без штрафных санкций; объявление банкротом — судебная процедура — приостановить до января; все документы продлить, чтобы не надо было бегать продлевать их. Но есть прямые убытки: у него был какой-то бизнес, и он может им заниматься только в каком-то учреждении — ну и пусть ходит. Мы же не говорим стопроцентно закрыть все производства. Он должен понимать нас. Иди и работай.

    Удаленка — гуманитарные учреждения: школы, студенты, бухгалтера, Счетная плата. У них же нет бизнеса, ну и пускай сидят дома сейчас. Депутаты дома сидят. Бизнесмены пусть продолжают работать, их бизнес никто не останавливает. Поэтому здесь государство пускай тоже продолжает помогать. Деньги есть. Но если будет идти постоянно пандемия, то скоро денег не хватит на прямую поддержку гражданам. Поэтому здесь принцип должен быть какой: сейчас давать деньги — это рыба, а в принципе — надо удочки раздавать, чтобы люди могли сами эту рыбу добывать. А если просто ждать рыбу, в конце концов, она закончится, и тогда нечего будет кушать.

    Поэтому государство должно так действовать, чтобы не стать банкротом. У нас люди боятся стать банкротами. А если государство само обанкротится? Нет денег — что будем делать? Конечно, государство будет давать, будем требовать, но самое страшное, когда люди останутся и без работы, и голодные, и холодно, и все остальное. Поэтому до такого коллапса мы доходить не должны. Поэтому никто не будет объявлять ни в одной стране мира тотальный контроль, тотальный карантин. Но маску-то можно надевать, бизнесмен вы, не бизнесмен. Вошел в метро — надень маску; в автобус — надень маску; в кинотеатр — надень маску. Такие вещи ведь не делают.

    А я согласен, пускай продолжают заниматься. Почему? Потому что если у нас тотальный контроль, мы остановим пандемию, но экономика обрушится, особенно для отдельных граждан. Если мы не будем вводить ограничения, тогда будет больше заболевших и больше умерших. Поэтому мы должны поставить перед гражданами вопрос: ты что хочешь — потерпеть потери, у тебя будет талон на питание, в конце концов, ты с голоду не умрешь, жилье есть; или мы не вводим никаких ограничений и число заболевших будет расти в геометрической прогрессии, будет расти во много раз быстрее. Что тогда будем делать? И ведь случаи-то смертельные. Ладно бы просто заболели, переболели и снова побежали на работу. Но часть людей умрет. Они согласны умереть просто потому, что у них уменьшились доходы?

    Слушайте, а цена вашей жизни. Ведь вы же никто не останетесь совершенно без денег. Пособие же сейчас будет выплачиваться, минимум заработной платы — 12 тысяч. Человек уже с голоду не умрет. И пока отказа не будет в выплате по безработице. Конечно, ему нужны его доходы, хорошие доходы. 

    А.АСАФОВ: Много вопросов от слушателей. Извините, что перебиваю. Нам скоро на новости уходить, хотелось перед новостями один вопрос вам задать еще. Спрашивают: вы получили вакцину, как вы себя чувствуете? Чувствовали вы себя хуже, какие-то изменения были? Как вы сейчас? Я вижу вас по видео, вы прекрасно выглядите. Слушатели спрашивают: как ощущения вообще? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я когда сделал первую вакцину, через три недели вторую, абсолютно никаких побочных явлений, ничего. Я все ждал. Температуры нет, недомогания нет, все прошло великолепно. Я каждый год делал прививку от обычного гриппа, и там иногда первые три дня немножко я чувствовал себя неважно: температуры не было, но что-то такое я чувствовал, организм борется, привыкает к этой вакцине. А здесь — великолепно. В понедельник сдаю последний раз кровь, которая определит: выработал ли мой организм антитела. Если он выработал, то я заболеть больше не смогу в ближайшие два года. А за это время появятся вакцины, которые будет давать гарантию на десять лет, на пятнадцать, на двадцать. Поэтому я советую всем делать, она абсолютно безвредна.

    Вакцина от обычного гриппа — там живой вирус, но ослабленный. Нам его вводят, мы не заболеваем, но организм успевает выработать антитела против обычного гриппа. А здесь это искусственный препарат, он не может никого заразить. Он только остановит возможность проникновения коронавируса в наш организм и разрушение. Это более безобидная, чем обычная вакцина от обычного гриппа. Но люди боятся, потому что столько случаев смертельных. Хотя все гриппы прошлых лет, там было куда больше смертей. Мы об этом забыли просто-напросто.

    Поэтому я советую все сделать быстрее. В Москве больше всего есть. Ни в коем случае никого не слушайте, кто будет отговаривать — не делать вакцину, не носить маски, не носить перчатки. Это нигилисты, они всегда были. Всегда у нас были анархисты в стране. Поэтому у нас такая страшная революция была, пять революций: 1905-й, 1917-й, 1991-й, 1993-й. Сколько мы разрушили! Это дело не в масках-перчатках, это русская душа — крушить все. Как Бишкек. Как Бишкек у нас было пять раз уже.

    А.АСАФОВ: Владимир Вольфович, о протестах и о выборах, и об этих ограничениях мы с вами через пять минут продолжим, после выпуска новостей. Прошу всех слушателей оставаться на линии. Через пять минут будем говорить о важных политических обстоятельствах нынешних и будущих дней. У нас в гостях Владимир Вольфович Жириновский.

    НОВОСТИ

    А.АСАФОВ: 18:35 в Москве. 8 октября, четверг. Программа «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва». У микрофона Александр Асафов. У нас в гостях председатель партии ЛДПР, лидер парламентской фракции ЛДПР Владимир Вольфович Жириновский. Обсуждаем насущные вопросы.

    Владимир Вольфович, у вас прошла недавно встреча с президентом, где вы обсуждали возможность проведения досрочных выборов. А если выборы досрочные, значит, они могут прийтись на эти ограничительные меры. А как же агитация? Как же встреча с избирателями? Как же сам ход избирательной кампании?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы же можем прогнозировать — а как у нас будет в сентябре 2021-го, может быть еще хуже будет. Речь идет о другом. Чтобы навсегда любые выборы перенести на весну, на конец апреля. Зимы уже нет, еще все дома, дачный сезон — еще рано и проводим выборы. Сейчас, когда они в сентябре…

    А.АСАФОВ: У нас временные проблемы со связью, сейчас все восстановится, и мы продолжим. Подключаемся заново, поскольку у нас все идет дистанционно, и гость у нас дистанционно в силу понятных ограничений. Сейчас мы продолжим. Я все ваши вопросы вижу. В этой части нашей программы, я думаю, мы несколько звонков ближе к окончанию примем. И конечно обсудим еще протесты; обсудим, безусловно, ситуацию по Хабаровску, и по Киргизии, и по Белоруссии. Я вижу, что вы пишете, какие вопросы вы задаете. Я постараюсь все эти темы максимально возможно охватить, если это получится. Сейчас восстанавливается у нас сигнал связи, ждем еще несколько секунд. Я надеюсь, что сейчас все продолжится.

    В целом, конечно, отношение и к ограничительным мерам, вообще к ситуации, достаточно понятно, оно достаточно здраво и разумно. У нас восстановилась связь, и мы продолжаем. Владимир Вольфович, мы начали про досрочные выборы и про ограничительные меры.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы имели в виду не досрочные выборы, только 2021 года, а вообще чтобы был перенесен единый день голосования на весну. И кто-то насоветовал, что в сентябре настроение у избирателей лучше. То есть «Единая Россия» делает в своих интересах — выборы проводить тогда, когда якобы у граждан будет лучше настроение. Но это заблуждение. Потому что многие те, кто могут проголосовать за «Единую Россию», не смогут поехать в отпуск вообще. Вот сейчас только мы освободились и куда мы поедем? Какой отпуск, когда мы все лето просидели, по всей стране.

    Поэтому в этом плане мы просили, но они пока решили, что выборы в Госдуму будут в сентябре 2021 года. Но ведь сентябрь их не спасет, все будет зависеть от ситуации в стране, а не от того, в каком месяце выборы. Например, Бишкек, выборы там практически в сентябре, а к чему привело? А в Белоруссии вообще летом, 9 августа — тоже. Ничего не срабатывает уже.

    Надо думать об аппарате, о чиновниках, они же себе вредят. Это их прокуроры не могут поехать отдыхать, их ФСБ, их следователи, их чиновники, администрация по всей стране, губернаторы, мэры. Миллионы людей. Все депутаты, любых уровней, июль, август и сентябрь заняты выборами. Что мы издеваемся над людьми? И люди все уехали в отпуска. А с кем вести агитацию? Бабушки — и те могут на дачи уехать. Пустые города. Поэтому здесь тоже прокол, здесь нет принципа — что раз летом, значит, легче вести агитацию. Поэтому мы за перенос на апрель. Они пока не хотят, но это не значит, что это их окончательное решение.

    А.АСАФОВ: А вы, как партия, готовы к выборам в Госдуму? Вы готовы всех кандидатов выставить, по всем округам?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, мы готовы всегда. Даже независимо от пандемии. Независимо от того, какое будет решение, у нас всегда полная готовность, потому что это наше состояние. Врач же не может быть готовым принимать больных, когда объявят об этом. Он всегда должен прийти в больницу и работать с больными. 

    А.АСАФОВ: Я внимательно наблюдал за губернаторскими выборами в сентябре, и могу вам сказать, что ЛДПР выставила только шестнадцать кандидатов из восемнадцати на губернаторов. Почему так?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что в двух регионах выборы в парламенте: Ханты-Мансийский округ и еще в одном месте. Есть право у субъекта Российской Федерации участвовать в выборах прямых или произвести выборы главы региона на заседании местного парламента. Поэтому в двух случаях это было заседание местного парламента — ХМАО (Ханты-Мансийск) и еще один регион.

    А.АСАФОВ: По-моему, Ненецкий.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ненецкий, Салехард, Нарьян-Мар. Как правило, это делают национальные регионы «под соусом», что якобы это может разжигать какие-то розни между кланами. Какие кланы в Нарьян-Маре? Там русские живут и есть немножко немцев. А какие кланы в Ханты-Мансийском округе? В Тюмени обычные выборы губернатора и в них участвует ХМАО и Ямало-Ненецкий, а когда только ХМАО — это тоже какая-то матрешка: регион один, а три выборов, три губернатора — в Салехарде сидит, в Тюмени сидит и в Ханты-Мансийске. Вот наше неразумное деление страны и лишний расход денег на государственное управление.

    А.АСАФОВ: Сейчас по всему миру политические процессы, включая выборы, как вы верно заметили про Бишкек, они связаны с протестами. В пятнадцати странах, по-моему, протесты идут прямо сейчас. Как вы считаете, события в Белоруссии, в Бишкеке, в Хабаровске… кстати, что в Хабаровске сейчас? Эти события связаны в одну логику или везде свои причины? В Бишкеке — север-юг; в Белоруссии — Лукашенко (понятная история); в Хабаровске — своя. Или это одна общая нервозность по всему миру?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Общая нервозность есть во всем мире. Возьмите Америку — такого там не было лет тридцать наверно. Жгут машины, разбивают витрины, мародерство, убивают черные, белые. Это, конечно, коронавирус. То же самое Европа, то же самое Минск. То есть болезнь сплотила людей, не сама болезнь, а борьба с ней.

    Хабаровск впервые в истории страны — губернатору утром заламывают руки, надевают наручники и увозят. Когда какие-то есть, допустим, данные о коррупции на уровне губернатора, жители как бы готовятся, что их губернатора могут арестовать, и они понимают, что он виноват. Особенно когда у него делают обыск и грузовиками вывозят деньги, — они его не будут жалеть. А тут без объяснения причин заломили руки и увезли далеко-далеко, в Москву. А потом объясняют, что якобы когда-то, пятнадцать лет назад, что-то было и, возможно, Фургал Сергей Иванович в этом деле замешан. Это их и возмутило. Потому что люди воспринимают как — если они избирали кого-то, в данном случае губернатора, то и дальнейшую судьбу они должны решать.

    То есть мы должны в законе ввести, видимо, дополнение, что депутата неприкосновенности лишают на заседании Госдумы или Совет Федерации, а разрешение отдать губернатора под суд — должен решать местный парламент. Тогда депутаты, избранные народом, это их ответственность, и народ будет верить, что если депутата разрешили привлечь к ответственности, значит, они правы.

    А.АСАФОВ: Это какой-то отдельный правовой статус, отдельная история. Как вы считаете, возвращаясь к свежим событиям в Бишкеке, подобные ситуации могут у нас возникнуть в связи со следующими выборами?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: У нас уже была первая репетиция — декабрь 2011 года, когда чиновники в Кремле перепугались. И я слышал, один из них сказал «ну, все, это началось и у нас». Имеется в виду «оранжевая революция». Причина — несогласие с выборами. Обычно провоцирует любые «оранжевые революции» — не согласны с выборами. Второе, это выход огромного количества людей. У нас сто тысяч наверное вышли — никогда такого не было. С 1991 года у нас никто не выходил.

    Бишкек — это мои родные края, у меня там еще родственники живут. Сам я родился в Алма-Ате. То есть там люди выходят. Ошибка есть какая — в 2005 году они вышли и прогнали своего первого президента Акаева. Он сидел долго, с 1991 года, почти четырнадцать лет.

    Надо везде установить один срок, во всем мире: пять лет и никакого второго срока. Тогда нигде не будет ни Минска, ни Бишкека, ни Хабаровска, ничего. Один срок.

    Если взять Бишкек, то Акаев создал ситуацию, что можно прогнать президента; 2010 год — Бакиев, его прогоняют так же, палками, дубинами, прибегают, стучат по решетке забора, окружающего резиденцию президента; после этого Атамбаева арестовали. Сейчас Бишкек усилился Хабаровском: сторонникам Атамбаева не понравилось, что бывшему президенту заломили руки и арестовали. То есть опять власти совершают показные арест. Поэтому в Бишкеке слилось все: незрелая демократия; у них никогда не было государства; они никогда никого не избирали; это кочевники. Поэтому нужно лет двести, чтобы там устоялось.

    А.АСАФОВ: Мы, Россия, должны как-то вмешиваться в ситуацию?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нам очень сложно, потому что и Карабах — горячая точка, и Киргизия может перекинуться на Узбекистан. Поскольку южане у них живут, Ошская долина, и там есть часть — узбеки. Вот они недовольны, они вообще всем недовольны. Есть таджики в одной части Киргизии. То есть там тоже пороховой погреб. Там Китай свое влияние имеет, и исламский мир, и Россия, и американцы, там огромный клубок противоречий.

    Поэтому Киргизия подожжет нам в будущем всю Среднюю Азию. И боевики с Афганистана перейдут границу. Пока они не переходят, они боятся, у нас в Душанбе, недалеко, в Таджикистане, стоит наша 201-я база, мощная дивизия — она сокрушит пол-Афганистана, если кто-нибудь посмеет перейти границу таджикско-афганскую. Но, тем не менее, есть отдельная граница Туркмении с тем же Афганистаном, Узбекистан, и там нигде наших солдат нет и баз, поэтому обойти нашу 201-ю базу можно.

    Проблема в этом, что нельзя допускать, чтобы выгоняли президента. Тогда нужно было обратиться за помощью к нам, мы бы выслали спецназ, псковские десантники — навести порядок, восстановить Акаева, заставить его проводить прорусскую линию. И все бы другие регионы посмотрели бы. Может быть, не было бы переворота 2014 года на Украине, не было бы Карабаха. 

    А.АСАФОВ: Если везде политические протесты связаны с выборами, может из-за сложной ситуации с коронавирусом выборы на какое-то время придержать. Не то, что досрочно проводить, а не проводить, пока мы все не вакцинируемся или не переболеем, пока мы не получим тот самый коллективный иммунитет.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы имеете в виду, у нас?

    А.АСАФОВ: Конечно, у нас.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, в данном случае сохраняют дату выборов — третье воскресенье сентября 2021 года. Но дальше не будут откладывать. Я не исключаю, что все-таки могут провести весной. Сейчас отложили, твердое решение, проводим в сентябре, а в декабре примут другое решение. Под видом каким? Надо все-таки единый день голосования сделать в апреле. А раз он будет убран с сентября, то автоматически все выборы с сентября переходят на апрель. А времени на разгонку будет мало, и быстрее всего подготовится «Единая Россия» и ЛДПР. Мы уже готовы.

    А.АСАФОВ: В Киргизии был новый алгоритм ведения агитации в онлайн-формате. Может быть, тогда все электоральные процессы, включая агитацию, голосование, встречи с избирателями загнать в онлайн, все проводить в интернете? Безопасно и хорошо.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: И так может быть. Но старшее поколение интернетом не пользуются и часть граждан в основном привыкли к открытым митингам или дебатам любого уровня по телевидению. Поэтому люди еще боятся отказываться. Даже Америка, они могли давно все в интернете делать, но они, наоборот, дедовским способом будут голосовать по почте, что было в мире сто-двести лет назад. Специально не хотят переходить к современным методам агитации и голосования.  

    А.АСАФОВ: Вчерашние дебаты будущих вице-президентов прошли в онлайн-формате как раз.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: У них были перегородки, они видели друг друга, был модератор. Просто между ними была стеклянная перегородка с тем, чтобы любой кашель или воздух не дошел бы до оппонента. Онлайн — это хорошо, но это не производит впечатление. Люди хотят видеть живьем. Как театр, он не может заменить телевидение.

    Поэтому в чем беда Бишкека? Зачем сделали такой высокий проходной барьер — семь. Нигде в мире нет. Сделали бы четыре, и прошло бы не четыре партии в местный парламент, а шесть-семь. Все, была бы тишина. Как наш друг Лукашенко, ну ты же выиграл выборы, напиши честно: 52%, а 40% — у Тихановской.  

    А.АСАФОВ: А есть у вас прогноз, сколько Лукашенко продержится еще? Вот ему предрекают чуть ли не каждый день, что все, он не сможет дальше. А он, по-моему, не собирается никуда.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он нужен нам. Для какой цели? Например, тот же Карабах, если там согласятся на миротворческие силы, то русскую армию посылать опасно, а мы договоримся с белорусами. Белорусский спецназ в форме ООН или от ОБСЕ специальная амуниция встанет вокруг Карабаха, чтобы обеспечить безопасность для армян и для азербайджанцев. В этом смысле нам выгодна Белоруссия, чтобы будущие события, которые могли вызвать отрицательную реакцию мира на Россию, пускай делает белорусский спецназ, белорусские инженеры, белорусские танки, самолеты и так далее. Естественно, там должен быть тот режим, который сегодня олицетворяет Лукашенко.

    Если там провести выборы, Конституцию, реформу, то все равно победят типа Тихановской. Белорусы обиделись, их избивали, над ними издевались, поэтому любые выборы в Белоруссии закончатся поражением пророссийских сил. Они и на нас обиделись — мы тут же признали режим Лукашенко.

    А.АСАФОВ: А Лукашенко пророссийским разве можно назвать?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. В смысле того, что мы признали его, и в этом плане избиратели в Белоруссии обиделись. Если бы Россия, Москва вообще бы не признала — к нам бы хорошо относились. А мы признали, Китай признал, Казахстан признал. В этом плане избиратели Белоруссии, мы соседи, и разговоры пошли. В том году были разговоры еще, чтобы углубить наши союзные отношения: единая валюта, единая экономика, транспорт. Это их пугает, они боятся, что Белоруссия станет частью России. Поэтому любые выборы, которые могут пройти в Белоруссии, будут не в нашу пользу. Поэтому нам не выгодно. Пусть остается Лукашенко.

    Если будет обострение в Киеве, Донбасс или Крым, то опять же мы попросим Лукашенко что-то сделать; Карабах — Лукашенко; если президент Киргизии попросит военную помощь — Лукашенко, ибо он входит во все структуры. У нас Белоруссия входит в ЕврАзЭс и в ОДКБ. То есть все международные правила будут соблюдены. Белоруссия имеет право направить войска и в Киргизию, и в Карабах и, если потребуется, ударить по Киеву, ибо у нас есть свои договорные союзные обязательства. А если там будет режим как на Украине или как в Прибалтике, пускай посередине, но будут люди типа Тихановской — мы все там потеряем. А нам бы там базы поставить.

    Поэтому я думаю, никаких выборов в ближайшее время не будет, ибо он с треском проиграет на выборах президента, и в парламент войдут другие партии, типа местное белорусское «Яблоко», белорусский СПС, белорусские навальные и так далее. В этом плане сейчас нельзя никаких выборов в Белоруссии проводить.   

    А.АСАФОВ: Как вы думаете, результаты будущих выборов в Госдуму приведут новые лица? У нас завелись несколько новых партий, то же самое «Яблоко» активность проявляет. У них есть какие-то шансы на будущих выборах? 

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я думаю, что в будущем парламенте останутся только четыре партии, как есть сейчас.

    А.АСАФОВ: Те же самые или новые четыре?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наши четыре: «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ, «Справедливая». Те новые, их можно назвать — новые лица, но кто они такие? Их трудно раскрутить, понимаете. Когда создавалась ЛДПР, был Советский Союз, была великая эпоха. А сейчас эти новые лица ну 1% получат, ну 2%, ну 3%. Но 5% ни одна новая партия не получит, если конечно кое-кто не поможет им. 5% — это двенадцать депутатов по партийным спискам. Я думаю, никто не попадет. Пока у нас, по-моему, три прошли, три имеют право.

    А.АСАФОВ: Да, три, думская льгота.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Новая элита. Еще старых полно партий, которые не представлены в парламенте: «Родина», «Патриоты», «Пенсионеры», «Зеленые» и прочие. Там партий шестнадцать имеют право принять участие в выборах в 2021 году, но в парламент пройдут четыре. «Справедливая» может не пройти. Ей помогают искусственно, реальный рейтинг ее 3%-4%. КПРФ уменьшится, потому что много левых партий. И электорат КПРФ умирает каждый день, это старшее поколение, они уходят из жизни. «Единая Россия» теряет, у нее сегодня рейтинг по партийным спискам 32%. Поэтому я считаю, что выборы позволят пройти в парламент 100% трем партиям, возможно, «Справедливая».

    А.АСАФОВ: Какие планы у вас? Вот «Единая Россия» говорила, что она собирается взять 300 мандатов. А вы сколько собираетесь?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы можем взять сами 100-150-200. Поэтому речь идет не о том, сколько мы можем взять. Сколько нам оставят. Я думаю, нам оставят 60-70, от обстановки зависит. Если будет назревать Минск, Бишкек, то обязательно они пойдут на уступки, им опасна какая-либо «оранжевая революция». Потому что если как в Минске и Бишкеке у нас будут выходить люди по всей стране, то не хватит ни Росгвардии, ни армии, ничего не хватит. Поэтому они будут смотреть, что если люди напряженно будут следить, и будет угрожающее состояние, что если они себе слишком много напишут, они не будут этого делать. Может быть согласятся, что у них будет 200 мандатов, это был бы идеальный вариант. И 150 было бы у ЛДПР. Вот 350. И 100 остальным партиям. Это была бы более хорошая разблюдовка, люди были бы более спокойны.

    А еще лучше реальный рейтинг «Единой России» вообще 100-120 депутатов. Ну и получайте честно свои 100-120. Но они будут все равно хотеть, не только большинство, но и конституционное, то есть 305 голосов они себе планируют забрать. Что они будут делать, если люди будут возмущены? Сейчас четыре города есть: Липецк, Кострома, Ульяновск и Владимир, где нет ни одного депутата в городских законодательных органах. Это же взрыв будет, люди же будут недовольны. 100% — депутаты «Единой России». Их нужно убирать, мэров, под суд отдавать, и назначать новые выборы.  

    А.АСАФОВ: Владимир Вольфович, мы заканчиваем. Последний вопрос от нашего слушателя: «Когда закончится экономический кризис? Когда мы станем жить лучше»?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы станем жить лучше, когда хуже станет в Америке, Европе и в Китае. А мы поднимемся за счет огромной территории, ресурсов и наших инженеров. Нужны инженеры, нужны новые материалы, новый вид топлива, новые информационные программы, новая цифра. Цифра должна прийти везде. Поэтому где наши великие инженеры? Мы их ждем! Они заканчивают вузы, они поступают в вузы. Нам дадут сделать рывок. Как мы сделали ракету самую скоростную, гиперзвук. 

    А.АСАФОВ: Может, мы просто поможем Америке жить хуже каким-нибудь образом?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы будем вынуждены это делать. Эти плевки нам будут надоедать, поэтому наступит этап, 2025 год, 2030-й, когда мы всем ответим: и по Западу, и по Югу, и по другим территориям. Нам придется применять силу, заставить наш уважать. И тогда они обрушатся — мы поднимемся и дадим всем высокую зарплату, пенсию, хорошие квартиры, машины и безопасность вперед на 30-40 лет. Они нас вынудят использовать другой метод общения с Западом и с Югом, чтобы нам никто никаких Навальных не подсовывал, никакой Карабах не дымил, никто бы не шумел на улицах Минска или в Бишкеке. Мы можем везде навести порядок.  

    А.АСАФОВ: Обязательно жахнем. Спасибо, Владимир Вольфович. У нас в гостях был председатель партии ЛДПР Владимир Вольфович Жириновский.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus