• Председатель комиссии по транспорту Общественной палаты г. Москвы Максим Буре в программе «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва» 16 октября 2020 года.

    18:00 Окт. 16, 2020

    В гостях

    Максим Буре

    председатель комиссии по транспорту Общественной палаты г. Москвы

    А.АСАФОВ: 19:06 в Москве. 16 октября, пятница. Программа «Отбой» на радиостанции «Говорит Москва». У микрофона Александр Асафов. Продолжаем с вами обсуждать различные новости, темы.

    Тема, о которой давно хотелось поговорить. Потому что она, с одной стороны, кажется забавной, с другой стороны, она обретает всё больше и больше таких признаков серьезной проблемы. Я прочитаю буквально новость вчерашнего дня, чтобы было понятно, о чём речь.

    15 октября в Подмосковье мужчина погиб после ДТП. Он врезался в забор на электросамокате. Инцидент произошёл в ночь на четверг в микрорайоне Сходня. Управляя электросамокатом на крутом участке дороге, гражданин 30-35 лет не справился с рулём и врезался в забор. От полученных травм скончался на месте.

    Вообще, подробной статистики, сколько же таких эпизодов с этими новыми видами транспорта, с этими видами передвижения, мне не удалось найти. Публикуются фрагменты, более-менее цифра такая объёмная, что по стране за два года произошло не менее 140 таких дорожно-транспортных происшествий с участием электросамокатов и других мобильных устройств передвижения. Два человека погибли, более 80 получили телесные повреждения. Я думаю, что их на самом деле больше, поскольку никто эту статистику отдельно, видимо, не ведёт. Может быть, ведут, но мне не удалось найти.

    И так или иначе, особенно жители крупных городов, сталкивались с этой проблемой. Многие сталкиваются с ней ежедневно, несмотря на то, что уже похолодало. Тем не менее, у нас с вами есть новый популярный вид транспорта. И парадокс в том, что участники дорожного движения на этом виде транспорта, они по закону считаются пешеходами. Не нужны ни права, ни состояние трезвого ума в этом виде, никакое обучение не нужно. Достаточно просто либо иметь это средство передвижения — электросамокат или колесо электрическое, либо взять его в аренду, это тоже достаточно доступно.

    Возможно, я вижу проблему там, где её нет, возможно, всё попроще. Люди так или иначе научатся взаимодействовать, пешеходы на электросамокатах, по закону это так, и пешеходы обыкновенные, и проблем здесь никаких не будет. Возможно, проблемы есть.

    Для того чтобы разобраться, я пригласил в гости Максима Ивановича Буре, он у нас уже был в гостях, мы обсуждали проблемы с такси. Он председатель комиссии по транспорту Общественной палаты г. Москвы. Здравствуйте, Максим Иванович.

    М.БУРЕ: Добрый вечер.

    А.АСАФОВ: Как вы считаете, есть проблема с новыми видами транспорта?

    М.БУРЕ: Есть. Проблема серьёзная. Слава богу, город развивается, слава богу, появляться этот транспорт, и мы от этого никуда не денемся, обратно к деревянному колесу мы не придём. Но для использования этого транспорта, конечно, нужны знания и умения. К сожалению, вы абсолютно правильно сказали, что на сегодняшний день никто никого этому не учит. Мы сейчас проводим такую работу с заместителем председателя комиссии по образованию и науки, с Мясниковой Людмилой Александровной, она тоже у вас как-то была. Чтобы хотя бы в начальных классах научить детей соскакивать с этих средств электротранспорта. Потому что все, кто попадает в больницу — дети, взрослые — разные люди, разного возраста, попадают с травмами разной степени тяжести, начиная с черепно-мозговой травмы, заканчивая переломом лодыжки и так далее. Потому что люди не умеют на нём останавливаться. Когда они видят какое-то препятствие, они пытаются с него соскочить, не зная, как это сделать, и получают травмы. Травмируют не только себя, травмируют окружающих. Конечно, нужно придумывать какие-то полосы. Есть полоса для велосипедистов, не все пользуются этой полосой самокатчики, потому что, справедливо замечено, они считают себя пешеходами и двигаются там, где передвигаются пешеходы. Проблемы эти существуют в парках, проблемы существуют в городе, они выезжают на трассы, они выезжают на Третьей кольцо. Я как мотоциклист с завидной регулярностью их вижу, не могу понять, на чём двигается человек, потому что он выше меня на две головы. Я еду на довольно высоком мотоцикле, выясняется, что это подросток, который едет по Третьему кольцу. Конечно, нужно этот вопрос решать законодательно. Конечно, нужно, чтобы были какие-то правила использования данной техники. На сегодняшний день есть прокаты, этим прокатом может воспользоваться кто угодно, не имея никаких начальных знаний для этого. Вот он взял этот электросамокат и разбирается уже после его аренды. 

    А.АСАФОВ: У него как минимум должна быть банковская карта, насколько я понимаю. Он же как-то за это должен заплатить.

    М.БУРЕ: На моих глазах девочка какого-то возраста, не знаю, может, 12-13 лет, явно по виду, может, она так выглядит, но явно по виду своей карты у неё нет, и она каким-то образом взяла этот самокат и на нём поехала.

    А.АСАФОВ: Слушатели пишут: «Сегодня утром ехал по Каширскому шоссе. Человек без шлема на электросамокате ехал не в правом ряду, а между правым и средним». Правильно я понимаю, что по действующим правилам он не может передвигаться по автомобильным дорогам вообще? Он же пешеход.

    М.БУРЕ: Не может.

    А.АСАФОВ: Мы получаем ловушку. Он, с одной стороны, представляет колоссальную опасность для пешехода, поскольку несётся, допустим, не 100, допустим, не 80, ну, 30 вполне нормально, это быстрее велосипеда серьёзно. Он там представляет опасность, а по дороге он ехать не может в силу того, что не учитывается правилами. Как быть?

    М.БУРЕ: Проблема серьёзная. Разговаривали с ГИБДД и предлагали как-то останавливать этих людей. Но представители ГАИ говорят, что вот мы попытаемся его остановить, и он начнёт от нас убегать. И это может кончиться плачевно. Поэтому лучше его не трогать. Ничем не регламентировано. Пешеход вышел — его, естественно, можно оштрафовать на проезжей части. Но как догнать этого человека на самокате, для того чтобы не нанести ущерб ему в первую очередь?

    А.АСАФОВ: Чтобы он не убился, убегая, об этом речь.

    М.БУРЕ: Да, именно так.

    А.АСАФОВ: И в какой же плоскости лежит решение? Нужно вводить для них права, нужно запрещать детям на электросамокатах передвигаться? Нужно для них вырабатывать правила, чтобы они пьяные не ездили? Я так понимаю, что тоже существует такая проблема. Не запрещено — значит, можно. Что делать?

    М.БУРЕ: Есть такая категория «М» в правах. Мне всё-таки кажется, что всё, что движется свыше 25-30 км/час, человек уже должен знать какие-то правила. Пусть эта категория будет выдаваться людям на самокатах в определённом возрасте, в 15 лет, например, но это нужно решать законодательно. И чтобы человек знал правила дорожного движения. Вот как только он имеет эту категорию, как только у нас есть некий документ, согласно которому он это использует, у нас есть инструмент для решения этого вопроса, хоть какой-то.

    А.АСАФОВ: Человек, условно, восьми лет может эту категорию получить?

    М.БУРЕ: Нет, конечно, я думаю. Ну, пусть у него будет самокат до 10 км/час. Мне кажется, это достаточно в восемь лет.

    А.АСАФОВ: Пишут опять же слушатели, что ограничить максимум до 15-20 вообще все самокаты, необязательно детские. И действительно, проблема высокой скорости, наверное, основная. Я считаю, что, конечно, надо как-то регламентировать вообще доступ по возрасту. Потому что и на десятикилометровом, назовём его так, самокате ребёнок подвергает свою жизнь опасности. Больше, чем на велосипеде, по крайней мере.

    М.БУРЕ: Наверное, здоровье. Не то чтобы жизнь, но здоровье подвергает. Тогда нам придётся закрыть всевозможные AliExpress, благодаря которым можно этот самокат заказать. Как это контролировать и как ограничить скоростной режим? То есть самокат изначально, сейчас есть самокаты до 100 км/час, стоят они приличных денег, в районе 100 тысяч рублей, не буду сейчас рекламировать, как они называются, но они такие есть. И зажать его каким-то механическим способом, наверное, можно. Но если что-то можно зажать механическим образом…

    А.АСАФОВ: Можно разжать.

    М.БУРЕ: Абсолютно точно.

    А.АСАФОВ: Скажу, что, во-первых, опыт ограничения определённых товаров с того же самого AliExpress есть, это касается различной техники подслушивающей и подсматривающей. Есть и примеры последствий попыток приобретения, несмотря на запрет подобной техники. Впрочем, есть и ошибки, когда человек на корову повесил GPS-приёмник, она попала под какие-то ограничения. Тем не менее, это как-то работает. По поводу, если что-то можно прикрутить, то и открутить. У нас существует такая практика продажи огражданенного и выхолощенного оружия. По сути, тоже при помощи несложных действий можно это оружие вернуть в боевое состояние. Но это никто не делает, потому что за это последствия. Последствия серьёзные, уголовные. И если ввести какие-то правовые ограничения, что у тебя есть самокат, там стоит штука под пломбой, которая ограничивает твою прыть до 15 км/час, допустим, и если ты её сломаешь, то дальше проблемы. И я не думаю, что будут ломать.

    М.БУРЕ: История ещё в том, что есть люди, которые умеют им пользоваться и которые используют его для своей работы. Есть какие-то доставки уже «Самокат». И ограничивать всех огульно, насколько это нужно? Если человек умеет, почему его должны ограничивать? Почему он должен чувствовать какой-то дискомфорт? Мы же должны защищать все группы, интересы всех людей в общем.

    А.АСАФОВ: То есть он считает, что он думает. Он мчится по пешеходному пространству со скоростью…

    М.БУРЕ: Это нарушитель.

    А.АСАФОВ: Почему нарушитель?

    М.БУРЕ: Если мы введём какие-то правила, тогда это нарушитель. У нас есть полоса для велосипедов. Пожалуйста, если по этой полосе двигается человек в защите, который никому не угрожает, он едет по своей выделенной полосе — ну, пусть едет. И если у него есть некая категория.

    А.АСАФОВ: Вы думаете, что можно таким образом отрегулировать?

    М.БУРЕ: Мы электротранспорта никуда не денемся, мы развиваемся. Нельзя его запретить.

    А.АСАФОВ: А кто должен предложить эти изменения законодательные, кто должен их принять, какая процедура? Вообще, сколько может занять времени? Сейчас, особенно в ограничениях по поводу коронавируса предыдущих, когда были определённые проблемы с транспортом, эта же штука — сел и поехал, куда хочешь, свободный человек. Это тоже добавило им популярности. И будут ещё сценарии использования, когда это будет привлекать людей больше, чем автомобиль, больше, чем метро. Просто удобнее — кинул за спину и пошел, снял с плеча и проехал 50 километров за полчаса, условно говоря. И сколько может времени занять такое правовое регулирование?

    М.БУРЕ: Наша комиссия занимается этим уже год. Мы давно говорим про электротранспорт, бьём в колокола, ждём встречи с главным инспектором ГИБДД России с этим предложением по электротранспорту. Действительно, серьёзный вопрос. ГИБДД будет принимать решение. И дальше…

    А.АСАФОВ: Давайте пофантазируем. Вот они приняли решение. Сколько прошло времени, пока зарегулировали мопеды?

    М.БУРЕ: Не так много.

    А.АСАФОВ: Несколько лет в любом случае?

    М.БУРЕ: Когда серьезно решили их урегулировать, по-моему, за полгода этот вопрос решился. Я как мотоциклист знаю эту историю. За полгода отрегулировали. И причём есть же маленькие мопеды, которые не надо никак регистрировать.

    А.АСАФОВ: Ещё есть такие, остались, да? Раньше было 49 кубических сантиметров граница. Сейчас не знаю.

    М.БУРЕ: Да, именно так, до 50 кубов.

    А.АСАФОВ: И по-моему, на них всё равно нужны номера, всё равно нужны документы, нет?

    М.БУРЕ: Затрудняюсь сейчас ответить.

    А.АСАФОВ: К вопросу, если человек умеет, зачем его ограничивать. 530-й пишет: «Я тоже умею ездить на машине со скоростью 200 км/час». Разрешите мне ездить, я умею.

    М.БУРЕ: Пожалуйста, есть Германия. Надо туда только доехать, там есть автобан. И пожалуйста.

    А.АСАФОВ: Вы понимаете контекст. Опять же, по поводу велодорожек. Вы думаете, велосипедисты согласятся? Потому что это от велосипеда тоже отличается. Я как велосипедист могу сказать, я в сезон тёплый езжу часто в парке Измайловском на велосипеде. Там действительно есть велодорожки. Это крайне удобно, особенно когда люди, которые не знают, что такое велодорожки, не вылазят туда с колясками, например, или не прогуливаются по ним. Уже научились соблюдать более-менее все. И это очень удобно, по велодорожке по парку ехать. Она не очень широкая, один-два велосипедиста там разойдутся. И летящая штука с человеком в наушниках, который держится за эту ручку и летит по велополосе, чувствуя, что он абсолютно соблюдает все правила, никому не мешает. Для велосипедиста это большой риск. Я бы как велосипедист на велосипедной дорожке видеть бы их не хотел, честно говоря. Пусть они там с вами, с мотоциклистами, с автомобилями. Я занимаюсь, у меня свои цели и задачи на велосипеде, зачем вы меня, соответственно, выпихиваете? Вы же опасность их перевешиваете на меня? Они для меня становятся опасными.

    М.БУРЕ: Я в Мещерском парке тоже езжу на велосипеде в хорошую погоду, у нас там тоже есть велодорожки. И люди, например, на роликах, выезжающие мне навстречу, меня тоже раздражают. Ну что делать, мы находим какой-то консенсус. Иначе они поедут не по велодорожке в вашем парке, а по обычной дорожке, где идут пешеходы.

    А.АСАФОВ: Так, может, в ограничения включить, что не стоит им в парках ездить, например, этим господам? Это же средство перемещения по городу, условно говоря, оно же не для того, чтобы моцион в парках совершать. В парках другая активность, по идее, должна быть. Вы на мотоцикле в парке не ездите, грубо говоря. Это средство передвижения, это не средство велоспорта или как ролики, это тоже своеобразный фитнес, или лыжеролики. Может, надо их как-то и в парках ограничить, и на велодорожках, которых у нас не так много, как хотелось бы.

    М.БУРЕ: В парках большая проблема. Я бывают в парках не только в Мещерском, и на моих глазах, не буду рекламировать никакой парк, тоже была ситуация, что человек на тяжёлом самокате прям врезался в двух пешеходов, были последствия, были две скорых, кого-то привлекали, вызывали. В парке, наверное, не место, конечно, такому транспорту. Это всё-таки транспорт, это не фитнес. Но я говорю про велодорожки, которые есть в Москве. У нас есть Лесная улица, есть Бульварное кольцо, где есть выделенная полоса для подобного транспорта. Я думаю, что двигаясь в одном направлении с электросамокатчиком или с моноколёсником, их тоже очень много, кстати.

    А.АСАФОВ: Но значительно меньше. На них была какая-то мода несколько лет назад, может, года два, их появилось много, но, видимо, не все справились, это трудоёмкий процесс на нём держаться. Электросамокаты при появлении мощных аккумуляторов эту проблемы решили, и их действительно много.

    М.БУРЕ: Их много. И травм от них много. Я возвращаюсь к статистике. Я пытался добыть подобную статистику. Могу сказать, у меня недавно товарищ, мотоциклист тоже, мотобрат, попал в ДТП. В палате из шести человек он был один мотоциклист, пять человек были, отгадайте, кто?

    А.АСАФОВ: На роликах?

    М.БУРЕ: Нет. Самокатчики. Ноги, руки, ЧМТ, вот такие травмы.

    А.АСАФОВ: Исходя из наших рассуждений сейчас и того, что пишут слушатели, причём разные очень сообщения. Пишут, что обнаглели все, и велосипедисты, и самокатчики на пешеходных дорожках. Пишет Дмитрий: «А я вожу по велодорожкам коляску и считаю себя правым. Велосипедисты ведь ездят по пешеходным дорожкам». Очень мне нравится такая логика. Я у себя в голове какие-то правила принял, и вот им следовал, всё в порядке. Ведь мне кто-то должен.

    М.БУРЕ: По принципу «сам дурак», да, к сожалению. Это возвращаемся к разговору о том, что люди должны в первую очередь уважать друг друга. Какая-то должна быть интеллигентность.

    А.АСАФОВ: Давно растворилась она, интеллигентность, в той самой тревожности, которую мы все заработали из-за коронавируса. Тем не менее, проблема есть, вероятно, она будет увеличиваться. Статистика у вас есть какая-то по поводу аварий, по поводу столкновений, по поводу ущерба, может быть?

    М.БУРЕ: По этому году нет. По прошлому году, когда мы предлагали законопроект по регулированию этого электротранспорта, у меня такая статистика была, и она неутешительная. Несовершеннолетних там было 12, по городу, по Москве, это прям тяжёлые травмы. И четыре человека просто тотал, как у нас говорят. 

    А.АСАФОВ: С летальным исходом.

    М.БУРЕ: Это ужасная статистика. Поэтому мы с «Мотосправедливостью» ездили по школам, рассказывали детям, что шлем — это круто, и когда ты на самокате, хотя бы надень шлем, сбереги голову. Опасные травмы на всём этом электрическом транспорте. И все считают, что это шутка, он же вроде как маленький, он него ничего не может произойти.

    А.АСАФОВ: Может, всё-таки запретить и всё? Можно радикально поступить. Ну, нельзя. Нельзя передвигаться на чём угодно, как бы это ни называлось, колесо, самокат, придумают ещё что-то, моторизированный скейтборд, не знаю. Нельзя передвигаться со скоростью, превышающей скорость пешехода во столько-то раз, и младше такого-то возраста, и в состоянии алкогольного опьянения. И всё. Нельзя и всё.

    М.БУРЕ: У нас любой запрет, во-первых, ведёт к негативу. А во-вторых, мы начали с того, что город развивается, этот транспорт доступный, он нужен.

    А.АСАФОВ: Я могу вам такую логику сказать. Например, я куплю 3D-принтер, как слушатель написал «я же умею», вы мне можете меня ограничить в моих фантазиях. Я изготовлю оружие на 3D-принтере и буду по улице с ним идти и использовать, как хочу, потому что технологии развиваются, потому что город должен развиваться, потому что я должен дома иметь возможность напечатать, что я хочу, и вы мне зачем это запрещаете? Это же технологии будущего. Но вы же мне запретите, потому что это может нанести ущерб. Если это наносит ущерб прямо сейчас, вплоть до летальных исходов, возвращаюсь всё-таки, может, радикально поступить — взять и запретить? Ну, поплачут какое-то время. Скажут, помните эпоху, когда ещё можно было электросамокат заказать на Ali и летать соточку, было же время, а сейчас уже не то. Пейджеры когда-то были, у нас тоже их сейчас нет. Их, правда, не запретили, они просто актуальность утратили. Ну, разовьётся и дальше куда-то. Может быть, сейчас, поскольку это имеет опасность, всё-таки радикально поступить, раз нет простого решения?

    М.БУРЕ: Я против таких радикальных мер.

    А.АСАФОВ: Я одну ремарочку вставлю. Я перед нашим эфиром почитал, что пишут сами самокатчики. У них есть целая организация, общественный союз, точно не воспроизведу, как он называется, что-то там «Любители электротранспорта». Они считают, что они в правовом поле, что все вопросы уже решены. Они хотят, конечно, особых правил, особых полномочий, особых условий, с ними они тоже выходят на уровень Госдумы. Но это всё остаётся в стороне. Так вот, они пишут: что значит, мы не в правовом поле? Если электросамокатчик наезжает на человека, они по Уголовному кодексу и административному дальше разбираются. Потому что один нанёс другому какие-то повреждения.

    М.БУРЕ: Или убегают.

    А.АСАФОВ: Или убегают. Тем не менее, правовое поле для взаимодействия у них есть. Вопрос в том, чтобы их с пешеходных дорожек убрать.

    М.БУРЕ: Мне кажется, что всё, что едет свыше 30 км/час, я вернусь опять к этой категории М, а всё, что едет 100 км, давайте их приведём к категории А, например. Я же тоже езжу на мотоцикле, и если без царя в голове, тоже могу выехать на тротуар и понестись, правда? Мы же так можем вообще весь транспорт запретить. Дураков на Руси лет на сто припасено, как говорят. Нельзя же рассматривать кардинально такие вещи.

    А.АСАФОВ: Великобритания только недавно разрешила этот вид транспорта. И процесс его разрешения продолжался несколько лет. И то они разрешили это только, чтобы компенсировать эти коронавирусные ограничительные меры. Они до сих пор пытаются разобраться в вопросе, нужно это или не нужно. А мы вперёд планеты всей бежим.

    Продолжим после выпуска новостей. Оставайтесь на линии.

     

    НОВОСТИ

     

    А.АСАФОВ: 19:35 в Москве. 16 октября, пятница. Обсуждаем с вами электротранспорт, различные новые виды транспорта в виде электросамокатов, электроколёс. Они наверняка как-то правильно называются, я, честно говоря, не очень помню. И возможные от них проблемы или проблемы существующие.

    У нас в гостях Максим Иванович Буре, председатель комиссии по транспорту Московской Общественной палаты.

    М.БУРЕ: Добрый вечер.

    А.АСАФОВ: Мы закончили на том, что я сказал, есть британский опыт, они только-только начали это разрешать. Они, кстати, разрешили без каких-либо особых ограничений серьёзных. Тоже это долго обсуждалось в Германии. От драконовских совсем мер, как пишет наш слушатель Виталий Фили: «Ох, уж этот путинский режим! Совсем обнаглел, запрещает самокаты!» И смайлики ставит. Но в Германии любая эта железка, будь она с AliExpress или откуда угодно, она должна быть зарегистрирована. То есть должен быть привязан к ней владелец или тот, кто взял её в аренду. В любом случае, это привязка к личности, чтобы ответственность какая-то была. Такой международный опыт есть. Где-то и транспорт более серьёзный, те самые мопеды, причём не только 50-49-кубовые, но и 125-кубовые абсолютно спокойно в обороте без всяких ограничений участвуют. Но там и специфическое дорожное движение, надо сказать. Тем не менее, видно, что в тёплый сезон эта проблема как минимум есть. Она есть даже в метро. Люди ездят на этих штуках в метро, я лично видел, и слушатели тоже пишут. Правда, не быстро, не 100 км/час и даже не 30, но потихонечку, он, чтобы не утруждать себя переносом этого девайса, назовём это так, он по перрону едет, куда ему нужно, совершенно спокойно, без всякой рефлексии. Нечастый случай, но я видел один или два раза такое. И вопрос, конечно, есть. Я предположил, что, может быть, пока мы не разберёмся, что с этим делом, временно ограничить хотя бы продажу, чтобы они в геометрической прогрессии не увеличивались на улице. Может быть, мы придумаем какой-то протокол и изобретём какие-то специальные для них дорожки, что-то ещё и тогда да. Вы говорите о том, что достаточно просто ввести новую категорию или добавить уже существующую.   

    М.БУРЕ: Включить их в категорию М.

    А.АСАФОВ: Прописать правила использования, и тогда порядок начнёт приходить на наши улицы. Я хочу поговорить со слушателями. Напомню, у нас есть телефон прямого эфира — +8-495-7373-94-8. Если у вас есть какие-то соображения по этому вопросу, звоните, будем обсуждать. Я думаю, что голосовать тут сложно, поскольку слишком много вариантов. Запретить только пьяным, запретить только детям, запретить скоростные, оставить всё как есть и только ввести ответственность. Я считаю, что ключевым моментом, конечно, помимо всех технических и иных таких моментов ограничений, что их надо перестать на правовом уровне считать пешеходами. Как только они станут видом транспорта, уже проблема начнёт решаться.

    М.БУРЕ: А у нас в правилах есть такой момент, расхождение. Человек на самокате считается пешеходом, но всё, что имеет мощность, там 50 кубов, это является транспортом. Просто надо эти электросилы каким-то образом учесть.

    А.АСАФОВ: Давайте послушаем наших слушателей. Вы в эфире. Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич. Я в прошлом году сам лично видел на станции «Кропоткинская», как один придурок лет 40 на самокате ехал по залу. Я его не успел милиции сдать, просто милиционера не было, он уехал. Гонки на Ленинских горах на мотоциклах со скоростью 70-80 км/час, когда он становится на одно колесо и несётся. Вы можете какие угодно правила делать, можете на лоб ему номер наклеить, на спину, на задницу — всё равно будет одно и то же. Уж если мы ответственность не проявляем с коронавирусом, где биологическая опасность, а вы хотите самокат чтоб… Запретить его надо, для этого власть существует. Или в крайнем случае куда-нибудь за город площадку отвести, и пусть там бесятся.

    А.АСАФОВ: Позиция понятна. Как прокомментируете?

    М.БУРЕ: Довольно кардинально. Спасибо большое. Но для того чтобы что-то запретить, нужно, наверное, что-то организовать. Если мы говорим о том, что мы запрещаем, то вот вам площадка. Давайте начнём с площадки тогда уж. Сначала мы какую-то создадим структуру, какой-то специальный парк технических каких-то устройств, и тогда мы сможем. Кстати, возвращаясь к мотоциклистам на заднем колесе, с Воробьёв убрали мотоциклистов, к сожалению, такое было место намоленное, место сбора, люди встречались. Мне кажется, никому не мешали. Пешеходам нравилось фотографироваться рядом с техникой. Какие-то такие вещи были. Но эту историю победили. Там живёт наш друг Филипп Смирнов, который был сильно возмущен тем, что ревут у него под окнами эти мотоциклы. На сегодняшний день там этого движения уже по большому счёту практически нет.

    А.АСАФОВ: Давайте послушаем ещё вопросы. Вы в эфире, говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Спасибо за эфир. Хотел задать вопрос вашему эксперту. А вы сами пользовались электросамокатом?

    М.БУРЕ: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы говорите, что надо ограничивать до 25. Но весь самокатный шеринг и так до 25. Зачем тогда что-то…

    М.БУРЕ: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как нет?

    М.БУРЕ: Потому что нет. Брали мы и замеряли, он едет 34 км/час. Не 25.

    А.АСАФОВ: Несколько сообщений прочитаю. Саша Зум пишет: «Тоже катаются в Измайловском парке на велосипеде и часто вижу людей на тяжёлых электровелосипедах двухподвесных. Это уже практически полноценные дорожные скутеры. Люди едут в полной мотоэкипировке, защите, мотошлеме с очень большой скоростью по велополосе. Дети, коляски, обычные самокаты и велосипедисты спасаются чудом». Это к вопросу о парках. «Электросамокаты нужны для перемещения, а не для трюков. Зачем им площадка за городом?» Действительно, они же для того, чтобы от метро до работы доехать. 

    М.БУРЕ: Я поэтому и говорил, что я против запрещения самокатов, оппонируя нашему слушателю. Он сказал, давайте их за город выведем. Но куда их вывести за город? Просто за 101-й километр вывезти всех?

    А.АСАФОВ: Знаете, как скейтпарк есть такой, вот будет электросамокатный парк, что-то подобное имеется в виду. Ещё сообщение. «А вот велосипедист кого-нибудь собьёт, едет. Его как ловить?» Тоже вопрос, на самом деле, аналогичный. Хотя ситуация с велосипедистами как-то решается в силу того, что мы знаем, что это такое. А тут новое. Новое ещё же и пугает. Я когда их вижу, вот летит по велодорожке в парке, она не везде двусторонняя, и приходится разъезжаться, она, как правило, с одной стороны пешеходной дорожки. И это страшно, правда. Давайте ещё послушаем. Говорите, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Ещё актуально по поводу самокатов? У меня такое мнение, что выдумывать особо ничего не требуется. Есть определённая градация по скорости. Всё, что свыше 30 километров — пусть получает права М и на дорогу, с крайней правой стороны, где велосипеды дорожные ездят.

    А.АСАФОВ: А до 30?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А до 30, если они не опасны для пешеходов, пускай ездят.

    А.АСАФОВ: А как понять, опасен он или нет, как определить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скоростной режим.

    А.АСАФОВ: До 30 километров. Вы думаете, в 29 км/час он не опасен для пешеходов?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Опасен, но всё-таки не так, как в 40 или 50 или не дай бог 60.

    А.АСАФОВ: То есть с 29 км/час мы как-нибудь, пешеходы, смиримся, вы считаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, не думаю… но всё-таки более…

    А.АСАФОВ: Ну, здраво. По скорости всё-таки самое оптимальное.

    М.БУРЕ: Я соглашусь с нашим слушателем, потому что действительно ДТП происходят почему: человек либо отвлёкся, либо испугался, либо увидел какое-то препятствие. И на скорости 29 км/час, не знаю, он его как-то бросил, откинул в сторону и, наверное, нанёс какой-то ущерб, но не смертельный. Всё, что выше, крайне опасно.

    А.АСАФОВ: Уже чревато серьёзными последствиями.

    Поступают вопросы по мотоциклетной теме. Пишет нам 263-й: «Фантазёры! Вы прямоток попробуйте запретить». А тут с номерами ещё какими-то пристали к самокатчикам.

    М.БУРЕ: С прямотоком такая история. Есть специальные приборы, и мотобаты этим занимаются. Единственное, что приборов не так много и не так много мотобатовцев, которые могут этим заниматься постоянно. Спасибо сейчас департаменту транспорту, мотобату подарили 70 новых мотоциклов, и они, наверное, смогут что-то… Я тоже против прямотока, у меня абсолютно стоковый глушитель, я очень тихий, на меня даже собаки не лают, когда я еду. Но возвращаясь к воспитанию. Хотя прямоток люди очень часто ставят после того, как они попали один, а то и не один раз в ДТП. Потому что люди смотрят в телефон, а не в зеркало, они не видят этого мотоциклиста, выполняют манёвр, и результат всем известный. 

    А.АСАФОВ: Есть несколько сообщений, извините, что перебиваю, по поводу обсуждаемой темы. Есть такой инструмент, как ОСАГО. Водитель в любом случае несёт ответственность перед другими, в том числе и по ОСАГО. Так, может быть, электросамокатчикам тоже какое-то ОСАГО придумать?

    М.БУРЕ: Как только у нас появится категория, тогда у нас этот транспорт будет категорирован. Как только мы его откатегорировали, тогда вопрос об ОСАГО встаёт автоматически.

    А.АСАФОВ: Будет ли в Москве… такой вопрос вам может показаться забавным, но будет ли в Москве самокатобат в этом случае?

    М.БУРЕ: Думаю, он будет необходим, да. Одним мотобатом мы не обойдёмся. Причём опыт такой есть. В Голландии, например, есть велополиция. Есть полиция на роликах, которые догоняют роллеров, нарушающих движение. Это правда, такие есть.

    А.АСАФОВ: Я думаю, что они не для роллеров, а для скорости перемещения, чтобы пешехода обогнать. Но у нас есть конная полиция, она же не тех, кто на лошадях нарушает, ловит, правда?

    М.БУРЕ: Я просто почему вспомнил Голландию, я там лет 20 назад был, и действительно, парень на роликах переехал через дорогу по пешеходному переходу на запрещающий сигнал светофора. И стояли эти два спортивных парня-полицейских, которые тоже были на роликах. И они его догнали. Может быть, они и нарушителей-пешеходов ловят. Но я это видел своими глазами, и был очень удивлён. Это было ещё 20 лет назад.

    А.АСАФОВ: Ещё важный момент. Вы сказали, что с коллегами ездите по школам, объясняете, что такое шлем. Мы в своей логике, логике запретительной, всегда требуем что-то от государства, чтобы оно запретило, чтобы оно разобралось. А есть же ещё такой момент: может быть, ребёнку до определённого возраста эту штуку просто не покупать? Откуда он возьмёт сто тысяч рублей, чтобы купить? Значит, вопрос ответственности родителей тоже важен.

    М.БУРЕ: Здесь происходит некий момент замещения. В связи с тем, что многие люди вынуждены серьёзно работать и мало уделять времени детям, происходит замещение. Когда у Пети в классе появилось, приходит уставшая мама вечером, и он ей говорит: ты меня не любишь, потому что вот Пете купили самокат. И она, абсолютно не отдавая себе отчёт и желая сделать действительно ребёнку приятное, идёт и покупает круче, чем у Пети или у Васи. Она технически, может быть, не разбирается в этом, говорит: покажи, какой? Вот этот. И Ozon через два дня стучится в дверь: пожалуйста.

    А.АСАФОВ: Это же тоже вопрос информирования. Надо, значит, маме объяснить, что это штука опасная. Это не просто шалость, это не просто самокат. Что такое самокат, в простом представлении? Это доска, два колёсика и толкаешься ногой. И нормально. Я думаю, что стереотипное восприятие осталось. Ну, подумаешь, моторчик. Ну, куда на этом самокате можно уехать? Та самая мама, замученная работой, она просто даже не понимает сути опасности. Тоже вопрос объяснения. И возможно, стоит как-то шире об этом говорить.

    Пишут, что максимальную скорость самокатов контролировать невозможно технически. И зачем что-то изобретать, можно взять механизм, который работает в других транспортных сферах. И приводится пример: лодочные моторы на воде контролируют по лошадиным силам. Может быть, и здесь ограничения сделать 200-250 ватт, как в Европе, и проблема решена?

    М.БУРЕ: Лодочные моторы контролирует ГИМС. Моторы есть и 400 лошадей. Не понимаю, к чему этот пример? Есть такие моторы, и люди используют на лодках.

    А.АСАФОВ: Опять мы упираемся в вопрос контроля и его соблюдения. Но проблема, конечно, очевидна. Давайте ещё послушаем вопросы от наших слушателей. Говорите, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Николай, Москва. Полностью согласен с гостем, что эту сферу необходимо регулировать. Действительно, М1 категорию можно расширить на электротранспорт. И детям просто-напросто не разрешать использовать электросамокаты до 14 или 16 лет, пока они не сдадут на соответствующую категорию. Велосипеды способны на текущий момент развивать скорость до 30 и выше км/час. Мы же не можем их тоже запретить.

    А.АСАФОВ: Кстати, разговоры о регулировании велотранспорта тоже ведутся с завидной регулярностью.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел предложить пересмотреть ответственность пешеходов как участников дорожного движения. Потому что в правилах сказано, что человек должен убедиться в безопасности своего манёвра или перехода через дорогу. Но в случае если пешеход пренебрегает этим правилом, вываливается на пешеходный переход на красный свет, водитель как лицо, управляющее источником повышенной опасности, находится под уголовкой фактически. А пешеход максимум, не знаю, сколько на данный момент, 500 рублей. И это кошмарная история. Несколько лет назад, до того, как я перебрался в Москву, в Казани была история. Мой товарищ, мотоциклист, начал движение на зелёный свет и дорога была разделена бульваром. В нетрезвом состоянии мужчина вышел на дорогу и попал под колёса моему товарищу. Моего товарища в итоге чуть не посадили. Это, на мой взгляд, проблема.

    А.АСАФОВ: Применительно к обсуждаемой теме. То есть вы хотите дополнить ответственность пешехода следующим образом. Ходи, оглядывайся, не летит ли сзади электросамокат. Правильно я понимаю?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не совсем так, не только. Во-первых, электросамокаты, если они развивают скорость больше 25км/час, убрать в правый ряд, только с правами использовать их. Детям только неэлектрические самокаты, пожалуйста, пусть тренируются, достигли возраста 14-16 лет, сдали — получили права на управление этим транспортным средством. И пешеходам дополнительно ужесточить за пренебрежение правилами дорожного движения.

    А.АСАФОВ: Это уже в сторону автомобилистов всё-таки, не в сторону самокатчиков, правда?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Зачем? Ко всем участникам дорожного движения. Закон строг, но это закон.

    А.АСАФОВ: Я понимаю. Но это не имеет отношения к взаимодействию самокатчика и пешехода, мы же эту ситуацию обсуждаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему? Если самокатчик признаётся категорией М1, а человек выходит на отведённое для этого самокатчика место и попадает в неприятную ситуацию, то он должен тоже нести ответственность.

    А.АСАФОВ: Спасибо за ваше мнение. Вообще, на самом деле, тема ответственности пешеходов тоже вызывает сразу бурю эмоций. Это вы там на своих железных коробках или на мотоциклах гоняете, а у нас приоритет, мы должны быть вообще без всякой ответственности. Это ваша проблема, это вы едете, управляете средством повышенной опасности. А ведь, действительно, и ответственность пешеходов у нас сильно размыта. Сколько случаев, когда пьяные переходят дорогу, вообще не соображает ничего, а человек потом садится за это тюрьму. Это тоже требует, по крайней мере, актуализации этой темы. Хотя, конечно, сразу скажут: да как вы смеете, это нарушение всех возможных человеческих прав. Я сам вижу, как легкомысленно люди ведут себя на дороге, на пешеходном переходе, с детьми, в любом состоянии, просто потому что человеку надо. Сейчас опасное время, сумерки ранние достаточно, ещё снега нет, видимость плохая. Но люди в чёрном, в наушниках, с телефоном, их не видно. Но садится в тюрьму водитель однозначно. Тоже тема для обсуждения. Я говорю, что противников этой инициативы будет гораздо больше, чем сторонников. И в случае с выдачей категории для электросамокатов, регулирования этой отрасли, тут, я думаю, что сторонников будет больше как раз, электросамокатчики в меньшинстве. А вот в споре пешеходов и закона, думаю, что копья будут ломаться очень активно.

    М.БУРЕ: К сожалению, через дорогу люди переходят, забывая правило «посмотрел налево, посмотрел направо». Действительно, как священные коровы, в наушниках люди идут, даже не смотрят, едет машина, не едет. Он знает, что пешеходный переход — это приоритет. И это опять же от воспитания людей. В Европе тоже нерегулируемые пешеходные переходы, но люди останавливаются, пропускают. Даже ты останавливаешься, он показывает: проезжай, я не тороплюсь. Редко у нас это встречается.

    А.АСАФОВ: Давайте ещё звонок послушаем. Вы в эфире, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Москва. Согласен с предыдущим выступающим по поводу ответственности пешеходов. Есть некое даже давление на водителя. Я лично сам испытываю некое давление как водитель, я всё время за рулём. И я испытываю некий дискомфорт, когда я еду и передо мной пытается перейти пешеход. Он какой-то робкий, я, естественно, останавливаюсь, но иногда получается недопонимание.

    А.АСАФОВ: А бывает ещё и с вызовом «не видишь, я иду, куда ты прёшь».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Вот эти быковатые такие пешеходы, священные коровы так называемые. Почему нет такого жёсткого регулирования? Я сам буквально три-четыре дня назад попал в ДТП, как раз из-за такой священной коровы, которая перебегала дорогу, я не видел, перед ней остановилась машина резко, и три ДТП подряд, я был последний. Это ладно. Но сам факт, что люди, пешеходы, переходя… одним словом, нужно ввести ответственность. Единственный вопрос: достучаться до пешеходов. Каким способом: материальным – не материальным, моральным, рекламным. Убедитесь, пожалуйста, пешеходы, в безопасности перехода. Лево – право и пошли.

    А.АСАФОВ: Спасибо за ваше мнение. Знаете, что мне кажется, Максим Иванович. Обращаюсь к вам как к председателю комиссии по транспорту Общественной палаты г. Москвы. Мне кажется, правила дорожного движения мы актуализируем редко. Мы редко их меняем. Жизнь меняется гораздо быстрее. Появляются электросамокаты, пешеходы забывают, где лево, где право, с какой стороны переходить автобус. И отношение к ним меняется. В Европе всё очень жёстко наказывается штрафом, и для пешеходов в том числе. Может остановиться обычный полицейский, не надо ждать специального дорожного, который увидит, как человек переходит улицу и может прямо на месте оштрафовать. Там сумма серьёзная очень. Так вот, вопрос: может быть, нам чаще менять правила?

    М.БУРЕ: Актуализировать, я бы сказал. Да. Просто бюрократическая машина, она довольно инертна. Это не так просто сделать быстро. Я же говорю, мы год занимаемся электротранспортом. У нас предложений достаточное количество внесено, и пока воз и ныне там. Я надеюсь, что мы его сдвинем. Год назад было чуть меньше электротранспорта, его становится с каждым годом всё больше и больше. 

    А.АСАФОВ: Появится какой-нибудь летающий скоро, да?

    М.БУРЕ: Наверное, да. Хотелось бы вернуться к тому, что уважайте друг друга. Надевайте маски, чтобы не раздражать пассажиров в общественном транспорте. Уважайте водителей, когда переходите через дорогу. Уважайте пешеходов, которых вы видите, спешащих или ещё как-то двигающихся по направлению к пешеходному переходу. В общем, уважайте друг друга и всё будет хорошо. Спасибо.

    А.АСАФОВ: Уважение — одна из ключевых, конечно, проблем нашего общества. Как достичь этого уважения, как поднять его на тот уровень? Я не знаю, честно говоря. Но тоже прошу вас: давайте друг друга уважать чуть-чуть больше, чем мы это делаем. Тут невозможно сделать слишком много.

    Продолжим на следующей неделе. Это была программа «Отбой». Сейчас новости. Слушайте радио.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus