• Заместитель главного муфтия города Москвы Марат Алимов в программе «Хороший вопрос» от 30.10.2020

    Теракты во Франции на фоне заявлений Макрона о кризисе ислама

    10:00 Окт. 30, 2020

    Теракты во Франции на фоне заявлений Макрона о кризисе ислама

    В гостях

    Марат Алимов

    Заместитель главного муфтия г. Москвы

    А.ОНОШКО: Доброе утро. У микрофона Анастасия Оношко. И сегодня, я боюсь, что у нас с вами одна единственная монотема. Мы пригласили сегодня на первую получасовку об этом поговорить Марата Алимова, заместителя главного муфтия города Москвы. Здравствуйте. 

    М.АЛИМОВ: Добрый день. Салам алейкум. Мира вам.

    А.ОНОШКО: Алейкум ас салам. Правильно?

    М.АЛИМОВ: Очень правильно. Очень правильно сказали, даже иногда лучше, чем некоторые говорят.

    А.ОНОШКО: Вы знаете, я учила в школе на самом деле французский язык. Поэтому я в какой-то момент, когда начались первые заявления, первая реакция была от Тайипа Реджепа Эрдогана, как у нас в прессе писали, на высказывания Макрона. Вот так у нас писали, на высказывания Макрона или на выступление Макрона. А на самом деле что сказал Макрон? И мы знаем только, что Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Макрона в нападении на ислам или как-то так. На самом деле он сказал, что ему нужно проверить ментальное здоровье. Следом отреагировал премьер-министр Пакистана Имран Хан, он обвинил Макрона в атаке на ислам. Мы знаем, что Рамзан Кадыров написал сообщение и даже как бы вступил в некий диалог заочный с Песковым, который потом сказал, что только у нас высшие лица комментируют… как бы не могут беседовать с высшими лицами других стран напрямую, а Рамзан Кадыров сказал, что выступал исключительно как мусульманин. Мы это всё видели, слышали. 

    Сегодня новости вы смотрели, нет? 

    М.АЛИМОВ: Смотрел какие-то новости.

    А.ОНОШКО: Я просто к тому, что, начиная с первого случая, когда учителю отрезали голову, убили, отрезали голову, потом второй вчера в Ницце вечером, когда человек напал в храме на прихожан и женщине успел голову отрезать, а двух просто убил… Кстати, Турция решительно осудила, и Реджеп Тайип Эрдоган направил письмо и так далее, соболезнования и прочее. 

    Я всё-таки хотела к исходной точке отправиться и посмотреть вместе с вами, что сказал Макрон. Потому что как бы сейчас идёт такое обсуждение того, что он сказал, и мало кто на самом деле знает, когда и что он сказал. А я вот поинтересовалась и выяснила, что 25 октября Эммануэль Макрон просто сделал пять постов в Twitter. Пять, потому что там длинные нельзя сообщения писать, он его разбил на пять штук. Они коротенькие, я сейчас зачитаю. Я хотела вашу оценку, как вы слышите, видите. Понятно, что контекст такой, он это пишет после совершённого вот этого убийства, после того как был похоронен этот учитель, после того как он присвоил посмертно этому учителю местную награду. Что он пишет? 

    La liberté, nous la chérissons; l’égalité, nous la garantissons ; la fraternité, nous la vivons avec intensité. Rien ne nous fera reculer, jamais. Rien ne nous fera reculer, jamais. 

    Это по сути он говорит следующее: «Свобода, мы её лелеем». La liberté, l’égalité, мы помним все, лозунги революции.

    М.АЛИМОВ: Да, конечно.

    А.ОНОШКО: «Равенство, мы его гарантируем. Братство, мы проживаем его активно». Я так, криво перевела но смысл в том, что мы поддерживаем братство. «Ничто не заставит нас отступить». 

    Дальше. Notre histoire est celle de la lutte contre les tyrannies et les fanatismes. Nous continuerons.

    «Наша история — это история борьбы против тирании и фанатизма. Мы продолжим». 

    Третий твит. Nous respectons toutes les différences dans un esprit de paix. «Мы уважаем все различия…» Он ещё на английском и на арабском, были одновременно опубликованы на трёх языках эти посты, не только на французском. «Мы уважаем все различия в духе мира, esprit de paix. Nous n’acceptons jamais les discours de haine et défendons le débat raisonnable. « Мы никогда не примем ненависть, разговор на языке ненависти, а будем защищать разумный диалог». Débat как «дебаты» по-русски, raisonnable — «разумный». 

    И последний пост. «Мы продолжим. Мы будем всегда придерживаться стороны человеческого достоинства и универсальных ценностей». Всё. Больше он ничего не написал. 

    Вы слышите в этом атаку на ислам или нет? Или всё-таки условия как бы диктуют вам другое прочтение какое-то, чуть больше, может быть, чуть шире?

    М.АЛИМОВ: Ну, конечно, как выпускнику нескольких университетов и соискателю кандидатской степени, конечно, я могу сказать следующее. Конечно же, французы распространяют своё влияние на  другие страны, во-первых. Во-вторых, они обжигаются тем сейчас, чем обжигаются другие страны, которые распространяют свою демократию, псевдодемократию на другие регионы. 

    Не надо забывать, что французы напали когда-то и на Россию, притом, что были, собственно говоря, хорошие отношения у Наполеона с Александром I. 

    Сейчас обстановка в Европе накалена, в Америке — накалена. Тенденция к хаосу очевидна. Слава богу, что в нашей стране спокойствие. И в Коране всевышний говорит: «Что может быть лучше спокойствия, лучше мира? Только мир». Таким образом, то, что происходит там и кто-то кому-то что-то там отрезал, то это криминал. Мне очень нравится позиция нашего президента, который говорит: «У нас есть правоохранительные органы, есть суд, есть следователи, вот пусть они в этом и разбираются». 

    А Макрону, конечно же, с его политикой нужны политические очки и ничего более. Ислам переводится как «салам», «мир». Только последние 30 лет, 40 лет к исламу начали через тире писать, что это какая-то нетерпимая религия, террористы, и различные нетерпимости приписывают к исламу. Это мы видим на протяжении последних 40 лет. Это такая тенденция, такой тренд.

    А.ОНОШКО: Знаете, почему эти подписи возникают? Потому что выкрики происходят.

    М.АЛИМОВ: Дело в том, что нельзя не учитывать исламский фактор. Мы не можем сказать, что Иисус плохой, мусульмане, мы не можем, потому что мы принимаем всех, всех пророков. Мы не можем каким-то образом распространять нечисти и нетерпимости, потому что это у нас заповедовано в религии, что мы должны относиться, даже если сосед у тебя иноверец, то он ближе, чем твой родственник, говорил пророк Мухаммед. Таким образом, если кто-то кому-то там что-то режет во Франции, это дело французов на самом деле. Но когда Макрон говорит о своём влиянии, влиянии на мир, то посмотрите, Франция очень много хорошего, в принципе, миру дала. Но и собственно говоря, мы видим, что она дала своими колониальными завоеваниями. Да, был какой-то рост в мусульманских странах, рост именно цивилизационный и так далее, и тому подобное. Но, в принципе, со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

    И смотрите, сейчас во Франции именно мусульманский фактор имеет большое влияние. И властям Франции нужно, чтобы там был, наверное, хаос, чтобы удержаться у власти. Таким образом, то, что происходит именно в криминале и то, что это размазывают на весь исламский мир, вы знаете, это неправильный тренд. Если, например, про какого-то правителя, какого-то президента скажут что-то плохое, наверное, люди будут это осуждать, наверное, с этими людьми будут правоохранительные органы работать, спецслужбы.

    А.ОНОШКО: Где как. 

    М.АЛИМОВ: А когда говорят про пророка, когда задеты чувства двух миллиардов человек, конечно, такому человеку, как президент Франции, великой, кстати страны… Я её уважаю, сам выучил, как и вы, французский язык, знаю историю Франции и был там, и уважаю французов. Я вижу, что сегодня это неправильная политика. 

    Всевышний в Коране сказал: «Объединяйтесь в добре, на хорошей стезе, в хороших делах, но не объединяйтесь во вражде, не объединяйтесь во лжи, не объединяйтесь именно в том, что приносит вред друг другу». Это самая главная заповедь Корана.

    А.ОНОШКО: Я утром сегодня новости стала просматривать, что произошло в мире, пока мы спали. Полицейские застрелили подростка, бросившего коктейль Молотова у здания отделения полиции в Татарстане. Совершенно внезапно, невозможно было себе представить. 

    М.АЛИМОВ: Да что же вы этот Татарстан там замурыжили? 

    А.ОНОШКО: Нет-нет, там уже подробности. По данным СМИ, во время нападения он выкрикивал «Аллах акбар!». 16-летний житель города Кукмор. Он уроженец Алтайского края и зовут его, между прочим, если кто-то как-то там подумал, фамилия у него Антипов. Он приехал когда-то, видимо, с родителями. Виталий Антипов его зовут, ему16 лет, он уроженец Алтайского края, переехали они, видимо, в Татарстан. И вот судьба. 

    Застрелили в Канаде приближавшегося к полицейскому участку человека с ножом. Непонятно, почему въехал человек… Уже воспринимается по-другому новость, когда в Германии в толпу въезжает человек. В Ницце выходит второй человек. Просто дело в том, что они же кричат что-то при этом. Если бы они просто выходили и бросались на людей, какие-то товарищи, сошедшие с ума… Вчера таксист хотел себя сжечь перед офисом «Яндекса», но у него были свои требования, он это формулировал. 

    Как сама община мусульманская борется с этим? Вы же видите, у вас там есть люди разного характера. Что вы делаете? 

    М.АЛИМОВ: Смотрите, как мы боремся. Мы арендуем помещения. Нам государство в Москве, например, не даёт земли под мечети, где мы могли бы говорить: братья, надо вести себя хорошо, надо вести себя правильно. Что мы делаем, например, я как имам? Мы, например, в Бутове сняли в аренду помещение, проводим там пятничные проповеди. Арендуем за свои средства, говорим: братья, ведите себя хорошо, пророк нас учил так, пророк нас учил сяк… И так далее, и тому подобное. То есть вести себя правильно, быть добрыми друг к другу. Но государство не видит, что, например, в Москве не хватает  мечетей, скажем так. Может быть, видит и не строит. Какие-то определённые точки, где имамы могли бы именно проповедовать истинные догматы исламы: о веротерпимости, о добрососедских отношений и так далее, и тому подобное. Мы это делаем за свой счёт. Мы несём на себе социальную вот эту ответственность. Например, Духовное управление мусульман города Москвы, наша община и так далее. 

    Но всё равно есть очень много вопросов, к сожалению, со стороны властей к нам, «что вы делаете». Нас постоянно проверяют и так далее, и тому подобное. Так вы работайте вот с этими людьми, которых вербуют через интернет.

    А.ОНОШКО: А кто вербует их? 

    М.АЛИМОВ: Откуда-то вербуют, если он с Молотовым, с зажигалкой своей, кидается на отделение полиции в 16 лет, Антипов Виталий. Наверное, он новообращенный, наверное, кто-то же ему так сказал.

    А.ОНОШКО: Да, следствие теперь разберётся. 

    М.АЛИМОВ: Разберётся, конечно.

    А.ОНОШКО: Но дело в том, что человек 18-летий, который отрезал учителю голову, а учитель… Что примечательно? Учитель же как бы не рисовал эти (хотя это отдельный разговор) карикатуры. Мы сейчас уже точно не можем знать, но как бы пресса говорит, что он в рамках урока про свободу слова показывал, что такое бывает, они вот это нарисовали, потом на них нападали. Видимо, какой-то такой был разговор, что, наверное, он хотел показать, что бывает. В итоге к нему обращались религиозные… Не знаю. В общем, ученики якобы или этот же самый ученик просил его не показывать, и вот он показал. И вот такой результат. 

    Тут же вряд ли была какая-то работа через вербовщиков, через интернет. Вербовщики через интернет, мы знаем, что с ними пытаются как-то работать.

    М.АЛИМОВ: Значит, этот учитель не отнёсся к чувствам мусульман правильно. Значит, он неправильно подошёл к этому, если поступила такая реакция.

    А.ОНОШКО: Я вам объясню опасения властей или людей. У нас, кстати, есть слушатели, они нам пишут, пишут на Telegram govoritmskbot…

    М.АЛИМОВ: Что пишут? 

    А.ОНОШКО: Сейчас зачитаю.  SMS-портал +7-925-88-88-948. Пишите SMS, я обязательно зачитаю нашему гостю. 

    Я хотела сказать, что и власти, и прочее, может быть, какое-то население, у всех есть ощущение, что там кроме того, что есть какая-то вербовка через интернет, условно, наверное, кто-то это делает, есть ещё и просто какая-то личная психологическая неустойчивость. Не знаю, что с этим мальчиком, сейчас следствие будет изымать компьютер, смартфоны. Он, кстати, на своей страничке в Facebook какое-то обращение записал. Мы его не видим, потому что нам не дают ссылку, ну неважно. Или человек в Ницце, который пошёл… Я-то могу себе представить, что и этот мальчик, и этот человек в Ницце, они вообразили себя такими рыцарями, Дон-Кихотами, ну наверное… 

    М.АЛИМОВ: Ну это ваше субъективное мнение.

    А.ОНОШКО: Да, абсолютно. Я пытаюсь хоть как-то объяснить себе, что происходит. Вот они против, они как бы идут на войну за что-то своё, за своё понимание.

    М.АЛИМОВ: Да нет… преступление на самом деле.

    А.ОНОШКО: Да, преступление. Но они одиночки. Как их можно и можно ли их как-то вычислять? У них же есть авторитеты. Они именно в религиозной плоскости лежат. Вы говорите о том, что чем больше будет мечетей, тем как бы более подконтрольными что ли будут такие лица?

    М.АЛИМОВ: Не то, что под контролем. Мы будем их воспитывать. И в нашей стране слава богу такого не происходит. Я говорю и обращаюсь ко всем мусульманам, что религия ислам — это мирная религия, и наши отцы и деды воевали против фашистской Германии вместе бок-о-бок, и против Наполеона, гнали его до Франции. Татаро-башкирская конница первой вошла в Париж, между прочим. Об этом тоже история говорит, можно в архивах посмотреть. 

    В нашей стране такого рода вещи не могут происходить, потому что люди… У нас многонациональная многоконфессиональная, религиозная страна на самом деле, мы терпимо относимся друг к другу. Мы прошли столько бед, столько войн, что в нашей стране это исключено, не может этого быть. Это, во-первых.

    Во-вторых, я хочу сказать о том, что, конечно, когда средства массовой информации нагнетают это, из Европы нагнетают к нам эту информацию, скажем так, конечно, могут быть люди, которые скажут: а почему бы и нам так не сделать? Этим самым распространяются вот это невежество. Таким образом, мы должны говорить не о том, что именно моделировать на нашу страну, а мы должны говорить то, что не должно быть. В нашей стране, например, 30 лет назад к мусульманам относились по-другому, в Москве даже. А сейчас у нас есть община, например, мы снимаем, так каждый день на нас пишут какие-то заявления, какие-то кляузы, люди боятся мусульман. Это всё дело средств массовой информации, которые распространяют об исламе ложные сведения.

    А.ОНОШКО: Ну как, ложные? Выбегают и угрожают, и бросаются гранатами…

    М.АЛИМОВ: Ну где вы в Москве видели, убивают, угрожают и так далее? Это во Франции. Это там какая-то бытовая вещь, которую перевели на политическую.

    А.ОНОШКО: Сегодня в Татарстане, вчера во Франции, ещё две недели назад во Франции. Но СМИ же не могут не рассказывать о новостях? Давайте сообщения я зачитаю.

    Трифит: «Я начинаю бояться. У меня дети. Я вижу, как знакомые начинают молиться в парках, отказываются от спиртного. Я не знаю, что ещё от них ждать. А вдруг человек примкнул к радикалам? Зачем мне эти страхи и опасения? Теперь я должен носить с собой что, средства обороны?» Как прокомментируете? 

    М.АЛИМОВ: Также средства обороны он может носить, наверное, и против алкашей, и наркоманов, и против воров, которые могут зайти к нему.

    А.ОНОШКО: Но тут как бы не ожидаешь от радикала ничего. Он вроде бы всё делает правильно, а потом раз и…

    М.АЛИМОВ: Не знаю. Мы в метро ездим, раньше, например, скинхеды кошмарили всю Москву. Наверное, вы помните.

    А.ОНОШКО: Да-да, и убивали на улице.

    М.АЛИМОВ: И убивали, прям резали, отрезали головы и так далее, и тому подобное. Даже к моей семье (я как мусульманин) приходили от таких людей. Потом ирландская вот эта…

    А.ОНОШКО: Я знаю, у меня армянские друзья, они боялись детей поздно отпускать у нас во дворах гулять на всякий случай, чтобы к ним никто на предмет внешности никто не пристал.

    М.АЛИМОВ: Да мы сами, мусульмане, боимся иногда выпускать своих детей, чтобы пьяницы, алкаши не пристали, например. Тоже такая вещь. Мы тоже боимся. Мы живём в одной стране. Вы не думайте, что мы в Москве живём в каком-то районе, агломерации и так далее, и тому подобное. Я хожу в такие же магазины, что и вы ходите, в детские сады…

    А.ОНОШКО: Мы поняли, да. Вопрос в том, что с этим делать со всем. Это же есть проблема. Искажающийся образ, с одной стороны, или вот эти новости, которые как бы не заткнёшь, они приходят.

    М.АЛИМОВ: Ещё раз говорю, нужно государствам учитывать исламский фактор в своих государствах и нужно с этим работать. 

    Что сделал Саркози? Не давали строительство мечетей во Франции. Было большое нетерпение, нагнетание обстановки. Он одним днём дал построить три тысячи мечетей в Париже, и эта ситуация исправилась. Сейчас, когда во Франции есть люди, которые… Вы знаете, что во Франции демократия и так далее, и тому подобное. Но нельзя не учитывать исламский фактор. Нужно очень аккуратно. Если ты уважаешь другого человека, если ты вступаешь с ним в диалог, то, наверное, нужно очень аккуратно разговаривать о его идеалах.

    А.ОНОШКО: Когда кто с кем разговаривает? 

    М.АЛИМОВ: Если я преподаватель, я ученику говорю, вот «твои родители плохие, твоя мать такая, твой отец такой», конечно, он станет… для него это идеал, какие бы отец, мать не были, он всё равно будет защищать свою семью. А религия — это очень тонкие материи, о которых нужно очень правильно… Все наши беды от незнания.

    А.ОНОШКО: Мы поняли ваш рецепт — больше мечетей. Сколько нужно, как вы думаете, сколько не хватает в Москве мечетей? На какое количество человек? 

    М.АЛИМОВ: Вот смотрите, у нас на севере одна, на западе маленькая одна, в центре у нас большая, открывал её Владимир Владимирович Путин, на проспекте Мира, историческая мечеть маленькая. Нам не хватает сейчас именно, на данный момент, срочно, нам не хватает на востоке Москвы, это где-то район Новокосино, и где-то в районе Южного Бутова, Коммунарка, где-то здесь. Потому что здесь и «Фуд Сити», и так далее, и тому подобное. На востоке тоже много мусульман. Нельзя не учитывать три миллиона мусульман в Москве. Они не вмещаются в эти маленькие мечети, которые есть. Это нужно сегодня и сейчас. Если бы государство учитывало исламский фактор… 

    Мусульмане являются самым активным экономическим населением Москвы. Самым активным… Одним из самых. Я не скажу, самым… 

    А.ОНОШКО: Спасибо вам. У нас время подошло к концу.

    М.АЛИМОВ: Пожалуйста. 

    А.ОНОШКО: Марат хазрат Алимов, заместитель главного муфтия города Москвы был с нами на линии. Он дал свой рецепт решения проблемы.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus