• Председатель комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Ярослав Нилов в программе «Умные парни» от 19.02.2021.

    15:00 Фев. 19, 2021

    В гостях

    Ярослав Нилов

    председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 5 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва». 94.8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня. Программа «Умные парни».

    Ярослав Нилов с нами, председатель комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов. Здравствуйте, Ярослав.

    Я.НИЛОВ: Здравствуйте. Депутат фракции ЛДПР. Потому как у нас с такой фамилией есть ещё депутат из другой фракции, и периодически нас путают.

    Е.ВОЛГИНА: Хорошо. А что важнее, фракция или комитет, который вы возглавляете, для вас лично?

    Я.НИЛОВ: Фракция — это структура Государственной думы, членом которой я являюсь. Партия ЛДПР победила на выборах в 2016 году, сформирована в Государственной думе фракция. Как, в принципе, все годы фракция ЛДПР находится в парламенте. Первые выборы были в 1993 году.

    Е.ВОЛГИНА: А чего вы нас в историю-то, Ярослав? Вдруг люди забыли что ли?

    Я.НИЛОВ: А комитеты — это уже структура парламента, куда входят депутаты. Каждый депутат может входить в один комитет. Соответственно, комитеты занимаются уже конкретной, законотворческой, прежде всего, работой. Законы, которые поступают в Государственную думу, они распределяются по комитетам, комитет, соответственно, работает.

    Е.ВОЛГИНА: А вы чувствуете себя оппозицией?

    Я.НИЛОВ: Мы и есть оппозиция.

    Е.ВОЛГИНА: Нет, номинально как угодно можно. А по факту?

    Я.НИЛОВ: Я ещё раз повторяю, что мы и есть оппозиция. И когда сегодня мы видим, что происходит во внутренних делах страны, связанное с протестами, с движениями школьников, с различными оппозиционными проявлениями в сети… Я вспоминаю 1999 год, когда я, будучи тогда студентом первого курса, в Москве в метро во время избирательной кампании по выборам депутатов в Государственную думу, призвал и полицию, и тех сотрудников метрополитена, которые незаконно развешивали плакаты Лужкова с призывом голосовать за «Отечество», был задержан полицией. Тогда они отказались составлять протокол административный, потому что я ничего не нарушал. Да, я призывал эмоционально прекратить противоправные действия, защитить права других участников избирательного процесса, но тогда я на себе ощутил вот эти репрессии и противозаконные действия в отношении меня, молодого человека, которые подсознательно очень глубоко запомнил.

    Е.ВОЛГИНА: Почему репрессии? У нас нет 58-й статьи.

    Я.НИЛОВ: Репрессии в отношении меня. Потому что меня тогда отвели в полицейский участок, закрыли на несколько часов в отделении полиции на станции «Тургеневская», пытались мне что-то объяснить. Когда потребовалось составить административный протокол, они отказались.

    Е.ВОЛГИНА: Потом вы стали старше и мудрее.

    Я.НИЛОВ: Нет, потом я просто стал глубже погружаться во все политические и общественные течения, движения и понимал, что в жизни свои права надо отстаивать, надо защищать, в том числе и сейчас, когда я являюсь депутатом Государственной думы от фракции ЛДПР и председателем комитета по социальной политике, я все свои возможности и ресурсы административные, прежде всего, пытаюсь использовать для того, чтобы защитить нарушенные права наших граждан. Конечно, не всё получается.

    Е.ВОЛГИНА: Отстояли какие-нибудь хоть права-то?

    Я.НИЛОВ: Ну, конечно.

    Е.ВОЛГИНА: Какие?

    Я.НИЛОВ: Во-первых, приводить примеров можно много.

    Е.ВОЛГИНА: Давайте.

    Я.НИЛОВ: Условно говоря, человеку положена инвалидность. Не дают или завышают группу, например. Пенсию пересчитывают. Кстати, это даже не я говорю, а это говорила на совещании вице-премьер Голикова, что порядка 50% случаев, когда люди обращаются за пересчётом пенсии, пересмотром, она пересматривается, потому что неправильно насчитали, неправильно определили, не всё учли, не все документы были приняты во внимание, когда назначали пенсию нашим гражданам. Жилищные вопросы.

    Е.ВОЛГИНА: Ну это вы о каких-то частных вещах говорите.

    Я.НИЛОВ: А вы о каких хотите?

    Е.ВОЛГИНА: Резонансные законопроекты какие-нибудь, вот я сейчас вспоминаю, подобного рода. Вы же нечасто выступаете против того, называя себя оппозицией, казалось бы…

    Я.НИЛОВ: Почему? Пенсионная реформа – один из самых резонансных за последние годы. ЛДПР была против. Мы не поддержали. Мы категорически против и мы настаивали…

    Е.ВОЛГИНА: Ну вы же знали, что это ничего не изменит.

    Я.НИЛОВ: Ну подождите. Вы спрашиваете про нашу позицию, я вам свою позицию аргументирую. И, кстати, сегодня те аргументы, которые звучали тогда, они подтверждаются. Недавно губернатор Пензенской области (Белозёров, по-моему, фамилия его) заявил о том, что давайте мы лиц предпенсионного и пенсионного возраста попросим вежливо освободить рабочие места для молодёжи. Мы тогда, когда шла пенсионная реформа, говорили о том, что да, мы столкнёмся с проблемой трудоустройства именно молодых специалистов, потому как пенсионная реформа продлевает пенсионный возраст и, соответственно, вопрос, связанный с дефицитом рабочих мест, он очевиден. Хотя сегодня посмотреть одновременно на ситуацию на рынке труда в Москве, не только в Москве, в России, какой можно сделать вывод? У нас нехватка рабочих рук в сельском хозяйстве, в строительстве, в коммунальном хозяйстве, в том числе из-за того, что иностранная рабочая сила находится сейчас за пределами Российской Федерации.

    Е.ВОЛГИНА: А как помочь гражданам Российской Федерации трудоустроиться?

    Я.НИЛОВ: А помочь, это всё можно сделать.

    Е.ВОЛГИНА: Как?

    Я.НИЛОВ: Элементарно. Для этого существуют центры занятости, которые, к сожалению, ведут себя очень пассивно и превратились в органы статистики.

    Е.ВОЛГИНА: Но вы же депутаты, вы же можете чего-то сделать.

    Я.НИЛОВ: Да, вот мы можем. Вчера в Государственную думу внесён был законопроект, сегодня был внесён законопроект, направленный на защиту граждан от незаконного уголовного преследования тех, кто получает пособие по безработице.

    Смысл в том, что надо правильно организовать. Если, например, в Москве не готовы или не хватает трудовых ресурсов для того, чтобы обеспечить потребность сферы строительной или ЖКХ, не значит, что нужно отправлять за киргизами и за таджиками самолёты. Это значит, что нужно организовать работу, например, вахтовым методом для того, чтобы из близлежащих регионов — Подмосковье, Калужская область, Смоленская область, Тульская, Тверская — приезжали и работали здесь.

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите, «надо, чтобы было». «Надо, чтобы было» — это пассивный залог, получается.

    Я.НИЛОВ: Нет. «Надо, чтобы было», этот вопрос мы как депутаты неоднократно поднимали, ставим этим вопросы при назначении того же министра строительства нового, который недавно был назначен взамен ушедшего на другую должность министр. Соответственно, мы обращаем внимание, даём свои предложения, каким образом эту работу можно организовать.

    Вчера на встрече с президентом лидер ЛДПР… Не вчера, позавчера, в среду, 17 февраля, лидеры думских фракций встречались с президентом. И также набор наших предложений лидером ЛДПР был озвучен. Часть предложений президент поддержал и дал соответствующие поручения. Это и есть наша работа. Мы даём предложения, которые в последующем могут быть реализованы путём принятия необходимых решений на уровне правительства. Не всегда всё регулируется законами.

    Е.ВОЛГИНА: Не всегда всё регулируется законами. Но, может быть, не регулируется, потому что законы таким образом пишутся. Нет, не кажется?

    Я.НИЛОВ: Почему? Не законы таким образом пишутся. Законы пишутся, имея, в том числе, отсылочные нормы к нормативно-правовым актам и дальше правительство эти акты принимает, и их необходимо иногда корректировать либо принять дополнительные акты для того, чтобы регулировать ту или иную сферу.

    Е.ВОЛГИНА: Опять же проблема заключается, как представляется, в чём? Что вот пандемия, казалось бы… Помните, ввели продуктовое эмбарго и сказали, что это шанс для российского сельского хозяйства. Пять лет прошло, вроде какие-то успехи есть. Теперь пандемия, иностранцы уехали. И логичный вопрос возникает у граждан Российской Федерации: ребята, всё, наконец-то, у нас будет работа. Хотя статистическая безработица у нас правда маленькая.

    Я.НИЛОВ: Как это маленькая? Она возросла. До пандемии было 800 тысяч, сейчас порядка трёх миллионов официально.

    Е.ВОЛГИНА: Да, официально.

    Я.НИЛОВ: Но это не значит, что все потеряли работу во время пандемии. Это значит, что была предоставлена возможность регистрироваться через интернет, что побудило людей зарегистрироваться, и были озвучены временно максимальные пособия в размере 12 тысяч, что людей побудило это сделать.

    Е.ВОЛГИНА: Нет, людей побудило сделать, да, временно. Но удочку людям так и не дали. Вы председатель комитета Госдумы по труду. Я задаю вам конкретный вопрос: есть граждане Российской Федерации, которые говорят, мы хотим работать, а вы говорите, что ну вон они зарегистрировались, им же деньги дали. Так им же дальше-то надо зарабатывать.

    Я.НИЛОВ: Секундочку. Я так не говорю. Службы, центры занятости, во-первых, кроме того, что назначают и выплачивают пособия, они ещё предоставляют возможность бесплатно получить дополнительное образование, повысить квалификацию, предоставляют информацию об имеющейся вакансии, которую размещают работодатели. Вы знаете, что у нас до декабря месяца полгода действовала программа, которая позволяла пройти бесплатно двухнедельный курс и получить необходимые знания для того, чтобы потом трудоустроиться в конкретном регионе?

    Е.ВОЛГИНА: Куда на две недели? Это что? Какие знания можно получить?

    Я.НИЛОВ: Соответствующий анализ, там веб-дизайн… ряд направлений был предложен. Достаточно было зайти на сайт, выбрать регион, выбрать ряд направлений, которые, очевидно, востребованы в конкретном регионе. Да, конечно, это не стопроцентная гарантия трудоустройства, но в целом потребность такая наблюдалась, наблюдается и была такая возможность сделать. Другое дело, что граждане об этом многие не знали, опять же из-за того, что центры занятости просто молчат, информацию не доводят.

    Я бы, знаете, что сделал? Зарплату сотрудников центра занятости привязал к количеству трудоустроенных граждан.

    Е.ВОЛГИНА: Это популизм.

    Я.НИЛОВ: Нет, это не популизм. Вот есть базовый оклад и стимулирующие выплаты, которые напрямую зависят от того, сколько людей конкретный сотрудник трудоустроил. Работа сразу закипит, я вас уверяю. А сейчас у них работа как в советское время: делай, не делай, сто рублей в месяц получил.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите. А вы не знаете такой штуки, как отчётность и подделка отчётности.

    Я.НИЛОВ: Причем здесь отчётность и подделка отчётности? Если человек трудоустроен и есть факт трудоустройства, то, соответственно, это уже результат его работы.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите. Важно, что он в принципе трудоустроен или всё-таки куда? Вы мне привели пример, я теперь вам пример приведу. Практикующий хирург в больничке в сельской местности. Больничку закрывают, хирург остаётся без работы. Он говорит: я практикующий хирург, ещё хочу, за три рубля работать, но хочу. Ему мало того, что три рубля предлагают, так ещё предлагают, вон, иди в санитары.

    Я.НИЛОВ: Вы имеете в виду как дополнительный заработок?

    Е.ВОЛГИНА: Почему?

    Я.НИЛОВ: Или как хирург он не нужен.

    Е.ВОЛГИНА: Да, как хирург он не нужен, ему предлагают должность санитара.

    Я.НИЛОВ: Вы говорите о частностях.

    Е.ВОЛГИНА: Нет, подождите, из частностей система создаётся, извините.

    Я.НИЛОВ: У нас, наоборот, потребность во врачах, в квалифицированных специалистах. У нас система здравоохранения нуждается в дополнительной рабочей силе.

    Е.ВОЛГИНА: Вы на форумах врачей сидели когда-нибудь?

    Я.НИЛОВ: Сидел на форумах врачей. И у нас комитет по делам здравоохранения в Государственной думе регулярно проводит мероприятия, где также присутствуют специалисты разного профиля. У меня есть экспертный совет, куда входят также практикующие и хирурги, и гинекологи, и специалисты другого профиля. Я регулярно бываю в учреждениях здравоохранения и в Смоленской области, и в Ненецком округе, который курирую.

    Е.ВОЛГИНА: Ненецкий — богатый округ.

    Я.НИЛОВ: На самом деле ничего богатого там нет. Это миф. Там людей действительно живёт очень мало, но там очень суровые природно-климатические условия. То, что там действительно есть природные ископаемые и там добывают эти природные ископаемые — это факт, но это не значит, что там люди живут очень хорошо, богато.

    Е.ВОЛГИНА: А что в вашем понимании хорошо, богато? Это как?

    Я.НИЛОВ: Ну вы сказали, там хорошо, богато. Вот что в вашем понимании хорошо, богато?

    Е.ВОЛГИНА: Я вам вопросы задаю, вы ко мне в гости пришли.

    Я.НИЛОВ: Хорошо, богато живут менеджеры госкорпораций, банкиры, бизнесмены крупные, чиновники.

    Е.ВОЛГИНА: Депутаты.

    Я.НИЛОВ: Я не могу сказать, есть депутаты разные. Есть депутаты, которые занимались бизнесом и у которых в декларации суммы с семью, восемью нулями, а есть депутаты, которые живут…

    Е.ВОЛГИНА: На зарплату депутата.

    Я.НИЛОВ: На зарплату, да.

    Е.ВОЛГИНА: Но зарплата депутата, она выше зарплаты обычного врача.

    Я.НИЛОВ: Так же как и журналисты. Давайте не будем говорить, я думаю, что зарплата журналиста тоже выше обычного врача.

    Е.ВОЛГИНА: Зарплату журналисту не из бюджета платят.

    Я.НИЛОВ: Что вы говорите?

    Е.ВОЛГИНА: Да.

    Я.НИЛОВ: Журналисты есть разные.

    Е.ВОЛГИНА: Вы в мой адрес?

    Я.НИЛОВ: Нет, почему в ваш, вы же тоже не в мой адрес.

    Е.ВОЛГИНА: Почему? Я в ваш как раз.

    Я.НИЛОВ: Ну я говорю в общем.

    Е.ВОЛГИНА: А я по частности.

    Я.НИЛОВ: Журналисты получают по-разному, работают в разных изданиях.

    Е.ВОЛГИНА: Журналисты не пишут законы, понимаете, в чём дело.

    Я.НИЛОВ: Журналисты, в том числе, пишут законы, потому что есть депутаты Государственной думы, бывшие журналисты. Поэтому они тоже знают специфику и делают свой вклад в законотворческий процесс.

    Е.ВОЛГИНА: Вы не ответили на мой вопрос.

    Я.НИЛОВ: А какой у вас вопрос?

    Е.ВОЛГИНА: Мой вопрос был, что для вас дорого, богато и что для вас не совсем богато в понимании граждан? Вы говорите, Ненецкий округ не богатый. Мне кажется, не богатый — это когда восемь тысяч рублей, услуги ЖКХ пять стоят, ещё на лекарства надо три и всё, и больничках в 300 километрах.

    Я.НИЛОВ: Подождите. Мы давайте будем говорить про конкретного гражданина и его доход. Тогда давайте анализировать доход. Вот если мы говорим про пенсионеров, пенсионеры получают мизерную пенсию в абсолютном большинстве случаев.

    Е.ВОЛГИНА: Да. Врач-хирург получает 23 тысячи рублей максимум в ближайшем Подмосковье.

    Я.НИЛОВ: Врачи, учителя, вся социальная сфера получают маленькие зарплаты, за исключением руководителей учреждений. И когда нам говорят про средние зарплаты, как средняя температура по больнице, вообще на это нельзя ориентироваться. Это обман, когда говорят, вот красивая средняя заработная плата… Недавно, слышали, президент проводил беседу с молодыми учёными и вскрылась зарплата одна, а в среднем звучит другая.

    Е.ВОЛГИНА: Это вывод какой? Пока до президента не дозвонишься, зарплаты не будет.

    Я.НИЛОВ: Да. И он поставил вопрос: как это так? Вот у нас «как это так» вообще практически везде, если мы берём про бюджетное финансирование.

    Что касается пенсий, пенсии надо повышать, прежде всего, надо индексировать пенсии работающим пенсионерам. По инициативе правительства с 2016 года пенсия не индексируется. Мы всеми силами все эти годы бьёмся, чтобы пенсию начали индексировать работающим пенсионерам, и вот увидите, будет послание президента, наверняка этот вопрос найдёт своё отражение.

    Дальше. Минимальный размер оплаты труда. В России труд недооценён, унижен и занижен. У нас стоимость рабочего часа ниже, чем в самой отсталой стране Европы, с самой плохой экономикой. У нас МРОТ сегодня на уровне 13 тысяч.

    Е.ВОЛГИНА: Отсталая страна Европы какая?

    Я.НИЛОВ: Возьмите, условно, Румынию какую-нибудь. Взять если наш МРОТ и прожиточный минимум, то кроме как прожиточный мизер по-другому его назвать нельзя, и МРОТ, это, конечно, 13 тысяч, которые с учётом расходов на жилищно-коммунальные услуги, на лекарства…

    Е.ВОЛГИНА: Вопрос к депутатам: что они могут сделать?

    Я.НИЛОВ: ЛДПР предлагала 20 тысяч рублей, ни меньше, и освободить от подоходного налога тех, кто получает на уровне МРОТ. Но Минфин, прежде всего, говорит: нет, в бюджете таких ресурсов мы изыскать не можем, поэтому вот мы вам предлагаем новую систему расчёта минимального размера оплаты труда путём расчёта медианной зарплаты, когда анализируются все заработные платы в стране — и топ-менеджеров, и тех, кто получает на уровне МРОТ. Кстати, на уровне МРОТ у нас сегодня получают порядка трех миллионов рублей…

    Е.ВОЛГИНА: Трёх миллионов рублей?

    Я.НИЛОВ: Трёх миллионов человек.

    Е.ВОЛГИНА: А я уж думала, революция произошла какая-то в сознании депутатов.

    Я.НИЛОВ: Извините. Трёх миллионов человек. Это в основном касается бюджетной сферы.

    Е.ВОЛГИНА: Ну?

    Я.НИЛОВ: Вот. Поэтому мы предлагаем и мы бьёмся, слава богу, мы отошли от потребительской корзины.

    Е.ВОЛГИНА: Куда?

    Я.НИЛОВ: Сегодня используется новая методика расчёта прожиточного минимума. Раньше использовалась потребительская корзина.

    Е.ВОЛГИНА: Я понимаю. Как это принципиально меняет положение людей, которые приходят и видят, картошка на 40% подорожала.

    Я.НИЛОВ: Вы понимаете, вы всё в одну кучу. Мы говорим про прожиточный минимум и необходимость обеспечения его роста. Я согласен с вами, что у нас занижен официальный прожиточный минимум, что у нас инфляция официальная, которая не соответствует реальной. Мы ходим в аптеки, в магазины, видим, как меняются, растут цены. Поэтому, да, МРОТ надо повышать, прожиточный минимум надо повышать, индексировать пенсию работающим пенсионерам надо, так же как и военным пенсионерам надо в полном объёме индексировать пенсию. Это будет влиять на качество жизни, на продолжительность жизни и на покупательную способность тех, кто получает.

    Е.ВОЛГИНА: Что мешает?

    Я.НИЛОВ: Мешает такая политика, которая сегодня у нас происходит. Мы все социальные законы, которые вносим в Государственную думу, мы их не можем провести, потому что нам не хватает голосов, даже если поддержат другие оппозиционные фракции. Вы вот говорили про оппозицию. ЛДПР — это оппозиция, нас не поддерживает партия власти, прежде всего ориентируясь на позицию правительства. А позиция правительства одна: нет денег, нет денег, нет денег. Но вмешивается президент — и деньги сразу находятся.

    Пример. Мы много лет добивались того (это все фракции), чтобы было обеспечено горячее питание в начальных классах. Вмешался президент — в начальных классах горячее питание есть.

    Е.ВОЛГИНА: Так, получается, парламент в принципе ничего делать не может, пока президент не вмешается что ли?

    Я.НИЛОВ: Нет, парламент может. Дело в том, что законотворческий процесс — это не простой процесс, особенно когда требуются серьёзные расходы государства.

    Е.ВОЛГИНА: Ой, ладно. Бывали случаи, когда законы принимались очень быстро, уж простите.

    Я.НИЛОВ: Нет, не «ой ладно», я говорю вам про расходы финансовые, поэтому это не «ой, ладно». А действительно, как показывает практика, когда мы требовали и вносили закон о том, чтобы повысили пособия для тех семей, у кого дети-инвалиды, оно было пять тысяч, мы требовали на уровне МРОТа, нам отказали, через две недели президент в послании Федеральному собранию ставит точку в этом вопросе, пособие увеличивают до десяти тысяч.

    Сегодня пособие для тех, кто ухаживает за инвалидами первой группы, тысяча двести. Это издевательство. Мы требуем увеличить хотя бы до десяти, как и для тех, кто ухаживает за детьми-инвалидами. Здесь опять нам, Минфин, прежде всего, говорит: нет, это нарушение идеологии, подходов, и мы средства найти не можем. Хотя у нас есть Фонд национального благосостояния. Мы к этому всё равно придём. Но вмешается когда президент, вопрос будет решён.

    Так же как и с 31 декабря. Устроили календарную вакханалию в прошлом году, в позапрошлом году, не объявляя 31 декабря выходным днём официально

    Е.ВОЛГИНА: А это очень социально значимая история?

    Я.НИЛОВ: Это социально значимая.

    Е.ВОЛГИНА: Какая?

    Я.НИЛОВ: Такая. Вспомните, что творилось в декабре месяце, когда одни регионы вводили самостоятельным решением выходной день 31-е, другие не вводили.

    Е.ВОЛГИНА: А в чём разница, не понимаю? Зачем всех под одну гребёнку? Ну люди поработали, хорошо, они не будут 31-го работать, 30-го они уже прекратили работать.

    Я.НИЛОВ: Мы говорили, чтобы не было этой вакханалии, что давайте мы всем официально закрепим в Трудовом кодексе 31 декабря, чтобы был выходным днём. Правительство говорит, не надо, «Единая Россия» не поддерживает, вмешивается президент, ставит в этом вопросе точку, в следующем году и в последующих этот вопрос будет решён.

    Говоря про социальные законопроекты, я вам сказал: горячее питание, дети-инвалиды, помощь семьям, нуждающимся в дополнительной поддержке, имеющих детей в возрасте от полутора до семи лет. Ранее, если ребёнок в семье от полутора до трёх лет, семья получала 50 рублей по указу президента Ельцина. Теперь, если семья признаётся нуждающейся, им выплачивают один прожиточный минимум на ребёнка.

    Е.ВОЛГИНА: Но всё равно не все.

    Я.НИЛОВ: Нуждающимся, конечно. А вы как хотите, всем?

    Е.ВОЛГИНА: Нет, подождите. Знаете, как с нуждающимися получается?

    Я.НИЛОВ: Знаю.

    Е.ВОЛГИНА: Допустим, у неё прожиточный минимум плюс десять рублей и она уже не признаётся нуждающейся женщиной.

    Я.НИЛОВ: Подождите. Во-первых, критерий определяется.

    Е.ВОЛГИНА: Это формальность.

    Я.НИЛОВ: Нет.

    Е.ВОЛГИНА: Это формальность.

    Я.НИЛОВ: Нет, это не формальность.

    Е.ВОЛГИНА: Почему?

    Я.НИЛОВ: Когда определяют нуждаемость, суммируют все доходы семьи и рассчитывают подушевой доход. Если он меньше двух прожиточных минимумов, в этом случае тогда, соответственно, назначается эта выплата

    Е.ВОЛГИНА: А что же это тогда за истории, которые мы регулярно видим, как эта женщина в Чувашии, если я ошибаюсь, была история, что у её убрали из списков нуждающихся, потому что у неё было не 14 тысяч 200 рублей, а 14 тысяч 250 рублей. И всё, и она на десятку не могла больше рассчитывать, потому что на 50 рублей больше. Правильно? Правильно. Формально.

    Я.НИЛОВ: Да, это норма действующего законодательства. Я с вами согласен, что вот эти десять рублей, они погоду финансово не делают, но выбрасывают человека из той социальной категории, которая может получать соответствующие выплаты. Я с вами согласен. Но такие вопросы можно адресовать в отношении практически всех процессов, всех назначений.

    Е.ВОЛГИНА: Конечно.

    Я.НИЛОВ: У нас, куда ни посмотри, везде есть закреплённые нормы. Например, дети, которые получали по решению президента выплаты во время ковида весной, летом, тоже порождали много дискуссий, а почему только до 16 лет. И я согласен. Почему только до 16? Почему не до 18? А если ребёнку 16 лет и один день, всё, он выпадал из этой категории. Ну такое решение принимается. Вы что предлагаете? Какое решение вы предлагаете?

    Е.ВОЛГИНА: Я предлагаю какую-то стабильную социальную политику государственную.

    Я.НИЛОВ: Нет, давайте про конкретную, если вы говорите, есть критерий нуждаемости плюс какая-то дельта, видимо. Но опять же эта дельта определит определённую границу.

    Е.ВОЛГИНА: Три года и двенадцать месяцев, пока тебе четыре не исполнилось, например. Почему нет?

    Я.НИЛОВ: Нет, мы говорим про средний подушевой доход. Вы говорите о том, что меньше двух прожиточных минимумов.

    Е.ВОЛГИНА: Сам по себе подушевой доход просто очень маленький. Понимаете, в чём дело? Если подушевой доход хотя бы государством измерялся в размере, не знаю, 25 тысяч рублей, тогда да, если у тебя 25500, ну извини, ты тогда десятку не можешь себе, но ты на 25 хотя бы можешь прожить, потому что на 14 с маленьким ребёнком прожить невозможно.

    Я.НИЛОВ: Я, честно говоря, не понимаю, о чём вы говорите. Среднедушевой доход рассчитывается, исходя из общего дохода семьи, который делится на членов семьи. Так рассчитывается подушевой доход.

    Е.ВОЛГИНА: Есть женщина и ребёнок, например.

    Я.НИЛОВ: Женщина и ребёнок. Если женщина и ребёнок, женщина находится, например, в отпуске по уходу за ребёнком, у неё из Фонда социального страхования происходит выплата. Максимальная выплата…

    Е.ВОЛГИНА: 25 тысяч рублей.

    Я.НИЛОВ: 25 тысяч рублей.

    Е.ВОЛГИНА: Но это максимально.

    Я.НИЛОВ: Соответственно, возьмём 25 тысяч рублей её доход и ребёнок. Делим пополам — двенадцать с половиной. Прожиточный минимум в регионе двенадцать тысяч. Умножаем на два — двадцать четыре.

    Е.ВОЛГИНА: И что?

    Я.НИЛОВ: У неё подушевой доход меньше, чем двадцать четыре. Назначается дополнительная выплата в размере одного прожиточного минимума на ребёнка.

    Е.ВОЛГИНА: Да, только, что будем потом, когда у неё нет детского сада, она не может выйти на работу и, соответственно, возникает вопрос, как жить дальше.

    Я.НИЛОВ: Я с вами согласен. Поэтому мы от ЛДПР внесли проект закона, чтобы до 18 лет всем семьям с детьми выплачивали сумму в размере прожиточного минимума на ребёнка. Да, мы с вами согласны, что жить сегодня… Не всем. У нас есть, ещё раз повторяю, семьи детей олигархов, банкиров.

    Е.ВОЛГИНА: Им повезло больше.

    Я.НИЛОВ: Но у нас есть нуждающиеся семьи, действительно это так. И мы предлагаем дополнительные меры поддержки.

    Е.ВОЛГИНА: Вы предлагали маткапитал на третьего и последующих детей в неблагополучных по демографии регионах. Но возникает вопрос, во-первых, почему не в остальных? Потому что у нас всё-таки миграция в регионах существует. И тем более, если у них там нет перспективы, вы считаете, что 500 тысяч рублей человека как бы подвигнут что ли на это?

    Я.НИЛОВ: Эта сумма сегодня выплачивается за первого ребёнка. Поэтому мы эту же сумму предложили и выплачивать семьям, где появляется третий ребёнок. То есть маткапитал распространить на третьего ребёнка в тех регионах, где плохая демографическая ситуация. Если вы посмотрите статистику за прошлый год, то вы увидите, что практически во всех регионах, за исключением Северного Кавказа, идёт отрицательный прирост населения.

    Е.ВОЛГИНА: И вы считаете, что 500 тысяч рублей…

    Я.НИЛОВ: У нас в прошлом году минус 700 тысяч… Да при чём здесь 500 тысяч я считаю? Это мера, которая…

    Е.ВОЛГИНА: Знаете, какая ещё мера?

    Я.НИЛОВ: Какая?

    Е.ВОЛГИНА: Это сады, это ясли, это жильё.

    Я.НИЛОВ: Сады. Согласен. Я с вами согласен.

    Е.ВОЛГИНА: Если эти люди живут в Воркуте…

    Я.НИЛОВ: Вы против того, чтобы выплачивали на третьего ребёнка маткапитал?

    Е.ВОЛГИНА: Я против того, чтобы увязывать выплату денег и быть уверенным, что люди будут рожать.

    Я.НИЛОВ: Я не уверен. Но вы согласны, что маткапитал на третьего ребёнка — это лучше, чем невыплата маткапитала на третьего ребёнка?

    Е.ВОЛГИНА: Я считаю, что это не панацея.

    Я.НИЛОВ: То есть вы согласны, что это лучше, чем невыплата, давайте так.

    Е.ВОЛГИНА: Деньги всегда лучше, чем не деньги, но это не всё.

    Я.НИЛОВ: Тогда вы поддерживаете законопроект ЛДПР. Спасибо.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите. С чего вы взяли, что я поддерживаю законопроект?

    Я.НИЛОВ: Вы поддержали идею поддержки семей, где третий ребёнок.

    Е.ВОЛГИНА: Ещё раз, я считаю, что это недостаточная история.

    Я.НИЛОВ: Я с вами в этом плане согласен.

    Е.ВОЛГИНА: Вот и всё. С нами Ярослав Нилов…

    Я.НИЛОВ: И чем больше помощь нуждающимся, тем лучше.

    Е.ВОЛГИНА: Мы не на митинге. 15.36 в столице. Ярослав Нилов с нами, председатель комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов. Ярослав, у меня к вам вопрос…

    Я.НИЛОВ: Фракция ЛДПР, прошу не забывать.

    Е.ВОЛГИНА: И фракция ЛДПР. Пожалуйста.

    Я.НИЛОВ: Спасибо.

    Е.ВОЛГИНА: Я хотела вам следующий вопрос задать. Зачем государству дети? Дети государству зачем? Рождаемость государству зачем?

    Я.НИЛОВ: Что такое государство? Государство — это система общества, которая обеспечивает политическое, экономическое и социальное развитие этого общества. Примерно такое определение даёт Ожегов или Ожегов, по-разному называют, какая разница, смысл понятен. Вот для того, чтобы государство существовало и обеспечивалось развитие всех этих сфер, естественно, должны рождаться дети, которые обеспечат преемственность поколений, которые подрастают и которые являются продолжателями всего того процесса, который был начат предками.

    Е.ВОЛГИНА: Какими предками? Вот здесь важный вопрос, потому что многие люди, и мы часто говорим о демографии, многие люди сходятся во мнении, что сейчас для некоторых рожать: а — страшно, потому что денег нет, и б — а каковы цели?

    Я.НИЛОВ: Я думаю, что, когда мы говорим, зачем государству дети, это всё-таки немножко режет слух.

    Е.ВОЛГИНА: Это нормально звучит.

    Я.НИЛОВ: Мне кажется, дети, прежде всего…

    Е.ВОЛГИНА: Цветы жизни, давайте так.

    Я.НИЛОВ: Опять вот вы шаблонно, вот это шаблонные какие-то вещи.

    Е.ВОЛГИНА: А вы не шаблоните?

    Я.НИЛОВ: Я не шаблоню. Дети — это… это будущие продолжатели развития той системы, которая была заложена и которая постоянно развивалась, когда образовывалось государство. У каждого государства своя история.

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите сейчас про государство Российское со времен Рюриковичей, со времён развала империи Российской, со времён развала советской империи?

    Я.НИЛОВ: Не имеет значения.

    Е.ВОЛГИНА: Это имеет значение. У нас идеология государства, в том числе смена государственного строя, сопровождалась…

    Я.НИЛОВ: Я слово «идеология» не произносил.

    Е.ВОЛГИНА: Смена государственного строя у нас сопровождалась тем, что мы уничтожим всё старое, построим всё новое.

    Я.НИЛОВ: И государственный строй я также не трогал. Я вам говорил про политическую, экономическую… Да, я согласен, что политическая система взаимосвязана с государственным строем, но у нас очень давняя история у нашей страны. И мы в ЛДПР вообще считаем, что должен быть принят акт исторического примирения, когда мы примирим три России: современную, советскую и царскую.

    Е.ВОЛГИНА: А древняя Русь?

    Я.НИЛОВ: Для того, чтобы все те негативные проявления, которые были, есть и, видимо, будут, для того, чтобы они были проанализированы, всё лучшее было взято, использовано сегодня и в будущем, всё худшее было рассмотрено как негативный опыт и использовано для того в дальнейшем, чтобы не совершать дополнительных ошибок.

    Возвращаясь к детям. У вас был вопрос. Опять вы увели куда-то…

    Е.ВОЛГИНА: Куда?

    Я.НИЛОВ: В другую сторону.

    Е.ВОЛГИНА: А вы держите линию.

    Я.НИЛОВ: Мы начали заниматься философией, поэтому вы спросили про детей и нежелание рожать. Видимо, опять хотите вернуться к вопросу, связанному с материнским капиталом. А я хочу вам напомнить, что если взять статистику за прошлый год, у нас минус 700 тысяч. Если взять по федеральным округам, то кроме Северного Кавказа, за исключением, по-моему, Осетии, там прирост, молодцы, потому что рожают, а Центральная Россия, весь Дальний Восток, Сибирь…

    Е.ВОЛГИНА: Молодцы, не рожают.

    Я.НИЛОВ: Нет, рожают, но умирают больше. Соответственно, у нас отрицательный прирост населения. Вот для того, чтобы эту ситуацию исправить, практически… да не практически, а каждый раз в послании президента Федеральному собранию звучит набор мер, которые необходимо государству реализовать для того, чтобы исправить демографическую ситуацию. Демографическая ситуация — это не только рожают, это и продолжительность жизни, и приток населения, наших, прежде всего, соотечественников из-за рубежа.

    Е.ВОЛГИНА: То есть, подождите, мы с вами живём от одного послания к другому посланию что ли?

    Я.НИЛОВ: Почему мы с вами живём? Я вам ссылаюсь на те решения, которые президент как гарант Конституции определяет с целью дать понять всему обществу, каким путём мы будем двигаться дальше, какие у нас есть проблемы, какие предлагаются меры для решения этих проблем. И дальше эти все меры, которые озвучиваются в послании президента Федеральному собранию, то, что, кстати, заложено в Конституции, они являются некой дорожной картой для всех органов исполнительной власти, законодательной власти. Соответственно, в том числе Государственная дума строит план своей законопроектной работы для того, чтобы все те решения, которые были озвучены, меры поддержки были определены, законодательно были подкреплены, чтобы создать необходимую правовую базу.

    Е.ВОЛГИНА: Это понятно.

    Я.НИЛОВ: Мы с вами живём в правовом государстве.

    Е.ВОЛГИНА: Да?

    Я.НИЛОВ: Да.

    Е.ВОЛГИНА: Это всё общие слова.

    Я.НИЛОВ: Вы знаете, такое ощущение, что у вас не «Говорит Москва», а другая радиостанция.

    Е.ВОЛГИНА: А что? Радиостанция «Говорит Москва»

    Я.НИЛОВ: А вы не в правовом государстве живёте?

    Е.ВОЛГИНА: В правовом, смотря, от чего зависит. Кто-то скажет, не в правовом, кто-то скажет, в правовом.

    Я.НИЛОВ: Да, у каждого есть своя точка зрения, имеет на это право. Просто у вас как бы такой стиль сразу спорить, всё в штыки. Причём я уверен, к вам пришёл бы Собянин…

    Е.ВОЛГИНА: И что?

    Я.НИЛОВ: Эти бы вопросы, которые вы задаёте мне, представителю оппозиционной фракции и партии, вы бы не задавали.

    Е.ВОЛГИНА: А вам не нравится?

    Я.НИЛОВ: Да нет, почему не нравится, я уже привык.

    Е.ВОЛГИНА: А чего вы на личности-то переходите, Ярослав?

    Я.НИЛОВ: Вы адресуете мне те вопросы, которые вы должны адресовать исполнительной власти. Приглашайте представителя «Единой России» и говорите: почему вы не голосуете за индексацию пенсий работающим пенсионерам? Мэру Москвы задайте вопрос нехватки мест в детских садах.

    Е.ВОЛГИНА: Ярослав, стоп…

    Я.НИЛОВ: Приглашайте Минфин…

    Е.ВОЛГИНА: Ярослав, сейчас микрофон выключу, правда.

    Я.НИЛОВ: Вы все вопросы накопившиеся мне адресуете, это некорректно.

    Е.ВОЛГИНА: Ярослав, сейчас выключу микрофон. Потому что, во-первых, здесь правила в студии следующие, что, уж простите, ведущий радиостанции «Говорит Москва» — хозяин в студии радиостанции «Говорит Москва».

    Я.НИЛОВ: Я на ваши права не посягаю.

    Е.ВОЛГИНА: Поэтому вы пришли сюда как гость, вы были согласны на эфир и, соответственно, вы как депутат, как парламентарий должны быть готовы, в том числе, к таким вопросам.

    Я.НИЛОВ: Так я готов. Но я не готов отвечать за те ошибки, которые совершает правительство и партия власти.

    Е.ВОЛГИНА: А зачем нам вообще парламент? Слушайте, зачем тогда нам вообще парламент? Потому что всё это превращается в демагогию перед выборами.

    Я.НИЛОВ: Зачем парламент?

    Е.ВОЛГИНА: Да. Если вы говорите, что есть мэр и правительство, всё, и президент, больше ничего.

    Я.НИЛОВ: Нет, это высший орган законодательной власти. У нас такая правовая система, где у нас заложен принцип распределения властей в соответствии с Конституцией. Власть делится на законодательную, судебную и исполнительную. Это система сдержек и противовесов.

    Законодательная власть обеспечивает для государства выработку необходимых законодательных решений для того, чтобы исполнительная власть потом эти решения реализовывала; надзорные органы следили за тем, как законы, соответственно, соблюдаются; а судебная власть выполняла свои функции, разрешая те или иные судебные споры, определяя, виновен или невиновен человек в соответствии с Уголовным или Административным, или другими кодексами.

    Е.ВОЛГИНА: Прям как чиновник говорите, честное слово.

    Я.НИЛОВ: А я кто?

    Е.ВОЛГИНА: А вы депутат. А вы что, чиновник? Да вы что, серьёзно?!

    Я.НИЛОВ: Секундочку. А вы знаете, кто такой чиновник?

    Е.ВОЛГИНА: Государственный служащий.

    Я.НИЛОВ: Чиновник — это человек, обладающий классным чином государственной гражданской службы. Я восемь лет работал на государственной гражданской службе и у меня классный чин «действительный государственный советник третьего класса». Поэтому да, я чиновник.

    Е.ВОЛГИНА: Тогда получается, вы должны выполнять требования, но ничего не предлагать.

    Я.НИЛОВ: И ничего плохого в названии «чиновник» нет.

    Е.ВОЛГИНА: А вы скорее чиновник или депутат?

    Я.НИЛОВ: Сейчас я депутат. Так же как ничего плохого в слове «либерализм» нет. Но, к сожалению, у нас, в том числе средства массовой информации и общественная дискуссия таким образом наложила столько отпечатков на слово «либерал», «либерализм», «либералы»…

    Е.ВОЛГИНА: Вы переключаете, у вас не получится переключить меня.

    Я.НИЛОВ: Поэтому давайте не будем мыслить шаблонно и вернёмся к вопросу детей. Вы спросили про рождение, про рождаемость, про меры дополнительной поддержки семей.

    Е.ВОЛГИНА: У меня очень много вопросов.

    Я.НИЛОВ: Пожалуйста, так вы задавайте.

    Е.ВОЛГИНА: Так, конечно, я их задаю, но вы меня перебиваете и не даёте мне их задавать.

    Я.НИЛОВ: Ни в коем случае.

    Е.ВОЛГИНА: Обвиняете в чём-то, придя сюда.

    Я.НИЛОВ: Ну как вас можно обвинять, вы хозяйка студии.

    Е.ВОЛГИНА: Наконец-то вы это приняли.

    Я.НИЛОВ: Я скромный гость.

    Е.ВОЛГИНА: Да, это правда.

    Я.НИЛОВ: Просто я хотел ради корректности подчеркнуть, что я не могу отвечать за те ошибки, которые совершает правительство, губернаторы, партия власти. У нас есть, у ЛДПР, своя позиция, которую мы отстаиваем. Мы можем быть в чём-то не правы, мы можем спорить с вами, но это не значит, что я, будучи депутатом, должен отвечать за все те решения, которые парламент принимает, если мы голосовали против. Вот мы против репрессивных мер голосовали, мы против пенсионной реформы, мы против повышения налогов голосовали, против повышения НДС, в частности, которое влияет, в том числе, на стоимость всего, потому что платит в конечном итоге потребитель.

    Е.ВОЛГИНА: Ага.

    Я.НИЛОВ: Да.

    Е.ВОЛГИНА: Вы, как председатель комитета Госдумы по труду и соцполитике, труд более-менее обсудили, вот социальная политика. Опять же, возвращаясь к детям и рождаемости. Вот вы должны, с точки зрения ответственного депутата, в данном случае мы подчёркиваем, что вы всё-таки депутат, избранный народом человек, и отчитываетесь, в том числе, перед народом, вот народ вас спрашивает: а что в социальной политике за созыв вот этот в Государственной думе, в котором вы проработали, стало лучше? Вот что?

    Я.НИЛОВ: Я уже про это говорил. Во-первых, это семейная политика. Хотя социальная политика, конечно, охватывает всё — от рождения до смерти, я согласен в этом плане. У нас ещё есть комитет по семейной политике, который именно семейной политикой занимается.

    Е.ВОЛГИНА: Им надо этот вопрос адресовать.

    Я.НИЛОВ: Нет, зачем, я отвечу. Я уже про это говорил, я отвечу, ещё раз подчеркну, что особенно во время того, когда мы рассматривали так называемые антиковидные законы, дополнительные меры были в достаточном большом объёме приняты.

    За этот созыв Государственная дума решила вопрос с горячим питанием для школьников, вопрос решила с выплатой семьям, имеющим детей в возрасте (если, опять же, мы говорили про критерии нуждаемости) от ноля и до семи лет, не до трёх лет, а до семи лет. Другое дело, что с трёх до семи лет выплачивается только половина прожиточного минимума, но это лучше, чем ничего. Со временем мы, я думаю, перейдём к увеличению этой выплаты. Но там, возможно, будут дополнительные критерии нуждаемости определены. Социальная политика — это инвалиды, пожалуйста, сертификаты на приобретение технических средств реабилитации, беззаявительный порядок назначения. Я здесь могу неделю рассказывать, что мы сделали за созыв.

    Е.ВОЛГИНА: У нас, к сожалению, времени гораздо меньше.

    Я.НИЛОВ: К сожалению, сколько ещё мы не сделали. Мы не приняли закон о детях войны. Также ЛДПР вносила. Не приняли закон про индексацию пенсий. Не приняли закон о поддержке ветеранов боевых действий. Не приняли закон, который освобождает от транспортного налога, который некорректно взыскивать. Мы очень много предлагаем, но мы, прежде всего, не находим поддержки в правительстве, потому что там чиновники как жадные бухгалтеры, у них самое главное, чтобы дебет с кредитом сходился.

    Е.ВОЛГИНА: Так это же логично, разве нет, чтобы дебет с кредитом сходился.

    Я.НИЛОВ: Нет, логично, но, как показывает практика, вносят, потом свою лепту… ну не лепту, своё решение принимает президент, и тут же находятся средства. Вот я ещё раз подчёркиваю: детям-инвалидам выплачивали по пять тысяч, мы предлагали увеличить, нас не поддержали, через две недели президент вмешался, и вопрос был решён.

    Е.ВОЛГИНА: Другой момент. Алекс вспоминает: «А разве горячее питание, выплаты не президент предложил?»

    Я.НИЛОВ: Горячее питание в итоге нашло своё отражение в послании Федеральному собранию. Но перед этим законопроект находился в думе, перед этим он неоднократно обсуждался, вопросы поднимались и на уровне президента, председателя правительства. Я неоднократно лично поднимал вопрос о том, чтобы семьям с детьми в возрасте от полутора лет до трёх не 50 рублей выплачивали, а так же, как и в возрасте до полутора лет приличное пособие у мамы. Или надо окончательно решить вопрос и предоставить всем желающим место в яслях. Тогда Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи председателем правительства, сказал: да, нам надо идти путём предоставления мест в яслях.

    Е.ВОЛГИНА: И никак.

    Я.НИЛОВ: Нет, в регионах до конца этот вопрос, конечно, не решён. Так же как у нас существуют всё равно проблемы с очередями в детские сады. Но, опять же, мы эти вопросы поднимали и перед президентом, президент поставил точку, сегодня до семи лет нуждающиеся семьи получают.

    Мы внесли проект закона о продовольственных сертификатах — вот мера поддержки нуждающихся. Президент, опять дав свою позицию, дал поручение проработать, и я не исключаю, что нуждающиеся семьи будут получать продовольственный сертификат для того, чтобы можно было в магазинах приобретать необходимые товары на ту фиксированную сумму, которая обозначена в этом сертификате.

    Е.ВОЛГИНА: Другой момент. Есть представители ЛДПР, которые возглавляют некоторые регионы. Не будем брать господина Фургала, это совершенно отдельная история. Мы понимаем, оппозиционные партии говорят, вот у нас власти не хватает, у нас полномочий не хватает, в думе зажимает, в общем, «Единая Россия» и так далее, и тому подобная. Ну вот. Получилось так, что в некоторых регионах власть получили представители ваших партий. Можно ли действительно, с вашей точки зрения, на примере отдельно взятых регионов сказать, что, да, это работает, ваш политик работает, потому что у вас исполнительная власть, у вас законодательная власть и всё.

    Я.НИЛОВ: В той конфигурации, в которой даже руководителем региона является представитель оппозиционной фракции, полноценной работы не получается. Почему?

    Е.ВОЛГИНА: И так не так.

    Я.НИЛОВ: Послушайте, пожалуйста. Вы вопрос задали, я отвечаю.

    Е.ВОЛГИНА: Я комментирую.

    Я.НИЛОВ: Почему? Потому что у нас публичная власть — это государственная власть и муниципальная власть. Соответственно, муниципалитеты губернатору напрямую не подчиняются. Например, во Владимирской области мы видим, какой саботаж со стороны органов местного самоуправления, начиная от мэра города Владимира и заканчивая…

    Е.ВОЛГИНА: Ну это же политика.

    Я.НИЛОВ: Который представляет партию большинства. Я считаю, что губернаторов нужно назначать, и когда есть явные проколы или не справляются, не нужно ждать следующих выборов, нужно снимать, менять для того, чтобы работал общий механизм.

    Далее. Если мы посмотрим на общую ситуацию в стране и проанализируем итоги выборов высших должностных лиц в субъектах последних лет, то очевидно, что на протесте многие губернаторы избрались. Но это напрямую влияет в дальнейшем на качество управления. Потому что происходит определённый саботаж…

    Е.ВОЛГИНА: Ну они знали, куда шли, в конце концов.

    Я.НИЛОВ: Что?

    Е.ВОЛГИНА: Они же знали, куда шли. Или не ожидали такого, что так будет?

    Я.НИЛОВ: Нет, они, куда шли, знали. Но если человек избран народом, а далее ему начинают чиновники, органы местного самоуправления, другие центры не помогать, а пытаться каким-либо образом создать такие условия, чтобы он показал невозможность своего полного контроля и развития области, или тем самым намекая гражданам, проголосовавшим за это должностное лицо, что вы зря так проголосовали, мы ни к чему хорошему не придём.

    Е.ВОЛГИНА: Но за вами народ. Чего бояться-то?

    Я.НИЛОВ: Да, народ избрал, но последствия, я вам говорю, вы спросили мою оценку, я вам говорю, что в такой конфигурации полноценной работы не получается.

    Е.ВОЛГИНА: Это и есть борьба за власть.

    Я.НИЛОВ: Потому что в областной думе, в парламенте субъекта большинство у депутатов от партии власти, деньги, федеральный центр может поддержать и выделить дополнительные, а может не поддержать, не выделить. Это очень тонкая материя. Мы видим на примере других регионов, где губернаторы от разных оппозиционных партий, фракций, с какими проблемами они сегодня сталкиваются и как это влияет на уровень развития регионов и как это влияет на уровень благосостояния каждого гражданина индивидуально, проживающего в этом регионе.

    Е.ВОЛГИНА: А как хотели люди, которые пошли в политику, хотели, что всё на блюдечке с голубой каёмочкой будет? Нет.

    Я.НИЛОВ: Почему?

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите, что да, за ними народ, но потом вставляют палки в колёса и всё.

    Я.НИЛОВ: Да, борьба продолжается. Борьба продолжается. Это неправильно, это некорректно, конечно. От этого страдают люди, чего допускать нельзя, но это, к сожалению, реальность. Вы спросили моё мнение, я вам говорю на примере разных регионов, где избранные, прежде всего, на протесте, избранные губернаторы от оппозиции… За исключением, наверное, Смоленской области, там губернатор сумел создать такую конструкцию, которая сбалансировала интересы и «Единой России», и других оппозиционных партии, создал коалиционное правительство. Хотя и там, учитывая имеющийся большой долг у этой области Смоленской, государственный я имею в виду долг, учитывая общие проблемы, с которыми пришлось столкнуться, когда губернатор начал руководить этой областью, не всё возможно реализовать. Тем более, что и ковид ударил по всем, и общая экономическая ситуация негативно влияет на все процессы, и низкие цены на углеводороды, и те решения, которые в Москве принимаются, например, связанные с неиндексацией пенсии работающим пенсионерам, против чего ЛДПР выступает, как я уже неоднократно говорил. Это всё влияет на качество и уровень жизни всех граждан. Не всегда губернатор может решить те вопросы, которые перед ним ставят. Потому что он живёт и руководит по тем законам, которые принимает Москва. И бюджет формируется, исходя из доходов, расходов и помощи из федерального центра. Помощь оказывается разная.

    Е.ВОЛГИНА: Да. Но есть такие люди как политологи, которые анализируют политическую ситуацию в стране.

    Я.НИЛОВ: Пожалуйста. Это их работа, имеют право.

    Е.ВОЛГИНА: Можно с ними соглашаться или нет…

    Я.НИЛОВ: Можно соглашаться, можно спорить.

    Е.ВОЛГИНА: Но у многих есть тезис, что в оппозиции в текущей, в системной оппозиции Российской Федерации быть довольно выгодно, комфортно, потому что есть некий как бы социальный договор с правящей партией, с правительством и так далее. И можно как угодно говорить, что да, правящая партия так делает, или правительство, или Минфин не слушают, кубышку зажимают и так далее, но те же самые политологи скажут: просто те, кто кричат, распечатайте кубышку, от лица оппозиционных партий, они не понимают тонкости того, что всё подсчитано, что денег лишних нет.

    Я.НИЛОВ: Хорошо. Но почему президент принимает решение, деньги находятся?

    Е.ВОЛГИНА: Ненадолго, возможно.

    Я.НИЛОВ: На конкретное решение. Горячее питание в школах. Все партии, все парламентские фракции много лет пытались пробить непробиваемую стену правительства. Денег нет, неправильный концептуально подход, делать не будем. Вмешался президент.

    Е.ВОЛГИНА: Получается, в России работает только президент. Всё.

    Я.НИЛОВ: Решение президент принял, деньги были найдены. То же самое единовременные выплаты. То же самое помощь детям-инвалидам. Президент даёт задачу, ставит задачу, деньги находятся. Никакого социального договора с никакой партией власти у ЛДПР нет. Я не говорю про другие партии, какие там у них договорённости есть.

    Е.ВОЛГИНА: Подождите. Вспомните выступление Владимира Вольфовича, когда взяли Фургала, простите.

    Я.НИЛОВ: И мы, наоборот, говорим о том, что у нас из-за несменяемости, из-за монополии одной партии застой, нет движения. Мы за коалиционное правительство. Мы за то, чтобы от голосов оппозиционных фракций зависело принятие или непринятие решений. Тогда будет совершенно другая конфигурация и будет другой вектор развития. Слава богу мы хотя бы уже перешли к новому этапу формирования правительства, когда министров, которых предлагают, Госдума обсуждает и согласовывает их назначение.

    Е.ВОЛГИНА: Это не формальность, вы считаете?

    Я.НИЛОВ: Конечно, в этой конфигурации, в которой мы сейчас в парламенте живём, когда всё зависит от «Единой России», это может кому-то показаться формальностью. Но выборы сентября этого года могут совершенно по-другому разложить политические карты, и может быть совершенно другая конфигурация. Вспомните выборы 1993 года. И мы в ЛДПР благодарны нашим избирателям, тогда ЛДПР победила, по спискам мы заняли первое место.

    Е.ВОЛГИНА: И куда всё делось, возникает вопрос. Куда всё делось-то?

    Я.НИЛОВ: Подождите. Куда всё делось?

    Е.ВОЛГИНА: Да.

    Я.НИЛОВ: Мы все годы находимся в парламенте. Другое дело, что там у нас большинства не было, потому что одномандатные округа, соответственно, были не наши. Но мы тогда победили. Ситуация, она к этому подталкивала. Вспомните, какой был политический кризис, расстрел Белого дома, конституционная реформа и прочее.

    Сегодня ситуация тоже очень непростая. Вы сами, наверное, наблюдаете, как опытный журналист, как внимательный человек, который следит за повесткой и страны, и за её пределами, вы видите, какая неспокойная ситуация, какая социальная напряжённость, какая происходит социальная оппозиционная активность.

    Е.ВОЛГИНА: Я вижу неинтерес людей к выборам.

    Я.НИЛОВ: Это вы из чего делаете вывод? Вот вы такими заявлениями… Наоборот, надо прививать интерес людей к выборам, пусть идут и голосуют, за кого хотят.

    Е.ВОЛГИНА: А как? По вашим словам получается, что здесь нам мешает правящая власть, там наш губернатор, но ему мешают муниципалы. И вот человек пишет, это не я говорю, это человек пишет: избирай, не назначай губернаторов, для населения ничего не меняется.

    Я.НИЛОВ: Я ещё раз вам повторю, вы спрашиваете моё мнение, я вам отвечаю, исходя из того, что я вижу, с чем сталкиваюсь, и говорю о тех проблемах, с которыми встречаются и губернаторы, и депутаты, и фракция, и партия. Но наша общая проблема, что нам много лет, нашему обществу, вбивали, что не нужно ходить на выборы, и таким образом сушили явку. Так вот на выборы ходить нужно, потому что плохую власть выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы. Это, по-моему, сказал Черчилль. Надо обязательно идти и голосовать. В противном случае мы так и будем дальше плестись.

    У нас страна, посмотрите, сколько земли, сколько природных ресурсов, сколько у нас талантливых людей, особенно молодёжь подрастает сейчас, и посмотрите, как мы живём.

    Е.ВОЛГИНА: Как?

    Я.НИЛОВ: По уровню развития любой сферы по сравнению с другими странами.

    Е.ВОЛГИНА: И всё зависит от выборов в Государственную думу, вы хотите сказать?

    Я.НИЛОВ: Всё зависит от выборов. Почему? Потому что этим определяется, в том числе, политический курс, определяется конфигурация парламента, а это напрямую влияет на то, какие решения будут приниматься. Мы сегодня, все три оппозиционных фракции, выступали против репрессивных законов, которые, в том числе, касаются и деятельности средств массовой информации, против того, чтобы в интернете блокировали такие ресурсы, как YouTube, другие соцсети при определённых обстоятельствах. Но наших голосов не хватает.

    Е.ВОЛГИНА: Скажут вам, мы живём в эпоху информационной войны.

    Я.НИЛОВ: «Единая Россия» принимает решения и, соответственно… А мы что, только сейчас узнали, что мы живём в условиях информационной войны? У нас был депутат Лисичкин в 1994 году, он тогда книжку выпустил «Третья мировая информационно-пропагандистская война», как-то так она звучала, и тогда он все эти вещи расписывал. Академик Лисичкин, депутат Государственной думы.

    Е.ВОЛГИНА: Значит, не надо было в принципе пускать YouTube в Россию, правда что ли?

    Я.НИЛОВ: Нет, наоборот, я против цензуры. Наоборот, не надо ничего запрещать.

    Е.ВОЛГИНА: А у нас цензуры нет. Подождите, у нас нет цензуры.

    Я.НИЛОВ: Не надо ничего запрещать, не нужны вот эти искусственные барьеры. Нужно не создавать вакуум, а если вакуум есть, надо вакуум заполнять. В противном случае есть другие интересанты, которые этот вакуум будут заполнять. И не нужно делать круглые глаза и удивляться, а как это так, а почему мы так живём.

    Вы знаете, что нам… Я вспоминаю старшие классы, мы учились по книжкам, рекомендованным министерством образования, которые были выпущены на деньги фонда Сороса. И нам говорили, что во Второй мировой войне победили Соединённые Штаты Америки с союзниками. Это нам, старшеклассникам, в наших школах такое преподавали по тем учебникам.

    Е.ВОЛГИНА: То есть всё-таки правильные те законы, которые принимаются Российской Федерацией?

    Я.НИЛОВ: При чём эти законы?

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите, репрессивный закон, цензура.

    Я.НИЛОВ: Нет, это не связано с цензурой, с репрессивными законами.

    Е.ВОЛГИНА: А с чем?

    Я.НИЛОВ: И в рамках этих законов и других законов и сегодня, если захотят, такие учебники будут в школы направлять. Я говорю про то, кто у нас сидел тогда в образовательной системе, какие чиновники и какой вектор развития образовательной системы.

    Е.ВОЛГИНА: Важно — не кто сидел, а важно — кто будет сидеть.

    Я.НИЛОВ: И ЕГЭ надо отменить, это тоже вредный инструмент. Запретить ЕГЭ и прекратить мучить.

    Е.ВОЛГИНА: ЕГЭ никто не запретит.

    Я.НИЛОВ: И голосовать надо за ЛДПР!

    Е.ВОЛГИНА: Ярослав, ну что это такое? Вы на митинге что ли находитесь или что?

    Я.НИЛОВ: Вы мне сами своими вопросами, своими постоянными какими-то уводами в сторону вывели на эмоции, извините.

    Е.ВОЛГИНА: Я вам не предлагала агитировать.

    Я.НИЛОВ: Вы хозяйка, но…

    Е.ВОЛГИНА: Что «но»? Но правила нарушаете.

    Я.НИЛОВ: Нет, приходиться ловить ваши эмоции и подстраиваться под вашу…

    Е.ВОЛГИНА: Ярослав Нилов, председатель комитета… Ярослав, успокойтесь, всё, стоп. Ярослав Нилов, председатель комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов. Программа «Умные парни».

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus