• 11:05 Ноя. 19, 2014

    В гостях

    Вячеслав Семенчук

    Бизнесмен, основатель и генеральный директор My-Apps.com

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это программа «Бла-Бландинки» на 94,8 ФМ. С Вами Ольга Данилевич.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Екатерина Звягинцева.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В гостях у нас бизнесмен, финалист конкурса GSEA.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но сам себя он  называет стартап-хирургом.Тоже правильно?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Тоже правильно.
     
     О.ДАНИЛЕВИЧ: Отлично. Вячеслав Семенчук у нас в гостях. Здравствуйте.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Дамы, привет.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Где у вас скальпель? Кого вы режете? Что пришиваете?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Скальпель в рюкзаке лежит. Мне сказали, что в студию его нельзя нести на всякий случай, потому что такие прекрасные дамы могут испугаться.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это правда.
     
    В.СЕМЕНЧУК: На самом деле режу предпринимателей. Философский смысл скальпеля – это вскрытие проекта, вскрытие бизнеса предпринимателя, его осмотр, нахождение тех органов, которые сгнили и не нужны, типа аппендикса, и жесткое выкидывание их наружу, потом зашивание. И если это «франкенштеинг», который получился в итоге пошел, то этот бизнес имеет место быть, если не пошел, то скорее всего его надо закопать, сжечь и забыть об этом бизнесе. Собственно, я помогаю предпринимателям, раньше говорил, что только молодым предпринимателям, но переключился уже и на действующий бизнес, потому что у всех большое количество ошибок, вот этих аппендиксов, которые надо вырезать. И для меня эта социальная функция, чтобы люди не тратили время на те проекты, на те идеи, на те стартапы, которые в 95% случаях неуспешны, и занялись теми 5%, которые успешны.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но ведь у вас тоже были неуспешные?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Несомненно, но я потратил на это большое количество времени. Если бы у меня был такой статрап-хирург, я бы был еще успешнее. Это было бы круче, чем сейчас.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, мы на самом деле больше боимся даже не врачей, не скальпеля, а больше боимся того, о чем говорят все последнее время, что доллар достиг исторического максимума, новой отметки.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Боимся, что к Новому году за сто первалит.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы как-то в этом смысле подстраховались?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я подстраховался, то есть у меня капитал в абсолютно разных валютах и в абсолютно разных странах. Поэтому, собственно,с этой точки зрения мне комфортно. Я не переживаю и курс доллара я не знаю.
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы наверняка зато знаете, что говорят в бизнес окружении по поводу курса, который может быть после Нового года, по поводу кризиса.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Действительно, я общаюсь в разных кругах. К примеру, я состою в клубе «Лидер» при Агентстве стратегических инициатив, и  там обсуждается, когда большие корпорации взаимодействуют на международном уровне, когда курс доллара влияет на что-то. У тех предпринимателей, которые находятся на моем уровне, когда миллионы долларов, десятки миллионов может быть, это уровень, когда курс доллара не так сильно влияет на их бизнес, и обсуждение в основном складывается «ой, ну опять что-то выросло».
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А то, что нефть дешевеет?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Для маленьких бизнесменов, особенно IT-предпринимателей, которые в основном являются моими коллегами, партнерами и друзьями по цеху, которые общаются со мной на ежедневной основе, это не влияет на стоимость их бизнеса, на количество денег, которые они привлекают, а самое главное, на количество клиентов, которое они могут привлечь.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: В чем хранят те деньги, которые зарабатывают?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Абсолютно по-разному. То есть в чем зарабатывают, в том и хранят как правило.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас нет какой-то перестраховки, чтоб все перевести в доллары или в евро?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Несколько друзей истерично побежвли и переведи рубли в доллары, а я это сделал еще год назад.Я как-то не парюсь.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы знали?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я предполагал. Было несколько скачков, но я никогда не слежу за этим специально. У меня есть еще банальная ситуация: первые инвестиции я прлучил после того, как один раз угадал падение акций на следующий день, это была компания Apple, при этом никогда не следя за этим курсом. Угадал в точностью в один цент.  Предприниматель, это человек, который живет по моему принципу жизни. Жизнь состоит из случайностей, и тот, кто их замечает и правильно интерпретирует, кто встает на колени, поднимает то, что он увидел в грязи, подкидывает и ловит, главное, чтоб не придавило, тот и выигрывает.  И вот то количество случайностей, которое вы просто делаете в этой движухе, и количество случайностей, которое влияет на вашу жизнь, оно огромно. То есть где-то можно угадать, где-то можно не угадать. Собственно, к курсу доллара нужно относиться именно как к такой случайности, на которую вы явно не можете повлиять.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть нам придется расслабиться. Оль, у тебя есть, что терять? Туфли только.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: У меня нет, совершенно.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Поэтому расслабимся и будем получать удовольствие.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну это еще может быть потому, что ваша история как бизнесмена уже довольно длинная и кризис 2008-го-2009-го чему-то научил немного?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я научился действительно. У нас было большое количество клиентов связанных с недвижимостью, и мы сильно просели. Тогда, да. Сейчас те бизнесы, с которыми лично я взаимодействую, они абсолютно разного уровня. Это и сфера питания, и сфера услуг. Даже в кризисе будут кушать, чинить одежду и сапоги. Даже больше начнут, чем покупать новые. Соответственно, такая диверсификация и большое количество клиентов. К примеру, в 2008, когда у меня была только студия, у нас было 50 клиентов в год, 100 клиентов в год, сейчас у одного из моих проектов «Lifepay» ( система, которая позволяет принимать платежи с помощью сотового телефона и мини-терминала) больше 15 тысяч клиентов абсолютно из разных сегментов, абсолютно разного уровня. То есть платежи и деньги нужно передавать будь то кризис или не кризис; много или мало денег в зависимости от уровня курса и стоимости товара. Более того, кредитные карточки в кризис еще более широко используются, потому что наличных денег нет. И когда это большой пласт бизнеса абсолютно разных уровней мы понимаем, что мы всегда будем востребованы, и кризис нам точно не грозит.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но вам хорошо, а вашим клиентам? Как стартап-хирург вы заметили, что люди начали экономить и в том числе на ваших услугах?
     
    В.СЕМЕНЧУК: На моих услугах нет. Но стартап-хирург  - это собирательный образ четырех личностей. Я сам инвестирую в проекты, поэтому на мне инвестировать невозможно, потому что я сам приношу деньги. У меня есть одна частность – это консалтинг. То есть оказываясь на начальном уровне как правило хорошие проекты потом еще инвестиции получают.  То есть можно и сэкономить, но можно и деньги не получить. Основной интерес, когда люди ко мне приходят – получить инвестиции моей компетенции. Наоборот, те бизнесы, которые приходят и не хотят от меня инвестиций, а хотят совета, они сейчас получают бонусы, в большей степени хотят отдать денег сейчас, потому что у них проблемы, которые им нужно решить, чем некризисные риски.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Для вас это, в общем, хороше время?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Для всех консультантов, консалтеров, хирургов, благо я один,подал на торговую марку и буду один, надеюсь, это хорошее время, потому что, чем больше проблем у людей, тем больше они хотят их решить и ищут людей, которые помогут им их решить.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Скидки делаете?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Делаю бесплатно для хороших людей и красивых дам.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Бизнес, может,  свой откроем?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давно пора. Катечка вот делает браслетики, бусики. Еще она лейки расписывала. Как мне ее выгодно продать?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Прекрасно. Хендмейд. На самом деле тренд на кастомизацию товаров...Мы прошли жизненный цикл, который означает насыщение рынка. То есть после того, как у нас занавес упал, все побежали скупать красивые Armani, всякие блестючки и так далее. Сейчас, наконец, насытилось и люди стремятся к индивидуализации. И все hand made вещи,которые позволяют вам выделиться...Эксклюзивные чехлы. Вот вчера пришел проект, который позволяет рисовать на чехлах картины. Девочки в Иваново сидят и рисуют вам на чехлах картину. Вот в подарок.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: На чехле для чего, простите?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Для телефона. Эксклюзивная вещь. Стоит 3-7 тысяч рублей. Позволяет индивидуализировать вашу личность.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как нам Катечку раскрутить?
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мне кажется, на браслетах невыгодно. Надо что-нибудь другое придумать. Придумайте нам быстро, что выгодно.
     
    В.СЕМЕНЧУК: А почему на браслетах? Вспомним «Pandora» и Макса Ноготкова, который принес ее в Россию. Очень эффектный подарок.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: «Pandora» уже вот здесь сидит.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: И при этом мы все равно все хотим «Pandora».
     
    В.СЕМЕНЧУК: Поэтому с точки зрения индивидуализации, для тех людей, у кого «Pandora», как вы показали, вот здесь сидит, вполне возможно сделать некую уникальную вещь. Рецептов очень много. Я сейчас написал вторую книгу, которая как раз рассказывает как человеку не только начать бизнес, как первая книга, она называется «Автобизнес» о том, как делать первые шаги, а вторая книга рассказывает как замечательным личностям: красивым дамам или клёвым предпринимателям, которые еще не стали предпринимателями, ими стать. Там очень много составляющих. И считаю, что каждый предприниматель должен стать экспертом в своей отрасли. Эта экспертность состоит из большого количества составляющих. Начиная от вида, признания в профессиональной тусовке, фирменного слова, которое у меня, кстати, тоже присутствует, я постоянно говорю слово «огонь». Если в Фейсбуке спросить у  нашей целевой аудитории, с которой я общаюсь: «Кто человек-огонь?», то в 95% вы увидите ссылку на меня и четкое повествование, что Вячеслав Семенчук. Много-много различных ситуаций, в конце-концов, написание книги, которая тоже дает экспертность.  И вот это вот начало для предпринимателя, когда он начинает создавать себя около бизнеса. Это самое эффективное, то есть, если есть сейчас желание создать некую историю с браслетами, то нужно.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катечка, у меня есть желание тебя продать.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: К Новому году продажи хорошо идут, мне кажется. Все все сметают.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Все все сметают, поэтому сделать, если уже умеете делать. Понять, кто ваша целевая аудитория.
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Друзья, заявки принимаются на наш смс-портал. Пишите.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Почему бы и нет.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Социальные сети еще не забываем.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Самое главное, вы сделали, если бы вы еще до этого не делали браслеты и сделали вот такое в эфире. Это самое главное, о чем я рассказываю всем предпринимателям. Потому что, что происходит? Человек придумывает идею. Притом разными способами абсолютно. Кому-то приснилось, кто-то подглядел. Не важно. И бежит и делает это: создает завод, покупает площадь, арендует офис. Первым бизнесом у меня была студия по созданию сайтов. Когда я ее продал, я открыл стартап. Я взял офис, взял секретаря с явно выраженными женскими признаками пятого размера, очень красивая, а потом программистов начал искать. То есть деньги очень много потратили, а продукт в итоге не получился. И так с 95% бизнеса. Тратят время- год, полгода, неважно сколько. Потом приходят к клиенту, а он им говорит: «Извините, все ваши продукты вообще ненужные, не понимаю, зачем мне вам платить деньги и так далее».
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну как же, у нас тут красивая секретарша.
     
    В.СЕМЕНЧУК: У нас тут красивая секретарша, поэтому должны дать денег, нам же и кормить ее надо. И то, что вы сейчас сделали – самое классное, что может сделать предприниматель. В начале протестировать нужно ли, еще не создавая продукт. Ведь сейчас вот пример, у вас бы не было браслета на руке такого прекрасного, как я вижу сейчас, даже несколько.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это натуральные камни.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Если даже у вас его не было, и вы сделали информационное сообщение и получили заявки. А у меня ребята, еще не имя продуктов, приносят предоплату живыми деньгами. И это подтверждает то, что ваш продукт нужен и тогда уже его можно садиться делать. Если количество заявок и предоплат превышает, к примеру, ваш зарплату на основном месте работы, то это стимул уволиться и начать делать бизнес.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это хобби.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не-не, Катечка. Это хобби. Ты мне нужна для этой программы, как минимум.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Ну, видите, иногда я довожу до такого.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вот мы опять о грустном, о насущном.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы уже говорили немножечко про всякие услуги шаговой доступности. Год назад в одном из интервью вы сказали, что перспективно развивать бизнес среди  услуг шаговой доступности. И вот недавно в Госдуму внесли поправки в Налоговый кодекс, которые дают муниципалитетам право вводить региональные сборы с предпринимателей. Если предложение пройдет, то с января 2015 года местные власти начнут собирать ежеквартальные сборы с владельцев различных прачечных и так далее. Всего под поправки попадает более 20 видов услуг, а размер платежа может составлять до 6 млн руб. Все это приведет к тому, что все эти прачечные и ремонты обуви начнут массово закрываться или станут слишком много стоить?
     
     
    В.СЕМЕНЧУК: Если пройдут поправки, я очень надеюсь, что нет, либо они уточнят, где можно будет сэкономить и что не платить, потому что  действительно те сборы, которые добавили сейчас предпринимателям, они выглядят ужасающе и могут привести как к закрытию, так и к удорожанию услуг для конечного потребителя. Инфляция, да, то есть все те услуги, которые нам оказывают, в итоге влияют на общую экономическую ситуацию в целом. Скорее всего закроется, если все так и останется, и так ничего и не получится. Потому что среднестатистическая маржинальность той же небольшой химчистки, если не брать Москву, а какой-то региональный город, она часто приближается к тем суммам, которые описаны. В общем, те ставки, которые описаны, они действительно вгоняют предпринимателя и малый бизнес в шок и делают его высокорискованным. При этом я все еще заявляю, что бизнес в сфере услуг можно делать. Я сейчас вложился в бизнес  связанный с уборкой. Это такой UBER  для уборки. Возможность вызова  уборщицы в один клик. Там как раз отсутствует оффлайновая составляющая, за которую будут брать налоги. То есть есть люди, которые приходят к вам домой, они официально устроены, застрахованы, проверены медицински, профессионально обучены, но при этом там не накладывается вот ограничение, которое нам дает государство на наличие помещения.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть вы обошли?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Заранее не зная, мы уже вложились. ПРосто создаем некий IT-проект на классической услуге оффлайн. При этом мы вот не пострадали бы от этого закона, даже если он выйдет.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мне так интересно, вот вы говорите «профессионально обученные уборщицы» это что? Это как? Они  экзамены сдают «как правильно протереть пыль»?
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Где вы их находите?
     
    Е.СЕМЕНЧУК: Они экзамены сдают. Им рассказывают о профессиональной химии. Есть пример: когда вы моете квартиру – какое количество ведер вы должны использовать, дамы?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Смотря какая квартира.
     
    Е.СЕМЕНЧУК: Однокомнатная.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, два.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Два.
     
    Е.СЕМЕНЧУК: Как минимум два.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Одно для пыли, одно для полов.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не, для пола два.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Там уже для туалета и ванной третье и четвертое, но минимум два. Если вы смешиваете их, то нарушаете экологию вашей квартиры, так сказать.  Самое главное, когда мы говорим о профессиональном обучении, мы говорим о некой фильтрации неадекватных людей, правильном применении химических средств, которые могут испортить или улучшить ваш пол, мы используем специальные растирки, которые позволяют довести пол до состояния нового, представляющего собой зеркальную поверхность, как пол в каком-нибудь фильме.  И это позволяет получить высшее удовольствие от того, что у вас убрались профессиональные уборщицы за не очень большие деньги.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Прекрасную историю вспомнила. У меня подруга журналист, она работала в Останкино.Там нашла уборщицу и позвала ее домой. Она целый день у нее прибиралась. Ну что можно в однокомнатной квартире прибирать целый день? Нужно ей было помыть окна, ну и чуть-чуть прибраться, полы помыть. Она приходит домой и не узнает свою квартиру. Потому что она все передвинула. Сказала, что все не по фен-шую. То есть она в течение всего дня передвигала мебель. Посредине поставила шкаф. Одна. Маленькая хрупкая женщина. Вот ваша уборщицы по фен-шую могут что-нибудь поставить?
     
    В.СЕМЕНЧУК: По фен-шую нет. В обучении нет этого. Они действуют, исходя из правильных принципов очистки. Они очищают поверхности. Они передвигают кровать для того, чтобы очистить под ней. Они обрабатывают нужными средствами. И уходят в нужный момент времени. Потому что один из KPI – ключевых показателей нашей уборщицы – это скорость уборки. Потому что никто не хочет ждать целый день. А иногда люди не готовы покидать свою квартиру и оставлять там только уборщиц, хотя мы и гарантии даем. И для них срок уборки принципиально важен, поэтому мы стараемся, чтоб уборка происходила за несколько часов.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вот в кризис не боитесь. Ну, вот зачем мне уборщица, если я сама могу прибраться?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Теоретически, да. Но перестанут ли люди кушать?
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мясо по крайней мере..
     
    В.СЕМЕНЧУК: Теоретически, да. То есть спад, если мы будем ощущать жесткий кризис, возможен. Но при этом смысл какой? Когда вы делегирует  какие-то вещи типа уборки, это не только ваши затраты, но нужно всегда говорить – в кризис нужно зарабатывать еще больше. Потому что денег меньше, нам нужно зарабатывать. И чем больше времени у вас есть на то, чтобы зарабатывать и больше возможностей делегировать, а либо убираться, либо работать, выбор – лучше поработать. Потому что явно как профессионал зарабатываете больше, чем уборщица. Соответственно, больше денег заработаете, больше сэкономите, а если у вас интеллектуальный труд, еще и меньше устанете.Надеюсь, что вы не устаете от своего интеллектуального туда, иначе зачем вы этим занимаетесь.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нисколечко не устаем. Мы же даже не смогли ответить,что такое бизнес-воронка.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ:Зачем ты вот сейчас всем рассказываешь. Слушайт, мы знаем, что
    первый бизнес у вас появился в 14 лет.  Вы уж простите, но выходит, что это где-то между первой любовью и прыщами, выходит?  
     
    В.СЕМЕНЧУК: Первая любовь была в 5 лет, поэтому нет.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: А, это уже серьезный взрослый мужчина. Что это за бизнес был? Как открывали?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Первые деньги я заработал раздавая рекламки у метро. Первый бизнес – разработка сайтов. Было очень интересно. Я ехал на Украину в Форос. Познакомился в поезде с парнем, с Никитой Горбуновым. Он оказался талантливым не скажу художником, но человеком, который хорошо рисовал. Он заканчивал художественную школу. Мы вернулись в Москву и начали интересоваться сайтами, я так скажу. И сделали два сайта: для моего брата родного, который на 15 лет меня старше, для его техцентра, и маме моего друга. Сделали бесплатно и внизу разместили, что это сделали мы. И через неделю начали звонить и просить сделать тоже сайты за деньги. Так начался наш бизнес. Мы начали разрабатывать сайты.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Много таких звонков было?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Звонков было много, как ни странно. И чем больше делали, тем больше звонили. То есть мы  в 14-15 лет зарабатывали 3-5 тысяч долларов в месяц. Это явно больше, чем наши родители. И собственно, уверенность и вот этот вектор, который мы из себя представляем на сегодня начался именно в тот момент, когда мы поняли, что мы модем это делать и начали это делать.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А не зазнались вообще? Вы получали больше родителей. Деньги портят человека.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Деньги испортили сильно, но в какие-то периоды жизни особенно тогда, когда ты зеленый и молодой. Мы тратили на все, мы их сливали.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Дамы, алкоголь?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: В 14 лет-то!
     
    В.СЕМНЧУК: Ну, на различные.. Не могу подтвердить ваше утверждение, но возможно и такое тоже присутствовало. Покупалась различная техника, посещались  различные места,  в том числе и злачные. Время пролетело очень быстро, при этом какого-то развития не было. Мы зарабатывали те же деньги, довольно серьезные деньги для молодых парней, но при этом какое-то развитие, фиксация, подушка финансовая у нас полностью отсутствовала потому, что мы просто не понимали, что она должна быть.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Тут важно упомянуть, что у вас мама – бухгалтер, папа разрабатывал программу аналог «1С», то есть люди недалекие вообще от всяких эклономических веяний. Если бы не они, вы думаете, ваш бизнес в 14 лет был бы таким успешным?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я уверен, что нет. Семья – это первая часть социума, которая влияет на вас. Моя бабушка была изобретателем.
     
    Е.ЗВАЯГИНЦЕВА: Мы о ней попозже поговорим. Это просто отдельная тема.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Папа дал мне очень много. Он научил меня с 5-6 лет программировать. Он дал базис. Единственное, что плохо у отца – он не предприниматель. Но научную составляющую он мне в голову впихнул. Брат как раз усиливал это. Он был
    Характерным примером предпринимателя, который зарабатывал деньги. И когда я анализировал себя, я понимаю, что это два соотношения – науки от отца и мамы, она тоже мне постоянно помогала и объясняла по бухгалтерии, учету и так далее, который мы делали изначально сами, потому что предприниматель делает все сам на начальном уровне,универсальная машина, вот, а брат дал как раз уверенность, что можно деньги зарабатывать. Он тоже рано начал бизнес. Они джинсы продавали.
     
    Е.ЗВАЯГИНЦЕВА: Это то время как раз.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Он на 15 лет старше.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Если у тебя нет мамы,  которая бухгалтер и такого брата, который немножечко уже предприниматель, и нет вообще какой-то такой подушки безопасности семейной, реально ли в 14 лет создать бизнес, который будет работать?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Реально. Многие делают и выходя из детских домов. То есть мне не помогали, не давали денег. Единственное, что родители мне дали – компьютер и знания, брат – уверенность в том, что это можно делать. Но если вы самодостаточны и вам не нужен «пуш», вы можете сказать и сделать, вам будет проще, если составляющая есть, но она необязательна, можно абсолютно попасть в волну. То есть придумать идею, увидеть что-то и сделать успешный бизнес без этой прослойки. Но считаю, что я более успешен за счет того, что у меня замечательные родители и брат.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Насколько важна удача здесь?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Удача важна. Обычно, когда мне желают удачи, я говорю: «Удача нужна неудачникам». А важна случайность. Большое количество случайностей, которые не случайны, которые складываются в вашу жизнь. Вся моя жизнь состоит из случайностей, как я и сказал, которые в итоге приходят к одному большому успеху. Чем больше движений вы делаете, тем больше случайностей случается, прошу прощения за тавтологию, и какая-то случайность делает вас миллиардером.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Про первый бизнес мы возраст узнавали ваш. А когда вы создали самые популярные ваши компании - My-Apps и LifePay?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Самые популярные компании я еще не создал. Я создам ее чуть позже. LifePay я создал 2 года назад, My-Apps  3 года наза. То есть в 24 и в 25 лет.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы сами оцениваете, для такого возраста, это успешные проекты или нет? Или еще не достаточно успешные?
    В.СЕМЕНЧУК: Нет, я бы сделал еще успешнее. Я  всегда собой недоволен. Всегда стремлюсь сделать проекты еще более высокого уровня, больше охвата, экспансии, стоимости и так далее. Я доволен теми проектами, что я сделал, особенно Lifepay. Lifepay  лидер российского рынка. Это больше 15 тысяч компаний за 2 года. Это один из самых успешных стартапов в России. Я собой доволен, но можно сделать лучше. И следующие проекты, которыми я сейчас начинаю заниматься, они будут еще и еще успешнее. И всю свою жизнь я двигаюсь по ступенькам, каждый раз делая все более масштабный и прибыльный проект, затаскиваю с предыдущей ступеньки весь тот капитал и знания, которые я накопил на предыдущих проектах.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Про следующие проекты мы уже после новостей поговорим.
     
    НОВОСТИ
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы продолжаем. Это программа «Бла-бландинки». Ольга Данилевич.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В гостях у нас...
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Стартап-хирург, основатель компаний, это как минимум, My-Apps и Lifepay, серийный предприниматель, как он тоже себя называет, Вячеслав Семенчук. Здравствуйте еще раз.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Привет, девчонки.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Серийный – звучит как-то устрашающе. То хирург, то серийный.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все время пытаетесь немножечко поднапугать нас.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Выход из зоны комфорта и шок – важная для предпринимателя сущность.
    Когда вы один из ста и ничем не отличаетесь, вы не успешны. Если вы один из одного, или один из двух, но при этом на первом месте, то вы успешны. И у вас есть бонус в виде того, что вы первый,или единственный, или вуникальный. У Игоря Манна, которого я очень уважаю, есть книга хорошая «Маркетинг без бюджета», где рассказывается, что каждый сотрудник компании должен иметь визитку. И на визитках должны быть необычные должности, чтобы каждый человек был ходящей рекламой вашей компании. Проблема с курьерами. Курьеру-девушке или парню дать свою визитку, где написано, что он курьер не всегда удобно. И здесь как раз проблема какую же должность написать курьеру?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну?
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Разносчик счастья, не?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Много всяких предположений, но Игорь сделал очень классную вещь – топ-топ-менеджер. Топ-топ – от слова топать. И курьеры начали давать свои визитки.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вот нам как сделать? Ведущие новостей и ведущие новостей.
     
    В.СЕМЕНЧУК: У вас прекрасные «Бла-бландинки». Я думаю, если у вас на визитке будет написано «бла-бландинка», это лучшее, что вы можете сделать.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А визитки уже не устаревают в мире современных технологий? Мне кажется, уже мало, кто раздает эти бумажки. Уже, ой, давай мы найдем друг друга в Фейсбуке и хорошо.
     
    В.СЕМНЧУК: Когда вы говорите о современных каналах коммуникации нужно понимать о таком параметре для бизнеса, как стоимость привлечения клиента. Иногда классические способы привлечения клиента, будь то визитки, которые вы даете бесплатно, они у вас есть, они стоят 1 рубль или 30 рублей как в моем случае, потому что у меня визитки в виде рентгена, просто очень дорогие в производстве.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Где?Мы не получили.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Да, вы не получили, потому что они лежат в машине.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вообще, надо сказать, что мы ожидали, что вы придете к нам в костюме медбрата и с фонендоскопом, потому что на сайте у вас вы именно в таком виде.
     
    В.СЕМНЧУК: Я могу вернуться за ним и повторно записать передачу уже в костюме хирурга. Можно, но я начал замечать, что боятся, Все-таки вирус «Эбола». Все-таки могут испугаться. Я всегда хожу для своих ребят, которые приходят ко мне за помощью, вылавливаю людей с улицы. Когда мы прилетели в Самару, я забыл снять халат и начал  ходить и просить людей  зайти на 5 минут, что ребята им расскажут, презентуют свой проект кратко для людей, которые не знают ничего. Люди начали шарахаться и убегать от меня по улице. Представьте к вам идет человек быстрым шагом и что-то: «Эй, подождите». Я бы тоже убежал. Потом я снял халатик и процесс привлечения людей к нам в помещение пошел.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Надеюсь, под халатом у вас была одежда.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я тоже на это надеюсь.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: в противном случае скорее люди бегали бы еще быстрее.
     
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы знаем, что больница помогла создать вам один из ваших бизнесов.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Собственно, про основной бизнес речь и идет. Когда вы со сломанной в трех местах левой ногой лежали в больнице, думали, что вот как ва неудобно заказывать пиццу. Это легенда?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Вы знаете, вы сейчас вывели из меня, почему я стартап-хирург. Я долго пытался понять, когда же я это придумал. И только что сложили мне в паззле.
     
     О.ДАНИЛЕВИЧ: Благодарность можете положить в денежном виде.
     
    В.СЕМНЧУК: В денежном виде. Я люблю в визуально-красивом виде. Я потом в конце передачи спрошу. Но и кто-то из слушателей хочет спросить, что любят наши дамы, можно спросить сейчас.  В конце скажу.
     
    И действительно и для меня, и для любого предпринимателя выход из зоны комфорта важен. То есть когда вы сидите ровно на попе, у вас все хорошо, зарабатываете деньги, ничего не придумываете, ни сделаете эволюции, и для меня изменение сознания после того, как я действительно сломал ногу, попал в больницу и там придумал бизнес, если не первый, бизнес, который сделал меня «Серебряным предпринимателем» и позволил мне расти не на десятки клиентов год, не на сотни рублей, а тоже самое, но в тысячах клиентов и в миллионах, но долларов. Это проект «My-Apps» - конструктор мобильных приложений, который я придумал в больнице как раз и лежал. Понял, что с ноутбука неудобно и начал активно использовать IPhone и понял, хоть я и не программист, а юрист и хороший менеджер, при этом я создать мобильное приложение не могу, сайт, наверное, еще могу, а вот приложение уже нет. Когда мы начинали делать с Никитой сайты, мы были конструкторы сайтов, почему бы не сделать такой же конструктор мобильных приложений, который позволит таким как я сделать мобильное приложение в несколько кликов, как мы это делали с первыми сайтами. Так родилась идея, но эта сложилась в голове только после того, как произошла травма и сильная.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как вы ногу сломали?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Три ступеньки.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Три ступеньки развитая?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Три ступеньки развития вниз. И резкий вверх, потому что иногда, когда падаешь, можно отскочить и полететь вверх. Вот в моем случае так и произошло. Оступился очень сильно.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Насколько вообще в организации в создании какого-то бизнеса вам важна прибыль от него, признание или это это просто какая-то очередная идея, которую нужно во что-то реализовать?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я прошел три стадии человека, который создает бизнес. Первая стадия называется «манимейкер», когда человек просто зарабатывает деньги, просто ему нужно зарабатывать и это его самоцель, вторая – «бизнесмен», то есть человек, который строит  бизнес, чтобы строить бизнес еще при этом зарабатывать деньги, а сейчас я в стадии, точнее четыре стадии, потом была стадия «предпринимателя», для него важны действия, создавать клевые проекты, и составляющие в виде успеха,известности, которые не всегда свойственны «манимейкерам» и «бизнесменам», точнее практически никогда, и какое-то изменение мира, то есть величие, захват и так далее. А сейчас я в четвертой стадии, на самом деле, это называется «стартап-хирург», который объединил в себе предпринимателя, инвестора, как отдельный класс, и ментора, который помогает проект. Такая отдельная сущность, которой на рынке нет. Я уникален. Это позволяет мне говорить о том, что мне нравится помимо денег. Всегда в бизнесе должны быть деньги. В социальные проекты я не верю. Не буду делать, не хочу. По крайней мере пока.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А благотворительность?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Ну тоже считаю, что нет.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как это? Вы себе карму загрязнили только что вот просто.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: «Я уникален» - до этого было сказано.
     
    В.СЕМННЧУК: Я честно признаюсь, часто помогаю детям. Это единственное, что я готов назвать благотворительностью правильной.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Каким детям?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Различным. Отправляли компании в детские дома. Мы часто делаем акции. Вот наша компания Lifepay помогает фондам. Но это не проект, это помощь. То есть когда мы говорим о бизнесе, там должны быть деньги иначе это хобби, прикольное времяпрепровождение, которым тоже можно заниматься, но не надо называть это бизнесом. Когда говорим о бизнесе, для меня лично как стартап-хирурга важная финансовая составляющая, мне важен масштаб и изменение парадигмы неважно чего: культуры потребления, получения системы оплат, но изменение чего-то. Потому что палатку я могу поставить и зарабатывать стабильно, а мне нравится менять и предпринимать.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я вас опять верну, потому что вы сказали про деньги, про все остальное, а про признание так ничего и не сказали. Насколько важны признание, премии, которые вы получаете?
     
    В.СЕМЕНЧУК: 2 года назад для меня это было очень важно. Я выиграл по-моему все премии в России в том числе премию GSEA, где я стал финалистом и представителем России в Вашингтоне. То есть я получал и получаю эстетическое удовольствие, что у меня был шанс представить страну, как предприниматель страны на международной арене. Сейчас, когда количество премий перевалило три десятка.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сейчас вы сами судья этой премии.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Действительно, я являюсь судьей премии GSEA. Как раз как бывший финалист теперь понимаю, что нужно спросить у тех ребят более дерзко и глубоко, которые по другую сторону баррикад, где был я. Собственно, это позволит выявить лучших финалистов, которых сегодня мы объявим на официальном сайте. Они уже 4 декабря представят свои проекты на финале, где мы узнаем победителя, который представит страну и получит хороший денежный приз.
     
    Е.ЗВЯГТНЦЕВА: Немного приоткройте, есть ли какие-то стоящие проекты, которые прям выстрелят?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Стоящих проектов много. Мне очень нравится проект Екатерины Уколовой. Компания «OY-LI» консалтинговая, которая особенна актуальна в кризисное время. Они делают отделы продаж. Было несколько несколько проектов, в частности, свежевыжатые соки, кстати моя инвестиция, но они не прошли. Не прошли с точки зрения самого конкурса, потому что их уровень еще не дотянул по оборотам, потому что проект совсем молодой. Заметьте, даже наличие меня в судьях не позволило пройти проекту в полуфиналисты. То есть конкурс очень честный. Реально оцениваются реальные результаты, реальные обороты и реальные предприниматели.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Конкурс честный или вы?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Конкурс честный. Я тоже не менее честный, но конкурс редко честный в России. То есть этот конкурс один из самых честных, не ангажированных, что доказывает, что мои проекты не прошли.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В этом году тоже победители поедут в Вашингтон? Или там что-нибудь другое будет?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Другая страна. Собственно сейчас еще какая, я сейчас не скажу. Но самое главное, там добавилось помимо поездки денежный приз. Он обозначен в 5 миллионов рублей. Помимо этого компания Google  спонсирует победителей. Как отдельная номинация – пять человек поедут по-моему в Корею в один из офисов Google, где получат большое количество полезной информации, международного опыта, который для предпринимателя очень важен.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы какого опыта набрались, когда были в Вашингтоне?
     
    В.СЕМНЧУК: Опыт, собственно, основной это нетворкинг и это большое знакомство с интересными предпринимателями международного уровня, которые позволили получить уже полезные, правильные знакомства, которые привели компании уже к большему успеху. То есть мы получили на международном уровне в том числе для My-Apps, которые позволили нам выйти, пока не так масштабно, но выйти американский рынок.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А с руководством Apple вы как-то дружите? Сотрудничаете? Знакомы?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Лично со Стивом и нынешним руководителем Тимом Куком я не знаком, но при это я общался с одним из их правых или левых рук. Это партнер-менеджер по всему миру, который сделал очень интересную историю для My-Apps. У нас была большая проблема, что в течение полутора лет наши приложения как основная услуга не проходила в AppStore. И позволило исправить ситуацию только личная встреча с Дейвом, которому мы объяснили все и показали. Через две недели ситуация полностью изменилась. Все наши приложения начали проходить, что показывает, что с крупными компаниями тоже нужно общаться через людей. Везде есть людей, с которыми можно найти взаимоотношения, в том числе и за некое количество алкоголя.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Про конкурсы вы говорили. Тут новый рейтинг был обнародован -  рейтинг благополучия - в котором Россия заняла 68 место. За год наша страна опустилась на 7 строчек на фоне, видимо, последних каких-то событий.  Оценивали страны по восьми критериям. Среди критериев была, в том числе,возможность предпринимательства.  68 место – это значит, что возможность предпринимательства невелика, прямо скажем. А вы как оцениваете условия для открытия и ведения бизнеса в России?
    В.СЕМЕНЧУК: Бизнес в России делать очень хорошо и очень просто.Во многих странах создание бизнеса сложнее. Больше конкуренция, больше качественных сервисов и услуг. У нас голая поляна. Приходи и делай. С точки зрения, что у нас нужно компании не 30 минут регистрировать,и как где-то в зарубежье, а 7-10 дней, то есть это становится сложнее ровно на момент регистрации. А благодаря клубу «Лидер»,  в который я вхожу, которые позволили сейчас подняться стране в другом рейтинге «Doing Business», который как раз оценивает уровень легкости, с которой делаются компании в России. То есть ребята сняли некоторые препоны, уменьшили сроки создания компаний. К примеру, сейчас благодаря моим ребятам, нашему клубу, не нужно отправлять справку об открытии счета в налоговую. Ну просто реальный геморрой, стало делать проще.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: О, боже! Когда ходишь в налоговую, там же столько очередей. Это же ужас тоже.
     
    В.СЕМЕНЧУК: И сейчас, благодаря опять-таки нам, мы довели онлайн регистрацию компании. Нужно прийти один раз, поставить одну подпись, а остальные документы отправить онлайн. Когда мы начали тестировать эту процедуру и действительно тестировать компанию в рамках улучшения, мы не смогли ее довести. Буквально через 2 месяца, когда мы встретились с руководителем налоговой службы, ткнули ему на его проблемы и ошибки, сразу появилась инструкция, все улучшилось. И предприниматели это те люди, которые могут менять. Если они будут говорить, что не хотят менять и никак с этим связываться, то все будет плохо. И когда появляются такие классные клубы, единственное, они, конечно, появляются при президенте, как инициаторе данных изменений, но они появляются. И это позволяет нашей стране, нашему предпринимателю, активным предпринимателям, которые хотят что-то поменять – делать бизнес лучше. В России много денег, много возможностей, которых в других странах нет. И я буду делать бизнес в России, пока он делается здесь.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Делаете его уже много лет. Успешно, хорошо,скрупулезно. Нет ли у вас такого ощущения, из-за того, что вы так рано и так много начали работать, что что-то важное упустили в каком-то обычном жизненном цикле? Какое-то детское?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Нет. Плюс 5 лет жизни я прибавил, но не в каких-то физических, а в ситуациях.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть вам сейчас за 30? Вы так считаете?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Мне да, где-то 32 года с точки зрения статистического российского предпринимателя. То есть я вот перемахнул за счет раннего возраста начала. Рано женился.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Во сколько?
     
    В.СЕМЕНЧУК: В 21 я женился. У меня сейчас двое детей. Старшему 4 года. То есть в 23 появился первый ребенок.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы действительно уникальный.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Я считаю, что я много приобрел. Я мало сплю. Работаю по 12 часов, могу позволит себе еще 8 часов потратить на какое-то развлечение и так далее. Спать можно меньше. И за счет этого я компенсирую большим количество активности. Не бываю в отпуске, но посещаю огромное количество мест благодаря своей работе, выступлениям и так далее, где я вижу достопримечательности и общаюсь с классными людьми.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы не бываете в отпуске вообще?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Последний раз я был в отпуске, когда был медовый месяц на Мальдивах.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как жена это терпит? Она же наверняка хочет?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мы вообще про нее ничего не знаем. Где вы ее нашли?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Жену нашел у друзей. Нетворкинг очень важен. Это подруга моих хороших друзей одноклассников, которая пришла на один из дней рождений. Собственно, понравилась и познакомились.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну и закрутилось.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Ну и закрутилось.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но как она это терпит? Вы не ездите с ней в отпуск.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Сейчас она не хочет ездить в отпуск по ее мнению. Я был бы не против.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Она врет.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Наверное. То есть она сейчас полностью посвящает себя детям, то есть воспитание. Из-за этого есть конфликты, потому что действительно приоритет – работа, чем остальные дела. Приоритет моей жизни на сегодня, который посвящен моему труду, он выше, чем отдых или общение с женой, ноя стараюсь исправить эту ситуацию. Не очень хорошо получается.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Зато, она у вас не готовит, насколько мы поняли. Потому что едите вы не дома. Судя по всему, не убирает, раз клининговая компания.
     
    В.СЕМЕНЧУК: Она прекрасно убирается. У меня чистейший дом. Может быть из-за этого я и запустил клининговую компанию, потому что, где я бываю, я не вижу такой чистоты, как у себя дома. Жена замечательно готовит, но я приезжаю настолько поздно домой, что я успеваю поужинать с партнерами. «Никогда не ешьте в одиночку»  хорошая книга и жизненный принцип. И как правило, дома я уже сытый. В крайнем случае, если я не поел, я прошу что-нибудь приготовить, но это редко бывает, потому что и так много дел. Нужно покормить три рта, помимо себя, то есть двое детей и маленькую собачку, которая кушает.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: В родословной вашей нас все равно больше всего интересует бабушка, о которой мы заговорили в первой части.  Что значит «приняла участие в создании "Катюши" и создала матрицу грампластинок»?  Бабушка уникальная вообще. Что именно она сделала для «Катюши»?
    В.СЕМЕНЧУК: Бабушка классный химик. Она действительно, царство ей небесное, великий человек. Она создала химический состав патронов для «Катюши».
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы вчера просто поспорили. Какие там патроны?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Ракеты. То есть это тот состав, который позволяет воспламениться ракете и лететь далеко. А «Катюши» очень сильно повлияли на успех военных действий и победы наших войск. В войну бабушка приняла непосредственное участие в победе, я считаю. Показывала фотку, где они стоят с создателем «Катюши». «Катюша» сама обрезана, потому что это была военная тайна. Но бабушка замечательная. Потом уже в гражданское время она возглавила цех гальваники на заводе. Я родился в городе Апрелевка. Это город, который славится единственным в мире заводом по созданию грампластинок. Пластинки поставлялись в 72 страны мира. Опять-таки благодаря моей бабушке, мы все на протяжении десятков лет слушали грампластинки.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас дома склад был наверное?
     
    В.СЕМЕНЧУК: Гигантский склад всех. Притом очень много богатых людей и просто воров в законе, которые выходили из Апрелевки, потому что за одну ночь можно было заработать на машину просто дав денег ребятам из цеха, которые выпустят выпуск пластинки, которая поставлялась только на экспорт и не поставлялась на импорт. И соответственно, там гигантское количество возможностей. Но самое главное, благодаря моей бабушке, которая сделала матрицы - форма, которая потом расплавляется в блинчик и получается грампластинка. Она как раз разработала эту химическую формулу, из которой сама пластинка и получается.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скажите, как ее зовут.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Чтобы все знали.
     
    В.СИМЕНЧУК: Бабушку зовут Ольга Васильевна. К сожалению, пару лет назад ее с нами не стало, но это третий человек в моей семье, точнее четвертый, который дал мне большой социальный и умственный  капитал. То есть мозг явно перешел через отца от бабушки. Помимо этого она добавила некоторый уровень религиозности. Я  до 11 лет пел в церковном хоре, что дало своеобразное отношение к религии, которое у меня на сегодня не самое благозвучное, но при этом оно создало этап жизни и понимания других процессов в том числе связанных с религией.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: У нас есть рубрика в конце. 5 вопросов коротких в общем.
     
    В.СИМЕНЧУК: Страшных?
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кому как.
     
    В.СИМЕНЧУК: За скальпелем уже схожу.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Первый из этих вопросов: что вы скрыли от мамы?
     
    В.СИМЕНЧУК: Я по-моему я ничего не скрыл от мамы, у меня такое ощущение. Когда первый раз покурил.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Один из самых распространенных у нас ответов.
     
    В. СИМЕНЧУК: Больше ничего. Мама меня всегда поддерживала и всегда выслушивала, поэтому мне надо было ничего скрывать от нее.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С какой бы блондинкой вы  изменили жене ?
     
    В.СИМЕНЧУК: У меня жена блондинка. С ней бы и изменил. Наверное, таких женщин нет. Если появится, я жене скажу.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Самая большая ошибка в жизни?
     
    В.СИМЕНЧУК: Самая большая ошибка в жизни. Их несколько. Можно несколько скажу?
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ: Можно.
     
    В.СИМЕНЧУК: С точки зрения предпринимателя – это не создание подушки, она для предпринимателя очень важна, если вы рискуете, вы должны всегда понимать, что на определенные жизненные принципы у вас должны быть деньги, второе – делать бизнес с друзьями, можно делать дружественные семейные компании, но делать бизнес, начинать его с друзьями, – плохо, опасно, потому что этих друзей можете потерять, третье – в России везде нужна репутация, я о ней не заботился, и первые несколько лет я просто рушил свою репутацию, и осознал, что репутацией нужно заниматься для любого человека не только для предпринимателя.
     
    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У кого попросили бы прощения?
     
    В.СИМЕНЧУК: Сложный вопрос. На самом деле, часто я обижаю людей, когда нахожусь в каких-то сложных ситуациях связанных с собственной головой и жизненными циклами. Ну, собственно, просить прощения можно у моих родственников, особенно у моих детей, на которых не хватает времени. Последний шок был, когда меня старший сын назвал дядей. Я ответил ему: «мальчик». Из-за этого понял, что нужно измениться, потому что времени с ними провожу мало.
     
    О.ДАНИЛЕВИЧ:Кто ваш лучший друг? Последний вопрос.
     
    В.СИМЕНЧУК: У меня один лучший друг всю жизнь. Это Максим Комаров. Я его очень искренне люблю. Он сейчас руководит моей студией. Это как раз то пример, когда можно строить бизнес с лучшим другом. Нельзя строить бизнес с друзьями, нужно строить его с лучшими друзьями, которые вас не подведут, и которым можно всегда открыть на 100%.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Довольно открытый бизнесмен был у нас в гостях. Вячеслав Сименчук. Спасибо.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ольга Данилевич.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Услышимся через неделю.
    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus