• Замглавы департамента труда и соцзащиты населения Москвы Владимир Филиппов в программе «Умные парни»

    15:00 Сен. 6, 2021

    В гостях

    Владимир Филиппов

    Замглавы Департамента труда и соцзащиты населения города Москвы

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 6 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва», 94,8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня. Программа «Умные парни». И до нас дошёл Владимир Филиппов, замруководителя Департамента труда и соцзащиты населения Москвы. Владимир Эдуардович, здравствуйте.

    В.ФИЛИППОВ: Добрый день.

    Е.ВОЛГИНА: Наши координаты: 7373-94-8 — телефон; SMS +7-925-8888-94-8. Ещё у нас есть Telegram для ваших сообщений govoritmskbot. YouTube-канал «Говорит Москва», стрим там уже начался, поэтому, пожалуйста, подключайтесь. Для нас технология новая, мы её развиваем, поэтому благодаря вам будем развивать ещё больше. Там есть чат, где можно задать вопросы по делу. Товарищи, подчёркиваю: по делу вопросы, если вы хотите, чтобы я их в эфире зачитала, а Владимир Эдуардович по возможности на них ответил. Давайте начнём с того, что сезон начался, дети пошли в школу, люди пошли на работу. Вопрос: в Москве какая сейчас эпидситуация?

    В.ФИЛИППОВ: Несмотря на то, что коронавирус, конечно, в экономику всех мировых городов внёс существенные коррективы, в Москве ситуация с безработицей остаётся для жителей одной из самых благоприятных. У нас в банке вакансий несколько десятков тысяч свободных мест для людей с разным уровнем образования. Те реформы, которые правительство Москвы провело за последние два-три года по реформе вообще системы занятости, они, по сути, позволяют каждому, кто хочет работать, сегодня в Москве работу получить. У нас работает центр «Моя работа», который ежедневно принимает тысячи обращений. Это не только поиск работы, но и консультации по выплатам, по пособиям по безработице, по урегулированию трудовых споров. И по методике Международной организации труда у нас один из самых низких процентов безработицы среди мировых мегаполисов.

    Е.ВОЛГИНА: Насколько можно реально оценить безработицу с учётом того, что далеко не все идут регистрироваться в центре занятости и вставать на учёт как безработные?

    В.ФИЛИППОВ: Вы знаете, ситуация с коронавирусом эту ситуацию существенно опрозрачила. Потому что по решению мэра все, кто потерял работу, начиная с 2020 года, могли получить ежемесячные разовые пособия в размере 19,5 тысячи рублей.

    Е.ВОЛГИНА: Это побольше, чем обычно?

    В.ФИЛИППОВ: Это существенно больше. Это помогло вывести на рынок учёта тех, кто был не всегда занят, и самое главное, кто реально нуждался. Ещё раз повторюсь, все наши учреждения, оказывающие содействие в поиске работы тем, кто хочет работать, они не переставали работать в пандемию; они продолжают это делать сейчас. Я хочу всем нашим слушателям предложить, порекомендовать или напомнить о том, что можно обращаться в центры «Моя работа» и получать консультации.

    Е.ВОЛГИНА: Недавно было исследование сервиса «Работа.RU». Эксперты нашли в столице вакансию с заработной платой в полмиллиона рублей, причём эта вакансия была, честно говоря, удивительная — дизайнер штор без высшего образования. Потом шла няня-гувернантка за 360 тысяч рублей. Я, правда, не знаю, за сколькими детьми она должна смотреть.

    В.ФИЛИППОВ: И чему их обучать, и какое количество иностранных языков знать.

    Е.ВОЛГИНА: Да, что она должна знать. Может быть, она параллельно должна быть тем самым дизайнером штор для детской комнаты. В общем, не понятно. Если провести градацию того, какие вакансии востребованы; где сложно найти специалиста, а где наоборот легко, и вакансии как пирожки расходятся. Есть такая статистика для города?

    В.ФИЛИППОВ: Прежде всего, быстро расходятся вакансии, связанные с обслуживающими профессиями. Для тех, кто не имеет образования, либо учится и получает образование. Всё, что связано с курьерами, доставкой, дистанционными сервисами. Это всегда было достаточно просто в поиске работы, в оформлении. Всё, что касается программирования и других развивающихся направлений в IT-сфере, сейчас достаточно востребовано. Есть огромный спрос на учителей физики, других преподавателей-предметников, тут совершенно большой разброс.

    Е.ВОЛГИНА: С учителями, кстати, удивительно. С учётом того, что население прирастает, увеличивается количество школ, а с предметниками, я видела эту публикацию, что были проблемы. Учителя не хотят идти? Пожилые уже устали, а молодые не идут? Хотя, казалось бы, с зарплатами всё нормально. Проводили какое-то исследование здесь?

    В.ФИЛИППОВ: Действительно, зарплаты достаточно высокие. Уважение к труду педагога выражается не только в заработной плате, но и в социальном пакете, вообще в общественном признании. Рейтинг учителя всегда был высокий и сейчас им остаётся. Но, тем не менее, действительно есть большой рост по открытию новых школ, и в Москве нужны новые учителя, новые кадры.

    Е.ВОЛГИНА: А в чём проблема здесь? Проводили вы такой анализ?

    В.ФИЛИППОВ: Это связано с огромным рынком предложений. Насколько выпускники высших учебных заведений, которые заканчивают педагогические специальности, готовы к существенной, большой нагрузке; работать с детьми, не всегда с детьми простыми, не всегда с детьми, которые пришли и хотят учиться. Это же вопрос не просто передать знания тем, кто пришёл и на тебя смотрит в хорошем смысле голодными глазами. Это же ещё вопрос психологической устойчивости и психологического желания. Тут нужно правде смотреть в глаза. Есть более простое предложение за те же деньги в нашем городе, может быть с этим связано. Учителя, заканчивающие вузы в регионах, они приходят в школы. В Москве тоже приходят, нет колоссальной проблемы, нет неукомплектованных у нас сегодня школ. Но, тем не менее, потребность в предметниках есть, потому что нагрузка у педагогов достаточно высокая.

    Е.ВОЛГИНА: Зарплатные изыскания по бирже труда какие? Я привела пример, но это что-то феноменальное. Не знаю, какой дизайнер может шторы придумать, что ему за это полмиллиона рублей будут платить. Но в целом каковы изыскания? Потому что люди говорят: да я встала на биржу, но я не знаю, что я там найду, потому что скорее всего мне предложат максимум прожиточный минимум и всё.

    В.ФИЛИППОВ: Так часто говорят те соискатели, которые не обращались, а исходя из мнения своих знакомых или сформированного средствами массовой информации впечатлениями об этом рассказывают. Предложения достаточно разные. Выше, чем средняя зарплата по экономике региона, достаточная доля предложений. Я сейчас не буду по памяти называть те или иные предложения, начиная от Московского метрополитена, вообще системы московского транспорта, в московских школах, о которых мы сегодня поговорили. В принципе, экономика города готова предлагать достойную заработную плату людям, которые хотят работать.

    Е.ВОЛГИНА: Тысяч на сто можно найти наверняка?         

    В.ФИЛИППОВ: Я думаю, конечно. Даже шторы, за триста.

    Е.ВОЛГИНА: Это феноменальная какая-то история. Наш слушатель Алексей говорит: «В России отсутствует проблема безработицы от слова «совсем». У нас скорее работа ищет желающих поработать». Есть такое, что сложно найти специалиста? Потому что либо мало специалистов, либо их переманивают конкурирующие конторы? Или достаточно ровно всё на рынке?

    В.ФИЛИППОВ: Строительный сектор, девелопмент столкнулся с тем, что не хватает квалифицированных рабочих кадров, которые могут непосредственно работать на объекте, начиная от сварщиков и заканчивая водителями специальной техники.

    Е.ВОЛГИНА: Потому что мигранты уехали или что?

    В.ФИЛИППОВ: В том числе из-за того, что уехали мигранты.

    Е.ВОЛГИНА: Это, кстати, удивительная история. Например, люди из наших слушателей говорят: я хочу устроиться на стройку, но на стройке владельцы хотят, чтобы было дёшево и сердито, и чтобы человек работал двадцать часов в сутки. Он говорит: я же не мигрант, мне же КЗоТ нужен, в конце концов. И как будто бы здесь есть некое расхождение: с одной стороны, мигрантов нет, рабочих рук не хватает; приходит свой, а своему говорят «а ты будешь работать по условиям, как мигрант здесь работал», у которого семья там, а здесь он только работает и спит, больше ничего. Он говорит: а я не готов. Поэтому идёт в охрану.

    В.ФИЛИППОВ: При устройстве на любую работу — это ваши договорённости с работодателем и обсуждение условий вашей работы. Значительное число крупных компаний, которые работают на рынке, соблюдают абсолютно точно те принципы и те правила, которые Трудовым кодексом предусмотрены для граждан России, для граждан Евразийского экономического союза. Потому что и граждане Белоруссии, и граждане Киргизстана…

    Е.ВОЛГИНА: Стран Советского Союза в прошлом.

    В.ФИЛИППОВ: Не всех. Те, кто входит в евразийское сотрудничество, они работают на достаточно высоких условиях. Мы, в том числе, об этих проблемах планируем поговорить в конце этой недели на Форуме социальных инноваций, который пройдёт в Гостином дворе с четверга по субботу на этой неделе.

    Е.ВОЛГИНА: Там речь шла о том, что и федеральная повестка объединяется, и московские решения, и научно-популярная программа. Там выставка инновационных проектов в социальной сфере будет работать. Мы очень любим слово «инновационный», это очень модное слово. А смысл в чём? Форум социальных инноваций, там что?

    В.ФИЛИППОВ: Форум социальных инноваций — это ежегодное (за исключением года, связанного с ковидом) мероприятие, где ответственные федеральные министерства, московские структуры, государственные корпорации, частные, коммерческие и некоммерческие организации, которые помогают человеку жить интересной, комфортной и безопасной жизнью, говорят друг с другом о своих проблемах и путях решениях, и показывают москвичам и гостям нашего города, всем, кто приезжает на форум, с какими вызовами мы столкнулись, как их решили, какие вызовы мы ожидаем в ближайшем будущем и как мы их будем решать. Мы говорим о том, как развивается система образования в Москве, прежде всего, но и показываем, какие достижения и проблемы есть в регионах России. Мы говорим о том, что сегодня в приоритете в московском здравоохранении, над чем работает команда мэра, команда правительства Москвы, что мы уже сделали и как мы меняем подходы в здравоохранении. Мы говорим о том, что в социальной сфере, в сфере социальной защиты меняются подходы.

    Мы сейчас уже поговорили о реформе службы занятости. За два с небольшим года из офисов, значительная часть которых находилась на первых этажах квартир, в тесных коморках, с не всегда приветливыми сотрудниками, появились сервисы, которые помогают маме с маленьким ребёнком или москвичу с инвалидностью, или молодому человеку, который учится и пытается найти подработку, соединяемую с его основной профессиональной работой, именно найти того работодателя или найти предложение, чтобы и деньги заработать, и не выпасть из социального контекста, в котором он находится.

    Е.ВОЛГИНА: Это комплексы «Моя карьера», «Моя работа»?

    В.ФИЛИППОВ: Это «Моя работа». Наша специализированная организация, которая подбирает индивидуальные карьерные траектории для человека в зависимости от жизненной ситуации.

    Е.ВОЛГИНА: Про форум закончите.

    В.ФИЛИППОВ: О форуме невозможно закончить.

    Е.ВОЛГИНА: Его надо только провести.

    В.ФИЛИППОВ: Мы на форуме будем показывать наши подходы и какой путь мы уже прошли по реформе психоневрологических интернатов. Это те учреждения, в которых проживает несколько тысяч людей, связанные с их ментальными особенностями, с разными заболеваниями. И как эти учреждения должны переставать быть неприветливыми, казёнными, а должны становиться социальными домами. И Москва прошла уже большой путь. Это не всегда заметно широкой общественности, но это большое гуманное усилие, которое правительство города прикладывает.

    Мы будем говорить о проекте «Московское долголетие». Всем кажется, что оно было всегда. Пенсионеры могут ходить на кружки, заниматься рисованием, танцами, английским, путешествовать. 215 тысяч уникальных участников проекта «Московское долголетие» только в Москве. Мы готовы делиться и делимся нашими наработками, не только тем, что у нас получилось, но что у нас не получилось в проекте «Московское долголетие», с нашими коллегами из регионов, для того чтобы имели возможность все российские пенсионеры жить интересной жизнью, получить новые эмоции, заводить друзей и так далее.

    Мы покажем и то, как центры социального обслуживания модернизируются. От пунктов выдачи тушёнки, товаров первой необходимости, курток, продовольственных наборов — то, что было актуально в начале 90-х годов, когда гуманитарная помощь часто помогала семье продержаться от зарплаты до зарплаты; до других потребностей пенсионеров, которым интересно пообщаться, интересно найти новые знакомства, поделиться опытом и так далее. Это тоже социалка, и мы об этом будем говорить.

    Конечно мы покажем, что такое центры «Мои документы» (МФЦ). Мы в Москве привыкли, и нам кажется, что так было всегда.

    Е.ВОЛГИНА: Нет! Я помню ОВИРы.

    В.ФИЛИППОВ: Мы с вами помним. А многих спросишь, все думают «ну конечно само собой». Паспорт получить, справку, оббежать, состыковать графики, не та печать, не там расписались, иди заново; три дня прошло — справка не действительна. Это же дурдом. Как эти изменения прошли в огромном городе, как они стали привычной поддерживающей атмосферой в Москве. Мы будем делиться этими технологиями с нашими коллегами из регионов на Форуме социальных инноваций.

    Е.ВОЛГИНА: А вам коллеги из регионов скажут: в Москве денег столько, поэтому они смогли МФЦ создать.

    В.ФИЛИППОВ: И в этом социальная инновация, что вопросы решаются не столько деньгами. Потому что если разделить деньги на количество получателей сервисов, а в Москве дневное население фактически часто под 20 миллионов человек, это люди, которые пользуются и транспортом, и сервисами, и поликлиниками, скорой помощью, школам и так далее. Мы говорим даже больше о том, что это изменение конструкции менеджмента.

    Последний самый свежий пример, который мы будем показывать на форуме, это борьба с ковидом. Самое главное было, чтобы коечного фонда хватило на нагрузку, когда людям необходима госпитализация. При этом не остановить плановые операции, профильные стационары и так далее. Мы видим, что многие мировые мегаполисы практически все больницы переводили только в ковидный формат. В Москве по решению мэра сделали, по сути, новый стандарт, но абсолютно не уступающий мировым аналогам (если хотите, сериал «Доктор Хаус») по оборудованию коечного фонда в ковидных госпиталях, которые за несколько недель были построены в выставочном центре «Сокольники», на ВДНХ в 75-м павильоне, в «Ледовом дворце» в Крылатском, в автомобильном торговом центре «Москва» на Каширке. Они продолжают работать, тем самым снимая нагрузку с плановых стационаров. И только благодаря этому город не уходил в локдаун.

    А для того чтобы медики могли сфокусироваться на лечении, не отвлекая силы на организацию питания, на охрану, на контакты с родственниками, что тоже очень важно, была подключена социальная служба и социальные помощники, которые вместе с медиками работали в «красной зоне», и продолжают это делать, это тысячи людей. Это тоже инновационная система менеджмента. Что не только медики один на один с этой историей остались. Это и службы жилищно-коммунального и строительного комплекса, которые все работали как один, и продолжаем это делать для того, чтобы коронавирус в городе приостановился.

    Е.ВОЛГИНА: Консервировать эти госпитали пока не собираются?

    В.ФИЛИППОВ: Они, к сожалению, востребованы на сегодняшний день и достаточно сильно востребованы. Та технология вакцинации, которая в Москве пошла. Ведь по всем нормативам, это такой менталитет у медиков, у всех таких служб, что прививки можно делать только в прививочных кабинетах. А если прийти в прививочный кабинет в поликлинике, была высокая вероятность, что ты там можешь подхватить инфекцию. Мы на форуме будем показывать, что было сделано. Были открыты прививочные кабинеты и в павильонах «Здоровая Москва» в парке, и в торговых центрах, и даже в некоторых театрах. А сейчас уже три месяца работает крупнейший в Европе центр вакцинации в Гостином дворе. Мы показываем, что организовать безопасно, правильно, без риска для здоровья можно в любом большом пространстве. Этот «островок», который продолжает работать в Гостином дворе, пункт вакцинации в день может до шести тысяч человек принимать и делать прививки. Мы тоже будем показывать, как это работает для наших гостей из регионов и тех стран, из которых к нам приезжают.

    Е.ВОЛГИНА: Про страны интересно. Я увидела, что в деловой программе спикеры из тринадцати стран: Сингапур, Франция, Италия, Япония, Израиль, США. Партнёр — главный проектировщик бюро какого-то будет, футуролог, американский специалист в области культуры, врач-психиатр, психолог; Хрипун, министр правительства Москвы, руководитель Депздрава; Мелита Вуйнович, представитель в Российской Федерации, глава офиса Всемирной организации здравоохранения в России. А футурологи зачем? Юваля Ноя Харари, мне кажется, можно было бы пригласить, это же самый известный футуролог.

    В.ФИЛИППОВ: Это самый популярный футуролог. Я хочу сказать, что Герд Леонгард, который в Россию завтра прилетает и выступит на форуме, он один из лидеров, автор бестселлеров, человек, который в России уже выступал. Футуролог — это профессия или образ мысли.

    Е.ВОЛГИНА: Предсказатель будущего.

    В.ФИЛИППОВ: На стыке социологии, экономики, физики, генной инженерии и так далее, как благодаря технологиям меняется наш мир. Это ведь не только материальная оболочка, это ещё социально-психологические изменения. Когда за тотальным контролем, мы привыкли, это Оруэлл «1984», какой кошмар.

    Е.ВОЛГИНА: Ещё «Чёрное зеркало».

    В.ФИЛИППОВ: На самом деле, это объективный процесс, технологии развиваются, нам никуда от этого не деться. И как мы меняемся, и какие вызовы через три, пять, пятнадцать лет, каких изменений ждать, как к ним адаптироваться. Нужно ли сопротивляться или проще расслабиться и постараться получать удовольствие. Как изменится социальная служба, как изменится медицина. Мы в Москве видим, что у нас за последние десять лет существенно выросла продолжительность жизни. В 2011 году продолжительность жизни в среднем составляла чуть более 70 лет, сегодня у нас продолжительность жизни под 78.

    Е.ВОЛГИНА: Сейчас из-за ковида по всей стране падает статистика.

    В.ФИЛИППОВ: Ковид ещё предстоит нам всем оценить. Но растёт доля людей, которые находятся в старшем возрасте. И они, находясь в старшем возрасте, перестали быть классическими образами бабушек в платочке, пекущих пироги и ждущих внучку у окна. Это люди, которые живут интересной жизнью.

    Е.ВОЛГИНА: Не хотят воспитывать внуков.

    В.ФИЛИППОВ: Внуков тоже хотят воспитывать.

    Е.ВОЛГИНА: «Нанимайте няню» говорят они.

    В.ФИЛИППОВ: И правильно делают. И готовы работать и так далее. Психологический порог старения начинается после 72 лет в среднем в Москве теперь. С одной стороны, это вызов, с другой стороны, крутые возможности и счастье. Как перестраивается социальная система, что мы с этим делаем — мы тоже поговорим на Форуме социальных инноваций.

    Е.ВОЛГИНА: Он продлится сколько?

    В.ФИЛИППОВ: Он продлится три дня: четверг, пятница и суббота. Притом, что первая часть форума в четверг будет посвящена обсуждениям на уровне руководителей федеральных, городских министерств, государственных корпораций. А вторая половина форума будет открыта для всех посетителей. Поэтому я всех приглашаю на сайт социального форума зарегистрироваться. Самое главное, иметь QR-код, потому что территория форума — зона свободная от коронавирусной инфекции. Но тот, кто желает сделать прививку, может приходить в Гостиный двор сегодня, завтра и сделать прививку.

    Е.ВОЛГИНА: Про зарплаты. Теперь не про футурологов, а про насущное. Вы говорите, что на Форуме социальных инноваций будут обсуждать вызовы для молодёжи, и возможности в том числе, а не только для пенсионеров. Алексей говорит: «Когда вы про молодёжь будете говорить? Уже прекратите про пенсионеров говорить!» Мы постараемся про всех. Алексей, я знаю, что вы вечно недовольны. Я, помню, однажды вела лекцию в одном престижном вузе. Первое, что меня спросили студенты, журналисты, третьекурсники: сколько вы получаете? Я говорю: а вы сколько хотите? Они говорят: мы хотим за стажировку 100 тысяч рублей. Я хотела сказать: милая, чтобы получать 100 тысяч рублей надо очень много сил прикладывать, а не просто прийти из университета — вот я готовый специалист.

    Вы анализировали, когда профессиональную ориентацию молодёжи прорабатываете, что они хотят и насколько их ожидания сталкиваются с суровой реальностью? Это же тоже надо прорабатывать. Потому что современные молодые люди говорят: ну я же такой готовенький, прекрасный, возьмите меня, пожалуйста, но при этом я не очень стрессоустойчивый, со мной нужно особенно обращаться и вообще я хочу сразу 100 тысяч рублей.

    В.ФИЛИППОВ: Минимум, чистыми.

    Е.ВОЛГИНА: Да, да.

    В.ФИЛИППОВ: Часть социальных психологов говорит о том, что каждый человек, каждая личность на этапе взросления должна пройти этапы столкновения с чугунной реальностью. И в этом нет ничего плохого. Нам кажется, это вызывает терзания, страдания, надо, чтобы было всё такое ватное, без углов. Но в жизни так не бывает, природой это не задумано. Есть разные вузы, разные выпускники и разные студенты, поэтому тут сложно комментировать. Я думаю, ничего не меняется. Когда мы учились, в конце 90-х годов прошлого века и даже тысячелетия, я думаю, было то же самое. Нам тоже говорили: мм, хотите сразу столько денег.

    Е.ВОЛГИНА: Восемь тысяч рублей хотите сразу?

    В.ФИЛИППОВ: 1250 я получал, моя первая зарплата была.

    Е.ВОЛГИНА: Продолжим про зарплаты и про рабочие места после новостей. Владимир Филиппов с нами, замруководителя Департамента труда и соцзащиты населения Москвы.

    НОВОСТИ

    Е.ВОЛГИНА: 15:36 в столице. Программа «Умные парни». Мы продолжаем, у микрофона Евгения Волгина. С нами Владимир Филиппов, замруководителя Департамента труда и соцзащиты населения Москвы. Сейчас найду вопрос, который был. «Про рабочие места. Их же не хватает», — говорит Сергей. Где рабочих мест не хватает? В Москве как раз, говорят, хватает рабочих мест, вакансий много. Об этом мы в первой половине программы говорили, если вы вдруг пропустили. И даже был анализ не так давно, что безработица — сотые процента в Москве.

    В.ФИЛИППОВ: У нас было до коронавируса 0,37%, сейчас чуть выше, но меньше процента всё равно.

    Е.ВОЛГИНА: Следующая тема: перевод услуг в электронный вид. Так как мы с вами про социальные инновации и про форум говорим, то наверно и про перевод каких-то видов услуг в электронный вид тоже стоит поговорить. Каких инноваций здесь ждать, если будут?

    В.ФИЛИППОВ: Мы на форуме покажем, как с этого года мы перевели само обращение за социальной услугой человека, который не может сам себя обслужить. То есть у нас огромная социальная служба на дому, которая помогает, прежде всего, людям старшего, преклонного возраста принести продукты, что-то помыть, приготовить, помочь им помыться и так далее. Но достаточно долго это была хоть и комиссионная, но всё-таки субъективная оценка. И мы на Форуме социальных инноваций тоже покажем решение, которое мы предлагаем регионам и которое мы уже используем в Москве, как на основании данных, на основании тех или иных этапов социальный инспектор, специально обученный, штат которых после эксперимента в Москве сейчас пополнился, определяет объём необходимой человеку помощи. То есть какие услуги социальная служба ему должна предоставлять и как часто.

    Более того, мы покажем, как мы в последний год расширили количество бесплатной помощи. Например, раньше погулять или какие-то сопутствующие вещи вместе с бабушкой или дедушкой, человеком, которому необходима помощь, часто услуга предоставлялась за дополнительную плату. Сейчас при помощи оценки функциональных дефицитов, то есть чего человек сам не может делать, это всё предоставляют наши социальные помощники, социальные работники. Как честно, объективно и достаточно быстро мы работаем с заявками, сократили до минимума количество документов, как через планшет социальный инспектор определяет, какая помощь нужна, мы тоже покажем на Форуме социальных инноваций.

    Мы, конечно, покажем, как работает МФЦ. Если раньше для того, чтобы получить пособие по безработице, нужно было заполнить много документов и поставить минимум 47 подписей, то сейчас это перешло в электронный вид или в быструю, комфортную, уважительную личную консультацию. Это тоже те решения, которые помогают людям чувствовать, что их уважают, это другое ощущение себя в государстве.

    Е.ВОЛГИНА: Что они не на поклон пришли, а чиновник в данном случае менеджер, а не сакральный хранитель собственного места.

    В.ФИЛИППОВ: То, о чём говорили со времён Чехова, а ещё наверно раньше, на практике сейчас в Москве меняется.

    Е.ВОЛГИНА: Другой момент, вы говорите про социальных помощников, социальных инспекторов. Есть какая-то база по людям-инвалидам, им сложно выйти из дома, они жалуются постоянно, что у них нет пандусов, подъёмников? Как с этой проблемой в городе, насколько её можно оценить, как решённую?

    В.ФИЛИППОВ: Для государственного служащего, для сотрудника правительства так сказать, всегда негативный тренд, скажут «а вот у нас на улице такой-то пандуса нет или есть», потом проверишь, но в эфире уже прозвучит. Скажут, что мы что-то недоговорили. В целом по приспособлениям, по безбарьерности среды для маломобильных групп граждан мы находимся на лидирующих позициях среди других мегаполисов мира. Мы себя сравниваем не с малыми городами нашей страны, а находясь в топе мировых городов. Конечно, много задач и есть над чем работать.

    Я хочу сказать, что все ветераны Великой Отечественной войны там, где они проживают, всё их жильё взято на особый контроль. Мы в 2019 году обошли тотально всех ветеранов, участников Великой Отечественной войны; спросили, какие необходимы со стороны города им меры поддержки и помощи. Кому нужно окно поменять, кому сантехнику, кому в целом сделать ремонт, плиту, холодильник и так далее. И всё, что касается ветеранов, у нас решается максимально быстро, и все ремонты квартир мы закончили до юбилея Победы. Если что-то у ветерана опять возникает, быстро наши службы эту задачу решают.

    Е.ВОЛГИНА: Например, человек инвалид по зрению, и он думает, что есть возможность реабилитации. Несколько вопросов было от слушателей. Ему надо обращаться в соцзащиту или департамент здравоохранения, если человеку реабилитация нужна после чего бы то ни было?

    В.ФИЛИППОВ: Одна из технологий, которую наш руководитель Анастасия Владимировна Ракова внедряет, что такая бесшовность соцзащиты, здравоохранения, МФЦ, ЗАГСов, образования и так далее. Куда бы человек ни обратился, его просьба неуслышанной не останется, и сотрудники той структуры, куда он обратился, ему помогут. Здесь можно обратиться, прежде всего, в центр социального обслуживания, который есть в каждом районе. Но если вы обратились в свою поликлинику или врач при постановке диагноза увидел, что вам нужно социальное сопровождение, поликлиника передаёт в центр социального обслуживания эту информацию. То есть обмен данными и не перекладывание на человека, которому и так тяжело, у него проблемы со здоровьем (зрение, как в вопросе вашем, он потерял), мы на человека не перекладываем. Если где-то что-то не идеально работает, давайте над этими ситуациями вместе думать и быстро решать. Но в целом сегодня мы работаем как одна система.

    Е.ВОЛГИНА: На днях новость была. Соцзащита перечислила, что, оказывается, существуют мало востребованные типы и виды выплат от ведомств для пенсионеров. А что это такое? Это какие-то копеечные пособия? Как часто ревизия проводится выплат?

    В.ФИЛИППОВ: Мы достаточно часто мониторим то, о чём государство просят московские пенсионеры, тем более если это ветераны Великой Отечественной войны. Есть совершенно разные выплаты. Одна, которая другую поглощает, может люди не видят. Например, компенсация за радиоточку. Много может быть различных сервисов. Не знаю, стоит ли их пиарить. Самое главное, что в Москве установлены московские доплаты к пенсиям, и ни один московский пенсионер, который живёт в Москве больше десяти лет, не получает меньше 20,5 тысячи рублей в месяц только в денежном выражении. Плюс те льготы, которые есть, медицинское обслуживание, транспорт, возможность кружков и студий бесплатных в «Московском долголетии», в целом говорит о том, что любому человеку мы достаточный социальный уровень жизни в Москве гарантируем.

    Е.ВОЛГИНА: 344-й говорит: «Вакансии для людей до 45 обычно. А как устроиться на работу 60-летнему мужчине, которого на работу не берут, даже на резюме не откликаются? И в пенсионеры его тоже не берут». Проблема предпенсионера, что после 45 непонятно, куда деваться.

    В.ФИЛИППОВ: Действительно есть, прежде всего, психологическая сторона этого вопроса. Именно для этого в реформе службы занятости мы предусмотрели создание специализированной организации, которая такими случаями занимается. Центр «Моя карьера», который находится на улице Сергия Радонежского, д.1, есть сайт, есть телефон, он как раз консультирует в таких нестандартных ситуациях. Кого-то по уникальности его образования и карьерного опыта могут не принимать. Кто-то имеет какие-то особенности психологические или особенности по здоровью. Кто-то просто находится в состоянии стресса оттого, что ему уже седьмой десяток, он полон сил, смотрит в паспорт и ему кажется, что все его куда-то списывают и на него особо не рассчитывают. Именно для таких случаев наше учреждение создано, поэтому, прошу вас, туда обращайтесь, наши специалисты обязательно помогут.

    Е.ВОЛГИНА: Одно дело помочь психологически «ну, смирись».

    В.ФИЛИППОВ: Эта история не про психологическую терапию только.

    Е.ВОЛГИНА: А про что?

    В.ФИЛИППОВ: Это про неё тоже, но это про выстраивание индивидуальной карьерной стратегии и предложение: вот сюда, сюда, сюда, за такие деньги.

    Е.ВОЛГИНА: То есть на работу может этот человек устроиться в любом случае.

    В.ФИЛИППОВ: Конечно. Главное, желание работать.

    Е.ВОЛГИНА: 208-я, Екатерина говорит: «Из опыта. Пришла в офис «Моя работа», были такие-то вакансии; приходишь, а они уже заняты. Получается, не проверяют, что ли?» Апдейт часто делают?

    В.ФИЛИППОВ: Апдейт делается достаточно часто. Другое дело, так же как в объявлении, когда мы что-то продаём или покупаем, или квартиру снимаем. Вроде она висит, а позвонишь и говорят «её уже два часа назад забронировали». Поэтому тут важно быть расторопными.

    Е.ВОЛГИНА: 181-й говорит: «Живу в Москве, прописан в Люберцах. Могу ли я обратиться за вакансией или это только для москвичей?»

    В.ФИЛИППОВ: Обратиться можете. В зависимости от ситуации мы постараемся помочь. Мы не скажем «вы не москвич, уходите», такого наши сотрудники не позволят.

    Е.ВОЛГИНА: «Нашёл работу получше в пятьдесят шесть, — Андрей говорит. — Кто ищет, тот всегда найдёт». Это к вопросу о том, что после сорока пяти трудовая деятельность не заканчивается. Вегас-Лас говорит: «Человек, например, не ветеран Великой Отечественной войны, он пенсионер, находится в трудной жизненной ситуации, кто ему в данном случае поможет?» Вы перечислили про ветеранов, а если простой человек?

    В.ФИЛИППОВ: Если вы чувствуете, что сами с ситуацией справиться не можете, ваши родственники и близкие тоже вам помочь не могут, то вы можете обратиться в центр социального обслуживания. Там наши сотрудники разберутся во всех обстоятельствах, что с вами происходит и как вам помочь.

    Е.ВОЛГИНА: Самые востребованные услуги, по вашему мнению, за которыми обращаются люди, как молодые, так и пожилые, в департамент?

    В.ФИЛИППОВ: Если подходить чисто статистически, то на первом месте это содействие в занятости и содействие в карьере, чтобы был достаток. На втором месте, то это услуги для старшего поколения. Здесь они могут быть совершенно разные, от ремонта, оказания материальной помощи, санаторно-курортное лечение за счёт государства тех, кому это положено, до организации интересного досуга и когда возобновится занятие в «Московском долголетии» в помещениях. Потому что как только ковид начался, мы ушли на самоизоляцию, и «Московское долголетие» работало только в онлайне; с 21 июля работает на свежем воздухе в офлайне. Но многие ждут, когда всё вернётся в доковидный формат. Кстати, более 73% участников «Московского долголетия» закончили вакцинацию три-четыре месяца назад. Если смотреть в сравнении со средним уровнем вакцинации, очень сознательная, берегущая своё здоровье и желающая жить долго аудитория.

    Е.ВОЛГИНА: Про детей хотела у вас спросить, в плане защиты их интересов. Даже не детей, а подросших молодых людей. У меня был такой опыт лет семь назад. Мне требовалась квартира на съём, и я нашла по объявлению. Прихожу, там двое молодых людей. Квартира социального найма, сироты, предоставлена, видимо, государством. С ними, как я поняла, ушлый риелтор, который говорит «сейчас снимем, вам отдадим», но что-то мне не понравилось, и я ушла оттуда. Оказывается, есть такая история, когда ушлые риелторы мониторят, каким выпускникам детских домов дают квартиры, которые им положены по закону. И потом в лучшем случае сдают эти квартиры, а 18-летние дети непонятно где живут, а в худшем случае проворачивают аферы, и эти люди в итоге вообще без квартир остаются. Сопровождение молодых людей, которые были сиротами, практикуется в городе? Обучение жизни и защиты себя?

    В.ФИЛИППОВ: Ещё совсем недавно, несколько лет назад было по санитарным нормам и правила в детском доме обязанностью коллектива делать за детей всё: и одежду гладить, и тарелки мыть, и на стол подавать. Были ситуации, когда дети, выходя из детского дома, просто были к элементарным жизненным ситуациям не приспособлены и не адаптированы. И уже десять лет назад такая практика началась, когда дети перед выпуском из детского дома, перед достижением 18 лет, за год — за два, селились по квартирному типу. Эта практика продолжается.

    Второе, у нас каждый выпускник детского дома до 23 лет (в течение пяти лет) находится на сопровождении социальной службы, за ним закреплён специалист. У каждого специалиста есть некоторое количество таких детей, про которых он всё знает и с которыми он постоянно на контакте. Третье, каждый выпускник детского дома получает, у которого нет закреплённого жилого помещения… Бывает ведь так, когда с родителями что-то происходит, но квартира в собственности у ребёнка. Ребёнок в детском доме, потом он выходит и у него квартира, в которой он живёт. Если у ребёнка нет такой квартиры, то государство ему такую квартиру предоставляет. Причём не только квартиру, как помещение, стены, потолок, дверь и окна, но вплоть до чайной ложки, со всем необходимым на первое время.

    Если десять лет назад или чуть больше эти квартиры сразу переходили в собственность, то сегодня они переходят первое время по договору найма для того, чтобы никто не могу ввести детей в заблуждение. Ну, не дети, им больше 18 лет.

    Е.ВОЛГИНА: Ушлые какие-то люди.

    В.ФИЛИППОВ: Да, и отобрать жильё. Если, как вы говорите, такая ситуация, ну, город огромный, где-то мог социальный работник не доглядеть, но в основном таких ситуаций сейчас нет.

    Е.ВОЛГИНА: У нас буквально четыре минутки остаётся. Кто-то спрашивал из наших слушателей, сейчас я этот вопрос найду. «Какие основные проблемы сейчас на рынке труда?» — Михаил спрашивает в нашем стриме в YouTube.

    В.ФИЛИППОВ: Вопрос звучит, как постановка задачи в диссертации на соискание докторской степени.

    Е.ВОЛГИНА: А вы кто по званию?

    В.ФИЛИППОВ: Я кандидат социологических наук. Конечно, в три минуты не уложить. Я думаю, это соответствие спроса со стороны тех, кто ищет работу, и предложения со стороны тех, кто предлагает. Второе, это уровень компетенции и квалификации тех, кто выходит сегодня на рынок труда.

    Е.ВОЛГИНА: Я слышала, по-моему, от ваших коллег, которые приходили в эту студию, что сейчас одна из самых востребованных услуг, которую может предоставить центр занятости, это психологическая поддержка от выгорания, с одной стороны, и плюс стрессоустойчивость.

    В.ФИЛИППОВ: Всё так.

    Е.ВОЛГИНА: А как так получилось?

    В.ФИЛИППОВ: Это вообще очень недооценённая, с одной стороны, и с другой стороны, очень серьёзная проблема на рынке труда у всех. Она как радиация, она незаметная, но часто разъедает изнутри. Нам, выросшим на советских, абсолютно правильных традициях «я сильный, я всё смогу, есть слово «надо», кажется, что это какая-то мелочь и зачем о ней рассуждать. Кстати, на Форуме социальных инноваций во второй день в 14:00 у нас в большом зале будет выступать психолог Людмила Петрановская, которая как раз будет об этом говорить. Вообще, существует ли выгорание; что будет с теми людьми, которые считают, что его нет, выгорающими диссидентами; и какие есть индикаторы, чтобы его заметить: что в вашем коллективе, не обязательно у вас, у кого-то из ваших коллег оно начинается. Потому что это социальное явление. Это значит, что если кто-то им «заболевает» в кавычках из вашего коллектива, то оно обязательно отразится на атмосфере во всём коллективе. Поэтому профессиональное выгорание — это большой вызов, и мы на форуме инноваций об этом тоже будем говорить.

    Е.ВОЛГИНА: Это удивительная история, как мне кажется. Потому что сейчас, как говорят, в связи с приходом молодёжи на рынок, люди 2000 года рождения уже выходят на работу активно, они какие-то воздушные, требуют к себе более внимательного, более нежного подхода. Но мир жесток, в конце концов. Может, это им надо рассказать на курсах психологической помощи. Товарищи, будьте готовы, что мир жесток.

    В.ФИЛИППОВ: На этих курсах ещё нужно рассказать, что нет никаких единых характеристик, которые можно применять к одной или другой возрастной подгруппе. Что в каждом возрасте, в каждой социальной страте, в каждой национальности есть разные точки зрения. И нет никогда большинства, которое одинаково думает, с единой позицией, в едином порыве. Поэтому каждый должен понимать, что для того чтобы быть счастливым, надо хотеть им быть, надо развиваться, надо искать новое, надо понимать, что ты хочешь делать, и не ожидать, что кто-то со стороны тебе скажет «иди сюда» и так далее.

    В Москве огромное количество возможностей. Такой уровень социальной защищённости, это может патетично сейчас звучит, рассказывая о котором или показывая нашим коллегам из казалось бы нам успешных городов, из Нью-Йорка, Сингапура, Токио или из Лондона, посмотрят и скажут: вы правда коммунизм перестали строить тридцать лет назад? Потому что в городе никто не останется без крыши над головой, никто не останется голодным, никто не останется без образования. Мы принимаем в школу всех детей, которые находятся на территории Москвы. Мы всех в начальной школе обеспечиваем горячим питанием. Мы помогаем старшему поколению, которому не хватает, если что-то вдруг случилось, и кормим в наших центрах.

    Как работает город, какие сервисы мы предлагаем, как они меняются для того, чтобы нам с вами было жить в наших городах комфортно, интересно и безопасно, мы поговорим на Форуме социальных инноваций 9, 10, 11 сентября в Гостином дворе. Регистрируйтесь и приходите, уважаемые слушатели.

    Е.ВОЛГИНА: И даже после этого разговор не кончится. Есть программа Серебряного университета, помощь в трудоустройстве для москвичей 55+ комплексы «Моя карьера» оказывают, поэтому можно туда обратиться. Владимир Филиппов был с нами, замруководителя Департамента труда и соцзащиты населения Москвы. Владимир Эдуардович, спасибо, приходите ещё.

    В.ФИЛИППОВ: Спасибо.

    Полный эфир вы можете посмотреть на нашем YouTube-канале.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus