• Вице-губернатор магаданской области Андрей Колядин в программе «Умные парни» на радиостанции «Говорит Москва» 07.09.21

    15:00 Сен. 7, 2021

    В гостях

    Андрей Колядин

    вице-губернатор Магаданской области

    Эфир посмотреть можно на нашем официальном YouTube-канале.

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 7 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва». 94.8. У микрофона Евгения Волгина. Всем здравствуйте. Программа «Умные парни». И с нами на связи Андрей Колядин, вице-губернатор Магаданской области.

    Наши координаты: 73-73-948 — телефон, SMS +7-925-88-88-948, Telegram govoritmskbot, YouTube-канал «Говорит Москва», стрим там уже вроде бы начался.

    Говорить мы сегодня собрались о реконструкции БАМа, о строительстве городов в Сибири. Вы помните, я в «Револьвере» тоже сегодня анонсировала, что, с одной стороны, мы с господином Бузгалиным поговорили о строительстве городов Сибири, он был настроен довольно скептически на это дело. Но вот интересно, что скажет вице-губернатор Магаданской области на этот счёт, что там будет.

    Если вкратце сказать о строительстве городов Сибири, то я скажу вкратце, что там произошло. Как Песков сказал, Шойгу мог обсудить с Путиным идею новых городов России. В августе на встрече с научной общественностью в новосибирском Академгородке он заявил, что считает необходимым построить в Сибири, а лучше пять крупных городов с населением от 300 тысяч человек до миллиона. Причём сделать их конкретно направленными на ту или иную сферу деятельности, например, на энергомашиностроение, лесопереработку или нефтехимию. И там определены несколько населённых пунктов. То есть расстояние между Красноярском и Братском, если я не ошибаюсь, там Лесосибирск указан и ещё один населённый пункт, где тоже планируют построить научно-технический, научно-производственный комплекс, который будет к себе привлекать людей. Населённые пункты довольно крупные, от 300 тысяч человек до миллиона.

    Подобные программы развития формулируются сначала рамочно, концептуально, а потом уже тщательно прорабатываются. Об этом Песков сказал.

    Андрей Колядин, вице-губернатор Магаданской области. Я, Андрей Михайлович, уже ввела в курс дела нашу аудиторию, напомнив про идею Сергея Кужугетовича Шойгу строить города. Как это у вас восприняли, эту идею, с энтузиазмом? Хочется ли, чтобы эти проекты тоже коснулись Колымы или нет?

    А.КОЛЯДИН: Вы знаете, наверное, эта идея, конечно же, имеет право существовать. Потому что, бесспорно, если есть деньги, если есть ресурсы, иногда проще построить новые города, большие, красивые, могучие, для того, чтобы заселить туда людей, и они в соответствии с современными требованиями были удобны людям. Потому что порой переделывать старые коммуникации, разрушать здания, которые пришли в негодность, и строить новые здания сложнее, чем возвести сразу новое.

    Но, надо понимать, что, наверное, эту проблему нужно смотреть в совокупности. Например, есть города, которые сейчас проще восстановить, развить, сделать их более пригодными для жизни людей, и в них жило много людей. В том же самом Магадане и в Магаданской области жили более 500 тысяч населения до начала 90-х годов, а сейчас 140 тысяч. Потому что в силу целого ряда причин, лихих 90-х, того, что на Дальнем Востоке в определённый промежуток времени забыли, занимались собственными проблемами, это всё привело к тому, что очень много людей уехало. Но тем не менее, те, которые сейчас остались, они делают очень много, и всё меньше и меньше уезжает сейчас людей с Дальнего Востока. Хотя миграция, конечно, присутствует, но она присутствует и во Владивостоке, и в Волгограде, и в любом другом месте, в Москве тоже присутствует миграция. Я, например, мигрант, я переехал из Москвы в Магадан и живу здесь уже три года.

    Е.ВОЛГИНА: Но, Андрей Михайлович, здесь важно всё-таки понять: идея восстановления городов или идея даже строительства городов, она отвечает вызову такому — приостановить отток населения? Или всё-таки нет?

    А.КОЛЯДИН: Это один из аспектов этой проблемы. Одна из основных всё-таки проблем, которую нужно решить, это предоставить то, что (как это называется в маркетинге) уникальное торговое предложение, УТП, когда есть некая фишка, ради которой покупают товар. Наверное, из этих фишек состоит и жизнь людей. Например, есть ли у них работа на данной территории или нет, достаточно она высокооплачиваемая или недостаточно высокооплачиваемая, устраивает ли в совокупности все плюсы, которые есть при проживании на территории, перевешивают ли они минусы на данной территории. И тогда в общей совокупности человек принимает решение, остаётся он на данной территории или нет.

    Е.ВОЛГИНА: А фишка Магадана какая?

    А.КОЛЯДИН: Я думаю, что здесь в настоящий момент это всё-таки более высокие заработные платы, чем на прочей территории Российской Федерации. Конечно же, наверное, коренные магаданцы скажут о том, что здесь очень высокие цены или сходите в магазин и купите в сезон помидоры за 500 рублей и поймёте, что эта цена несколько отличается от того, что можно купить в Самаре, Воронеже или в другом месте Российской Федерации. Но однако вы понимаете, что и заработная плата, средняя заработная плата диагностируется сейчас Росстатом в Магадане — это 110 тысяч рублей. Понятно, что изрядная часть людей получает 60 тысяч рублей, остальная определённая прослойка, работающая на золоте, добывающая биоресурсы или работающая, например, так называемые, указники — врачи, учителя — у них, конечно, заработная плата выше, они всё-таки сопряжены со средней заработной платой по промышленности. Но всё равно заработная плата выше и те же врачи и учителя достаточно охотно едут сюда, для того, чтобы работать здесь, в соответствии с теми расценками, которые есть на территории Магадана. Это одна из фишек, одно из уникальных торговых предложений.

    Уже потом они узнают о том, что здесь очень красиво. Уже потом они узнают, что магаданская рыбалка отличается несколько от всех прочих рыбалок. Потому что забрасываешь удочки, и у тебя на все крючки сразу попадается по килограмму, по два рыбёшки, и это является нормальной рыбалкой, не надо сидеть долго-долго с удочкой, ожидать, когда у тебя клюнет. И многие, многие, многие другие преимущества.

    Однако есть ещё задачи, которые необходимо решать, — это жильё, которое здесь никогда не строилось… Вернее, неправду говорю… Последние 30 лет не строилось, вот так. И сейчас начинает строиться. Понятно совершенно, что уровень жилья, который был построен здесь в 70-е годы, в 80-е годы, он несколько отличается от того, что уже сейчас, при новых строительных материалах и технологиях, практически в каждом городе России есть.

    Поэтому, наверное, не стоит сносить Магадан и строить другой город на его месте или где-то по соседству. Его стоит развивать, что, собственно говоря, и правительство Российской Федерации, и президент, и Трутнев, и Шойгу делают. Сюда вкладываются беспрецедентные ресурсы для того, чтобы переложить коммуникации, начать новое строительство, изменить жизнь людей, хотя это не быстрый процесс, но значительно более быстрый, чем построить новый город.

    Е.ВОЛГИНА: Интересный момент такой. Магадан периодически попадает в рейтинги, вообще Магаданская область, Колыма попадают в рейтинги «самые депрессивные регионы России», «самые пьющие регионы России», что-то такое. Вы серьёзно относитесь к таким рейтингам? Или это какое-то развлечение журналистов?

    А.КОЛЯДИН: Вы знаете, в этом тоже есть своя определённая логика. Да, конечно, есть определённое правило малых цифр, потому что 140 тысяч населения, и когда в них случается одна автомобильная авария, то на душу населения это значительно больше, чем десять автомобильных аварий в Москве, например. То же самое с питьём, с алкоголем.

    Более того, вы понимаете, что у нас транспортные артерии, откуда алкоголь завозится, например, в Якутию, у нас в порты приходят баржи, гружённые товарами, в том числе алкоголем, этот алкоголь потом уходит туда, на материк, однако фиксируется, регистрируется здесь, на территории. Это тоже дополнительный фактор, почему здесь более высокие цифры расходования алкоголя.

    Более того, у нас около 20% трудовых ресурсов — это вахтовики. Я не могу сказать, что у них есть возможность пить при работе на добыче золота, это категорически запрещено: вообще потеряешься, свалишься куда-нибудь или медведи тобой пообедают. А вот в промежутках как бы люди, которые живут здесь по полгода и работают, когда у них выпадают выходные дни, они тоже, скажем так, в Большой театр здесь не ходят, потому что здесь Большого театра нет, а с COVID и обычные театры значительно менее посещаются, чем в обычное время, когда пандемии не было.

    Поэтому есть свои факторы, когда людям нечем заняться, особенно в холодное время года, но тем не менее это всё равно не кратно превышает ситуацию на территории Российской Федерации. Всё-таки есть малые цифры.

    Е.ВОЛГИНА: Здесь просто важно понять в связи с тем, что всё равно подобного рода рейтинги существуют и проблемы тоже, вы сами лично признаёте. Я знаю, что руководители ряда регионов Российской Федерации, у вас по соседству, они предлагали какие-то свои меры, типа жёсткого сухого закона, ещё чего-то, чтобы ситуацию эту исправлять. В данном случае есть силы самостоятельно это сделать или нужны какие-то федеральные, например, программы, к которым подключаются, от которых идёт бюджетное финансирование на оздоровление граждан, на профилактику и так далее?

    А.КОЛЯДИН: Я вам могу сказать, что изрядная часть таких программ уже реализуется, в том числе на нашей территории. То есть это строятся ФОКи, это строятся спортивные центры, здесь будет большая в ближайшее время реконструкция нашей горнолыжной трассы, которая с ноября и до июня месяца работает, стадион имени Вяльбе и так далее. То есть много спортивных, культурных центров начало строиться. Более того, бассейны сейчас, только за последние три года построено несколько бассейнов. Сейчас вводится в Магадане один из современных бассейнов. Это, конечно же, позволит людям занимать себя в долгие вечера зимние (зима здесь начинается с сентября месяца), помимо того, что люди, конечно же, работают и работа здесь есть для жителей Колымы.

    Однако есть ещё и программы, которые всё-таки ориентированы на то, чтобы люди меньше припадали к живительному источнику огненной воды, имеется в ввиду «наливайки», которые закрываются сейчас, которые в подъездах и в жилых домах существовали. Эта тоже программа здесь работает. Программа ограничения продажи алкоголя.

    Сами понимаете, на данной территории почти нет палёного алкоголя так называемого, потому что всё-таки финансовый достаток позволяет покупать качественное спиртное. Но в любом случае идут сейчас как раз программы ЗОЖ так называемые, здорового образа жизни, которые здесь распространяются, на Колыме.

    Одно из главных занятий, например, летом колымчан — это гулять по сопкам, заниматься туризмом, тем более, что это невероятно красиво. Поэтому люди знакомятся в лесах.

    Е.ВОЛГИНА: Проблема оттока населения. Был Восточный экономический форум. Насколько я понимаю, вы там тоже были. Соответственно, там очень много вопросов уделялось развитию Дальнего Востока, чтобы люди не уезжали, было признано, что ипотеки двухпроцентной всё-таки недостаточно. А вот важно понять, люди, которые живут на Колыме, в Магаданской области, они с какими регионами связывают свою жизнь? То есть они готовы оставаться? Они готовы мигрировать в центр России, в смысле, больше к Москве, к Питеру и так далее, в ту сторону? Или, наоборот, остаются на Дальнем Востоке, Сахалин, Приморский край, как угодно? Вот важно понять, куда миграция осуществляется.

    А.КОЛЯДИН: По-разному. Существуют разные возрастные группы, у которых совершенно разные задачи. И эти возрастные группы в соответствии с этими задачами выезжают на разные территории.

    Например, молодёжь, которая заканчивает школы и понимает, что у неё нет здесь институтов, где бы она могла получить высшее образование, профильное, которое для неё интересно и которой она хотела бы посвятить свою жизнь, конечно же, уезжает в те города, где эти институты, где эти вузы есть.

    Условно говоря, нет здесь высшего медицинского образования. Если человек хочет стать врачом, настоящим, профессиональным, то он уезжает в те города, где эта услуга предоставляется. Хотя в последнее время мы пошли по такому пути, что губернатор у нас договорился с ведущими вузами федеральными, например, с Первым Сеченовским университетом медицинским, где есть определённые квоты сейчас для тех магаданцев, которые показали высокие результаты при сдаче ЕГЭ. В этом году, например, уже шесть человек поступили в этот очень сложный для поступления вуз для того, чтобы учиться там. Мы надеемся, что вернутся в дальнейшем на территорию Магаданской области, чтобы работать здесь. А врачи здесь получают достойную зарплату.

    Е.ВОЛГИНА: А сейчас не складывается ощущение, Андрей Михайлович, что люди на Колыме живут вопреки? Инерция советского периода сохраняется и всё.

    А.КОЛЯДИН: Уже нет. На первом этапе, когда я сюда приехал три года назад и встречался с молодёжью, я практически не встречал людей, которые бы говорили, что они хотят здесь остаться. Сейчас таких людей появляется всё больше и больше. Во-первых, потому что инфраструктура, которую люди, уезжая с территории Колымы, от прекрасной, изумительной, фантастической природы в города европейские, я имею в виду европейской части России, они видели там нормальный асфальт, нормальные зоны отдыха, нормальную инфраструктуру культурную, социальную, спортивную, она сейчас начинает приходить в Магадан, люди уже могут ею пользоваться.

    Условно говоря, набережная, которая была единой общей развалиной, такой трагичной развалиной, сейчас там появился парк «Маяк», который развивается и каждый год прирастает своими красотами. Если для большинства россиян, которые бы пришли в этот парк «Маяк», сказали, «ну, да, нормальная детская площадка, да, нормальная зона отдыха, у нас такая есть», для Колымы это уникальная вещь, в которой 30 лет ничего подобного не было. И вот это, то, что не было здесь 30 лет, и люди, приезжая на территорию России, видели, что другие города развиваются, меняются, становятся другими, сейчас это приходит на территорию Колымы.

    Конечно, это не произойдёт мгновенно. Конечно, изменения не по щелчку, как у старика Хоттабыча, который замки возводил, разрывал один волосок, такое не произойдёт. Но пройдёт ещё несколько лет, уже сейчас заметны изменения, я думаю, у людей будут основания для того, чтобы остаться здесь.

    Е.ВОЛГИНА: Идея Сергея Шойгу по строительству этих то ли кластеров, то ли городов, тоже тут надо определиться всё-таки с названиями, что это такое, с вашей точки зрения, насколько это реализуемо и позволит это несколько связать между собой, в принципе, инфраструктуру, социальные аспекты в этом регионе? Будет ли это каким-то образом касаться Колымы? Потому что важно понять, одно дело — построить, условно, дом в поле, а инфраструктуру ну как-нибудь так. Другое дело — принцип градостроительства в Соединённых Штатах Америки: сначала дороги в самые удалённые места, а туда уже потянутся люди, инвестиции, технологии, как угодно.

    А.КОЛЯДИН: Я думаю, что всё-таки Сергей Кужугетович говорил несколько о других вещах. Он не говорил о том, чтобы соединить, условно говоря, единой городской территорией магаданские населённые пункты. Потому что у нас, условно говоря, 700 километров в одну сторону Сусуман, 700 километров в другую сторону Северо-Эвенск и так далее. Громаднейшая территория, она безлюдная территория, потому что она очень большая. Соответственно, не так много дорог, колымский тракт идёт до Якутска 2 тысячи километров. Кстати, его собираются практически уже с этого года делать. Начали обустраивать потихонечку. Ведь у него никогда не было асфальта. Это единственная сухопутная дорога жизни, я бы так сказал. Остальное всё либо море, либо самолётом на территории.

    Я думаю, это речь идёт всё-таки о городах, когда рядом находятся два каких-то структурных достаточно больших центра, между этими центрами существует некий небольшой промежуток, в который можно поставить дополнительные районы, привлечь людей, чтобы эти люди работали на данной территории. Но я думаю, что, прежде всего, смысл должен быть не в построении города ради города, а именно некое дело, которое на данной территории… Не знаю, нашли крупное месторождение меди, условно говоря, и собираются строить большой обогатительный комбинат медный. Надо сказать, что если нормально организовать это производство, то медный концентрат по стоимости ничуть не менее эффективен, чем золото, добыча золота.

    Поэтому, с этой точки зрения, громадные предприятия выстраиваемые могут обрастать некими коммуникациями, неким городом, который требует, конечно, инфраструктуры соответствующей.

    Но мы пока что идём несколько другим путём. Мы возрождаем инфраструктуру ту, которая необходима Колыме. У нас есть там 200 тысяч квадратных метров жилья, в которых люди живут в ужасающих условиях, их необходимо давным-давно утилизировать… не людей, а квадратные метры…

    Е.ВОЛГИНА: Спасибо, Андрей Михайлович.

    Программа «Умные парни». Андрей Колядин с нами, вице-губернатор Магаданской области. Андрей Михайлович, у вас, наверное, уже ночь, да?

    А.КОЛЯДИН: Я не могу сказать, что ночь, но у нас уже приближается время к двенадцати часам вечера.

    Е.ВОЛГИНА: Просто к слову. У нас в стриме отписались люди, в Австралии смотрят, во Владивостоке смотрят и в Таджикистане теперь смотрят.

    А.КОЛЯДИН: Это прекрасно.

    Е.ВОЛГИНА: Есть сообщение от слушателя Вадима: «Спросите об экономической эффективности Магадана. Я сравнивал с Аляской — достойное соревнование».

    А.КОЛЯДИН: К большому сожалению, не могу сравнить. Я всё-таки по типу своему человек, который отвечает за нематериальные активы. У нас есть гений, который действительно знает глубочайшим образом экономику, — это губернатор, и он привлекает сюда невероятные ресурсы и проводит здесь инфраструктурные изменения. Однако всё-таки я могу сказать, что валовой продукт здесь достаточно высокий. Здесь добывается около 50 тонн золота, здесь добываются биоресурсы, здесь добываются полиметаллы. В результате, если я не ошибаюсь, по 300 миллиардов ВВП Магаданской области сейчас — это немало для такого малонаселённого региона.

    Е.ВОЛГИНА: Возвращаясь к проблеме малочисленности. Хотя важно действительно сейчас понять, это проблема для региона — малочисленность — или нет? Потому что, как послушать иногда депутатов Госдумы или чиновников, которые пытаются найти самый лёгкий способ, это не строительство городов, как раз говорят: давайте столицу просто перенесём из Москвы, и все потянутся тут же сюда.

    А.КОЛЯДИН: В этом есть свои плюсы и есть минусы. Говорят, что в своё время, когда во времена Сталина задумывались вот эти все колымские проекты, конечно, не самым человеколюбивым образом они реализовывались, через ГУЛАГи, через Дальстрой, но планировалось, что здесь будет проживать около двух миллионов человек. Я, к сожалению, не видел такого документа, но охотно верю в это. Потому что, например, планировалось на реках построить целый каскад из шести электростанций. Этого бы как раз примерно на этот охват населения и хватило.

    Дело в том, что здесь очень много природных ресурсов. Действительно, наверное, в недрах Магаданской области хранится не только золото, которого запасы, говорят, 25% от всех запасов планеты Земля. Но в самом деле, если это всё всерьёз разведать, там можно найти много-много всего интересного и хорошего.

    Более того, конечно, здесь не самые благоприятные для людей условия, но тем не менее действительно здесь очень красиво. Если по уму всё сделать, есть люди, которые любят север, есть люди, которые любят юг, и для севера тоже найдётся немало людей, которые любят охоту, рыбалку, вот эту суровую красоту территории.

    Но, с другой стороны, например, здесь есть одно из самых красивых, в тройку, говорят, оно входит, красивейших озёр мира — это озеро Джека Лондона. Оно фантастическое по красоте. Я думаю, оно ещё фантастическое по красоте оттого, что туда очень сложно добраться. Туда нужно ехать на внедорожниках в течение десяти часов, а потом последние 60 километров на специальных машинах с большими колёсами.

    Е.ВОЛГИНА: Как трактор фактически.

    А.КОЛЯДИН: Да. Ещё сутки добираться через болота. Поэтому оно не тронуто, людей там немного. Это феноменально. Просто ради интереса залезьте в интернет, наберите «озеро Джека Лондона», увидите фотографии — ничего красивее вы не видели никогда.

    Вот такие вещи, они тоже, с одной стороны, вроде бы, конечно же, в Магадане и в Магаданской области должно жить больше людей. С другой стороны, излишнее количество людей на данной территории, наверное, какой-то бы ущерб нанесло экологии, озёрам, красотам окружающим. Нам ещё рано об этом думать. Потому что со 140 тысяч, которые живут в Магаданской области, до двух миллионов, которые планировалось, ещё ух… как долго.

    Е.ВОЛГИНА: Если вспомнить даже то, о чём говорили тоже на Восточном экономическом форуме, рассуждали о потенциале туристическом регионов Дальнего Востока. Ведь Колыма всё-таки сейчас продолжает ассоциироваться с ГУЛАГом, с лагерями, с репрессиями — со всем этим. С вашей точки зрения всё-таки, можно ли использовать эти исторические ассоциации, чтобы привлекать туристов?

    А.КОЛЯДИН: Да, конечно. Конечно, это используется везде. И когда люди приезжают на места кровопролитных сражений, они приходят на эти самые поля сражений и с интересом смотрят, представляя о том, какие страшные баталии разворачивались на данных полях.

    Но у нас в самом деле, помимо того, что действительно было крайне непросто в тридцатые, сороковые и пятидесятые годы тем людям, которые находились в лагерях, в настоящее время лагерей практически не осталось. Знаете, периодически говорят, «у вас там сейчас же сплошные лагеря». Так вот у нас около 500 человек всего лишь находятся в местах не столь отдалённых на территории Колымы.

    Но есть хорошо сохранившиеся образчики того самого времени. Видимо, один из таких лагерей будет недалеко от Магадана восстановлен вместе с музеем ГУЛАГа. Роман Романов, слышали, наверное, этого энтузиаста и человека, который действительно очень много сделал для того, чтобы сохранить эту память. И это будет одна из туристических зон, причём зон в плане красивых зон, а не зон…

    Е.ВОЛГИНА: Рекреационных, понятно, да.

    А.КОЛЯДИН: А не тех, куда люди не по своей нужде едут. Но тем не менее всё-таки основная вещь — здесь очень красиво. Недавно сюда приезжал очень известный коучер, который работает с самыми-самыми известными людьми мира, страны. Он начал говорить о том, что Камчатка — это действительно очень круто... Мы говорим, давай мы тебе покажем. Вот проехали, ему показали бухту Гертнера, бухту Нагаева, и он сказал: слушайте, я, кажется, пересмотрел свои взгляды на Магадан, у Магадана есть своё преимущество — это туристическое преимущество.

    Е.ВОЛГИНА: А сколько это будет стоить? Если приехать туда, тебя лично встречает вице-губернатор и губернатор, а ты всемирно известный коуч, наверное, это, в общем-то, можно себе позволить. А что касается массового туризма, он же, наверное, недоступен.

    А.КОЛЯДИН: Вы знаете, всё относительно. Конечно же, если человек захочет попасть на озеро Джека Лондона и для этого ему нужен будет гидросамолёт и все остальные прибамбасы, соответственно, наверное, это сильно повысит планку стоимости такого тура. Но по сути своей, особенно в этом году, в прошлом году губернатор сумел договориться с авиа нашими перевозчиками о том, чтобы они ставили дополнительные рейсы для того, чтобы сюда можно было прилетать летом. В принципе, билеты летом можно было купить за 26 тысяч рублей туда-обратно, для того, чтобы прилететь сюда, перелёт. Я могу сказать, что первое лето 150 тысяч стоил билет эконом-класса здесь, потому что невозможно было купить билеты совершенно. В настоящий момент этот вопрос потихонечку решается. Гостиницы, которые здесь есть, они не столь дорогие, как какой-нибудь Four Season на Охотном ряду или «Ритц», который там же рядышком находится. Поэтому люди сюда приезжают, люди, те, которые знают о местных красотах, соответственно, они всё-таки на Колыму стремятся, и гостиницы летом обычно заполнены. А если сейчас создадим инфраструктуру под спорт, под горные лыжи и так далее, то, я думаю, что здесь появятся свои поклонники нашей территории.

    Е.ВОЛГИНА: В этой связи я правильно понимаю, что пандемия, скорее, и закрытые границы, они что, они пошли на пользу в плане переосмысления функционала или потенциала, даже развития региона? Потому что в Домбай поехали, на Камчатку как раз поехали просто потому, что австрийские, итальянские, французские Альпы были вне доступа.

    А.КОЛЯДИН: Не только поэтому. Есть такая суровая объективная реальность: 70% жителей нашей страны не имеют зарубежных паспортов. Я скажу так, что процентов сорок, я не буду, наверное, называть точные цифры, но большая часть людей на самолётах не летали. Они живут в своих регионах. Соответственно, как говорится, оторвать себя от кресла, сесть в самолёт и прилететь и посмотреть, какая красивая наша страна, это связано не только с пандемией. Потому что те 30%, у кого есть паспорта, они как летали за рубеж, они и будут летать и за рубеж, и по России. Но дело в том, что Россия у нас громадная и то, что происходит на Камчатке, в Магадане, на Чукотке — это коренным образом по природным особенностям, по всем-всем-всем нюансам отличается от того, что происходит в Сочи.

    Настоящие путешественники, они всё-таки должны прилететь и сюда, и туда, и там, и там они получат удовольствие от того, что увидели.

    Е.ВОЛГИНА: Про культуру интересно ещё поговорить, про то, как всё-таки Колыма стала бы, может быть, получила второе рождение в представлении граждан и так далее.

    Звягинцев воспел таким образом Териберку. Куваев воспел Чукотку, это книга «Территория» и фильм снят по этой книге. А получается, у Магадана что, только Солженицын и Шаламов?

    А.КОЛЯДИН: Почему? У нас есть Серкин, который про шамана написал шесть книг, соответственно, они очень интересные. Они, конечно, рассчитаны на мудрые умы, уже такие, достаточно развитые. Но я скажу так, что это очень интересные книги. Недавно он получил соответствующую премию на федеральном уровне за эти интереснейшие книги. «Голос шамана», целый ряд там произведений.

    Соответственно, бесспорно, и сейчас выходят и рассказы, и книги. Я вам могу сказать, что песен, сколько про Магадан, не так много городов, ну, может быть, Москва ещё.

    Е.ВОЛГИНА: У меня одна крутится в голове…

    А.КОЛЯДИН: В самом деле, может быть, они не столь возвышены, как какие-то арии из соответствующих опер, но тем не менее только за последнее время я слышал две или три песни. Рада Раева выпустила вместе с Розенбаумом очень хорошую песню про Магадан, которая вот-вот, наверное, выйдет на площадку любителей шансона. Причём это не шансон, это хорошая, качественная песня.

    Как вам сказать? У меня есть майка такая, она тёплая, на меху, я бы так сказал, колымская, на которой написано вот здесь: «Колыма не отпускает». Это действительно так и есть. Вот если сюда приезжаешь, если здесь побыл некоторое время, человек будет сюда возвращаться. Север имеет особенность перед югом — по северу скучаешь. На юге отдыхаешь, а по северу скучаешь. Поэтому я думаю, достаточно человеку первый раз сюда приехать для того, чтобы здесь побыть некоторое время, я думаю, что люди поедут и на Колыму, и на Дальний Восток, и будут находить здесь ни меньше удовольствий, чем в Бора-Бора или где-нибудь в Монако, прогуливаясь около пляжа и стоя на суперяхте.

    Е.ВОЛГИНА: Несколько звонков от наших слушателей примем. Сергей Алексеевич, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Андрей Михайлович, у меня простой вопрос в отношении Магадана применительно к Охотскому морю. Известно, что самые богатые места на планете в плане рыбных ресурсов там, где встречаются холодное и тёплое течение. Охотское море гораздо богаче Японского моря, это вы лучше меня знаете, потому что там течения перемешиваются. Вопрос: как используются эти богатые рыбные ресурсы в сравнении, скажем, с советским периодом? Лучше, хуже или как?

    А.КОЛЯДИН: Вы знаете, я недавно видел некие зарисовки московские наших журналистов, которые рассказывали о самых богатых людях на планете, в том числе в России. Так вот, оказывается, люди, которые ловят рыбу в Охотском море, они такие все, устойчиво в Forbes, такие, очень состоятельные и состоявшиеся люди.

    Я могу сказать, что, бесспорно, рыба в Охотском море — это нечто, я могу сказать. Потому что я был несколько раз на рыбалке, если ты забросил удочку, и тут же не клюнуло, и тут же не вытащил пару килограммов палтуса, камбалы, минтая, трески или какой-то другой экзотической рыбы (очень вкусной, кстати), то эта рыбалка не удалась.

    Но здесь есть профессиональные рыбаки, профессиональные компании, которые ловят рыбу, местные компании, которые сейчас заказывают суда здесь, на территории Российской Федерации, которые в ближайшее время поступят, несколько новых судов, которые будут ловить эту рыбу.

    Более того, мы сейчас, губернатор, правительство, практически добились того, что будет передан рыбный порт. Раньше 25 тысяч человек работало в этом рыбном порту. Потом он, я так скажу, мягко, накрылся медным тазом во времена 90-х годов, там ничего не происходило за последнее время. Так вот это рыбное производство будет возрождаться. Здесь будут соответствующие витамины добываться, не только россиянами, но и корейцами, перерабатывающие заводы. Так что эта промышленность сейчас, в настоящий момент, возрождается, и вы о ней не только услышите, но и попробуете это всё на территории Российской Федерации в ближайшее время.

    Е.ВОЛГИНА: Каким-то образом сказывается ли и скажется ли на развитиях инфраструктуры, вообще, может быть, по касательной идея реконструкции БАМа и разветвление БАМа? Потому что глава РЖД господин Белозёров тоже в ходе ВЭФа много на эту тему говорил, там какие-то триллионы рублей как раз выделяются. Касается это каким-то образом вашего региона или нет?

    А.КОЛЯДИН: Очень опосредовано. Потому что, по мнению людей, и Магадан, и Владивосток — это рядом. Нет, это не рядом, это почти четыре тысячи километров строго на юг. То есть, если от Москвы четыре тысячи строго на юг, то идёт куда-то туда, ближе к Арабским Эмиратам, я так скажу.

    То есть в Магадане нет железной дороги, хотя такие планы есть. Говорят, что к 2036 году она будет построена от Якутии.

    Е.ВОЛГИНА: Вот я поэтому и спрашиваю.

    А.КОЛЯДИН: Да. Но всё-таки Якутия, Магадан — это север, это ближе к Арктике. А вот БАМ проходит там, в самых-самых, скажем так, обжитых, продвинутых, более тёплых местах Российской Федерации. Но тем не менее проект чрезвычайно важен, потому что на протяжении очень долгого времени там ведь одна ветка всего лишь БАМа, приходится сильно ограничивать перевоз всех необходимых товаров, которые идут по этой ветке. Поэтому построение второй ветки, сейчас, как я понимаю, 360 километров будет в ближайшее время построено, они позволят кратно увеличить объёмы перевозимых материалов. Соответственно, это эффективность всего повысит. Потому что, например, когда в Магадан придёт ветка из Якутии, я думаю, что кратно упадёт стоимость и строительства, и всего-всего-всего. Потому что морем возить, конечно, тоже недорого, по сути, но море — это три месяца в году, остальное время прохладно.

    Е.ВОЛГИНА: Если про Северный морской путь говорить, то это всё-таки побольше, там и ледоколы, там тоже перспектив много.

    А.КОЛЯДИН: Да, Северный морской путь заканчивается немножко раньше. Если его продлят до нас, это будет очень хорошо.

    Е.ВОЛГИНА: Я почему про БАМ спросила и где проходит эта трасса? Магадан оказывается регионом каким-то, несколько обделённым инфраструктурно, а мы с вами с этого начинали: инфраструктура, потом люди или люди, потом инфраструктура.

    А.КОЛЯДИН: Я говорю, что это своеобразный остров, потому что сюда прилетают люди только самолётом, больше никак. Приезжают, конечно, из Якутии машинами, но это настоящие подвижники. Наверное, кто-то и пешком приходил, но мы не будем их ставить в правила, таких людей.

    И временным образом: когда вы гуляете, мы спим, когда мы гуляем, вы спите. Соответственно, даже здесь говорят: вот там, на материке. Но тем не менее дорогу сейчас начинают отстраивать. Я думаю, что в ближайшие годы её приведут в порядок. Если до 2036 года (а по истории человечества это буквально мгновенье) построят дорогу, это будет тоже большой плюс. Строят «Марину», строят для того, чтобы сюда приходили суда, в том числе и пассажирские. Это вообще речь пяти-шести лет. Строят новый аэропорт, в 2024 году он должен быть. Сейчас, если вы прилетите, то вы окажитесь как в 70-е годы, в таком старом аэропорту, очень интересном, ретро-аэропорту. А будет суперсовременный аэропорт, его в ближайшее время уже начнут создавать, уже всё согласовано и деньги даже выделены под это.

    Так что Магадан сейчас меняется очень сильно. Я думаю, что лет через двадцать его не узнать. Главное, чтобы эти двадцать лет люди увидели то, что происходит вокруг, поверили и поехали сюда. А для этого необходимо не только строительство новых городов, но и новые проекты экономические, которые позволят привлечь людей сюда ресурсами, работой.

    Е.ВОЛГИНА: Спасибо большое, Андрей Михайлович, что были с нами. Приходите к нам ещё. Мы вам позвоним.

    Андрей Колядин был с нами, вице-губернатор Магаданской области.

    Полный эфир вы можете посмотреть на нашем YouTube-канале.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus