• В эфире программы «Врачи и пациенты» на радиостанции «Говорит Москва» заместитель министра здравоохранения России Олег Салагай.

    Всероссийский день трезвости

    18:00 Сен. 11, 2021

    Всероссийский день трезвости

    В гостях

    Олег Салагай

    Заместитель министра здравоохранения РФ

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это программа «Врачи и пациенты». В студии Наталья Троицкая. Здравствуйте. Сегодня в России отмечают День трезвости. Хотелось бы, конечно, не день и не год, а лучше столетие трезвости. Но я думаю, что когда-нибудь мы к этому подойдём. Так вот, какие результаты по снижению потребления алкоголя на сегодняшний день мы имеем, к чему стремимся ближайшие годы и какова концепция новой антиалкогольной госпрограммы. Надеюсь, узнаем сегодня. И о многом другом поговорим с нашим дорогим гостем. У нас в студии заместитель министра здравоохранения Российской Федерации Олег Олегович Салагай 

    Олег Олегович, рада приветствовать. Наконец вы к нам пришли.  

    О.САЛАГАЙ: Здравствуйте. Очень радостно быть у вас, Наталья. Спасибо.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Будем начинать со статистики?  

    О.САЛАГАЙ: Давайте.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Что у нас со статистикой? Какой процент жителей России злоупотребляет алкоголем?  

    О.САЛАГАЙ: Перед тем как ответить на ваш вопрос по статистике, я бы всё-таки предложил оговориться о том, что именно мы обсуждаем. Потому что все мы привыкли в такой нашей обычной жизни относиться к алкоголю легкомысленно. Но алкоголь, к большому сожалению, если смотреть в популяционном смысле, конечно, не даёт нам оснований относиться к этой проблеме легкомысленно. Потому что алкоголь в общемировом масштабе — это примерно 5% смертности в мире и примерно 5% лет, потерянных в результате инвалидности, это тоже алкоголь. Алкоголь — это примерно 200 заболеваний, которые ассоциированы с потреблением алкоголя, на сегодня научно доказано ассоциированные. От таких заболеваний, к которым мы привыкли, которые на слуху — заболевания желудочно-кишечного тракта, до, например, онкологических заболеваний, тоже на сегодня доказано, некоторые из которых достаточно тесно ассоциированы с алкоголем. Поэтому алкоголь достаточно серьёзная проблема. Это первое, что хотелось бы сказать.   

    Второе, что тоже не могу не отметить, это то, что мы сегодня потребляем алкоголя, это я уже отвечаю на ваш вопрос, гораздо меньше, чем потребляли раньше. За время активной антиалкогольной кампании потребление алкоголя снизилось достаточно существенно. Если в 2008 году в нашей стране потреблялось где-то 15,7 литра на человека, то в 2019 году, статистика полностью за 2019 год составляет примерно 9,1 литра. 15,7 — 9,1.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это почти в два раза. 

    О.САЛАГАЙ: Это лишний раз подтверждает то, что антиалкогольные меры работают. Я думаю, мы об этом ещё с вами сегодня поговорим.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Конечно, обязательно. А есть ли такая статистика, кто больше злоупотребляет алкоголем — женщины или мужчины? Кстати, о подростках мы тоже сегодня речь будем держать.  

    О.САЛАГАЙ: К сожалению, конечно, алкоголь потребляют больше мужчины. Но говоря о потреблении алкоголя, есть такой миф, что Россия является одной из самых, если не сказать самая пьющая страна. И сегодня мы можем сказать, что это совершенно точно миф, это не так. Более того, это исторически не так. У этого мифа есть определённые корни. Но если смотреть на начало прошлого века, то в 1914-1917 гг. потребление алкоголя в нашей стране составляло примерно 0,8 абсолютного алкоголя на человека, что было одним из самых низких показателей в Европе. Надо сказать, что тот путь, который мы проделали с точки зрения снижения потребления алкоголя сейчас, он тоже замечен международными экспертами. По этому поводу Российская Федерация отмечена, в том числе, и Всемирной организацией здравоохранения, и Организацией Объединённых Наций, и ОЭСР — Организацией экономического сотрудничества и развития. Это не просто данные нашей страны, нашей статистики, это международный подтверждённый факт.   

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это здорово. А давайте мы как раз и расскажем. Антиалкогольная программа, которая работала до 2020 года, сейчас небольшой перерыв в 2021-м, но скоро будет новая, правильно?  

    О.САЛАГАЙ: Перерыва ждать не нужно, потому что меры, которые единожды были приняты, они продолжают действовать.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это самое главное, что не до какого года, а прямо сейчас действуют.  

    О.САЛАГАЙ: Конечно. В целом речь идёт о том, что абсолютно доказана ассоциация повышения потребления алкоголя в случае, если алкоголь является доступным, если алкоголь рекламируется, если алкоголь активно предлагается. Естественно, наиболее подвержены такому риску несовершеннолетние. Установлено достаточно чётко, что чем раньше человек начнёт потреблять алкоголь, тем выше вероятность того, что он будет им злоупотреблять в течение жизни. Это значит, что защитить несовершеннолетних — одна из самых главных задач. И почему именно на это и были направлены меры антиалкогольной концепции, которая действовала, и которые в настоящее время приняты. Они предполагают в том числе ответственность за продажу несовершеннолетним, они предполагают отодвигать точки продажи алкоголя от школ, от учебных заведений, от медицинских организаций и так далее. Целый ряд мер, которые сокращают, скажем так, потребление алкоголя, которое носит в некотором роде реактивный характер. То есть увидел — купил. И чем менее доступен алкоголь, тем меньше его потребляют. Это максима, которая на сегодня научно уже доказана. Именно в этом и состоит антиалкогольная концепция — сокращение доступности алкоголя по времени, по месту и по кругу лиц.  

    Понятно, что одними ограничительными мерами, конечно, ничего не сделать. Очень важно мотивировать людей, информировать людей. Ведь нельзя забывать, что далеко не все знают действительно о тех рисках, которые связаны с алкоголем. Существует достаточно большое количество мифов, которые связаны с алкоголем. Поэтому взаимодействовать с людьми, рассказывать людям объективную, правильную, корректную информацию — это исключительно важная задача. И в этом смысле мы очень благодарны вам за то, что вы такую тему для вашей программы избрали. Это важная социальная работа, которую вы ведёте.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Олег Олегович, ведь на самом деле так важно. Мы с врачами на разные темы общались в эфире, разные специализации врачей — онкологи, гепатологи, гастроэнтерологи, эндокринологи. И все говорят: номер один, к сожалению, осложнение всех заболеваний, и вообще заболевания появляются после употребления алкоголя. Не злоупотребления, как мы говорим, вот уже человек алкоголик. По поводу мифов мы сейчас говорили, многие считают, ну, подумаешь, в пятницу после трудной рабочей недели расслабляются. Девушки, парни, мужчины, женщины выпили бокал вина и считают, что ничего страшного, подумаешь. Постоянно по чуть-чуть разве это алкоголизм? А к чему это всё потом приводит?  

    О.САЛАГАЙ: Это приводит к разным вещам. Для кого-то… здесь легко попасть в ловушку. Когда вы начнёте об этом говорить с человеком, вам будет сказано: подожди, мой дедушка курил и прожил 90 лет, моя бабушка выпивала и прожила 190 лет. Это все аргументы, естественно, тут же будут вам выданы. Другое дело, если вы посмотрите количество проблем, которые могут возникать — могут возникать, необязательно у этого конкретного человека они возникнут, но это как перебегать дорогу на красный свет. Понятно, что в данном конкретном случае, вы же перебежали и всё хорошо. Но это не значит, что все, кто перебегал дорогу, остались живы. И вот, к сожалению, это составляют проблему. Потому что говоря об индивидуальном здоровье, мы не всегда можем экстраполировать этот индивидуальный опыт на здоровье популяции, на здоровье всех людей. И здесь начинают работать совершенно другие механизмы. Именно поэтому существует отдельная дисциплина — общественное здоровье, которое занимается изучением такого рода феноменов. И именно поэтому популяционные меры предлагаются.  

    Вы сказали про алкоголизм, например. В целом по итогам реализации антиалкогольной концепции с 2010 года у нас число случаев алкогольной зависимости сократилось, в том числе первичная заболеваемость алкогольными расстройствами сократилась достаточно внушительно. Если говорить в общих цифрах, это примерно 70%. Это достаточно много. Если говорить об алкогольной зависимости в относительном показателе, то здесь сокращение составило примерно 45%. Тоже достаточно большие цифры.  

    Возвращаясь к вашему тезису. Видите ли, в чём дело. Конечно, алкоголь может давать человеку определённые ощущение. Но вот ровно столько, сколько алкоголь человеку даёт, он впоследствии забирает. Если вы получаете какие-то ощущения, значит, иные негативные ощущения и риски вы непременно тоже получите. Про это тоже не нужно забывать. Есть разные подходы, связанные с определением рисковости потребления алкоголя. Я не буду в это погружаться, потому что есть логика счёта дринков, например, так называемых, единиц потребления алкоголя для того, чтобы рассчитать относительный риск. Но это всё достаточно условно. Как вы можете сопоставить, например, риск бокала вина, выпиваемого мужчиной-гипертоником в 60 лет, который сидит дома за обедом, и тот же бокал вина, который выпивается 18-летний молодым человеком, который после этого садится за руль. Это два разных бокала вина, два разных риска. Несмотря на то, что де-факто с точки зрения состава это один и тот же напиток и одно и то же количество алкоголя.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Олег Олегович, вы сейчас сказали, что молодой человек выпил и сел за руль. К сожалению, это же самое частое как раз… безумные аварии, которые происходят, и не только у нас в России, во всём мире, это как раз в состоянии алкогольного опьянения. Это вообще страшная вещь. С этим борьба, конечно, большушая ведётся.  

    О.САЛАГАЙ: Здесь она ведётся, надо сказать, министерством внутренних дел и нашими коллегами из ГИБДД. Не проходит дня, чтобы мы совместно с коллегами не взаимодействовали. Там работают большие профессионалы, которые действительно занимаются целым рядом мероприятий, которые связаны с сокращением дорожного травматизма. И смертность на дорогах — большая проблема, которая очень тесно ассоциирована с алкоголем.  

    Я проведу черту, которая, может быть, покажется неочевидной. Есть достоверные научные данные, которые связывают вероятность заболеть ВИЧ с потреблением алкоголя. Поясню, почему. Понятно, что не сам алкоголь вызывает, конечно, ВИЧ. Но вызывает как бы снижение контроля, которое может выражаться, в том числе, в более рискованном поведении, в самых разных смыслах этого слова. И вот это как раз и предрасполагает к возможности инфицироваться. Более рискованное поведение. И более рискованное поведение на дороге — это тоже то, что очень тесно связано с алкоголем. Поэтому, повторюсь, воспринимать алкоголь легко и самонадеянно, конечно, не стоит.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это всё идёт из семьи, правильно? Если сейчас про подрастающее поколение, да и в принципе, про примеры говорим. Потому что примеров очень много из жизни. Иду, подростки идут рядышком и обсуждают, кто вчера чем занимался. Один говорит: о, я вчера столько выпил, даже не помню, как пришёл домой. Он идёт сегодня, гуляет, всё хорошо, замечательно, родители с ним не поговорили, не знаю. И он воспринимает это легко, ничего страшно.  

    Олег Олегович, я понимаю, профилактика алкоголизма должна быть очень, прям не то чтобы жёсткая, такая повсеместная, в СМИ, везде. Потому что сейчас, на самом деле, я очень мало вижу… никаких роликов социальных по телевидению, в интернете, чтобы об этом говорили. Проблема-то есть и заканчивается она не очень хорошим, когда человек потребляет, потребляет, потребляет, а потом в 30 лет у него цирроз печени. С гепатологами обсуждали, это часто, молодые люди, и уже не удивляет диагноз «цирроз». И вроде бы человек хорошую должность занимает, студенты, хороший вуз окончил, работает, всё замечательно — раз… Говорит, я не злоупотреблял, ну в пятницу где-то, в барах, с друзьями. А диагноз уже есть, причем такой диагноз, что мама не горюй.  

    О.САЛАГАЙ: К сожалению, действительно бесследно это не проходит. Вы затронули сразу несколько крайне важных вопросов. И конечно, хочется на них отреагировать. Прежде всего про семью. Конечно, очень многие проблемы родом из семьи, это точно. Мы некоторое время назад проводили исследование, в котором анализировали то, когда ребёнок впервые сталкивается с алкоголем. И вот интересно, что мы привыкли думать, что в основном это связано с дурной компанией. Но на самом деле, первый опыт нормальности восприятия алкоголя как неотъемлемого элемента праздника, торжества и так далее ребёнок получает как раз в семье. И я думаю, что многие, и мы в своей жизни, и наши слушатели, сталкиваются с ситуацией, когда на какой-то праздник кто-нибудь спрашивает: может, бутылку шампанского на стол поставим? Подождите, так мы её не выпьем, эту бутылку. Так давайте поставим, какой праздник без алкоголя, не может быть. Я нисколько не хочу выступать с менторских позиций, не хочу показаться ханжой, каждый сам принимает решение, как праздновать праздники. Другое дело, что подумайте, ощущение вот этой склейки — алкоголя и праздника — оно очень сильно укоренено в нас. И я бы хотел обратить внимание именно на это.  

    Что касается коммуникации и информирования. Это действительно очень важный вопрос. В рамках национального проекта «Демография», в рамках федерального проекта укрепления общественного здоровья у нас реализуется коммуникационная кампания, в рамках которой были созданы аудиоролики, видеоролики, которые достаточно активно присутствуют в интернете. Была такая кампания, она называлась «Ты сильнее. Минздрав утверждает». Есть лозунг «Минздрав предупреждает», к которому мы все привыкли. И мы со своей стороны его немножко видоизменили и получилось «Минздрав утверждает» в такую более позитивную сторону. Я думаю, что каждый, если захочет, может эти ролики в интернете найти. Но я с вами соглашусь в том, что на текущий момент эту работу вряд ли можно считать достаточной. И наверное, нет точки, в которой можно сказать: ну всё, теперь точно достаточно мы информируем. Информирование должно быть везде. Мы постоянно этот вопрос прорабатываем, проговариваем с нашими коллегами в министерстве просвещения, например, относительно погружения правильного восприятия здорового образа жизни в школьную программу. Есть замечательные учебники ОБЖ, которые подготовлены и которые сегодня уже изданы, в том числе с участием наших специалистов, специалистов учреждений, подведомственных министерству, в которых правильно, корректно такого рода вещи отражены.  

    Но наверное, было бы странным для любого человека, который учился в школе, сказать, что если что-то рассказали на ОБЖ, то это в камне отлилось. Конечно, нет. Конечно, этого тоже недостаточно. Это большая комплексная работа, которая должна проходить через жизнь молодого человека. Понятно, что бывают у каждого в жизни какие-то эксцессы, на то он и подросток, чтобы были какие-то действия, которые не всегда укладываются, может быть, в общую рамку. Но на то мы и родители, на то мы и специалисты по общественному здоровью, чтобы минимизировать риски от таких эксцессов, прежде всего для него самого. Потому что когда пройдёт время, и вот вы сказали, когда у человека будет цирроз, не дай бог, тогда он, конечно, про это совершенно по-другому подумает. И подумает: как же так, я про это ничего не знал. Ходил себе, ходил и всегда думал, что всё будет хорошо. Мне же сказали, что стакан красного вина или стакан ещё чего-нибудь обязательно заставит меня жить до 90 лет. Но раз, и в его случае этого не произошло.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Нужно и с родителями работать очень активно.  

    О.САЛАГАЙ: Конечно. В рамках той коммуникационной кампании, о которой я говорил, у нас был очень интересный опыт, когда мы проводили, во-первых, родительские собрания, и кстати, родительские собрания мы проводили в рамках кампании по борьбе с ВИЧ.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Мы уже поняли, что всё это пересекается.  

    О.САЛАГАЙ: Это всё проблематика общественного здоровья. И в той или иной степени речь идёт всегда о рисках. Наша задача — их предупреждать. И для того чтобы правильно научить взрослого разговаривать и мотивировать взрослого разговаривать. Ведь мы все нормальные люди, и нам тоже неловко разговаривать о каких-то вещах, о которых мы не очень знаем, как разговаривать с детьми. И помочь взрослому правильно поговорить с ребёнком, не стесняться каких-то вещей, которые могут показаться — ну вот сейчас, вот потом… а потом уже поздно. Важно в моменте научить взрослого научить разговаривать и помочь ему правильно, корректно, доверительно поговорить со своим чадом. И я вас уверяю, что это даёт очень хороший результат.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Я хочу такой курс пройти. Потому что вопросов всё больше у ребёнка. На самом деле, очень много мамских чатиков в Facebook, других социальных сетях, во «ВКонтакте», и мамы спрашивают: я не знаю, как ответить, как рассказать, что это плохо. Сами понимаете, в школах может всё, что угодно происходит. К сожалению, разные ситуации в жизни случаются. И по поводу наркотиков, спайсов, не знаю, много всяких вещей неприятных, ужасных, жутких происходит. И мама хочет рассказать своему ребёнку, как быть, что такое хорошо и что такое плохо. Но она не знает, как это сделать. Она говорит: Наташа, я специально пошла к психологу, чтобы он мне объяснил, как мне ребёнку объяснить, что показать, может быть, какие-то видеоролике. Ребёнку десять лет. Потому что я хочу, чтобы он уже записал у себя в голове: нет, я туда не пойду и делать это не буду.  

    Олег Олегович, может, какие-то видеоуроки уже записать по всем этим моментам?  

    О.САЛАГАЙ: Давайте подумаем вместе с министерством просвещения.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это необходимо, это нужно. Я уверяю, сколько будет просмотров — тысячи и сотни тысяч. Родители правда не знают. Сейчас поколение другое. Мы тут общались с педиатром одним хорошим в эфире, он говорит, сейчас альфа-поколение, там по-другому работает мозг, это другие дети.  

    О.САЛАГАЙ: Наверное, я не стану вторгаться в сферу педиатрии или нейропедиатрии и не буду спорить насчёт поколений и их особенностей мозга. Но совершенно точно для людей в том числе в рамках одного поколения нужны разные месседжи, разные посылы информационные для того, чтобы человек воспринял это правильно. Для того чтобы человек это понял, понял, для чего ему это нужно. И вот найти такие слова, найти каналы коммуникации, по которым эти слова могут быть донесены, это очень важная задача. И сегодня эта задача реализуется, в том числе, например, АНО «Национальные приоритеты», есть такая организация, она создана в рамках национального проекта «Демография», которая занимается в том числе коммуникациями по всем нацпроектам. И там собрались специалисты, которые как раз очень хорошо умеют подбирать ключевые, правильные сообщения, организовывать коммуникационную работу. В этом смысле они очень нам помогают.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Общественных организаций достаточно много в России. Они помогают?  

    О.САЛАГАЙ: Конечно.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Волонтёров много. Чем дальше от Москвы, в регионах, там эта проблема есть везде.  

    О.САЛАГАЙ: Если говорить о волонтёрах, например, я не могу не похвалить наших волонтёров-медиков, которых у нас сейчас 87 тысяч. И представьте себе, 15 тысяч волонтёров-медиков сегодня привлечены к вакцинации населения от коронавирусной инфекции, что хороший пример общественной организации и её эффективности.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Спасибо от души. Уходим на новости. После новостей вернёмся.  

     

    НОВОСТИ 

     

    Н.ТРОИЦКАЯ: Мы продолжаем говорить. Друзья мои, сегодня мы отмечаем, я ещё раз повторюсь и могу десятилетиями, дай бог здоровья, хотелось бы, чтобы день трезвости был у нас каждый день и каждую минуту, каждое десятилетие, столетие и каждый век. Чтобы поменьше… Просто алкоголь ведь можно стольким другим заменить. Всем! Вся жизнь… можно поставить алкоголизм и нормальная человеческая, счастливая, прекрасная жизнь, в семье, обществе. Так ведь? Вот он выбор — направо или налево.  

    О.САЛАГАЙ: Да. Кто-то из острословов сказал: вообще спирт — это прекрасный растворитель, он растворяет кроме многих химических веществ семью, счастье. Про это тоже нельзя забывать. К сожалению, социальное бремя потребления алкоголя колоссальное. Некоторое время назад юристы проводили исследование судебных решений. Оказалось, что порядка 80% тяжких и особо тяжких преступлений, если смотреть судебные решения, совершаются в состоянии алкогольного опьянения. А что это значит? Это значит, если бы человек не был в состоянии опьянения в тот момент, велика вероятность того, что он это преступление не совершил бы. И какое количество людей остались бы живы, какое количество детей остались бы с родителями, если бы в тот момент человек не находился в состоянии алкогольного опьянения. Я повторюсь, конечно, не хочется выглядеть человеком, который даёт советы, но в конце концов, это выбор каждого человека. Но делая выбор, человек должен быть полностью информирован в этом выборе. И наша задача в этом смысле — предоставить правильную, корректную информацию, чтобы человек понимал, что алкоголь это не просто веселье. Это серьёзный риск, который это веселье сопровождает. И когда вы смотрите в комплексе на это, вы совершенно по-другому это воспринимаете. Особенно по-другому воспринимаете, если ваша задача состоит не только в том, чтобы защитить себя, своих близких, а в том числе заниматься сокращением рисков в каком-то городе, в регионе. Если вы понимаете, что ваш показатель эффективности — это количество сохранённых жизней, тогда вы понимаете, что без мер, связанных с сокращением потребления алкоголя, вам не обойтись.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Кстати, уже сегодня в разных городах России сделали даже… где будет День города, я вот не помню, в каком городе, я читала, будет сухой закон в этот день.  

    О.САЛАГАЙ: Я думаю, что самое главное, чтобы человек… самое лучшее, что может произойти в этот день — это человек, который понимает, что у него с этим проблемы, чтобы он воспользовался этим временем, чтобы обратиться за помощью. Этого тоже не нужно стесняться. Понятно, что есть потребление, а есть формирующаяся зависимость. Когда человек находится в той точке, когда он понимает, что это развлечение постепенно становится жизнью, а вся остальная жизнь начинает вытесняться на задворки, тогда совершенно не стыдно, правильно и нужно обратиться за квалифицированной медицинской помощью. Сегодня такая помощь оказывается и оказывается достаточно эффективно. У нас функционируют учреждения наркологической службы. Когда говоришь слово «наркология» или «психиатрия», все сразу холодеют.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Да, сразу: ой, да зачем, да куда, да я сам справлюсь, у меня всё хорошо.  

    О.САЛАГАЙ: Понимаете, в чём дело. Любая зависимость характеризуется одним очень важным признаком, который называется на медицинском языке — анозогнозия. Это отрицание факта своей зависимости. Если вы поговорите с человеком, который курит, например, курит долго, и вы понимаете по признакам, что он зависим, и вы спросите: а чего ты куришь, бросил бы, он вам скажет: да захочу, брошу. Не хочу. Вы поговорите с человеком, который зависим от потребления алкоголя. И он вам скажет примерно то же самое: да ничего я не зависим, просто выпиваю, когда мне нравится выпивать, вот я и выпиваю. И поговорите с человеком, который употребляет наркотики. И вы услышите некие похожие сентенции. Очень важно себе внутреннее отдавать отчёт, что одним из признаков зависимости является, к сожалению, факт отрицания этой зависимости самим человеком. Поэтому здесь нужно правильно себя слышать и правильно понимать. И не пугаться помощи специалистов. Это важно. Это квалифицированные люди, которые действительно помогают сегодня.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: И я хочу обратиться, может быть, нас слушают люди, у кого в семье есть проблемы. Когда в семье человек злоупотребляет, жена, муж, кто-то втайне это делает, кто-то открыто — ну а что такого, я расслабился после рабочей недели. И это расслабление всё чаще и чаще происходит. И он уже после работы каждый день выпивает по бокалу чего-то. И не только вина или водки, крепких спиртных напитков, нет, мы про пиво тоже говорим. Вчера новость была, главный нарколог Депздрава Москвы Евгений Брюн назвал пиво самым опасным алкогольным напитком для мужчин. Пивной алкоголизм — это сейчас самая частая беда.  

    О.САЛАГАЙ: Евгений Алексеевич не только главный специалист Москвы, он ещё и главный специалист-нарколог России, поэтому здесь я с ним спорить не буду. Но скажу лишь, что разные проблемы ассоциированы с разными алкогольными напитками. Потому что, например, вот Евгений Алексеевич сказал о некрепком алкоголе, а я скажу о крепком алкоголе. Особенность крепкого алкоголя в том, что соотношение цена – возможность получить состояние алкогольного опьянения в сравнении с другими видами алкогольной продукции, конечно, является самой такой оптимальной с точки зрения опьянения. Как бы слово «оптимально» здесь неудачно ни звучало. И именно поэтому крепкий алкоголь в наибольшей степени, его потребление, в наибольшей степени ассоциировано с риском преждевременной смерти.  

    Важно подбирать разные меры для разных категорий потребителей и для разных категорий напитков.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Давайте поговорим о концепции, которая была заложена и до 2020 года успешно работала. Итоги подведём её. Что было сделано, что сейчас работает, что действительно — да, ура, зашло очень хорошо.  

    О.САЛАГАЙ: Мы с вами некоторые итоги уже назвали. Это те показатели, которые действительно изменились. За этими сухими цифрами ведь человеческие жизни. Это же не просто сокращение с 15 до 9 литров, это реальное сокращение. Почему реальное — потому что мы одновременно с этим видим сокращение, например, числа алкогольных отравлений. А это значит, что цифра по потреблению тоже правильная, она подтверждается другими показателями.  

    Если говорить о тех мероприятиях, которые реализовывались в рамках концепции, там достаточно большое количество мер в концепции предусмотрено, в общей сложности там содержится порядка 20 крупных мероприятий. И если анализировать исполнение мероприятий, то 90% этих мероприятий, 88%, были реализованы. Я думаю, что это большой успех. Потому что обеспечить 90-процентную реализацию чего-то очень сложно. И здесь, конечно, мы не смогли бы сделать это в одиночку. Без парламента, который помогал активно с принятием этих законов Государственной думой и Советом Федерации, без общественных организаций, которые сделали очень много, без Общественной Палаты, без наших специалистов, которые постоянно работали, без нашей наркологической службы. Мы регулярно с коллегами взаимодействуем. И в начале октября у нас будет как раз совещание наркологов, на котором будут в том числе обсуждаться новые подходы и новые мероприятия, и новые шаги с точки зрения работы наркологической службы. Без этих специалистов, конечно, невозможно было бы обеспечить такую реализацию.  

    Итоги её мы видим много где. И с точки зрения, например, невозможности приобрести алкоголь ночью, это ведь тоже одна из мер. Это невозможность продажи алкоголя в школе, это невозможность рекламы алкоголя, невозможность продажи через интернет. Это всё то, что действительно на сегодня объективно работает.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Это здорово. Я думаю, что к 2030 году… точнее, мы туда же идём, в светлое будущее… кстати, есть какие-то моменты интересные, про которые вы можете нам рассказать, что в будет в новой программе антиалкогольной?  

    О.САЛАГАЙ: Сегодня она находится в стадии реализации. Думаю, что будет преждевременно обсуждать какое-то конкретное её содержание. Но я могу сказать, что мы будем вне всякого сомнения в основу этой концепции закладывать интересы человека. Это, мне кажется, очень важно с точки зрения информирования, с точки зрения создания среды, которая бы мотивировала человека к выбору здоровой формы поведения. Это будет главным в новой концепции. Понятно, что она основана, фундирована на тех мерах, которые уже приняты сегодня, и будет эти меры развивать. Но повторюсь, её основа — это, конечно, человек, защита человека и его здоровья.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Самое главное. Олег Олегович, мы поговорили про алкоголь и подростков. Сейчас понятия начинают размываться. По поводу никотина мы обязательно поговорим в следующих программах, что курение подменяют как-то сигареты вейпами, смесями и прочее. Подростку что-то такое вкусное, сладкое и прочее. К сожалению, и спиртные напитки, все эти бренды алкогольные подумали, как бы нам заманить девушек, подростков, женщин, и начинают всякие коллаборации придумывать, с малиновыми вкусами… но суть-то одна — алкоголь, и человек начинает привыкать к этому.  

    О.САЛАГАЙ: Мне кажется, что здесь нужно не забывать определение предпринимательства, которое содержится в Гражданском кодексе, которое определяется как деятельность, осуществляемая на свой страх и риск в конечном итоге с целью извлечения прибыли. Поэтому понятно, что увеличение числа потребителей — это вполне понятный механизм увеличения прибыли. И именно поэтому алкоголь, будучи товаром, связанным с риском, конечно, требует государственного регулирования. Это не только позиция, которая реализована в нашей стране, в подавляющем большинстве государств существуют меры, которые направлены на сокращение потребления алкоголя. Есть даже глобальные стратегии, принятые на уровне Всемирной организации здравоохранения, как раз направленные на сокращение потребления алкоголя.  

    Да, есть уязвимые группы. Например, подростки, которые в этом смысле попадают в определённые такие части уязвимых групп именно потому, что на них направлены определённые маркетинговые стратегии. Они действительно очень восприимчивы к моде, восприимчивы к своему социальному окружению. Они очень-очень чувствительные люди. И подростку, конечно, сложно абсолютно зрело и чётко сказать: нет, я не буду, например, выпивать. Вес социального аргумента, конечно, в подростковом возрасте очень велик.  

    Есть и другие уязвимые группы населения, о них тоже нельзя забывать. Мы часто забываем про такую уязвимую группу населения, как бездомные. По понятным причинам. Потому что это сложно, это может быть не всегда приятно. Но это действительно люди, которые часто нуждаются больше других в дополнительной помощи. Это, кстати, совсем не просто. Есть замечательные общественные организации, есть целое направление работы. Например, одно из направлений нашего взаимодействия с Русской православной церковью как раз связано с организацией оказания помощи бездомным. Которые умеют это делать и делают это действительно очень хорошо. Но при этом это сложно. И помощь таким уязвимым группам — совершенно отдельная социальная задача.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: И самое главное, помнить, что алкоголизм, мы сейчас об этом говорим, сегодня всероссийский, но надеюсь, что будет всемирный День трезвости.   

    О.САЛАГАЙ: Мы к этому идём. Но надо сказать, что идея по восстановления Дня трезвости, я вот сказал про проект Русской православной церкви, она как раз исходила от отдела по социальному служению Русской православной церкви. И с такой инициативой некоторое время назад Русская православная церковь выступила, она была так широко поддержана. И поддержана не только на таком организационном уровне. Мы видим, в частности, если посмотреть количество публикаций, а журналисты не будут писать, если это неинтересно, то количество публикаций от года к году увеличивается в рамках Дня трезвости, что показывает, что есть определённый общественный спрос на эту дискуссию, на эту тематику, на это обсуждение. Об этом важно говорить. Важно говорить прямо, отвечая на те вопросы, которые есть, не стесняясь. И я убеждён, что такого рода дискуссии позволят сохранить чью-то жизнь.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Конечно. Я сейчас вспоминаю советские годы, я ещё была маленькой, но я помню, везде эти карикатуры в журналах, везде была борьба — пьянству бой. И кстати, успешные были программы по реализации. По крайней мере, и октябрята, и пионеры, и вообще все ребята — только здоровый образ жизни, спорт и ничего лишнего не было.  

    О.САЛАГАЙ: Хороший пример. Если сейчас повесить везде эти плакаты, вряд ли они будут суперэффективны. Хотя тогда они действительно свою роль сыграли. Потому что ключевое сообщение и канал коммуникаций должны выбираться, исходя из потребности аудитории, которая сейчас есть. Именно поэтому сегодня такая социальная реклама присутствует в интернете, в социальных сетях, мы стараемся всегда двигаться в сторону тех сообществ, где находятся люди, где им интересно, мы стараемся там говорить о чём-то важном, а не просто ждать, что люди сами придут смотреть наши плакаты какие-то.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: И надо с подростками активно работать, с молодёжью. Сейчас же много платформ всяких, социальных сетей, TikTok и прочее-прочее. Через них, я смотрю, многие организации общественные туда заходят и уже ребятам становится интересно, что, как и почему. Эти ключики, точки соприкосновения надо со всеми искать. Как раз они приходят уже в семью, тем более если вдруг видят какой-то пример не очень положительный, то уже понимают: так, мам, пап, давайте этим не заниматься, лучше куда-нибудь на природу поехать.  

    В этом году, я порадовалась, пандемия пандемией, но на самом деле, очень много у меня среди знакомых семей путешествовали по России. Походы были, как раньше, с рюкзаками, с палатками. Считаю, это очень классно.   

    О.САЛАГАЙ: Если посмотреть статистику продаж, в Москве это лето, как все знают, было очень жарким. И если посмотреть статистику продаж, то спортивный инвентарь, который связан с водными видами спорта, по целому ряду направлений пользовался летом просто бешеным спросом. И это очень хороший знак. Если вы хотели приобрести что-то из такого водного инвентаря, иногда приходилось становиться в очередь, потому что этого просто не было. Люди, вы правильно говорите, очень хотели провести это время на природе. И конечно, отдых, он абсолютно, когда вы сохраняете осознанность в этом отдыхе, вы наслаждаетесь им ничуть не меньше, чем если вы находитесь в состоянии опьянения.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Между прочим, ЗОЖ — это же самая главная профилактика и алкоголизма, и зависимостей абсолютно разных, тем более семейный ЗОЖ, когда все вместе — мама, папа, дети. Которых приучают к труду: сейчас мы костёр разведём, что-нибудь сварим интересное, рыбку поймаем сходим на рыбалку. Это важно. Потому что все проблемы, и алкоголизм тоже, это проблемы психологические.  

    Олег Олегович, мы с вами перед эфиром говорили, я вчера возвращалась из Калужской области на электричке. Впереди меня сидел мужчина, он не мог сдержаться, он сидел с бутылкой водки в руке. Честно, я давно такого не видела. Редко вижу, даже людей серьёзно выпивших. Кстати, это редкое явление стало на улицах и везде, замечу. Это здорово. Но он сопротивлялся, ко всем приставал, уже пришла охрана поезда, сказали: мы вас сейчас снимем. Нет, да я там воевал… он вышел с платформы и чуть не упал на рельсы, его люди подхватили. Это зависимость, это проблема, это болезнь. И у него семья есть, может быть.  

    О.САЛАГАЙ: Это хорошая иллюстрация. Действительно, возьмите, что называется, биографию этого человека и посмотрите. Окажется по факту, что он нормальный, хороший мужик. У него какая-нибудь работа достойная, семья, ещё что-то. И единственное, что это разрушает, всё это растворяет — это алкоголь. И чем не пример того, как просто под действием зависимости или под действием минутной слабости, как человек в это попал, как всё остальное может разрушаться. И казалось бы, такая… вы рассказываете про это, такое вычурное поведение, демонстративное, антиобщественное. Антиобщественное даже не в смысле юридическом, а просто в том смысле, что человек так просто делать не будет, потому что у человека нет потребности вести себя глупо на публике. И всё это в конечном итоге связано с потреблением алкоголя. Это большая драма для его семьи. Но это ничуть не меньшая драма для всех, кто этого человека окружает. Это проблема. И я ещё раз вернусь к этому. Если кто-то из наших слушателей понимает, что он с этой проблемой сталкивается в своей семье, среди близких, совершенно не нужно стесняться. Не нужно ждать, когда это приобретёт тяжёлый в социальном смысле характер. Нужно обратиться за помощью. Нужно найти наркодиспансер в своём регионе и нужно обратиться к доктору.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Не бояться. Потому что многие переживают: раз я обратился к наркологу, всё, меня поставят к психиатру на учёт, будут проблемы везде. У вас проблемы будут, к сожалению, дорогие друзья, если есть такая зависимость, вот с этой зависимостью, с которой вы не боретесь. Вот это самая страшная проблема. Человек становится одиноким, он теряет всё вообще — и семью, и жизнь. Это всё очень серьёзно и страшно.  

    О.САЛАГАЙ: Помощь есть. И за этой помощью нужно обращаться.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Олег Олегович, почему всё-таки женский алкоголизм выделяют отдельно от мужского?  

    О.САЛАГАЙ: Я думаю, потому что мы привыкли относиться в плане зависимости и какого-то асоциального поведения более снисходительно к мужчинам. Женщин мы всё-таки воспринимаем как таких совершенно замечательных существ, которые лишены недостатков и уж тем более лишены такого недостатка, как алкогольная и наркотическая зависимость. Поэтому женский алкоголизм в социальном смысле для нас является очень не соответствующим какому-то нашему обычному ходу вещей. При этом понятно, что он имеет свои особенности, связанные с потреблением, связанным с теми напитками, которые потребляют, с характером потребления, с формированием этой зависимости и так далее. Но в конечном итоге помощь нужна и женщинам, и мужчинам в одинаковой степени. Плюс не надо забывать, что на женщину часто ложится быт, воспитание детей. И конечно, в этом смысле социальные последствия являются очень тяжёлыми, очень суровыми. Если кто-то из наших слушателей понимает, что сталкивается с такой проблемой, нужно обязательно это проблемой серьёзно заняться.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Главное помнить, я вспоминаю такую поговорку, что если мужчина в доме выпивает — полдома горит, женщина — весь дом горит. Друзья мои, если вдруг среди ваших близких есть такие люди, которые, вы чувствуете, что-то происходит… потому что у многих женщин, домохозяек, я знаю такие ситуации, «тихий» алкоголизм, человек так пытается расслабиться, а потом это серьёзная проблема. Пожалуйста, помогите, обратитесь. И желаю всем крепкого здоровья. Чтобы не только сегодня был День трезвости. Давайте крепкий чай попьём лучше. Или горячую воду с лимоном, это тоже полезно. Либо вкусный кофе.  

    О.САЛАГАЙ: Я думаю, это очень хорошее пожелание. Я со своей стороны ко всему присоединяюсь и хочу пожелать всем нашим слушателям здоровья.  

    Н.ТРОИЦКАЯ: Спасибо. У нас в гостях был заместитель министра здравоохранения Российской Федерации Олег Олегович Салагай 

    О.САЛАГАЙ: Спасибо вам. Всего доброго.  

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus