• ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ АССАМБЛЕИ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ Андрей Бельянинов на радио «Говорит Москва» в программе «Умные парни» от 14.01.2022

    15:00 Янв. 14, 2022

    В гостях

    Андрей Бельянинов

    Генеральный секретарь Ассамблеи народов Евразии

    Полное интервью смотрите на нашем YouTube-канале.

    Е.ВОЛГИНА: 15 часов 6 минут в столице. Радиостанция «Говорит Москва», 94,8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня. Программа «Умные парни».

    К нам пришёл Андрей Бельянинов, генсекретарь Ассамблеи народов Евразии, доктор экономических наук, доктор политических наук. Андрей Юрьевич, здравствуйте.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Здравствуйте.

    Е.ВОЛГИНА: Наши координаты 7373-94-8 — телефон, СМС +7-925-8888-94-8. Telegram для ваших сообщений govoritmsk_bot, YouTube-канал «Говорит Москва», стрим там уже начался.

    Так как мы всю последнюю неделю говорим про постсоветское пространство, но обсуждали военно-технический аспект, политический аспект обсуждали. А вот вопрос интеграционный и экономический пока так глубоко не обсуждали. Но с учётом того, какой опыт есть у Андрея Юрьевича, я надеюсь, что у нас это получится.

    На сайте вашей организации — Ассамблеи народов Евразии — я специально для себя выделила, написано, что основная цель работы — формирование общественной интеграционной модели во имя утверждения мира и согласия посредством развития многостороннего сотрудничества и общественной (народной) дипломатии. Вы сами как видите эту интеграционную модель?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я считаю, что мы пока на пути к тому, чтобы отрезюмировать эту задачу. Одна из которых, мысль родилась в недрах нашей ассамблеи, это когда люди держатся за руки, и они не могут взять в руки оружие. На мой взгляд, это заслуживает очень глубокого изучения. И ещё такая мысль, которую высказывает член нашей ассамблеи Олжас Сулейменов, оказывается, уже несколько десятков лет об этом говорит. Мысль заключается в следующем: да, конечно, нам надо разъединиться — но для того, чтобы объединиться потом опять. Наверное, это ещё более глубокая мысль, потому что то ли мы должны соскучиться друг по другу, то ли мы должны понять, насколько нам хорошо было вместе. Но это не должна быть ностальгия, это должна быть абсолютно такая человеческая идея, человеческое движение. И это точно правда, потому что люди начинают уставать от действий правительства, от некоторых непонятных вещей, хотят жить в мире, хотят жить в согласии. И вот те события, которые сейчас новогодние нас, в общем, потрясли, они говорят о том, что давайте ещё раз посмотрим, как мы живём. Правильно ли мы живём, хорошо ли общаемся друг с другом, уважаем ли друг друга. Это такие, может быть, не основополагающие, но общечеловеческие моменты, необходимые в нашей повседневной жизни.

    Я недавно выступал, говоря о том, что хотелось бы более уважительного отношения к русскому языку в Казахстане, но также от нашей ассамблеи звучали мысли о необходимости создания курсов языков людей, которые живут в России. Тех же казахов, киргизов, таджиков. У нас только в России несколько десятков национальностей, народностей. Иначе просто люди теряют свою самобытную культуру, теряют своё самосознание. Когда мы что-то просим от других, мы должны также адекватно отвечать.

    Е.ВОЛГИНА: Так в том-то и дело. Здесь же получается какая история: поиск как раз вот этой самостийности у народов, чьи страны входили в состав Советского Союза, он, так получилось, зиждется — будь то Украина или Казахстан тот же самый — на отрицании советского, русского, российского и так далее. И возникает следующий вопрос: а не упущено ли время, чтобы действительно предложить некий проект? Вот говорят: у Америки есть проект, у Китая есть проект, у Турции есть проект, особенно Средней Азией они очень серьезно занимаются. А у Российской Федерации как будто проекта нет. И в итоге получается, что мы если что быстро, оперативно развёртываем миротворческие войска, стабилизируя ситуацию в государстве, но потом за этим дальше ничего нет.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: В истории России это уже было, в XIX веке, когда она получила название жандарма Европы. И на мой взгляд, ни к чему хорошему это не привело. Это привело к Крымской войне и сокрушительному поражению России, и потом очередное возрождение и всё, что с этим связано, с историей нашей страны, России.

    То, что… я не знаю, есть ли у России свой проект относительно Средней Азии, Центральной Азии. Наверное, об этом надо спросить тех людей, которые за это отвечают по роду своей деятельности, которые за это зарплату получают.

    Ясно только одно — если этого проекта нет, создание его просто перезрело, необходимо это делать. Я услышал такую статистику, что если раньше в том же Казахстане было приблизительно 50 на 50 русских и казахов и других национальностей, то сейчас русских осталось 3,5 млн. Может быть, за счёт того, что и демографический рост казахского населения, русские куда-то разъехались. На самом деле, никто от этого не выигрывает, мне кажется. А вот то, что национализм, который сейчас начинает уже граничить с фашизмом, вот об этом надо тоже говорить и тоже помнить. Он ни к чему хорошему не приведёт. Рано или поздно он приводит к насилию, а насилие — это несчастье, судьбы детей, судьбы женщин, стариков, семей. В конце концов, целых стран и народов.

    Е.ВОЛГИНА: Если возвращаться как раз к функционалу вашей организации — Ассамблеи народов Евразии. Вижу на сайте: международный союз неправительственных организаций. Эти неправительственные организации, они работают, объединяют под собой организации, которые работают на территории Российской Федерации или работают в бывших союзных республиках?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: У нас участники из 45 стран. У меня уже больше 20 заместителей тоже из разных стран и сопредседатели из разных стран. Мы часто общаемся. Наверное, тоже не совсем верно, нужно чаще нам внутри себя говорить, у нас язык общения в значительной степени русский, а не все говорят по-русски. Но те даже страны, которые из Африки к нам явно тяготеют и не относятся географически к Евразии, тоже очень многие говорят п-русски, потому что это выпускники высших учебных заведений Советского Союза и России. Об этом тоже следует сказать.

    И почему-то стали всё чаще обращаться к нам с желанием сотрудничать даже из стран Латинской Америки. Поэтому приходится географию забывать. Я сначала удивлялся, ребят, давайте посмотрим, что такое Евразия. Уже не всегда это рифмуется. Но поскольку мы уже так были названы изначально. Кстати, одним из основателей нашей организации была Ассамблея народов России. Там очень хороший опыт, этой организации больше 20 лет. Мы отчасти берём у «старшего брата» основу нашей деятельности. Но и сами, я считаю, немало преуспели в текущей работе.

    Е.ВОЛГИНА: А можно назвать как раз вашу организацию той самой «мягкой силой», дефицит которой констатировали в функционале Российской Федерации на постсоветском пространстве и в общем-то в мире. Как хорошо, говорят, работают американские НКО, как активно у нас белорусы или украинцы приглашали к себе зарубежные НКО, а нас даже на порог не пускали.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: У нас есть достоинства, граничащие с нашими недостатками. Я имею в виду Ассамблею народов Евразии. У нас нет бюджетного финансирования.

    Е.ВОЛГИНА: Может, и к лучшему.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Вот и я сказал, что это такая тонкая грань, да. То есть у нас нет заказчиков и нет командиров, которые могли бы нам сказать: давайте сегодня обсудим это, а завтра это под таким углом. Это не означает, что должна быть такая анархия в суждениях. Но поскольку в значительной степени это то, что называется народной дипломатией, нам очень легко найти контакт с гражданами разных стран.

    Е.ВОЛГИНА: Смотря о чём вы говорите с ними.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: А говорим больше о человеческих ценностях, и об обучении, и о патриотизме, у нас очень, я считаю, не отниму время у радиослушателей, если скажу, что член нашей ассамблеи профессор из Казахстана Лейла Ахметова несколько лет назад начала работать по установлению первого состава Панфиловской дивизии. Было установлено из 12 тысяч личного состава 10,5 тысячи человек, которые там начали боевой путь. Дивизия была сформирована из таких городов, как Ташкент, Алма-Ата, тогда Фрунзе теперь Бишкек, а свой первый подвиг они совершили в Волоколамске. Кстати, мы хотим, чтобы эти города стали побратимами, основываясь на совместном славном боевой прошлом, потому что победили вместе.

    И сейчас такое родилось движение — это общество потомков героев Панфиловской дивизии. Очень интересно, потому что люди тянутся друг к другу, хотят знать своих героев. Мы недавно в Волоколамске, у нас был очередной этап такого международного обсуждения, приезжала внучка Панфилова, приехала дочь одного из 28 героев, ей было два года, когда отец соверши подвиг. И я думаю, что сейчас следует говорить о том, что на базе войсковых соединений, частей, которые воевали во время войны, следовало бы подумать о создании такого рода общества. Потому что победили вместе, и там на национальности не делили. 

    Е.ВОЛГИНА: Это уже было давным-давно.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: А это не для того, чтобы мы плакали на могилах, а для того, чтобы мы нашей молодёжи передавали это всё как наше славное прошлое. Молодёжь хочет знать своих героев, они хотят кем-то гордиться.

    Е.ВОЛГИНА: Вот это интересно. Это же одна часть, правильно? Скажем так, одно звено цепи общего взаимодействия. Я заглянула на ваш сайт в раздел «Проекты», там написано: бессмертная память, сохранение памяти, песни мира, акция «Мы говорим спасибо», песни счастья…

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Больше того, мы сделали департамент счастья у себя.

    Е.ВОЛГИНА: Вы говорите сейчас о событиях, память о которых надо сохранять. Но события происходили давным-давно, уже не одно поколение выросло. А ведь всё-таки молодёжь — это про будущее.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Конечно, про будущее. С одной стороны, без прошлого нет будущего и нельзя об этом забывать. А сейчас, теперешняя молодёжь, она куёт будущее других, следующих поколений, которые после них придут. Хотелось бы, чтобы это было в гармонии и согласии, любви и дружбе, и всё это обходилось без насилия.

    Е.ВОЛГИНА: Виталий, наш слушатель, говорит: вокруг чего строится ваша деятельность? Вы проводите фестивали, вы вспоминаете День Победы. Это великолепно и правильно. Но, как показывает опыт тех же турков, например, этого мало и недостаточно. Молодёжи этого мало, они хотят проектов, они хотят образов будущего. Знаете, есть такая философская очень распространённая точка зрения — мы живём в период безвременья. Как будто старая эпоха закончилась, новая не началась, и вот нам надо выбрать образ будущего, а мы в растерянности, мы не знаем.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я сколько себя помню, ни один год у нас не был простым. У нас каждый год был непростым. В общем, сколько себя помню, я уже достаточно живу на этой земле. И когда у нас были пятилетки, пятилетний план, у нас сначала был какой-то определяющий год, потом ошеломляющий, потом завершающий, в общем, друг друга всегда уговаривали. Всегда было непросто и будет непросто. Но давайте уйдём от этой риторики, нам надо жить каждый день. А то, что… родилась такая мысль, мы чего-то говорили: сделаем департамент счастья. Всё это дело срисовали… нам понравилось, в Арабских Эмиратах есть министерство счастья, и в Королевстве Бутан есть тоже министерство счастья. И вот есть такие письма счастья, они у нас в значительной степени носят такой характер сверхироничный и связаны с непопулярными действиями. Я говорю: ну давайте письма счастья вернём, когда люди письма писали. Начали писать и посылать друг другу детские рисунки. Пошло дело. 

    Е.ВОЛГИНА: А как вы определяете, что дело пошло?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Потому что не то что тиражи растут, количество обращений, стали проводить и конкурсы детского рисунка, и те песенные конкурсы, о которых вы говорили. Хотят быть вместе, тем более сейчас ещё пандемия разобщает. Стали приспосабливаться даже к формату онлайн и общаться… Хотелось бы вернуться к одному факту, сейчас мы опять, может быть, перейдём к «народной дипломатии». 12 декабря прошлого года исполнилось 80 лет со дня начала формирования 16-й Литовской дивизии. В бой она вступила в феврале 1943 года. И всё бы, как говорится, ничего, ну подумаешь, ещё одна дивизия, сколько их было во время Великой Отечественной войны. Но 30% личного состава этой дивизии были евреи, выходцы из… она была сформирована из тех, кто из Литвы, фашисты, нацисты отжали, но ни в одном воинском формировании не было такой концентрации еврейской национальности. Первое время там подавали даже команды на идиш. Их сопровождали раввины. Мне кажется, это такая не очень изученная страница истории, которая заслуживает большого внимания. И конечно, потому что когда мы… ко мне приходит иногда коллеги: скажите, как вы относитесь к теме Холокоста? Я говорю, что мы должны обязательно её поддерживать… не тему поддерживать, а уважение к этой ситуации. Потому что сейчас так получилось, что мы стали стесняться своей истории, нас заставляют стесняться. А евреи нет.

    Е.ВОЛГИНА: Кто нас заставляет?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: А все эти обсуждения: а правда, было? Было. А евреи нет, они дорожат памятью предков, их сильно убивали. А чего, нас не убивали, что ли? Я неслучайно сказал. Давайте подумаем, потому что вот эта 16-я Литовская дивизия такой очень яркий пример — победили вместе. И победили вместе, это пример для нашей молодёжи, которая хочет и праздников, и фестивалей, и рок-концертов, и всего, чего угодно.

    Е.ВОЛГИНА: Молодёжь хочет тусить, это понятно. Но возникает другой момент. Вы говорите: поднимается вопрос сохранения истории, нельзя отрицать Холокост и так далее. «Народная дипломатия», как проявляется в «народной дипломатии», через которую взаимодействие происходит с постсоветским пространством, через решение русского вопроса?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: А есть русский вопрос?

    Е.ВОЛГИНА: Ну есть русофобия.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Есть русофобия. А есть русофилия. Любой национализм, на мой взгляд, это очень плохо.

    Е.ВОЛГИНА: Но нас интересует в данном случае русофобия, как мне кажется. Тот же самый Казахстан, Украина — вы не видите в этом проблемы? Или этим должны заниматься люди, как вы говорите, которые за это зарплату получают?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: В том числе. Как раз мы заполняем те ниши, которые не заполняются должностными лицами и их действиями. Мы очень хорошо взаимодействуем с Россотрудничеством, у них тоже не до всего руки доходят. Мы скоординируем наши действия. Раньше было чуть попроще, мы неассамблеи проводили в странах, которые хотели, мы обращали на себя внимание, это не был такой туризм, просто говорили о насущных проблемах. С МИДом РФ у нас хорошие отношения. Мы не противоречим, мы занимаемся своим делом. Сейчас первое лицо приезжало во Вьетнам. В составе делегации была… кстати, тоже сложно: или товарищ Нга или госпожа Нга?

    Е.ВОЛГИНА: Товарищ, наверное, всё-таки, думаю.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Хотелось бы. Мы очень хорошо поговорили. Она отвечает за взаимодействие, как раньше у нас был СОД — Союз обществ дружбы, за внешние такие связи общественные. И такая родилась мысль: а ведь была война во Вьетнаме. Там воевали вьетнамцы. А чего, русские не помогали, советские? Давайте организуем встречу этих ветеранов, давайте посмотрим, что было между нами. Они-то очень хорошо чтят память. А у нас молодёжь даже и не знает, что Вьетнам та страна, которая в прошлом, ХХ веке, одержала три великих победы. Три державы — Франция, Америка и Китай. И живёт, и процветает, и сейчас это не просто «молодой тигр», это очень стремительно развивающаяся экономика и желание дружить со всем миром, желание общаться. Мы такие вопросы тоже друг другу задаём, тоже работаем.

    Е.ВОЛГИНА: Если отходить от идеи встреч, фестивалей, детских рисунков и так далее, переходить на уровень повыше. Это экономика постсоветского пространства. Сейчас есть две теории: с одной стороны, можно объединиться на идеологической основе, а можно объединиться на экономической. Как будто бы ренессанс постсоветского пространства — это создание ЕврАзЭС, создание Таможенного союза. Вы как доктор экономических наук, у вас большой экономический опыт, можете сказать, что экономика всё-таки это следствие или экономика может стать основой? Помимо памяти о Великой Отечественной войне.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Вообще-то не хотелось бы обращаться к вам и аудитории с призывом «давайте вспомним Карла Маркса», по поводу, что политика есть концентрированное выражение экономики. Так не бывает. Если есть экономические интересы, то вслед за ними пойдут и другие. И в истории человечества всегда было устремление прежде всего деньги ради власти, а не власть ради денег. И конечно, политика  это то, что будут заказывать либо элиты, либо какие-то экономические группы.

    Вернуться к Советскому Союзу? Тоже уже избитая фраза: кто имеет сердце, тот не может не жалеть, а кто имеет разум… не надо ностальгировать… вернее, ностальгировать можно, но воссоздавать Советский Союз не стоит.

    Е.ВОЛГИНА: Так и не получится.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Конечно. А то, что сейчас у каждого своя экономика и есть достаточно серьёзные изъяны, и об этом говорится или не очень громко, но очень важно. Я всё равно считаю, даже 15 республик бывшего Советского Союза настолько сильно разошлись системно, что очень тяжело будет восстановить и какие-то экономические процессы. 

    Е.ВОЛГИНА: А ТС? Не работает, что ли? ТС же работает.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Во-первых, Таможенного союза уже нет. Это был этап в развитии. Сейчас это Единое экономическое пространство.

    Например, стандарты наши. У каждой страны уже свои стандарты. А это основа. Это основа промышленного сотрудничества, торгового сотрудничества, какого угодно. Как следствие этого, у нас нет взаимного признания дипломов. Это означает, что наша гуманитарная составляющая, наше образование, мы идём разными дорогами.

    Е.ВОЛГИНА: У нас даже с Белоруссией с этим проблемы, несмотря на Союзное государство, казалось бы.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Подождите, что значит «даже с Белоруссией»? Белоруссия — тоже самостоятельное государство.

    Е.ВОЛГИНА: Ну как, союзное вроде бы.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Союзное. Пусть политики скажут, что такое Союзное государство. Оно достаточно долго существует, и только, пожалуй, события последнего времени, года-двух, показали, что интеграция должна проходить более высокими темпами, чем до сих пор. Те 28 документов, которые были приняты в формации Союзного государства и так далее. Кстати, в одном из этапов своей биографии я был председателем таможенного комитета Союзного государства. Деньги, правда, за это не платили, но такая должность тоже есть.

    Е.ВОЛГИНА: И в чём сложность, кстати, организации Единого экономического пространства была, как вы видите? Кроме того, что «дайте скидку на газ».

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Вы скачете от экономики до скидки на газ. Хотя это звенья одной термин. Кстати, таможенники явились, собственно, создателями Таможенного союза и того, что из этого получилось. И основу этого сотрудничества положили как раз таможенные службы. Эти службы научились принимать друг друга, уважать друг друга, принимать совместные решения, которые в интересах всех стран-участниц. Там формат очень простой — сначала собирались эксперты, обсуждали темы, шла полемика, вечерами, ночами, может быть, но не с битьём стаканов и чтобы в лицо никому не плескали, но очень жаркие были дебаты. А потом когда собирались руководители, только согласованные вопросы выносились, утверждались. Возвращались по своим домам, давали указания таможенным органам. И таким образом у нас как бы исподволь шло формирование единого пространства. Не грех бы до сих пор и другим ведомствам поучиться, взять эту практику на вооружение. Потому что, как мы видим, не всё всегда получается.

    А то, что у нас экономические показатели растут. Ну конечно, растут. Двигателем экономического роста в значительной степени являются углеводороды и цена на них. Одним из серьёзных индикаторов вообще мировых является экономика Китая, которая опять стала отрастать и стала потребителем большого количества сырья, материалов и так далее. Ну а дальше начали расти цены. Кстати, я обратил внимание, сегодня ФТС России опубликовала, что они на 34% перевыполнили план по сбору таможенных платежей. Это такая серьёзная составляющая, на втором месте после Налоговой службы России. И где-то так же во всех других странах Единого экономического пространства и СНГ приблизительно так же.

    Е.ВОЛГИНА: Андрей Бельянинов с нами, генсек Ассамблеи народов Евразии, доктор экономических наук, доктор политических наук. Новости. Стрим в YouTube продолжается, канал «Говорит Москва». Вернёмся через четыре минуты.

     

    НОВОСТИ

     

    Е.ВОЛГИНА: 15:35 в столице. Программа «Умные парни». У микрофона Евгения Волгина. Андрей Бельянинов с нами, генсек Ассамблеи народов Евразии, доктор экономических наук, доктор политических наук. Про экономику говорим, про дружбу народов тоже говорим, про память народов говорим. Да про всё, в принципе, говорим, особенно про постсоветское пространство.

    Здесь же любопытный какой момент по поводу экономической почвы для развития союзнических отношений. Вот интересно. Буквально 2015 год. Турция и Китай совместно с Казахстаном, Азербайджаном и Грузией тогда ещё учредили консорциум по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход Российской Федерации. Тогда, правда, был подписан только меморандум о сотрудничестве между логистическими компаниями. Но по сути, для Российской Федерации, в общем-то, это был такой беспокойный момент, потому что такое неприятное напоминание — помимо транзита через Россию есть и другие маршруты. Мелочь, но неприятная мелочь. Вопрос возникает: как себя Российская Федерация может на почве постсоветского пространства позиционировать, чтобы не было такого — мы не выбираем Россию, мы выбираем что-то другое. Что угодно, только не Россия, как-то так. Но если что, Россия, помоги. Вот с Казахстаном реально так и получилось. Россия, помоги!

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Возможности нашей транзитной территории далеко не использованы, это совершенно очевидно. Это не только сухопутный путь, извините на тавтологию, но и воздушный, морской. Сейчас с морем у нас похуже, морей стало поменьше.  

    Е.ВОЛГИНА: Но у нас есть Северный морской путь.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Сейчас открылся Северный морской путь, который стал объектом повышенного интереса стран всего мира. Кстати, даже Китай называет себя полярной державой.

    Е.ВОЛГИНА: Да, есть такое, это правда. Есть арктические конференции, которые проводятся по этому поводу. Канада очень интересуется этим вопросом.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Так или иначе, здесь ничего личного, только бизнес. Там, где будут созданы комфортные условия для бизнеса с реализацией, например, Великого Шёлкового пути, сейчас наиболее часто упоминаемый проект. Кстати, тот же Казахстан, он очень интенсивно включился в реализацию этих всех проектов, и очень хорошо инфраструктурно оказался уже готов для того, чтобы товары шли через территорию Казахстана. Чего пока нельзя сказать о нас, потому что в Российской Федерации, мне кажется, мы изрядно от этого отстаём. Есть ещё один проект, например, это «Север и Юг», который анонсировала Индия, товары в обход Пакистана, вернее, через Пакистан… что же я глупость какую говорю! Через Азербайджан, через Иран, вот так. И это всё тоже надо было более интенсивно развивать, потому что те же самые товарные потоки, и было бы неплохо, если бы они проходили через нас. В любом случае, как говорят, дорога кормит, неважно, как она проложена. Развитие инфраструктуры, рабочие места и всё, что с этим связано. Особенно то, что касается Кавказа, Северного Кавказа — просто рабочие места для большого количества, к сожалению, безработной молодёжи.

    Е.ВОЛГИНА: Когда вы общаетесь, формально или неформально, с представителями других государств, коих довольно много, которые хотят в эту Ассамблею народов Евразии, у них запрос к Российской Федерации какой? Вы можете выделить, что там? Деньгами помочь, рабочими местами помочь или чем помочь? Или они что-то предложить готовы? 

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Чаще они что-то предлагают.

    Е.ВОЛГИНА: Серьёзно? А что?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Да. Такие всякого рода гуманитарные инициативы: приезжайте к нам, давайте посмотрим. Принимали участие, с одной стороны, я считаю, логично, с другой стороны, тоже следует заново оценивать, те же самые продовольственные форумы, продовольственные программы, которые сейчас реализуются. У нас очень хорошие отношения с ЮНЕСКО, у нас… наверное, об этом всё-таки стоит сказать, уже два раза нас поздравлял генеральный секретарь ООН господин Гутерреш, приветствовал четырёхлетний цикл нашего существования и поздравлял с Новым годом. То есть у нас такие ооновские начинания очень серьёзные, и получается тоже, не только в продовольственном. ЮНЕСКО — это же ещё и сохранение культурного наследия и образовательные программы. Нам этого тоже не хватает. Я бы не хотел, чтобы мы говорили слишком много, а то я так внутри себя часто корю за то, как бы мы в мелкотемье не утонули.

    Е.ВОЛГИНА: Мне просто действительно интересно, с учётом того, что обвиняют Российскую Федерацию в том, что её «мягкой силы» практически нету, и то, что делают чётко военные, потом, к сожалению, дипломаты не продолжают или даже не начинают. И приходится разруливать всё военным. А возникает действительно вопрос, когда говорят про взаимодействие России и стран постсоветского пространства, возникает вопрос: либо мы списываем долги, либо мы помогаем президентам при госпереворотах, либо мы скидки на газ предоставляем, а в ответ как будто бы ничего. Более того, я думаю, что та миграционная политика, которая сейчас существует в Российской Федерации, во многом она позволяет странам бывшего Советского Союза в виде Киргизии, Таджикистана, сохранять относительную стабильность. Потому что молодые мужчины приезжают работать сюда, зарабатывают здесь и везут деньги туда, и у них не возникает такого количества вопросов к своим правителям, кои бы возникли, если бы не было этой возможности заработать здесь. Просто что имеем мы?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я бы не был столь категоричным. У нас правда хорошо организованы, я имею в виду, если говорить, двусторонние связи, годы культуру одной страны в другой, взаимный культурный обмен достаточно интенсивный, и по-моему, кроме радости никому не приносит ничего другого, и зрителям, и выступающим. Это не только пляшут и поют. Слава богу, то, что касается и искусства в части живописи, музыки, пока это всё есть и, по-моему, развивается. И не следует особенно по этому поводу драматизировать. Развивать необходимо, точно расширять надо. Необязательно всё это должно проходить на русском языке. Конечно, национальные языки. С уважением относимся. Ну что может быть красивее украинской песни? 

    Е.ВОЛГИНА: Русская песня.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Ну, тут я патриот Украины.

    Е.ВОЛГИНА: Внезапно! Вот это да!

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я считаю, что красивее украинской песни нет ничего. Хотя знаю русских песен очень много. Но это моя частная точка зрения.

    Е.ВОЛГИНА: Наш слушатель спрашивает про диаспоры, их влияние, лидеры диаспор, ассимиляция в России или, наоборот, в странах СНГ. Что может объединить на уровне государств народы?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: То, что у нас диаспоры, живущие в России, на мой взгляд, недостаточно активны, недостаточно организованы, к сожалению, это правда.

    Е.ВОЛГИНА: Диаспоры не организованы? Я вас умоляю!

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я думаю, что нет. Самая структурированная, самая хорошо организованная это армянская диаспора, это порядка трёх миллионов человек, которые живут в России, крайне законопослушные, как жители страны, в которой живут. А вот когда возникают разного рода криминальные эксцессы, это в значительной степени и от безграмотности, и от неорганизованности. Если бы на территории России были те ценности, которые присущи народам, живущих у себя на родине — уважение к старшим, институт семьи, отношение к детям, я думаю, что у нас хулиганства и криминальных проявлений было бы гораздо меньше.

    Е.ВОЛГИНА: Они же воспринимают в данном случае Российскую Федерацию, как кажется, если мы говорим о криминале, как территорию, где можно или заработать денег, или как-то себя проявить, а не как государство, которому или они должны, или должны следовать нынешним устоям, законам, правилам, которые здесь приняты. Вот в чём проблема. 

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: В моей жизни был такой эпизод, я был сопредседателем российско-киргизской межправкомиссии в течение нескольких лет. И мы очень хорошо взаимодействовали с киргизской диаспорой, она была тогда более централизованная, сейчас она немножко разбросана по российским городам, в местах компактного проживания киргизов. И, например, мы договорились с Сергеем Семёновичем Собяниным, что в выходные дни нам будут предоставлены помещения городских библиотек для того, чтобы люди, приехавшие из Кыргызстана, изучали там историю России, культуру. Языку учить не надо.

    Е.ВОЛГИНА: Почему?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Потому что как говорят киргизы по-русски, нам бы так всем русским говорить так, как они говорят. У них величайшая культура русского языка, в значительной степени это произошло за счёт того, что из Ленинграда были эвакуированы учёные, учителя, в общем, послушать киргизов, какой у них великолепный словарный запас. Иногда даже не совместим азиатский образ с таким прекрасным знанием языка

    Е.ВОЛГИНА: Ну а в целом на территории России требуется ли развитие школ, например, для большей ассимиляции этих людей?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Требуется, конечно.

    Е.ВОЛГИНА: Государственных именно, как госполитика, я про это говорю.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Частные так или иначе существуют. Но обязательно, на мой взгляд, должно быть адекватно отвечено. Люди здесь живут, они хотят сохранять свою самобытность, свою культуру. И конечно, они должны знать язык и учиться должны вместе. Это не должно быть проявлением национализма. Почему когда мы говорим: были русские школы, а куда они сейчас делись? Она и у нас должны быть. Но и когда мы оцениваем миграционные потоки, там речь идёт о сотнях тысяч, а может, даже и о миллиона-х. ну конечно, они должны уважать и своё прошлое. Ведь в той же Центральной Азии, если ты не знаешь свой род до седьмого колена, то ты ущербный человек. Кто-то должен это передавать из поколения в поколение.

    Е.ВОЛГИНА: Среднеазиатские страны, с вашей точки зрения, — Виталий спрашивает, — состоялись как государства? Или у них переходный период какой-то?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Прошло 30 лет уже.

    Е.ВОЛГИНА: Уже или ещё?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Уже, я считаю. Уже 30 лет прошло, это много. И они состоялись так, как они состоялись. Что значит… на мой взгляд, это такая антитеза не вполне корректная. А как же люди живут там? У них парламенты, правительства, экономические программы. Границы, в конце концов. А если у государства есть границы, это уже государство. Так что, конечно, состоялись. 

    Е.ВОЛГИНА: По формальным признакам или по сути? Видите, с Казахстаном, опять же, хрестоматийный пример сейчас, по сути. Как всё было тихо-мирно буквально в конце декабря, ну, на публике, по крайней мере, а потом-то выяснилось, что переходный период как будто бы государство только сейчас ждёт.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: На мой взгляд, Казахстан среди бывших республик Советского Союза состоялся как никто. А то, что появляются проблемы, они зреют, и ими, может быть, занимались не столь правильно с позиции государственной политики. Как иногда говорят, получилось так, как получилось.

    Е.ВОЛГИНА: По поводу Казахстана. Так как вы возглавляли Евразийский банк развития, который, если наши слушатели не знают, региональный банк, учреждённый Российской Федерацией и Республикой Казахстан в начале 2000-х годов, в 2006 году. Возникает следующий момент. Есть заявление господина Оверчука, который говорит, что Россия рассмотрит обращение Казахстана о финансовой поддержке, если оно поступит. Зампред правительства заявляет, что на данный момент Россия не принимала решения о выдаче кредитов Казахстану и т.д. Но мы понимаем, что экономическое взаимодействие между нашими государствами, естественно, существует. Возникает вопрос: каков потенциал развития? С учётом того, что страны постсоветские многие другие наши соседи воспринимают как возможность не то что отдалить их от России, но сделать каким-то своим, проявить какие-то свои проекты, свои цели, свои задачи, инвестиции. Казахстан тот же самый — американских компаний много, английских компаний много. Российских, говорят, компаний немного. Потенциал есть у нас для дальнейшего взаимодействия?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Огромный потенциал. И не только связанных с богатством наших природных кладовых. Та же Киргизия, оказывается, в Советском Союзе она существовала как резервная кладовая. И не все богатства природные разрабатывались в этом регионе тогда, когда это была союзная республика. Там всё есть. Там и газ есть, и нефть есть, и они уже предварительно разведаны. И не только золото там богатство традиционное. А то, что это нуждается в более лучшей интеграции, да, это точно. Но до недавнего времени в Казахстане существовала, на мой взгляд, очень неплохая модель. Была создана такая организация «Самрук-Казына», называлось это по-нашему Минимущество, сейчас РФФИЮ, которая консолидировала все государственные активы. И тем же ЕБР мы рассматривали, я когда там трудился некоторое время, рассматривали гарантии как суверенные. Понятно, что государство по этим обязательствам отвечает на сто процентов. За счёт этого был сформирован достаточно гармоничный и очень такой неплохой кредитный портфель, связанный с Казахстаном. Но, на мой взгляд, хотя это были на каком-то этапе рекордные показатели, там далеко не все возможности исчерпаны и сейчас. 

    Е.ВОЛГИНА: Конкуренция же есть с иностранцами.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Конкуренция есть. Причем ЕБР это межгосударственный банк, он не региональный банк. И там, наверное, сейчас это уже не очень актуально, но такие страны, как Молдова, Венгрия приняли на уровне правительства решение о вступлении в ЕБР. Сейчас, насколько я понимаю, туда хочет вступить Узбекистан. На мой взгляд, очень серьёзная держава, с огромным промышленным потенциалом, людскими ресурсами и т.д. Сербия хотела тоже вступить. То есть это тот самый случай, когда надо бы ещё, может быть, вернуться к этому. Не надо жадничать, что с появлением новых членов могут уменьшиться кредитные портфели стран-учредителей. Мне кажется, наоборот, надо расширять возможности привлечения внешних капиталов.

    Если можно, я одну тему, сейчас перескочу от банка к спорту. Не совсем, может, логично. Сейчас такая зреет мысль — создание евразийских лиг игровых видов спорта.

    Е.ВОЛГИНА: Аналог олимпиад, что ли?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Нет. Лиги. Аналог, может быть, КХЛ. Я к российскому водному поло имею отношение, попечительский совет возглавляю. А многие страны, которые не испытывают особых симпатий к России, хотели бы играть в формате Единой евразийской лиги. И не только в водное поло. И в гандбол, и волейбол, и даже в студенческий баскетбол и стритбол. Судите сами, скажем, в Грузии нельзя организовать полноценный чемпионат по водному поло, а вот можно было бы всё это сделать. У нас такие тоже идеи. Они уже организационно сформированы, и я думаю, что мы через какое-то время порадуем. 

    Е.ВОЛГИНА: Интересно.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: От денег сразу к спорту.

    Е.ВОЛГИНА: Спорт — это тоже деньги, вы же понимаете. Всё зависит от лиги.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Была бы лига, да.

    Е.ВОЛГИНА: Виталий спрашивает: вы про Молдавию упомянули, но она же смотрит в сторону Брюсселя. Возникает вопрос как раз конкуренции и уровня привлекательности подобных экономических как раз структур, как Евразийский банк или Единое экономическое пространство. И есть то же самый Европейский Союз, есть Китай, в конце концов, Турция, кто угодно.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Тогда правительство Молдовы было при президенте господине Додоне. А потом немножко поменялось. Тот самый случай, когда всё-таки политика концентрированное выражение экономики, как говорили классики марксизма-ленинизма. Если бы у нас были бы более серьёзные экономические позиции в этих странах, может быть, и политика была чуть другой.

    Е.ВОЛГИНА: А экономические позиции, вам вопрос как к доктору экономических наук, они отвоёвываются, предлагаются, внушаются или что с ними происходит?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Можно вспомнить и другого классика: ничего личного, только бизнес.

    Е.ВОЛГИНА: А мы умеем так?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Когда хотим, умеем.

    Е.ВОЛГИНА: Серьёзно? Просто кажется, что как раз Российская Федерация себя позиционирует так, что мы приходим в государство, очень часто, мы можем давать деньги в долг, списывать, перекредитовывать и так далее. А вот говорят: посмотрите на своих партнёров или конкурентов, которые приходят и воспринимают государство как территорию. И неважно, что там в политическом плане происходит. Важно просто — вышечку поставил, нефть выкачал или скупил какое-то месторождение и всё, дальше пошёл, дорогу проложил — дальше пошёл.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я думаю, в этом плане время покажет. Но то, что я бы не был столь пессимистичным в этом плане. Огромный потенциал есть, и не всегда русские компании видны в первом приближении в этих странах.

    Е.ВОЛГИНА: В начале нашего разговора вы сказали, что возможно, странам нужно соскучиться друг по другу, чтобы понять…

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Это не я, это Олжан Сулейменов. Но я с этим категорически согласен.

    Е.ВОЛГИНА: Согласны. А Пётр Толстой, депутат Государственной Думы, он сказал сначала, что хорошо бы восстановить Россию в границах Российской империи. А потом, когда ему стали все звонить, говорит: да это шутка была. А шутить можно на такое вообще? Россия — это империя или что это такое?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Ну, я не политик, я могу пошутить. А, наверное, на таком уровне шутки подобного рода должны быть крайне взвешены.

    Е.ВОЛГИНА: Наш слушатель говорит: какие у нас проекты могут быть ещё с постсоветским пространством, что инновационного мы можем предложить и каковы запросы?

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Сейчас у нас сверхмодная тема — цифровизация. Это та тема, которая может очень быстро связать то, что разорвано давно. И даже те стандарты, о которых я говорил, они могут быть достаточно быстро восстановлены в этой информационной среде. Просто либо задачи никто не ставил, либо ещё бизнес за себя не сильно заговорил, это не очень проявлено. Но через призму современных требований к экономике интеграция пойдёт гораздо быстрее, мне кажется.

    Е.ВОЛГИНА: Наше экономическое влияние сейчас разве слишком низкое? — говорит Виталий. — Та же Молдавия, граждане едут работать к нам, и немалая часть бюджета зиждется на переводах из России.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Это всё правда. Что, надо возражать?

    Е.ВОЛГИНА: Нет, по поводу влияния нашего экономического.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Смотря какие цели преследует российское государство. Наверное, было бы желание, можно было бы усилить это всё. Вопрос цены. Надо — не надо, не знаю.

    Е.ВОЛГИНА: Это как раз вопрос к тем людям, которые за это деньги получают, как вы сказали.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: А «народная дипломатия» — это двигатель современного демократического движения.

    Е.ВОЛГИНА: Андрей Бельянинов был с нами, генсек Ассамблеи народов Евразии, доктор экономических наук, доктор политических наук. Андрей Юрьевич, спасибо. Ждём вас снова.

    А.БЕЛЬЯНИНОВ: Спасибо большое.

    Е.ВОЛГИНА: Далее «Анатомия Москвы». Новости. Юрий Будкин. Я с вами до понедельника прощаюсь. Всем хороших выходных.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus