• 17:20 Июль 6, 2014

    В гостях

    Сергей Кургинян

    политолог, лидер движения «Суть времени»

    П. КУЗНЕЦОВ: Известный прокремлёвский политолог Сергей Кургинян назвал Игоря Стрелкова фокусником, обвинил в сдаче Славянска. В интернете сейчас широко обсуждают видеообращение лидера движения «Суть времени» к лидеру славянских ополченцев. Кургинян в достаточно резкой форме осудил сдачу Славянска повстанцами, прежде всего, Стрелковым, и осудил действия их предводителя, который по мнению Кургиняна, оставил город, где теперь украинские силовики, цитирую: «Режут оставшихся ополченцев и мирное население». Политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян на прямой связи с радиостанцией «Говорит Москва». Сергей Иванович, здравствуйте.

    С. КУРГИНЯН: Здравствуйте.

    П. КУЗНЕЦОВ: Основная суть претензий к Стрелкову. Как он должен был поступить по-вашему?

    С. КУРГИНЯН: Претензия к Стрелкову заключается в том, что он говорил, что город никогда не оставит. Это всё называлось, что он царь Леонид и его 300 спартанцев. Проверьте выступление Стрелкова, и вы поймёте, что это не я имею претензию к Стрелкову, а Стрелков имеет претензии к себе. Идёт полемика не между Кургиняном и Стрелковым, а между Стрелковым, как созданным им же самим образом, и Стрелковым как реальность. Стрелков, как созданный образ, говорит, что никогда не оставит. Говорил он это? Он это говорил. Что случилось? Второе – почему Стрелков оставил город? Что случилось? Начали наступать танки противника, ковровые бомбардировки, огромное количество войск вдруг на него попёрло, и он, как человек, который должен уступить превосходящие силы противника, начал отступать. Наступал ли кто-то в этот день?

    П. КУЗНЕЦОВ: Он говорит о том, что попытался таким образом сохранить жизни тех, кто там остался - мирного населения.

    С. КУРГИНЯН: Тогда вообще не надо воевать. Между прочим, когда одна из колонн выходила, её накрыли. Поэтому когда вопрос заключается не в том, что попытался сохранить жизни. А жизни что-то угрожало? А почему он тогда говорил, что мы все здесь умрём, но никогда не оставим город? Тогда, когда он это говорил, он тоже пытался сохранять жизни?

    П. КУЗНЕЦОВ: В вашем видеообращении вы ещё сказали, что Стрелков что просил, всё получил. Можно подробнее, о чём речь? Что он просил и что получил?

    С. КУРГИНЯН: За последние месяцы усилия, которые я не буду комментировать, которые я всегда называл усилиями дееспособных частей гражданского общества, мне это так приятно называть. Абсолютно подавляющее преимущество украинцев техники стало сокращать. Сам Стрелков сказал, что бросил бронеколонну, и эту бронеколонну командиры уничтожили по ошибке. Значит, была бронеколонна.

    П. КУЗНЕЦОВ: Вы сейчас находитесь в Донецке. Как давно и с какой целью приехали, как долго пробудите?

    С. КУРГИНЯН: Я приехал в Донецк для того, чтобы открыть пункт гуманитарной помощи, госпиталь, приём гуманитарной помощи, информационный центр, и информационно-аналитический центр. Я создаю помощь на свои деньги для того, чтобы раненным было легче, для того, чтобы не умирали от болевых шоков, для того, чтобы был инсулин, и т.д. Я приехал туда для того, чтобы этим заниматься. В этот момент произошли события, я их комментирую. И комментирую я их всегда по одному принципу: Волга впадает в Каспийское море. Я спрашиваю настойчиво: было ли наступление противника, после которого Стрелков вынужден был отступить? Сам Стрелков говорит, что не было. Тогда я спрашиваю: почему он отступил? Что случилось? Почему я должен за это отвечать? Почему молчит Стрелков? В разговоре о том, что он отступил для того, чтобы выровнять линию фронта и т.д. Куда он отступил? Он отступил в Краматорск, он там остался? Он его тоже сдал. Что он ещё сдал?

    П. КУЗНЕЦОВ: Теперь он в Донецке.

    С. КУРГИНЯН: Это очаровательно. Это хорошее место для полевого командира. Я спрашиваю, что он сдал? Как в песне пелось: «Я тебя не спрашиваю, что болит. Я тебя спрашиваю, что ты будешь пить?» Я спрашиваю, что он сдал? Если эти пункты, которые он сдал без боя, наложите на карту, то что будет означать? Они будут означать, что он открыл дорогу на Донецк. Почему он сдал эти пункты? Ему угрожало что-то особенное? Были какие-то зверские наступления? Украинская военная машина начала всё это делать? Как он технически оттуда уходил? Там есть украинские блокпосты. Как он их миновал? Можно на этот деликатный вопрос дать внятный ответ. Как у Гейне было: «На проклятые вопросы дай ответы нам прямые».

    П. КУЗНЕЦОВ: Смотрите, Сергей Ервандович, вы в Донецке, он в Донецке вроде бы как. Вы попытаетесь с ним встретиться, чтобы сказать в лицо?

    С. КУРГИНЯН: Конечно. Я много раз предлагал ему. Пожалуйста. Я хочу услышать это от первого лица. А главное, с моей точки зрения, он должен дать этот ответ своим же людям. Его контингент деморализован. Его люди говорят: «Мы совершили предательство». Не я это говорю, это говорят простые люди, которые взяли автоматы, жили в окопах, стреляли, у которых рядом убивали друзей, у которых, между прочим, в городе Славянск остались родственники. А кто-нибудь понимает, что там сейчас происходит?

    П. КУЗНЕЦОВ: У нас сейчас была девушка, которая держит связь с теми, кто находится в Славянске. Она действительно подтвердила информацию о том, что силовики ходят по квартирам, выясняют, поддерживал ли кто ополченцев. Что с ними дальше делают при положительном ответе, не понятно. Но она ещё говорит, что люди на улицах обнимаются с украинскими силовиками.

    С. КУРГИНЯН: А я знаю, что есть люди, которые убиты. Может, они обнимались с этими силовиками, но им воткнули нож в брюхо.

    П. КУЗНЕЦОВ: Это уже после того, когда украинские силовики полностью?

    С. КУРГИНЯН: Да, после того, как ушли. Карательные операции и всё прочее. И всегда найдутся девушки, их в Великую Отечественную войну называли определённым образом, которые будут давать информацию, между прочим, боясь за себя, или по другим причинам. Давайте выслушаем другую сторону, давайте выслушаем активистов, которые говорят о другом. Давайте выслушаем командиров, которые пришли сюда, потому что им приказали уйти. А теперь они говорят, что их семьи находятся в страшном положении. Вы понимаете, что происходит, когда после долгого сопротивления каратели и их передние военные части входят в город? Понимаете, что бывает с предательством мирного населения? Что идёт абсолютная деморализация своих, что открыта дорога на Донецк. Это надо называть великим манёвром Михаила Кутузова. Опомнитесь! Я говорю не вам, я говорю тем, кто это говорит. А вы смотрели интервью Стрелкова? Видите, в каком он находится состоянии? Позовите психиатра, чтобы он рассказал, что означает такое интервью, когда глаз не поднимает.

    П. КУЗНЕЦОВ: Что касается обстановки в Донецке. По-вашему, сейчас они на «хвосте» с собой приведут туда силовиков?

    С. КУРГИНЯН: Нет. Его окно, которое он открыл, закрыто.

    П. КУЗНЕЦОВ: Донецку ничто не угрожает?

    С. КУРГИНЯН: В ближайшей перспективе положение резко ухудшилось. Дело не в этом. Зачем он пришёл в Донецк? Он же пришёл туда, как диктатор проводить карательные операции внутри Донецка. Вы читали его заявление? Он пришёл туда как каратель. Мало того, что он уже является человеком, сдавшим город, который клялся никогда не сдавать. Он является человеком, который бежал оттуда, клялся там умереть. А теперь пришёл к людям, которые в отличие от него не отпиарены, и которые честно ведут свою работу, приехал на них клеветать, отнюдь не как мужчина и воин. Он пришёл сеять рознь в их черту. Для чего? Для того, чтобы было легче взять Донецк. Донецк взять трудно. Это очень большой город, его трудно оцепить, и очень трудно бороться. Уверяю вас, что все люди, включая людей Стрелкова - это замечательные герои, которых мы мало показываем. Мы всё время хотим каких-то вождей, а не толпу. А это народная война. Как говорил Толстой: «Главный герой – это народ».

    П. КУЗНЕЦОВ: Сергей Ервандович, чего хочет Стрелков в Донецке?

    С. КУРГИНЯН: Стрелков хочет того, о чём рассказывают другие. Почитайте Гильбо, Просвирнина и других. Они все говорят, что Стрелков – это улучшенный Немцов. Почитайте внимательно. Ведь Стрелков лично выражал особую благодарность Просвирнину, есть такой герой «Спутник и Погром», который рассказал в передаче Ксении Собчак на телеканале «Дождь» о том, что Стрелков будет идти в наступление на Москву, и что задача Стрелкова не оборонять юго-восток, а его задача осуществить мятеж в Ростове.

    П. КУЗНЕЦОВ: Хорошо. Обязательно его почитаю. Сергей Ервандович, у вас на видео автоматы за спиной. Вы готовы при случае защищать Донецк и другие города?

    С. КУРГИНЯН: Конечно, готов! У меня там сражаются люди. Помимо гуманитарной миссии, они сражаются в Донецке. Я уверяю вас, что для меня было бы гораздо большим счастьем, чем отвечать интернет-пижонам.

    П. КУЗНЕЦОВ: Политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян о своём обращении к Игорю Стрелкову. Говорит о том, что с удовольствием встретился бы с ним, сказал бы всё в лицо, но по тем или иным причинам, Игорь Стрелков каждый раз встречи избегает. Хотя прямо сейчас и Стрелков и Кургинян находятся в Донецке. У них разные функции. Кургинян, прежде всего, координатор центра, который собирает гуманитарную помощь.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus