• Интервью главы Дептранса Москвы Максима Ликсутова в эфире радиостанции "Говорит Москва" от 11.11.2015

    Интервью Максима Ликсутова

    10:05 Ноя. 11, 2015

    Интервью Максима Ликсутова

    В гостях

    Максим Ликсутов

    Заместитель мэра Москвы, глава департамента транспорта Москвы

    C.ДОРЕНКО: С нами гость обещанный. Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы, заместитель Сергея Собянина, а также возглавляющий департамент транспорта и вообще большой начальник.

    М.ЛИКСУТОВ: Доброе утро.

    C.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Я вам предлагаю, слушатели дорогие, пишите, вы знаете каналы связи с нами, Twitter govoritmsk, это средство, которое наименьшим образом используется, а, следовательно, наиболее востребовано, то есть мы его легче всего читаем, видим, и сообщения улетают вниз реже, не с такой скоростью. Дальше. +7-925-888-89-48 смс и govoritmoskva.ru «написать в эфир».

    Дальнобойщики. «Поборы с дальнобойщиков, - сразу пишет Иван. – Это беспредел, это ужасно, это отразится на инфляции, на наших ценах. Мы не понимаем, что делать». Скажите, пожалуйста, сегодня акция дальнобойщиков.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. К счастью, она Москвы впрямую не очень касается, это раз. Второе. Мы анализировали с коллегами влияние… Во-первых, там принято решение о том, чтобы отложить введение, насколько я знаю, того тарифа, который был изначально за километр, он снижен очень серьезно. Распоряжение правительства подписано, я его видел.

    C.ДОРЕНКО: Отложить.

    М.ЛИКСУТОВ: Не то, что отложить, просто я так понимаю, что будет введение ступенчатого повышения тарифа на проезд за километр. Я думаю, что в большей степени могут быть проблемы у коллег из Московской области, потому что, наверное, не все грузовики захотят поехать по федеральным трассам, будут пытаться найти какие-то региональные дороги. Наверное, об этом как-то стоит подумать заранее, это раз. Второе: мы посмотрели влияние от увеличения стоимости проезда на продуктовую корзину, на стоимость логистики, влияние не очень большое, но оно, конечно, есть. У нас два канала в основном поступления продукции, помимо железнодорожного транспорта, автомобильным транспортом, - это порт Санкт-Петербург, то, что приезжает в Москву, и второе – это юг, это Новороссийск, Краснодар, вот этот регион. Мы посмотрели рост тарифов, рост стоимости логистики не очень большой, но он, конечно, присутствует. Поэтому уверен, в принципе, что это решение принималось достаточно давно, продумано, я думаю, и оценим те последствия, которые будут от его введения.

    C.ДОРЕНКО: Если позволите, замечание. Если бы оно производилось продуманно и действительно сначала с карандашом в руках и с листом бумаги, то не надо было бы отпрыгивать сейчас назад. Всегда видна в этом до известной степени непродуманность: все на арапа, все на ашару, все с наскока, там пронесет. Вот не пронесло.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, просто ситуация на самом деле в экономике во многих вещах в достаточном ручном управлении где-то находится. Поэтому, наверное, такие решения нужны и очень даже здорово, что если было видно, что решение несколько несвоевременно либо, например, запоздало, либо надо его корректировать, власть принимает решение и его корректирует и не боится этих решений. Я считаю, что это, наоборот, даже большой плюс.

    C.ДОРЕНКО: «Сняли штраф с многодетных семей», - спрашивает Саша, 54-й.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы сделали достаточно подробный, понятный механизм обжалования. Те граждане, которые считали, что у них штраф выписан незаконно, могли его обжаловать, если были основания его отменить, конечно, они отменены.

    C.ДОРЕНКО: «Благодарим, Максим, за платный паркинг. Только траву в Москве не асфальтируйте. Хватит дорог уже», - это 48-й. Надо сказать, 48-й, сейчас в вас летят помидоры примерно от 20 людей, которые, наоборот, в ярости от платного паркинга.

    М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, к счастью, звонивший или написавший к вам, он не один. Людей, которые выступают категорически против расширения уличных дорожных сетей, их очень много на самом деле. Но, конечно, есть те люди, которые выступают за то, чтобы было больше парковок, меньше травы, уже тротуары, чтобы можно было ездить, а можно и по ним ездить, такие тоже есть.

    C.ДОРЕНКО: Есть какие-то вещи, которые мы видим каждый день, ровно каждый день. Бывают аварии, бывают какие-то страшные происшествия. Но есть ровно, окончательно каждый день, каждый день я говорю: Нижегородка, Энтузиастов и Волгоградка, как обычно, стоят. Но это, мы знаем, каждый день. Может быть, с этим что-то сделать можно, знаете, как? Может быть, этих расшить и сказать: ребят, ну, давайте так, амба, больше не строим, но это разошьем.

    М.ЛИКСУТОВ: Я специально, готовясь к эфиру у вас, подготовил некоторые данные по проблемным участкам в городе. На сегодняшний день у нас по ряду магистралей есть даже увеличение скорости движения, по ряду магистралей, таких, как Волоколамка, Дмитровка, Мичуринский и Ленинский проспекты, есть снижение скорости движения достаточно серьезное, от 3 до 8 процентов. В первую очередь эти затруднения в движении связаны с проведением различного вида строительных и реконструкционных работ. То есть это временные вещи, и они необходимы для того, чтобы дальше дорога поехала. Но, если вы помните, мы, по-моему, с вами даже говорили уже об этом, Ленинский проспект мы, по-моему, в 2012 году собирались расширять. Причем там надо было всего лишь тротуар в некоторых местах 30 сантиметров, в некоторых 50, скажем, сократить.

    C.ДОРЕНКО: А он огромный.

    М.ЛИКСУТОВ: Он не очень огромный, он в местах не менее полутора до трех с половиной метров, вот по памяти сейчас, это было достаточно давно. И жители Ленинского проспекта сказали категорическое «нет» любому расширению.

    C.ДОРЕНКО: Выступления были там серьезные.

    М.ЛИКСУТОВ: И мэр города принял решение о том, что с учетом мнения жителей мы ни в коем случае ни в какие конфликты не пойдем и раз такая категорическая позиция жителей, которые проживают на Ленинском проспекте, мы остановили реконструкцию. Хочу вас заверить, когда мы говорим в общем о городе, давайте расширим. Мы, сидя здесь, наверное, даже можем проголосовать, и скажут: да, расширить. Но, когда мы пойдем спросим у жителей, у которых дорога приблизится к подъезду, у которых сократится газон, думаю по своему опыту…

    C.ДОРЕНКО: Это не только дорога, еще и выхлопы, еще и звуки.

    М.ЛИКСУТОВ: Да, увеличивается трафик, увеличивается нагрузка на инфраструктуру. Конечно большое у меня сомнение, что жители скажут «да, давайте, мы потерпим, чтобы у нас на тысячу, две или три автомобилей проезжало больше». Хотя, честно скажем, что даже расширение, добавление одной полосы, если это, условно, не полоса для общественного транспорта, в общем-то, на движение оно сильным образом в городе не сказывается. Это тоже, честно говоря, мы все это понимаем.

    C.ДОРЕНКО: Хорошо, Волгоградка ремонтируется. Вот возвращаясь к этому, Волгоградка ремонтируется, Волоколамка ремонтируется. Это мы понимаем, что потом заживем. Но Нижегородка окаянная, как всегда она стояла, шоссе Энтузиастов, там люди пытаются выскочить на трамвайные пути, их там ловят специально обученные товарищи офицеры. Они пытаются там по тротуарам, их там ловит «стоп хам» и клеит им огромный…

    М.ЛИКСУТОВ: Плакат.

    C.ДОРЕНКО: Да. Еще что-то. Они затравленные все, зашуганные. Ну, что им, бедным, делать?

    М.ЛИКСУТОВ: Есть люди, как вы знаете, тоже цифру вам эту говорил, если брать час пик, у нас примерно 70 процентов людей в утренний час пик и вечерний, соответственно, передвигаются на общественном транспорте. Я не к тому, что надо бросить машину и пересаживаться на общественный транспорт, не думайте об этом. Я считаю одно, что действительно для тех людей, кто ценит время, есть всегда возможность выбора. Наша задача – сделать выбор достаточно разумным. И мы всегда говорили о том, что мы никогда не против личной машины, но мы за разумный выбор. Если взять Токио, мы там недавно были с делегацией правительства Москвы, 95 процентов поездок на работу в центр города осуществляется на общественном транспорте.

    C.ДОРЕНКО: «Опять он молчит про Ленинградку», - пишет Енксари. А вы же не спросили, голубчик. Так вы же спросите: что же вы про Ленинградку молчите, что там с Алабяно-Балтийским тоннелем…

    М.ЛИКСУТОВ: Все проезжаем, все видим, какие проблемы там есть.

    C.ДОРЕНКО: Доделаем…

    М.ЛИКСУТОВ: Доделаем обязательно. Это огромное бремя на шее, которое нам досталось в наследство, но мы обязаны его достроить, другого варианта просто нет.

    C.ДОРЕНКО: А здесь у нас, на Народного Ополчения тоже?

    М.ЛИКСУТОВ: Тоже.

    C.ДОРЕНКО: Рано или поздно.

    М.ЛИКСУТОВ: Тоже.

    C.ДОРЕНКО: Я вам хочу пожаловаться. Началось дело с серьезки, началось дело с того, что все объезжали, и я объезжал через Глаголева, через Бирюзова, объезжал кругом. Сейчас объезжаю, наверное, один я. Значит, там уже как-то люди пристроились, притерпелись, привонялись друг к другу и так далее, оттуда идет сплошной поток машин, из запретной зоны. Что там, 100 рублей они дают, как там чего? Но раньше я выезжал через объезд, и из зоны ремонта выезжал если только троллейбус, то сейчас каскад идет, не сбавляя скорости. Я так понимаю, они снюхались с этими, с охранниками.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы проверим обязательно.

    C.ДОРЕНКО: Вот что-то такое. «Подтверждаю, - пишет Новый Москва, - многодетным семьям снимают. Я пример». «Спасибо за платные парковки на Кржижановского. Порядок в движении стал лучше, побольше», - говорит Новый Москва. Я хочу всем слушателям сказать, чтобы вы не думали, что я не читаю ваши сообщения, я их читаю, братцы. И каждый раз я говорю: там, где хвалят за платные парковки, прибавьте от 10 до 20 сообщений, где ругают. Но есть, которые хвалят, и вы должны с этим смириться. Есть люди, которые, да, хвалят, да. Понятно? А я вижу, как ставят, например, без всякой необходимости (в 6 утра), при возможности выбора между парковкой для инвалидов и парковкой не для инвалидов, ставят именно на парковке для инвалидов. Именно. В этом на самом деле презрение не только к нормоустанавливающим органам, не только к нормособлюдающим органам, к органам рестрикций каких-то, а презрение ко всем к нам.

    М.ЛИКСУТОВ: Я согласен. Мало того, нам иногда достаточно большое количество вопросов задают, лично мне: вот слишком много мест для инвалидов, слишком много мест вы тут разметили, и так дефицит. Могу сказать, что мы стараемся все места, которые выделяем специально для маломобильных граждан, предварительно обсуждать с различными обществами маломобильных жителей города Москвы, и это нормальная наша с вами персональная ответственность перед ними – создать максимально комфортные условия для их передвижения по городу. Это наша с вами обязанность. Я считаю, что это гражданский долг каждого – понимать это и чувствовать, что это его вклад тоже.

    C.ДОРЕНКО: И если есть выбор и ваша стоянка, ваша обычная стоянка, не занята и она на 10 метров дальше, пожалуйста, ребят, не заставляйте мне за вас стесняться. Вот я вам говорю, как ваш согражданин. Ребят, пройдите 10 метров, пожалуйста. Стыдно на вас смотреть, просто стыдно. Понятно, что вы люди, которые сами себя не уважают. Больше ничего. «Когда же Ярославка?» - Игорь Магар. Когда же Ярославка будет закончена?

    М.ЛИКСУТОВ: Вопрос, когда все будет хорошо. У нас план был с коллегами из строительного комплекса это сделать максимально быстро. Я могу сказать, что и так наши коллеги-строители ускоряются и все крупные развязки сдают с опережением плана, даже тех стандартов, которые в госконтрактах записаны. То есть стараются работать круглосуточно, стараются максимально все сделать быстро, чтобы ущерб был меньше. Насколько я помню, Ярославка – это конец года. Надеюсь, что это все будет сделано, и жители получат хорошую возможность ездить. Хотел бы вернуться, буквально два слова, к платным парковкам. Тема достаточно, я понимаю, активная, и много обращений, уверен, по этому поводу есть. Хотел бы коротко рассказать про новые парковочные места, которые были сделаны не так давно на территории города. Некоторые вещи есть достаточно показательные. Во-первых, я сам приезжал к жителям, к муниципальным депутатам, точнее, района Останкино, которые наиболее, как мне говорили, активно выступают против. Мы почти два с половиной часа с коллегами разговаривали. Честно говоря, со стороны муниципальных депутатов достаточно были разные вопросы, были какие-то острые вопросы касательно работы общественного транспорта, введения парковочного пространства. Но, в общем-то, каких-то аргументов сказать, почему это плохо для жителей, не сказали. Мало того, есть интересная статистика, которую я принес с собой. У нас поступило заявок на получение резидентных разрешений 5211. Из них через портал 1800, через МФЦ 3300, выдано разрешений 2402.

    C.ДОРЕНКО: Почему меньше, чем поступило запросов?

    М.ЛИКСУТОВ: В работе еще. У нас есть 5-6 дней для того, чтобы ответить на вопрос. До семи дней мы отвечаем и этот срок соблюдаем. Но это я к чему? Что количество людей, которые хотя бы подали заявление на парковку платное с тем, чтобы оформить резидентное разрешение, воспользоваться своими резидентными правами, это на сегодняшний день около одного процента от тех, кто имеет право подать разрешение на получение резидентной парковки.

    C.ДОРЕНКО: Что же они делают. Вы же объясняете это не только глупостью. Чем еще?

    М.ЛИКСУТОВ: Я объясняю. Вот у нас есть зона платной парковки Садовое кольцо, которая работает уже три года. Так вот за эти три года количество граждан, жителей, которые проживают в зоне платной парковки, от тех, кто имел возможность, имеет право юридическое получить это резидентное разрешение, за три года это 20 процентов. 80 процентов жителей даже не обратились.

    C.ДОРЕНКО: Почему? Как объясните? Значит, они живут в Калифорнии, они живут в Майами. Где они живут?

    М.ЛИКСУТОВ: Не думаю, что весь центр города внутри Садового кольца проживает.

    C.ДОРЕНКО: Как раз они такие богатые, отвратительные люди. Нет?

    М.ЛИКСУТОВ: Не думаю. Уверен, что нет, точнее даже так. Скажу, что у многих жителей, во-первых, есть парковка во дворе. Даже, как бы это странно ни казалось, внутри Садового кольца старые застройки, Замоскворечье, такие возможности есть, это первое. Второе: у кого-то есть капитальный гараж. То есть подземный или надземный гараж, где можно машину ставить. А часть людей, их эта проблема вообще не интересует. То ли платят, то ли нет машины вообще, то ли, соответственно, этой проблемы нет, они считают, что «не пойду я на площадку», на интернет-портале pgu.mos.ru, даже не выходя из дома это можно все оформить.

    C.ДОРЕНКО: Я пару раз пробовал. Можно довериться? Каждый раз мне объясняют, что я не удовлетворяю требованиям. Я думаю, почему, мне кажется, может, какой-то есть штраф неоплаченный. Я ищу. Не нахожу. Потом какой-то штраф приходит… Кстати говоря, можно я похвалюсь? Я залетел первый раз за езду в неразделительной на МКАД, то, что вы говорили…

    М.ЛИКСУТОВ: На обочине.

    C.ДОРЕНКО: На обочине так называемой. Я прижался вправо к отбойнику, объезжал пробку интеллигентно, спокойно, на скорости, все, допустим, идут 40, а я, например, 60, и хорошо шел. И полторы тысячи сейчас пришло. Я любо-дорого пошел платить. Я должен сказать, надо запомнить, где эти чертовы камеры. Потому что надо знать. Полторы тысячи – много.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что на МКАД этих камер будет столько, чтобы полностью контролировать всю обочину. Потому что зачастую езда по обочине, особенно в темное время суток, сейчас уже темнеет рано, это почти 60 процентов всех ДТП, которые случаются на МКАД.

    C.ДОРЕНКО: Да, но еще те люди, которые едут по обочине, они не понимают, что они уже нарушили, и они еще отдавливают тех, кто выходит справа. Братцы, когда человек выходит справа, а вы претесь по обочине на МКАД, вы помните, что вы уже нарушили, вы пропустите этого человека, который идет справа. Но нет, они начинают в тебя биться. Ты говоришь: ты же видишь, что ты уже нарушил, так ты второй раз хочешь нарушить, зачем же. Хорошо. Должен сказать про эти разрешения. Несколько раз я заполнял, несколько раз не получалось. Ответ загадкой. Мне не говорят, что исправить. Условно говоря, мне говорят, например, подстригись или пиджак надень, или еще что-то. Я тогда могу исправиться.

    М.ЛИКСУТОВ: Я готов потратить время и вместе с вами после передачи попробовать заполнить ваше резидентное заявление на получение резидентного разрешения. Я уверен, что процедура достаточно легкая и простая. И в подтверждение этому - почти у 30 тысяч людей это получилось. Я думаю, наверное, как-то разобраться…

    C.ДОРЕНКО: Я еще раз пройду и потом позвоню.

    М.ЛИКСУТОВ: Хорошо.

    C.ДОРЕНКО: Меня там не устраивает одна фигня, что они мне не объясняют, чего не хватает. Если бы они сказали «парень, ты хороший, но ты 10 раз должен отжаться», я бы сказал, хорошо. То есть они просто отвечают: не удовлетворяете. Но не говорят, что. И это загадка.

    М.ЛИКСУТОВ: На самом деле мы достаточно давно уже отвечаем, если вы зарегистрируетесь через портал, что у вас не хватает. Первое, мы говорим вам, мы вам отказываем, потому что, например, машина не ваша, вы ошиблись в номере.

    C.ДОРЕНКО: Понятно.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы это говорим.

    C.ДОРЕНКО: Ну, вот мне несколько раз отвечали пока просто так, пойди туда, не знаю куда.

    М.ЛИКСУТОВ: Попробуйте, пожалуйста, еще раз, я думаю, что получится.

    C.ДОРЕНКО: Хорошо.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот Инна у нас на сайте написала по поводу дворов и парковок, что в районе Беговой ввели платные парковки, проблема переместилась во дворы, теперь даже скорая не может подъехать.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, то решение, которое мы приняли, правительство Москвы, о том, что мы до 70 процентов субсидируем установку шлагбаумов в интересах жителей, я считаю, что это отличное решение, которое позволит эту проблему решить. Ваш двор – это ваш двор. Часть людей хотят, чтобы там были машины, часть людей хотят, чтобы там был тротуар и зеленая детская площадка. Поэтому, если консенсус у жителей есть, я думаю, что решение со шлагбаумом можно легко получить. Процедура максимально упрощена. Максимально. И вы получите субсидию от правительства Москвы и поставите шлагбаум.

    C.ДОРЕНКО: Два человека сразу написали мне, что несправедливо мне пользоваться особыми отношениями с гостем, в смысле, то, что мы с ним знакомы лично и видим друг друга, это некрасиво. Вова пишет: «Некрасиво так. Если вы заполняете с Ликсутовым, то пусть Ликсутов с каждым из нас заполнит».

    М.ЛИКСУТОВ: Ха-ха-ха.

    C.ДОРЕНКО: И тоже самое мне написала моя жена. Сказала: «Прекрати. Это некрасиво. Мы поедем в МФЦ». Мы поедем в МФЦ, товарищи, Вова, я и вам говорю, мне жена написала, это некрасиво. Я поеду в МФЦ с женой, получу и все сделаю, и Ликсутов не будет со мной заполнять. Никакого блата, товарищи. Никакого блата, успокойтесь, пожалуйста.

    М.ЛИКСУТОВ: В нерабочее время, может быть, если надо, Сергей.

    C.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха! Хорошо. Подскажите сроки реконструкции Калужского шоссе.

    М.ЛИКСУТОВ: Сроки реконструкции Калужского шоссе. Я думаю, что это конец 2016 года, когда уже большая часть той реконструкции и той инфраструктуры… Дополнительная инфраструктура будет, потому что данные участки – это вообще новые участки в уличной дорожной сети. Это такая, скажем, дополнительная Калужка получается. И я думаю, что конец следующего года, уже жители получат дополнительную инфраструктуру, которая серьезно облегчит движение там. Это конец следующего года.

    C.ДОРЕНКО: Люди про Можайку спрашивают. Прекрасная, отличная скоростная магистраль, эстакада, вы строите ее, но нас все равно, говорят люди (и это вопрос уже политический), нас все равно останавливают перед Рублевкой.

    М.ЛИКСУТОВ: Объясню. Очень простая история.

    C.ДОРЕНКО: Смысл, они говорят.

    М.ЛИКСУТОВ: Там она бессветофорная. Если раньше съезд с МКАД каким-то образом дозировал количество автомобилей, которые въезжают на Можайку и дальше на Кутузовский проспект, то теперь, если светофор там не будет работать, то прямо до арки, соответственно, доедет пробка, и Кутузовский проспект полностью встанет. Поэтому то, что делают там сотрудники ГИБДД, отсекают просто определенное количество…

    C.ДОРЕНКО: Там было несколько светофоров, вы правы. Первый был у гайцев, в самом начале, потом второй у «Макдональдса», потом третий у универмага «Молодежный».

    М.ЛИКСУТОВ: Все правильно. И последний перед вот этой развязкой, условно, с Рублевского шоссе, которая съезжает на Кутузовский.

    C.ДОРЕНКО: Там уже товарищ милиционер.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Поэтому это единственная возможность сделать так, чтобы Кутузовский проспект ехал, и те же жители Москвы, которые на эстакаду попасть не могут, они не могут на нее попасть, чтобы как-то проезжали, соответственно, по дублеру, который под эстакадой. Другого варианта там нет.

    C.ДОРЕНКО: Правда, что камеры стали за стоп-линию штрафовать?

    М.ЛИКСУТОВ: Правда.

    C.ДОРЕНКО: Правда. Я надеюсь. Потому что до сих пор вижу, как люди выезжают на стоп-линию.

    М.ЛИКСУТОВ: Поэтому призываю быть аккуратными. Мало того, у нас появился комплекс фото- и видеофиксации на Кутузовском проспекте, и Кутузовский проспект по всей статистике одна из самых аварийных трасс в городе, там стоит комплекс фото и видеофиксации. Призываю вас очень внимательно относиться к скоростному режиму, к соблюдению полос. Камеры позволяют выявлять агрессивную езду.

    C.ДОРЕНКО: Как выявлять? Вы можете мне объяснить, что это значит.

    М.ЛИКСУТОВ: Очень просто.

    C.ДОРЕНКО: Когда-то очень давно меня предупредил парень в Нью-Йорке, я взял машину… Было время, я был по три раза в Нью-Йорке в год, давно, может быть, 15 лет назад. И как-то мне дает парень машину и говорит: да, кстати, не забудь, что у нас теперь (это было, может быть, в 2000 году или 2001-м) введены штрафы за агрессивную езду. Я говорю: как? Слалом, типа, мы называем слалом. Он говорит: да, слалом запрещен.

    М.ЛИКСУТОВ: Перестроение резкое.

    C.ДОРЕНКО: Да. Я говорю: подожди, а кто за этим может следить? Он говорит: у нас всюду курсируют полицейские машины и они заметят, если ты это сделаешь, включат сирену, догонят и остановят. В России это не так. Как вы это определите?

    М.ЛИКСУТОВ: Есть два способа. Во-первых, в ГАИ, я знаю, что руководитель ГУВД города Москвы дал поручение органам автоинспекции города создать отдельное подразделение, которое будет заниматься таким…

    C.ДОРЕНКО: Негласным контролем.

    М.ЛИКСУТОВ: Гласным и негласным, потому что они, в общем-то, будут в потоке ездить и выявлять. Время, когда это происходит, всем понятно, это уже после вечернего часа пик, когда дорога более-менее свободна, тем более Кутузовский, прямая, ровная трасса и желание, возможности ускориться есть. Поэтому сотрудники полиции, ГАИ знают точно, где такие случаи бывают, раз. Второе. Камера позволяет выявлять, так как она достаточно дальнобойная, извиняюсь за такое слово, она позволяет заранее выявлять и рисует трек этой машины, то есть мы видим в компьютере, который анализирует огромное количество данных, трек этой машины, начиная примерно за 100 метров до места установки камеры.

    C.ДОРЕНКО: 100 всего-навсего?

    М.ЛИКСУТОВ: Этого достаточно, потому что дальше следующая камера, которая подхватывает этот трек, если мы видим, что эти перестроения достаточно такие, существенные, это автоматика определяет, и скорость выше обычного, то, соответственно…

    C.ДОРЕНКО: А правда, что вы не следите за скоростью на Рублевке и Кутузе, потому что там big-начальники ездят?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, я же вам сказал, камеры теперь установили вообще стационарно на Кутузовском проспекте.

    C.ДОРЕНКО: И там тоже.

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно.

    C.ДОРЕНКО: А начальников штрафанете?

    М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, штрафуют всех.

    C.ДОРЕНКО: Кроме кортежей.

    М.ЛИКСУТОВ: Есть спецтранспорт, который, конечно, едет по особым правилам, с проблесковыми маяками, ну и масса других вещей, о которых мы знаем из правил дорожного движения. Есть исключения, конечно, которые должны быть.

    C.ДОРЕНКО: Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы, заместитель Сергея Собянина и ответственный за транспорт в городе Москве с нами сейчас в студии. Вы пишите свои вопросы, мы их видим и их больше, чем возможно задать вообще, если честно. Спасибо большое, что пишете. Гудок пишет: «Я знаю, что есть формат машин «под госзащитой», которые не подпадают под штрафы. Сюда входят випы, чиновники и члены семей випов тоже». Это верно?

    М.ЛИКСУТОВ: Есть наверняка процедура, она в федеральных законах описана, связана с госзащитой. Действительно, если человек находится под госзащитой, которому положена охрана либо назначена судом, либо законным документом, то действительно есть определенный порядок закрытия информации по этим автомобиля, но это не компетенция правительства Москвы совершенно. У нас полномочий закрывать какие-то или открывать какие-то номера нет. Это органы правоохранительные, специальные службы. Поэтому здесь вопрос несколько не ко мне.

    C.ДОРЕНКО: Хорошо. Вы к нам приходите примерно один раз в несколько месяцев, один раз в два или в три месяца, примерно так. Я думаю, вы же работаете по плану. Расскажите мне, пожалуйста, вот сейчас 11.11. А вот, например, до января, что вы собираетесь предпринять до 11 января, до Нового года?

    М.ЛИКСУТОВ: План нашей работы, транспортного комплекса?

    C.ДОРЕНКО: Да, интересно.

    М.ЛИКСУТОВ: Очень легко ответить на этот вопрос. У нас несколько больших задач, которые стоят до конца года. Первая – это мы сейчас заканчиваем получение дополнительного количества автобусов новых, придет в пятницу около 75 новых автобусов, причем городского перевозчика у частных перевозчиков.

    C.ДОРЕНКО: Какие?

    М.ЛИКСУТОВ: Это ЛИАЗы, российского производства, соответственно, большой и средней вместимости.

    Э.ХАСАНШИНА: А куда они пойдут?

    М.ЛИКСУТОВ: Они пойдут на разные маршруты города, в первую очередь на существующие машины.

    Э.ХАСАНШИНА: По каким районам?

    C.ДОРЕНКО: Не частные.

    М.ЛИКСУТОВ: Я ответить вам, сказать, что это пойдет на маршрут №55, а этот на 903, к сожалению, не смогу.

    Э.ХАСАНШИНА: А то у нас жители некоторых районов прямо требуют, говорят, не хватает автобусов.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что к ним точно придет. Это первое.

    C.ДОРЕНКО: Да. 75 новых автобусов приходят в пятницу, ЛИАЗ.

    М.ЛИКСУТОВ: До конца года их еще будет, по-моему, около 90. Поэтому в общей сложности порядка 160 автобусов до конца года мы получим.

    C.ДОРЕНКО: 160-ти.

    М.ЛИКСУТОВ: Это большое количество. Мало того, наш парк автобусов, если уж заговорили, один из самых молодых в Европе, 4,7 лет средний возраст. Например, в Стокгольме средний возраст от 9 до 11 лет парка. Это первое. Второе. Наша задача, которая на сегодняшний день стоит, очень большая, мы меняем существенным образом модель управления наземным транспортом. Это значит, что мы переходим на госконтракты с перевозчиками частными, и будут все автобусы малой и средней, и большой вместимости работать только по городским тарифам, со всеми льготами для разных категорий граждан, которым льготы эти полагаются.

    C.ДОРЕНКО: Частники, в том числе, будут работать по льготам?

    М.ЛИКСУТОВ: Частники будут работать только по городским тарифам и только по городским билетам. И к сентябрю следующего года эти маршрутки, которые работают на разных маршрутах городских, они полностью будут заменены на новый подвижной состав. Для этого мы сейчас уже в процессе розыгрышей, конкурсов, аукционов на новую модель управления, это так называемый контракт транспортной работы, пятилетние контракты, в рамках которых частные компании купят около двух тысяч новых автобусов.

    C.ДОРЕНКО: А что это изменит? Они начнут пристегиваться…

    М.ЛИКСУТОВ: Они начнут пристегиваться – раз. Это будет автобусов синего цвета, городского, к которому уже привыкли. Там будут валидаторы, там будут только городские тарифы, еще раз повторю, это значит, что для многих категорий граждан снизятся тарифы на 30 процентов.

    C.ДОРЕНКО: Что такое валидаторы?

    М.ЛИКСУТОВ: Валидатор – это куда вы прикладываете ваш билет, соответственно, и открывается турникет.

    C.ДОРЕНКО: Я латынь изучал, но, я думаю, применительно к автобусу, что это значит.

    М.ЛИКСУТОВ: Турникет, валидатор. Я могу сказать, что у частных компаний, которые приходят на рынок к нам по новым контрактам, нет обязанности ставить турникет. То есть, если они контролируют безбилетный проезд, то есть водитель либо своей службой, которая проверяет билеты, то они могут турникет вполне себе не ставить. Мало того, если говорить про турникет, такой вопрос, который тоже часто мне задают, когда вы уберете и почему, две вещи есть простые. Первая. Мы делали эксперимент, отменяли турникет, на следующий день минус 30 процентов по деньгам. То есть люди перестают платить. Но есть здесь опыт, что называется, посмотрите на заграницу в этом вопросе, и они пошли по пути очень, на мой взгляд, разумному и комфортному для всех без исключения – это переход на безлимитные билеты. Сейчас у нас самый популярный билет - это с определенным количеством поездок, например, на 60, покупая который, вы получаете большую скидку, от 30 до 45 процентов, если говорить от разового билета. Так вот переход на безлимитные билеты… И у вас, когда билет на 60 поездок, видимо, некоторые граждане несознательные, они пытаются экономить: ну, вот, проехал бесплатно, не проводил билет, глядишь сэкономил. Если у вас будет безлимитный билет, то вам, в принципе, будет все равно.

    C.ДОРЕНКО: Сколько отметил.

    М.ЛИКСУТОВ: Сколько отметил. Поэтому, наверное, вы с удовольствием будете его отмечать, потому что понимаете, что для вас это ничего не значит всего лишь, потому что билет безлимитный, он работает определенный календарный период, и для вас мотивации его не валидировать, не прикладывать к турникету никакой нет. Я думаю, когда доля безлимитных билетов будет достаточно большая, и мы увидим, что количество пассажиров, оплачивающих свой проезд, валидирующих билет, большая, я уверен, что через несколько лет, возможно, будут говорить о том, что валидаторы, турникеты можно убрать.

    C.ДОРЕНКО: Мы все еще говорим о планах до Нового года. Еще что? Вы, в декабре, говорили что-то о расширении зоны…

    М.ЛИКСУТОВ: Зона платной парковки точечно будет расширена. Для этого у нас пройдет около 30 встреч с муниципальными депутатами в префектурах, в которых обсуждается это введение мер.

    C.ДОРЕНКО: Они за людей или они кивалы?

    М.ЛИКСУТОВ: Разные совершенно люди. Есть, которые пытаются построить свою политическую карьеру на этом. Я вам могу ответственно заявить, что любая ответственная власть, которая хочет действительно улучшения дорожного движения, которая понимает ответственность за свои решения, будет делать то же самое, что и мы. Которые популисты, говорят «надо отменить платную парковку, отменить эвакуаторы, отменить штрафы, - это все неправильно, хотим ездить, как хотим», это безответственные люди, которым точно не место во власти. Не мне, конечно, решать этот вопрос, выбирают люди, но могу вам точно сказать, что любые ответственные люди, которые действительно переживают за судьбу города, набор действий будет примерно такой же, как у нас.

    C.ДОРЕНКО: Что вы скажете о сотнях людей, которые выходят на манифестации? Сотнях. Мы слышим о 500, мы слышим о 300.

    М.ЛИКСУТОВ: Я повторюсь тогда. Самый был такой район проблемный Останкино, где большее количество поступало к нам обращений с тем, что не согласны с платной парковкой, были выступления, люди приходили на митинги. Я туда приехал сам, встретились мы с муниципальными депутатами, которые, в общем-то, выступали за отмену платной парковки, за что-то еще.

    C.ДОРЕНКО: Они же организовывали митинг, эти депутаты?

    М.ЛИКСУТОВ: В том числе с их участием. Но потом эти митинги плавно переходили в политические заявления каких-то партий с тем, что, а вот, помимо всего прочего, давайте еще с этим не согласимся, с тем и еще с другим. Поэтому, конечно, здесь, я уверен, что политическая составляющая публичная превалирует. Но действительно есть ряд вещей, которые мы доработаем и понимаем некоторые свои ошибки, может быть, в части информирования в первую очередь людей. Наверное, нам больше надо информировать граждан. Для этого мы договорились с муниципальными депутатами, что со вчерашнего дня, с девяти часов, в префектуре открыта специальная информационная комната, где есть наш сотрудник, московского парковочного пространства…

    C.ДОРЕНКО: У вас хватает столько людей?

    М.ЛИКСУТОВ: Людей у нас, конечно, не хватает, но если жителям нужно, чтобы эти люди отвечали на вопросы, сидя в префектуре, значит, они будут сидеть в префектуре столько, сколько нужно.

    C.ДОРЕНКО: Столько, сколько нужно. А вы думаете, проект, это все равно месяцы.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы договорились о том, что, во-первых, в каждой префектуре, где потенциально обсуждается вопрос платных парковок, в каждой префектуре создана будет отдельная комната со вторника следующей недели. Одна работает сейчас, следующие будут открыты со вторника следующей недели, где будет специалист московского парковочного пространства с набором документом, с набором материалов, памяток, инфографики, показывающий, что для чего. Но хочу ответственность заявить в эфире радиостанции, в прямом эфире, сказать, что от платной парковки выигрывают местные жители.

    C.ДОРЕНКО: Я понимаю. Вот, смотрите, год предвыборный. Я так думаю, что этот год волновать людей не принято. Я так думаю, может быть, я ошибаюсь, что в связи с предвыборным годом и вдобавок с кризисом было решено отказаться от платного въезда в Москву. Так, может быть, и с другими мерами притормозить в предвыборный год?

    М.ЛИКСУТОВ: Я вам могу одно сказать. Уверен искренне в том, что сейчас скажу, что количество людей, которые бы говорили… Если бы мы ничего не делали, ни какие-то регулирующие меры и прочее, так вот этих людей, которые бы требовали, не знаю, отставки моей, каких-то еще жестких мер, было бы в тысячи раз больше, если бы мы ничего не делали. Если движение в городе бы ухудшалось, вы на работу вместо сколько-то десятков минут ехали несколько часов, этих людей, которые говорили бы «послушайте, что за такое правительство, которое безответственно подходит, ничего не меняет, ничего не делает», было бы в тысячи раз больше.

    C.ДОРЕНКО: На самом деле правда, ребят. Просто я обращаюсь к слушателям, ребят, правда заключается в том, что я по пятницам три с половиной часа стоял. Правда заключается в том, что я в пятницу заканчивал выпуск с криком «валим, валим, валим из чертова города, валим, валим, валим». Я говорил тогда и я вам напомню, и вы это помните, что свалить надо было до часу. Если ты не свалил до часу, ты пропал. А если ты выехал в пять часов вечера в пятницу, приготовься, скажи теще, чтобы грибочки с картошечкой готовила к десяти вечера. Понятно? К десяти вечера. Это было, это правда же, господи. Хорошо. Есть конкретные вопросы. Ребят, давайте попробуем, у нас 45 минут, мы сейчас в наушниках вас послушаем. 73-73-948.

    Вопросы по телефону. Пожалуйста. 73-73-948. С нами заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов, который отвечает за транспорт. А вы, я знаю, больше ничем не занимаетесь, кроме как ездить и елозить взад-вперед. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Доброе утро, Максим Станиславович. Меня зовут Антон, я коренной житель Москвы. Вопрос по поводу пятницы. Я ехал с улицы Сергея Макеева до Павшинской поймы два с половиной часа. При нормальном раскладе это 20 минут, полчаса. Спасибо большое, Максим Станиславович… действительно работают.

    C.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. У меня к Максиму вопрос, знает ли он что-то про улицу Пришвина. Потому что я сейчас домой вечером добираюсь минут по 15 на светофоре. Там сделали парковочные места и с одной и с другой стороны заузили. Непонятно, что там будет.

    М.ЛИКСУТОВ: Не нужно парковочные места там?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, нет, потому что на светофоре вставали машины в два ряда, а сейчас заузили так, потому что на противоположной стороне сделали парковку, что поворот налево на светофоре и прямо в один ряд. И получается вечером то проезжал, допустим, две минуты, сейчас трачу 15-20 минут.

    М.ЛИКСУТОВ: Я про улицу не могу сказать, сидя здесь, но обязательно ваш вопрос запишу и обязательно посмотрю. И на сайте, как мы делали в прошлый раз, те вопросы, на которые мы не успели ответить, мы ответы все разместили на сайте департамента транспорта transport.mos.ru. Постараюсь на улице Пришвина также проанализировать и отвечу.

    C.ДОРЕНКО: Спасибо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Фрог. Максим, скажите, пожалуйста, а кто придумал развязку Борисовские пруды и Каширка? Это постоянный ад. Постоянный ад. Каширка в область до Борисовских прудов. Это стало намного хуже. Спасибо.

    М.ЛИКСУТОВ: Решение проектное готовил наверняка институт, не департамент транспорта. Поэтому я думаю, что вы здесь не… так сказать. Есть разные мнения по поводу этой развязки. Для некоторых людей действительно стало легче, для некоторых, наверное, хуже. Поэтому здесь я ничего не могу ответить. Как есть, так и есть. Дополнительная инфраструктура. Думаю, что она все равно помогла для кого-то проезжать быстрее.

    C.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Виктор Михайлович. Скажите, пожалуйста, известно ли господину Ликсутову о работах специалистов по транспорту, в том числе в Высшей школе экономики и других о том, что как только мы создаем хорошие условия для движения машин, их становится больше и эта проблема никогда не решается. Я полностью одобряю политику «автомобилю не место в большом городе».

    С.ДОРЕНКО: Виктор Михайлович, за что?

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно с Высшей школой экономики, как и с МАДИ, как и с Плехановским университетом, мы работаем очень плотно и очень много работаем на предмет различных анализов, методик, стратегий. Могу вам сказать следующее, что наша политика – не тотальное расширение, это невозможно в масштабах города, уличной дорожной сети. Мы стараемся, поручение мэра такое, самые проблемные участки посмотреть, где можно расширить, и понимаем, что это не может носить тотальный характер. Поэтому узкие, проблемные места стараемся расширить, какие-то точки аварийности стараемся убрать, и в этом наша основная стратегия, которая есть.

    C.ДОРЕНКО: Поехали дальше. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Москва. Максим, скажите, пожалуйста, а нельзя ли увеличить повороты, которые направо, когда зеленый светофор горит, чтобы стрелка была направо в этот момент, чтобы мы не ждали отдельно стрелку направо, там, где не проблемные пешеходные переходы.

    С.ДОРЕНКО: Ой, интересно. Вот мне интересно. Можно, я дополню этот вопрос? Люди стали дисциплинированными. Мы хорошо сейчас пропускаем пешеходов, реально хорошо, ну, стараемся изо всех сил. Ведь пять лет назад не пропускали, а сейчас пропускаем, или 10 лет не пропускали. Пропускаем. Почему нам под зеленый бы не идти направо, пропуская людей, как это делается в Нью-Йорке? Я знаю, что в некоторых штатах и на красный можно поворачивать направо. В штате Нью-Йорк нельзя. Но на зеленый можно поворачивать, пропуская пешеходов. Мы уже дисциплинированные парни.

    М.ЛИКСУТОВ: У нас есть ряд перекрестков, действительно этот вопрос обсуждался на государственной комиссии по безопасности дорожного движения у Игоря Ивановича Шувалова, который, в общем, поддержал введение такого поворота направо. Мы для Москвы решили, что это все равно будет определяться стрелкой, и перекресток перекрестку рознь. Поэтому здесь, я думаю, надо посмотреть конкретное место, чтобы уверенно сказать, но тенденция на то, чтобы при имеющейся стрелке направо, то есть чтобы она горела постоянно и чтобы из крайне правого ряда могли поворачивать направо без проблем, пропустив, конечно, пешеходов, если там есть пешеходный переход.

    C.ДОРЕНКО: Мы готовы пропускать, мы дисциплинированные мужики.

    М.ЛИКСУТОВ: И мы постоянно увеличиваем количество таких перекрестков и постоянно горящий зеленый свет, мы постоянно это делаем.

    C.ДОРЕНКО: «У нас даже в Харькове можно на красный поворачивать направо», - пишет харьковчанин. Видите, нас слушают и в Харькове тоже. Ну, на самом деле слушают и в Харькове, и в Киеве, конечно, и в Австралии, и везде-везде.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно я вопрос, как пешеход, задам, пользователь метро, и не только я? Спрашивают, когда повысятся тарифы, если повысятся, на общественный транспорт.

    М.ЛИКСУТОВ: Решение по повышению тарифов нет. Мы говорили о том, что если повышение будет, оно будет ниже инфляции, которая есть. Но ближе к декабрю какие-то решения будут приняты и будут обсуждаться в правительстве Москвы.

    C.ДОРЕНКО: Ближе к декабрю с тем, чтобы ввести новую плату с февраля или с марта?

    М.ЛИКСУТОВ: С начала года, наверное, это будет, но конкретно про повышение тарифов мы все-таки к концу ноября месяца уже будем понимать более четко. Но скажу сразу, что это будет ниже инфляции, и для тех пассажиров, которые пользуются более часто билетами, для них повышение будет минимальным.

    C.ДОРЕНКО: Пишут, можете ли вы договориться, наконец, с Московской областью о перехватывающих парковках. Это должно быть за пределами Москвы.

    М.ЛИКСУТОВ: Знаю, что у пригородных железнодорожных станций Московской области, по-моему, уже около полутора тысяч перехватывающих парковок открыто. Наша программа, которая есть в метрополитене на сегодняшний день, это примерно 7,5 тысяч перехватывающих парковок, к 2020 году будет еще плюс 10 тысяч перехватывающих парковок у станций метро, которые находятся на периферии. То есть мы сами будем максимально расширять парковочное пространство, делать так, чтобы можно было машину оставить.

    C.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Максим, вы сказали, что будет транспорт частников, маршрутное такси, стоить столько, сколько государственный. Я живу в микрорайоне Куркино, у нас микроавтобусы стоят на 5 рублей дешевле, чем общественный транспорт. Значит, произойдет повышение цен?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет. Смотрите, вы, когда сравниваете… Сколько вы платите?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …

    М.ЛИКСУТОВ: Пропал. Жалко. Будет работать все городское меню, если вы купите билет и вы часто пользуетесь общественным транспортом, сейчас никаких билетных меню в маршрутке нет. Есть разовый билет, стоит он в среднем 35, где-то 45 рублей, в зависимости от маршрута. Но если вы теперь пользователь частый и у вас есть проездной билет, то, покупая, например, билет на 60 поездок, вы будете тратить реально, по-моему, 24 рубля. То есть примерно на 30 процентов вот эта система, которую мы вводим, позволит сократить ваши затраты на проезд относительно маршрутки.

    C.ДОРЕНКО: «Скажите, когда каширскую развязку с МКАД доделают», - Миру мир пишет.

    М.ЛИКСУТОВ: Не готов вам ответить.

    C.ДОРЕНКО: «Когда решится проблема с пересечением МКАД и Волоколамского шоссе», - Олег. Ой, а там, знаете, с Волоколамкой.

    М.ЛИКСУТОВ: Да.

    C.ДОРЕНКО: Там же захлестываем мы друг дружку и такой перехлест получается, то есть их много выходит, а мне то надо прижаться вправо, я обычно захожу…

    М.ЛИКСУТОВ: Левее.

    C.ДОРЕНКО: Как мне нестыдно. Я захожу из третьего ряда в поворот, потом делаю такое оголтелое лицо, чтобы все понимали, что я отмороженный, и тогда уже там впиливаюсь в этот ряд. Тяжело, реально тяжело. Вот опытный водитель как-то справляется, неопытному вообще, они тыркаются, тыркаются.

    М.ЛИКСУТОВ: Я могу вам сказать и говорил уже об этом и не стесняюсь об этом говорить, как, может быть, многим и не нравится: количество автомобилей в Москве больше, чем может вытерпеть или пропустить уличная дорожная сеть города.

    C.ДОРЕНКО: И все.

    М.ЛИКСУТОВ: Все. Поэтому у нас сказать о том, что движение будет, скажем, такое свободное, выехал и за 15 минут доехал до любой точки города, если мы с вами не будем задумываться о том, насколько эффективно мы используем личный транспорт, насколько мы не подумаем о том, чтобы иногда, когда возможно, пользоваться общественным транспортом, мы, к сожалению, проблему будем решать очень долго и медленно. Поэтому те улучшения, которые есть, это меры, связанные с регулированием и с расшивкой узких мест на уличной дорожной сети. Поэтому честно друг другу скажем…

    C.ДОРЕНКО: Поэтому идите и повесьтесь. Нет?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, так нельзя. Нет, конечно. Всегда наша задача дать разумную альтернативу личному транспорту, это повышение комфорта, надежности, выделенные полосы для общественного транспорта и развитие метрополитена, малого кольца Московской железной дороги и радиальных направлений.

    C.ДОРЕНКО: Это же цивилизационная проблема. Позвольте мне некое отступление. Это же цивилизационная проблема. Когда ты едешь по Бельгии, например, ты точно понимаешь, что можно жить в очень маленьком Брюсселе (ну, Брюссель маленький), а можно жить в Генте, а можно жить в Брюгге, а можно жить… Везде примерно одинаковый уровень жизни, примерно одинаковый уровень обслуживания. Можно жить в Пярну, можно в Таллинне. Примерно похожая фигня. Интернет примерно одинаковый, места рабочие, ну, в общем, похожие и так далее. Неравномерность России и особенность Москвы, элитность, я бы даже сказал, до известной степени Москвы, призывает сюда миллиарды, миллионы, не знаю, устремлений, сердец, дыханий, которые должны сюда прийти все равно, потому что это для них как другая страна, это страна возможностей, Москва. И здесь мы с этим не сможем сладить никогда. Я никогда бы не поехал в Москву, я парень из гарнизонов, я жил бы, честно, где-нибудь под Ефремовым, за Тулой, чернозем, гуси, если бы там все было, как в Москве, один в один. Я бы не поехал. Но это же неправда, там же только подыхать ехать.

    М.ЛИКСУТОВ: Знаете, мировая практика и тенденция, которая в мире есть, они говорят о том, что все-таки укрепляются и расширяются именно города.

    C.ДОРЕНКО: Города, но большие.

    М.ЛИКСУТОВ: И агломерации. Поэтому есть проблемы, которые, так сказать, Москве достались в наследство и, к сожалению, не могут решаться быстро, это когда в Садовом кольце 30 процентов рабочих мест всех Москвы и всего лишь 8 процентов жилья. Поэтому, хотим мы или не хотим, в центр города приезжает огромное количество машин утром, выезжает вечером. Это всего лишь разумное использование машин, оно позволит во многом решить эту проблему.

    C.ДОРЕНКО: Я хотел Вове возразить. Вова: «Вот, Ликсутов, сам поездей в метро». Вова, в прошлый раз Ликсутов отсюда с Сашей Капковым, мы думали, что это шутка, Ликсутов пешком спокойно в метро и на метро до работы, и Саша Капков проследил все это и вел, корреспондент «Говорит Москва», вел постоянный твит-репортаж. Так что не надо. Ликсутов как раз ездит на метро.

    М.ЛИКСУТОВ: Езжу и, еще раз, считаю, что это вполне нормальное, разумное решение.

    C.ДОРЕНКО: Да, я тоже так считаю. 73-73-948. Я за минуту должен буду прекратить, потому что обязательство перед рекламщиками. У нас еще с вами 40 секунд.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно, лучше я спрошу? Про пластиковые карточки…

    С.ДОРЕНКО: Она лучше! Слыхали?

    Э.ХАСАНШИНА: Мне очень надо.

    С.ДОРЕНКО: Хасаншина спрашивает, она говорит: лучше я, чем слушатель. Молодец. Вперед.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вопрос от слушателей и от меня. Карточками в метро можно будет пользоваться, оплачивать проезд?

    М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, вы можете самые современные технологии NFC, если у вас есть, прикладывать к турникету ваш телефон, если у вас есть специальная карта, «симка» меняется бесплатно. Вы уже сейчас можете турникет открывать в метро и на наземном транспорте. Это раз.

    C.ДОРЕНКО: А деньги, простите, будут списываться с телефонного счета?

    М.ЛИКСУТОВ: Либо с кредитной карты, либо с телефонного счета, это уже по вашему выбору.

    C.ДОРЕНКО: Это удобно.

    М.ЛИКСУТОВ: Очень удобно. Это единственный город в России, мы, которые это сделали. Это первое. А второе, то, что вы спрашиваете, в кассе метро можно будет оплатить. Мы сейчас устанавливаем со Сбербанком терминал оплаты, чтобы вы оплатили в кассе метро проезд по кредитной карте. Но у нас есть вместе с вами замечательные автоматы по продаже билетов, где можно это сделать уже сейчас, и давно можно было это сделать.

    Э.ХАСАНШИНА: Ура, ура.

    C.ДОРЕНКО: Ура, ура, ура. Ребят, смотрите, я не хочу перебивать Ликсутова, на самом деле 40 секунд остается. Максим Ликсутов с нами, заместитель мэра города Москвы. Но я должен выдать рекламу и сказать вам о чертовых пробках. На шоссе Энтузиастов, Нижегородке и Волгоградке (понятно?), которые есть. Погнали.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus