• Интервью с генеральным директором ГУП Мосгортранса Евгением Михайловым от 19.11.2015

    20:05 Ноя. 19, 2015

    В гостях

    Евгений Михайлов

    Генеральный директор ГУП "Мосгортранс"

    Ю. БУДКИН: Радиостанция «Говорит Москва», четверг, 19 ноября, 20:06, это программа «Отбой». В студии Юрий Будкин. Неделю назад обещали этот эфир. Сегодня он случился. Генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов. Евгений Фёдорович, здравствуйте.

    Е. МИХАЙЛОВ: Добрый вечер.

    Ю. БУДКИН: Да, я первый раз, когда с вами поздоровался, сказал «добрый вечер», а вы сказали: «если он добрый». Что случилось?

    Е. МИХАЙЛОВ: Я думаю, что уже новости в курсе. Дорожно-транспортное происшествие с участием автобуса и маршрутного такси на пересечении Самаркандского бульвара и Рязанского проспекта. Собственно говоря, без летальных жертв. Предварительно понятно, что маршрутное такси на полном ходу влетело в автобус. Перекрёсток сложный, светофорной фазы там нет. Поэтому в принципе будем отдельно разбираться с ГИБДД. Сейчас-то соответствующие службы на месте. И Мосгортранс, и ГИБДД. Есть видео. Поэтому я думаю, что службы разберутся.

    Ю. БУДКИН: 7373948, код города 495. Это телефон. СМС-портал работает: +79258888948. Можно писать через сайт govoritmoskva.ru, можно писать через Twitter пользователю govorit-msk. Сразу посмотрел я на место аварии. Яндекс пишет о том, что это произошло где-то примерно 50 мин назад. Здесь почему-то указывается цифра в 7 пострадавших. Именно пострадавших. И тот район, естественно, всё движение по Рязанке, почти невозможно сейчас. И все подъезды к метро Выхино, по Ташкентской улице в том числе большие проблемы. В общем, за этим мы будем следить.

    Е. МИХАЙЛОВ: Это случилось в 18:20. Действительно, 7 пострадавших. Слава Богу, что нет летальных жертв пока. Будем надеяться, что там тяжесть будет минимальная. Все пострадавшие – это пассажиры маршрутного такси. В автобусе пострадавших нет.

    Ю. БУДКИН: Вообще как часто бывают аварии, связанные с городским транспортом, по вашему опыту?

    Е. МИХАЙЛОВ: Если говорить в среднем, отчётные дорожно-транспортные происшествия, которые попадают в статистику, где есть либо пострадавшие, либо больше двух транспортных средств, в среднем это где-то 8-10 в неделю. Из них примерно половина – это падения людей в салонах по разным причинам. В остальном это фактически уже дорожно-транспортные происшествия, связанные, как правило, с контактом с посторонним транспортом. В 90% случаев это всегда вина постороннего транспорта. 10% - это вина наших водителей.

    Ю. БУДКИН: Что касается первой части происшествий, раньше была такая формулировка: «не картошку везёшь», что-то подобное. А почему это происходит?

    Е. МИХАЙЛОВ: По разным причинам. Основная причина торможения во время движения – это когда просто в полосу, где находится автобус, резко перестраивается машина. У нас очень любят перестраиваться, очень любят подрезать. Поэтому основная причина перетормаживания – это как раз когда впереди автобуса. Всё-таки он достаточно большой, с большой инерцией, приходится тормозить во избежание столкновений. Люди падают. Первая причина. Это с точки зрения падений.

    Вторая причина – это то, что люди сами не держатся: либо переходят, либо занимаются каким-нибудь телефоном, тряска какая-то. То есть автобус находился в нормальных режимах ускорения и торможения.

    И третья причина – это когда у тебя ДТП, что-то происходит в салоне, люди падают.

    Ю. БУДКИН: ДТП – это мы уже поняли, что 90% - это причина, что называется, внешняя. После последних серьёзных происшествий, с одной стороны, самолёт упал, с другой стороны, во Франции этот теракт серьёзный. Сейчас заговорили о серьёзном ужесточении требований к безопасности. Как это касается Мосгортранса?

    Е. МИХАЙЛОВ: Есть два аспекта. Отдельно – это безопасность дорожного движения. И тут целый комплекс мер, связанный и с безопасностью подвижного состава, и с подготовкой водителей, с проверкой их здоровья и с системой контрольных мероприятий. Если говорить в целом по безопасности движения и по количеству ДТП, у нас в сравнении к прошлому году, то есть у нас уже второй год устойчивое снижение и по количеству ДТП, и по количеству пострадавших в ДТП с участием общественного транспорта. И это такая серьёзная работа и заслуга всего коллектива ГУП Мосгортранс.

    Если говорить про вопросы, связанные с транспортной безопасностью, то это два аспекта: это безопасность транспортных объектов, это наши автобусные парки и депо в первую очередь, троллейбусные парки. И второе – это безопасность в подвижном составе. Понятно, что у нас нет рамок и невозможно поставить рамку на каждой остановке либо на каждую дверь автобуса. Но в обязательном порядке все водители Мосгортранса проходят постоянный инструктаж. В случае обнаружения любого предмета все люди знают, что делать. Есть специальные телефоны, вызывают спецслужбы, люди высаживаются. Автобусы либо перегоняются в более пустынное место, либо просто закрываются и люди ходят.

    В обязательном порядке на каждом конце идёт проверка салона. И при этом достаточно много работает людей, помимо этого. Сейчас как раз вопрос усиления. Дополнительные силы. Это вопрос как раз именно линейного контроля, когда люди просто на линии смотрят, что происходит в салоне подвижного состава. Это точечный осмотр камер видеонаблюдения, которые есть в том подвижном составе, который ими оборудован. То есть это целый набор мер, который мы делаем, для того чтобы вероятность и риск максимально возможными способами уменьшить.

    Ю. БУДКИН: В метро, например, частично начинают проверять у людей сумки даже. До такого доходит. Ничего подобного в городском наземном транспорте не ожидается? Это возможно?

    Е. МИХАЙЛОВ: Это невозможно. И этот вопрос… если человек идёт по улице и подходит к остановке, то, конечно, проверки сумок – это вопрос органов полиции и органов, что называется, содействия правопорядку. Мы в этом плане делает всё, что касается на территории автобуса. Невозможно просто, находясь внутри салона, у человека проверить какую-то сумку. В любом случае вначале это полиция, это надо вывести из салона и тогда уже провести проверку.

    Ю. БУДКИН: И ещё вы сказали об усилении работы. Означает ли это, что вам нужны дополнительные кадры? А если нужны дополнительные кадры, как вы проверяете людей? Вы уверены в том, что те, кто у вас работают – это, что называется, добропорядочные граждане?

    Е. МИХАЙЛОВ: Во-первых, у нас это жёсткий регламент, который действует всегда. Независимо от ситуации. То есть у нас достаточно жёсткий регламент по проверке салонов подвижного состава, по проверке подвижного состава. И это не зависит от внешней ситуации. Когда мы говорим о службе безопасности движения, службе транспортной безопасности, контролёров общественного транспорта, то есть мы постоянно обращаем их внимание на то, что они должны, помимо своей основной работы. Может быть, меньше времени уделять текущей работе, а больше времени уделять линейному контролю, проверке салонов автобусов, больше смотреть на людей, стоящих на остановке, больше наблюдать за тем, что происходит вокруг и всегда сообщать в случае любых сомнений либо каких-то подозрений соответствующим компетентным органам. Каждый сотрудник Мосгортранса сейчас, что называется, под роспись ознакомлен с памяткой против антитеррора. Он её получил, он её прочёл, он, что называется, понял содержание. И наша задача – чтобы он всегда носил её с собой. Неважно. Чтобы всегда на работе любой сотрудник Мосгортранса имел с собой памятку и понимал, что делать в случае любой нештатной ситуации либо любого подозрения.

    Ю. БУДКИН: Среди сотрудников Мосгортранса есть ли иностранные граждане?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да, конечно, есть иностранные граждане. Это граждане СНГ.

    Ю. БУДКИН: Граждан СНГ как-то особо проверяют, когда берут на работу?

    Е. МИХАЙЛОВ: Конечно. У нас нет нелегальных мигрантов. У нас всё проходит через миграционную службу, через полицию. И мы работаем в постоянном режиме со всеми компетентными службами, регулярно обмениваемся информацией и регулярно передавая им информацию о всех гражданах – и российских, и иностранных. О всех гражданах, которые так или иначе задействованы в перевозках либо задействованы в работе с подвижным составом.

    Ю. БУДКИН: 151-й пишет: «Вы в своё время собирались взяться за шумахеров-маршрутчиков. В чём проблема?». Говорили, по-моему, что к концу этого года маршруток не должно остаться.

    Е. МИХАЙЛОВ: Сейчас департамент конкурс объявил, конкурсы идут. Мы достаточно активно, что называется, шумахеров-маршрутчиков вычисляем. И сами фиксируем много нарушений и передаём. Скоростные нарушения – это нарушения, которые фиксируют только органы ГИБДД. Это камеры. А, например, всё, что касается неправомерного занятия остановочных пунктов, мы достаточно активно сейчас сами фиксируем совместно с МАДИ, эту информацию передаём с целью по большому счёту наложения штрафов на этих недобросовестных коммерсантов либо легальных, либо нелегальных. Потому что он стоит, ему хорошо, он 10 мин в ожидании полного салона. А в результате огромное количество просто мучается из-за того, что автобус Мосгортранса не может нормально подъехать к остановке.

    Ю. БУДКИН: Но вообще в любом случае, насколько я слышал, совсем скоро весь городской транспорт будет одинаково выглядеть вне зависимости от того, кому конкретно этот автобус или этот микроавтобус принадлежит. Означает ли это, что скоро все будут останавливаться на одной и той же остановке и все будут ездить по одному и тому же расписанию?

    Е. МИХАЙЛОВ: Каждый по своему расписанию. То есть маршруты… это обязанность каждой, то есть фактически даже частный перевозчик может работать так же, как Мосгортранс, так же выполняя расписание не когда ему выгодно, а с начала движения до конца, так же останавливаясь на всех остановках и так же, собственно говоря, выполняя все те регламенты, как выполняет ГУП Мосгортранс. И билеты, и все льготы – они тоже городские, такие же, как фактически сейчас использует Мосгортранс.

    Ю. БУДКИН: Уже сейчас можно сказать, когда этот процесс закончится?

    Е. МИХАЙЛОВ: Закончиться он должен, насколько я понимаю, в течение следующего года полностью. Первые частные компании уже вышли на линию, они уже работают.

    Ю. БУДКИН: Означает ли это, что через год уже никто не сможет остановиться между остановками?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да.

    Ю. БУДКИН: А кто будет это контролировать? Например, ваши микроавтобусы точно не останавливаются между остановками?

    Е. МИХАЙЛОВ: Точно. Если не происходит какого-то технического сбоя либо какой-то внештатной ситуации.

    Ю. БУДКИН: По просьбам пассажиров…

    Е. МИХАЙЛОВ: Это невозможно.

    Ю. БУДКИН: Почему?

    Е. МИХАЙЛОВ: Потому что это нарушение. Что называется, альфа и омега должностной инструкции водителя. Это невозможно сделать. То есть если это происходит и это выявляется, водитель увольняется.

    Ю. БУДКИН: Генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов сегодня с нами. Тут много вопросов уже. Во-первых, в автобусах есть камеры. «Они фиксируют машину, которая едет за ним, к примеру, по выделенной полосе?», - спрашивает 724-й.

    Е. МИХАЙЛОВ: Сейчас все камеры, которые есть на подвижном составе – это ЦОДД, то есть комплекс видеофиксации. Центры организации дорожного движения фиксируют машины, которые едут перед автобусом. И машины, которые неправильно припаркованы вдоль выделенной полосы.

    Ю. БУДКИН: И это видео передаётся потом…

    Е. МИХАЙЛОВ: Оно передаётся в режиме онлайн фактически в ЦОДД так же. И, собственно говоря, дальше уже идёт обработка так же, как и с любой камеры, которая находится стационарная на улице.

    Ю. БУДКИН: Евгений спрашивает – если у него есть видеозапись того, как кто-то из ваших водителей нарушает правила дорожного движения, куда это видео нужно отправлять?

    Е. МИХАЙЛОВ: Отправить в Мосгортранс. Есть огромное количество ситуаций. Вы можете позвонить и переслать видео, например. У нас же есть независимый кол-центр «ДТП нет» - 88007000666. Это независимый кол-центр, который фиксирует обращения, проверяет и передаёт нам уже для работы. Это в любой момент времени в момент нарушения очень легко позвонить и сообщить, что происходит в точке, с каким маршрутом и так далее.

    Кроме того, есть наши сайты Мосгортранса. Информацию можно отправить туда. Она вся обрабатывается.

    Ю. БУДКИН: 702-й спрашивает: «Почему проезд в автобусе так подорожал?». Видимо, это ещё от предыдущего. А сегодня уже появились сообщения о том, что, возможно, метро подорожает в будущем году. А что-нибудь про тарифы Мосгортранса известны уже?

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы работаем по тем тарифам, которые устанавливает город. Мне, честно говоря, непонятная конфигурация, что значит «так подорожал». Сейчас средняя поездка на автобусе Мосгортранса составляет 21 рубль.

    Ю. БУДКИН: Разовый билет при этом всё-таки стоит пятьдесят.

    Е. МИХАЙЛОВ: Разовый… Вы можете совершенно спокойно взять карту тройки, разовый билет будет стоить 26. Собственно говоря…

    Ю. БУДКИН: Хорошо. Но никаких данных о том, как изменится тариф в 2016 году, пока нет?

    Е. МИХАЙЛОВ: Вопрос обсуждался. Но точно не выше инфляции, не выше 7%.

    Ю. БУДКИН: Никита Брахман прямо сейчас через Twitter пишет. Я должен, видимо, на колени встать, потому что такая формулировка: «Попросите главу Мосгортранса, чтобы не отменяли троллейбус №10». Вы как раз только что вернули троллейбус №10, насколько я понимаю, вместо автобуса. Так вот не отменяйте их.

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы смотрим. С троллейбусами в целом как с видом транспорта ситуация неоднозначна. Мы, конечно, хотим сохранять троллейбусы в городе Москве. Просто вопрос в том, что, ещё раз, я об этом говорю всем, наша российская отечественная промышленность не может дать сейчас операторам ни одного нормального, хорошего троллейбуса.

    Ю. БУДКИН: Да ну?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да. То есть все троллейбусы, которые сейчас есть, у них качество, если можно так выразиться, ниже плинтуса. Они все собираются на коленке кустарным образом. Технология сборки, технология именно промышленной сборки троллейбуса, к сожалению, утеряна.

    Ю. БУДКИН: А автобусы?

    Е. МИХАЙЛОВ: Автобусы как раз за это время прошли огромный путь вперёд. И современные лиазы, которые мы покупали по крайней мере, и другие компании тоже стараются подтягиваться, они в принципе уже выходят на уровень хороших европейских образцов. Если говорить про троллейбусы, надежда, как ни странно, только на наших коллег из Белоруссии.

    Ю. БУДКИН: Хорошо. На трамваи у вас есть какие-то надежды?

    Е. МИХАЙЛОВ: Трамвай за последние 2 года очень серьёзно продвинулся. Есть две очень хорошие разработки тверские. Это «Витязь» и «Ситистар». Соответственно, 100% низкопольные трамваи. Мы ждём, что у «Уралтрансмаш» хоть как-то от декларации перейдёт к делу и свой трамвайный айфон как-то покажет. Его просто протестировать пока. Просто пока ждём. Уже два года после декларации прошло. Пока практических результатов нет. В целом… тоже неплохие, попроще машины, но тоже неплохие, полунизкопольные, в принципе тоже достаточно надёжные делают.

    А вот по троллейбусам реально провал. Это связано со многими причинами. Потому что вообще троллейбусное сообщество маленькое с точки зрения бизнеса и операторов. И они по большому счёту уже лет 15 варятся в собственном соку, не желая смотреть по сторонам, не желая смотреть, куда развивается современный троллейбус, и, к сожалению, это серьёзное отставание.

    Ю. БУДКИН: Оля пишет: «Восстановите маршрут...». Кстати, как это всё решается? Оля просит, чтобы вы восстановили 766-й маршрут, который раньше ходил до метро «Каширская». После закрытия Ашана автобусы пустые. А с западной части Орехово-Борисово до МИФИ ничем, кроме редкого 148-го, который петляет по району, очень долго едет, нет. Закрывают маршрут – а потом как это всё? Ведь люди наверняка жалуются и говорят: нет, нам он нужен. Как принимаются решения?

    Е. МИХАЙЛОВ: В итоге все решения принимаются большой межведомственной комиссией и утверждаются ­департаментом транспорта города Москвы. И там открытие-закрытие маршрутов может происходить по инициативе перевозчика либо по инициативе органа, либо по обращению депутатов, либо по обращению жителей. Там огромное количество способов инициировать начало работ по маршруту. Но всегда есть очень понятная вещь. Всегда есть некое количество водителей, которые должны работать в обязательно жёстком соблюдении режима труда и отдыха. Есть количество передвижного состава. Исходя из этого, определяется возможность, где какие маршруты и где эти автобусы будут ездить.

    Ю. БУДКИН: 127-й спрашивает, всё-таки вы сказали, что средняя поездка 21 рубль, он не понимает, как это: разовая поездка, значит, 50 рублей, по тройке – 26 рублей. Хотя, по-моему, всё-таки 29. Ну, неважно. Он пишет – 26. Единый на 60 поездок получается одна поездка 23 руб. 30 коп.

    Е. МИХАЙЛОВ: А если взять билет на трамвай, автобус, троллейбус на 60 поездок, то поездка вам обойдётся в 12 рублей.

    Ю. БУДКИН: Вот так вот. Это 127-му и 874-му. 666-й спрашивает: «Где трамвай на Трифоновской и Гиляровского? Давно обещали».

    Е. МИХАЙЛОВ: Там проблема с проектированием, проблема с согласованием проекта. Мы продолжаем его, что называется, проектировать, делать. Мы хотим всё-таки… Это проект, который достался мне как руководителю наследства. Там изначально были очень тяжёлые… и ошибки, наверное, были в техническом задании на проектировании. Но я всё-таки надеюсь, что мы до конца года сможем закончить проектирование, можем согласовать… там сложный по большому счёту именно проект капитального ремонта, восстановление трамвайных линий. И в следующем году должны приступить к строительно-монтажным работам.

    Ю. БУДКИН: Это линия Трифоновская и Гиляровского, или там ещё будет трамвайное кольцо?

    Е. МИХАЙЛОВ: Это пока Трифоновская-Гиляровского, это пока просто линия. В перспективе мы обсуждаем вопрос, с тем чтобы продлить трамвай до площади Рижского вокзала. Там будет реконструкция, связанная со строительством третьего пересадочного контура метрополитена. И мы сейчас предлагаем включить в проектирование фактически там, где кольцо трамвая. А в идеале даже продлить его обратно, восстановить связь с ВДНХ.

    Ю. БУДКИН: Там был трамвай. Что сложного? Почему невозможно восстановить трамвай? Почему так долго это делается? Павел не может понять. 582-й спрашивает: «Когда закончат ремонтировать трамвайные пути на 26-м и 38-м маршрутах? Это Загородное шоссе. Обещали ещё в октябре. Теперь середина ноября, а всё не закончили. Несколько недель ничего не делают. Вы за этим следите?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Делают подрядчики. Понятно, что будут применены штрафные санкции. И, собственно говоря, на следующий год будем… что скорее всего с этим подрядчиком тогда не будем работать изначально. Предъявим полный объём штрафных санкций и, соответственно, попробуем внести его в реестр недобросовестных поставщиков.

    Ю. БУДКИН: Садовник спрашивает: «Можно ли навести порядок и увеличить частоту движения на 645-м автобусе от Первомайской в Новогиреево?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Конечно, можно. Ведь автобус же не стоит сам по себе где-то на улице между остановками. Основная проблема движения автобусов – это всё-таки задержка дорожной сети. За последние 2 года вообще в городе очень много было сделано, для того чтобы задержек стало меньше. Количество, наверное, сократилось вдвое за два года. Это очень серьёзный прирост. Позволил нам серьёзно увеличить количество рейсов, которые мы выполняем. Но в целом всё равно вопрос остаётся, особенно в часы пик. Это когда и выделенные полосы занимают, и какие-то просто… в несколько рядов встают, создавая бутылочное горло. То есть если, например, сейчас выделенные полосы освободить и сделать большое количество выделенных полос в городе Москве, то тот же самый подвижной состав будет ходить в три раза чаще. То есть просто за счёт того, что он не будет стоять в пробках, а будет ходить без каких-либо задержек.

    Ю. БУДКИН: Есть ещё дежурные вопросы, на которые каждый раз вы будете отвечать. Вот такой дежурный вопрос: «Когда уберут турникеты, и уберут ли их вообще?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Я каждый раз это отвечаю у вас в программе. Мы всё время проверяем возможность. Турникетов нет на новых трамваях. На 17-м маршруте, к сожалению, сразу на 30% падает количество людей, которые валидируют билеты. И поэтому невозможно в каждом трамвае поставить полицейского, невозможно в каждом трамвае поставить контролёра или кондуктора. Это будет гораздо менее комфортно, если будет ходить тётя с большой сумкой и всех обилечивать. Это гораздо более некомфортно, чем турникет. Москва не является единственным городом, регионом России и даже мира, где турникеты есть. Это достаточно распространённая практика. В общем-то, вся Южная Америка ездит только с турникетами. Там гораздо более жёсткие условия работы с турникетами. Поэтому пока турникеты останутся.

    Ю. БУДКИН: Длинные трамваи где-нибудь, кроме как на «Соколе», появятся?

    Е. МИХАЙЛОВ: Пока у нас первый контракт был 120 трамваев, 60 мы поставили. Сейчас есть определённые проблемы с контрактом. Это связано с курсом евро, с устойчивой работой… компании «Уралтрансмаш», ждём продолжения этого контракта. Первые 60 трамваев должны пойти, по нашему пониманию, в Краснопресненском трамвайном депо. Это не только «Сокол», это «Беговая», это «Строгино», это «Дмитровская», это весь этот район. В дальнейшем обновление…

    Ю. БУДКИН: Тут спрашивают про Восток.

    Е. МИХАЙЛОВ: Это коснётся уже через год-два, когда пойдут следующие партии обновления трамваев.

    Ю. БУДКИН: По поводу Новокосина тоже мы уже говорили и в прошлый раз: когда ­туда пойдут троллейбусы, не для того чтобы уехать в парк?

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы подали заявку. Там вопрос с контактной сетью есть определённый. Мы хотим сделать там маршрут по Новокосино, который работал в том районе, и, собственно говоря, наверное, всё.

    Ю. БУДКИН: Но здесь пока никаких сроков на этот счёт нет?

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, сроков нет.

    Ю. БУДКИН: Это пока предположение. По поводу тоже объявленного прежде как работы 2015 года трамвайного движения по Госпитальной улице – что-то здесь есть новое, до Бауманской?

    Е. МИХАЙЛОВ: Это просто в проектировании находится.

    Ю. БУДКИН: И Школьная улица?

    Е. МИХАЙЛОВ: И Школьная тоже находится в проектировании.

    Ю. БУДКИН: Тоже в проектировании. По поводу ночных маршрутов. Что произошло с ними? Почему вместо трамваев и троллейбусов теперь автобусы?

    Е. МИХАЙЛОВ: Только лишь связано с ремонтными работами.

    Ю. БУДКИН: Это только ремонтные работы. Когда они закончатся, всё вернётся.

    Е. МИХАЙЛОВ: 3-й трамвай, конечно, восстановится и будет работать как ночной трамвай.

    Ю. БУДКИН: И третий, и «Б», и 15-й, и 63-й – они все потом обратно вернутся на линию?

    Е. МИХАЙЛОВ: Конечно.

    Ю. БУДКИН: «Гонка героев Мосгортранса в 2016 году будет? », – спрашивает 120-й.

    Е. МИХАЙЛОВ: Да, будет обязательно. Опять же, позовём коллег из других предприятий общественного транспорта, наших партнёров, поставщиков, и обязательно сделаем «Гонку героев». Это наша уже традиция. Вместо того, чтобы собираться на какие-то корпоративы, выпивать, пьянствовать, концерты слушать, мы день рождения отмечаем таким образом, мы делаем себе такой –большой спортивный праздник.

    Ю. БУДКИН: 336-й спрашивает: «Когда водителям поднимут зарплаты?». Как это обсуждается у вас?

    Е. МИХАЙЛОВ: У нас есть бюджет. За последние 2,5 года водителям подняли зарплату на 21%. В настоящий момент у нас предполагается, что будут выплачена по концу года 13-я зарплата. Тем людям, естественно, которые не имели взысканий, не имели нарушений, не имели дорожно-транспортных происшествий по вине либо нарушений должностной инструкции. Собственно говоря, из этого будем исходить. Пока ситуация такова, что на следующий год, опять же, запланирован только премиальный фонд.

    Ю. БУДКИН: Сегодня с нами генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов. Мы продолжим разговор после информационного выпуска. Сейчас 20:30.

     

    НОВОСТИ

     

    Ю. БУДКИН: Мы продолжаем. Сегодня с нами генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов. Вы можете присоединяться по телефону. 7373948 – телефон. Можно писать через СМС-портал, можно через сайт. Садовник задаёт вопрос по поводу частных ООО, которые вместо Мосгортранса сейчас работают, к примеру, на маршрутах до Меги Белая дача. Как сделать так, чтобы они принимали московские проездные?

    Е. МИХАЙЛОВ: Они не работают вместо Мосгортранса.

    Ю. БУДКИН: Так написано у него.

    Е. МИХАЙЛОВ: Не могу прокомментировать. Очень просто сделать. Это дождаться сейчас, и департамент уже это делает, большая работа проведена. Все маршруты в течение следующего года будут переведены на работу с городскими билетами, на единый стандарт.

    Ю. БУДКИН: Андрей пишет: «После открытия эстакады на Можайке значительно ухудшилось автобусное сообщение со Сколковским шоссе и Беловежской улицей. Там обещали скоростной автобус, но до сих пор его не пустили».

    Е. МИХАЙЛОВ: Сколково – это Московская область. И основные перевозки туда осуществляет московский областной перевозчик Мострансавто. Поэтому туда, наверное, есть смысл направить все предложения. Мы организовали автобус, который по просьбе ходит от Тёплого Стана (Сколково). Но там действительно, к сожалению, есть вопросы – это загруженность МКАДа. И, соответственно, он достаточно тяжёло идёт.

    Ю. БУДКИН: Анна как раз на эту тему продолжает: «Мострансавто – они же монополисты, получается, тогда, и задирают цены на проезд в Одинцово и Дубки. А вы можете им конкуренцию составить?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, не можем, потому что данные перевозки регулируются законодательством Московской области. Московская область не согласовывает маршруты в область. Более того, это была их принципиальная позиция. И поэтому Мосгортранс ушёл из обслуживания Красногорска и ещё с ряда маршрутов по другим направлениям.

    Ю. БУДКИН: Емеля спрашивает: «Ничего не изменилось в ситуации, когда последние месяцы подмосковные пенсионеры вынуждены платить деньги за перевозки?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Это вопрос, опять же, правительству Московской области. Льготы были отменены. Других решений… У нас информации о том, что какие-то другие решения были приняты, нет.

    Ю. БУДКИН: 7373948. Я попрошу вас надеть наушники. Наши слушатели присоединяются к этому разговору. Слушаем вас, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. У меня такой вопрос господину руководителю: почему, когда мы подъезжаем к метро, автобус останавливается от метро метрах в семиста? Ещё другой вопрос: подъезжаешь в метро – высадка, на другой стороне метро посадка. Выходишь… возможны эти остановки. Это как-то можно урегулировать? Потому что поедет маршрутное такси возле метро, а мы выходим за километр от метро. А идти пешком очень далеко.

    Е. МИХАЙЛОВ: Есть правила установки остановочных павильонов. Они должны быть в первую очередь безопасны. Зачастую маршрутные такси пренебрегают просто правилами и стоят прямо с нарушением, создавая опасность и для пешеходов, и для водителей. Надо просто рассмотреть конкретную остановку, которая сейчас есть, и можно просто направить на транспортный портал московского транспорта либо Мосгортранс более конкретную информацию, чтобы показать, где конкретно там 700 м от остановки до метро. У нас, честно говоря, наверное, нет таких остановок. Всё-таки, думаю, там не 700 м.

    Ю. БУДКИН: Но вообще оборудование и установку павильона для остановки автобуса или троллейбуса – этим занимается Мосгортранс?

    Е. МИХАЙЛОВ: Непосредственно установкой самого павильона. Но место остановки – это проектирование, это обязательно согласовывается с ГИБДД, с организацией дорожного движения. И всё должно соответствовать. На это есть ГОСТы.

    Ю. БУДКИН: 222-й: «Что с ТПУ в Саларьеве? Как можно будет добираться до метро из ближайших населённых пунктов?». И про Румянцево тогда есть смысл говорить?

    Е. МИХАЙЛОВ: Этот вопрос всё-таки нужно адресовать департаменту строительства. Они являются заказчиком сейчас строительства метрополитена и транспортно-пересадочного узла. Мы сейчас обсуждаем со своей стороны, где в этом случае будут останавливаться, и настаиваем на том, чтобы как раз автобусные остановки находились возле выходов из метро в Саларьево. С Румянцево ситуация тяжелее, потому что там нет наземного либо подземного пешеходного перехода через Киевское шоссе. То есть фактически остановку возможно сделать только в одну сторону. Кроме того, там есть как раз съезд в районе станции Румянцево, там эстакада. То есть, соответственно, остановку нужно делать достаточно удалённой от этой эстакады, потому что там скоростной съезд, для того чтобы автобус после остановки мог безопасно с пассажирами перестроиться на основной ход Киевского шоссе.

    Ю. БУДКИН: Иначе говоря, каких-то серьёзных изменений в маршрутах, когда введут…

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, когда-нибудь в Саларьево, конечно.

    Ю. БУДКИН: Нет, про Румянцево.

    Е. МИХАЙЛОВ: Про Румянцево – мы сможем останавливаться там при движении из Москвы, мы сможем это делать. Но при движении в Москву мы этого делать пока не сможем, до тех пор пока не будет построена станция Саларьево. И тогда мы планируем, что действительно значительное количество транспорта, которое идёт, например, из Троицка и других населённых пунктов до Москвы, будет как раз останавливаться возле Саларьево.

    Ю. БУДКИН: Но это как раз речь идёт не про Румянцево, а именно про Саларьево?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да.

    Ю. БУДКИН: Вадим пишет: «Остановка, далёкая от метро – это то, что у метро Рязанский проспект. Раньше было всё нормально. Теперь уезжают метров на 400. Достаточно далеко приходится добираться».

    Е. МИХАЙЛОВ: Этот вопрос просто был связан, опять же, с проектированием и с реконструктивными мероприятиями. После того как всё будет закончено, я думаю. что всё вернётся обратно на круги своя.

    Ю. БУДКИН: 7373948 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Код города – 495. Слушаем, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр, Москва. Я хотел маленькую ремарку по поводу того, что руководитель Мосгортранса сказал о том, что водители на конечных остановках проверять должны автобусы. На маршрутах 283-м и 716-м (10-й автопарк), когда приезжают в посёлок Восточный, водители сидят, спокойно пьют чай, играют в телефоне, и ни один из них не вышел из своей кабинки и не посмотрел, что творится в автобусе. А оставляют очень много. Потому что люди там едут долго, в пробке стоят, перекусывают, бросают всё и так далее. В автобус зайти иногда бывает невозможно.

    Ю. БУДКИН: Понятно. Спасибо.

    Е. МИХАЙЛОВ: То есть всё-таки проблемы с водителями. Есть проблемы. Понятно. Спасибо за информацию. Обязательно усилим вопрос контроля именно на конечной станции в посёлке Восточном. Правильно, видите, то есть основная проблема всё-таки в том, что пассажиры неряшливо, неаккуратно ведут себя в автобусе. Нет, это обязанность водителя. И мы обязательно посмотрим и снимем даже, может, видео с этих автобусов, поглядим, как люди, приезжающие туда, работают с исполнением своей должностной инструкции.

    Ю. БУДКИН: По поводу того, как долго идти на метро на Юго-Западной, 720-й, 718-й, 752-й и 630-й: «От метро до остановки примерно полкилометра», - утверждает наш слушатель.

    «Так трамваю из Троицка быть, или этого в обозримом будущем не произойдёт?», - спрашивает 551-й.

    Е. МИХАЙЛОВ: Я думаю, что ближайшие 3-5 лет трамвай из Троицка – это, наверное, всё-таки из области пожеланий.

    Ю. БУДКИН: Тогда чуть-чуть ближе: перспектива линии скоростного трамвая на Шоссе Энтузиастов. Об этом Сергей спрашивает.

    Е. МИХАЙЛОВ: Департамент строительства сейчас занимается проектированием. В следующем году у них деньги в адресной инвестиционной программе, они должны завершить проектирование. И в 2017 году, если мне память не изменяет, просто сложно на память все цифры и даты, они должны начать электромонтажные работы. И 2017-2018 год – это открытие этой линии именно до Ивановского.

    Ю. БУДКИН: То есть в ближайшем обозримом будущем, совсем в ближайшем.

    Е. МИХАЙЛОВ: 2-3 года.

    Ю. БУДКИН: Но, скажем, в течение ближайшего года, так, чтобы строительно-монтажные работы на каких-то трамвайных линиях заканчивались, вы не ожидаете, что вам придётся…

    Е. МИХАЙЛОВ: Новых линий нет.

    Ю. БУДКИН: Новых нет.

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы серьёзно готовимся. Мы провели целый ряд изменений в проектах, проектируем. В следующем году мы хотим завершить программу как раз именно по проведению в порядок тех трамвайных путей, которые в настоящий момент находятся в Мосгортрансе.

    Ю. БУДКИН: 7373948 – телефон прямого эфира. Слушаем вас, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня такой вопрос: … возможность восстановить как-то «тройку». Ведь в случае потери безлимитного годового проездного это очень дорого обходится.

    Е. МИХАЙЛОВ: Вопрос не совсем по адресу. Насколько я понимаю, в достаточно высокой степени технологическая готовность. Но вам нужно уточнить этот вопрос либо в метрополитене, либо в департамента транспорта.

    Ю. БУДКИН: 7373948 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос не глобальный, а конкретный. 181-й маршрут автобуса и 696-й – они ходят один за одним по одному и тому же маршруту. Идут сразу два автобуса. А потом минут десять ждёшь их снова. Нельзя же сделать так, чтобы они шли хотя бы с равномерным интервалом?

    Ю. БУДКИН: Спасибо. 181-й, 696-й.

    Е. МИХАЙЛОВ: Хороший вопрос. Часто многие жалуются, что нет автобуса, а потом сразу три приходят.

    Ю. БУДКИН: Так пробка же.

    Е. МИХАЙЛОВ: Основные проблемы связаны именно с этим. Мы просто регулируем интервальность фактически начала движения. Сейчас мы что сделали? Мы разработали систему, сейчас её тестируем, будем зиму тестировать. Мы сейчас фактически каждому водителю на его персональный монитор, систему управления диспетчерского движения будем выводить интервал по впереди и позади идущим автобусам. Тем самым, чтобы водитель, находясь в движении, сам ещё участвовал в регулировании движения. И понимал, что если он слишком близко идёт перед впереди идущей машины, чтобы он делал немножко паузу, может, чуть больше, на 30 сек – на минуту стоял на остановке, и чуть медленнее подъезжал к следующей остановке, с тем чтобы интервал между автобусами сделать максимально равномерным.

    Ю. БУДКИН: 7373948 – телефон прямого эфира. Про продление Бутовской линии лёгкого метро, наверное, не будет. «Куда пропали павильоны Мосгортранса по продаже билетов на наземный транспорт?», - об этом Александр спрашивает.

    Е. МИХАЙЛОВ: Туда же, куда и пропали таксофоны с двумя копейками. Я думаю, что это постепенно становится частью истории. Очень большая работа была проделана по тому, чтобы приобретение билета сделать удобным, комфортным. Карту «тройку» можно пополнять дистанционно. Огромное количество пунктов пополнения. Это постепенная целенаправленная работа на фактически повышение эффективности на внедрение новых технологий.

    Ю. БУДКИН: 7373948. Слушаем вас, здравствуйте. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    Ю. БУДКИН: Прошу. Вы в эфире.

    СЛУШАТЕЛЬ: Не подскажите, Евгений Фёдорович, вы объединяете парки. А как насчёт того, чтобы заправки добавить водителям и мойка. Мы и так очень долго проводим… с этим.

    Е. МИХАЙЛОВ: Вы сейчас про какой парк говорите?

    СЛУШАТЕЛЬ: Про 16-й парк.

    Е. МИХАЙЛОВ: Сейчас расскажу, хорошо.

    Ю. БУДКИН: Только вы должны объяснить. Потому что чувствуется, что это разговор начальника и подчинённого. Не все могут понять.

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы действительно в целях повышения эффективности объединяем парки. То есть, например, есть 9-й парк, который находится в Нагатино, 13-й парк, который находится возле ЗИЛа, и 16-й парк, который находится фактически на МКАДе на Каширском шоссе. Фактически они работают на одном и том же районе, регионе. Это делается для того, чтобы улучшить транспортное обслуживание территории. Потому что одно дело, когда у вас 300 машин, у него парк, и он работает, и у него есть 5 машин резерва каждый день. Другое дело – когда у тебя 900 машин и у тебя 20 машин резерва. Всегда возможно более оперативно быстро реагировать.

    Ю. БУДКИН: Но возможны перепробеги?

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, тут вопрос такой: наоборот, мы снижаем перепробеги, потому что можно, например, часть маршрутов начинать от МКАДа, меньше начинать от центра, и тем самым их снижать.

    Коллега, наверное, в данном случае водитель говорит: о, ситуация 9-го и 13-го парка по объединению. Мы планируем, что на территории 13-го парка мы за зиму построим мойку, для того чтобы можно было сразу на месте мыться. А на территории 9-го парка, где сейчас нет пока и не было никогда… на территории стоянки 9-го парка, заправочного комплекса мы также за зиму, в крайнем случае весной, закончим строительство топливо-заправочного комплекса, как раз с тем чтобы сделать ситуацию максимально комфортной.

    Также мы сделаем в 3-м автобусном парке новую заправку. И в целом всё, что касается моек, заправок, у нас большая программа по их модернизации и по действительно создании достаточного количества.

    Ю. БУДКИН: Возвращают нас к местам продажи билетов. Вы про «тройку» говорите, которую можно пополнять. А Рус пишет, что наземные билеты на 60 поездок купить сложно. Точки продаж убрали. Совершенно непонятно, где их купить. Может, в метро продавать?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да. Они будут продаваться в метро и будут продаваться в автоматах по продаже билетов, которые мы сейчас отыгрались, первые 75. К сожалению, такова структура госзакупок: нам нельзя сразу было отыграть поставку и установку. Поэтому вначале отыграли поставку, сейчас играем тендер на установку этих автоматов.

    Ю. БУДКИН: А где будут стоять эти автоматы? В метро?

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, они будут стоять как раз на остановках общественного транспорта как раз в тех местах, где раньше стояли павильоны по продаже билетов.

    Ю. БУДКИН: А что касается продажи этих билетов в метро, когда они там будут?

    Е. МИХАЙЛОВ: Мы с метро договоримся. Я думаю, что в следующем году они появятся уже в метро.

    Ю. БУДКИН: В следующем году. 445-й: «Почему на Профсоюзной выделенная полоса есть, но нет прямого маршрута от Тёплого Стана?». Если это можно как-то комментировать.

    Е. МИХАЙЛОВ: Давайте рассмотрим вопрос. Выделенная полоса не обязательно для того, чтобы занимать её прямым маршрутом. Выделенная полоса позволяет значительному количеству маршрутов, у которых только часть трассы проходит по выделенной полосе, очень серьёзно ускоряться. Это самая главная задача. Мы смотрели, по Профсоюзной такой необходимости с точки зрения транспортного вопроса нет. Но поглядим ещё раз.

    Ю. БУДКИН: 7373948 – телефон прямого эфира. Код города 495. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. У меня вопрос к ведущему.

    Ю. БУДКИН: Вы знаете, мы сейчас не о ведении. 7373948. Здравствуйте. Сейчас вопросы к генеральному директору Мосгортранса. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня следующий вопрос. Я неоднократно на видеорегистратор фиксировала момент, когда автобус с Нагатинской набережной №724 проезжает на красный свет. Что делать в такой ситуации?

    Е. МИХАЙЛОВ: Направьте в Мосгортранс либо информацию, свяжитесь с кол-центром «ДТП нет»… каждого автобуса всё это есть. Это серьёзное нарушение. Водитель просто будет уволен. И всё. Потому что это то нарушение, которое не может быть у водителя общественного транспорта.

    Ю. БУДКИН: Можно я вас спрошу? Вы говорите: «Я неоднократно записывала». То есть вы следите, что ли, там за автобусами?

    СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Просто бывает такое, что я вечером поздно еду, и когда уже нет машин, водители проезжают на красный свет.

    Е. МИХАЙЛОВ: Конечно, грубое нарушение. Если есть подтверждение, если это не голословное заявление, то мы обязательно с этим разберёмся и соответствующий водитель будет наказан. Мы очень серьёзно относимся к тому, чтобы водители, безусловно, соблюдали правила дорожного движения, независимо от времени суток.

    СЛУШАТЕЛЬ: Я поняла. Спасибо.

    Е. МИХАЙЛОВ: Спасибо, ждём от вас сигнала.

    Ю. БУДКИН: Спасибо. 7373948 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вопрос от коллег. Мешает ли сотрудникам Мосгортранса такси на выделенных полосах?

    Е. МИХАЙЛОВ: Когда они на выделенной полосе едут, нет, не мешают. Когда они стоят в зоне остановок возле метро, коллеги очень сильно мешают подъехать. Огромное количество людей. То есть когда такси едет – не мешает. И по закону такси имеет право двигаться по выделенным полосам. Когда такси стоит на выделенных полосах либо в зоне остановок, либо в зоне запрета.

    С этим борются, с этим боремся мы, с этим борется Московская автомобильная дорожная инспекция, ГИБДД, там целый ряд функций. Очень много. У нас сейчас порядка 60000 такси. С одной стороны, да, мы победили полностью в Москве, можно сказать, на 90% бомбил. Их очень осталось мало. И рынок легализован. С другой стороны, правосознание пока ещё значительной части таксистов осталось таким: встану здесь, буду стоять в ожидании клиента, либо подождать 5 минут. При этом огромное количество общественного транспорта или пассажиров чувствуют неудобство. Но людей не беспокоит, к сожалению.

    Ю. БУДКИН: 7373948. Слушаем вас, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сейчас, радио убавлю. У меня вопрос по поводу ТПУ в районе Лермонтовского проспекта. Что там планируется делать? Потому что всё-таки местные жители высказываются против строительства этого ТПУ, потому что там всё-таки железная дорога, и та зелёная зона, которая там сейчас пока существует, она в принципе нужна населению.

    Ю. БУДКИН: Секунду. Алло, подождите. Но это же Мосгортранс. Ведь Мосгортранс не строит ТПУ.

    СЛУШАТЕЛЬ: Но он же в курсе того, что там будет или не будет?

    Е. МИХАЙЛОВ: С точки зрения инфраструктуры общественного транспорта мы только в технологической части ТПУ. Для нас просто вопрос удобной пересадки между нашими автобусами и метрополитеном.

    Ю. БУДКИН: Анна спрашивает по поводу билетного меню. Мосгортранс отвечает за эти вопросы?

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет.

    Ю. БУДКИН: Ага. Тогда вопрос про введение билетов на неограниченное число поездок. Как в Варшаве.

    Е. МИХАЙЛОВ: Это к департаменту транспорта города Москвы.

    Ю. БУДКИН: Да, да, да. «Спасибо за быстро отремонтированные трамваи 35, 47 и новый 49 по Варшавке», - пишет 512-й. И 723-й пишет: «27-й троллейбус очень редко ходит». Как вы определяете, что этот троллейбус должен ходить раз в 20 минут, а этот – в 35?

    Е. МИХАЙЛОВ: Есть просто методика транспортного расчёта. Смотрятся пассажиропотоки, смотрится перевозка.

    Ю. БУДКИН: Но вы же можете не попасть?

    Е. МИХАЙЛОВ: Центры притяжения.

    Ю. БУДКИН: А потом проверяете?

    Е. МИХАЙЛОВ: Обязательно проверяем. У нас обязательно есть так называемая система мониторинга пассажиропотоков. Смотрим просто количество пассажиропотоков, смотрим остановки и смотрим работу остановок в целом по отдельным маршрутам. Это достаточно большая аналитическая работа. Конечно, не всегда попадаем. Конечно, бывают иногда ситуации, когда… Для этого есть обращения, для этого есть просто вопросы. И мы очень активно работаем с обращениями жителей.

    Ю. БУДКИН: Например, я смотрю, сегодня вы объявили о том, что в ближайшее время 35-й троллейбус сократят, и он будет ходить на Краснопресненской вместо Тишинской площади. А наоборот 66-й пойдёт на Тишинской площади. Вот это решение принято. 28 числа так маршруты заработают. Вы какое-то время будете следить, как это работает?

    Е. МИХАЙЛОВ: Во-первых, мы порядка 8 месяцев эти решения готовили, обсуждали с огромным количеством экспертов, с огромным количеством специалистов. Делали различные моделирования транспортных расчётов. И понимаем, что для абсолютного большинства жителей, пользователей данных маршруток пройдёт улучшение.

    Ю. БУДКИН: 7373948. Ещё, может быть, 1-2 вопроса успеем принять. Слушаем вас, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы спросить у вас: у нас метро Братиславская, и площадка, на которой автобусы, маршрутки. Они выезжают на Чайковскую улицу, заграждают весь путь. Нельзя ли было посадить пассажиров прямо на площадке…

    Ю. БУДКИН: Как-то так. Сделать так, чтобы остановки были где-то отдельно от дороги. Чтобы уже на дороге автобус или троллейбус не стоял.

    Е. МИХАЙЛОВ: На Братиславской просто такой возможности нет. Там в принципе, если мы говорим про… площадку, то это не место для посадки пассажиров. То есть всё регулируется. То есть «а мне кажется, что так лучше». А вот есть ГОСТ, есть правила проектирования, есть безопасность. Я вас уверяю, все госты в области дорожного движения написаны кровью.

    Ю. БУДКИН: Подождите, давайте тогда просто то, что рядом у меня с домом есть. Есть полоса шириной примерно в автобус. После этого она сплошная полоса. Дальше уже встречная. Вот здесь может быть остановка?

    Е. МИХАЙЛОВ: Надо смотреть, собственно говоря, в каждой конкретной ситуации.

    Ю. БУДКИН: То есть таки может быть?

    Е. МИХАЙЛОВ: Я на пальцах вам не отвечу.

    Ю. БУДКИН: Хорошо. Тогда пирожку ответьте: «Почему нельзя добавить пару машин на 645-й автобус в Новогиреево?».

    Е. МИХАЙЛОВ: Нет, давайте просто мы посмотрим ещё раз. Условно говоря, пожелания каждого фактически пассажира, каждого маршрута – это добавить пару машин конкретно к его маршруту. Это означает, что если у Мосгортранса 900 маршруток, это означает, что надо будет добавить порядка 2000 машин. Поэтому в каждом конкретном случае мы принимаем решение индивидуальное. У нас нет задачи заставить людей ждать на остановках. Задача – чтобы автобусы ходили регулярно, и на самом деле с максимально возможной частотой.

    Ю. БУДКИН: Очень многие пишут часто о том, что, мол, у вас автобусы полупустые ходят. А у вас есть какие-то данные? Сколько народу вообще в каждом автобусе?

    Е. МИХАЙЛОВ: Да, конечно.

    Ю. БУДКИН: Средняя температура по больнице.

    Е. МИХАЙЛОВ: Есть, конечно, сколько в каждом автобусе. Есть данные по маршрутам, данные по часам суток. Просто я не знаю, когда коллеги и где это видят. То есть есть какие-то маршруты, которые являются социальными, которые просто нельзя закрыть, потому что там есть подвоз к каким-то социальным объектам – к МФЦ, к поликлиникам, к больницам, к детским садам. Есть маршруты, которые нагружены, которые работают очень серьёзно и действительно перевозят по несколько десятков тысяч пассажиров каждый день. Это всё зависит от конкретного маршрута, от конкретной ситуации.

    Ю. БУДКИН: Сегодня с нами был генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов. Евгений Фёдорович, я благодарю вас. Спасибо.

    Е. МИХАЙЛОВ: До свидания. 

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus