• "Антикризис с профессором Кричевским" от 28.11.2015

    11:05 Ноя. 28, 2015

    В гостях

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Горячо и категорически приветствую вас! И горячо и категорически приветствую 205-го, который, упреждая наш сегодняшний эфир, нашу долгожданную встречу (всё-таки неделю не виделись, не слышались), пишет: «Экономика от всех этих перипетий и войн обновится или просто потоки потекут по другим руслам? Банальный передел рынков планеты Земля за счёт войн, или что-то другое?», — 205-й, Филиппок.

    73-73-948. +7 (925) 8888-948 — это SMS-портал. govoritmoskva.ru — средство массовой коммуникации для письменных сообщений. И наконец Twitter: govoritmsk. Вы всё это, конечно же, знаете, все эти цифры, все эти буковки, но объявить их ещё раз — моя святая обязанность, господа.

    На этой неделе было много экономических событий, не успевали, что значит, уворачиваться: то одно, то второе, то третье. Тут, конечно, и блэкаут Республики Крым, и очень интересное интервью руководителя «ВТБ» господина Костина агентству Bloomberg, где он сказал, что «российская экономика точно не рухнула. В этом году мы демонстрируем отрицательный показатель ВВП, но мы рассчитываем вернуться к росту уже в 2016 году. Мы ожидаем, что российская экономика адаптируется и выживет в новых условиях».

    Господин Костин, по сути, завуалированно повторил то, что я вам втолковывал на протяжении всех последних эфиров. Мы ждём или не ждём восстановления цен на нефть, мы ждём или не ждём отмены и послабления санкций, мы ждём или не ждём каких-то новых и прорывных идей в отношении экономического развития нашей страны — и не замечаем, что в это время вокруг нас незримо, но ежесекундно происходят те самые структурные реформы, о которых тщетно мечтали все последние годы. Мы уже больше года живём в условиях низких цен на нефть, мы уже больше года живём в условиях снижения потребительского импорта, больше года живём в условиях девальвированного курса российской национальной валюты. Конечно, это накладывает свой отпечаток на функционирование экономики. И как раз и происходят те самые структурные реформы, о которых мы все, господа хорошие, мечтали.

    Но прежде чем мы предсказуемо перейдём к главной теме уходящей неделе, а именно к конфликту (в данном случае — к экономическому конфликту) с Турецкой Республикой, я хотел бы напомнить вам, что ровно неделю назад мы с вами говорили о том, что в Государственной Думе рассматривается законопроект депутата Макарова, состоящий из трёх пунктов. Пункт номер один — это заморозка коэффициента-дефлятора по ЕНВД (единому налогу на вменённый доход). Якобы мы услышали малый бизнес, мы пошли ему навстречу, мы ослабили налоговую давку и прочее, прочее, прочее. А вот вторым пунктом как раз шла очень интересная новелла, связанная с контролируемой задолженностью российских компаний перед своими иностранными (очень часто офшорными) дочками.

    Смысл был в том, что депутат Макаров предложил пересчитывать контролируемую задолженность — то есть задолженность, на которую пристально обращают внимание фискалы, — так вот он предложил ещё два года пересчитывать эту контролируемую задолженность (она же приходит в Россию в валюте) по курсу 33 рубля 84 копейки. Очень интересный разворот, поворот, реверанс в сторону олигархического бизнеса, в сторону «крупняка» как в реальном, так и в финансовом секторе. Мы об этом достаточно подробно говорили. На этой неделе вышла моя публикация «Хитрые мира сего» в «Московском комсомольце», где как раз подробно, а не на слух, происходило рассмотрение того, о чём мы с вами говорили. Реакции — ноль.

    Но самое интересное, что я буквально за час до сегодняшнего эфира решил посмотреть: может быть, что-то изменилось на сайте Государственной Думы, может быть, этот законопроект снят либо видоизменён? И оказалось, господа, изменение первое: неделю назад этот законопроект значился под фамилией вносившего этот законопроект Андрея Макарова, председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам, а сегодня я обнаружил, что инициаторов, авторов этого законопроекта оказалось двое — всё тот же Макаров и Ольга Юрьевна Баталина. Что и удивительно, и мне, честно говоря, немного странно, потому что госпожа Баталина, как мне представляется, имеет весьма и весьма косвенное отношение к деятельности малых предпринимателей, индивидуалов и некоторых ООО, которые уплачивают единый налог на вменённый доход. Ну да и бог бы с ним. Я подумал о том, что, может быть, второй пункт, о котором мы с вами говорили, исчез из законодательного предложения. Нет. Всё как было, так и осталось.

    А вот теперь самое интересное. Мы с вами обсуждали эту историю 21 ноября. Но, как оказалось, 18 ноября 2015 года Минэкономразвития внесло изменения в свой приказ от 20 октября, где скорректировало тот самый коэффициент-дефлятор, вокруг которого ломались копья, и оставило его неизменным на следующий год. Говоря по-русски, налоговая нагрузка для плательщиков ЕНВД в следующем году не вырастет. Изменения в приказ были подписаны 18 ноября, а 19 ноября этот приказ был зарегистрирован в Минюсте подрегистрационным номером 39761.

    И 19 ноября 2015 года — то есть через сутки после того, как вышел уточнённый приказ Минэкономразвития, где коэффициент-дефлятор остаётся неизменным на следующий год, — в Госдуме было принято решение: «Назначить ответственный комитет, предоставить отзывы, предложения и замечания к этому законопроекту, подготовить законопроект к рассмотрению Государственной Думой, а также включить законопроект в примерную программу». Вы что-нибудь поняли? Лично я — ничего, господа хорошие.

    То есть, с одной стороны, мы видим, что 18 ноября Минэкономразвития, никому об этом не сообщая, за подписью врио министра, одного из замминистров, вносит изменения в приказ, который оно издало месяц назад, и согласно этим изменениям коэффициент-дефлятор остаётся прежним на следующий год (по ЕНВД, естественно). 19 ноября новый уточнённый приказ регистрируется в Минюсте. И 19 ноября — то есть, по идее, когда Государственная Дума должна уже была быть в курсе того, что произошло, — законопроект господина Макарова, где первым пунктом значится «заморозить коэффициент-дефлятор», по сути, вносится на предварительное рассмотрение в Государственную Думу, то есть: образован профильный комитет, необходимо подготовить отзывы, предложения и прочее.

    Я не знаю, что там происходит. Это какая-то Византия, мне это не вполне, а точнее, совсем не понятно. Ну, что есть, то есть. И мне очень интересно, как будут наши уважаемые депутаты рассматривать законопроект, пункт номер один в котором, получается, никому на фиг не нужен. Господа хорошие, ну не повышается коэффициент-то по ЕНВД, ну никак! Вот решили, что на следующий год он будет заморожен. Хотя это идёт вразрез с положениями Налогового кодекса — бог с ним! Малому бизнесу надо помочь! И опять же, никуда не девается пункт номер два, из-за которого, как я предположил в прошлой программе, и затевался весь сыр-бор, а именно: под личиной, под ширмой, под вуалью заботы о малом бизнесе господин Макаров вносит послабления бизнесу олигархическому.

    Я приводил вам свои подсчёты. Если заморозка ЕНВД обойдётся местным бюджетам в 12 миллиардов рублей в следующем году, то продление на два года льготного пересчёта контролируемой задолженности олигархам обойдётся региональным и федеральному бюджетам в 120 миллиардов рублей, и это минимум.

    Тут, конечно, меня атаковали (в данном случае совершенно справедливо) негодующие валютные ипотечники и сказали: «А почему малому бизнесу — вот так, „крупняку“ — 33,84, а нам — шиш? Давайте гасите по текущему курсу». Вот здесь я не нашёл, что ответить, потому что господин Макаров мог бы поменять первый пункт. Господа, вы понимаете, поскольку Минэкономразвития исправилось заранее, не стало дожидаться окрика из Государственной Думы, то, может быть, имело бы смысл заменить пункт номер один и, скажем, законодательно закрепить возможность пересчёта ипотеки, перевода её в рубли по курсу, который был указан во втором пункте, а именно 33 рубля 84 копейки — на 1 июля 2014 года? Нет! Объяснений у меня не находится. Поэтому бежим, господа, дальше.

    Естественно, Турция. Естественно, вы всё знаете, вы все целую неделю обсуждаете. И я полагаю, что добавить, по большому счёту, к экономике происходящего и нечего — за исключением, пожалуй, нескольких штришков, нескольких замечаний.

    В середине недели (буквально в среду, по-моему, если я не ошибаюсь) я встретился на ВГТРК с давним знакомым, который сейчас работает на «Вести ФМ». И он мне сказал… Ну, не то чтобы сказал, а он мне жаловался чуть ли не со слезами на глазах: «Представляешь, целый Институт мировой экономики и международных экономических отношений существует в Академии наук. Я весь день пытаюсь получить от них хоть какой-нибудь комментарий об экономике Турции, хоть один — ничего, тишина! Слушай, у нас кто-нибудь разбирается?».

    Я ему говорю: «А что тут разбираться? ВВП Турции по прошлому году — 800 миллиардов долларов. Суммарный товарооборот и оборот услуг между нашими странами составляет приблизительно 40-45 миллиардов (опять же по прошлому году). Иными словами, если мы сегодня постановим обнулить абсолютно все контакты между Россией и Турцией, то ВВП Турецкой Республики свалится сразу на 5% вниз. И это при условии, что рост турецкой экономики по итогам прошлого года составил 2,9%. Проще говоря, турки моментально скатятся в кризис.

    Но и это ещё не всё. Безработица в Турции на протяжении последних лет колебалась в районе 10%. В этом году она подскочила практически до 11%. Сколько людей окажется на улице после того, как мы разорвём экономические отношения с Турцией, одному Богу (или Аллаху, как хотите) известно. Очевидно, что это будет много. И, естественно, инфляция, которая в Турции составляет 9%, и побороть которую никто не в силах. Инфляция, конечно, будет стреножена. Почему? Потому что все эти помидоры, все эти мандарины, от которых аллергия у людей возникает (я здесь вам говорю чистую правду), и прочие весёлые продукты, которые мы получали из Турции, а Роспотребнадзор и прочие контролирующие инстанции закрывали на это глаза, — они останутся в Турции, и аллергия от мандаринов будет уже у турков, а не у нас».

    Вот приблизительно такую тираду я выдал своему знакомому. Он меня тут же попросил проговорить это всё под запись, что и было сделано. Ну, речь не об этом.

    Я хотел бы с вами обсудить только два момента возможного прекращения экономических отношений с Турцией. Всего лишь два, потому что сегодня, скорее всего, никаких объявлений об экономических санкциях в отношении Турции не произойдёт. Судя по всему, это будет сделано (или не сделано) в понедельник после личной встречи президентов Путина и Эрдогана. Если вдруг мы всё-таки окажемся в ситуации, когда нам придётся отказаться от туризма и продуктов питания, что мы с вами будем делать? 73-73-948.

    По поводу туризма я задаю этот вопрос нашему постоянному инспектору… (господи ты боже мой, заговорился!) эксперту Светлане Логуновой, исполнительному директору туристической фирмы KapriS. Светлана Леонидовна, доброе утро.

    С. ЛОГУНОВА: Доброе утро, Никита Александрович.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Светлана Леонидовна, мы с вами крайний раз общались в эфире, когда случилась трагедия над Синаем, и вы говорили о том, что у вас несколько десятков человек сегодня оказались в подвешенном состоянии. Первый вопрос (очень коротко): как разрешилась ситуация?

    С. ЛОГУНОВА: Ситуация разрешилась. По-разному решался этот вопрос — с каждым клиентом в индивидуальном порядке. Кто-то переориентировался с Египта на другие направления. Кто-то (туроператоры такой вариант сотрудничества предложили) заморозил свои деньги на будущее — на февраль, на март, на весну, на следующие поездки. Кто-то не стал ждать никаких других вариантов и забрал деньги — с потерями, без потерь, по-разному. Тем не менее, вопрос решился. Слава богу, все люди у нас адекватные, все нормально реагировали и шли на какой-то компромисс, где-то с нашей помощью. Ну, по-разному.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Светлана Леонидовна, понял. Давайте к Турции. Если всё-таки мы увидим, скажем, в понедельник, что туристическая отрасль Турции для России закрыта, что вы как тур-бизнесмены будете делать, что будете предлагать потенциальным клиентам?

    С. ЛОГУНОВА: Конечно, если Турцию закроют, это будет печально — с одной стороны. С другой стороны, во-первых, лето ещё впереди. Всё-таки Турция — это летний продукт. Но даже если и летом нам не разрешат ездить в Турцию, есть масса других вариантов, куда можно поехать отдыхать ничуть не хуже.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Например?

    С. ЛОГУНОВА: Например, Кипр (это безвизовое направление). Например, Греция с островами — замечательно. Да, визы, но визы оформляются несложно. В конце концов, та же Доминикана. Доминикана — это та же самая Турция.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, это далеко и дорого, Светлана Леонидовна.

    С. ЛОГУНОВА: Нет, это не дорого, но это далеко, согласна. Но по деньгам, если сравнивать летние цены на Турцию и на Доминикану, это сопоставимо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Даже так?

    С. ЛОГУНОВА: Даже так, да. Поэтому вариантов много. И в конце концов, ну сколько можно отдыхать — просто тупой отдых?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Пляжный, овощной.

    С. ЛОГУНОВА: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Поесть, выпить, поржать, поорать, покупаться.

    С. ЛОГУНОВА: Да. Обгореть в первые дни, а в последние дни лечить себя. Давайте, наверное, как-то уже по-другому относиться к отдыху — не только для тела, но и для души.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Что вы имеете в виду? Очень коротко.

    С. ЛОГУНОВА: Например, масса экскурсионных вариантов. Это и Европа, это и Чехия замечательная, это и Италия, Франция. В конце концов, мало кто пользуется отдыхом образовательным, к примеру.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Что вы имеете в виду?

    С. ЛОГУНОВА: Например, поехать в ту же Великобританию — посмотреть её и поучить английский язык. У нас очень мало людей, кто говорит в совершенстве на английском языке.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, даже не в совершенстве немного. Светлана Леонидовна, это Великобритания, а мы же про лето говорим. Есть ли подобные программы совмещения обучения языку и того же пляжного, морского отдыха?

    С. ЛОГУНОВА: Конечно. Мальта. Замечательный остров Мальта в Средиземном море, где прекрасные отели, где шикарная экскурсионка с рыцарскими замками и хорошие языковые школы. Испания опять же, испанский язык. Испания — пожалуйста. Коста-Брава, Коста-Дорада, Коста-дель-Соль — вариантов много, вариантов масса. Кипр тот же.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Светлана Леонидовна, спасибо вам огромное! Я вам желаю совершенно искренне дальнейших успехов в развитии вашей туристической отрасли.

    С. ЛОГУНОВА: Спасибо.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Светлана Логунова, исполнительный директор турфирмы KapriS, наш постоянный эксперт в сфере туризма.

    73-73-948. Давайте совмещать. Смотрите, очень интересный был поворот в разговоре госпожи Логуновой. А если действительно подумать о том, чтобы совместить и отдых, и занятия языком, например? Госпожа Логунова говорит о том, что это можно сделать и на Мальте, и в Испании, и в других странах. Да, это будет несколько дороже, чем просто тупо валяться на пляже. Но не кажется ли вам, господа, что нам всем подобный отдых уже немножко поднадоел?

    Плюс ко всему, я вот один раз был в Турции — и больше не желаю. И знаете, почему? Потому что находишься как в резервации, как в зоне. Если выезжать в ту же Анталию, то надо ехать организованно, надо ехать автобусом и ни в коем случае нельзя далеко отходить от своей группы. Почему? Потому что моментально оказываешься не то чтобы в чуждой и враждебной среде, но оказываешься в ситуации, когда ты относительно беспомощен. Ведь это так. Может быть, я в чём-то ошибаюсь? 73-73-948.

    Доброе утро. Слушаем вас. Представляйтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Вы знаете, я в Турции тоже очень давно был и в ближайшее время вообще не собирался туда ехать. То, о чём говорят — о замещении. Ведь мы не учитываем, что там отдыхают миллионы, и миллионы из наших регионов, для которых попасть в Грецию, в которую нужно оформлять визу и каким-то образом отпечатки пальцев сдать, — это просто для них невозможно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хорошо. Но есть же Кипр, там это не требуется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Но Кипр всё равно в себя столько не вместит, сколько вмещали Турция и Египет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы ошибаетесь. Туротрасль на Кипре развита на достаточно высоком уровне.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В таком количестве, как две страны принимали?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Есть Кипр, есть Греция, есть Черногория. В конце концов, кто-то захочет поехать туда, кто-то — туда. Совершенно необязательно всем ломиться в следующем году, например, на Кипр.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, если это было бы равнозначно по деньгам и по уровню сервиса, люди уже давно бы ехали на Кипр, а не в Турцию.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так и туда, и туда катаются. Спасибо вам огромное. Извините, не можем долго с вами разговаривать, много звонков.

    Доброе утро. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Меня Борис зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Борис.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам хочу сказать, что я в Турции раз пятнадцать был, и в год по несколько раз, и жену с ребёнком отправлял по несколько раз. Хочу сказать, что сервис, конечно, на высоте, если брать отели «пятёрку» и всё такое. Последний раз я был в Крыму. Хочу сказать, что если я куда ещё и поеду, честное слово, то только в Крым, если не брать Европу. Вот от Крыма я был в восторге. Притом там всё дышит нашей историей, понимаете, есть что посмотреть. Мы даже многое не успели, хотя смотрели и Ливадию, и Воронцовский дворец, и Ласточкино гнездо — в общем, где только не были.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В Массандру ездили?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Извините, я перебью вас. А вы не слышали, опытный завод «Магарач» живой, нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не слышали?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Честное слово, не могу сказать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Он недалеко от Ялты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот ещё что хочу добавить. Если мы будем больше отдыхать в Крыму, то всё это будет развиваться. Хочу сказать, что там на любой кошелёк есть отели. Я думаю, что если мы Турцию потеряем, то переживём, ничего страшного.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, я в этом почему-то не сомневаюсь. Спасибо вам большое за ваш звонок.

    Господа хорошие, требовать от того же Крыма моментальной переориентации на тот сервис, который сегодня есть в Турции, наверное, не совсем правильно и не совсем верно. Но я вас уверяю: пройдёт несколько лет, и мы увидим, что ситуация меняется кардинально.

    И ещё по поводу того, что русский человек якобы не предрасположен к оказанию услуг. В прошлом году я был на Валдайском форуме, который проходил в Сочи. Я должен сказать, что там в системе обслуживания работали молодые русские ребята и девчонки. Обслуживание было нисколько не хуже по сравнению с иностранщиной, кроме одного «но» — они разговаривали по-русски. И отношение к ним было, соответственно, принципиально другое. Даже от этого тепло на душе. Новости!

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Продолжаем нашу программу.

    И, как всегда перед новой темой, несколько сообщений, которые пришли по SMS, с сайта и с Twitter. Вы знаете, я обратил внимание (и не только я, а все наши ведущие не раз это подмечали): сообщения с сайта, где, как люди думают, весьма и весьма сложно определить, откуда это сообщение отправлено, — так вот, сообщения с сайта, знаете, более такие скабрёзные, уж извините за грубый мат, более ублюдочные.

    Вот, например, Юрий. Сейчас у Юрия будет звёздный час — я зачитаю то, что он прислал нам в 11:30. «На свадьбе у Пескова в отельчике были?» Это Юрий. Юрий, всё, день сделан! Вы чемпион! Вы молодец! Ваше сообщение мы зачитали.

    SMS-сообщение: «Никита, „Магарач“ жив. Отличные коньяки!» — пишет Игорь. Очень хорошо! Я настоятельно рекомендую всем, кто будет в Крыму этим летом, попросить, чтобы вас туда сопроводили.

    248-й: «Поеду на Родос». Вы знаете, я вам скажу такую вещь. Я где-то лет пять-шесть назад был там на форуме «Диалог цивилизаций». И так получилось, что мне удалось попасть на экскурсию в Линдос. Линдос от Родоса — это где-то часа два езды на автобусе. Мы очень мило туда прокатились. И мне очень понравилось, что экскурсовод, когда водил нас по древним развалинам, по памятникам Александра Македонского, говорил о том, что в Линдосе приблизительно 40 лет назад (я был там, напомню, то ли в 2009-м, то ли в 2010 году) отдыхала группа Pink Floyd, это было в начале 70-х. В общем, она доотдыхалась до того, что в 1973 году вышел альбом «Обратная сторона Луны» (или «Тёмная сторона Луны»).

    После этого, вы знаете, я лет шесть мечтаю попасть в тот же отель. Может быть, вставить так же, как Pink Floyd в своё время. Не знаю, не знаю! Ну, вот такая мечта у меня имеется. Поэтому я присоединяюсь к 248-му — скооперируемся и поедем на Родос. Может быть, действительно что-то там такое. Может быть, воздух. Может быть, море. Может быть, особенный пляж какой-то. Чёрт его знает! Что-то, что позволяет думать более интенсивно, как-то запускать мыслительный процесс с большей активностью. Не знаю.

    «Никита, не употребляйте это проклятое слово „господа“. Тошнит уже от этой жизни». 413-й, я уже много раз говорил, повторю ещё раз. «Здравствуйте, господа!» — это не моё обращение, я его не придумал. Это Василий Аксёнов в период работы на русскоязычном радио в Америке. Так что здесь как-то вот так, что называется, преемственность случилась. Тем более судьба распорядилась так, что я господина Аксёнова лично знал. И познакомились мы с ним ещё в 1993 году, кстати говоря, когда он только-только вернулся из Америки в Россию. Это один из моих любимых писателей, и я считаю, что это для меня лично почётно — говорить и обращаться к вам так же, как говорил когда-то Василий Аксёнов.

    Давайте абстрагироваться от Турции, потому что всю неделю говорим об этом и за этой говорильней пропустили очень многие не менее важные события. Одно из них случилось на этой неделе в Екатеринбурге (в бывшем Свердловске). Вы все понимаете, о чём я говорю. Я говорю об открытии «Ельцин Центра», господа. Вроде бы не экономическое событие — конечно, не экономическое событие, — но кто-то говорит о том, что некоторые в нашем обществе пытаются обелить имя Ельцина, вычистить из памяти народной все несчастья и все ужасы, которые происходили в тот период. Не зря же туда съездили и поехали сразу президент Путин, премьер Медведев и глава администрации Сергей Иванов. Вот что-то в этом есть, что-то непростое, что, возможно, многим из нас до конца не понятно.

    И обсудить это (почему всё-таки такое внимание в обществе было уделено на этой неделе открытию «Ельцин Центра») я попросил руководителя фонда «Разумный Интернет», культовую, легендарную фигуру в наших массмедиа — Владимира Мамонтова. Владимир Константинович, приветствую вас категорически!

    В. МАМОНТОВ: Здравствуйте! Именно категорически приветствую культовую фигуру, я бы сказал, нашей науки и экономики.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот здесь я должен сказать: «Продолжайте, продолжайте», — но разговор не об этом. Тем более я знаю, что у вас в двенадцать лекция. Вы даже по субботам преподаёте своё мастерство молодёжи. Владимир Константинович, объясните мне, в чём, собственно, весь пафос-то, ради чего произошло это событие, да ещё с такой помпой?

    В. МАМОНТОВ: Во-первых, мне кажется, есть объективные заслуги у Бориса Николаевича, давайте это тоже не выкидывать. Это первое.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Давайте.

    В. МАМОНТОВ: Второе. Мне представляется, что сейчас существует серьёзная тенденция реабилитации девяностых. И если уж реабилитировать девяностые, то как-то так затушевать ужасы и безобразия (а их было невероятное количество) и как-то подчеркнуть достоинства, которые тоже, увы или ах, многим это не понравится, но тоже были. Существует ещё одна интересная мысль: где бы мы ни жили, в какие годы, как бы мы себя ни вели, как бы себя ни чувствовали, что бы с нами ни случалось, это уже наша история и надо как-то к этому тоже каким-то образом отнестись. И наконец есть государственно-политическая внутренняя игра вдолгую о том, что мы прекращаем своих лидеров развенчивать ровно после того, как они уходят из жизни, а на их место (или даже раньше) приходят новые.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, это не получится, вы же понимаете.

    В. МАМОНТОВ: Это не получится. Если вы хотите знать моё мнение по этому поводу, то, по-моему, эта история с центром преувеличенная, какая-то лицемерная отчасти. Я понимаю желание людей, которым это всё нравится, сделать это как можно лучше, по высшему классу и по высшему разряду, но народ, я бы сказал так, лучше разберётся. Вот эта помпезность, которая лезет в глаза, не нужна совершенно.

    Я с Борисом Николаевичем встречался. Он человек очень непростой. И я не знаю, как бы он отнёсся, между нами говоря, вот к этой помпезности. Он жизнь во всех её проявлениях знал и понимал. Я ещё в Хабаровске видел, когда он приезжал чихвостить лесную отрасль Хабаровского края. Такой партийный функционер, которого боялся тамошний секретарь. Потом — лидер страны. Потом — принёсший, безусловно, как плюсы, так и много горя людям, которые прекрасно понимают, что в значительной степени и он ответственен за их беды и несчастья. Когда его хоронили на Новодевичьем кладбище, положили очень интересный памятник — волна в виде государственного флага, очень скромный на самом деле. И мне показалось это очень правильным.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А не кажется ли вам символичным, что эта волна идёт по земле, а не по воздуху?

    В. МАМОНТОВ: Может быть, и так, да. Может быть, и по земле. Но главная символичность для меня в том, что есть какая-то в этом благородная скромность. А вот этот центр… Я, правда, не ездил туда и не смотрел, но то, что я вижу по фотографиях, по репортажам, — какой-то он грандиозный.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Потому что вы, Мамонтов, не либерал, поэтому вас и не позвали.

    В. МАМОНТОВ: Я не либерал. Хотя встречались мы с Борисом Николаевичем. И я к нему, безусловно, как к государственному деятелю (да и как к человеку) испытываю уважение. Ничего другого я и ко всем другим людям не испытываю. И мне кажется, этого достаточно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, у нас программа, Владимир Константинович…

    В. МАМОНТОВ: Нужно понимать и уважать — этого достаточно. А приплясывать и делать вид, что это герой всех времён, — это, наверное, лишнее.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ваше личное ощущение от экономики девяностых — как оно?

    В. МАМОНТОВ: Какая же там экономика была, Никита Александрович? Это разве экономика?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я спрашиваю ваше мнение, я же не собираюсь с вами дискутировать.

    В. МАМОНТОВ: Моё мнение, что это чёрт знает что, что это была распродажа, что это был полный трындец, по-русски говоря (можно ещё более по-русски сказать). А что касается политики. Один расстрел парламента, каким бы он ни был, — это уже, в общем, многовато для героя, чтобы в века войти, как лидера демократического государства. Это странно. И когда такие противоречия у тебя в голове существуют, и ты их видишь и понимаешь, ты понимаешь их историческую принадлежность, уже их не выкинешь и не вычеркнешь… Как говаривал известный поэт, у меня с этим центром «стилистические разногласия».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Владимир Константинович, а мне кажется символично, что на открытии «Ельцин Центра» были очень многие олигархи — например, Прохоров, Вексельберг и прочие.

    В. МАМОНТОВ: Ну а как вы хотите? Мы можем всё, что хотите, думать, но, безусловно, бенефициары перевёрнутой с ног на голову России там и были.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Супер!

    В. МАМОНТОВ: Но поскольку жизнь сложна и многообразна…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Что вы говорите?

    В. МАМОНТОВ: Честное пионерское!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот ты смотри! Записать надо!

    В. МАМОНТОВ: Путина Владимира Владимировича тоже назначил Борис Николаевич, понимаете. Жизнь такая.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Владимир Константинович, я бы сказал, что его народ выбирал в 2000 году. Вы не согласитесь со мной?

    В. МАМОНТОВ: Минуточку! А кто его преемником назвал?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Что вы говорите?

    В. МАМОНТОВ: Честное пионерское! Ещё раз повторю. Уже теперь — честное комсомольское! Смотрите, мы с вами сейчас затронули интересную штуку. Жизнь сложна, многообразна и интересна…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да записали мы это уже!

    В. МАМОНТОВ: Молодцы! Вот это очень важно. А этот центр, на мой взгляд, ни сложен, ни многообразен, ни интересен.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Владимир Константинович, огромное вам спасибо! Не могу вас задерживать, вам надо готовиться к лекции.

    В. МАМОНТОВ: Спасибо и вам большое! А вам прекрасного эфира!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо ещё раз. Владимир Мамонтов, руководитель фонда «Разумный Интернет», был в эфире программы «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва».

    Господа хорошие, 73-73-948. Давайте-ка обсудим эту историю, может быть, вкратце. Я умоляю вас: не скатывайтесь вы к огульному шельмованию, не говорите вы о политике, о расстреле Белого дома! Давайте поговорим (всё-таки программа экономическая) о том, как мы жили в экономическом плане.

    Что касается лично меня, господа хорошие, то вчера, готовясь к эфиру (а у меня кое-какая статистическая библиотека дома имеется), знаете, я с огромным трудом нашёл данные, которые меня интересовали, которые я хотел вам сегодня представить. Я имею в виду численность населения, потому что всё остальное меня волнует мало. Это пусть либералы думают о деньгах, о ВВП, о процентах экономического роста, о темпах инфляции, да даже о кредитовании. Вы знаете, по большому счёту, плевать! Единственным показателем, на мой взгляд, эффективности руководства того или иного государства является прирост численности населения.

    Так вот, снижение численности происходило с 1992 года вплоть до начала нулевых. Началось всё в 1992 г. — минус 220 тысяч. В 1993 г. уже было минус 750 тысяч; в 1994 г. — минус 893 тысячи человек в численности.

    Смертность. Наибольшая причина смертность — это смертность от болезней системы кровообращения. Так вот, в 1992 г. — 961 тысяча смертей; в 1993 г. — 1 миллион 132 тысячи; в 1994 г. — 1 миллион 230 тысяч.

    Смертность от болезней системы кровообращения, в том числе в трудоспособном возрасте: 1992 г. — 131 тысяча; 1993 г. — 172 тысячи; 1994 г. — 206 тысяч. Прирост по сравнению с 1991 годом, который мы привычно хаем, — 77%.

    Смертность от убийств: 1992 г. — 34 тысячи; 1993 г. — 45 тысяч; 1994 г. — 48 тысяч. Прирост по сравнению с 1991 годом, то есть за три года, — в 2,1 раза.

    Смертность от самоубийств, господа: 1992 г. — 46 тысяч; 1993 г. — 56 тысяч; 1994 г. — 62 тысячи наших с вами сограждан. Прирост по сравнению с 1991 годом — 57%.

    И наконец последнее, горячо нами любимое — смертность от употребления алкоголя: 1992 г. — 29 тысяч; 1993 г. — 53 тысячи; 1994 г. — 69 тысяч человек. Прирост по сравнению с 1991 годом в 3,7 раза. Светлая память Борису Николаевичу Ельцину.

    Доброе утро. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро. Я в шоке была, когда увидела открытие этого центра, просто возмущена до невозможности! Я думаю, что народ не поймёт такого. После того, что мы узнали про Ельцина, вообще как мы видели, как он унижал Россию, как он унижал армию… Вы знаете, что даже старшим офицерам перестали платить зарплату. Такое было безобразие, такое (извините) лизоблюдство перед Западом, перед американцами! Это позор невозможный! Алкоголик, пьяница…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо, спасибо. О мёртвых…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя увековечивать таким образом такого человека!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: О мёртвых или хорошо, или никак.

    Я вспоминаю, как мне чехи рассказывали своё мнение о нынешнем президенте Милоше Земане. При том, что Земан до сих пор президент и ему ещё два года работать в этой должности, они его в открытую называют алкоголиком, господа, в Чехии сегодня. Я говорю: «А с чего это вдруг?». Они говорят: «Ну вот так. Тысячу раз его видели — и по телевидению, и живьём — в состоянии подпития». Я говорю: «Он же с палочкой ходит. Вроде бы старенький дяденька тоже». На что мне было сказано: «Вы знаете, Никита Александрович, он просто упал с лестницы и повредил себе колено, поэтому после этого ходит с палочкой». И постоянно, говорят, курит! Вот курит постоянно, вы представляете? Курит! «Идёт борьба с табакокурением, мы последняя страна в Евросоюзе, которая дозволяет курить в некоторых кафешках внутри помещений, а он, по рассказам и по сообщениям СМИ, во время пребывания в Китае и посещения оперного театра сел на своё место рядом с китайским лидером и попросил, уж извините, пепельницу. Ну, захотелось перекурить ему это дело».

    Давайте всё-таки ближе к экономике, потому что по поводу алкоголизма и всего остального — ну, вот знаем мы это всё! Доброе утро. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. А как же великое достижение? Ему удалось западные и юго-западные области России оторвать так, чтобы там постепенно превращали людей в другое государство. Замечательно! У меня предложение есть…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пограничные столбики между Украиной и Россией оформить, вырезать, как идолы: с одной стороны — Кравчук, с другой сторон — Ельцин. Чтобы собачки пограничные на него писали.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам за предложение. Я хотел сказать: «Говорите помедленнее, я записываю». Не буду этого говорить.

    Очень интересная получается история. Вы мне напомнили высказывание Кравчука, когда подписывали Беловежский договор. Он говорил: «Мы все молились, лишь бы Ельцин не вспомнил о Крыме, потому что мы были готовы отдать Крым России». Это был конец 1991 года. Через 23 года историческая справедливость восторжествовала — и Крым вернулся в состав Российской Федерации. И вот второй год мы имеем кучу проблем и кучу неприятностей после всего лишь одного упущения Бориса Николаевича. Но это опять не экономика, это просто, что называется, в рифму предыдущему звонку.

    Добрый день. Алло. Говорите, пожалуйста! «Так кому мы обязаны последующим процветанием после реформ девяностых? Гайдару или ещё кому-то?», — спрашивает Либертарианец через сайт. А вы что думаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Когда залез в Интернет, когда начали говорить об открытии «Ельцин Центра», немножко возмутило то количество грязи, которое было выплеснуто. И главная вина, которая ставилась Ельцину, — что он развалил Советский Союз. Лично моё мнение…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Они вдвоём его разваливали. Был ещё один исторический персонаж, ныне живущий — Михаил Сергеевич. Помните такого?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что Михаил Сергеевич — это номер один.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Валили на пару.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: До этого, до всех событий, которые произошли, вышла вся Прибалтика, вышла Грузия. Если мы возьмём Декларацию о независимости Российской Федерации (тогда — РСФСР), то там было написано чёрным по белому, что «за сохранение Союзного государства». Я не идеализирую Ельцина, я за него ни разу не голосовал, но столько грязи выплёскивать за это? В конечном итоге это библиотека, это детский образовательный центр, это выставочные залы…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это троллейбус.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя плевать в прошлое настолько. И ещё неизвестно, кто как бы себя повёл, когда страна с ног встала на голову и ты оказался в долгах, как в шелках, должна за весь Советский Союз, за все 14 республик. По большому счёту, во все времена существования Советского Союза Россия была кошельком для всех остальных, в том числе, как мы считаем, для нашей «кормилицы» Украины.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Видите, вы опять уходите в частности.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это не частности.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы, видимо, не сначала слушали эту часть моей программы. Я ведь привёл цифры по смертности. Всё это здорово, «с ног на голову поставили».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я видел. У меня был период жизни, когда я очень долго не был на кладбище. И когда я в 2007 году попал на кладбище, я был удивлён, потому что период, начиная примерно с 1993-го по 2000-е года… Ну, мы привыкли на кладбище, что могилы людей после 60. Я прошёл и посмотрел: люди в возрасте до 55 превалируют, а пожилые люди в меньшинстве. Это плохо, я не отрицаю, но не считаю, что в этом вина одного Ельцина.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вы не считаете, что сейчас ситуация в России, конечно же, не сопоставима с тем, что было 20 лет, но тоже отнюдь не ахти, и тем не менее мы не видим того, что происходило тогда? Потому что этого нет! А ситуация-то сегодня тоже ведь не дай боже, потому что мы в конфронтации с очень многими государствами, причём в конфронтации сознательной, в конфронтации, поддерживаемой абсолютным большинством нашего населения. Но, в отличие от того периода, у нас нет всплеска ни самоубийств, ни отравлений алкоголем, ни насильственных смертей — ничего этого нет!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я понимаю, что в 2000 году страна пошла немножко по другому пути. И сегодня, если, скажем, вернуться в девяностые годы, то это, конечно, кошмар. Никто этого не хочет. Я просто о том, что девяностые… Ну, не во всём так уж Ельцин виноват. Так уж сложилась судьба. Вот так сложилась. И моё мнение — не он Советский Союз разваливал. Но это моё мнение.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это мы уже уходим совсем в дебри. Спасибо вам большое за ваше мнение.

    Юрий не унимается: «Потому что нефть сейчас стоит не 12 долларов». Господин Юрий, дело ведь не в том, сколько стоит баррель нефти. В последние годы Советского Союза он тоже стоил очень мало. И потом, 12 тех долларов — это приблизительно плюс-минус 30 нынешних долларов, может быть 35, не знаю. Факт тот, что можно держать ситуацию под контролем и можно заботиться о людях и при достаточно низких ценах на нефть. И не в пример более тяжёлая внешнеполитическая ситуация. Но это моё личное мнение.

    «Для моей семьи Ельцин хуже Гитлера — мы потеряли всё», — пишет Ирина опять же через сайт.

    Арбат-Реал, 346-й: «Страшно. У меня, например, нет знакомых, рождённых в девяностые годы». Без комментариев.

    Тут фанат Малинецкого, члена-корреспондента РАН: «Капитализм в России не состоялся». Не пишите, пожалуйста, вот эту демагогию. Почему? Объясню. Что значит капитализм? Если мы имеем в виду свободное ценообразование, многообразие форм собственности, отсутствие директивного и наличие индикативного корпоративного планирования, то капитализм в России состоялся. Если мы имеем в виду англосаксонскую модель капитализма — безусловно нет. Китайскую? Мы впереди. Да, по результатам хуже, но в Китае до сих пор значительная часть собственности, особенно в крупном бизнесе, в крупном корпоративном секторе — это собственность государственная. О каком капитализме говорил ваш (я даже не знаю, как его назвать) человек, которому вы доверяете?

    Господа, время — двенадцать. Меня здесь просят опубликовать данные по смертности, которые я привёл в ходе этой программы. Я их сегодня же опубликую у себя на странице в Facebook. Если хотите, можете совершенно спокойно брать и копировать. И я дам ссылку на источник. У меня есть статистический сборник за 1995 год, я оттуда взял эти цифры. Ни в Интернете, ни в Росстате, ни где-то в более поздних росстатовских сборниках этих показателей, конечно же, нет. На то и существуют экономисты, на то и существуют независимые наблюдатели, эксперты, на то и существуют программа «Антикризис профессора Кричевского», господа, чтобы не терять связь времён. Новости!

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Напоминаю вам, что сегодня суббота, господа мои, 28 ноября 2015 года, яркий и солнечный, с лёгким морозцем денёк, а потому мы не будем уж слишком глубоко погружаться в будничные перипетии, в будничное выяснение отношений по той или иной проблематике.

    Евгений интересуется: «Позавчера на вашем месте сидел Станкевич». На моём месте он не мог сидеть, Евгений, всё-таки это место ведущего. «Я ему написал, что на эти 7 миллиардов расселить людей из ветхого жилья. Он: „Потрачено меньше“». Вот видите, в этом и фишка демагогическая, понимаете. Я не считаю господина Станкевича таким уж оголтелым либералом. Мужик он всё-таки не глупый, но когда о 7 миллиардах пишут в прессе, когда это является именно общепринятой цифрой, отвергать подобное глупо, за исключением одного условия — если у тебя есть альтернативные точные данные по затратам на Ельцинский центр.

    Другой вопрос, что, может быть, вы господина Станкевича недопоняли, и господин Станкевич имел в виду не бюджетные 7 миллиардов, а 7 миллиардов, которые были собраны с «заинтересованных» олигархов? Я подозреваю, что Виктора Феликсовича Вексельберга неплохо «раздели» под создание именно в Екатеринбурге «Ельцин Центра». Почему? Потому что Свердловская область — это, по большому счёту, его вотчина, там очень много предприятий, которые ему принадлежат. Вот это — да.

    «Точнее, он сказал, что данные не подтверждённые», — вступает в режим диалога Евгений. Ну, семь, семь с половиной, пять, десять — какая разница? «Ельцин Центр» с таким пафосом, с такой помпой, с такими чартерными рейсами, перевозящими знаковые фигуры тех лет, открыт! И есть ли резон подсчитывать суммы на его возведение? Начнём с того, что собственно-то здание как таковое существовало и до открытия, но оно называлось несколько по-другому, оно называлось «бизнес-центр». Это уже потом из него сделали то, что сделали сегодня.

    Евгений, не повторяйте столько раз одно и то же. «Никита, спросите у Чижова, как Mazda оказалась на восьмом этаже», — интересуется Лариса. Ларисочка, Чижов уже ушёл. У нас Антон Кравченко будет через полчаса. И я не знаю (и Денис наверняка тоже не знает), как Mazda оказалась на восьмом этаже.

    Я в связи с этим вспомнил одну очень интересную историю, которую мне рассказывали, знаете, такие болелы со стажем. Они мне говорили: «Ну и что? Вот у нас рамки, металлоискатели, обыскивают при входе на стадион. На „Сан-Сиро“ в Италии на один из футбольных матчей протащили мопед. Представляете, на футбол мопед? И потом сбросили его с верхнего яруса». Понятно, не на людей, там трибуны были пустые. Но я до сих пор не могу понять, как мопед пропустили на «Сан-Сиро». Было и такое, между прочим. И это Италия, а не Россия. А то, что в России Mazda оказалась в Одинцове на восьмом этаже — ну так что с того? Италия нисколько не хуже.

    «Поздравляю всех православных с началом Рождественского поста! Погода супер!» — поздравляет нас Арбат-Реал. Вот вы видите, не всё так драматично в нашей истории. У кого-то Рождественский пост начинается.

    «Минизаработок не вяжется с достатком, а безумные сверхприбыли — с законом». Наверное, да. Я не понимаю, к чему это. «Некрещённые староверы» — это не про нас сегодня.

    «При Ельцине вывозилась скважинная жидкость». Скважинная жидкость, может быть, при Ельцине и вывозилась, но как таковая она тогда такой не называлась. Это господин Ходорковский, насколько я знаю, ввёл в начале нулевых, когда вместо нефти оформлял по документам «скважинную жидкость» — соответственно, не нужно было платить ни налоги, ни что-либо другое. Из-за этого, собственно, и были проблемы с бюджетами тех регионов и тех муниципальных образований, где Ходорковский и компания чудили, шалили в те годы. Вот одна из шалостей закончилась убийством мэра Нефтеюганска, господина Петухова. Правда, это было в девяностых, но скважинная жидкость, если говорить о ней, то она появилась, насколько я знаю, несколько позже.

    «Ельцин в 1993-м приезжал в Латвию и отказался встретиться с фронтовиками, но встречался с Горбуновым в Юрмале, обсуждал оплату нашей нефти для Латвии». Я не знаю, так ли это было.

    «А успехи ЦСКА в Лиге чемпионов?» Это к чему?

    «На очереди „Горбачёв Центр“ — и далее по списку. Может быть, весь смысл „Ельцин Центра“ именно в этом?»

    Господа, я всё-таки согласен с Владимиром Мамонтовым в той части, что делается очередная попытка изменить вековечную российскую традицию по шельмованию и оговариванию своих предшественников. Ну вот такая попытка есть, другой нет. Другого имиджа у этого человека в народе не существует. Хотя есть, конечно, и те, кто ему благодарны, и благодарны безмерно, вне всякого сомнения. Но немало и тех, кто имеет к нему претензии, и претензии обоснованные. В том числе ваш покорный слуга, хотя мне и говорили, точнее, писали через сайт о том, что я не нахожу свою собственную точку зрения по поводу Ельцина. Вот те цифры, которые я представил и которые я опубликую у себя в Facebook, цифры по смертности, по численности населения — это и есть моё отношение. Но если вы глухой, то я не знаю, что с вами делать. Потому что я сказал, что для меня единственный и самый главный показатель деятельности любого правителя, любого государства — это увеличение численности населения, ситуация с населением в годы правления того или иного человека.

    Например, в последние годы царской России был просто сумасшедший взрыв рождаемости. И я полагаю, что вот этот сумасшедший взрыв…А там буквально за десять лет — с одной переписи до другой — численность населения в стране увеличилась процентов на 30 (сейчас за точность цифр не ручаюсь). Но, как мне представляется, во многом благодаря тому взрыву рождаемости мы и смогли победить в Великой Отечественной войне. Вот есть у меня такое подозрение. Потому что воевали-то люди, которые родились в 1905, в 1910, в 1915, в 1916 годах — собственно, во время революций. Ну, их уже было несколько меньше. Воевали-то в основном мужики. Мой дед родился в 1906 году — ветеран, фронтовик, орденоносец. И таких было очень много. Вот именно они вытащили ту войну на своих плечах. Не молодёжь, которую прятали за своими спинами (потому что взять с сосунка?), а мужики, у которых уже был жизненный опыт, уже было понимание того, что происходит, уже была ответственность за тех, кто рядом. Вот они и выиграли эту войну. А что касается ельцинского периода, то сравнения, как вы видите, неуместны.

    Всё, ребята! Всё! Давайте заканчивать с «Ельцин Центром». Извините те, кто не дозвонился, потому что сейчас у нас не менее интересная тема, связанная и с Горбачёвым, и с Ельциным, как мне представляется, впрямую.

    Несколько программ, слетевших из-за различных трагических событий в жизни нашей страны (сначала катастрофа над Синаем, а потом теракты в Париже), я хотел обсудить с вами историю с Институтом экономики Российской академии наук, возглавляемым любимым и незабвенным Русланом Гринбергом. Почему я хотел это сделать? Потому что вот он мостик, переход. Потому что господин Гринберг считает лучшим политическим деятелем, государственным деятелем последнего времени (то есть нынешней эпохи) не Бориса Николаевича, а Михаила Сергеевича Горбачёва. Вот он считает, что Михаил Сергеевич дал нам демократию, дал нам дышать, дал нам свободу слова и прочее, прочее, прочее. И плюс в период пребывания господина Ельцина у власти господин Гринберг совершил головокружительный взлёт в своей карьере, позволивший ему в итоге занять кресло директора Института экономики и сегодня поучать, что называется, «паству», окучивать, обилечивать её на предмет своих умозаключений.

    Информационным поводом к разговору об этом послужил материал в «Московском комсомольце», точнее, интервью с господином Гринбергом, которое вышло приблизительно месяц назад. В этом интервью было очень много крайне интересных моментов, некоторые из которых я вам сейчас представлю.

    На вопрос журналиста: «Если скачка углеводородных цен не будет, что нам делать?» — господин Гринберг отвечает: «В том-то и дело, что рассчитывать на него не приходится». Ну, не приходится — и не приходится. Мнения на этот счёт разные. Ну, господин Гринберг считает, что не приходится. «В теории нужно начать развиваться в других направлениях». А в практике? — следует вопрос. «Но для этого нужны инвестиции, — логично. — Но чтобы они пришли, нужно снижать налоговое бремя для частных инвесторов, сделать суды независимыми, чтобы деньги никто не мог отнять, а также избавиться от санкций». И наконец: «Чтобы частные инвесторы к нам пришли, их нужно ещё и пустить».

    Единственный способ избавления от санкций, точнее, два варианта избавления от санкций (они идут в одной упряжке) — это возврат Крыма обратно туда, где он 20 лет существовал, это первый момент; а второй момент — это отрешение, отстранение от власти президента Путина, причём это нужно сделать сейчас. Поэтому логичен вывод из высказывания господина Гринберга о том, что нынешнего восстановления экономического роста ждать не приходится.

    И наконец ещё один вопрос: «Можете ли вы как учёный-экономист рассчитать, каким будет курс рубля, предположим, 10 января 2016 года?». На что Гринберг отвечает: «Можете записать…» Я не знаю! Смотрите, вот это печатное СМИ, это СМИ, которое не передаёт, естественно, ни интонацию, ни улыбку, ни ухмылку — ничего. Может быть, это была шутка, но в СМИ написано ровно так, как я сейчас зачитаю: «Можете записать: 10 января 2016 года в 15:00 1 доллар будет стоить 74 рубля 65 копеек. Я это говорю со всей научной определённостью». Ну, бредятина, конечно, полная! Я надеюсь на то, что Гринберг пошутил, хотя и не исключаю, что он в самосознании уже воспарил до таких высот, что может предсказывать вплоть до копеек курс 10 января 2016 года в 15 часов ровно (я надеюсь, по Москве).

    И наконец, собственно, ради чего весь сыр-бор? «Общаясь с читателями „МК“, Гринберг рассказал о конфликте с советником президента Глазьевым, который разгорелся в ходе выборов нового директора Института экономики РАН: „Это очень грустная история, — здесь прямая речь пошла. — Глазьев предъявил политическое обвинение нашему кандидату Михаилу Головину, приписав ему публикацию десятилетней давности по украинской проблематике. По сути это — политический навет. Президиум РАН пошёл на поводу этого обвинения, — то есть на поводу у академика Глазьева, — и в результате талантливый молодой доктор наук, высокий профессионал, пользующийся безупречной этической репутацией, был в сущности незаконно снят с предвыборного процесса. В последнее время идёт очень сильное вмешательство со стороны Глазьева в дела нашего института, и он прибегает к запрещённым приёмам и в мой адрес, и в адрес других членов дирекции. Но я все-таки надеюсь, что справедливость победит, и сотрудники Института экономики поймут, что именно в этот момент необходимо сплотиться для того, чтобы сохранить институт с его выдающимися традициями и не стать жертвой политических спекуляций“», — конец цитаты. Простите за то, что это было долго.

    Так вот, смысл в чём? Смысл в том, что в начале этого года… или не в начале, а ближе к середине…А, 9 июня, точно, 2015 года Гринберг объявил через «Коммерсантъ» о том, что он перед уходом с должности директора института выбрал себе преемника, скажем так, фаворита — молодого доктора наук, господина Головнина, которого, собственного, никто не знает. И решил, что директором будет он. Это произошло, как снег на голову, потому что никто и не предполагал, потому что выборы-то — вот они, уже как бы будут объявляться. И что Институт экономики, что все остальные были, конечно, в лёгком шоке.

    Почему Гринберг уходит? Я поясню. Предельный возраст занятия руководящей научной должности составляет 70 лет. То есть что директором Института экономика, что заведующим кафедрой ты можешь находиться и можешь пребывать до 70 лет. В 70 лет — оставайся профессором на кафедре, в институте, кем угодно, но с административной должности, будь добр, подвинься.

    Господин Глазьев был слегка ошарашен вместе со всеми нами вот этим вывертом, который устроил господин Гринберг. И он, в общем-то, мне так кажется, просто нашёл повод для того, чтобы вмешаться в эту ситуацию, и повод — публикация десятилетней давности, где Головнин выступал в защиту интересов Украины. Ну вот вытащил. Хотя, мне кажется, это был предлог, потому что такая история, когда… Это нельзя назвать конституционной монархией, но нечто похожее на непотизм… Непотизм — это «покровительство», «кумовство» в переводе. Так вот, очередной случай непотизма (на этот раз в экономической науке) он не стерпел. И в данном случае я его поддерживаю всецело. Не стерпел и, выступив на заседании секции общественных наук Академии наук, где представлялась кандидатура Головнина, он способствовал тому, что Головнина заветировали, отказали ему в занятии этой должности. Вот тут Гринберг, собственно, и начал напрягать «тяжёлую артиллерию», в частности «Московский комсомолец», где пытался очернить фигуру господина Глазьева.

    У нас с господином Глазьевым много противоречий, но и немало общих черт и совпадений взглядов. Мне перед началом эфира писали через сайт о том, что я часто критикую господина Глазьева, а он, например, предлагает отменить НДС. Здесь я не знаю, стоит это делать или нет, но я могу в пику сказать, что я на протяжении многих программ аргументирую отмену НДПИ внутри России. В любом случае мы с Глазьевым понимаем, что без облегчения внутреннего налогового бремени, без расширения кредитования разными способами, без прочих энергичных мер в сфере экономики просто так экономику из того болота, в котором она оказалась, за десять лет не вытащишь.

    Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, ещё один наш постоянный эксперт, сегодня в программе «Антикризис». Михаил Геннадьевич, добрый день!

    М. ДЕЛЯГИН: Добрый день, здравствуйте!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Гринберг не ржавеет!» — это ваш слоган, Михаил Геннадьевич, который вы сказали, что называется, на все времена.

    М. ДЕЛЯГИН: Спасибо. Я уж и забыл.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Он у меня остался в моих анналах! Михаил Геннадьевич, скажите, пожалуйста, вы в данном случае в чьём лагере, на какой вы стороне?

    М. ДЕЛЯГИН: Понимаете, я на стороне Глазьева тоже. Безусловно, могут быть расхождения, но есть споры между экономистами о том, какой налог хороший, а какой налог плохой, а есть грубое и наглое административное давление и попрание всех законодательных и человеческих норм. И то, что происходит в Институте экономики, — это второе.

    Господин Головнин, если я правильно помню, во-первых, защищал не Украину, а он защищал НАТО. Он как экономист рассказывал о том, что расширение НАТО никаких проблем для России не принесёт. И мы адекватность этого научного бреда сейчас видим и ощущаем.

    С другой стороны, Институт экономики был же флагманом отечественной экономической мысли. И хотя директор был уже человеком весьма пожилым, но он сохранял там очень серьёзные кадры. И я помню, что в конце 1990-х — в начале 2000-х годов Институт экономики был серьёзной научной силой. А сейчас в Институте экономики даже не вспоминают. Люди, которые приходят из Института экономики на какие-нибудь конференции… Я буквально месяц назад был вынужден просто прервать человека из Института экономика, который выступал на моём круглом столе, потому что он в течение десяти минут выступления не был способен сформулировать ни одной мысли.

    При этом люди жалуются, что там научные сотрудники, например, получают 0,1 ставки (понятно, что ставка низкая, но одна десятая?), что у людей нет телефонов, им отключили телефоны в кабинетах, что у них нет компьютеров, они должны приходить со своими компьютерами, что библиотека на этот год выписала четыре научных журнала. Как тут работать?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Хватит! А чего? Четыре — нормально, Михаил Геннадьевич. «Мурзилка», «Крокодил», «Весёлые картинки» и «Playboy».

    М. ДЕЛЯГИН: Индекс Хирша, есть такая вещь. Я очень смеюсь над индексом Хирша, потому что я никогда официальных статей не писал, и у меня индекс Хирша оказался выше, чем у действующего министра образования. Я очень плохо отношусь к этому показателю, но когда у учёного секретаря ведущего экономического института индекс Хирша ноль…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ой!

    М. ДЕЛЯГИН: Учёный секретарь — это человек, который определяет, какое исследование хорошее, а какое плохое. В общем, он ведёт всю текущую работу с учёными, это организатор науки. Когда у него индекс его научной деятельности ноль, как такое вообще теоретически возможно? И вот такой человек укоряет учёных: «Вы то-то и то-то делаете неправильно». Это по-другому, как «развал работы», назвать нельзя. Институт экономики издавал старейший… ну, не старейший, но авторитетнейший российский экономический журнал «Вопросы экономики». У него этот журнал забрали.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Правильно! Нечего баловаться.

    М. ДЕЛЯГИН: Действительно правильно, потому что нет такого слова «у меня отняли», а есть слово «я дал отнять».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это правда.

    М. ДЕЛЯГИН: Вот такой уровень научного управления, такой выдающийся уровень мысли научной — и стремительный распад всего и вся. И после этого просто понятно, что руководитель должен приходить со стороны, потому что все, кто остался в этой системе, не могут её изменить, они не захотят её изменять. Более того, сейчас там два замдиректора собираются стать директорами, и они проповедуют: «Мы будем продолжать прежний курс дирекции». И наконец, Институт экономики просто по названию должен заниматься научными исследованиями в области экономики. Логично?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну да.

    М. ДЕЛЯГИН: А люди из Института экономики сейчас пишут письма… Вы знаете, там в своё время Институт экономики объединили с гринберговским институтом, который занимался экономическими и политическими исследованиями. Объединение до конца так и не прошло. То, что существует, по сути дела, внешнее управление — это другое дело. И все 10-15 лет ситуация сохраняется, даже отдельные учёные советы существуют. Существует колоссальный перекос в сторону политических исследований, которые к Институту экономики вообще отношения иметь не должны по смыслу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Михаил Геннадьевич, последний вопрос, и мы сейчас на новости убежим. Насколько я знаю, там была какая-то непонятная история с назначением господина Гринберга на место Абалкина.

    М. ДЕЛЯГИН: Я деталей не знаю. Абалкин считал, что у него должен быть преемник. Действительно, это очень серьёзный человек. Он членкор Академии наук, как и сам Гринберг. Он очень толковый учёный. Он очень чётко способен выражать свои мысли, скажем, в отличие от некоторых. Когда он начинал деликатно мне возражать, у меня просто не было аргументов, я был вынужден улыбаться и говорить: «Да, конечно». Понимаете, это тот человек, каким должен быть академик (ну хорошо, членкор), каким должен быть настоящий учёный. У него есть аргументы, он умный.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Спасибо вам огромное, Михаил Геннадьевич.

    М. ДЕЛЯГИН: Каким образом Гринберг стал директором, я не очень понимаю.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Сложная ситуация. Давайте будем вместе следить за её развитием, Михаил Геннадьевич.

    М. ДЕЛЯГИН: Будем надеяться, что наука не будет уничтожена, а она возродится, по крайней мере в Институте экономики.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну, наука — это и мы с вами, Михаил Геннадьевич! Вот нас уничтожат — тогда можно будет говорить о том, что она уничтожается. А так, слушайте… Вот оргструктуру, административную единицу пусть даже сократят — от этого нам с вами станет хуже, холоднее?

    М. ДЕЛЯГИН: Нам хуже не станет, а науке станет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, вот здесь я с вами абсолютно согласен.

    Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, был в эфире программы «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». Говорили мы о ситуации вокруг Института экономики РАН и о вечнозелёном господине Гринберге, который решил протащить своего преемника для того, чтобы, как я понимаю, в первую голову он прикрыл его мутные делишки на посту собственно директора Института экономики. Впрочем, о них я вам рассказывал немало в наших эфирах.

    И наконец последнее перед новостями: Mazda упала с восьмого этажа парковки, а не с восьмого этажа жилого дома, не из кухни. Новости!

    НОВОСТИ

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Продолжаем!

    Либертарианец… Я же говорил: на сайте всегда можно оторваться, а если повезёт, то ещё и быть представленным в прямом эфире. Так вот, Либертарианец говорит: «Вы давайте по делу. Хватит рассказывать о своей межвидовой борьбе, слышь». Ну, «слышь» он не написал. Вот такое было пожелание от одного из наших радиослушателей. Выполняя пожелание Либертарианца (безусловно, одного из умнейших и представительнейших членов армии фанатов программы «Антикризис профессора Кричевского»), я решил поговорить с вами о наших с вами сбережениях, господа, о том, как социологи, как пролиберальные исследователи общественного мнения поворачивают результаты своих изысканий в нужную им сторону.

    Вот смотрите, буквально вчера были опубликованы результаты исследования Национального агентства финансовых исследований (это название, извините за тавтологию), согласно которым объём сбережений позволит большинству россиян (60%) продержаться на плаву не более трёх месяцев. Причиной такой картины эксперты называют сокращение реальных доходов, небольшой горизонт планирования у населения и склонность в кризис увеличивать потребительские расходы.

    Дальше я зачитываю, чтобы быть максимально близко к первоисточнику. Дальше «Коммерсантъ» пишет: «По полученным данным, большая часть опрошенных, потеряв постоянные источники дохода, уже через три месяца лишится средств к существованию. Причём 26% признались, что потратят все имеющиеся средства за период от недели до месяца, а 16% сообщили, что их заначки хватит не более чем на неделю. Кроме того, большинство не имеющих значительных сбережений граждан проживает в сельской местности — это целых 68%. Треть опрошенных (35%) признались, что в течение года испытывали трудности с деньгами, сталкиваясь с тем, что средств не хватало даже на необходимые расходы».

    Вот в этот момент профессор Кричевский должен сказать: «Телефон прямого эфира: 73-73-948. Давайте вызывать жалость к самим себе, как нам плохо, как нам трудно, как нам тяжело, что на дворе кризис, что потребительские доходы и расходы падают, что всё ужасно, а завтра будет вообще кошмарно!» И тут же я вам должен сказать: «Телефон для SMS-сообщений: +7 (925) 8888-948, — и так далее: — Средства электронной коммуникации вам знакомы», — но я этого делать не буду, господа. Потому что я, будучи дотошным по своей природе… Ну, не сказать что педантом, не сказать что занудой, не сказать что максималистом, но как-то вот хочется всё-таки первоисточник мне углядеть. И тут «Коммерсантъ» (я напоминаю, это было вчера, мы же как бы недельные итоги обсуждаем) мне помогает: он даёт прямую ссылку на это исследование. И вот смотрите.

    Господа из Национального агентства финансовых исследований задавали респондентам два вопроса. Вопрос номер один: «Иногда люди сталкиваются с ситуацией, когда их доходов не хватает на покрытие всех расходов на проживание. За последние 12 месяцев такое случалось лично с Вами?» Ну, «лично с Вами» — это понятно, это же респондент, то есть тот, кто отвечает, с кого берут срез, что думает народ. Ещё раз повторяю: «Иногда люди сталкиваются с ситуацией, когда их доходов не хватает на покрытие всех расходов на проживание». «Да» — ответило 35%, «нет» — 60%. Что это значит? Это значит, что у 35% такая ситуация хоть раз, но возникала (когда получаемых доходов не хватает на покрытие всех расходов), а у 60% как-то вот обходилось. Ну и нормально. Это в порядке вещей, потому что у 35%, в общем-то…

    Да что там говорить? Слушайте, да я сам в эти 35% вхожу, но у меня есть овердрафт по моей карточке, и я могу, если что, залезть в бесплатный долг, потому что я получаю зарплату на карту и банк мне милостиво предоставил бесплатный кредит. Это меня спасает. Так что я в этих 35%. Это был первый вопрос.

    А вот теперь самое главное — второй вопрос: «Как Вы думаете, — спрашивают эксперты Национального агентства финансовых исследований, — на какое примерно время Вашей семье хватило бы сбережений в том случае, — вот здесь внимание! — если бы все источники доходов исчезли и на повседневные нужды пришлось бы тратить только сбережения?». Вы понимаете, да? Это идеальный рынок, это совершенная конкуренция, это прочие бла-бла-бла, которые мы знаем в изрядном количестве и о которых нам регулярно докладывают те же самые либерально ориентированные наши сограждане, то есть гипотетическая, умственная, умозрительная конструкция. Ещё раз: «На какое примерно время Вашей семье хватило бы сбережений в том случае, если бы все источники доходов исчезли?».

    Все источники доходов! Мне кажется, даже у бомжа все источники доходов в одночасье исчезнуть не могут. Не знаю, мне почему-то кажется так, потому что, как ни крути, но он уж что-что, а на буханку хлеба и пакет молока деньги-то наскребёт. Может быть, на мясо не наскребёт, но на самые простейшие продукты питания — сто процентов! В крайнем случае будет открывать нам с вами дверь, когда мы будем заходить в магазин, и просить копеечку за свои швейцарские услуги. Ну, это мне так кажется.

    Дело не в этом. Дело в том, что вопрос был поставлен и сформулирован ровно так, как я вам его зачитал: «…если бы завтра все источники ваших доходов исчезли». Ну и тут, конечно, мы с вами понимаем, сколько бы времени вы могли продержаться. Не более одной недели — 16%; от недели до месяца — 26%; от одного до трёх месяцев — 18%; до полугода — 9%; больше, чем шесть месяцев — 10%; «затрудняюсь ответить» — 14%; отказ от ответа — 7%. Вот «отказ от ответа — 7%» — это, мне кажется, в первую мои слушатели. Спасибо вам огромное, ребята, за то, что не стали отвечали на дурацкий вопрос.

    Никто не говорит, что ежедневно (а особенно сегодня с утра) с неба валится манна. Никто не говорит о том, что весь мир уже стал Россией. И никто не говорит о том, что 1 рубль стоит 65 долларов. Никто об этом не говорит. Но ставить вопросы именно так, а после этого раздувать истерию…

    Вот посмотрите, здесь я читаю, перечитываю вам «Коммерсантъ»: «По данным НАФИ, объём сбережений позволит большинству россиян продержаться на плаву не более трёх месяцев». Ребята, что происходит-то, объясните? Я вам точную цитату зачитал: «По данным НАФИ, объём сбережений позволит большинству россиян (60%) продержаться на плаву не более трёх месяцев. Причиной такой картины эксперты называют сокращение реальных доходов, небольшой горизонт планирования у населения и склонность в кризис…» — и так далее, и тому подобное.

    73-73-948. Ещё раз говорю: я не обеляю и не говорю о том, что всё здорово, а я говорю о том, что вы должны вдумчиво, вы должны скрупулёзно, вы должны с неким недоверием подходить к тем результатам исследований, которые вы слышите регулярно. Ну задайте себе вопрос: а как был поставлен тезис перед теми, кто отвечал, а есть ли правда в словах того или иного гостя, да на той же нашей радиостанции? И я вас уверяю — очень часто, отвечая на ваш вопрос, люди будут тушеваться, им будет лучше отключить вас, потому что вы будете задавать вопросы неудобные. Ну, наподобие того: «Как вы объясните? Вы говорите о том, что объём сбережений позволит большинству россиян продержаться на плаву не более трёх месяцев. Но ведь вы же вопрос формулировали: „если исчезнут абсолютно все сбережения“?». То есть вы голенький. Вы стоите на улице, я не знаю, на 3-й улице Ямского Поля или 3-й Хорошёвской улице, неважно. Ну абсолютно голый! У вас нет ни денег, ничего нет, вы не получаете никаких пособий, никакой помощи, никакой зарплаты — у вас ничего нет. Вот сколько вы продержитесь? И 60% говорят, что не более трёх месяцев.

    73-7-3-948. Добрый день. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Евгений. Я, скорее всего, отношусь к этим 65%. У меня всегда есть годовой запас, я всегда держу именно сбережения из расчёта того, что я за год заработал, то есть накапливаю. А по поводу того, что вопрос такой поставлен. Честно скажу, как-то немножечко глупо всё это.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это передёргивание, и передёргивание сознательное, потому что вопрос специально ставится таким образом, что ответ на него… Ну, вот смотрите, чтобы было понятно. Смотрите на небо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Голубое.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Голубое, да? Вот Евгений говорит о том, что небо ясное и голубое — значит, сейчас лето. А теперь попытайтесь опровергнуть меня. Небо голубое?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Небо голубое, да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Небо голубое? Нормально. Солнце светит ярко же?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это маразматично…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вам не холодно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В машине — нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Значит, Евгений утверждает, что лето! Вот так вот у нас подаётся информация, вот так тенденциозно, с такой претензией! И мы вынуждены это слушать. Спасибо вам большое за звонок.

    Я серьёзно говорю, когда я посмотрел, я сначала подумал: слушайте, 60%? Нет, ну то, что у двух третей российского населения сбережений нет вообще, это я знаю. Хотя это, конечно, неправда, потому что это официальных, видимых Центробанком или другими соответствующими ведомствами сбережений у людей нет, но у них есть «гробовые», у них есть заначки. Это наша вековечная традиция. У нас всё равно какие-то сбережения существуют — может быть, не в форме денежных знаков, купюр или банкнот, а в форме, может быть, ликвидного золота или ещё чего-то, непринципиально. Сбережения есть. Но официально вкладов у двух третей населения действительно нет. Это статистика ЦБ, это факт общепризнанный.

    Другой разговор, что вот таким образом, с одной стороны, нас призывают самих себя жалеть, звонить с негодованием на то же радио и кричать, простите: «Доколе?!». Вот к чему это всё ведётся, я не знаю. Может быть, вы мне объясните, зачем это людям нужно? Вот есть такое избитое выражение, такая пугалка — «не надо раскачивать лодку». Я не знаю, что означает фраза «не надо раскачивать лодку», но в данном случае дестабилизация социальной обстановки, как мне представляется, абсолютно налицо. Вот ради чего люди это делают? Ради того, чтобы сказать, что «мы живём ужасно, что у нас всё плохо и дальше всё будет только хуже»? Я не понимаю.

    73-73-948. Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Никита, скажите, пожалуйста, вот был такой закон, помните, о валютном коридоре, бивалютной корзине, и про него быстро забыли.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Такого закона не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не было, да? А «Стратегия 2020» — повышение ВВП в два раза? Забыли про это?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это не «2020», это в президентском послании в начале нулевых прозвучало (по-моему, в 2003 году) — «удвоение ВВП». Извините, перебью. Мы его почти удвоили, там не хватило совсем чуть-чуть — может быть, 10%.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А то, что обязаны повышать нам на инфляцию зарплаты, пенсии — ведь есть такой закон? А он нарушается, правильно?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вы где работаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В институте.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: В каком?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В государственном.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Кто финансирует институт?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доцентом.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я понимаю. В учебном заведении?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, в учебном.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет, такого закона нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет. Это зависит от доброй воли, от желания, от умеренности потребностей в хапужничестве вашего руководства. Потому что есть официальная, как мы с вами знаем, базовая часть нашей зарплаты, а есть дополнительная, и есть та, которая при наличии свободных денежных средств.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас есть платные студенты. Мы считали — миллион долларов они приносят. Но реально доценту вообще нет надбавки за этих платников. Куда уходят деньги — мы не знаем.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А я вам могу сказать. На приобретение недвижимости в Карловых Варах. Порадуйтесь. Ну, хоть кому-то стало легче.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Поток студентов — 100 человек…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это я понял. Спасибо вам большое. Вы знаете, это вопросы. Мне хотелось бы ваше мнение о том, о чём мы сейчас говорим, услышать.

    Добрый день. Слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Александр зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Александр. Скажите, ради чего это всё делается? Вот я не знаю. Вот ради чего?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что отчего?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ради чего?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ради чего? Вы знаете, ситуация в нашей экономике… Я в Москве живу, я и могу сказать, что правительство взяло линию на то, чтобы ободрать население до конца.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну проголосуйте вы уже за коммунистов! Спасибо вам за ваш звонок. Ой, «правительство взяло линию ободрать всех». Позовите в нашу студию Дворковича или Медведева и скажите: «Почему вы взяли линию на то, чтобы обобрать бедных и несчастных москвичей?!». Согласитесь, Дворкович только спит и видит, как бы вот бедных москвичей обобрать ещё дополнительно.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Святослав. Во-первых, мне лично хватит этих сбережений, если эти цены сохранятся. Ведь ещё необходимо было сказать, какие цены и на что сохранятся. Если они будут такие же, то тогда мне хватит на пять лет вообще безвылазно сидеть. Но если цены будут скакать, то есть они будут взвинчиваться в сто раз, в тысячу, как это было при Борисе Николаевиче Ельцине, царствие ему небесное (или куда он там попал), в общем, тогда мне, может, вообще не хватит и мои действия будут совершенно не такими, как им хочется. Я не буду сидеть и ждать, когда я умру. Я буду действовать по ситуации. Если необходимо, буду более активен. А если они мне перекроют все пути, то есть большая дорога, чего и всем желаю.

    А к чему они проводят такие опросы? Я не знаю. Я не думаю, что они хотят свержения Путина. Я думаю, это просто игра двусторонняя. Их вполне устраивает Путин, он всё для них делает, для Запада. В принципе, я думаю, всё нормально для них.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. Желающих поговорить много. Извините, я вынужден прервать вас.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Это я дозвонился?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это вы, да! Это мы вас приняли (в хорошем смысле).

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так. Что за паникёрские настроения? Взять ситуацию в Крыму. В Крыму отключили свет, магазины не работают, продукты кончаются…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так, подождите секундочку, извините ради бога. Подождите, подождите!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На сколько нас хватит? И тоже паникёрские настроения: «А вдруг у нас то же самое будет?».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам огромное.

    Действительно предыдущий звонивший поставил очень грамотный вопрос. Ребята, сбережения — это один разговор. А цены какими будут? А если они завтра вырастут на 50%? А если они послезавтра снизятся на 100%? А если импорт станет дешевле вдруг, ни с того ни с сего, насколько тогда мне должно будет хватить сбережений?

    Я почему перешёл со звонка на SMS-сообщения? 355-я, видимо, или 355-й: «Пенсия 8 тысяч рублей, без малейших накоплений. Москва зажравшаяся. Где совесть? Потерял Кричевский». Господа хорошие, ну нет в Москве пенсии 8 тысяч рублей, хоть вы режьте. Почему я знаю? Потому что у меня мама пенсионер, ребятки. Она общается с себе подобными, она уже более или менее как-то себе ситуацию с пенсионным обеспечением в Москве знает. Ну нет таких пенсий! Вот опять же, ради чего это делается? Ради того чтобы мы вас тут пожалели, сбросились, покормили бы вас? Вы одинокая или вы одинокий, у вас нет детей? Что произошло в вашей жизни? Почему всё так плохо? Почему вы пишете на радио, что вы получаете 8 тысяч рублей в месяц пенсии? Кто вас обидел? Кот убежал?

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день, Никита. Конечно, тут всё легко объясняется, почему эти кризисы все, которые именно с Запада идут — Америка, Англия и прочие. Это делают для того, чтобы людям объяснить, что всё будет хуже и хуже. Рыночная экономика: «Вы на нас работаете, а вам всё будет хуже». Транснациональные банки и компании богатеют, а народ нищает. Это делается для того, чтобы власть дискредитировать, а потом власть скажет: «Извините, мы ничего сделать не можем — кризис». И тогда народ поднимется, и тогда поставят прямое управление с Запада — и всё. Это элементарно!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. «Я пару лет назад при зарплате в 30 тысяч рублей накопил на год безработной жизни с оплатой учёбы и поездкой в Прагу на неделю». У меня только один вопрос: в Праге сильно понравилось или очень сильно?

    73-73-948. Ещё несколько звонков. Добрый день. Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да-да, мы здесь!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Никита. Я из Московской области вам звоню. Вы знаете, я сегодня ночь не спала. Пришла в магазин и смотрю: стоит бабушка пожилая и просит отрезать ей четвертушку чёрного хлеба и взвесить 200 грамм сахара. Вот вам и пенсия, 8 400 рублей Московская область сделала.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое. То есть вы полагаете, что я спустился вчера с Марса и совершенно не представляю себе, что творится в московских или подмосковных магазинах и как там люди, бывает, побираются, да? Вы об этом хотите сказать? Нет, господа. Я знаю, и знаю очень хорошо. И не только я один, имеющий чуть больше, чем те, кто стоят с протянутой рукой, не только я один покупает им это, и покупает это забесплатно. Хорошо это или плохо — это отдельный разговор. Должны быть такие люди в каком-то количестве в любом государстве — это отдельная тема для беседы. Ну, это всё есть. Я с самого начала вам сказал, что никто не говорит, что у нас всё здорово. Ребята, вы чего?

    «Так он не пишет, что он в Москве. Он пишет, что Москва зажравшаяся». Смотрите, 772-й, это же пришло SMS-сообщение, то есть это мобильный телефон, то есть у человека есть деньги для того, чтобы его оплачивать. И человек это делает не просто так. И я уверен, что это человек, который не получает 8 тысяч рублей, а это человек, который получает гораздо больше, но просто он это делает специально. Это из тех же, кто формирует вопросы и публикует результаты претенциозных, предвзятых социологических исследований. Это всё из той же оперы. Вы сразу не поняли, что это специально было сделано, специально вброшено для того, чтобы сказать: «Ну вот же, 8 тысяч получает». Как не пожалеть?

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Алексей.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Алексей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Со стороны мне кажется, что этот вопрос поставлен, как будто бы сидят двое в закрытом помещении: один — бедный, другой — богатый. Ну, не совсем бедный, у него ещё есть немножко. И богатый спрашивает у него: «А что ты будешь делать, когда у тебя всё кончится?» — и как бы пытается подстроиться, что он будет делать, и от этого отталкиваться.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, возможно, соглашусь.

    Ещё один звоночек. Добрый день. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Здравствуйте. Ой, как я хорошо до вас дозвонилась! Так люблю вас слушать! В субботу даже никуда не выхожу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Правильно делаете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А почему такие маленькие пенсии? Вот у меня 18 тысяч.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да это враньё всё! Я же вам с самого начала сказал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я ветеран труда и дитя войны, была эвакуирована в Башкирию. Очень больная, сахарный диабет. Вы понимаете, какие дорогие лекарства…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понимаем, мы всё понимаем. Спасибо вам большое. Я с вами согласен, что с лекарствами действительно большая и серьёзная проблема, но даже коротко обсудить её у нас уже времени нет.

    Господа хорошие, я вас настоятельно призываю делить всё на 8, на 16, на 24 — да как угодно! Ну не воспринимайте вы всё на веру! Всё очень часто не вполне так, как вам говорят. Ну потрудитесь подумать, потрудитесь задать лишний вопрос, потрудитесь вспомнить, что главный слоган нашей программы и нашего радио (помните, да?): «Слушать, думать, знать — это правильные глаголы».

    «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии был я — Никита Кричевский. Услышимся через неделю. Берегите друг друга!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus