• Интервью с одним из лидеров дальнобойщиков Александром Котовым от 30.11.2015

    20:05 Ноя. 30, 2015

    В гостях

    Александр Котов

    Председатель Профсоюза водителей-дальнобойщиков

    В. КАРПОВ: 20 часов 7 минут. В эфире программа «Отбой». У микрофона Владимир Карпов. И с нами сегодня председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков Александр Котов. Здравствуйте, Александр.

    А. КОТОВ: Здравствуйте.

    В. КАРПОВ: Как вы, наверное, поняли (обращаюсь я уже к слушателям), говорить мы будем сегодня о продолжении акции протеста дальнобойщиков, которая то ли начнётся уже сегодня-завтра, то ли не начнётся, а будет перенесена на 3 декабря. Противоречивые сведения поступают, поэтому с этого и начнём. Так всё-таки широкомасштабная акция протеста с «улиткой» на МКАД, как вы обещали, — это будет или нет?

    А. КОТОВ: Во-первых, «улитку» на МКАД не я обещал, это обещали грузоперевозчики и дальнобойщики. При этом МКАД — это такая штука, на которой «улитки» всегда, особенно в часы пик. И «улитка» на МКАДе не будет заметна. Наша акция продолжается со 2 декабря. В Ростове был сход дальнобойщиков, присутствовали на этом сходе представители более чем 15 регионов. Сход решил, что если 3 декабря этого года оборудование «Платона» не будет отключено и об этом не будет заявлено официально, то 4 декабря дальнобой двигается на Москву.

    В. КАРПОВ: 4 декабря вы планируете выдвинуться на Москву, и это пойдёт уже с Ростова. Это сколько?

    А. КОТОВ: Это пойдёт с разных мест. Это будет и Санкт-Петербург, это будет и челябинская трасса, это будет и Волгоградка, это будет и «Дон» — дальнобойщики со всех регионов, которые находятся на некотором удалении от Москвы. Я, конечно, представляю, что с Дальнего Востока не поедут дальнобойщики в Москву. Они поедут в том числе и на маленьких машинках. При этом честно и откровенно надо заявить о том, что достаточное количество автомобилей уже сконцентрировано вокруг Москвы, в ближнем Подмосковье.

    В. КАРПОВ: Достаточное — это сколько?

    А. КОТОВ: Не считая наших, московских автомобилей, водители которых поддерживают эту акцию, это примерно более 600–700 автомобилей.

    В. КАРПОВ: То есть вокруг Москвы, в ближайшем Подмосковье где-то 600–700 автомобилей уже ждут команды, сигнала, я не знаю, ракеты?

    А. КОТОВ: Уже ждут зелёного свистка.

    В. КАРПОВ: Хорошо. Я так понимаю, что 4 декабря вы поедете, если не отключат «Платон», да?

    А. КОТОВ: Да.

    В. КАРПОВ: Это звучит как некий ультиматум. При этом в Питере в субботу была встреча и тогда министр транспорта чётко заявил, что отменять «Платон» не планируют (то есть этот вопрос даже не рассматривается), но он готов был вести какие-то переговоры. Так ультиматум окончательный и обжалованию не подлежит или вы планируете переговоры всё-таки продолжить и «Платон» может остаться?

    А. КОТОВ: Во-первых, министра транспорта надо попенять. Его приближённые, его питерские коллеги предоставили ему на переговоры «ряженых». Шесть человек, которые были выделены санкт-петербургским дальнобоем, отодвинули в сторону и заменили непонятными людьми. И единственной, кто представлял интересы мурманского дальнобоя, была дама на этой встрече. Причём министр ничего в данном вопросе решить не может, он может просто говорить языком вышестоящего, поэтому договариваться и говорить о том, будет отменён или не отменён, решает не он.

    В. КАРПОВ: То есть вы вообще с ним даже не готовы вступать в диалог?

    А. КОТОВ: О чём? О том, что будет надет собачий ошейник и застёгнут на самую крайнюю дырочку, а потом в любом момент он может быть затянут до хрипоты? Зачем нужен нашему государству этот «Платон»? Для того чтобы собрать денег? Без «Платона» жили, собирали деньги: это транспортный налог, это акциз. Причём акциз удовлетворяет всем требованиям. Если машина больше, если она тяжелее, то она кушает топлива больше. Дальнобойный транспорт двигается гораздо больше, чем маленькие машинки, на бо́льшие расстояния, поэтому опять же владелец дальнобойного транспорта — грузового автомобиля — платит больше в виде акциза. Эти деньги собираются просто. Сбор этих денег не представляет каких-либо проблем, не связан ни с какими техническими сбоями. Человек пришёл, заплатил за топливо — и часть денег, которые он заплатил за топливо, пошла в бюджет государства.

    В. КАРПОВ: Вы знаете, один вопрос по-прежнему остаётся актуальным, хотя на него пытались ответить уже многократно: почему лютуют дальнобойщики, например, а не поставщики, которым вы возите продукцию? Вы же не будете платить в итоге, а будут платить те люди, которые будут вносить деньги.

    А. КОТОВ: Нет.

    В. КАРПОВ: А кто?

    А. КОТОВ: Будет платить всё население России, будет платить потребитель.

    В. КАРПОВ: Так а вы отчего лютуете-то?

    А. КОТОВ: Лютуют по совершенно понятным причинам. Они прекрасно видят перераспределение рынка. Малый бизнес вытесняют с этой позиции — с той позиции, которую сейчас держит дальнобой (а их там большинство). Вытесняют с помощью не вполне корректных методов борьбы, демпфируя на рынке. Не смогли вытеснить дальнобой и малый бизнес. Теперь с введением и предоставлением преференций крупным транспортным компаниям малый бизнес, конечно, умрёт, он не сможет…

    В. КАРПОВ: Мгновенно «вопрос из зала»: о каких преференциях для крупных компаний вы говорите?

    А. КОТОВ: Преференция первая. Допустим, захотели все ездить в системе «Платон», но 200 тысяч приборов, которые выдали, выдали крупным транспортным компаниям.

    В. КАРПОВ: А остальным тоже можно со временем выдать эти же самые приборы.

    А. КОТОВ: А сейчас как работать?

    В. КАРПОВ: Так вы и так не работаете.

    А. КОТОВ: А сейчас невозможно работать — система сбоит, проложить маршрут на маршрутной карте невозможно.

    В. КАРПОВ: Ещё раз, подождите. Вы хотите, чтобы систему наладили, чтобы она работала, чтобы всем выдали приборы, чтобы у всех были равные условия, или хотите отменить её к чёртовой матери?

    А. КОТОВ: Зачем мертворождённого ребёнка нести в реанимацию? Зачем вкладывать в реанимирование, пардон, этого трупа, когда он уже изначально противен, и 25% от собранных денег попадает в карман частного лица? Зачем?

    В. КАРПОВ: Это вам не нравится. Частному лицу нравится, государству нравится.

    А. КОТОВ: Объясните.

    В. КАРПОВ: Потому что, кроме как туда, деньги будут ещё попадать в бюджет. Деньги уже, кстати, прописаны в бюджете на следующий год.

    А. КОТОВ: Скажите, пожалуйста, а чем нравится государству? Государству нравится откат в карман частного лица?

    В. КАРПОВ: Нет, государству нравятся дополнительные доходы в бюджет.

    А. КОТОВ: Если дополнительные доходы в бюджет государству нужны, дальнобой готов скинуться.

    В. КАРПОВ: Это как?

    А. КОТОВ: Очень просто. Хотят собрать 40 миллиардов. 40 миллиардов поделить на миллион, разделить на 12 месяцев — и каждый месяц, пожалуйста, мы заплатим. Никаких проблем в этом нет.

    В. КАРПОВ: А вы чего опасаетесь-то «Платона»? Тож на тож получается.

    А. КОТОВ: Невозможно в этой системе работать! Даже если она заработает, как швейцарские часы или как автомат Калашникова, вот такими толстыми пальцами труженика руля, который привык крутить гайки, выходить в Интернет? Интернет не покрывает всю нашу страну по определению. Прокладывать какие-то маршруты, которые не имеют альтернативы? Причём отклониться от этого маршрута невозможно.

    У человека в кузове сборный груз. Ему клиент говорит: «Ты сначала разгрузись вот там, а потом вот там». А это «там» прописано в карте, и первая точка, в которой просит разгрузиться клиент, по карте пятая. И как я туда попаду? Это одно.

    Второе. Я иду по маршруту, я везу груз, допустим, из Новороссийска в Москву, а мне посередине маршрута говорят: «Разворачивайся, родной, езжай в Тверь. Наш товар в Твери самый необходимый, там сейчас дефицит, и мы хотим его отправить туда». Я говорю: «Нет, я не могу».

    В. КАРПОВ: Так если у вас будет прибор, например, вам уже не нужно будет согласовывать все эти маршруты. Будет считывать автоматически — и всё.

    А. КОТОВ: А зачем прибор? Ещё раз повторяю, есть акциз. Если государству нужны деньги, мы готовы просто скидываться каждый месяц определённую сумму. Это гораздо проще, чем вешать какие-то приборы, чем прокладывать какие-то маршруты, чем платить… Вот человек находится далеко от места своего базирования, у него на карточке «Платона» кончились деньги. Как он внесёт туда эти деньги в поле?

    В. КАРПОВ: Не знаю. Смотрите, вы как будто бы уже торгуетесь и готовы смириться с «Платоном» в случае, если всё это будет отработано.

    А. КОТОВ: А где отработано? Что, банкомат поставят в поле?

    В. КАРПОВ: Не знаю, сейчас куча приложений в телефонах, где можно пулять деньги налево и направо, причём суммы приличные.

    А. КОТОВ: А зачем?

    В. КАРПОВ: Как это? Порядок!

    А. КОТОВ: Какой порядок?

    В. КАРПОВ: Смотрите, есть ещё версия, что дальнобойщики против «Платона» так интенсивно выступают, потому что это не даст возможности «левачить», по-хорошему. И как будто бы одна из причин именно в этом.

    А. КОТОВ: Скажите, пожалуйста, а что вы подразумеваете под словом «левачить»?

    В. КАРПОВ: Нелегальные перевозки.

    А. КОТОВ: А нелегальные перевозки — это как? У нас 40% грузоперевозок в России — это чёрный бизнес. Причём каждый раз склоняют дальнобойщиков к получению чёрным налом за выполненную работу.

    В. КАРПОВ: 40% — это же какие деньжищи!

    А. КОТОВ: Эти деньжищи не подвластны всё равно «Платону».

    В. КАРПОВ: Почему?

    А. КОТОВ: Потому что. Или я иду пустой, или я иду полный — «Платону» это по барабану.

    В. КАРПОВ: Ну да, конечно, вы будете платить.

    А. КОТОВ: Вы будете платить за то, что я еду.

    В. КАРПОВ: Да.

    А. КОТОВ: Если акциз, то я жгу топливо и тоже плачу. Гружёный — я плачу больше; пустой — я плачу меньше. Это понятно. Поймите, с чёрным налом бороться надо другими системами. У нас сейчас отсрочка платежа за выполненную работу доходит до 30 дней, причём дальнобойщиков очень мило кидают. Причём в карманах посредников остаётся до 60% от тех денег, которые платит владелец груза, а до кабины доходит 40%. Это цепочка, которая так сложилась.

    Министерство транспорта (автомобильного транспорта) не занималось этим многие годы. Проблем очень много. У нас ни общественные организации, ни некоммерческие партнёрства, в том числе саморегулируемые, которых практических нет, не обладают никакими правами. Бизнес сам себя не регулирует. На рынке у нас не рынок, а бардак. В 2005 году отменено лицензирование, в том числе перевозок опасных и крупногабаритных грузов. Это всё отменено. Государство регулирование рынка не ведёт. То регулирование, которое было с помощью лицензий, себя не оправдало. Другого регулирования — саморегулирования — государство нам предложить не может, оно не хочет почему-то. Оно хочет просто собирать деньги.

    В. КАРПОВ: Конечно. Администрировать сложно, если вы говорите о регулировании то здесь, то там. Это куча различных, я не знаю, спецификаций, в этом разобраться практически невозможно. Здесь ставят систему. В любом случае порядок наводить нужно или нет?

    А. КОТОВ: Это не порядок. Это просто сбор денег.

    В. КАРПОВ: Хорошо. А дальше вы начинаете требовать с тех же поставщиков, которым вы привозите груз, своевременную оплату, потому что иначе вам хана. Вы сами начинаете заниматься регулированием этой отрасли, потому что вы за это платите бешеные деньги.

    А. КОТОВ: Вы знаете, вытеснят с этого рынка представителей малого бизнеса, а займёт это место на этом рынке крупный бизнес, крупные перевозчики.

    В. КАРПОВ: 40% исчезнут.

    А. КОТОВ: Это не 40%.

    В. КАРПОВ: Я имею в виду чёрный рынок.

    А. КОТОВ: Вы знаете, крупный бизнес тоже работает по-чёрному.

    В. КАРПОВ: Ну, по крайней мере, будет за это платить.

    А. КОТОВ: Это неправильно. Платить за чёрный бизнес и успокаиваться на этом государству — это не есть правильно. Надо заниматься именно отраслью, надо налаживать в ней систему, надо налаживать в ней белые схемы, надо вводить сорегулирование — регулирование государства с помощью общества. У нас в России достаточно много примеров. У нас были купеческие гильдии. И чтобы перейти с низшей ступени — с купца третьей гильдии стать купцом второй гильдии или поставщиком императорского двора — надо было заслужить и показать себя обществу. Здесь же ничего не надо.

    В. КАРПОВ: Хорошо. Альтернативное предложение существует? Ну, кроме того, что вы готовы скинуться и отдать государству эти деньги. Это тоже выглядит, знаете, как общак какой-то — из рук в руки передают.

    А. КОТОВ: Почему? Это тот же самый транспортный налог.

    В. КАРПОВ: Но это никак не регулируется.

    А. КОТОВ: Что не регулируется?

    В. КАРПОВ: Вы говорите: «Мы готовы просто скинуться и заплатить эти 40 миллиардов».

    А. КОТОВ: Поделите эти 40 миллиардов… Что, экономистов у нас нет, в конце концов? Поделите на акциз, введите дополнительные рубль, два, три в акцизе. Есть процесс. Причём если вы хотите не кошмарить владельцев легкового и частного транспорта, введите повышенный акциз на дизельное топливо. У нас в основном дизельным топливом пользуются только дальнобойщики.

    В. КАРПОВ: Ещё сельское хозяйство.

    А. КОТОВ: Сельскому хозяйству дешёвое топливо государство предоставит.

    В. КАРПОВ: То есть вы скорее за повышение стоимости дизельного топлива, чем за введение этой системы?

    А. КОТОВ: Это проще и надёжнее. Надёжнее прежде всего для государства. И самое главное — дешевле. 25% Ротенбергу. Ротенбергу и так принадлежат все шлагбаумы на трассе «Дон». Я возвращался из Ростова, я за них туда и обратно заплатил «всего-навсего» 800 рублей. Ерунда какая!

    В. КАРПОВ: У меня ещё одно уточнение. С одной стороны, вы за то, чтобы государство наводило порядок в отрасли. С другой стороны, то предложение, на котором вы настаиваете (повысить акциз на солярку), не повысит порядок, то есть порядка больше не станет.

    А. КОТОВ: «Платон» совершенно не повысит порядок. Абсолютно никакого порядка с помощью «Платона» не наведёшь. Порядок надо наводить с помощью сорегулирования.

    В. КАРПОВ: Посмотрите, сколько зато будет полезной информации благодаря «Платону»: сколько грузов и по какой трассе перевозится, с какой интенсивностью, какие характеристики должны быть у трассы. Это же вся информация, которая будет известна благодаря тому же самому «Платону».

    А. КОТОВ: Извините, на наших трассах стоят датчики, они сканируют, какой поток грузового транспорта идёт, с какой скоростью идёт, дни недели. Статистика набирается полная. Минтранс и Росавтодор имеют полную возможность сканировать любой участок. У нас даже сейчас в Интернете можно практически онлайн посмотреть, что творится на любом участке даже не федеральных трасс. Это всё делается без «Платона» и помимо «Платона». Это уже всё сделано. Никакого плюса в «Платоне» я не вижу.

    В. КАРПОВ: Но при этом 40% продолжают работать всерую, вчёрную и так далее.

    А. КОТОВ: А они так и будут. Причём этот чёрный сектор буквально повышается, он расширяется, и я вижу это по своему профсоюзу. Люди уходят из профсоюза почему? Находясь вне правового поля, профсоюз им ничем помочь не может. Они уходят в чёрный сектор, потому что не могут платить все налоги, не могут платить все сборы по-белому, уходят в чёрный сектор для того, чтобы сэкономить последнюю копейку. У нас грузоперевозки на ладан дышат, у них прибыль стремится к нулю. И чем больше будет вводиться таких систем, как «Платон»… Понимаете, КПД у «Платона» — всего-навсего 75%.

    В. КАРПОВ: Больше, чем у паровоза.

    А. КОТОВ: Больше, чем у паровоза, но меньше, чем у акциза. У акциза — 100%. У транспортного налога, конечно, меньший КПД, потому что не все его платят. А здесь куда ты денешься? Сунул пистолет в бак, пришёл к окошечку и заплатил. 100% и 75% — что лучше?

    В. КАРПОВ: Давайте я сейчас запущу наше голосование для того, чтобы ваше альтернативное предложение рассмотрели наши слушатели, аудитория.

    Итак, с нами, я напомню, Александр Котов, председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков, который выступает категорически против «Платона» и предлагает в качестве альтернативы повышение акциза на солярку. Если вы это предложение поддерживаете, вы голосуете — 134-21-35. Да, даёшь дополнительный акциз на дизельное топливо — 134-21-35. Если вы видите это предложение не совсем подходящим, вы голосуете — 134-21-36. 134-21-35 — вам нравится это предложение. 134-21-36 — скорее не нравится. Голосование наше идёт. Префиксы и в том, и в другом случае — 8 495.

    И потихонечку начнём обращать внимание на наших слушателей. Здесь, например, писали уже о том, что частные компании очень часто (это мировой опыт) по заданию государства выполняют какую-то работу. В данном случае «Платон» исключением не стал. Это аутсорсинг. Так вы боретесь за то, чтобы с вас денег дополнительно не брали, или конкретно против Ротенбергов?

    А. КОТОВ: Водителям и жителям нашей страны не понятно, почему государство прибегает к такой схеме сбора денег, которая затратна, которая технологически сложна и абсолютно непонятная, хотя существуют, как я уже говорил, другие способы, которые понимают жители, дальнобойщики, к которым они привыкли и которыми они пользуются не первый год.

    В. КАРПОВ: То есть вообще никакой пользы от «Платона» вы не видите категорически?

    А. КОТОВ: Абсолютно никакой пользы, кроме каких-то отрицательных моментов. Всего остального ни я, ни дальнобойщики не видят.

    В. КАРПОВ: Телефон прямого эфира: 73-73-948. SMS: +7 (925) 8888-948. SMS, 164-й пишет: «Почему бы не ввести налог на тоннаж? На дизельное топливо вводить налог нельзя».

    А. КОТОВ: На тоннаж вводить — это как-то глупо. Тоннаж зависит от того, какие грузы ты перевозишь, от объёма кузова твоего автомобиля, от характеристик твоего автомобиля. Один и тот же автомобиль с одними и теми же характеристиками, с одними и теми же кузовами может возить стеклянную вату, туалетную бумагу, а может возить и какое-то чугунное литьё. И как здесь посчитать?

    В. КАРПОВ: Не знаю.

    А. КОТОВ: Как ввести на тоннаж?

    В. КАРПОВ: То есть администрировать очень сложно?

    А. КОТОВ: Конечно. Лошадиные силы понятнее в транспортном налоге. Объёмы двигателей, конечно, меньше подходят в транспортном налоге. Через акциз тоже понятно: машина мощнее — больше топлива кушает; дальше ездит этот автомобиль, больше у него радиус действия — больше топлива кушает. Это понятно.

    В. КАРПОВ: Дальше. «У меня легковое авто на дизельном топливе. Почему я должен платить акциз, предназначенный вам, дальнобойщикам?» — спрашивает 60-й.

    А. КОТОВ: Скажите, пожалуйста, а почему у нас в левых полосах колейность (и достаточно высокая)? И почему у нас в левых полосах колея, которая не совпадает с колеёй грузового автомобиля? Легковые автомобили наносят такой же урон. И я считаю, и дальнобойщики считают, что дороги созданы не для того, чтобы с них собирать деньги. Да, они разрушаются. Да, мы все их вместе разрушаем. Да, мы все их вместе должны восстанавливать, должны платить. Должны ремонтировать за наши деньги, должны строить нам новые качественные дорогие. Другого пути нет. Поэтому говорить о том, что только дальнобой разрушает, абсолютно глупо.

    Не будет вдаваться в технологию, не будем вдаваться в качество, не будем вдаваться в те деньги, которые своровали. Всё это очень далеко и очень глупо. На самом деле дороги объединяют народ, дороги объединяют людей. Дороги необходимы. Да, они разрушаются. Причём если по ним очень долго и очень быстро возить детскую коляску, они тоже будут разрушаться.

    В. КАРПОВ: Логика тех людей, которые как раз вводили «Платон, следующая: «Слушайте, вы зарабатываете деньги, когда перемещаетесь по дорогам общего пользования и федерального значения. И чего бы не поделиться прибылью тогда за счёт того, что вы на этих дорогах зарабатываете?».

    А. КОТОВ: Таможенник зарабатывает деньги, опуская и поднимая шлагбаум — почему бы не поделиться?

    В. КАРПОВ: Ему платит заработную плату государство.

    А. КОТОВ: Хорошо, согласен с вами. Неудачный пример.

    Скажите, пожалуйста, почему должен платить токарь, когда он проходит проходную завода? Да, он ломает свой станок, он его изнашивает. Он ломает его не умышленно, а он ломает его потому, что он на нём работает, зарабатывает на нём деньги. Ведь никому в голову не приходит требовать оплату с рабочего, который работает на станке.

    Это тоже наш станок, это наше рабочее место. Почему я должен платить за это рабочее место, которым пользуются все? Моими грузами, которые лежат в моём кузове, пользуются все. Я везу грузы не для себя. Бесплатно у нас никто и ничего не возит. И меня упрекают за то, что я беру деньги за конкретную выполненную работу? Это глупо.

    В. КАРПОВ: Напомню нашим слушателям: с нами сегодня Александр Котов, председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков. Вопросов очень много.

    Я пока подведу наше первое голосование. Ваше предложение понравилось 77% наших слушателей, и 23% против этого предложения выступили. Вернёмся и будем подключать активнее аудиторию. А сейчас 20 часов 30 минут — информационный выпуск.

     

    НОВОСТИ

     

    В. КАРПОВ: 20 часов 35 минут. В эфире программа «Отбой». У микрофона Владимир Карпов. С нами сегодня Александр Котов, председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков, с которым мы вместе обсуждаем акцию протеста. Она у нас отодвигается на 4 декабря. Ультиматум поставлен. Кстати, ультиматум кому? Правительству? Кого вы конкретно имели в виду, когда ставили этот ультиматум: «Отмените „Платон“ — или мы 4 декабря все двинем на Москву»?

    А. КОТОВ: На самом деле и правительству, и Ротенбергу. Ультиматум от жителей Российской Федерации, от самой активной части этих жителей, я считаю, дальнобойщиков. Сплотились ребята, борются за свои права и интересы, борются за благосостояние своих семей, борются за благосостояние каждого жителя России.

    В. КАРПОВ: Если, например, произойдёт то, что вы обещаете (4 декабря вы все поедете на Москву), то вы серьёзно затрудните движение. Возможно, где-то будут перекрыты трассы. Дальше-то что? То есть последствия вы представляете? Как вы будете дальше действовать?

    А. КОТОВ: На самом деле очень не хотелось бы, чтобы эти трассы были перегорожены, очень не хотелось бы, чтобы заводились автомобили, жглась солярка, сотрудники ГИБДД и силовых структур мёрзли, поджидая нас на каждом перекрёстке; не хотелось бы взаимных упрёков, в конце концов размахивания оружием, бряцания оружием. Всего этого не хотелось бы. Хотелось бы спокойно работать на этих дорогах.

    В. КАРПОВ: Нет, а последствия? Вот то, что вы описываете…

    А. КОТОВ: А наше государство понимает последствия, если разорятся малые предприниматели, в том числе и дальнобойщики? Ведь за ними стоит весь бизнес, который обслуживает дальнобой, — бизнес вполне легальный, построенный годами, кормящий семьи, кормящий населённый пункты. Ведь у нас есть такие населённые пункты, как Умёт, которые живут только за счёт дальнобоя. У нас есть города, от которых отошла дорога, и эти города практически вымерли. «Уходит дорога — уходит жизнь», — вот так говорят на периферии.

    Дальнобой обслуживает, кормит население, дальнобой ремонтирует. Это достаточно серьёзная система. Да, если малый бизнес умрёт, будут процветать какие-то крупные компании. У них будет немножко другое обслуживание. Может быть, оно будет лучше, может быть, оно хуже будет, но оно будет сосредоточено в каких-то местах.

    В. КАРПОВ: Ещё раз. Есть действия и есть последствия. То, что вам будут противодействовать сотрудники правоохранительных органов, вы знаете уже сейчас.

    А. КОТОВ: Они противодействуют уже.

    В. КАРПОВ: Да, уже тормозят, уже кого-то забирают. И если произойдёт то, что вы рассказываете, противодействие только усилится. Поэтому я вас и спрашиваю: ваша программа действий какова? Она заканчивается 4 декабря? Или как?

    А. КОТОВ: Вы знаете, непонимание и обида накапливаются. Всё равно этот нарыв, даже если он заглохнет, даже если, не дай боже, оставят этот «Платон», то он только усугубится и рванёт когда-нибудь ещё хуже. Я призываю к мудрости наше правительство, я призываю к прекращению саботирования прямых указаний нашего президента. Бизнес не хочет, чтобы его кошмарили в этих тяжёлых условиях. Владимир Владимирович говорил о том, что не будут повышаться налоги в течение четырёх лет и к этому вопросу не возвращаться. Вернулись к этому вопросу, всколыхнули нашу страну, всколыхнули дальнобой, всколыхнули людей — люди стали активно защищать свои права и интересы. При этом им грозят оружием, им грозят руками таких же россиян. Пардон, это похоже на пир во время чумы.

    В. КАРПОВ: Давайте сейчас примем один телефонный звонок, а потом ещё несколько уточняющих вопросов будет.

    А. КОТОВ: Да, конечно.

    В. КАРПОВ: 73-73-948. Слушаем вас. Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    В. КАРПОВ: Вы в эфире. Пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Полностью поддерживаю вашего гостя. Хотел бы добавить. Аргумент, что они зарабатывают деньги на этих дорогах, совершенно не проходит, потому что на наших дорогах ездят, например, коммерческие «скорые», которые тоже зарабатывают деньги. А также общественный транспорт никого бесплатно не возит и тоже деньги зарабатывает.

    В. КАРПОВ: А вопрос?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пожелание — бороться и победить в этом вопросе.

    В. КАРПОВ: Хорошо, принимается.

    Я опять же уточню. 4 декабря — всё? Дальше акции протеста как таковые не предвидятся? Дальше должно что-то решиться? Или с вами что-то сделают, или вы что-то сделаете?

    А. КОТОВ: Доходит до прямого столкновения и противостояния. Сейчас остались какие-то считанные дни, практически считанные часы. Я опять же взываю к благоразумию наших руководителей, наше правительство. Я прошу отменить «Платон» и пойти навстречу нашему народу.

    В. КАРПОВ: Вы понимаете, что вас, в том числе и различные политические движения, сейчас будут использовать (а кто-то уже)?

    А. КОТОВ: Уже используют внаглую.

    В. КАРПОВ: Кто?

    А. КОТОВ: Все кому не лень. В том числе и господин Навальный, в том числе и Коммунистическая партия, в том числе и отдельно взятые депутаты Государственной Думы.

    В. КАРПОВ: Они же вроде как союзники ваши. Нет?

    А. КОТОВ: Вы знаете, говорят про то, что мне уже начищено кресло в Государственной Думе, что я продал дальнобой, что я готов ради пиара прогнуться и так далее. Не во мне дело. Я просто говорящая голова. Я говорю то, что мне доверяют сказать люди.

    В. КАРПОВ: Но поехали сегодня в Госдуму встречаться с коммунистами. И в итоге?

    А. КОТОВ: Я поехал в Госдуму отвозить открытое обращение. Я обязан это был сделать, я обещал участникам митинга это сделать. Я отвёз в Белый дом открытое обращение в адрес премьер-министра. К сожалению, в администрацию президента я не смог подать обращение, потому что не работали, в понедельник выходной. В Госдуме я должен был проинформировать. На том митинге, во-первых, я пытался отдать это открытое обращение в руки коммунистов, но на самом деле они не очень желали его получить.

    В. КАРПОВ: Это в Ростове?

    А. КОТОВ: В Ростове, да. Была назначена дата всеобщей акции, которую готовили коммунисты на 5 декабря. Надо было к своим сторонникам прийти и спросить: «А что мы дальше будем делать?». На самом деле мне этот вопрос задать не получилось, потому что просто не было кому.

    В. КАРПОВ: То есть коммунисты сегодня вас проигнорировали?

    А. КОТОВ: Нет, у них были какие-то дела немножко важнее. Вы понимаете, этот визит был незапланированный. Никаких обид в этом отношении нет. Я всегда на связи. Контакты налажены. Проблем в этом нет.

    В. КАРПОВ: Позвольте, я своё суждение выскажу: всё-таки они вас игнорировали.

    73-73-948. Слушаем сейчас вас внимательно. Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Это Игорь, Москва. Знаете, я был участником, когда вводили в Германии такую же систему, только она называлась TollCollect. И у них была такая ситуация. Она у них сразу не заработала, там что-то напортачили. В общем, они отменили старую платёжку. Мы платили по 8 евро за проезд в сутки, суточную виньетку покупали на заправках. Они отдали в Бенилюкс все эти терминалы, а эта система ещё не заработала. И немцы на два года (или на полтора, сейчас точно не помню) отменили эти платёжки и стали тестировать.

    В. КАРПОВ: То есть ввели мораторий на оплату, тестировали систему на протяжении двух лет — и только после этого заработала?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, и после этого они ввели. И когда они ввели, такой был геморрой, ужас просто! Правда, что интересно, надо отдать им должное — они эти терминалы поставили на каждой заправке. Там тоже было много нареканий по поводу прокладывания маршрута до тех пор, пока мы в Польше не поставили такие же приборы.

    В. КАРПОВ: Вы резюмируйте, пожалуйста. Вы полагаете, что мы неизбежно всё равно к этому придём?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Неизбежно это всё. Но так как людям не объяснили… Ещё фамилия такая идиотская. Неужели у нас фамилий других нет — Ивановых, Николаевых? Аллергия на эту фамилию ещё. Вот так всё и получается. Понимаете, в чём дело? А эта система неизбежна, она во всех странах Европы уже работает.

    В. КАРПОВ: Спасибо, принимается.

    А. КОТОВ: Извините, пожалуйста, если вы из эфира ещё не ушли…

    В. КАРПОВ: К сожалению, я уже увёл.

    А. КОТОВ: Человек назвал сумму. Эта сумма для Европы, скажем так, необременительная. Для России она огромная, а для Европы она просто смешная.

    В. КАРПОВ: Суточная виньетка — 8 евро.

    А. КОТОВ: За сутки.

    В. КАРПОВ: Да. Но поговаривают, что сейчас там как будто бы больше берут за километр с тех же большегрузов по Германии. Вам виднее.

    А. КОТОВ: Может быть. Там совсем другие ставки. Там нет чёрного бизнеса, который роняет ставки ниже плинтуса. Там всё урегулировано давным-давно. Там общественный контроль, там профсоюзы. Там территория в сотни раз меньшая, чем наша Россия, поэтому там можно поставить чуть ли не в каждом туалете этот терминал, поймите. А у нас как? У нас пункт выдачи только в одном Челябинске на всю Челябинскую область. А что остальные должны делать?

    В. КАРПОВ: Ещё раз. Наша цель — сделать систему так, чтобы она была нормальной, или «к чёртовой матери, нет, никогда не согласимся и не верим, что в России это должно работать»?

    А. КОТОВ: Давайте так. Если есть возможность дёшево производить то же самое, то зачем городить такой огород, чтобы в итоге получить на 25% меньше, а 25% кому-то отдать?

    В. КАРПОВ: Там «орднунг» и всё остальное, у немцев. При их педантичности они всё-таки к этому пришли. Как это можно объяснить?

    А. КОТОВ: Это надо спрашивать у немцев. У них там есть и возврат денег, у них есть и помощь от государства малому бизнесу. Здесь государство просто гробит свой малый бизнес, и гробит в огромных количествах.

    Человек понимает: он купил машину, он влез в долги, он хочет стать хозяином, он хочет стать уважающим себя человеком — и его опять возвращают в наёмные работники. Причём наёмный работник — в нашей системе это практически не человек. Если он откажется выполнять то, что он не хочет выполнять, то, что он не имеет права выполнять, то его просто выкинут за дверь. У меня очень много проблем с наёмными работниками. Он зимой едет на лысой резине. Он говорит механику: «Я не поеду». — «Не поедешь? Вон Ваня за забором стоит. Ты уволен. Всё».

    В. КАРПОВ: Так должен был кто-то влезть в этот бизнес, который на ладан дышит, и там пошуметь наконец, отсеять всю шелупонь.

    А. КОТОВ: Это у крупного перевозчика…

    В. КАРПОВ: Ну а как иначе? Только через «очищающее пламя кризиса».

    А. КОТОВ: (Смеётся.) Ну тогда давайте под пулемётный огонь «Максима» длинными очередями!

    В. КАРПОВ: Только каждый десятый! Такая децимация.

    73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    В. КАРПОВ: Вы в эфире. Пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Матвей, Москва. Во-первых, вопрос такой. Вы не сравнивайте Европу, потому что там очень много транзитных перевозок, и Россию, по которой ездят в основном наши автомобили, как правило. Правильно? То есть там снимают со всей Европы деньги, а тут снимают непосредственно с наших водителей.

    В. КАРПОВ: Можно вопрос? Смотрите, в Европе с наших водителей снимают, они платят, а в России мы с их водителей ничего брать не можем толком. Я правильно понимаю?

    А. КОТОВ: Так опять же — в акцизе. Иностранец приезжает, покупает наше топливо, а в этом топливе — акциз. Вот и всё. Вот и собрали.

    В. КАРПОВ: Нет, я с логикой сейчас поспорил…

    А. КОТОВ: Всё правильно. А в нашей стране от Владивостока до Санкт-Петербурга или Калининграда, грубо говоря, будут собирать в основном непосредственно с наших водителей. Это первый вопрос. Во-вторых, есть ли гарантия, что эти деньги не будут оседать в карманах чиновников, а будут расходоваться непосредственно на дороги? Есть ли такая гарантия?

    В. КАРПОВ: Вам Максим Соколов говорит: «Мы откроем на нашем сайте специальный раздел, в котором вы сможете посмотреть, куда каждая копеечка пошла. Более того, давайте мы с вами будем согласовывать каждую дорогу, какую отремонтировать, куда эти средства тратить». Вот что вам рассказывают.

    А. КОТОВ: Максим Соколов врал, врёт и будет врать. У него такая должность.

    В. КАРПОВ: Почти как Ленин. Нет, ну правда. Логика? У нас, как в Европе нельзя, потому что у них транзитные страны, а у нас вроде как конечный пункт. Но ещё раз подчеркну: мы у них платим за то, что едем по их дорогам, а они по нашим едут — и ничего не платят!

    А. КОТОВ: Международные перевозки — это перевозки от точки А в точку Б. Это не сложные перевозки, когда перевозят сборный груз. Это не сложные перевозки, когда разворачивают и идёт переадресация. Там совсем всё по-другому. Нельзя сравнивать в лоб. Да, действительно у нас огромные просторы, но ведь кроме федеральных дорог у нас региональные дороги есть.

    В. КАРПОВ: Там пока ещё вроде как…

    А. КОТОВ: Обещают. И сделают! Кроме грузового транспорта на том же сайте есть кнопочки: «Легковой транспорт», «Автобусы», «Пикапы». Сделают! Региональных дорог у нас в 10 раз больше — 500 тысяч километров. Сделают!

    В. КАРПОВ: Представляете, как у губернаторов руки зачесались? Скажут: «Мы тоже так хотим».

    А. КОТОВ: Деньги — это такая вещь, которая липнет к рукам.

    В. КАРПОВ: Всё во благо народа!

    А. КОТОВ: Нет.

    В. КАРПОВ: Всё для людей!

    А. КОТОВ: Нет!

    В. КАРПОВ: Даёшь в каждом регионе по своему «Платончику» для того, чтобы наполнить региональные бюджеты! Чтобы рожь заколосилась уже наконец! Чтобы свинья опоросилась! И всё остальное.

    А. КОТОВ: Свинья опоросится и так. Свинье нужен боров, а народу нужно нормальное ведение бизнеса.

    В. КАРПОВ: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Слушаем вас. Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей, Москва. У меня вот такой вопрос. Речь идёт всё время о водителях, о фурах. А почему эти расходы не могут быть переложены на заказчика грузоперевозки?

    В. КАРПОВ: Так они в итоге туда и будут переложены. Мы задавали этот вопрос Александру, он уже пытался на него ответить. Ещё раз повторите, Александр.

    А. КОТОВ: В итоге все эти платежи будут производиться за счёт населения Российской Федерации, ведь подорожает всё.

    В. КАРПОВ: Нет, вы всё время жалеете водителей: «Вот у водителей мозолистые руки…»

    А. КОТОВ: Я водителей жалею, и жалею россиян наших, простых жителей, бабушек-старушек. Ведь кто поднял первый вопрос? Первый вопрос по «Платону» подняли производители и переработчики сельхозпродукции. Они чётко показали, что пакет молока будет стоить на 3 рубля дороже.

    В. КАРПОВ: Эта математика для меня абсолютно не понятна — по той простой причине, что если просто посчитать расстояние из пункта А в пункт Б и поделить на количество молока, которое перевозит грузовик, и посмотреть, насколько оно подорожает, получится в лучшем случае 20 копеек. А они обещают 3 рубля сверху.

    А. КОТОВ: Да, они обещают 3 рубля сверху. Они считать умеют, они экономисты, они на это учились. Логистика имеет много ступеней. На поле надо привезти удобрения, корову надо подоить, молоко надо привезти на завод, на заводе надо его переработать, его надо разлить, его надо фасовать… В общем, цепочка выдвигается, и цепочка достаточно длинная. И поэтому — копеечка к копеечке. Они чётко сказали, показали: вот 3 рубля. Я им верю. Это производители.

    В. КАРПОВ: А у меня есть стойкое ощущение, что обманывают. Они пытаются нажиться на этом «Платоне», например, так же, как и Ротенберги. Каждый хочет свой кусок урвать!

    А. КОТОВ: Нет.

    В. КАРПОВ: Как нет? Так и есть.

    А. КОТОВ: Вы знаете, 22 октября в Госдуме было расширенное заседание комитета Госдумы по транспорту. И там производители и переработчики сказали, что потребление продуктов питания — например, молочных продуктов — в России за год упало на 22%. Они объяснили, что они не могут поддерживать сейчас низкие цены на социально значимые продукты за счёт дорогих молочных продуктов, потому что потребление и дорогих упало. То есть страна стала есть меньше, потому что не может больше платить. Сейчас ещё поднимутся цены — опять упадёт спрос населения. И этот клубок будет катиться, катиться и катиться. И так по каждому товару. Там были и переработчики мяса, там были и переработчики свёклы, сахара.

    В. КАРПОВ: Слушайте, у них работа такая — жаловаться. Они приходят для того, чтобы перед тем, как принимали бюджет, выделили дополнительное финансирование крестьянам. Ну а как ещё, как не в Госдуме, заявлять о том, что всё плохо, «давайте нам больше денег — и будет лучше»?

    А. КОТОВ: Да никогда дальнобой у государства не просил денег! Они с нуля создали этот бизнес. А теперь этот бизнес у них отбирают! Поймите, они будут за свой бизнес зубами рвать всё что угодно. Ладно, переработчикам — преференции от государства, какие-то льготы, низкая цена на топливо. Грузоперевозчикам — вообще ничего! Они создали этот бизнес, создали с нуля, начиная с ГАЗ-51 и ЗИЛ-130 («рупь тридцать», как они называли), на чём мы ездили в начале перестройки. На чём сейчас ездит частный дальнобой? Американцы, Mercedes, DAF. Зайди в кабину нанятого водителя и зайди в кабину того человека, который сам себе хозяин, — ведь это же небо и земля! Техническое оснащение. Ведь хозяин понимает, что если он не будет технически поддерживать автомобиль, если он его будет гробить, то этот автомобиль ему не будет приносить денег.

    В. КАРПОВ: Спасибо, Александр, за то, что пришли, спасибо, что ответили на наши вопросы. Время нашей программы подходит к концу. Я думаю, что мы не прощаемся.

    А. КОТОВ: Большое спасибо слушателям.

    В. КАРПОВ: Встретимся. Надеюсь, что это произойдёт, когда уже у вас настроение будет приподнятое, не знаю, или у нас будет приподнятое. В общем, поговорим ещё.

    Это был Александр Котов, председатель профсоюза водителей-дальнобойщиков. Спасибо, Александр. Приходите ещё.

    А. КОТОВ: Всего доброго!

     

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus