• "Антикризис с профессором Кричевским" от 05.12.2015

    11:05 Дек. 5, 2015

    В гостях

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Категорически приветствую вас! Просыпайтесь, дорогие мои! Что-то тихо сегодня. 73-73-948 — молчит. +7 (925) 8888-948 — молчит. Сайт govoritmoskva.ru — молчит. Twitter — и тот молчит! Столько всего происходит вокруг. Неужели ни у кого никаких вопросов не возникает? Давайте по порядку. Начнём с политеса, отдадим ему дань уважения.

    На мой взгляд, главным событием уходящей недели — что в политической, что в экономической части — было обращение президента Российской Федерации Владимира Путина к Федеральному Собранию. Мне каждый раз перед представлением обращения немножко не по себе от того, что всяко-разные журналисты, эксперты и аналитики ждут от этого послания, от этого обращения чего-то сверхъестественного, выдающегося, экстраординарного, господа: вот сейчас Путин выйдет — и скажет! Господа хорошие, основной месседж всех обращений президентов во всех странах: «Нам трудно, у нас серьёзные проблемы. Мы должны сплотиться — и мы, вне всякого сомнения, победим!» Вот и всё. А детали уже, по большому счёту, никого не волнуют, потому что главный посыл: «Эта победа будет за нами, господа».

    Ровно то же самое в двенадцатый раз в той или иной форме произнёс президент Российской Федерации. Да, конечно, были кое-какие интересные нюансы, подробности, о которых мы будем более или менее серьёзно и обстоятельно говорить, но в общем и целом: ситуация в экономике под контролем, правительство работает, мягко скажем, неплохо (а по большому счёту так и вовсе хорошо); есть, конечно, кое-какие недочёты у нас порой, но мы над ними работаем, господа, и, безусловно, справимся.

    Чего вы ждали от этого обращения, от послания президента — мне, честно говоря, не очень понятно. Может быть, вы мне расскажете об этом по телефону 73-73-948? Какие-то мерцающие звонки были у нас, но они исчезали. Может быть, этот? Доброе утро. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Алексей, Москва.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Алексей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Президент в своём послании сказал о том, что надо обращать внимание на то, чтобы не уничтожать малый бизнес, чтобы ему давать дорогу и так далее. Я очень хотел бы услышать от президента, что он за утрату доверия отправляет в отставку Собянина. Несколько тысяч человек, порядка 10 тысяч человек лишатся в конце этого года своих рабочих мест в очередной раз по указу мэра и его ставленника Ликсутова.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Вы о каком распоряжении или постановлении Московского правительства?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: О закрытии торговли в метро. Все палатки будут закрыты с 1 января. Все управляющие организации получили буквально неделю назад уведомление об этом.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Скажите, а какая аргументация, обоснование этого решения?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обоснование очень красивое, хорошее!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Какое?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Мы хотим добра и счастья всем людям».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Этого мы хотим все. Конкретно по метро какое постановление?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По метро обоснование такое: «Нечего вам переплачивать посредникам, поэтому структурам, которые построили эти палатки, которые взяли в аренду у метро площади… Мы сами всё построим». Только конкретно у меня лично 1 декабря прошлого года на метро «Варшавская» была закрыта палатка — ремонт 30-метрового в длину перехода. До сих пор переход ремонтируется. Все остальные переходы по Москве, если вы ездите на метро, то вы видите, что там творится: закрыты металлическими щитами, со стен сбивается мраморное покрытие. Кстати говоря, палатки, стоящие 20 лет в переходах, сейчас организации, которые там должны это всё убрать в течение 14 дней (и неважно, что они выходные, январские), все палатки должны привести мрамор «в исходное состояние», как написано.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Всё понятно. Высказались? Слава богу, отлично. Спасибо большое. А теперь мы вернёмся к теме нашей первой четверти, которую я представил в самом начале. Мы вообще-то о послании говорим, а не о том, что Собянин будет закрывать палатки у метро, господа.

    Владимир: «Доброе утро, профессор! Рад слышать вас в эфире. Никита Александрович, а вас не позвали в Кремль?» Нет, не позвали. Кому я там нужен, господа? Я с огромной пользой провёл время четверга. Если кто не в курсе, я сейчас пишу книгу, которая выйдет под рабочим названием «Русский экономический характер: наследие противоречий» (может быть, название поменяется). Крайне интересный получается манускрипт! Вы даже не представляете, насколько мы за 500, за 1000 лет остались прежними. И не учитывать особенности русского экономического характера, составляя всяко-разные экономические стратегии и прочие модельки, — на мой взгляд, самоубийство. Крайний, наиболее вопиющий случай подобного «суицида» случился с нами 25 лет назад, когда нам почему-то решили внушить, что экономический либерализм, рыночная идеология — это как раз то, чего мы ждали всю свою тысячелетнюю историю. Ничего подобного!

    Поэтому не позвали — и не позвали. Звали в другие места, с другой-то стороны. В какие-то идти я отказался. Никаких эмоций по этому поводу нет. Больше того, я вам открою страшную тайну. Я повинюсь перед вами и сделаю, знаете ли, такой публичный каминг-аут! (Звукорежиссёр Женя напряглась). Я его даже не смотрел по телевизору! Вы представляете?

    «Где можно будет скачать книгу?» Вот они, халявщики! О халявщиках будем говорить во второй части программы, точнее, во второй четверти, когда перейдём к разговору о дальнобойщиках.

    «Какие тренды рынка? Чем заняться с бюджетом до 200 тысяч рублей?» — 827-й интересуется. Поверьте, не знаю, чем можно заняться с таким бюджетом. Наверное, сделать что-то полезное для себя, для своей семьи. Больше ничего на эти 200 тысяч рублей не сделаешь.

    «В Китае после послания их царя своим подчинённым происходят показательные смертные казни проворовавшихся. Жаль, что у нас не так», — Емеля через сайт свои наблюдения нам адресует.

    «Именно в послании президент говорил о поддержке малого бизнеса — а тут палатки закрывают, и люди без работы», — вопиет Сергей из Одинцова, 260-й. Ну да, наверное.

    Я вам вот что скажу. Вы знаете, там было несколько моментов, на которые никто не обратил внимания. При более вдумчивом аналитическом прочтении послания президента (которое я, безусловно, осуществил) в глаза бросилось несколько моментов, о которых… Вы знаете, по верхам же люди скачут. Вот они не услышали слова «Украина»: «Вах! Вах! Украины не услышали! Ой, что же делать? Что же делать?» Господа хорошие, а вы ведь также не услышали слова «санкции». А мы, между прочим, в них существуем уже полтора года — и финансовые, и технологические. О санкциях не было сказано ни слова, дорогие мои.

    Дальше: вот малый бизнес, вот надо декриминализовать несколько статей Уголовного кодекса, надо дать послабления предпринимателям и всё такое. Смотрите, какая история. В прошлой программе мы с вами говорили о том, что очень как-то интересно и лицемерно формируют вопросы те, кто проводит социологические исследования. Я приводил в пример соцопрос: насколько хватит вам сбережений, если у вас гипотетически сегодня или завтра отберут абсолютно все доходы? Ну просто все! То есть вы окажетесь голый и на улице. Вот у вас есть какие-то сбережения, непонятно где. У вас нет ни семьи, ни родителей, ни детей, ни государства — нет ничего. У вас есть только энное количество денег либо на счёте, либо в кубышке. 60% опрошенных на вопрос «все сбережения» сказало, что на три месяца, что ли. То есть это ситуация, которая в принципе невозможна. Она, конечно, не уникальная, в отдельных случаях так бывает, но по большому счёту она невозможна. Чтобы всё так разом ухнулось — это, конечно, не ядерная война, но что-то похожее. Вот на три месяца хватит.

    И здесь мне вспомнилось, как опять же пару недель назад у нас наши либеральные СМИ буквально вопили по поводу того, что у нас выносится всего лишь 0,7% приговоров экономического характера оправдательного толка. И тут, вы знаете, я вспомнил свою собственную историю, когда я написал заявление в Управление по экономическим преступлениям. Мои слушатели помнят эту историю — по поводу тех, кто по большому счёту, говоря по-русски, кинул меня с ремонтом моей квартиры. Я заплатил деньги, мне ничего не сделали, люди растворились. В процессе предварительного расследования, доследственной проверки выяснилось, что люди не заплатили налоги, не провели эти деньги по бухгалтерии, заплатили заработную плату своим работникам вчёрную — и куча всяких прочих «прелестных» нюансов.

    Так вот, что вы думаете? Возбудили уголовное дело, послали (не знаю, как это у них называется) на согласование в прокуратуру Центрального округа. Прокуратура Центрального округа отказала. Когда я пришёл к прокурору ЦАО, он сказал: «Так вы подавайте в гражданский суд». Я говорю: «Стоп-стоп-стоп! Я квартиру отремонтировал, всё в порядке. Я там живу, всё нормально. Там другие люди всё сделали. Но вы посмотрите: у вас в процессе доследственной проверки совершенно чётко выяснилось: а)…; б)…; в)… Вы не считаете это преступлением?» — «Подавайте в гражданский суд». Всё. Уголовное дело не возбудили, а точнее — отказали в его возбуждении и постановление отменили. Как называлась эта компания? «Лазариус-Арт». Кстати говоря, этот товарищ, который периодически, насколько я понимаю, кидает своих клиентов, делает на РЕН-ТВ программу, аналогичную «Квартирному вопросу» на НТВ или на каких-то других каналах.

    Я к чему? Я к тому, что дело-то возбудить не проблема, но вы должны для того, чтобы удостовериться в том, что всё хорошо, пройти ещё и прокуратуру. А вот прокуратура если и пропустит, то она пропустит уже при таких железобетонных доказательствах, что мама не горюй, господа. Вот отсюда — 0,7% оправдательных приговоров, потому что до суда доходят дела, когда уж на 200% все уверены, что по шапке не дадут, что обратного хода не будет. Я, публичный человек, говорю вам на основании своего опыта: не пройдёте — даже при том, что налицо как бы состав. Это я к чему? Это я к тому, что расхожая демагогическая мантра «хватит кошмарить бизнес» на деле проявляется вот в таких вещах, в частностях.

    И ещё один момент, на который, сто процентов, не обратили внимания. Путин говорил о том, что необходимо расчистить институты развития от «плохих» долгов. А вот теперь я вам поясню, что он имел в виду (как я думаю, по крайней мере). Есть у нас такой институт развития под названием Внешэкономбанк. Вы, наверное, слышали, может быть где-то читали даже, аббревиатура такая — ВЭБ (три буковки). Так вот, смысл в чём? Смысл в том, что сегодня на Внешэкономбанке висит очень много долгов по строительству Олимпиады, по возведению олимпийских объектов, и не в последнюю очередь — по объектам гостиничной инфраструктуры и структуры общественного питания.

    А вот теперь смотрите. Гостиницы пустуют, отели выстроены, приняли Олимпиаду. Все отзываются о них исключительно в восхитительных тонах, в восхитительных отзывах. Олимпиада прошла — заполняемости нет. Что делать? Море в двух шагах. Сочи — наша земля. Климат там очень хороший. Кстати говоря, лучше, чем в Турции. А вот теперь сопоставьте запрет на туризм в Турцию и Египет и проблему с «плохими» долгами институтов развития. Вам не кажется, что таким образом наше доблестное руководство просто завело финансовые потоки, которые прежде уходили в Турцию и Египет, на нашу территорию? Я говорю и о Сочи, и о Крыме. Да, конечно, инфраструктура и качество сервиса там оставляют желать лучшего, но, господа хорошие, Москва не сразу строилась, как вы знаете. Пройдёт несколько лет — и всё будет на уровне. Тем более, что собственники этих объектов очень хорошо знают, что нужно нынешнему потребителю. Ему нужен качественный сервис, ему нужен all inclusive и ему, конечно, нужны относительно невысокие цены. Вот по этим трём направлениям они и будут развиваться.

    Но для того, чтобы они развивались, необходима финансовая подпитка, скажем так, «денежное дизтопливо», «денежная солярка». Так вот, эта «денежная солярка» получится как раз уже со следующего года в форме переориентации турпотока с Турции и Египта в том числе (опять же говорю — не исключительно, но отчасти) на наши курорты, которые находятся на территории Российской Федерации. А в послании это звучало абстрактно. И я вас уверяю, значительная часть тех, кто сидел там и внимательно слушал, чуть ли не записывал (я уж не говорю о том, что фотографировал), наверняка не поняла, о чём речь.

    И наконец ещё один момент, о котором мне хотелось сказать в первой части. Это предложение Путина по поводу расширения вложений средств граждан в корпоративные облигации. Вот конкретно что он сказал: «А чтобы инвесторам, гражданам было выгодно вкладывать средства в развитие отечественного реального сектора, предлагаю освободить от налогообложения купонный доход на эти облигации, в том числе от налога на доходы физических лиц». Это была точная цитата. Кроме того, президент поручил Правительству и Банку России представить «предложения по развитию рынка корпоративных облигаций». Снова цитата: «Необходимо упростить процедуру их выпуска и приобретения».

    И наконец немного статистики: сейчас граждане вложили в акции и облигации, то есть работают на фондовом рынке, не более 500 миллиардов рублей, тогда как в депозиты — более 21 триллиона, если считать и в рублях, и в валюте. В то же время в настоящий момент в обращении находятся рублёвые корпоративные облигации на общую сумму 8,3 триллиона рублей. Вложили 500 миллиардов и в акции, и в облигации, а только облигаций корпоративный сектор выпустил на 8,3 триллиона.

    У меня очень интересный вопрос. Я пытался обсудить его с людьми, которые что-то понимают в корпоративном секторе, в той части фондового рынка, которая занимается облигациями, но они не высказали какую-то однозначную точку зрения, то есть: «Может быть. А может и не быть. Надо посмотреть. Мы, конечно, будем, но тем не менее…» — и так далее.

    Смотрите, господа. Есть предложение размещать наши с вами деньги не только во вкладах и депозитах, но и, соответственно, в корпоративных облигациях. Тот нюанс, что вложения в облигации, в отличие от банковских вкладов, не подлежат обязательному страхованию, принимается без обсуждения. Мне, честно говоря, не очень понятно, как можно переложить институт обязательного страхования вкладов на размещение в корпоративные облигации. Очевидно, никак. Полагаю, что этот риск будет компенсирован более высокими ставками по корпоративным облигациям, и, естественно, после того как купонный доход, то есть периодические выплаты по этим облигациям будут освобождены от подоходного налога.

    Пойдёте ли вы на это? Решитесь ли вы сыграть в секторе корпоративных облигаций? Очевидно, что вы это будете делать не сами индивидуально по подписке, а пойдёте куда-то. Так вот, куда вы пойдёте? И вообще что вы знаете о корпоративных облигациях? Рассматриваете ли вы корпоративные облигации как инструмент для вложений и приумножения ваших сбережений? 73-73-948.

    Доброе утро. Слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, что всё-таки банки понадёжнее, потому что рынок у нас ещё не устоялся. Начнутся махинации всякие — и очень много людей пострадает от всяких компаний. А потом, обратите внимание, сейчас опять газеты запестрели на каждой странице объявлениями «под 10% в месяц», всякие компании объявились. Это опять 90-е годы?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это опять те же самые пирамиды, вы же всё понимаете.

    73-73-948. +7 (925) 8888-948. «В наше время только материальный актив, а не бумага», — 158-й. 260-й: «Вы невнимательно слушали. Именно в послании президент говорил о поддержке малого бизнеса».

    Господа хорошие, он об этом говорит каждый раз! Я не знаю, из 12 его посланий в скольких не было упоминаний о малом бизнесе? Господи боже мой, что же вы сидите? 12 лет Путин выступает — и 12 лет вы не понимаете, что это «обращение к городу и миру», что это разговор вообще о том, что «нам сложно, но мы сплотимся, и мы, безусловно, выстоим и победим»? А вы начинаете про малый бизнес. Вы ещё вспомните о том, что про дальнобойщиков ничего не сказал! Вот ты понимаешь какой, а?!

    Доброе утро. Слушаем вас. Алло… Отлично! Вторая попытка. Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Слушаю каждый год послания. В прошлом году он меня вообще разочаровал, какая-то безнадёга уже прямо в голове поселилась. В этом хоть что-то было, хоть какие-то намётки. Но я бы хотел, если честно, услышать хоть какие-то программные заявления, а то всё — какие-то общие слова: «Мы тут, мы там, мы сям». А сказал бы конкретно: «Давайте сделаем вот это, вот это и вот это».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не будет!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А когда-нибудь будет?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Когда поменяются идеологи, которые стоят во главе разработки экономической политики.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так я и хотел бы услышать в программе его: «Давайте поменяем вот это, вот это и вот это».

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы не слышите меня?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Слышу, конечно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не слышите. Я вам говорю: когда персонажи другие будут.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так я вижу, как в последнее время опять начали, так скажем, «старейшины» появляться с ним: то там, то в Крыму. Вот эти знакомые лица. Уже тошнит от них просто! Все одни и те же!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не вас одного. Спасибо вам за ваше мнение. Я ответил на ваш вопрос, как мне кажется. Вот когда персонажи поменяются, тогда и услышим что-то новое и программное, заметьте.

    Доброе утро.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Зверева читал, сталинского министра финансов. У меня такое впечатление, что потихоньку, как-то по-другому мобилизуем экономику именно таким способом: и государственные облигации, и сокращения частных банков, и заткнули очень много дыр, через которые наша валюта утекает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Не государственные, а корпоративные.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что путь правильный, но слишком медленный.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: И при этом, заметьте, об этом ни слова — ни в том послании, ни в позатом послании, ни в нынешнем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А чтобы не пугать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно, конечно! Ведь у нас же, помните, в прошлом, в позапрошлом посланиях: «либерализация», «свободное предпринимательство», «открытые рынки». Помните, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так прикрутили за этот год, столько лицензий отозвали у обнальщиков, такие драконовские условия к тем, кто имеет валютные счета и держит валюту, что они стонут сейчас, стонут!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно делают, потому что от производителя до потребителя слишком много «пиявок» сидит, которые отсасывают.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно. Я об этом и говорю. Спасибо вам огромное.

    Скорее всего, мы не услышим эти моменты, о которых вы сейчас говорили. И никогда не услышим, потому что и не надо! Зачем пугать? Из России ежегодно уходят десятки миллиардов долларов. Мягко скажем, что десятки. На самом деле это сотни (даже в нынешних условиях). Это, естественно, является головной болью. С этим борются, и борются все. И борется Центробанк — в том числе и в первую очередь. И надо сказать, борется неплохо, выполняя часть своих функций, как мне кажется, достойно. Вот об остальных функциях можно говорить и спорить очень долго, но здесь, что называется, это лучшее исполнение своих обязанностей за все 25 лет существования свободной России. Ну хорошо, 24. Не придирайтесь.

    И ещё один нюанс. Я иногда общаюсь с теми людьми, которые как раз и проводят валютные операции. Они говорят: «Вы не представляете, насколько сейчас это стало сложно. Мы предпочитаем избавляться от валюты, как только она к нам поступает, потому что столько вопросов возникает, что устаём отвечать. А ведь ещё надо работать».

    73-73-948. Ещё один звоночек. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Я бы хотел сказать: куда уходит наша валюта? Центробанк не знает, куда уходит валюта наша? Всё прекрасно знает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Всё он прекрасно знает, не волнуйтесь. Спасибо вам за звонок. Вы не думайте, что в Центробанке сидят дурачки и что посмотреть, посчитать, куда уходят деньги из России, никто не в состоянии. Мы с вами две программы упоминали контролируемую задолженность, то есть задолженность, которая возникает после того, как наши доблестные коммерсы вывели деньги за границу, а оттуда завели их под видом иностранных инвестиций. Их начинают поджимать ещё и с этой стороны. А вы говорите «не знают».

    Новости!

     

    НОВОСТИ

     

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский.

    Наконец-то о «Платоне» поговорим! О «Платоне», о котором Путин ничего не сказал в своём послании! Негодуют дальнобойщики! Украина негодует, что её не упомянули, и дальнобойщики негодуют. И они теперь решили проводить акции на МКАДе, за МКАДом, в Петербурге — короче говоря, везде. Везде они будут проводить свои акции. И никто не может понять, что происходит.

    «Росавтодор белой и пушистой бандой пытается прикинуться. Они сами придумали грабить дальнобойщиков», — через сайт нам сообщает Мила (если вы не знали, конечно).

    Платон через сайт пишет: «В честь какого такого Платона названа обдираловка большегрузов? Может, вы знаете?» Дорогой мой Платон, название системы — сокращение от «плата за тонну». Собственно к Платону она не имеет абсолютно никакого отношения. Просто так, знаете, сократилось у тех, кто её называл.

    «Дальнобойщики — классическое гражданское общество, как писал Карл Маркс в работе „К еврейскому вопросу“», — сообщает нам Космополит по SMS. Космополит, я не знаю. Я читал в Интернете, что у него были и другие высказывания — и про дальнобойщиков, и про блогеров, и даже про интернет-троллей. Но это мы с вами как-нибудь вне эфира.

    Давайте поговорим о дальнобойщиках, господа. Я пока прошу вас не звонить, потому что я представлю вам свою точку зрения. Вы знаете, что я человек дотошный, вы знаете, что я привык докапываться до сути — по крайней мере, до той сути, которая мне кажется сутью. В данном случае я представляю свою позицию, с которой вы можете не согласиться, но мне она кажется вполне обоснованной.

    Так вот, смотрите. Мало того что мы вчера уже получили все «прелести» от фактического перекрытия МКАДа в районе Ленинградке от дальнобойщиков, так на этой неделе с инициативой подкорректировать систему «Платон» выступил губернатор Приморского края господин Миклушевский. Это тот самый, который в конце октября разразился гневной тирадой, что билеты у «Аэрофлота» после того, как «Трансаэро» обанкротилась (фактически обанкротилась), выросли в его регионе в 3-5 раз. Правда, буквально на следующий день ему пришлось извиняться, потому что билеты-то не выросли. Но факт есть факт. Наоборот, он даже поблагодарил «Аэрофлот». Вы можете себе представить, Миклушевский поблагодарил «Аэрофлот»! Как позиция меняется! Флюгер!

    На этот раз он высказался по поводу большегрузов. «Минтранс с Росавтодором ждут предложений от бизнеса по совершенствованию работы „Платона“. Бизнес теперь сможет контролировать устранение неполадок и ошибок». И наконец сообщение буквально последних минут о том, что Росавтодор может по итогам проверки предъявить финансовые претензии к «Платону». И как бы тема номер один, не считая внешнеэкономического официоза, не считая послания президента, — это, конечно, дальнобойщики.

    Господа, я немало времени посвятил исследованию, изучению этого вопроса, и я пришёл к крайне неприятным для значительной части вас, дорогие мои, выводам. Почему я говорю о значительной части? Потому что по телефонному опросу, который проводил Сергей Доренко на этой неделе, вы поддерживаете на 87% из 100% протесты дальнобойщиков. Я знаю, что я пойду против течения, я знаю, что я буду говорить против моих слушателей, но тем не менее я считаю своим долгом прояснить ситуацию.

    Давайте от печки. Что такое «Платон»? «Платон» — это система, что обеспечивает сбор, хранение, обработку, хранение и передачу информации, заметьте, в автоматическом режиме. То есть никаких гаишников, никаких полицейских, никаких рейдеров по федеральным автотрассам не планируется. Рамки, передвижные мобильные пункты, автоматическая фиксация через ГЛОНАСС, и дальше — выставление счетов либо претензий. Везде автоматика. До 29 февраля, как вы знаете, плата — 1,53 рубля за 1 километр федеральной трассы, а с 1 марта — 3,73 рубля. Все собранные средства (вот здесь внимание, это первый нюанс, который я хотел до вас донести) пойдут не частной лавочке, а в федеральный бюджет, а уже оттуда они будут прямиком перенаправлены на строительство и модернизацию автодорог.

    Второй момент, который вы должны знать. Первый момент я вам уже сказал: деньги идут не частной лавочке. Забудьте об этом! Второй момент. Очень часто говорят о том, что «Платон» — это третий налог. Вот у нас есть акциз, у нас есть транспортный налог, и у нас теперь есть «Платон». Господа, прежде чем это говорить, проконсультируйтесь с людьми, которые в этом деле понимают чуть-чуть больше, чем вы (ну хотя бы со мной). Я бы вас мгновенно отослал к статье 35 Бюджетного кодекса, которая прямо запрещает финансировать за счёт собранных налогов бюджетные расходы (а дороги у нас — это расходы бюджета). Чтобы быть более точным, статья 35: «Принцип общего (совокупного) покрытия расходов бюджетов означает, что расходы бюджета не могут быть увязаны с определёнными доходами бюджета и источниками финансирования дефицита бюджета, если иное не предусмотрено законом (решением) о бюджете». Иное не предусмотрено.

    Так вот, этот принцип прямо запрещает финансировать из налогов какие бы то ни было расходы. Налоги идут в общий котёл, поэтому что акцизы, что транспортный налог (кстати говоря, региональный налог) поступают в общую казну и уже оттуда перераспределяются в зависимости от потребностей того или иного региона, от страны в целом. Транспортный налог на строительство и модернизацию автодорог не идёт.

    Следующий момент. Будет собрано порядка 50 миллиардов рублей, которые пойдут на дороги — и так далее, и тому подобное. Я вам должен сказать, что ежегодно в стране расходуется кратно больше, на порядок больше денег на строительство и модернизацию федеральных трасс. На порядок больше. То, что эти деньги разворовываются, — это претензии не к «Платону», а это претензии к тем, кто осуществляет строительство и ремонт, а также контроль (что очень важно).

    Давайте дальше. Очень много было разговоров о том, что с введением «Платона» вырастут цены на продукты. Каюсь! Я был одним из тех, кто предполагал, что цены вырастут. Прошло три недели — кто-нибудь из вас обнаружил рост цен на продукты, которые поставляются дальнобойщиками? Я уверен, что нет. Если они и выросли — уж всяко не из-за «Платона».

    Чтобы быть предметным и конкретным. В прессе часто звучит пример путешествия 20-тонного «КамАЗа» по маршруту «Махачкала — Москва». Большегруз затарен помидорами по 50 рублей за 1 килограмм. Нетрудно посчитать (если учесть, что проезд по федеральным трассам — это 1775 километров), что средняя оптовая цена на эти помидоры, которые приехали в Москву из столицы солнечного Дагестана, вырастет всего на 0,27%. Возьмите калькулятор и посчитайте. Помидоры — 50 рублей за килограмм. Федеральная трасса — 1775 километров. С «Платоном» вы разберётесь, на 1,53 рубля умножите и без меня. Стоимость услуги по перевозке (опять же средняя) — 50 тысяч рублей.

    Так вот, простейший калькуляционный расчёт показывает, что цена вырастет на 0,27%. Если в граммах — 13,5 копеек за килограмм помидоров, ребята. Хорошо, дальнобойщик обратно поедет пустым — тогда прирост составит не 0,27%, а 0,54%. 13,5 копеек умножьте на 2 — 27 копеек. 50 рублей 27 копеек. Вы когда-нибудь платили не 50 рублей ровно, а 50 рублей 27 копеек за килограмм помидоров? Никогда. Так что и это мимо.

    Теперь смотрите. Я посмотрел данные Росстата по росту цен на грузоперевозки. С октября по октябрь (ещё до «Платона») грузовые перевозки по стране в среднем выросли на 12,7%. В пересчёте на дагестанский грузовик это получится 5,6 тысячи рублей. «Платон», если опять же брать путешествие из Махачкалы в Москву, — это 2,7 тысячи рублей (а конкретно — 2 715 рублей). То есть цены выросли вне «Платона».

    И наконец главное, господа хорошие, ради чего это было сделано. И вот это для меня было, не буду скрывать, приятное откровение, потому что вы все знаете, что я являюсь ярым противником какой бы то ни было «чернухи» в любой экономике — будь то российская, будь то нидерландская, будь то австралийская, мне всё равно. Потому что если я плачу налоги, почему кто-то другой считает себя умнее и позволяет себе эти налоги не платить?

    Так вот, господа, по разным оценкам, до 90% большегрузов, если брать Северный Кавказ, — это машины, которые бегают вчёрную. То есть они нигде не учитываются, они никому не подчиняются, они получают заказы через посредников, через диспетчеров, они не имеют прямого выхода непосредственно на заказчиков, производителей и непосредственно на конечных получателей. Они контактируют с диспетчером, который им передаёт деньги. Живут они бедно, живут они плохо (с этим я согласен), претерпевают значительные неудобства во время своих путешествий и стремятся ехать как можно быстрее, потому что волка ноги кормят. Тем не менее, если брать Северный Кавказ, то до 90%.Я спрашивал у представителей Северного Кавказа: «Правда ли это?» Они пожали плечами и сказали: «Очень много. Может быть, не 90%, но 70–80% мы даём».

    Это чёрный рынок. Это люди, которые гоняют грузы вчёрную. Это люди, которые ничего не платят. Это люди, которые считают, что разбивать те же самые дороги они могут совершенно бесплатно и их это никаким образом не задевает. А порча дорог, по сравнению с легковушками, — разница приблизительно в четыре раза. Это подсчёты не мои, а Михаила Блинкина из НИИ транспорта, который точно так же говорит: «Это удар по серому сектору, господа». Мы просто вытаскиваем оттуда всю «чернуху». Мы вытаскиваем оттуда людей, которые не спят ночами и не спят днями. Это люди, которые не отдыхают положенный срок. Это люди, которые инициируют ДТП, а особенно тогда, когда они подъезжают ближе к Москве (и таких случаев масса). И это люди, которые ничего не платят ни в бюджет, ни в Пенсионный фонд — никуда.

    То есть, по большому счёту, если учесть те незначительные поступления, которые будут от «Платона» в федеральный бюджет, разговор идёт совершенно о другом, не о том, чтобы обуть дальнобойщиков. Эти сборы переходят на нас, потребителей, либо же на тех, кто оплачивает услугу по грузоперевозке. Дальнобойщики здесь ни при чём. Разговор идёт о том, чтобы уничтожить серый сектор в грузовых автомобильных перевозках, который все последние годы расширялся невиданными темпами.

    У нас миллион грузовиков, большегрузов. Ну, всего около 2 миллионов, но будем считать, что половина — это армия, спецслужбы и прочие правоохранительные органы. А вот остальной миллион — сколько там легальных грузовиков? Тех, которые принадлежат людям, индивидуальным предпринимателям, уплачивающим ЕНВД, например. Тех, которые входят в автотранспортные колонны. Тех, которые входят в ООО. Непонятно. Вот это «непонятно» больше всего тревожит и разработчиков, и заказчиков системы «Платон», и собственно правительство, включая президента.

    Это часть той самой программы, о которой мы говорили в самом начале. Я вам приводил пример, что ЦБ конкретно за выполнение функций по очищению финансового рынка от скверны нужно поставить если не «пятёрку», то твёрдую «четвёрку», а то и «четвёрку с плюсом». Вот приблизительно то же самое сегодня происходит на рынке грузовых перевозок.

    Кто протестует, господа? А протестуют те, которые лишатся чёрного куска хлеба, не облагаемого налогом, или серого куска хлеба (называйте как хотите), потому что все остальные работают, перебоев нет, ничего нет. Система не работала? Так извините, она не работала первые два-три дня. Сейчас она отлажена. И разговор о финансовых санкциях идёт за первые дни неотлаженной работы «Платона». «Тамагочи», бортовые устройства не работают? И здесь я включаю телевизор — а там сидит представитель Росавтодора и говорит: «За первые дни выдали 170 тысяч бортовых устройств, из них вернули как некондицию 162», — не тысячи, а единицы! 170 тысяч выдали, а вернули 162 единицы — меньше 0,1%. И вот так по кругу. И система работает, и уже первый миллиард собрали, и грузовики катаются — а кого-то всё не устраивает!

    И наконец последнее в этой части, господа хорошие, точнее, предпоследнее. Что-то я не слышал протестов дальнобойщиков, когда год назад тот же ЦБ, который одной рукой борется с нелегальным финансовым оборотом, а другой рукой ослабляет, девальвирует рубль… что-то я не слышал от них протестов, когда мы все беднели. Мы реально беднели. Мы стояли в очередях за телевизорами. Что-то я от них не слышал протестов. Что-то я не слышал протестов, когда уничтожали систему образования и вводили систему ЕГЭ. Что-то я не слышал протестов, когда сокращали бюджетные ассигнования на медицину.

    И наконец, господа, вы говорите, что у них семьи и они хотят кушать? Но у них же есть их родители, которые пенсионеры. Так вот, где эти ребята были, когда правительство наглым образом решило попрать законодательство и проиндексировать пенсии в следующем году не на уровень инфляции в 11,4%, а всего на 4%? Ну, «денег нет». «У нас на вас, троглодиты, денег нет! Поэтому 4% получите. И скажите спасибо, что вообще получаете». Где были эти ребятки, которые сейчас ходят по телевизорам и заводят себе пресс-секретарей, например, в Питере? Пусть они ещё в Кудымкаре заведут себе пресс-секретарей. Они же «структурируются».

    Ещё один эпизод. Если бы они работали вбелую и были такими прозрачными, они бы очень быстро сформировали себе профсоюз. У нас 1 миллион грузовиков. У нас минимум 2 миллиона водителей. 2 миллиона членов профсоюза — это вам не хухры-мухры, это мощнейшая сила! Где эти люди? Где этот профсоюз? Где эта сплочённость? Нет?! «Мы можем МКАД перекрыть, чтобы вы все стояли, чтобы „скорая“ проехать не могла, чтобы москвичи жрали в три горла наш протест! Копеечку отрывают! Вы на что позарились? Вы позарились на святое — на чернушные доходы. Мы не хотим работать вбелую. Мы не хотим работать легально. Мы хотим работать чёрно. И мы будем перекрывать вам трассы!»

    И наконец, последнее. За последние 15 лет много кто хотел «нагнуть» государство, таких было немало: протестами, выступлениями, пиар-акциями, какими-то другими вещами. Где эти люди? Я скажу где. Они имеют настолько бледный вид, что ни о каком выходе в рейс не может быть и речи. Не учитываете? Государство напомнит.

    73-73-948. Доброе утро. Слушаем вас. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушаем, вы в эфире. «Не забывайте, что деятельность серых дальнобойщиков привела к снижению тарифов на перевозки в три раза». Откуда у вас цифра «в три раза», дорогой вы мой? Нет. Откройте Росстат, посмотрите. Извините.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В общем, убедительно сейчас вы выступали, действительно переубедили. Но со своей стороны обывателя, напрямую не связанного с дальнобойщиками, ощущение негативное от всей этой истории именно потому, что нет всё-таки доверия, что все собранные деньги пойдут туда, куда они должны идти.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Они идут в бюджет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А куда они потом идут?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Это постулируется как основа работы «Платона». Налоги идут в «котёл». Сборы от «Платона» поступают в бюджет и потом целевым образом перераспределяются на ремонт и модернизацию дорог. Налог не идёт на дороги. Он не может идти, потому что Бюджетный кодекс прямо запрещает. Акцизы — точно так же. А вот сбор от «Платона» идёт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласен, это механизм должен так работать. А как это воспринимается людьми простыми? Вот есть простые дальнобойщики, бедные и несчастные, с них сейчас опять соберут денег — и у нас будет верхушка жировать. И вся эта история недавняя с Чайкой. То есть проблема не в этом. Эта система должна работать, и люди должны работать вбелую, должна быть прозрачная система, налоги надо платить, если ты живёшь в нормальном государстве. Но просто нет доверия к этим всем органам, которые контролируют, собирают и так далее. Вот в этом главная причина этого негатива.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за ваше мнение.

    Главная причина негатива в том, что те, кто организовывали систему «Платон», провели настолько отвратительную разъяснительную работу, что мне приходится расчищать за ними оставленное дерьмо. Вот сижу сейчас в прямом эфире и вместо того, чтобы обсуждать с вами перспективы бюджетного процесса или возможность появления новой авиакомпании на российском авиарынке, я должен выносить за ними то, что они оставили, точнее — то, что они сами не убрали за собой. Почему я должен читать: «Почему „Платон“ отдали без конкурса?» Это не ко мне вопрос. Это вопрос к тем, кто эту систему отдавал без конкурса на разработку и внедрение. Пусть они придут, пусть они расскажут. Но при этом я остаюсь на базисе, на основе, на доминанте своего высказывания о том, что «Платон» — это в первую очередь уничтожение чёрного рынка.

    Слушайте, у меня есть мама. У вас у всех есть мамы. Дай Бог нашим мамам здоровья. Мы их любим. Они для нас — всё. Пока мама есть, мы — дети. Так вот, из-за того, что у нас чёрные грузоперевозки, я чуть-чуть больше отдаю ежемесячно маме для того, чтобы она ни в чём себе не отказывала (относительно, конечно), чтобы она не смотрела на цены в магазине.

    Если бы дальнобойщики работали вбелую, дополнительные доходы бюджета, по разным экспертным оценкам, составили бы (внимание!) до 1,3 триллиона рублей. Я не знаю, кто это считал. Я беру эту основу. Сколько это реально — мне лично даже считать неохота. Вот если человек вышел с этой суммой, с этой цифрой, то, наверное, он предварительно считал. Точнее, от 645 миллиардов до 1 триллиона 270 миллиардов — это то, что недополучает федеральный бюджет и бюджеты региональные. Вы понимаете, почему лично я против этой истории, этой системы?

    Я уже не говорю о том, что они не имели права вчера перекрывать МКАД в дневное время. В дневное время им запрещено появляться на МКАДе, да ещё в три-четыре ряда, хотя максимум, на что они могут рассчитывать, — это два крайних ряда. Ну, у нас же дяди из ГИБДД добрые, душевные, щедрые. Права надо отбирать и лишать, минимум — штраф накладывать. Там сразу два нарушения. Первое — это появление в дневное время. Второе — это выезд на третью и четвёртую полосы. Но, ещё раз говорю, у нас же «народный протест».

    73-73-948. Доброе утро. Алло… Спасибо вам за звонок.

    «Никита, вы что? Какая чернушная деятельность? — внимание! — Дальнобой платит больше чем полцены при растаможке грузовика». Какой дальнобой платит больше на таможне?! И вы ещё смеете вот так вот писать, вот так вот выступать? «Дальнобойщик платит на таможне». На таможне платит собственник, хозяин груза, при растаможке товара, а дальнобойщик осуществляет услугу по перевозке, по транспортировке этого груза, любимые вы мои!

    «Акцизы в топливе». Опять двадцать пять! «Налог на транспортные средства». Опять пятьдесят пять! Только что я тебе говорил, недоумок ты наш, что налог — любой налог! — идёт в общий котёл и только потом перераспределяется в зависимости от того, что для бюджета важнее. Транспортный налог на дороги не идёт, он идёт в бюджет. А вот на дороги пойдут сборы от «Платона».

    «Это им Латынина рассказала, — не знаю, о чём вы, — только не учла, что 12 рублей за километр — это меньше к стоимости солярки». Я считал стоимость солярки — там получается плюс 15%. Если заложить цену за «Платон» в стоимость дизтоплива, получится 15%. У нас бывали периоды в жизни, когда цены на топливо (на бензин, на солярку) росли существенно большими темпами — и где были протесты этих гавриков? Вот вы мне скажите — где?

    «Депутаты были не в курсе, что транспортный налог и акциз не идут на строительство дорог». Слушайте, они не в курсе вообще очень многих вещей. Я вам две недели подряд талдычил о законопроекте депутата Макарова, который предлагал продлить олигархам льготный курс пересчёта контролируемой задолженности — 33 рубля 86 копеек (на 1 июля 2014 года). Этот законопроект рассматривается. Ни у кого не возникло даже мысли открыть этот закон и посмотреть, что предлагает Макаров. Они его одобрили, они сказали «ну конечно», потому что Макаров его отшлифовал, замаскировал статьёй номер один, где написано: «Надо заморозить коэффициент-дефлятор по ЕНВД».

    Новости!

     

    НОВОСТИ

     

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии я — Никита Кричевский. Продолжаем нашу программу.

    Вот посмотрите. Я же сразу сказал, что 87% слушателей «Говорит Москва» на этой неделе высказались за поддержку протеста дальнобойщиков. Я вам сразу сказал: господа, меня сейчас будут шпынять в хвост и в гриву. Но надо сказать, что шпынянье существенно меньшее, по сравнению с ожидаемым, но есть, наверное, и половина слов поддержки.

    Вот 424-й: «Полностью с вами согласен. В этой деятельности везде серый нал и неучтёнка. Бывший дальнобойщик». «Давайте тогда остальные налоги для дальнобоев уберём, раз есть „Платон“. Зачем остальные тогда?»

    Господа, один из принципов налогообложения: платить должны все. Ну вот просто все — неважно, дальнобойщик ты, не дальнобойщик. Здесь человек, который писал про растаможку, меня поправил, что до половины (или сколько-то) дальнобойщик или тот, кто закупает авто, завозит его в Россию и платит на таможне. Это растаможка. Это вопросы не к системе «Платон», а это вопросы к Федеральной таможенной службе. Вот она определила такие ставки таможенных сборов с грузовиков. И абсолютно неважно, какие это грузовики: для пожарных, для армии, для каких-то других целей. Либо для специальных целей (например, для пожаротушения в лесах), либо же эти грузовики будут использоваться в дальнейшем как дальнобойные фуры, но платят все. Цеплять одно к другому я не вижу никакого смысла.

    И если говорить о таможне, то тогда надо идти дальше. Давайте отменять налогообложение всех иностранных автомобилей. Почему только грузовых? Я как владелец импортного иностранного легкового автомобиля первый скажу: «Хо-хо, хорошо! Для дальнобойщиков таможенные сборы отменили? А для профессоров почему нет? Вот я профессор. Давайте примем законопроект, по которому профессор, ввозя машину из-за границы, может таможенный сбор, таможенную пошлину не платить. Почему нет? Вот дальнобойщикам можно не платить, а почему мне нельзя?!»

    Дальше идём. «Да чёрт с ними, с дальнобойщиками. А сколько ещё налогов нам добавят в цены на товары?»

    Я и об этом говорил. Я говорил о том, что три недели прошло после начала функционирования системы «Платон» — и я не заметил повышения цен на продукты. Ни я не заметил, ни Росстат. Он говорит, что 0,1% в неделю. Ну да, Росстат, конечно, подвирает, покручивает, ни для кого это не секрет. А может, и нет, кстати говоря. Не в этом дело.

    По поводу цен, господа. Вы слушаете каких-то дебилов, прости господи. Ну реально дебилов, которые говорят: «Вот цены выросли». А то, что у людей денег нет покупать эти продукты, они не учитывают? Ведь с одной стороны — предложение, которое, как предполагалось, вырастет в цене; а с другой стороны — спрос. Так вот, спрос зависит от количества денег в наших с вами кошельках. Ну если у нас нет денег, то мы купим не три помидора, а два, не два лимона, а один — и всё остальное останется, остальное будет выкинуто на помойку. Убытки понесут все: и производители, и те, кто завозил эти продукты, и те же торговые сети, продавцы, и, конечно, дальнобойщики, потому что у них будет заказов меньше.

    «Почему государство полностью на 100% не возьмёт это на себя?» Что не возьмёт на себя, 238-й?

    «У меня легковушка. В Америке стоит 45, а у нас — 75». Тоже, знаете, по поводу легковушки, которая в Америке стоит 45 тысяч долларов. У меня лично тоже легковушка, называется она Mercedes. Так вот, я иногда заезжаю в автосалон, туда, где я покупал. У меня хорошие отношения с руководством этого автосалона сложились. Я, конечно, не буду называть этот автосалон, это непринципиально. И я вам должен сказать, что я иногда прицениваюсь к другим машинам. Меня моя устраивает — катается, бегает, прыгает. Езжу я немного. В общем, хорошо всё. Так вот, новый Mercedes GLA в переводе на буржуинские деньги стоит 30 тысяч долларов. Я говорю: «Слушайте, даже в Европе, в стране-производителе Германии он дороже стоит». Они говорят: «Да. К нам приезжают, — утрированно, конечно, — из стран СНГ. И неравен час, и недалёк час — будут приезжать из-за границы».

    Кстати, по поводу заграницы. Опять же знакомый ювелир (тот, который не продаёт, а производит ювелирные изделия) говорит: «Так к нам уже давно приезжают из-за границы. У нас дешевле. Качество то же как минимум, а цены ниже». И опять же я не буду говорить где.

    73-73-948. Давайте продолжим обсуждение этой темы. Но ещё раз говорю: есть статья 35 Бюджетного кодекса, которая прямо запрещает любой налог перенаправлять целевым образом на какие бы то ни было расходы бюджета, то есть транспортная составляющая этого вопроса, акцизная составляющая исчезают. «Платон» — не налог, а сбор.

    По поводу роста цен я вам всё говорил. По поводу чёрного рынка я вам всё говорил. По поводу коммунистов, которые пытаются заработать политические очки на совершенно непонятных протестах и непонятно кого, я даже говорить не хочу, потому что скотство это. Ну скотство! Реально скотство! Понимаете, они бегают, прыгают с митинга на митинг, Геннадий Андреевич там… Хочется сказать «гавкает», но не буду. Врачи — учителя. Учителя — врачи. Врачи — учителя. Геннадий Андреевич, в бюджете денег не хватает. Почему? Потому что серый сектор в России — 49%. Вы не в курсе? Вот я вам говорю. Извините, отвлёк.

    Доброе утро, точнее — уже добрый день. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Я бы хотел послушать человека, который сейчас выступал у вас.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А что вы хотели у него спросить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел услышать. Это выступает, извините за выражение… Я со Свердловской области, я нахожусь в Москве. Это выступает идиот против русского народ. Это выступает еврей. Понимаете?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно, конечно. Вы продолжайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам говорю, что это выступает просто идиот против русского народа.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Спасибо вам большое за звонок. Мы обязательно учтём ваше мнение.

    73-73-948. Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей Алексеевич зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Сергей Алексеевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Никита, вы говорите, что все собранные средства пойдут в федеральный бюджет, а оттуда — напрямую на модернизацию дорог. А оттуда они через закон 44-ФЗ идут куда? 44-ФЗ — это и есть частная лавочка, которую специально организовали для разворовывания бюджетных средств. Второе…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понятно. Стоп, стоп, стоп! 44-ФЗ от какого числа и какого года?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да какая разница? 44-ФЗ…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Большая. Свободен! Сразу свободен. Вот когда вы не попадаете растопыренными пальцами по клавиатуре, набирая номер 73-73-948, прежде пальцы соберите, потому что Кричевский тут же вас спросит либо цитату, либо точное название закона, либо от какого числа. Почему? Потому что сорок четвёртых ФЗ, вы знаете, много. Я вам больше скажу, каждый год бывает 44-ФЗ. А какая разница? Это на другую радиостанцию — там, может быть, и прокатит.

    Добрый день. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Никита. Меня зовут Александр.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Александр.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы вам возразить. Действительно не работает этот сайт «Платона». Если даже и ввели этот «Платон», то хотя бы доработали его до конца, чтобы люди могли спокойно работать.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы откуда знаете, что он не работает?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Получается, 2 миллиона грузовиков, а из них только 170 тысяч этих транспондеров отдали.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Сейчас уже 600 тысяч. Вы кто по профессии?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Водитель. Я сейчас работаю водителем.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Водителем чего?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дальнобойный.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Дальнобойный водитель. У вас есть транспондер? Бортовое устройство есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В принципе, это не мой транспорт, я работаю на организацию.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: То есть она приобрела и поставила бортовое устройство?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они просто не могут его приобрести, понимаете, их нет в наличии. Сказали, что будут в декабре. А допустим, записать маршрут через сайт — всё время не работает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: По маршрутной карте? Я лично на этой неделе, в среду, проверял его — зарегистрировался и зарегистрировал маршрутную карту. Вот лично я. Я просто так никогда ничего не делаю, готовясь к эфиру. У вас, может быть, не работает. Но у вас же наверняка где-то в вашем регионе есть не call-центр, а центр по обслуживанию системы. Вы туда обращались?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всё дело в том, что машины зарегистрированы, но транспондеров нет, и с этим надо через сайт работать. Правильно? А карты не работают.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Подождите, подождите! Бортовое устройство должно быть, вы без него не можете в рейс пойти.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, в принципе, можно в рейс пойти, если ты зарегистрируешь свой маршрут через сайт. А сайт никогда не работает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Ну почему он никогда не работает? Вы сами проверяли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Честно вам говорю.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так вы же дальнобойщик — как вы могли проверить? Ваше дело — крутить баранку. За вас это делает руководство.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Руководство с нами же общается, информирует: «Сможешь ты сегодня поехать или нет? Выйдешь ты на работу или нет?»

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Скажите, вы сейчас в рейсе?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: То есть вы зарегистрировались?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А как же? Он никогда не работает-то!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, бывает такое… Вчера, допустим, я ездил без рейса. Понимаете, не работает нормально этот сайт, как положено. Он не работает так, чтобы без изъянов. Ну да, отменили, говорят, что штрафовать не будут. А где стопроцентная гарантия, что потом не выставят счёт эти все, которые штрафы…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Понял. Спасибо вам большое. Женечка у нас заслушалась вместо того, чтобы вывести в эфир следующего нашего слушателя.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Сергей зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Сергей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не дальнобойщик, но у меня такое, не знаю, пожелание, возмущение. Ввели систему «Платон», но ни на одном канале, нигде не привели нормальных специалистов, которые бы разъяснили, зачем она, почему и что из этого следует.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы повторяете то, что я говорил.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Везде какие-то отрывки и так далее, и так далее. И в итоге — ноль, никто ничего ни о чём не знает. Меня вот это возмущает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам огромное. Вы просто повторили.

    Слушайте, сумасшедшее сообщение, это сообщение года! 312-й: «Никита, тогда лично для вас предлагаю систему сбора платежей „Плакни“ (платёж за книги): устанавливается камера над каждой вашей книгой на полке магазина и взимается платёж за временное нахождение вашей книге на полке. Она же занимает место. И по барабану, продали её или нет. Вот тогда и посмотрю, как вы заверещите».

    Николай, тремя руками, пятью руками — за! Я вас умоляю, внесите эту инициативу, пусть поставят над каждой моей книжкой камеру! Вы не представляете, как я буду счастлив! За свою «Экономику во лжи» (не буду говорить это издательство) я получил гонорар (вы даже сейчас плакать не будете, вы заверещите в момент просто, в конвульсиях забьётесь) 30 тысяч рублей. Притом заявленный тираж был мизерным, а знакомая через несколько месяцев после того, как она вышла, говорит: «Слушай, я её увидела в Доме книге на Арбате. Там, пардон, бумага другая. Ты мне авторский экземпляр подарил — там одна бумага. Я пришла домой, посмотрела, сравнила — другая бумага».

    Мы не знаем, никто из нас не знает, сколько наших книг реализовано, потому что это чёрный рынок. Вы даже представить не можете, насколько он чёрный. Николай, я тремя руками поддерживаю ваше предложение: над каждой — камера! И когда этих издателей прижмут — я понятия не имею.

    И ещё один момент. С Колей Злобиным общался на эту тему. Николай Злобин — наверное, слышали такого политолога? Так вот, он мне говорит: «Это ещё что, Никита, подумаешь, допечатали тебе. Этим все издательства грешат. Мне на днях подарили мою книжку на китайском языке». Я говорю: «Поздравлю!» А он говорит: «Дело в том, что я этому издательству, где эта книжка вышла, разрешения на перевод и публикацию в Китае не давал. Издательство сделало это самостоятельно. Инициатива, самотёк». Это Злобин. Он, если что, и пожаловаться может. А что говорить о каком-то Кричевском?

    Добрый день. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Никита, добрый день. Меня зовут Дмитрий, Москва. Шикарная передача! Спасибо вам прежде всего за неё.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Очень трезво, чётко, прямо хорошо. Моё мнение, почему эти забастовки. Дело в том, что сейчас обстановка так накалена, что в принципе любого повода, даже минимального, достаточно, чтобы кто-то поднялся.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я согласен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Реализация любого проекта, а особенно айтишного, у нас всегда хромала. Вспомните ярмарки выходного дня, когда люди не могли никак зарегистрироваться, а аффилированные люди, кстати, получали эти места на ярмарках в Москве. То же самое и здесь. Это потом доработают. У нас всегда такое проходило.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Извините, перебью вас. Вы знаете, даже Boeing новые выходят, и их потом по ходу дорабатывают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, конечно. Но здесь кому нужно «двойку» поставить? Прежде всего — отсутствие разъяснительной работы. Действительно прав предыдущий товарищ, я с ним согласен.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так я то же самое сказал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И с вами полностью согласен. А в остальном, я говорю, сейчас общенародная обстановка настолько накалена, что достаточно минимального повода, чтобы поднять. Кто? Вот дальнобой. Учителей не поднимешь, конечно. Это моё мнение.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Да, я с вами абсолютно согласен, я с вами полностью согласен. Спасибо вам большое.

    И эту систему, конечно, нужно было вводить по-другому: проводить разъяснительную работу, делать тестовый период, хотя бы минимальный, но конкурс объявлять. Вот эти все нюансы, которые вы мне здраво и трезво пишете, — я с ними абсолютно согласен. Почему Ротенберги? Вот здесь я понимаю почему. Вот хоть режьте меня! Вы мне здесь пишете, что я отрабатываю копейку за кооператив «Озеро», что я друг Злобина. Я не друг Злобина, господа. Я многих людей знаю, но это не значит, что я с ними дружу. «Твои книги надо на туалетной бумаге печатать». Я знал, что вы будете это писать. Вы знаете, индифферентно, обтекает.

    Суть не в этом. Суть в том, что у нынешней власти есть очень большая проблема — проблема в исполнителях. Вы это всё понимаете не хуже меня. Вроде бы, да, «надо малый бизнес», то-сё, а вот на крупные проекты исполнителей нет, минимальное их количество. Я немножко представляю себе, как проводилась олимпийская стройка в Сочи и какие там силы подтягивались. О них никогда вам ни по радио, ни по телевизору не расскажут, потому что бросалось туда всё, лишь бы сделали. Раздавались эти подряды всем, лишь бы сделали. С гарантией, с поручительством, с какими-то финансовыми обязательствами, лишь бы поставили, лишь бы построили. Слава тебе господи, вытащили этот проект!

    Кто такие Ротенберги? Это метро. Дорого, это отдельный разговор. Это поставки для «Газпрома». Это Росалкогольрегулирование, к которому тоже масса вопросов, но порядок-то навели. Кстати говоря, любая ситуация — и белая, и чёрная — в смертях от алкогольного отравления виноват прежде всего Росалкоголь. Почему? Потому что они поставили минимальную цену в 200 рублей на крепкие напитки, и они подразумевали водку. Но они даже предположить не могли, что русский человек настолько изощрённый, что он за те же 200 рублей будет толкать виски (понятное какое). Чем кончилось, вы все знаете.

    Но, с другой стороны, кому поручать? Система «Платон», на секундочку, государственная: государству, точнее, госкорпорации принадлежит чуть больше 50% уставного капитала, она контролируется государством. Вы скажете: а почему не 100%? Так я вам скажу: а вы когда восторгаетесь «Аэрофлотом», вы почему забываете о том, что в «Аэрофлоте» 51% принадлежит государству, а остальное — частным, миноритарным акционерам? Вы об этом не вспоминаете? Нет. Вы вспоминаете тогда, когда вам это выгодно. Вы вспоминаете, когда вам нужно обгадить человека, который высказывает противную вам точку зрения.

    Вот смотрите: «Проблема называется — кооператив „Озеро“, сделавший из страны собственную „кормушку“». Господа, я о «Платоне» говорю, а не о кооперативе «Озеро».

    «Ну да, как и платные дороги, которые построены за счёт государства». Вот при чём здесь платные дороги, построенные за счёт государства? Не строит государство платные дороги, а потом их кому-то дарит или отдаёт в аренду. Не строит. Если и строит, то строит на паях, в системе государственно-частного партнёрства. Это очевидно, но вы просто не знаете. Вы где-то услышали — может быть в гараже, может быть на лавочке, может быть в курилке, — а спросить, уточнить, как это на самом деле, руки не доходят.

    Я не говорю, что у нас всё хорошо. Я считаю, что у нас полно проблем, но это явно не та проблема, из-за которой стоит городить весь сыр-бор. Ну явно не та. Попробовали «нагнуть» государство. Почему попробовали? Потому что государство им на хвост наступило за те самые чёрные перевозки. Тех людей, которые мне пишут «да, это действительно так», очень немного, потому что умные люди, ребята, в отличие от вас, ни на сайт, ни через SMS не пишут. Точнее, не умные, а те, которые профессионально разбираются в проблеме. То, что мы все умные — здесь вопросов нет.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что все эти дороги строили наши деды, прадеды…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Всё, понятно. Спасибо вам большое.

    «На Московском международном кинофестивале был сербский фильм о дальнобойщиках. Их мониторят по полной: следят за почасовой работой, отдыхом, парковками, маршрутами. Это входит в соблюдение Международной конвенции о труде». Вот так, это 346-й был.

    575-й: «Вот думаю, как супруга работает. Получает белой зарплатой только 10 тысяч рублей, а остальное — серый нал. И отчисления соответствующие».

    По поводу того, что наши дороги строили деды, прадеды и прапрапращуры — да я абсолютно согласен с этим. И точно так же у меня к вам встречный вопрос. Это клинически, медицински доказанный факт, что наибольший ущерб федеральным трассам наносят как раз дальнобойщики, двадцатитонники — там нагрузка на порядок выше по сравнению с легковушкой. Ну вот почему деды и прадеды строили, а эти ребята, которые вчёрную гоняют грузы, могут её крушить, рушить и делать с ней всё, что хотят? Ну вот «потому что», да? «Деды, прадеды построили».

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Слушаем, слушаем. Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Москва, Пётр. Вы знаете, я был просто поражён вашими словами. На уважаемого человека гавкает! Какой же вы болтун и ничтожество после этого!

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Говорите, говорите. Ещё скажите что-нибудь.

    Ну вот, видите как? Я же вам сразу сказал: тема очень сложная, тема явно неоднозначная. Я пошёл против вас. И я сделал это сознательно, потому что через какое-то время вы обо мне вспомните. Вы обо мне ещё спросите, ребята, скажете: «А где вот этот, который докапывается? Вот как до Макарова докопался, до дальнобойщиков докопался, до других нюансов докопался. Тот человек, который нам говорил, почему Внешэкономбанк будет у нас чиститься от „плохих“ долгов, как это будет происходить». Это то, что мы обсуждали только в последние эфиры.

    Кстати говоря, следующая тема, которая пойдёт после выпуска новостей, будет ровно об этом же, она будет ровно о транспортном сообщении (правда, об авиатранспортном сообщении). И у меня там будет к вам ещё один, гораздо более интересный вопрос, чем о дальнобойщиках.

    Новости!

     

    НОВОСТИ

     

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, господа! «Антикризис профессора Кричевского» на радио «Говорит Москва». В студии всё ещё я — Никита Кричевский. И, как вы видите, я в полном здравии. И, как слышите, я в полном здравии. Дальнобойщики ещё не добрались до нашей радиостанции. Я думаю, скоро они здесь появятся.

    Кстати, друзья мои, Алексей пишет: «Считаю правильным решение — ввод налога на большегрузы. Лесовозы и фуры в Ленинградской области разбили много дорог».

    Всё потерялось куда-то… Через Twitter: «Браво, профессор! Спасибо за правду, которую никто не видит».

    Тут про работу мэра пишут. Я не знаю, какое он имеет отношение к большегрузам.

    344-й: «Правильно, что не обижаетесь на слушателей с неустойчивой психикой. Спасибо вам огромное за ваши передачи».

    346-й, Арбат-Реал: «Когда был в Италии, узнал, что там платят все за количество осей».

    629-й: «Здравствуйте, Никита. Спасибо за передачу. Вы упомянули о 49% серой экономики. Расскажите, пожалуйста, об альтернативе этой серой схемы».

    Я об этом писал, и писал ещё лет десять назад, наверное. Там очень сложный трансформационный период по переводу серой экономики в белую зону. И я вам скажу, что постепенно эта история разворачивается в нужном направлении: с обнальщиками, с дальнобойщиками, с умными кассовыми аппаратами, которые будут выдавать чеки, по которым мы сможем проверить те или иные товары на предмет их качества и пригодности. Постепенно всё идёт к тому, что порядок наведён будет. Я бы это сделал быстрее, я бы это сделал жёстче, честно вам скажу, но я не президент (и, естественно, никогда им не буду). Президент считает, что нужно идти поступательно. Ну, правильно. Это тоже правильно, потому что надо понимать менталитет. А о менталитете вообще можно говорить долго и увлечённо.

    И наконец последнее в этой части, господа. Я для тех, кто хочет подзаработать, маленькое объявление дам. Посты в соцсетях в поддержку акции противников системы «Платон» для блогеров-тысячников в регионах — от 500 рублей. Публикация в интернет-СМИ региона — от 10 тысяч рублей. Одиночные пикеты у зданий органов власти — от 1 тысячи рублей в день. Это расценки, которые мне переправили по закрытым каналам. Будем говорить, что «закрытые» — это значит, что не через социальную сеть. Просто было такое предложение, и человек поделился частным образом.

    Ещё раз. Посты блогеров-тысячников — от 500 рублей (естественно, за каждый). Публикация в региональном интернет-СМИ — от 10 тысяч рублей. Одиночные пикеты у зданий органов власти — от 1 тысячи рублей в день. Последнее относится ко всем. Можете зарабатывать по тысяче в день, просто постояв какое-то время. Как с этими людьми связаться, я понятия не имею, не знаю. Ну, наверное, как-то можно — сейчас же мир стал ближе. Вот такие расценочки.

    Давайте перейдём к следующей теме. Я вижу, что вы готовы обсуждать тему дальнобойщиков всю оставшуюся программу и даже перескочить на эфир с Хирургом-Залдостановым, но мы и так уже её час обсуждали. У меня звукорежиссёр Женя уже подустала про дальнобойщиков говорить. Хотя она, конечно, творчески оценили ваш подход к моей скромной персоне и сказала: «По-хамски, конечно, но в пределах правил. В отношении ведущих допускается». Я правильно сказал, Женя?

    Смотрите, какая история. Я возвращаюсь к очередной долгоиграющей теме наших эфиров — к «Трансаэро». На этой деле было множество сообщений по поводу судьбы «Трансэаро». Мне она кажется весьма и весьма показательной. Тем более вчера вечером на телеканале РБК я смотрел, скажет так, интервью – не интервью, но беседу с человеком, который возглавляет комитет по транспорту (есть и такой) в организации предпринимателей «Деловая Россия» — то есть та, которую возглавлял и создавал Борис Титов. Слушайте, ну он такую пургу нёс! Вы уж меня, конечно, извините, я не буду говорить его фамилию, хотя я её запомнил. Он говорил о том, что надо помочь новым авиакомпаниям войти на рынок, надо им предоставить льготы, надо им создавать условия для того, чтобы они заходили в аэропорты, надо всемерно поощрять не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе. Ведущий (к его чести, надо сказать) всё это слушал отрешённо, отстранённо. Почему? Потому что человек бредятину нёс. Ну какие долгосрочные горизонты планирования?

    Вот вам крупнейшая частная авиакомпания страны «Трансэаро», которая через 25 лет решила сыграть в «билетную пирамиду» — о которой, кстати, я вас в конце июля предупреждал. Но вы же у нас умные, вы теперь разбираетесь в тонкостях экономики большегрузного автотранспорта! Что вам какие-то увещевания с радио «Говорит Москва» о том, что это «билетная пирамида»? Ну, «вполне может быть» — я так сказал. Стоило бы обратить внимание. Почему я конкретно не говорил? Потому что, если бы я сказал это открыто, то можно было бы совершенно спокойно подать в суд, и я бы проиграл этот суд, потому что у меня веских доказательств-то не было. Я сказал «возможно». Но вам же надо, чтобы вам в лоб говорили. Вам надо, чтобы вам говорили: «А» — это «А», а «Б» — это «Б». Вам надо, чтобы Путин вышел на оглашение послания Федеральному Собранию и прямо до запятой вам сказал, а ещё лучше — попросил того же Зюганова с Жириновским законспектировать и проверить качество почерка у этих людей. Вы же не понимаете, что есть какой-то второй, третий смысл. Вы не понимаете, что этот человек у власти уже 15 лет в стране. И вы за 15 лет до сих пор не изучили систему и особенности его государственного управления? Вам всё кажется, что он должен говорить напрямую, он должен говорит: «Чайка, ты знаешь, Навальный про тебя кино снял. Ты плохой».

    Вы покрутите эту историю с разных сторон — и вы тут же поймёте, что против Чайки очень жёстко выступает господин Бастрыкин. Вы покрутите эту историю дальше, погуглите её, поищите в поисковиках — и вы наверняка узнаете о том, что в своё время Чайку, как говорят (вот здесь внимание!), лоббировал на назначение генпрокурором Роман Аркадьевич. И если Чайку можно считать человеком Романа Аркадьевича, то господина Бастрыкина следует считать человеком президента.

    Очень сложная получается конфигурация, в которой увольнение Чайки в любом случае невозможно после публикации оппозиционера Навального. В любом случае невозможно. Ну, хотя бы потому, что Навальный — это человек, который снял кино, скажем так, дал зацепки, а после этого это кино надо проверить на предмет и после этого уже выносить решение. Явно это будет не после кинофильма. Конечно, «Россия-24» потроллила Чайку: когда Путин упомянул о коррупции, она показала его крупным планом. Ну здорово! До этого показывали Лужкова, например, и это ни к чему не приводило. Вот вы странные какие-то. Хотя бы позвоните и спросите.

    Так вот, смотрите, на этой неделе… Кстати говоря, на этой неделе прошло несколько митингов на Дальнем Востоке, где такие, как некоторые из вас, поддерживающих дальнобойщиков, не зная, с какой стороны подойти к большегрузу, провели митинг с требованием государству вернуть «Трансэаро». Ну, бред, но вот так говорят.

    Пару недель назад, помните, я вам говорил о том, какие банки и какие убытки потерпели. И тогда я вам сказал, что «ВТБ», например, зафиксировал квартальный убыток в 5,5 миллиарда рублей. Так вот, на неделе вышло сообщение, что по итогам октября у него прибыль в 3 миллиарда, потому что те резервы сформированы, те убытки учтены, и оказалось, что банк-то прибыльный! И если бы не «Трансэаро», то он бы чувствовал себя ещё лучше. Это к вопросу о том, что госсобственность неэффективная.

    И наконец, на этой неделе «Аэрофлот» опубликовал презентацию для инвесторов, в которой приводил параметры новой объединённой авиакомпании «Россия» на базе трёх его дочек: собственно «России», «Донавиа» и «Оренбургских авиалиний». Это тема, которая витала в воздухе всё последнее время. «Аэрофлот» давно собирался, насколько я знаю, это сделать. Это псевдоконкурирующая компания, которая на самом деле никакой не конкурент, потому что «Аэрофлот» — это премиальный сегмент авиарынка, а создаваемая объединённая авиакомпания «Россия» — это, что называется, «рабочие лошадки», которые будут перевозить пассажиров внутри России, по некоторым чартерным маршрутам, которые ещё остались и останутся (я, конечно, очень надеюсь, что хоть куда-то будем летать в следующем году). Тем не менее, вот такую компанию создают.

    И вот что меня поразило. Это было в газете «Коммерсантъ», и я посмотрел комментарии, которые пошли. У них стиль такой: они дают новость, её расшифровывают, а после этого опрашивают три-пять-десять экспертов и из этого лепят статью. Так вот, они обратились к научному сотруднику Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики Фёдору Борисову. НИИ транспорта возглавляет Михаил Блинкин — тот, о котором я говорил в самом начале сюжета о дальнобойщиках, который в интервью на «Взгляде» (я его сегодня с утра смотрел, читал внимательно) практически теми же словами, что и я, сказал о том, что это серый рынок, о том, что разбивается нагрузка на ось, о том, что систему вводить нужно, но, естественно, надо было мозгами думать, прежде чем ввести и вызвать такие протесты, что человек в рейсе, а сюда звонит и говорит, что система не работает. У него бортовое устройство уже функционирует, и маршрутную карту он зарегистрировал, а сайт у него никогда не работает — опять же, со слов его начальства. Что он делает в рейсе — я не знаю. Ну, неважно. Блинкин сказал ровно то же самое, что и я. А это (для меня, по крайней мере) авторитет автодорожного строительства и вообще автодорожной отрасли.

    Так вот, его подчинённый Фёдор Борисов на вопрос «Коммерсанта» прокомментировать создание объединённой авиакомпании и вообще оценить риски при создании столь масштабного игрока сказал буквально следующее. Конструкция, которую организует «Аэрофлот», (здесь цитата) «больше напоминает форму плановой экономики, а не коммерческий проект», — конец цитаты. По мнению господина Борисова, на фоне остановки «Трансаэро» стратегия «Аэрофлота» неизбежно приведёт российский авиарынок (здесь снова цитата) «к квазимонополии с доминирующем госучастием».

    Вопрос. Может быть, я чего-то не понимаю? Может быть, я оголтелый государственник, этатист и патерналист? Может быть, нам действительно есть смысл больше внимания уделять в крупном (подчеркну — не в малом, а в крупном) бизнесе частникам? И если это так, то почему этого не происходит всё последнее время? 73-73-948. +7 (925) 8888-948. Естественно, сайт: govoritmoskva.ru. И Twitter: govoritmsk.

    Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Меня Юрий зовут.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Здравствуйте, Юрий.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А что такое «билетная пирамида»? Разъясните нам, тёмным.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я не считаю вас тёмными. «Билетная пирамида» — это конструкция, когда билеты продают ниже себестоимости, когда все об этом знают, когда никто не скрывает этого, когда набирается пул, как в случае с «Трансэаро», с 2 миллионами пассажиров, которых, как я понимаю, перевозить никто не собирался. И потом эта пирамида рушится, погребая под собой несколько тысяч работников авиакомпании, её деловую репутацию и 25-летнюю историю. Вот и всё.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так а спрос откуда взялся? Вы же сами говорили про спрос, что должен быть спрос. А там даже за 5 тысяч рублей никто не хотел.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вы знаете, это можно окрестить словом «халява», а можно сказать «стремление людей (и не только в России, но и во всём мире) к экономии, к бережливости». Люди увидели дешёвые билеты, дешевле себестоимости. Поймите, вот биолог, физик-ядерщик, я не знаю, менеджер, да кто угодно — он не интересуется себестоимостью авиаотрасли. Он увидел дешёвую цену — и он забронировал себе билет, перевёл туда деньги. Его что, за это надо убивать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он полетел. Мне если не надо в Норильск лететь, я туда не полечу.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Так на Новый год на Мальдивы семьями!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А, это про зарубежные полёты?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: И на наши, и на зарубежные. Они открыли на полгода вперёд. Они же, когда объявили о том, что они приостанавливают полёты, всё равно продолжали продавать билеты. Им сказали: «Прекратите продавать билеты!» Вы понимаете, да? Так они что сделали? Они билеты продавать прекратили, но продолжили продавать блоки билетов через свои турагентства. При этом на этой неделе ещё одно сообщение по поводу «Трансэаро»: «Трансэаро Тур» приказал долго жить, и вместо него теперь другая компания. И сейчас выясняют, передала ли старая компания новой свои активы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Возможно, и так. А возможно, ещё какой-то элемент.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Может быть. Возможно всё что угодно. Но вы мне скажите: если ты объявляешь цены дешевле себестоимости — это что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они хотят, наверное, закрыть какие-то текущие кредиты, видимо, быстрее нужно было закрывать, вот какие-то «живые» деньги.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вы кем работаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я ни в «Аэрофлоте», ни в «Трансэаро» не работаю.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я тоже ни в «Аэрофлоте», ни в «Трансэаро». Вы работаете кем (если не секрет, конечно)? Я почему этот вопрос задаю? Я хочу вас спросить: вы будете работать себе в убыток?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, конечно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вот эти люди посчитали, что могут. Ну, текущие дыры они закроют. Это равносильно выстраиванию, например, «кредитной пирамиды», когда вы новым кредитом покрываете текущий. Вы на это пойдёте?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо вам большое за звонок.

    Добрый день. Слушаем вас. Скажите, может быть, я чего-то не понимаю? Может быть, есть смысл действительно в крупном бизнесе, в таком инфраструктурном бизнесе больше доверять частникам?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Никита, здравствуйте. Сейчас затронулся такой вопрос, как себестоимость. Объясните мне, вообще в современной экономике… Ну, я условно. Допустим, цена «Биг-Мака», грубо говоря, в «Макдоналдсе» (это многие знают) рублей 20–25, а продают его за 100 — с 500-процентной накруткой. Тут то же самое. Где эту себестоимость выловить, я что-то не очень понимаю. Какая норма прибыли вообще должна быть? Почему у нас в стране вот так всё происходит?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Я могу ответить на этот вопрос следующим образом. Я, естественно, не призываю никого из моих слушателей заниматься калькуляцией себестоимости «Трансэаро», «Аэрофлота», кого бы то ни было, вычленять, вычислять — ни в коем случае! Но как только, предположим, вы получаете возможность задать этот вопрос кому-то из спецов, задайте. Например, на радио, есть прямые эфиры на телевидении, куда можно позвонить, в социальных сетях, через их специализированные порталы — сегодня средств коммуникации множество. Ведь это же можно узнать у людей: «Как вы считаете, не кажется ли вам это слишком дешёвым удовольствием, за которое, возможно, придётся платить дважды?»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Никита, подождите. Смотрите, сделали платную Ленинградку, запендюрили проезд по 400 рублей…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Стоп, стоп, стоп! Мы не о платной Ленинградке, мы о крупном бизнесе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А кто дорогу строил? Разве это не крупный бизнес? Просто есть ли какая-то норма? По платной Ленинградке сейчас никто не ездит, но и цену никто не опускает.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Вот так хорошо начиналось! Но мы всё равно переходим на дороги. Я понимаю, что вы едете на машинах за рулём, вам удобно сейчас по handsfree поговорить о тех же дорогах, о той же платной Ленинградке. Вы думаете, она меня не возмущает? Она меня возмущает гораздо больше, чем вас, потому что я, в отличие от многих из вас, знаю, сколько стоит проезд по аналогичным расстояниям, по аналогичным расценкам в самых разных городах и странах Европы и не только Европы.

    Мы ещё, наверное, лет семь назад проводили с коллегами-экономистами исследование на предмет себестоимости строительства автомобильных дорог (четырёхрядного шоссе), особенностей взимания платы, судьбы платных автомагистралей в странах Восточной Европы, которые были возведены частниками, а потом все без исключения перешли под государственное лоно. Я неплохо знаю историю со строительством железных дорог в России. Там тоже были частные строители, и тоже все дороги в итоге были отданы государству за долги. Я всё это знаю, но разговор о другом.

    Добрый день. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Я авиационный инженер с сорокалетним стажем, работал в «Трансэаро», так что могу сказать по этому поводу, если у вас есть вопросы ко мне.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давно к этому шло, откровенно говоря. Запчастей практически мы не получали, а самолёты новые набирали и набирали. Откуда деньги? Была такая идея, что крышевал её… Человек, как мы все знаем, ушёл — и без него сразу всё рухнуло. Не кажется вам это всё странным?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: «Человек ушёл» — вы кого имеете в виду?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, чего мы будем говорить? Не стало человека недавно только.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Нет, вы раз уж сказали «А»… И потом, вы человек взрослый, уже в годах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Примаков.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно, Примаков. Только я бы не стал говорить, что он крышевал «Трансэаро»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну да, сказано некорректно.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Но трусливые чиновники понимали, что если что, то руководство, акционеры «Трансэаро» могут обратиться к Евгению Максимовичу — и он, возможно, мог заступиться. И это их останавливало.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Во-вторых, все знали, что Анодина — родственница Плешаковой. И Путину об этом говорили: «Как так? Наднациональный орган, который контролирует все компании, имеет свою долю в компании, который должен в принципе наблюдать?» Об этом писали, что у неё свой процент был в акциях.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Там 3% было, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну как так можно? И Путину об этом мы, авиаторы, писали: «Владимир Владимирович, как так получается, что государственный…» Ну, он не государственный орган…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Смотрите, Путин — как известно, человек, который уважает людей старшего возраста, людей заслуженных и людей, пользующихся авторитетом (вот таких, как хотя бы Евгений Максимович). Это все знают. Он очень уважительно относится к старшим. Он всегда слушает, он всегда воспринимает то, что они говорят. Ему за это, кстати, честь и хвала. А дальше приходите вы и говорите: «Владимир Владимирович, а вы знаете, что Евгений Максимович является как бы таким неформальным звеном, неформальной крышей, мохнатой лапой, называйте как угодно?» Владимир Владимирович скажет: «Да, знаю. И?» А вы скажете: «Ну как же? Вот там…» На что Владимир Владимирович скажет: «Вы обратитесь в Росавиацию, пусть она проверку проведёт».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, к нам Росавиация приезжала.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Конечно!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но когда там всё взаимосвязано, то вы сами понимаете…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А вы думаете, Путин не знает о том, что у него бардак?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я к чему говорю? Вот кто-то говорит, что это «Аэрофлот» завалил. Всё это ерунда. Это были только чисто внутренние проблемы на 99%, это были чисто внутренние ошибки. «Аэрофлот» или какой-то заговор, конспирология — это ни к чему.

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Огромное вам спасибо за поддержку и за ваш звонок.

    Мы об этом говорили несколько недель назад. Я тогда приводил цифры. Я говорил, что «Аэрофлот» потратил за эту осень 17 миллиардов рублей за перевозку без малого 2 миллионов пассажиров «Трансэаро». По второму кругу оплачивал, понимаете. Первый круг — это те деньги, которые Плешаковы собрали, с вас в том числе. А «Аэрофлот» за свои перевозил — и попал на 17 миллиардов рублей убытка. Ему этот убыток закрывать, если отталкиваться от текущей обстановки и конъюнктуры, пять лет. 17 миллиардов рублей. Вот на Савельева, гендиректора «Аэрофлота», надо подавать в суд, по-хорошему, потому что он нанёс прямой ущерб акционерам. Спасает только одно — что это госкомпания, ребята.

    А в отношении того, что Путин не знает. Да знает он прекрасно, и прекрасно всё видит, и прекрасно всё понимает. А какие варианты? Прийти в Росавиацию, хлопнуть кулаком по столу и сказать: «Да как вы? Да что вы?» Что, он не знал о том, что в самолёте «Трансэаро» шасси от «Сбербанка», движок от «ВТБ», а, например, кресла от ВЭБа? Знал. Но ведь приняли. Но ведь документы в порядке. Но ведь работает. Но ведь безаварийность. Что он мог сказать? «Нельзя этого делать»? Зарплата платится? Платится. Пассажиры перевозятся? Перевозятся. К чему всё это привело — мы с вами знаем. Причём я думаю, что это как раз случилось после кончины Евгения Максимовича.

    Добрый день. Здравствуйте. Вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Никита Александрович, хочу вам задать один вопрос. Может быть, я дура голая…

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: А может, и нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всё время я думаю: если он видит это, допустим… Я его так уважаю! Он неплохой, в общем-то. Неужели он не видит, что его окружают люди далеко не умные? Почему он боится взять и снять? Чем это объяснить?

    Н. КРИЧЕВСКИЙ: Спасибо большое за вопрос. Я не знаю, как на него отвечать. То, что он видит — мне об этом говорили многие люди, которые с ним разговаривали, люди из его окружения, люди, которые как-то формируют его повестку дня. А почему не меняет? У него ограниченный круг людей, которые его окружают, которые могут ему что-то сказать. Крайне ограничен. И про тех, кто ему нашёптывает на уши то, что называется «бредом» у нормальных экономистов, он тоже знает. Он говорит: «Эти же говорят?»

    Давайте заканчивать программу, что называется, тостом за то, чтобы круг общения нашего президента был чуть шире, нежели чем сегодня. Тогда и послание будет у нас искрить, и с дальнобойщиками проблем не будет, да и жизнь станет немножко, но получше.

    «Антикризис профессора Кричевского», радио «Говорит Москва». В студии был я — Никита Кричевский. Услышимся через неделю. Берегите друг друга!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus