• Интервью с исполнительным директором АТОР Майей Ломидзе о турпотоке и авиакатастрофе в Египте

    Будущее туристической отрасли после катастрофы

    14:05 Ноя. 5, 2015

    Будущее туристической отрасли после катастрофы

    В гостях

    Майя Ломидзе

    Исполнительный директор "Ассоциации туроператоров России"

    В АТОР прогнозируют восстановление пассажиропотока за рубеж через 3 недели

    М. ЧЕЛНОКОВ: 14 часов 5 минут в Москве. Всем доброго дня, друзья! В студии Макс Челноков. И сегодня у меня в гостях, как вы уже слышали из анонсов, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Майя, добрый день.

    М. ЛОМИДЗЕ: Здравствуйте.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Много тем у нас сегодня, друзья, не какая-то конкретная страна, мы не обсуждаем город, а мы говорим вообще о туризме сегодня в России и в мире, потому что огромное количество различных событий произошло, которые влияют на нас, влияют на ситуацию в турбизнесе, в туриндустрии. Далеко ходить не надо, сегодня самолёт в «Пулково» опять той же самой авиакомпании «Когалымавиа» — ЧП произошло.

    Майя, у меня такой вопрос: у вас не складывается впечатления, может быть, есть такая вероятность, что скоро мы вообще больше не увидим такую авиакомпанию, как «Когалымавиа»?

    М. ЛОМИДЗЕ: Пока нет такого впечатления. Пока преждевременно делать такие выводы, потому что сейчас идёт у них проверка Росавиацией и Ространснадзором. Проверка продлится где-то до последней декады ноября. Соответственно, будут сделаны выводы, насколько самолёты этой авиакомпании безопасны. Но поскольку проверка началась почти неделю назад без малого, если бы были какие-то звоночки, то об этом бы сообщалось. Каждый рейс Airbus этой авиакомпании перед полётом дополнительно проверяется в течение нескольких часов на техническое соответствие. И выпускаются сообщения, что и этот Boeing… простите, Airbus в нормальном состоянии, летать может, и следующий. У них там осталось три или четыре всего, по-моему. Пока говорить рано о том, что «Когалымавиа» выпадет из обоймы и их лишат свидетельства эксплуатанта.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Всё-таки ещё полетают. Опять же возвращаясь к авиакомпаниям, ещё одна новость — это то, что лоукостер «Победа» будет летать за рубеж за 999 рублей.

    М. ЛОМИДЗЕ: Ну, это без налогов, сборов и так далее, потому что такая базовая цена, я думаю…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Нет, это цена билета. «Стоимость билета с учётом всех сборов — 999 рублей», — сообщает Russia Today.

    М. ЛОМИДЗЕ: Будем надеяться, что ФАС пропустила эту цену уже, потому что у нас были прецеденты, когда они ставили цену внутри России сверхнизкую, и это вызвало тревогу у нашего антимонопольного ведомства.

    М. ЧЕЛНОКОВ: У нас есть «Победа» уже, не зарубеж летаем, билеты можно купить и за 900 рублей, но для того, чтобы пронести хотя бы дамскую сумочку, ты платишь 1000. Вплоть до того, что пописать зайти в туалет у нас в самолёте — тоже надо платить деньги.

    М. ЛОМИДЗЕ: Почти уже платно, да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Уже платно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Ну, пока нет, но почти уже. В этом особенность лоукостеров, это нормально. Ryanair, крупнейший мировой лоукостер — у него тоже так. Есть базовая цена просто за билет, а дальше каждый последующий шаг чего-то стоит. Другой вопрос, что даже этот каждый последующий платный шаг всё равно делает стоимость перелёта конкурентоспособной. Хотелось бы, чтобы «Победа» тоже этой тенденции придерживалась, этой границы.

    М. ЧЕЛНОКОВ: «Победу» запрещали за рубежом, когда санкции ввели. Видно, теперь за границу всё-таки выпускают.

    М. ЛОМИДЗЕ: «Добролёт» запрещали.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, точно. Так «Победа» выросла из «Добролёта».

    М. ЛОМИДЗЕ: Это другое юридическое лицо.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, уже всё, другое?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да. «Добролёт» — всё, закрыли, нет больше такого юридического лица.

    М. ЧЕЛНОКОВ: У нас вообще плохо приживаются лоукостеры. Нет?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет, они бы прекрасно прижились, если бы были.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Просто их не открывают.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да. У нас есть только «Победа».

    М. ЧЕЛНОКОВ: Возвращаясь опять же к ситуации с туризмом — Египет. По последней информации, Великобритания намерена экстренно эвакуировать туристов из Шарм-эль-Шейха. Что происходит? Что с Египтом?

    М. ЛОМИДЗЕ: Британские авиационные транспортные и туристические власти вчера вечером сделали заявление о том, что каждый самолёт оттуда будет проверяться британскими специалистами, и прежде чем самолёт не будет проверен, люди вылететь не смогут. Они предупредили о существенной задержке рейсов из Шарма. Видимо, в ходе сегодняшних консультаций (они предупреждали, что сегодня тоже будут консультации) было принято решение — всех оттуда вывезти. И надо сказать, что это вызывает негодование и, я бы даже сказала, активную грусть со стороны британских туристов, потому что они уезжать не хотят. То есть идёт повторение 2011 года, помните, когда наших вывозили оттуда насильно, за две недели надо было вывезти более 60 тысяч человек. Вот сейчас примерно такая же история с британцами.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наш МИД ничего не говорит?

    М. ЛОМИДЗЕ: Пока молчит.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Я где-то читал, была информация, что всё-таки тоже не советует посещать Египет на данный момент.

    М. ЛОМИДЗЕ: Есть рекомендация МИДа, которая сохраняется с 2011 года и о которой наше внешнеполитическое ведомство напоминает, — не покидать территорию курортов Хургады и Шарм-эль-Шейха. Вот эта рекомендация в силе, она опубликована, и периодически мы к ней возвращаемся.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Типа никаких экскурсий, пирамид?

    М. ЛОМИДЗЕ: Никакого Каира, Александрии, Суэца, круизов по Нилу — вот это всё категорически не рекомендовано. То есть у нас нет прямого запрета, но, в принципе, наши туристы туда и не ездят, а они ездят только на курорты. Сейчас, насколько я знаю, было сообщение, что… В связи с чем британцы и, насколько я знаю, ещё вслед за ними Нидерланды тоже собираются эвакуировать своих граждан? В связи с тем, что возникла версия (вполне себе рабочая), что авиакатастрофа произошла из-за того, что на борту было обнаружено некое взрывчатое вещество. Бомба, не бомба, в общем…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Тоже с ленты новостей сейчас: «Власти Египта…» Где-где-где? Уже убежала новость. Ну, у властей Египта нет данных о том, что…

    М. ЛОМИДЗЕ: Они не согласны с этим, они это не подтверждают.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, вот! «Власти Египта опровергли версию взрыва на борту А321».

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, они это опровергают. Наши поддержали позицию Египта и считают, что это инсинуация и преждевременно делать такие выводы. Поэтому я думаю, что в ближайшее время у нас таких рекомендаций не будет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ещё только что новость, прямо буквально пять-десять минут назад, упала на ленту новостей: «Пассажиры „Когалымавиа“ отказываются от полёта из-за ЧП в „Пулково“».

    М. ЛОМИДЗЕ: Конечно, люди боятся. Люди стали бояться в принципе летать. То, что мы сейчас наблюдаем в турагентствах, — это затишье, снижение бронирований. Это связано не с Египтом и даже не столько с «Когалымавиа», а сколько в принципе с острым приступом аэрофобии.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Сейчас у людей повысилась эта аэрофобия?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, безусловно. Очень многие боятся летать.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Зажались. Вот мне принесли информацию: «Цена 999 рублей, — это мы опять про лоукостер „Победа“, — в один конец за рубеж будет действовать постоянно, но речь идёт только об одном-двух креслах на каждом рейсе», — утверждают в «Победе».

    М. ЛОМИДЗЕ: То есть это маркетинговая акция.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Маркетинговый ход, конечно. А мы все уже ринулись покупать билеты. «Распродажи целого рейса, где все места по 999 рублей, не планируется», — сообщает РБК.

    М. ЛОМИДЗЕ: Интересно, сколько будет средняя цена остальных кресел. Ну, наверняка будет дешевле обычного.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Я думаю, да. Но ещё смотря какой зарубеж. Ну да, я не знаю, в Эстонию, в Латвию, мне кажется. А в Америку…

    М. ЛОМИДЗЕ: Они получили разрешение на полёты… Нет, дальнемагистральных там вообще нет. Речь идёт о Восточной и частично о Западной Европе.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Друзья, вы тоже можете принять участие в нашей программе. Если у вас есть какое-то мнение, точка зрения, звоните. 73-73-948 — телефон прямого эфира (код 495). Наш SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Наш сайт: govoritmoskva.ru. И также в Twitter заходите. Пишите, звоните. И я ещё раз напомню, что мы сегодня беседуем с исполнительным директором Ассоциации туроператоров России Майей Ломидзе.

    Майя, по поводу опять же Египта. Одни дают информацию, что снизилось количество желающих туда полететь, кто-то отказался…

    М. ЛОМИДЗЕ: Снизилось, конечно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: У меня есть коллега Анна Титова, она должна была улететь во вторник в Египет. Она приняла решение в понедельник, что никуда она не полетит, и потеряла предоплату 20 тысяч рублей, не вернули ей. Это же не форс-мажорная ситуация, это по закону, да?

    М. ЛОМИДЗЕ: Если бы была форс-мажорная ситуация, то должны были бы вернуть всё. Ситуация не признана форс-мажорной ни в Египте (там нет чрезвычайного положения, ничего подобного не объявлено), ни нашими властями, поэтому все возвраты и аннуляции осуществляются строго в соответствии с договором. Возможны исключения, когда компании идут навстречу потребителям, но это, что называется, исключительно по доброй воле самих операторов и туристических компаний.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Есть ещё один вариант, его тоже многие используют: можно взять справку врача, что в данный момент ты лететь не можешь, так как болен.

    М. ЛОМИДЗЕ: Не работает это.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Не работает тоже?

    М. ЛОМИДЗЕ: Это не работает, если нет у человека страховки от невыезда.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Страховку от невыезда делать нужно?

    М. ЛОМИДЗЕ: Страховку от невыезда мы рекомендуем всем делать. Так уж сложилось, что её обычно делают на визовых направлениях, а на безвизовых направлениях даже не задумываются об этом, к сожалению. Страховка от невыезда — это очень полезная вещь.

    М. ЧЕЛНОКОВ: 73-73-948. Слетел звонок, пока нет звонка. «Air Berlin уходит с нашего рынка?» — спрашивает Любовь.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Всё, не будет? А какие ещё уходят?

    М. ЛОМИДЗЕ: Они уходят с 1 декабря, насколько я помню. То есть они заранее об этом объявили. Даже 7 декабря. Ушло в общей сложности около десяти перевозчиков в течение этого года, в том числе достаточно крупных, типа Etihad, с дальнемагистральными направлениями в основном. Ну и Air Berlin, Estonian Air. Они считались лоукостерами…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Почему?

    М. ЛОМИДЗЕ: Из-за низкой загрузки.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Не летают.

    М. ЛОМИДЗЕ: Пассажиропоток у нас упал за рубеж — соответственно, нерентабельно держать рейсы. Lufthansa сократила количество рейсов. То есть многие авиакомпании просто сокращают, а кто-то уходит вовсе.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Улететь сейчас проблемы нет в тот же Берлин? Вот уйдёт Air Berlin…

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет проблемы улететь. Есть много альтернативных вариантов — с пересадками либо напрямую. Другой вопрос, что Air Berlin был лоукостером, была одна цена, а то, что осталось — это крупные регулярные перевозчики с соответствующими ценами.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Цены полезут наверх.

    73-73-948. Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей, Москва. А вот такой вопрос. В Египет раннее бронирование на следующий год, на майские праздники — когда это будет начинаться?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Господи, когда вы хотите!

    М. ЛОМИДЗЕ: В феврале.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да и сейчас можно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, сейчас нет. Я подходил в своё турагентство, где всегда берём путёвки, они говорят, что возможно, в феврале. Но проблема — может не быть, потому что-то с высадкой связано.

    М. ЛОМИДЗЕ: Программы раннего бронирования в принципе на следующий сезон — с мая 2016-го по август 2016-го — обычно открываются в конце февраля, в марте. Этот срок может быть сдвинут на начало марта. Обычно программы длятся где-то до середины апреля. Пока нет предпосылок, что в этом году будет по-другому.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Сергей, скажите, а Египет почему? Вам не страшно? Испугались?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ни разу не были. Турция уже надоела на майские.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Хорошо, не буду делиться своими впечатлениями о Египте. О’кей, а может быть, какие-то другие направления вы рассматривали ещё? Я к тому, что для вас Египет… Всё то, что происходит сейчас с «Когалымавиа», вот эта вся история с самолётом — она вас не испугала, она не отвернула вас от Египта?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, мы как раз летали в июле «Когалымавиа» на Крит.

    М. ЧЕЛНОКОВ: И?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, ничего.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ничего страшно. Спасибо, Сергей.

    М. ЛОМИДЗЕ: Вы знаете, очень позитивный слушатель, который настолько уверен в завтрашнем дне, он сейчас планирует — прямо вдохновляет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Уже на май планирует. Когда такие люди ещё живут, вы без работы не останетесь.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, наши туроператоры не останутся без работы.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наш слушатель, 686-й, пишет: «Ryanair по-честному работает. Все цены, всё в понятном доступе. А на сайте у „Победы“ этих цен дешёвых не найти». Не доволен слушатель.

    М. ЛОМИДЗЕ: В общем, это звоночек для «Победы», которая должна это взять на вооружение, потому что действительно Ryanair — абсолютно прозрачная компания.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А что это за Ryanair?

    М. ЛОМИДЗЕ: Это ирландская авиакомпания. Это первый лоукостер, который был создан, дай бог памяти, по-моему, в конце восьмидесятых.

    М. ЧЕЛНОКОВ: К нам летает?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, только по Европе.

    М. ЛОМИДЗЕ: Он летает только по Европе. И сейчас у них специальная акция по поддержке, например, Греции: билет — 7 евро.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Всего?!

    М. ЛОМИДЗЕ: Билет — 7 евро.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Какая прелесть!

    М. ЛОМИДЗЕ: Средняя цена билета Ryanair внутри Европы (это не дальнемагистральный перевозчик) — где-то 70–100 евро.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Мы до такого, мне кажется, никогда не доживём, чтобы целый самолёт всей большой компанией — ладно, пусть за 50 евро — раз, и полетел куда-нибудь.

    М. ЛОМИДЗЕ: И бог с ней, с доплатой за багаж, всё равно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А можно на одну ночку слетать куда-нибудь потусить.

    М. ЛОМИДЗЕ: Конечно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Максим. Слышал, что компания Etihad прекратила полёты. На самом деле это не так. Компания Etihad продолжает летать, всё довольно успешно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вы спорите сейчас с исполнительным директором Ассоциации туроператоров России.

    М. ЛОМИДЗЕ: Он уточняет информацию. Почему бы и нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я ни в коем случае не спорю. Я просто вам говорю факт. Я работаю в аэропорту «Домодедово» и обслуживаю этот рейс каждый день. Они до сих пор продолжают летать. Air Berlin уходит в связи с тем, что участились полёты компании Germanwings («дочки» Lufthansa) в тот же аэропорт «Домодедово», и просто Air Berlin не конкурент уже.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Максим, скажите, в аэропорту «Домодедово» вы наблюдаете какое-то снижение пассажиропотока в последнее время? Что-то происходит у вас на глазах?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Очень много авиакомпаний ушло: «Тайские авиалинии», Cathay, SriLankan. Очень много компаний ушло, крупных зарубежных перевозчиков, которые летали на дальние расстояния. Также Lufthansa говорила, что снижение количества рейсов произошло.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В связи с последними событиями аэропорт «Домодедово» каким-то образом усилил безопасность, охрану? Может быть, стали более тщательно проверять, досматривать багаж, пассажиров?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В аэропорту «Домодедово» всегда была довольно-таки серьёзная безопасность, так как на входе всегда проверяют. В связи с последними событиями? Я даже не могу прокомментировать, как они усиливали безопасность.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Не можете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не могу прокомментировать, была усилена безопасность или нет. Это уже надо спрашивать у службы безопасности аэропорта.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это вопрос других служб.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Я понял. Спасибо, Максим. Говорят, что… да и не говорят, а много было материалов: аэропорт в Шарм-эль-Шейхе — это место, куда можно, я не знаю, с танком зайти, и никто тебе ничего не скажет.

    М. ЛОМИДЗЕ: Не совсем так.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Один охранник на весь аэропорт. Я видел материал по одному из телеканалов. Нет?

    М. ЛОМИДЗЕ: LifeNews, наверное.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Может быть. Не помню.

    М. ЛОМИДЗЕ: Не совсем такая ситуация. Дело в том, что в принципе полуостров Синай, на котором находится курорт, — это место достаточно напряжённого противостояния на протяжении, наверное, последних 40–50 лет, и там очень много египетских военных. То есть египетская часть Синайского полуострова тщательно контролируется египетскими военными. Возможно, поэтому никаких специальных дополнительных мер в аэропорту…

    М. ЧЕЛНОКОВ: А может, мы их не видим.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, их не видно. То есть там везде стоят военные блокпосты. Их видно, когда пролетаешь.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Премьер-министр Медведев сегодня обратился к мировой общественности с просьбой усилить меры безопасности в аэропортах разных стран. Как можно вообще проследить безопасность в аэропортах? Есть какая-то специфика?

    М. ЛОМИДЗЕ: Вы имеете в виду — может ли обычный турист, обычный пассажир оценить, насколько безопасно или небезопасно в аэропорту?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это довольно сложно без каких-то внешних признаков. Есть ярчайший пример — вопрос безопасности, например, в аэропорту Тель-Авива не вызывает ни у кого никаких сомнений.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это известно, да.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, это просто известный факт, тут всё понятно. Больше нигде такого досмотра, как в Тель-Авиве, нет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В Америке.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, в Соединённых Штатах, где тоже пережили… башни, после этого теракта. А во всех остальных случаях, если нет такого абсолютно очевидного визуального и тактильного проявления (тщательного досмотра и так далее), то это может оценить только специалист.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Хорошо, всё-таки где-то усиливается безопасность. Не принесёт ли это неудобства для пассажиров? Может быть, будут дольше досматривать? Нет?

    М. ЛОМИДЗЕ: Знаете, бог с ним, с неудобством.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Бог с ним?

    М. ЛОМИДЗЕ: Конечно. Вопрос жизни…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Но всё же раздражает иногда.

    М. ЛОМИДЗЕ: У нас есть ещё такое поверье, что два раза бомба в одну воронку, яму не падает, но я бы не стала в похожей ситуации уповать на авось. Лучше пускай будет безопасности как можно больше.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вы вообще боитесь летать, Майя?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Слава богу. Я вот тоже не боюсь.

    73-73-948. Сделайте тише радио, пожалуйста! Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это Юрий, пенсионер Министерства обороны. Два слова по безопасности, если можно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Пожалуйста, можно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В прошлом году мы были в Шарм-эль-Шейхе, улетали 2 апреля. В бунга́ло (или бу́нгало, неважно) оставили чемоданы, ушли на ресепшн. Привезли чемоданы на таком микрокаре, завернули — и они улетели. Понимаете, да? Всё.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вы улетели с чемоданами?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы улетели и чемоданы улетели, конечно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: И что? В смысле, вас никто не проверял?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я имею в виду, что они чемоданы привезли на ресепшн.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ресепшн в отеле?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что они могли там сделать в принципе, вы понимаете.

    М. ЛОМИДЗЕ: То есть вы оставили чемоданы в бунгало без присмотра, и они привезли их. И что они там вам туда положили, вы и сами не знали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно, абсолютно в точку. Вы понимаете, и никто не говорит об этом, а говорят только «на входе, на входе». А потом они там… Ой, не будем дальше. Ребята, очень сложно всё.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Юрий, вы допускаете такой момент, что могут сами сотрудники аэропорта что-то подложить в чемодан?

    М. ЛОМИДЗЕ: Гостиницы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не сотрудники аэропорта, а в гостинице, в отеле.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ах, даже в отделе. Понятно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И собирают же на этот рейс, условно говоря, на Москву в «Домодедово», кстати, с разных отелей. Вы понимаете, да? С нашего пять, с других. Они по кругу ездят. А до аэропорта там буквально 3 километра по прямой.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Понятно. Спасибо, Юрий.

    М. ЛОМИДЗЕ: Что я могу сказать? Не надо оставлять чемоданы…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Без присмотра.

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет, просто не надо оставлять чемоданы. Потому что в том же Тель-Авиве один из вопросов: «Вы сами укладывали вещи? А вы оставляли вещи без присмотра? Мог ли кто-то положить что-то в ваш чемодан?» Ну, вопрос закономерный.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Пока петух не клюнет…

    М. ЛОМИДЗЕ: Это часть сервиса. Ты можешь оставить свои вещи, а можешь привезти сам на ресепшн.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да даже допустить такой момент, что чемодан уезжает. Ты сдаёшь багаж — и он куда-то уезжает. И кто там может к тебе влезть… Мне кажется, даже если ты повесишь кодовый замок, то это тоже не спасает.

    Андрей пишет: «А нельзя объяснить обезбашенным русским туристам, что в этом регионе не следует отдыхать? Или прибыль важнее?» Андрей, это вопрос у вас? Что это?

    М. ЛОМИДЗЕ: Это вопрос, и вопрос, который очень часто задают, и апеллируют с этим вопросом почему-то к туроператорам, которые как будто безусловные враги человечества. На самом деле можно отдыхать или нельзя отдыхать — может оценить только наш МИД. А МИД, замечу, прибыли оттуда никакой не получает. Поэтому это вопрос, который надо адресовать компетентным ведомствам, имеющим возможности и инструменты по оценке безопасности пребывания в той или иной стране.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Но надо заметить, что МИД, скажем так, не запрещает.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, МИД не запрещает.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Единственный запрет… не запрет, а совет от МИДа…

    М. ЛОМИДЗЕ: Рекомендация воздержаться.

    М. ЧЕЛНОКОВ: …воздержаться и не выезжать за территорию курортных городов.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это единственная рекомендация, которая действует на данный момент.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В Каир вы уже не поедете, и пирамиды вы уже не увидите. Спрашивает слушательница: «Максим, конкурс будет?» Я отвечаю: да, будет. Чуть-чуть попозже мы опять разыграем Книгу рекордов Гиннесса.

    Майя, сейчас меньше народу в Египет тот же?

    М. ЛОМИДЗЕ: Конечно. Сейчас меньше народу бронируется вообще по всем направлениям, потому что, повторюсь, приступ аэрофобии у нас сейчас в стране.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Говорят психологи и вообще бывалые, что две-три недели — и опять. Это настоящая русская черта.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, две-три недели — это период, необходимый для восстановления нашего рынка, если не будет никаких других тревожных сообщений из этой же области. То есть, если не будет, то две-три недели. Каждое последующее сообщение отодвигает пропорционально дату начала восстановления рынка.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Хорошо, через три недели все успокоились и вдруг решили полететь в Египет. Я вот одного не могу понять. Сколько лет мы уже летаем в Египет? Вся страна уже там перебывала.

    М. ЛОМИДЗЕ: С 1997-го, по-моему.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вот! Мне кажется, ещё раньше туда начали.

    М. ЛОМИДЗЕ: Массово — это 1997-й.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Благодаря русским там и выросли, стали популярными, на мой взгляд, эти курорты.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, наша страна первая по количеству туристов.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Почему нельзя найти, я не знаю, вам как органу, скажем так, туристического сообщества взять какой-то новый курорт, какое-то новое направление?

    М. ЛОМИДЗЕ: Вы знаете, это оказалось не так просто.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Крым может стать альтернативой?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет. В море нельзя купаться в Крыму зимой.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это понятно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это главное.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ну, в Египте зимой тоже не очень-то хорошо купаться.

    М. ЛОМИДЗЕ: Нашим ничего не мешает, вы знаете.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это точно!

    Друзья, у нас впереди сейчас новости. Мы с Майей Ломидзе, исполнительным директором Ассоциации туроператоров России, сегодня обсуждаем вообще ситуацию на туристическом рынке: что, где, когда, зачем, почему? Вы тоже можете принимать участие, у нас для этого есть все средства связи. 73-73-948 — это телефон; +7 (925) 8888-948 — это SMS-портал; govoritmoskva.ru — это наш сайт. Заходите, пишите, звоните. А пока у нас новости.

     НОВОСТИ

     М. ЧЕЛНОКОВ: 14:35 в Москве, друзья, программа «На чемоданах» продолжается. Макс Челноков в студии, а также напротив меня — исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. Майя, ещё раз добрый день.

    М. ЛОМИДЗЕ: Ещё раз здравствуйте.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Закончили мы предыдущие полчаса беседой о том, что пассажиропоток и вообще поток туристов снижается, но Египет будет всё равно наше всё.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да. Если не будет никаких рекомендаций, указаний, если страна будет по-прежнему в том статусе с точки зрения безопасности, как и сейчас, то да, Египет — направление номер один.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Когда были военные действия, помните, в Египте, тогда МИД тоже…

    М. ЛОМИДЗЕ: В 2011 году.

    М. ЧЕЛНОКОВ: …вернее, не «тоже», а МИД рекомендовал не ездить. Наши туристы без каких бы то ни было рекомендаций (им всё равно) ездили. И будут ездить.

    М. ЛОМИДЗЕ: Мало того, что не надо было ездить, надо было ещё вернуть тех, кто находился там. Кому-то пришлось досрочно прервать отдых. И все были этим недовольны. Наши туристы были этим недовольны.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наши не боятся практически ничего?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, это правда.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Я помню историю, когда…

    М. ЛОМИДЗЕ: Самолётов боятся.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Друзья, давайте голосование проведём, мне интересно выяснить среди наших слушателей. 134-21-35 — да, я боюсь летать, мне страшно, поэтому я практически не выезжаю никуда из Москвы. Боюсь летать — 134-21-35. Нет, я не боюсь, всё нормально, прекрасно, что бы ни происходило, у меня и отпуск, и в Египет полечу — 134-21-36.

    Я помню, была история, мне кто-то рассказывал (или даже в новостях, или в Интернете, я уже не помню). Экскурсия с русскими туристами приехала в какой-то музей, а до этого этот музей захватили некие террористы, бандиты. В Египте это было. Русские сказали: «Мы оплатили экскурсию!» — вбежали в этот музей и заставили экскурсовода эту экскурсию закончить. Потому что: «Как это? Мы оплатили. Какие террористы? Что вы?»

    Георгий пишет: «У меня сосед — шишка в службе безопасности „Шереметьево“ — подторговывает дорогим алкоголем из дьюти-фри. Как вы думаете, это не скажется на безопасности пассажиров?» Не знаем.

    М. ЛОМИДЗЕ: Что имеется в виду? Он где подторговывает?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Может, выносит?

    М. ЛОМИДЗЕ: Он службу безопасности искушает таким образом?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Может быть, да. Не знаю.

    По поводу цены. Майя, что сейчас с ценником в Египет?

    М. ЛОМИДЗЕ: Это самое дешёвое направление.

    М. ЧЕЛНОКОВ: За сколько можно улететь?

    М. ЛОМИДЗЕ: Можно улететь от 60 тысяч рублей на неделю, на двоих.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это сейчас?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: К Новому году, как всегда, будет подорожание.

    М. ЛОМИДЗЕ: Ну, чуть дороже. Ну, будет 75–80 тысяч.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Эта ситуация как-то сказалась на ценнике?

    М. ЛОМИДЗЕ: Естественно, есть уже горящие предложения по вполне понятным причинам — потому что идёт снижение спроса на ближайшие даты, и, соответственно, есть горящие туры. То есть можно и за 50 тысяч найти, например, Хургаду.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Не советую. Не знаю, мне Хургада совершенно не понравилась.

    73-73-948. Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Денис меня зовут, Москва. Вы знаете, мы с женой летали в Египет, в Шарм-эль-Шейхе отдыхали. Когда назад летели, я вам хочу сказать, что там, конечно, досмотр делали. Нас попросили из-за какого-то флакончика развернуть все чемоданы буквально.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это в Шарм-эль-Шейхе прямо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, в аэропорту Шарм-эль-Шейха. Потом задержали рейс на Москву, но всё равно нас досмотрели там конкретно, что мне, если честно, очень понравилось.

    М. ЛОМИДЗЕ: Вот! Кстати, про безопасность.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вас не напрягает, когда залезают во все щёлки в чемоданах?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так это безопасность, это превыше всего. Летит мой ребёнок, моя жена, и люди вокруг меня тоже летят домой. Это безопасность. Всё правильно, так и должно быть. Я считаю так.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Спасибо, Денис, за ваше мнение.

    Булыч пишет: «Чем больше летаю, тем больше боюсь». Друзья, у нас голосование идёт. 134-21-35 — я боюсь летать. 34-21-36 — нет, я не боюсь летать.

    73-73-948. Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Владимир меня зовут. А я летел три недели назад — вообще ничего не смотрели. И с водой, и с соком — со всем пропустили.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это где? В Египте?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, в Шарм-аль-Шейхе.

    М. ЧЕЛНОКОВ: У вас даже не забрали воду?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Даже не смотрели. Всё, что хочешь, пронесли.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Владимир, после этого вам было как-то страшно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, страшно было. Тем более мы ещё летели 7 октября «Трансэаро», драки видели. А обратно ещё этот Шарм-эль-Шейх, и страшно было…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Подождите, а какие драки?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 7 октября мы попали с «Трансэаро», 12 часов сидели во «Внуково».

    М. ЛОМИДЗЕ: Задержка рейса.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, всё понятно. Ясно. Спасибо, Владимир. Вот два слушателя — и два совершено разных мнения.

    М. ЛОМИДЗЕ: Иными словами, это значит, что нестабильное обеспечение безопасности. И потом, я хочу подчеркнуть, что если всё-таки эта версия окажется рабочей — по поводу взрывчатки на борту, — то речь идёт о досмотре не ручной клади, а багажа (того, что уже сдали), потому что его же тоже надо отдельно потом пропускать. Там мы просто даже не видим.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В том-то и дело. И этот багаж не проверяют.

    М. ЛОМИДЗЕ: Должны проверять, конечно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Добрый день. Как зовут вас? Здравствуйте!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Меня зовут Расул. Я не соглашусь с вами по поводу аэрофобии. Я думаю, что это, наверное, в большей степени применимо только к направлениям, вроде Египта, Турции и подобным вещам, поскольку я знаю очень много людей, которые продолжают летать по работе, по каким-то другим основаниям по России, за рубеж и так далее. Поэтому мне на самом деле не кажется, что сейчас всё население как-то подвержено аэрофобии. Более того, знаю некоторых людей, которые полетели в Египет абсолютно недавно, и их никоим образом не смущало это.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это слава богу.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это слава богу, да, прекрасно, но дело в том, что так показывает статистика. После таких катастроф, событий, что произошли в Египте с нашим самолётом, обязательно снижается пассажиропоток — мы начинаем бояться. Вот вы лично не боитесь… Ну, может быть, слово «бояться» не то. Какое-то волнение, опасение у вас есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы знаете, я летаю, где-то 50–60 полётов у меня бывает за год, что, в принципе, наверное, достаточно много.

    М. ЛОМИДЗЕ: Каждую неделю практически.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вы стюард, что ли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Иногда даже бывает больше.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ну даёте!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я никогда не испытывал какого-то страха, волнения и так далее.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ну, прекрасно. У вас хорошие нервы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я старался всегда выбирать достаточно адекватного перевозчика, знакомого мне.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это какие? Можете назвать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если это не будет рекламой.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да нет, говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я предпочитаю летать, допустим, «Аэрофлотом» и «Трансэаро».

    М. ЧЕЛНОКОВ: «Трансэаро» уже нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хоть и говорят, что у «Трансэаро» очень старые самолёты, но на самом деле у них не было ни одного инцидента, который привёл бы к гибели людей. И я точно знаю, что эта компания, в принципе, никогда не экономила на безопасности своих воздушных судов. Вы знаете, здесь, на мой взгляд, очень важно именно постараться избежать того, чтобы вы выбирали какого-то местечкового, регионального перевозчика.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Смотрите, сейчас лоукостер «Победа» — вообще билеты недорогие. Вы доверяете, предположим… Чем меньше цена, качество и безопасность от этого теряются, как вы думаете? Всё-таки вы назвали самого дорогого авиаперевозчика, у «Аэрофлота» самые дорогие билеты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На самом деле я один раз летал на «Победе». По поводу лоукостеров. Насколько я знаю, их модель такова, что они всегда летают только на новых самолётах, поскольку чем старше самолёт, тем эксплуатационные расходы гораздо выше. Плюс они добиваются своей стоимости за счёт того, что самолёт, скажем так, гораздо чаще находится в воздухе, чем стоит. Например, если в «Аэрофлоте» самолёт, допустим, два-три рейса совершает в день (наверное, три максимум), то у лоукостера он может в небе находиться, может быть, шесть раз в течение дня. Поэтому, в принципе, меня это не смущает. Более того, я знаю, что у лоукостеров модель построена таким образом, что они на уровень безубыточности и прибыльности выходят через несколько лет после того, как свою модель запускают, потому что их модель подразумевает, что первое время они получают убытки, и это для них нормально.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Расул, вы хотите узнать, боятся ли слушатели радио «Говорит Москва» летать или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Было бы интересно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: 54% позвонивших в данную минуту нам в эфир боятся, и только 46% не боятся. Всё-таки больше. Спасибо большое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Нет-нет, скажите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Вы знаете, мне кажется, что эта цифра 56%… Если бы даже не было этой трагедии, мне кажется, процентов 40 в любом случае сказали бы, что они боятся.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Спасибо. Понятно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Как раз речь идёт о том, что те люди, у которых был этот страх в каком-то пассиве, после того, что произошло, это уже в активную фазу вошло. И, естественно, когда предстоит какой-то отпуск, а тут что-то произошло — это психологический момент, который довольно сложно преодолеть, мне кажется.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ну, это нормально.

    М. ЛОМИДЗЕ: Нормальная реакция.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да, самозащита происходит. Ипатий пишет: «Объясните мне, тупому. Наш самолёт упал и нашим не запретили летать, а англичане запретили своим летать. Так кто думает о набитом кошельке — мы или они?» Это мнение нашего слушателя.

    М. ЛОМИДЗЕ: Почти риторический вопрос. Я повторю, что вопрос оценки безопасности направления, страны — это вопрос компетенции Министерства иностранных дел.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Майя, я сейчас к слушателям на секундочку. Может быть, если вы знаете ответ, то не говорите. У нас конкурс, друзья, как я обещал, — конкурс вместе с Книгой рекордов Гиннесса, ей в этом году исполняется 60 лет. Все чудеса современных технологий, все главные достижения и рекорды последних лет вы найдёте в юбилейном выпуске Книги рекордов Гиннесса. Кстати, книга теперь может поселиться и в вашем смартфоне или планшете — просто скачайте приложение и листайте её на здоровье.

    А теперь вопрос. Друзья, что нужно сделать? Вы выслушаете сейчас вопрос, а затем только на SMS или на наш сайт — +7 (925) 8888-948 и govoritmoskva.ru — присылайте ответ. Ни в коем случае не по телефону! Так будет неинтересно.

    В Мексике есть парк отдыха, называется «Эко Альберто», и самое популярное развлечение в этом парке называется Caminata Nocturna…

    М. ЛОМИДЗЕ: Дорога…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Тихо! Майя! Я думаю, что слушатели не говорят так хорошо на этом языке. И за 20 долларов участникам предлагается ночное путешествие на 12 километров длительностью несколько часов. В ходе этого путешествия люди бегают, продираются сквозь заросли, горные тропы у них на пути, проползают под заграждениями из колючей проволоки, а также прячутся от встречных машин и людей. Кстати, в участников этой забавы даже стреляют (правда, холостыми патронами). В чём смысл этого путешествия? Во что народ играет? Что это такое? Как называется эта забава, когда в тебя стреляют, в ночи ты где-то бегаешь и так далее? На что это может быть похоже? Друзья, есть у вас все номера, есть наш сайт. Пишите, звоните — и Книга рекордов Гиннесса будет вашей. Майя, нормально, никто ничего не понял.

    Друзья, мы продолжаем нашу беседу. Не за горами Новый год, Майя. Что сейчас… Я даже и не буду задавать вопрос. Наверняка Египет.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, пока остаётся направлением номер один. Египет, Индия, Арабские Эмираты, Таиланд. Особенно в регионах за Уралом — от Екатеринбурга до Хабаровска и Владивостока — в Таиланд больше народу едет, чем в Египет (по понятным причинам). Китай, если опять же мы говорим про этот географический регион. И, конечно, сильно упала Европа.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В связи?

    М. ЛОМИДЗЕ: Потому что у нас, кроме дорогого евро (правда, дешевеет в последнее время), добавилась биометрия.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Любовь как раз спрашивала: «Как теперь выдаются визы?»

    М. ЛОМИДЗЕ: Европейские?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да.

    М. ЛОМИДЗЕ: Они без проблем выдаются. То есть там нет отказов, там нет сложностей, сохранился тот же период на оформление визы — примерно пять-семь рабочих дней.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Но теперь надо идти самому?

    М. ЛОМИДЗЕ: Теперь надо идти самому и сдавать «пальчики».

    М. ЧЕЛНОКОВ: Биометрия, друзья, — это «пальчики». Все десять?

    М. ЛОМИДЗЕ: Обе руки, правая и левая, все пять пальцев. А для тех, у кого нет десятилетнего биометрического российского паспорта, им ещё надо фотографировать сетчатку глаза.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ух ты, какая прелесть! А… Господи, не могу слово подобрать. На какое время выдаются визы сейчас? Как-то изменилось, нет?

    М. ЛОМИДЗЕ: Европа пока декларирует, что будет больше, чем когда бы то ни было, многократных виз, но пока, естественно, тем, кто сдаёт впервые, выдаются на срок поездки. При этом Испания — по-прежнему остаётся полугодовая «многократка». Греция тоже выдаёт многократные визы. Италия — самая щедрая страна, она может и годовую выдать.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Отлично. Возвращаюсь к Новому году. Европа как-то поменьше, Азия больше, народ к морю. Что с ценником у нас сейчас?

    М. ЛОМИДЗЕ: В рублях, естественно, это дороже, чем было в прошлом году, хотя местами не совсем. Я напомню, в прошлом году у нас ноябрь был абсолютно лихорадочный, у нас тогда был «чёрный вторник», по-моему, когда евро стоил 100 рублей. Вот эта вся чехарда, все эти горки (американские или русские — кому как больше нравится) с валютой — это всё пришлось на ноябрь и декабрь, и стоимость туров на Новый год была, в общем, довольно ощутимо высокой в рублях. В валюте не изменилось по сравнению с прошлым годом. И это здорово, потому что предыдущие годы каждый год цены менялись в валюте, они росли где-то на 10–15%, потому что наши зарубежные партнёры прекрасно понимали, что Новый год — это пик для российского рынка, и спрос на этот период растёт.

    Сейчас картина несколько иная. Цены в валюте остались прежними. В рублях они, конечно, дороже. А потом, у нас инфляция довольно серьёзная в этом году, и она, конечно, много сжирает, и у людей доходность в рублях не увеличивается.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наша слушательница пишет нам на сайт, что она летела авиакомпанией S7, приехала в аэропорт, и у неё оказался перевес. Специально взвешивала дома — 19 килограммов. Разрешено 20 же?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Она приехала и говорит, что S7 ввели новые правила — не больше 10 килограммов, а за остальное платить.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, возможно такое. Периодически авиакомпании…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Правда?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, могут они вводить такое.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это же произвол. Нет каких-то правил, чтобы — раз! — и для всех?

    М. ЛОМИДЗЕ: Правило должно быть одно: об этом должно быть сообщено заранее, должна быть какая-то информационная поддержка этого шага, потому что ставить перед фактом — не очень хорошо по отношению к потребителям.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А если бы у неё денег не было? Она пишет: «Мне предложили: „Или не летите, или идите и платите“. Ни на какие уговоры никто не соглашался».

    М. ЛОМИДЗЕ: Да здравствует наш сервис!

    М. ЧЕЛНОКОВ: Прекрасно! А есть ещё какие-то такие новости, которые нужны туристу?

    М. ЛОМИДЗЕ: Что надо учитывать, да?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Так и запрещено провозить воду с собой?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, любые жидкости запрещено. Не более 100 миллилитров, в совокупности не более 1 литра, при этом каждые 100 миллилитров должны быть упакованы отдельно. Это всё остаётся.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Из дьюти-фри можно что-то брать?

    М. ЛОМИДЗЕ: Из дьюти-фри можно, потому что уже пересёк границу. Там уже запаковывают таким образом, чтобы в самолёте теоретически нельзя было распаковать. Ужесточена ответственность за нахождение на борту в нетрезвом состоянии.

    М. ЧЕЛНОКОВ: И что теперь будет?

    М. ЛОМИДЗЕ: Серьёзный административный штраф, а если дошло до членовредительства, то и уголовная ответственность.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Многие, садясь в самолёт, опять же, дабы не пугаться и не бояться, выпивают немножечко чего-то. Это нормально?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет, «выпивают немножечко»… Когда человека не качает и он в адекватном состоянии — это нормально, его сажают.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Не бузит.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да. Просто есть две ситуации. Одна из последних ситуаций — опять же, понятные причины. В Питере как раз в тот день, когда произошла авиакатастрофа, просто не пустили двоих на борт, потому что они были в неадекватном состоянии. То есть если человек в сильном опьянении, то его на борт не пустят.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Именно на этот самолёт?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А, нет, в Питере. Это получается, что он летел в Шарм-эль-Шейх.

    М. ЛОМИДЗЕ: Из Питера вечером летел.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Понятно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Другая ситуация, когда человек начинает расслабляться на борту и в состояние неадекватности приходит, уже находясь в полёте. Вот тут уже зависит от твоего поведения.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Я был свидетелем такой истории. Сосед, впереди сидящий на соседнем ряду, пил, пил, пил… Летели мы на Тенерифе, Канарские острова. И через часа два, видно, уже упившись, извините за мой сленг, но «поймал белочку».

    М. ЛОМИДЗЕ: Страшное дело!

    М. ЧЕЛНОКОВ: Это просто вертолёт с руками по салону, всем по головам! Скрутили, свертели. Причём стюардессы (одни девушки, ни одного парня-стюарда не было) не могут применить к нему никаких спецсредств: я не знаю, электрошок… Даже связать руки ему нечем было, мы его же ремнём связывали.

    Наш слушатель (последние цифры — 4879) пишет: «Как с визой в Венгрию?» Сложно получить? Он едет в декабре.

    М. ЛОМИДЗЕ: Всё то же самое.

    М. ЧЕЛНОКОВ: А не Шенген — также биометрика?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет.

    М. ЧЕЛНОКОВ: В Америку, например, не нужно?

    М. ЛОМИДЗЕ: Нет, в Америку не нужно.

    М. ЧЕЛНОКОВ: 73-73-948 — телефон прямого эфира, друзья. Добрый день. Как вас зовут? Сделайте радио потише, пожалуйста!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я по радио «Говорит Москва» постоянно слушаю ваши передачи. Будут ли предложения — Болгария, дома, частная собственность…

    М. ЧЕЛНОКОВ: Ой, это в другую программу, это к нам. Извините, пожалуйста, но это к нам, а это в другую программу. Я понял, о чём идёт речь.

    М. ЛОМИДЗЕ: Недвижимость?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да. У нас есть победитель нашего конкурса. Я задавал вопрос следующий. В Мексике в одном парке есть игра — за 20 долларов практически всю ночь ты бегаешь, продираешься сквозь заросли, горные тропы, под колючей проволокой пролезаешь, и в тебя стреляют ещё (правда, холостыми патронами). Как называется это путешествие, эта игра? Майя, что это? Как перевела?

    М. ЛОМИДЗЕ: Я перевела «дорога». «Caminata» — это «дорожка» на самом деле, «тропинка».

    М. ЧЕЛНОКОВ: Caminata Nocturna. «Дорожка», наверное, а «Nocturna» — это ноктюрн, может быть, что-то из этого. А на самом деле эта игра называется «Имитация незаконного прохода границы США». Мексиканцы вот так вот забавляются в этом парке, они имитируют такую ситуацию.

    М. ЛОМИДЗЕ: «Nocturna» — это что-то грустное.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наверное. Это в том смысле, что «дорога в грусть», потому что ты только здесь можешь, в этом парке, вот так поразвлекаться, а саму границу ты не перейдёшь. И у нас есть победитель, последние цифры его телефона — 1317. Спасибо, что нас слушаете. Мы вам после эфира перезвоним.

    Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня Андрей зовут. Спасибо за хорошие ответы. У меня такой вопрос. Мы с супругой отдыхали в этом году в Италии: побережье Одиссея, посёлок Террачина. Итальянцы дали визу на год (через турфирму, естественно). Вот мы хотим на следующий год туда же. Самим можно получить визу не на год, а на два, допустим? Такая возможность есть? Спасибо большое.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Спасибо, Андрей. Слушайте ответ.

    М. ЛОМИДЗЕ: Безусловно, есть возможность. Надо забронировать гостиницу, надо забронировать билеты и при подаче документов в визовый центр указать, что вы бы хотели получить многократную визу, желательно на два года. Это указание не гарантирует получения такой визы.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Они уже на своё усмотрение.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да. Но итальянцы, повторюсь, очень лояльные.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Наш слушатель Сергей спрашивает (да, мы должны в конце программы что-то патриотическое сделать — поговорим о России): «Подскажите, пожалуйста, самое популярное направление в России на новогодние праздники?»

    М. ЛОМИДЗЕ: Сочи.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Вообще, насколько я помню, Майя, из всех наших программ, где вы выходите с рубрикой «Три минуты с Майей», вы говорите, что российский турбизнес процветать начинает. Ну, не процветать, а он встаёт с колен сейчас.

    М. ЛОМИДЗЕ: Да, это растущий рынок, если мы говорим про организованный туризм внутри России. И направление номер один на зимние каникулы, на новогодние праздники — это Красная Поляна.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Жалко, что у нас нет какого-то морского курорта.

    М. ЛОМИДЗЕ: Ну не приспособлена наша страна. Была бы приспособлена, у нас не было бы вопроса альтернативы Египту.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Сколько в Сочи сейчас Новый год провести, примерно?

    М. ЛОМИДЗЕ: От 40 тысяч.

    М. ЧЕЛНОКОВ: На одного?

    М. ЛОМИДЗЕ: Да.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Добрый день. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Дмитрий зовут. Про туризм в России. В этом году на Новый год собираюсь ехать на Чегет. И по визе можно вопрос?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Да. А куда собираетесь ехать?

    М. ЛОМИДЗЕ: Чегет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня была открыта итальянская виза на год, но у меня так и не получилось съездить. Если я буду подавать повторно через Италию, насколько это плохо?

    М. ЧЕЛНОКОВ: Что вы ею так и не воспользовались?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что я так и не съездил, да. У меня была открыта виза, но я так и не посетил.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Спасибо, Дмитрий. Слушайте ответ.

    М. ЛОМИДЗЕ: Это не очень хорошо, но это не является основанием для отказа в следующей визе. Скорее всего, следующая виза будет выдана строго на срок поездки.

    М. ЧЕЛНОКОВ: У меня была такая история, мне Норвегия давала визу. Я должен был поехать — и не поехал. Мне (вроде бы даже вы, Майя) посоветовали её погасить. Я пришёл в консульство, в посольство Норвегии, и мне поставили печать, что виза аннулирована. Мне кажется, это правильно.

    М. ЛОМИДЗЕ: Можно поступить таким образом, но в связи с введением биометрии я не уверена в сохранении всех процедур, которые были раньше. Вроде как это единое пространство (страны Шенгена), но у каждой страны есть свои особенности. И я бы порекомендовала, конечно, уточнить эту информацию.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Дай бог, чтобы год закончился тихо, мирно, спокойно и мы всё-таки продолжали путешествовать. И Тунис, и Египет — всё в этом году было. И какие-то проблемы с перевозчиками, с туркомпаниями.

    Майя Ломидзе была сегодня у нас в гостях, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России. Майя, спасибо большое.

    М. ЛОМИДЗЕ: Спасибо и вам.

    М. ЧЕЛНОКОВ: Друзья, оставайтесь с радио «Говорит Москва». Макс Челноков был с вами. И помните — отпуск обязательно будет. Пока!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus