В РВИО назвали слова Бильжо о шизофрении Зои Космодемьянской гнусностью

11:56 Дек. 13, 2016

Фото: Комсомольская правда

Монумент у московской школы №201 с бюстами Александра и Зои Космодемьянских.

Ранее на портале The Insider был опубликован текст колумниста и психиатра Андрея Бильжо, в котором говорится, что подвиг разведчицы был следствием психического заболевания.

Бильжо пишет, что Зоя Космодемьянская не раз лежала в клинике им. П.П.Кащенко с диагнозом «шизофрения», ссылаясь на справки, добытые им в архивах больницы.

«Когда Зою вывели на подиум и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну.  В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской», - говорится в тексте.

Михаил Мягков, научный директор Российского военно-исторического общества, заявил радиостанции «Говорит Москва», что публикация ­– «полнейший абсурд и издевательство над исторической правдой».

По его словам, Бильжо задумал провокацию и попросту обманул читателей.

«На самом деле, всё это вранье. Зоя поджигала дома, в которых располагались немцы, где был немецкий штаб и радиостанция. Это доказано», - сказал Мягков.

Историк также добавил, что подобные материалы бьют по самым больным точкам исторического сознания.

«Такие гнусности, к сожалению, сегодня не редки и порочат память и панфиловцев, и Гастелло и Матросова. Если, как сегодня пытается сделать Бильжо, говорить, что не было героев, были одни шизофреники, был Матросов, который был уголовником, не было никакого подвига Гастелло, то выходит, что незачем нам сегодня воевать против террористов в Сирии, защищать безопасность России, помогать Донбассу», - возмутился Мягков.

По словам эксперта, сегодня людьми в России движет чувство справедливости и гордости за страну, а Бильжо попытался опорочить самое дорогое и возвышенное, что было в Зое Космодемьянской и что сегодня присутствует у тех наших добровольцев.

Многие историки также выразили недовольство и назвали публикацию Андрея Бильжо ложью и искажением истории. Они указывают на то, что в 1940-х разведчица действительно находилась на лечении, но не в психиатрической клинике, а в больнице им. Боткина с диагнозом «острый инфекционный менингокковый менингит».

Версия для печати
Новости по теме
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus